Учебник для вузов/ Под ред. Г. Б. Поляка, А. Н. Марковой. М.: Культура и спорт, юнити, 1997. 496 с - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Учебник для вузов/ Под ред. Г. Б. Поляка, А. Н. Марковой. М. 3 814.24kb.
Учебник для вузов/ Под ред. Г. Б. Поляка, А. Н. Марковой. М. 2 429.49kb.
Учебник для вузов/ Под ред. Г. Б. Поляка, А. Н. Марковой. М. 2 537.33kb.
Учебник для студентов вузов, обучающихся по экономическим специальностям... 1 199.24kb.
Учебное пособие для вузов / Ю. А. Цыпкин, А. Н. Люкшинов, Н. 1 40.44kb.
Учебник для студ высш учеб заведений /Под ред. В. Г. Щербакова. 1 97.53kb.
Учебник для вузов. М.: Юнити-дана, Закон и право, 2000. 606 с 36 7625.74kb.
Учебник для общеобразовательных учреждений в 4 частях под ред. 1 234.08kb.
Учебник для вузов / В. С. Нерсесянц. М. Норма, 2005. С. 426-456. 1 221.45kb.
Учебник для студентов медицинских институтов. Под ред. Г. С. 2 564.95kb.
Учебное пособие для студентов вузов / Под ред д. п н., проф. 1 19.29kb.
Инструкция для участника Олимпиады: Вопросы с 1 по 24: из предложенных... 1 109.58kb.
- 4 1234.94kb.
Учебник для вузов/ Под ред. Г. Б. Поляка, А. Н. Марковой. М.: Культура и спорт, юнити - страница №1/2

Материалы к лекционным и семинарским занятиям по дисциплине «История» подготовлены на основании следующей литературы:

  1. Всемирная история: Учебник для вузов/ Под ред. –Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. – М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. – 496 с.

  2. Самыгин П.С. История / П.С. Самыгин и др. — Изд. 7-е. — Рос­тов н/Д: «Феникс», 2007. — 478

  3. История России (Россия в мировой цивилизации): Курс лекций /

Сост. и отв. редактор А. А. Радугин. — М.: Центр, 2001.—352с.

Тема 12. Мир в Новейшее время. Кризис Западной цивилизации в первой половине ХХ в.

  1. Мир в начале XX в.

Мир в начале ХХ века. Главные тенденции развития. Проблема «империализма» и ее интерпретации в общественных представлениях конца XIX-начала XX вв. Перемены в материальной культуре населения стран Европы и Северной Америки. Революция в сфере транспорта и коммуникаций. Демографические изменения, миграции. Усиление взаимозависимости мира.

Изменение картины мира под воздействием научной революции на рубеже XIX-XX вв. Начало ломки культурной парадигмы нового времени. Сдвиги в естественнонаучном и гуманитарном знании. Проблемы взаимодействия элитарной, народной и массовой культур и их отображение в общественной мысли последней трети XIX-начала XX вв.



  1. Первая мировая война как проявление кризиса цивилизации XX в.

Милитаризация Европы. Причины и характер Первой мировой войны. Россия в системе международных отношений в предвоенные годы. Ход военных действий. Влияние России на решение стратегических планов Антанты в ходе военных действий. Итоги Первой мировой войны.

  1. Новые явления в развитии стран Запада после Первой мировой войны

Изменения политической карты мира по окончании Первой мировой войны. Период между двумя мировыми войнами – кризис Западной цивилизации. Духовная составляющая кризиса. Экономический кризис 1929-1933 гг. Либерально-реформистский вариант выхода из кризиса: “Новый курс” Ф. Рузвельта. Социал-реформистский путь выхода из кризиса. Тоталитарный вариант выхода из кризиса. Фашизм в Италии и Германии.

  1. Мир в начале XX в.

На исходе XX в. вполне закономерно обострилось внимание ученых к проблеме оценки его места в истории человечества. Внимание это не праздное, ведь уходящее столетие было наиболее плодотворным и одновременно трагичным для современной цивилизации в целом, оно пробудило невиданные ранее практически беспредельные возможности развития материальной культуры и вместе с тем поставило человечество на грань глобальной катастрофы.

В конце XX столетия исследователи располагают огромным массивом исторических источников, достаточно разнообразными методами и методиками их изучения, анализа, что позволяет им перейти как бы на новый уровень уровень исторического синтеза. Он преследует цель выявить общие закономерности исторического процесса и возможное взаимодействие существующих цивилизационных вариантов, без которого немыслимо выживание сформировавшейся глобальной цивилизации.

Интернационализация жизни различных народов, сближение цивилизаций на основе достижений науки и техники, распространение образования как бы разрушили доселе непреодолимые границы между цивилизациями. Во всяком случае большая группа ученых Западной Европы, США, Канады отстаивает идею всеобщности исторического процесса, поступательного движения народов, единства человеческой цивилизации. Уходящий век дал подтверждение сторонникам подобного межцивилизационного подхода к оценке исторического процесса. Действительно, достижения третьей научно-технической революции в постиндустриальную эпоху связали воедино различные страны в рамках экономического сотрудничества, вызвали к жизни глобальные системы коммуникации, способствовали трансформации, нивелированию уровня и стиля жизни многих стран и народов. Одновременно эти техногенные явления поставили человечество на грань глобальной экологической, ядерной катастроф, обострили проблему демографии и ресурсов и т.п., благодаря чему народы ощутили свою взаимозависимость, неспособность в одиночку справиться с глобальными проблемами.

В то же время очевидно, что при всей интернационализации жизни сохраняются существенные отличия в рамках крупнейших цивилизаций – западноевропейской и восточной. В этой связи небезынтересна точка зрения А. Тойнби (1889-1975), достаточно резко критиковавшего межцивилизационную концепцию: «Тезис об унификации мира на базе западной экономической системы как закономерном итоге единого и непрерывного процесса развития человеческой истории приводит к грубейшим искажениям фактов и поразительному сужению исторического кругозора...»

По мнению этого крупнейшего ученого XX столетия, западные историки, во-первых, преувеличивают значение таких явлений, как экономическая, а затем и политическая унификация, игнорируя феномен культурной жизни, что «не только глубже первых двух слоев, но и фундаментальнее...; «во-вторых, догма «единства цивилизации» заставляет историка игнорировать то, что непрерывность истории двух родственных цивилизаций отличается от непрерывности двух последовательных глав