Заседание «институты гражданского общества как фундамент модернизации и технологического развития эхкономики россии» - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Заседание «институты гражданского общества как фундамент модернизации и технологического - страница №1/3



ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

_____________________________________________________________________________


Пленарное заседание «ИНСТИТУТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА КАК ФУНДАМЕНТ МОДЕРНИЗАЦИИ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЭХКОНОМИКИ РОССИИ». Секция «РОЛЬ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В МОДЕРНИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ»

28 апреля 2010 г.

- (Николаева Е.Л.) Итак, коллеги, мы начинаем с вами работу секции нашего Пленарного заседания Общественной палаты Российской Федерации, которая называется «Роль гражданского общества в модернизации социальной сферы». Я бы хотела в первых словах поприветствовать представителей французской делегации, которые принимают участие в нашей работе. Мне кажется, будет очень интересно обменяться опытом того, какой вклад в частности предпринимательское сообщество Франции делает в социальную сферу и насколько этот опыт может быть применим для Российской Федерации. Я очень надеюсь, что подъедут еще и наши руководители предпринимательских сообществ и их представители, которые тоже послушают этот опыт и примут его максимально для своего использования. Хочу также поблагодарить представителей Министерства здравоохранения, Министерства экономическог оразвития. Я рада, что мы с вами работаем в очень тесном сотрудничестве, и сегодняшний диалог – это приглашение к очень серьезному вдумчивому, системному обсуждению, наверное, самой наболевшей темы в Российской Федерации.

Позвольте, наверное, мне сразу начать выступление, и я хотела бы сделать сегодняшнее наше общение, может быть, чуть менее формализованным. Действительно, есть некоторые записавшиеся выступающие, но если кто-то готов выступить, я прошу вас в виде записок передавать мне, я с удовольствием буду давать слово. У нас с вами по регламенту есть 2 часа. В любом случае в выступлениях я буду предлагать в регламенте до 5 минут. До обеда мы с вами работаем, итогом нашего заседания должны быть рекомендации нашей секции, которые будут озвучены на пленарном заседании. Я хотела бы попросить вас в ходе работы ознакомиться с тем предварительным материалом, который подготовлен и роздан вам в раздаточном материале. Еще раз говорю, я прошу относиться к этому материалу как к некой затравке, если хотите, как к некой идее, которую нужно очень серьезно наполнять дальше и углублять в самых разных направлениях. Я очень надеюсь на то, что мы будем выступать не только эмоционально, а дадим еще конкретные предложения, которые можно будет потом системно реализовывать.

С вашего разрешения я начну выступление и объясню, почему мы, в принципе, задаемся таким вопросом, о роли гражданского общества в модернизации социальной сферы. Вы знаете, что тема модернизации на сегодняшний момент стоит максимально остро на повестке дня, но основная задача, которая ставится перед нашим обществом в первую очередь – эт отехнологическая модернизация. На самом деле эксперты интеллектуалы понимают, что, по большому счету, это единственный путь развития страны, и мы понимаем, что этот тренд необходимо поддерживать. Если можно, включите презентацию. Я буду идти не совсем по презентации, но хотя бы она сможет немного объяснять те идеи, которые мы хотели бы заложить в итоговый документ. Основная проблема в том, что технологическая модернизация несет как свои плюсы, так и свои угрозы. Боле того, именно технологическая модернизация приводит к определенным системным изменениям, которые очень серьезно касаются всего общества, и мы понимаем, что она влияет на общество. Ну, приведу один прмер, самый банальный. Любая технологическая модернизация ведет к росту производительности труда, а, значит, к высвобождению рабочих, а, значит, мы должны понимать, что у нас изменится ситуация с безработицей. И наложенная на системный социально-экономический мировой кризис, который мы преодолеваем с вами уже второй год, мы пониамем, что это задача непростая. Так вот, не решив даже эти базовые вызовы, мы внимательно посмотрели, что, собственно говоря, происходит в самой социальной сфере, и понимаем прекрасно, что сама социальная сфера находится в очень сложной ситуации. С одной стороны, это достаточно затратная, очень емкая часть жизни всего нашего общества. Сдругой стороны, был проведет специальный общественный опрос Общественной палатой РФ и ВЦИОМом по теме «Социальный потенциал модернизации», который показал одну простую вещь: если эксперты ждут технологическую модернизацию, то общество ждет модернизацию социальной сферы. Причем, отмечу, что опрос шел среди 20-45-летних, то есть, это молодые граждане, которые как раз должны быть максимально заинтересованы в итогах технологической модернизации. Так вот, они в основном ставят на то, что приоритетным признается то общество, в котором гарантированы главные права граждан, в первую очередь социальные. Таким образом, мы вынуждены сделать вывод, что общество, в котором не соблюдаются социальные права граждан (итог этого мониторинга), не будет успешным в модернизации. Более того, общество отторгнет технологическую модернизацию без соответствующих изменений в социальной сфере. И есть такой тезис: «Реформы без нас не для нас». Вот, сейчас общество воспринимает технологическую модернизацию и призывы к технологической содернизации, как «Реформы без нас не для нас».

Мы проанализировали также, собственно говоря, ситуацию в самой социальной сфере. Что можно сделать из очевидных каких-то выводов? Что сама социальная сфера в том виде, в котором есть сейчас, сформировалась в середине прошлого века еще при социализме. В бытность СССР у граждан формировался иждевенческий подход во многих вопросах, касающихся социального обеспечения. Вместе с тем, как показывает мировой опыт, возможно активное вовлечение граждан в решение социальных проблем при создании современных институтов социальной системы. Существуют «базовые ножницы», о которых всегда говорила Общественная палата, и, я надеюсь, в своем выступлении Александра Васильевна это еще раз упоминет, это базовая проблема, которая говорит о том, что при серьезном экономическом росте и росте национального богатства в стране происходит все это на фоне ужасающего уровня бедности и социальной незащищенности населения. Мы вынуждены констатировать, что значительная доля граждан нуждается в социальной поддержке государства. Вот, эти ножницы, знаете, такие классические ножницы приводят к тому, что дисбаланс в социальной сфере нарастает. Мы несколько раз уже выезжали, в том числе в регионы и общались уже с людьми, которые вышли на улицы, которых начало этого года повергло просто в шок на фоне сложной социальной ситуации, сложной ситуации с обеспечением жильем, сложной ситуации с работой, поскольку кризис, увеличение тарифов ЖКХ, недовольство системой социального обеспечения, какие-то проблемы в системе лекарственного обеспечения, - это все вместе вывело людей на улицы. И мы не можем сейчас не замечать этого напряжения, которое нарастает.

Что необходимо еще отметить? На сегодняшний момент в социальной сфере уже известны болевые точки. Это нерациональное использование огромных бюджетных средств, неэффективная организационная структура и принципы управления, которые требуют просто изменений в силу того, что сформированы они были еще при социализме. Устаревшие методы и технологии просто технические. Таким образом, эксперты отмечают низкую эффективность существующей системы социального обеспечения, высокие издержки, в некоторых сферах, до 40% средств идет на содержание самой социальной сферы в некоторых сферах. Низкое качество и недостаточный объем ассортимента оказываемых населению услуг. Мы вынуждены отметить, что колическтво социальных работников у нас порядка 532 тыс. человек, это по данным общественного объединения, которое объединяет этих социальных работников. И сами социальные работники недовольны своим статусом. Сами социальные работники говорят о синдроме «выгорания», о том, что они долго не остаются в этой профессии и о том, что они слабо мотивированы на решение вопросов граждан, и основная работа социальных работников состоит по большому счету в документообороте. Они работают по заявительному принципу, и общая пролема состоит в том, что «поля», так называемые, плановая работа не выстроена должным образом так, чтобы быть ориентированным на работу с неблагополучными семьями, с неблагополучными детьми, проблемы с выявлением тех проблем граждан, которые попали в трудную жизненную ситуацию. Мы понимаем, что в современной системе сделать идеально это невозможно, и мы в данном случае не предъявляем особых претензий нашим органам исполнительной власти, мы просто говорим о том, что проблема назрела. И мы считаем, что угроза состоит в том, что нерешение проблем в социальной сфере в конечном итоге сорвет технологическую модернизацию. Более того, рост экономики будет вести также к росту социальных ожиданий населения. Дальше мы можем получить эффект обманутых ожиданий. Мне кажется, что на сегодняшний момент необходимо очень серьезно говорить о том, что надо вернуться и всерьез посмотреть на то, что мы перешли от системы тушения пожаров к плановой работе, которую уже начали исполнительные власти, уже в определенных сферах мы видим это движение. Но надо понять, что эта работа должна быть устроена более широким фронтом и покрывать фактически все направления социальной сферы.

Я процитирую Дмитрия Анатольевича Медведева: «Модернизация экономики, о которой я заявил в прошлом году и тот курс, который мы сейчас реализуем должны приводить не к уменьшению количества рабочих мест, а к созданию новых рабочих мест в высокотехнологичных производствах». Это абсолютно логичный призыв, за которым титаническая работа и за которым изменение самого рынка труда, и мы понимаем, что это нельзя сделать приказом по части. Мы не можем заставить предпринимателя идти в высокопроизводственный сектор, при этом организовать рабочие места, при которых будет высокая зарплата. Мы должны сделать это системой стимулов. Опять-таки приведу одну угрозу, которая нас серьезно обеспокоила. Мы знаем, что со следующего года увеличиваются отчисления в органы медицинского страхования, увеличивается нагрузка на фонд оплаты труда, и сигналы из регионов уже идут такие, что многих сотрудников переводят на «серые» схемы оплаты труда. Это через ИЧП или увод вообще с официального места работы. Такие сигналы идут от граждан, которых побуждают выходить в «серую» сферу, которые уже не хотят. Они уже поняли, что пребывать в «белой» сфере гораздо более, скажем, правильно, об этом всегда говорят наши профсоюзы, я думаю, Иван Иванович об этом тоже скажет, это защищенность, в первую очередь, но это и некоторая стабильность, с одной стороны. А с другой стороны, мы понимаем, что предприниматели, которые начинают двигаться в эту сторону, говорят о том, что, если мы говорим о высокой производительности труда и высокой доле заработной платы, то увеличесние налогообложения на фонд оплаты труда, в первую очередь в инновационной сфере, ведет к тому, что эти предприятия становятся абсолютно неконкурентоспособными. И, вот, мы должны опять-таки этот баланс соблюсти. Как его соблюсти? Очень трудно ответиьт на этот вопрос. Но опасения в том, что со следующего года будут сокращены поступления в бюджет в этой части у нас очень серьезные и они достаточно, на мой взгляд, обоснованы.

Итак, я хотела бы сказать о том, что, заявив о необходимости такой серьезной вдумчивой модернизации социальной сферы, мы не говорим о том, что у нас полностью есть рецепты, как модернизировать, мы говорим лишь о том, что это необходимо делать и необходимо делать совместно с обществом. Мы понимаем прекрасно, что никакая унтерофицерская вдова сама себя за волосы из боллота не вытащит, и заказ на социальную модернизацию может сформировать только общество. Может быть, это не очень понравится некоторым нашим членам, представителям исполнительной или законодательной власти, но как общество мы вынуждены сигнализировать, что не все в порядке в нашем, простите, «королевстве», что ситуацию нужно настраивать на более эффективную работу. Причем, сегодня будут еще выступления, это касается практически всех сфер социальных. Есть в отдельных регионах свои наработки, есть отдельные новации, но они штучны, они очень узки и пока еще не широко тиражированы. Я хотела бы отметить то, что мы не говорим о том, что необходимо взять и сразу перераспределить весь бюджет социальной сферы, это не об этом. Нас стали обвинять, как только мы говорили о том, что, вот, вы, общество, решили как-то там повлиять на социальный бюджет. Мы решили поговорить и задать вопрос государству. Давайте попробуем сделать эти расходы более эффективными, с ориентацией на конечного потребителя, таким образом, модернизировать социальную сферу, чтобы мы с вами и каждый гражданин в отдельности чувствовал заботу государства о себе и при этом использовать его собственные возможности, уйти от иждевенческого подхода, о чем я скажу дальше. Итак, что мы предлагаем? Еще раз, мы далеки от мысли, что мы сейчас с вами напишем рецепты полной модернизации социальной сферы.

У нас уже создана рабочая группа в Общественной палате РФ, мы предлагаем статус этой рабочей группы все-таки вывести на более высокий уровень, с тем чтобы обсуждение этого вопроса шло не только в общественных структурах, не только на площадке Общественной палаты, а поднимать его нужно конечно на уровень Президента. Это серьезный разговор. Так как изначально, как мы знаем, шла технологическая модернизация, создание такой рабочей группы, мы предлагаем создать такую же рабочую группу при Президенте, при Премьере, это уже будет принимать решение руководство страны с участием гражданского общества, для того чтобы определить приоритеты модернизации, задачи модернизации, технологии модернизации и те реперные точки, которые будут являться показателями эффективности этой модернизации.

Что, мы считаем, базовым нужно положить в эту работу? Вы знаете, что очень серьезная работа в течение практически четырех лет под руководством Александры Васильевны Очировой ведется по необходимости создания единых социальных стандартов как базы определения эффективности модернизации социальной сферы? Александра Васильевна скажет о том, что сейчас уже фактически это принято государством, и я не хочу здесь Ваши лавры, Александра Васильевна, перехватывать, Вы скажете об этом, но мы считаем, что базовые стандарты необходимо принимать, единые социальные стандарты как базовые определения с учетом региональных особенностей. Необходимо создание единой базы данных граждан, нуждающихся в социальной помощи и обслуживании, необходимо создание единой социальной карты России, описывающей состояние всей социальной системы страны, в том числе с организацией мониторинга социальных учреждений. Причем я настаиваю на том, что этот мониторинг должен быть общественным. Именно с участием некоммерческих организаций нужно мониторить ситуацию в социальных учреждениях, но сделать это на очень эффективной единой основе, чтобы мы при этом не палки в колеса вставляли, а были партнерами для улучшения этой системы. Необходимо очень серьезно подумать о модернизации системы социального страхования. Здесь очень сложный вопрос, и в эту сферу так тяжело внедряться, но этот вызов не одного года, я хочу, чтобы вы это поняли, это вызов десятилетия, и двигатся в эту сторону все равно необходимо. Очень серьезный вопрос, необходимо принимать законодательную нормативну базу по социальному страхованию граждан и по безработице. Мы придем к этому, и говорить об этом нужно сегодня. Необходимо очень серьезно подумать о совершенствовании пенсионной системы, причем, я еще раз говорю, это вызов не только к государству, это вызов в том числе к обществу. По данным НИСП и нескольким другим исследованиям, реально только 38% работников платят взносы в пенсионный фонд в полном объеме, а остальные не платят вообще или платят из части заработка. Это, по сути, разрушает всю пенсионную систему. Мы знаем, что пенсионная система находится в очень сложном состоянии, почему и стали серьезно обсуждаться сроки выхода на пенсию, это ведь неслучайно. Мы понимаем, что эта дискуссия вызвана реальным экономическим положением в государстве, и мы должны, во-первых, реагироват ьна это, во-вторых, понимать, в чем причина такой ситуации.

Как я уже говорила, организация системного общественного контроля является базовой задачей на сегодняшний момент, которую взяла на себя Общественная палата и тот консорциум общественных организаций, который сейчас уже сформирован в регионах. Я имею в виду и ресурсы региональных общественных палат, ресурс наиболее эффективных профессионально работающих некоммерческих организаций в социальной сфере.

Следующий тезис, о котором мы хотели бы сказать, это о том, что нужно более серьезно переориентировать социальную помощь, сделать ее более адресной. Сегодняшние институты, как я уже говорила, социальной защиты строятся по категорийному принципу предоставления социальных льгот и пособий, и уже на лицо полная разбалансированность. Социальная защита населения, которая адресована бедным совсем, иногда попадает в совсем небедные слои населения. В тоже время больше половины реально бедных домохозяйств не имеет доступа к этой социальной системе защиты по разным причинам, я не хочу даже их сейчас анализировать, но это факт, который был выявлен опять-таки в результате мониторинга. Мы должны говорить о том, вчера мы очень серьезное мероприятие провели по проблеме сопровождения семьи, приоритеты семейной политики сейчас должны встать на первое место. Вы знаете, одна из выступающих сказала очень важную вещь, она сказала, что «мы должны организовать систему управления случаем», каждым конкретным случаем. Когда, например, происходит беда с ребенком, мы должны не гипотетически рассуждать о том, как мы всей страной работаем по отношению к детям, а мы должны понимать, что должна делать мама, что должны делать соседи, куда они должны обращаться, как должна быть выстроена система от управления конкретным случаем. Потому что, может быть, для нас это статистика, но в каждом конкретном случае, это 100%, это конкретная беда, эт оконкретная жизненная ситуация. И от этой нацеленности на конкретное физическое лицо, на того человека, кто действительно нуждается в социальной помощи, нам необходимо сейчас выстраивать эту работу. И все, кто присутствует здесь, лидеры многих некоммерческих организаций и члены Общественной палаты, знают огромное количество таких случаев, с которыми мы работаем, но это не системная работа, это работа тушения пожаров.

Мы должны поставить вопрос о необходимости очень серьезного изменения и установки эффективного менеджмента в социальной сфере, особенно при ситуации оказания социальных услуг. Мы считаем, что при наличии в этой сфере определенной конкуренции открытие поляны для деятельности малого и среднего бизнеса в области оказания социальных услуг, в том числе на уатсорсинге, является одним из очень важных элементов, который сделают всю эту систему более эффективной. Нам кажется, что это приведет и к сокращению доли государственных расходов, издержек. Возможно, где-то это не очень понравится на местах, потому что многие привыкли на своих местах работать, получать заработную плату, и, наверное, не все захотят такого рода конкуренции. Но нам кажется, что именно конкуренция в оказании социальных услуг простимуирует более эффективную его работу на результат. Кстати, хочу отметить, что такие программы уже реализуются на региональных уровнях, и взять этот положительный опыт надо обязательно.

Мы также считаем, что нужно очень серьезно подумать об использовании современных технических решений для оказания социальных услуг населению. Мы в некоторых отдаленных субъектах, в том числе сельской местности, иногда задаем вопрос, что монитор и компьютер на столе это все-таки не только предмет модного аксессуара на рабочем месте, а, наверное, им нужно уметь пользоваться не только как печатной машинкой. Наверное, нужно эти современные технологии, о которых говорит Президент, о которых говорит все общество, надо более серьезно внедрять в оказание услуг в социальной сфере, для того чтобы просто минимизировать рабочее время социальных работников, то время, которое граждане тратят, чтобы собрать все бумажки, ходят бабушки по кругу, собирают для каждого подтверждения своей категории огромное количество времени, для инвалидов это просто отдельная песня, мы знаем, сколько здесь претензий по этому поводу. Это касается в целом всего сектора оказания государственных услуг. Коллеги, если у нас есть единые базы, не надо заставлять граждан ходить по кругу. Это не мой тезис, я в данном случае цитирую и Президента, и Премьера. Но надо это все реализовыват не только в отношении малого бизнеса, но и в отношении граждан.



Теперь в окончании своего выступления я хотела бы остановиться на том, что очень важно использовать тот ресурс, который у нас есть в обществе, и необходимо ориентировать граждан на уход от иждевенческого подхода. О чем идет речь? Вы знаете, опять же в том же исследовании молодые люди от 20 до 45 лет заявили о том, что они готовы, собственно говоря, самостоятельно решать свои проблемы: жилищные проблемы, проблемы трудоустройства, проблемы реализации себя в социальной сфере. Но каждый говорит о том, что не видиит условий. Какие же условия необходимо создать? На наш взгляд, есть ряд примеров, которые говорят о том, что это возможно. Приведу примеры ТОСов. Вы знаете, что по 131 закону уже более 30 млн. граждан объединились в так называемыем ТОСы, это такие общества саморегулирования. Очень активно они работают в Волгоградской области. И, вы знаете, вот, эти ростки гражданского общества, которые сначала взяли на себя банальные вопросы чистоты улиц, потом взяли на себя вопросы здорового образа жизни населения, о том, как помочь соседке, которая не может сама себе набрать воду из колодца. Я напоминаю, что далеко не везде у нас есть канализация и далеко не везде есть водопровод. У кого-то проблема – похоронить тяжело, они идут по деревням и собирают средства для того чтобы оказать эту помощь. Эти ростки таких обществ самоуправления, на мой взгляд, являются очень важными. Я хочу привести пример Кировского района. Две деревни находятся рядом, на расстоянии 40 киллометров, примерно одинаковый состав жителей. В одной деревне чистые улицы, коровы, они организовали хозяйство агропромышленного комплекса, маленькое небольшое хозяйство для того чтобы обеспечивать соседние районы. Очень хорошо выстроена работа с малышами. Договорились таким образом, что мамы берут малышей из соседних семей, и такие по сути домашние детские сады организованы. Ну, невозможно там организовать системный детский сад, слишком небольшая деревня. Сделали небольшой досуг по интересам, и молодежь перестала уезжать, и не пьет. Соседняя деревня: пьянство, начиная с детского возраста, пьют все, ключая подростков. Это 40 км друг от друга, все абсолютно одинаково. Почему? В одном месте нашлась сила, вот, эта общественная организация. Да, там был один лидер очень яркий гражданин, который сказал: «Мне просто стыдно, что моя деревня вымирает», и он сумел организовать вокруг себя это общественное пространство, которое само нацелилось на решение этих вопросов. И вторая деревня, которая абсолютно деградирует. Там нас попросили просто не останавливаться, потому что могут машину обворовать, любые действия, только потому что выпить хочется. Говорить о том, что эта ситуация базовая? Да, к сожалению, в стране так. Мы должны выходить за пределы Садового кольца и внимательно смотреть, что же происходит в регионах. Второй пример хочу привести. Это Башкирия. Вы знаете, что там большое количество очередников сейчас улучшило свои жилищные условия за счет того, что региональные власти организовали процесс таким образом, что при выделении земельных участков и подведении туда инфраструктуры дали возможность гражданам самим построиться по очень низкой цене индивидуальные малоэтажные дома. Я знаю хорошо этот пример, мы недавно приехали из Башкирии, - 12 тыс. рублей за кв. м. Три тысячи очередников вышли за первый год, три тысячи очередников. То есть, я хочу сказать, что системно решать вопрос, причем меньшими средствами, ведь этим гражданам все равно надо предоставлять жилье, они по 10-20 лет стоят в очереди. И они сами улучшают эти жилищные условия, устав ждать от государства, когда же они получат это улучшение жилищных условий.

Коллеги, я хочу на этом остановиться, потому что на самом деле примеров можно приводить много, но я хочу сказать, что роль гражданского общества, она здесь двуедина. С одной стороны, простимулировать эти изменения, указать векторы этого изменения и стать партнерами по улучшению работы социальной сферы. Коллеги, я хотела бы на этом закончить свое выступление. Я еще раз говорю, навреное, меня кто-то называет революционеркой, может быть, оно даже немножко революционное, но я хочу, чтобы вы услышали в этом посыл к тому, что этот диалог надо начинать. Это вопрос не одного дня.

Я хотела бы попросить коллег как-то отреагировать и, может быть, даже поспорить со мной. Это не моя позиция, это позиция той рабочей группы, которая готовила сегодняшнее совещание. Я хотела бы, чтобы вы рассказали о вашем опыте в той сфере, которой вы занимаетесь, ну, и, может быть, прокомментировали. Борис Львович, можно я, наверное, Вам дам слово? И, Александра Васильевна, готовы выступать?

- (Очирова А.В.) Как всегд готова.

- (Николаева Е.Л.) Александра Васильевна, можно тогда я сейчас Вам предоставлю слово? Александра Васильевна Очирова. Вы знаете, что Александра Васильевна 4 года возглавляла нашу профильную Комиссию, это, наверное, один из самых важных и серьезных экспертов в области социальной политики. И, я надеюсь, что Александра Васильевна свое видение расскажет. Спасибо.

- (Очирова А.В.) Спасибо большое. Я думаю, мне трудно назвать революционными, а не просто прогрессивными ваши представления, о которых Вы сказали. Я бы обозначила еще и ту преемственность, которую я вижу, собственно, почему я здесь и присутствую, направление деятельности Комиссии по социальным вопросам. Потому что все, что у вас здесь записано: социальная безопасность, которую я считала на протяжении десятилетия своей личной темой, социальные стандарты. Какие-то конкретные вещи и те новые моменты, которые вы привнесли, поддержав те темы. И неслучайно многие мои коллеги записались в эту Комиссию, которые работали в качестве экспертов. Я за это вам очень благодарна, потому что Обощественная палата – это не сфера решения собственных интересов, продвижения по службе. Рассматривать ее как какой-то мостик кудато-то прыгнуть и обязательно прыгнуть наверх. Я думаю, что то очень тяжелая работа, и социальная тема, которая раньше называлась расстрельной, теперь уже называется престижной, потому что изменились приоритеты государственной национальной политики. Я думаю, что все-таки очень много вопросов осталось. Вы совершенно правильно сказали, что экономические моменты не могут решить те проблемы, которые возникают в социальной сфере. И тот экономический рост, который обозначился перед кризисом, который разразился в нашей стране, он говорит о том, что они не только не решаются. Экономический рост усилил и социальное расслоение, которое сложилось между отдельными группами населения и между регионами, обозначив ту тему, которая называется поиском специальных инструментов, специальных социальных инструментов социальной политики, к которм я отношу социальные стандарты. И возникло и было объявлено на Госсовете целеполагание, это, собственно, очень серьезная тема социального инвестирования, которая очень близка к теме модернизации. Я хотела бы, чтобы она здесь более серьезно прозвучала в решениях Комиссии. Я думаю, что вложения в человека – это самые выгодные вложения, и социальное инвестирование имеет очень много измерений, и я думаю, что на это надо обратить внимание. Это, собственно, тема, которая нуждается в дополнительных каких-то измерениях. И я хотела, чтобы в рекомендациях, которые, заранее скажу, здесь у нас должны быть в отношении того доклада, который будет сделан, наверное, профессором Дискиным, сказать, вот здесь написано «Ключевая проблема развития гражданского общества, общественный контроль за развитием и повышением эффективности российской общественно-политической системы». Не только это.

Гражданское общество, это очень серьезный технологический такой проект, если можно назвать, состояние, площадка, которое должно взаимодействовать с властью, и это интерактивное взаимодействие, оно должно обеспечить продвижение того, что, Вы правильно сказали, формируется в самом гражданском обществе как приоритет и представление о том, в какую сторону должно двигаться это общество, какие приоритеты должны в нем быть. И вот это, контроль над властью, над властью исполнительной, он полностью, к сожалению, отсутствует в этом докладе. Я вообще ничего не понимаю.

Ни в одной цивилизованной стране, я не знаю, почему Дискин это не заложил, ни одна реформа не проходит вне обсуждения с народом – ни одна реформа здравоохранения, ни все другие реформы. И без этого невозможно формирование подхода к социальной политике, которую нам предложило европейское сообщество и которое прозвучало в феврале на Конференции социальных министров Европы. Эта форма называется социальная сплоченность. Не включенность, не исключенность, а социальная сплоченность, ибо состояние гражданского общества, это один из самых важных показателей национальной безопасности страны. И я думаю, что гражданского общества, безусловно, должно задуматься над той формулой, и мне очень приятно, что везде практически звучит эта формула социальной безопасности, то есть формулы, которая предполагает такое развитие законодательства, а законодательство, это самый краткий способ решения при исполнительной дисциплине всех проблем, которые сложились, как превентивных форм. И это не только диспансеризация, которую должно пройти население, и это не только какие-то другие вещи, а, как правильно Вы сказали, процитировав участника нашего вчерашнего «Круглого стола» - управление ситуацией, ибо гражданин Российской Федерации должен быть, уверен, в любой пограничной опасной ситуации он с помощью законодательства должен найти, и быть уверенным в том, что он найдет, способ выхода из этой ситуации.

Я думаю, что и страхование, социальное страхование, это синоним почти на Западе социальной безопасности. Многократно я в своих докладах говорила: социальное страхование, страхование безработицы, страхование для детей-сирот, страхование всех рисков, с которыми сталкивается человек. Мы не только подписали, но и ратифицировали Социальную Хартию Европы, а она вся состоит из стандартов. И я могу сказать не без гордости, что очень неблагодарная работа – продвижение вот этих социальных стандартов, которые по разным причинам не принимались, и их еще нет, этих социальных стандартов. Одна из главных причин, что нет денег. Как бы в логике отказать трудно, что стандарты, это обеспечение социальных прав граждан, что у нас существует территориальное и социальное расслоение в обществе, и пошаговая временная доступность, равно как и стандарт заработной платы для работающих и для пенсионеров стандарт замещения, который должен быть не менее 40%, это все те стандарты, которые должны быть. И, может быть, отказаться от такого стандарта, который у нас существует, как потребительская корзина, которая по непонятным причина совершенно искусственным образом создана и совсем не отвечает ни потребностям человека по потреблению всего того, что там напихано, ни по тому денежному эквиваленту, который она за собой имеет.

Я хотела бы поблагодарить и за то, что национальные приоритетные проекты, используя проектный метод, самый современный, этот метод используется не только при производстве вещей, он в определенном историческом времени вошел как возможность проектировать социальные процессы. И для гражданского общества он очень важный. К сожалению, и этого нет в том докладе, который нам предложен о состоянии гражданского общества. Гражданское общество обладает профессионализмом, обладает опережающим сознанием и ответственностью. И вот эти все вещи, которые известны всему миру, они должны быть использованы для того, чтобы действительно гражданское общество, как совсем недавно, день назад, подчеркнул Медведев в Норвегии, оно очень молодое, ему не 150 и не 300 лет, но мы отвечаем за то, чтобы это было сделано.

И я думаю, что, на самом деле, в национальных приоритетных проектах именно, потому что это такой современный способ управления, практически управление рисками, которые сложились в самых знаковых областях для человека, начиная от жилья и кончая образованием уже появились стандарты. Потому что появились реформы здравоохранения, на последнем Президиуме об этом сказал Владимир Владимирович. Сказал о создании, и это было поддержано и мной, в том числе, тоже как представителем гражданского общества, о создании специальной системы статистической, потому что это самое слабое звено у нас существующее, не позволяющее проектировать некоторые процессы и решения. Решения на федеральном уровне, сопровождать тему обеспечения жильем детей-сирот. И все региональные программы, которые будут предложены в реформе здравоохранения, они будут основаны на стандартах.

Я бы хотела и в вашей группе поучаствовать, и иметь в виду, что темой социальных стандартов все-таки буду заниматься я, потому что есть группа…



  • (Николаева Е.Л.) Без сомнения.

  • (Очирова А.В) …которая работает по стандартам. Я, наоборот, вас всех туда приглашаю. Потому что там есть специалисты и вообще, может быть, даже и объединить эти группы. И просила бы, чтобы вы, выступая как председатель комиссии, как мы это всегда делали, в проект решения по первому вопросу внесли ключевой, на мой взгляд, момент о необходимости общественного контроля за властью, властью исполнительной, за социальной сферой. Потому что это дети, это семьи, и все, что об этом говорилось. Спасибо большое.

  • (Николаева Е.Л.) Спасибо большое. Конечно, общественный контроль за деятельностью власти в социальной сфере, это базовая вещь. Александра Васильевна, спасибо Вам большое. И, я еще раз говорю, стандарты, это тема, которую вы ведете и будете вести, и мы очень серьезно будем ее только развивать. Спасибо.

Я хочу предоставить слово Альтшулеру Борису Львовичу. И, коллеги, кто готов выступить, вы мне сигналы какие-то давайте, я вам буду дальше давать слово. Спасибо.

- (Альтшулер Б.Л.) Я уже прочитал то, что нам было предложено и, действительно, это, по-моему, сильный документ. И я полностью согласен с Александрой Васильевной. Вообще, здесь говорится, среди целей, там говорится – общественный контроль интернатных учреждений. Это один из тех моментов, на которых я остановлюсь, потому что здесь движение. Но я полностью согласен с Александрой Васильевной, что мы должны вопрос ставить шире. Да, интернатные учреждения, детские, в первую очередь, но и взрослые надо контролировать. И в этом направлении есть очень существенный сдвиг, кстати, по поручению Дмитрия Анатольевича Медведева, и работу мы ведем в Палате и в Совете Панфиловой, и в рабочей группе Владислава Юрьевича Суркова. Но вот общественный контроль за деятельностью власти в социальной сфере в целом, это чрезвычайно важная постановка вопроса, хотя бы потому, что у нас стоит квадратура круга задача, вообще построить гражданское общество в России. Мы вот тут сидим, гражданское общество, а нету его по стране, чуть-чуть, кое-где, еще в сто тысяч раз надо увеличивать эту активность. И вот социальная сфера – дети, семья, пенсионеры, - социалка касается каждого. И в этом смысле это как раз та сфера, где надо население и поднимать.

Я в начале очень коротко тоже разделю. По поводу того плана проекта, который Иосиф Евгеньевич Дискин подготовил, и вчера я с ним пересекся, я ему пару замечаний послал. Я согласен с тем, что говорила Александра Васильевна, что это достаточно еще не доработано, там много довольно провалов, но есть куда дорабатывать. Но это еще не отчет, это план. Как бы не доклад, а план. Например, есть такая первая принципиальная вещь – формирование общественных палат в регионах. Вот слово «формирование», процедура формирования такая, чтобы члены этих палат не назначались исполнительной властью или законодательной властью, которая реально находится в административном ресурсе исполнительной. То, что повсеместно по всей стране кроме одного региона. Насколько мне известно, Алтайский край, он выступал в Общественной палате, товарищ этот, он говорит: «А мы независимо сформировались. На нас все время давят, давят, но мы пока удерживаемся». Это формирование.

И второе, что там опущено, что я обратил внимание, это перечислены разные общественные советы при министерствах, Общественной палаты, нету общественных советов при органах местного самоуправления. Там, где народ. А их же и по всей стране, в соответствии со 131-м законом создали, и они все декоративные и ручные почти везде, потому что они создаются той же администрацией. Ну, так это же наша задача, сделать другой механизм. И то, что сейчас сказала Елена Леонидовна, вот это развитие ТОСов, это уже совсем от травы, это такой для нас благодатный ресурс, он должен быть отражен в докладе. Это то, что я хотел сказать по поводу того, что готовит Иосиф Евгеньевич, это надо бы включить.

Теперь по поводу нашей темы. У меня тема по детству. Я пройдусь как раз по приложению 1. И у меня есть определенные предложения.

Здесь действительно вчера было очень важное собрание, вот эти ключевые слова «система управления случаем». Вы знаете, мы исходим в данном случае и сегодня цитируем то, что, опять же, Президент России произнес 16 марта 2009 года в совещании по вопросам насилия в отношении детей. Дмитрий Анатольевич Медведев сказал: «России нужна современная система защиты детства». Сегодня системы просто нет. Это вынесли «Российская газета», «Известия» 17 марта. Ну нету ее, ее действительно нет, президент прав.

Второе он сказал: «Российским социальным службам надо научиться взаимодействовать с неблагополучными семьями». И тот постоянно повторяющийся сценарий, что мы по телевизору видим, как приходят отбирают, приходят отбирают… И нет у ответственных органов власти, когда есть проблемы в семье, действительно, беспокоишься за ребенка, нет способа, инструмента помочь. Есть только способ вырвать, отобрать и забыть про эту семью, и вот вам сиротство, больше, чем после войны. И это действительно не заложено.

Теперь возникает вопрос. Нам нужно, конечно, повернуть социальную систему, чтобы службы начали работать. Но опыт показал, что мгновенно эти системы усваивают все правильные слова. Посмотрите методические указания правительственные ли, московские ли, любого региона, типовые положения, там все, и сопровождение, и всякая помощь, и все же – ничего не меняется. Ничего. Кроме там, где есть энтузиасты. Как Татьяна Митрофановна Барсукова, например, директор социально-реабилитационного центра «Отрадное» вчера выступала, у нее – да. Но она сама говорит, не распространяется ее опыт, потому что нужны какие-то регулятивные документы.

Есть простая вещь, и я повторю то, что говорил вчера, «барон Мюнхгаузен был не прав, он обманывал, когда сказал, что самого себя вытащил за волосы из болота. Это противоречит законам физики». Система социальная, которая перемалывает очень большие деньги и научилась это делать очень эффективно, там есть способы, она не будет реформироваться так, чтобы направлять эти деньги семье, чтобы работать, она сама не может. Нужен внешний фактор. И тут мы приходим к тому, что сказал один сотрудник Аппарата Правительства в Общественной палате: «Борис Львович, в Аппарате Правительства мы о детях забыли. Сегодня в Правительстве Российской Федерации отсутствует тот орган, структура, который бы вообще отвечал за проблемы детства. При этом сразу надо подчеркнуть, говорить о создании нового министерства по делам семьи и детства, это тупик. Любая управленческая структура с бюджетом, с кадрами – это новая бюрократия, это новые деньги, конкуренция. Нам нужны те семь ведомственных нянек, которые сейчас есть, чтобы их небольшая структура координирующая координировала их деятельность. И это возможно. По федеральному законодательству это Комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав. Конечно, сегодня, они работают, положение, с 1967 года, которое абсолютно устарело, но они работают в массе. За исключением ряда регионов, в том числе Московская, Саратовская область, Пермский край, где изменили региональным законом, придали властный функционал, сделали их координатором, и соцзащита стала работать как надо. Она стала работать, входить в семью, в поле, а не сидеть и ждать, когда обратятся. Это первое. Предложение там – действительно создать, поднять статус. Правительственная комиссия не должна и не может быть внутри МВД. Она не может быть там, потому что это не задача милиции вообще. Нужно поднимать статус, брать в Правительство, и в Аппарате Правительства структурное подразделение, которое бы эту координацию и реформу комиссий по всей стране делало. Это первое. И тогда и социальная сфера повернется. Это для начала.

Дальше. Здесь есть ряд, здесь написано… Я не по всему буду проходиться в приложении 1. Социальный патронат, патронатное воспитание, это все надо вводить, есть возможность. Здесь, кстати, очень большую роль играет Наталья Николаевна Карпович, Елена Борисовна Мизулина, в Государственной Думе мы сотрудничаем, гражданская платформа «Единой России», так что здесь готовится.

Я хотел вот на чем остановиться еще. Заявления… А теперь пункт 2-3: бедность, жилищные проблемы. Понимаете, вчера Елена Александровна Гордеева, одна общественница, сказала: «Вот возьмем село, поселения сельские. Мама с детьми, она одна. Вот она ребенка до полутора лет… У нее нет возможности работать – там негде, кроме того, она с детьми. До полутора лет она получает примерно 3 тысячи рублей пособия. И она на это живет и кормит всех детей. На ребенка полутора лет она получает 300 рублей пособия. И – полная безвыходность. Статистические данные. Дети в России голодают. Массовое недоедание. Вот они после каникул приходят в школу, они за каникулы два-три килограмма теряют. Потому что в школе все-таки кормят как-то, бедных, есть школьное питание, а дома им нечего есть, потому что нет денег. Это позорище на сто процентов. Страна с такими ресурсами… В России не должно быть голодных детей. Есть очень простой способ, связанный с тем, что говорила Елена Леонидовна, с развитием гражданского общества и с тем, чтобы не было иждивенчества.

Я сейчас просто конкретное совершенно предложение внесу в дополнение сюда. Дмитрий Анатольевич Медведев подписал 29 января этого года Доктрину продовольственной безопасности России. Там есть очень важные слова про необходимость поддерживать тех, кто не может сам прокормить. Не буду занимать время, цитировать. Так вот, с чем мы сталкиваемся. С тем, что доходов нет, а тот же литр молока стоит 40 рублей. А закупочная цена – 12 рублей. А навар – 200%. Цена. 200. Летом за 6 рублей покупают, уже и 300-400%. Почему? Так не должно быть, потому что не должно быть. Дети голодают, рынки заняты невесть кем… И вот ситуация, я процитирую, тот же Наро-Фоминский район Московской области, одна очень хорошая женщина выступала в Общественной палате и сказала: «Рынки закрыты, Одинцовский и все. Просто человеку, который корову завел и молоко сделал, детей поить, он не может выехать на рынок, потому что его никто туда не пустит без бешеной взятки или там все схвачено». Значит, чем занимаются взрослые? От безделья пьют. Дети брошены, дети не кормлены, дети озлоблены. Кого мы растим? И это повсеместно.

Что нужно сделать? И это предлагается. Я предлагаю подключить еще такое приложение, может быть, даже сегодня обращение Общественной палаты к Председателю Правительства Владимиру Владимировичу Путину. Разрешите, я просто его зачитаю, оно очень короткое.

«Уважаемый Владимир Владимирович! Российская бедность имеет детское лицо. Число бедных домохозяйств с детьми составляет 32%, а среди многодетных семей, три и более ребенка – 58%. Особенно тяжело положение неработающих мам из малоимущих семей после достижения ребенком полутора лет, когда теряется право на пособие. В целом 43% детей, а это 11 миллионов детей, живут в бедных семьях, которые при существующих розничных ценах не способны их прокормить. Это проблема национального масштаба и решение ее также требует мер национального масштаба.

Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации, утвержденная президентом России 30 января этого года, говорит о необходимости, цитирую: «формирования механизмов оказания адресной помощи группам населения, уровень доходов которых не позволяет им обеспечить полноценное питание». Призывает уделить особое внимание организации здорового питания детей раннего дошкольного и школьного возраста, говорит о мерах, направленных на совершенствование, цитата, «совершенствование системы поддержки кредитования, государственной торговой политики, обеспечивающих расширение спроса на продукцию отечественного производства». (конец цитаты).

Уважаемый Владимир Владимирович! Учитывая остроту проблемы и во исполнение Доктрины продовольственной безопасности Общественная палата просит Правительство Российской Федерации:



  1. Рассмотреть возможность реализации федеральных программ «Продовольственные карточки для бедных» и «Школьное питание».

Я просто поясню, что продовольственные карточки для бедных – на этом Америка живет, бедные, кормят. Там нет голодных. Германия. Это есть везде. Да, это государственная программа, но это, чтобы не было голодных, в том числе детей. Второе, что очень важно.

  1. Использовать средства, выделяемые на эти программы, в первую очередь, как кредитные средства для создания индустрии гарантированных закупок продуктов труда частных домохозяев, фермеров, индивидуальных предпринимателей, других производителей через систему государственных продовольственных оптово-розничных закупочных баз. Только при таком способе закупок возможна реализация продукции производителями, неспособными самостоятельно выйти на рынок. Это станет мощным стимулом к развитию трудовой активности, самозанятости бедных семей и одновременно позволит насытить рынок относительно дешевыми товарами отечественного производства. И, благодаря этому, существенно уменьшится число льготников, получателей продуктов питания в рамках указанных социальных программ. Общественная палата готова провести экспертную работу по данной теме совместно с профильными министерствами правительства.

И приложение. «План организации государственных закупочных баз сельскохозяйственной продукции». Написано профессионалами.

Вот я предлагаю. Там, где у нас говорится в нашем… у нас есть там…

- (Николаева Е.Л.) Мы в рекомендации это включим, Борис Львович.

- (Альтшулер Б.Л.) В общем, здесь предлагаю предложение пять, в одном месте здесь оно есть. И последнее. Я хочу просто сказать по этому тексту. Или это уже в рабочем порядке?

- (Николаева Е.Л.) Давайте в рабочем порядке.

- (Альтшулер Б.Л.) В рабочем порядке, потому что здесь уже много информации. Здесь какие-то мелкие есть вещи, но главное вот это. Спасибо.

- (Николаева Е.Л.) Спасибо большое, Борис Львович. Коллеги, я понимаю, что очень серьезное и важное выступление, мне даже неудобно прерывать, но я хотела бы напомнить о регламенте, потому что нам нужно, вот мне уточнили, в 12.30 закончить работу, а очень хочется, чтобы выступили самое большое количество экспертов и высказали, может быть, даже разные точки зрения. Я хочу услышать реакцию на те предложения, которые есть в выступлении. Хотела бы попросить выступить Николая Карловича Сванидзе.

- (Сванидзе Н.К.) Спасибо, Елена Леонидовна. Прошу прощения у уважаемых коллег, я буду говорить достаточно общие вещи не потому, что я такой умный и хочу образованность свою показать, а просто потому, что я дилетант в области, которая сегодня является предметом нашего обсуждения, и потому не имею профессиональной возможности вдаваться в очень важные детали, в которых, как известно, всегда самое главное заключается. Но, зато, по причине моего дилетантизма, имею возможность посмотреть как бы несколько со стороны.

Я согласен с большинством тезисов, которые прозвучали в очень интересных выступлениях моих коллег – и Елены Леонидовны, и Александры Васильевны, и Бориса Львовича. Что меня здесь больше всего смущает. Вот Борис Львович сказал, что предлагаем написать, даже организовать, составить обращение к премьер-министру. Это существенно, это, может быть, поможет. Может быть, не поможет. Здесь плохо другое. Что, чтобы решить каждую проблему, нужно обращаться к премьер-министру. Или к президенту. То есть к первому лицу. Это свидетельствует о полной несостоятельности системы в целом принятия решений. Так было при царе-батюшке. Вопросы иногда решались, зависело от настроения Государя Императора, иногда не решались. От того, какие лоббистские влияния он в данный момент испытывал. Вот вся социальная сфера сейчас в нашей стране, к сожалению, это, прежде всего, объект всевозможных лоббистских воздействий. Идет так или иначе пляска, для кого-то более успешная, для кого-то менее успешная, вокруг бюджетного пирога, который, в зависимости от нашей экономической ситуации, становится то больше, то меньше. А система, о которой говорила, в частности, Александра Васильевна Очирова, я с ней абсолютно согласен, система гражданского контроля над этой сферой абсолютно не развита.


следующая страница >>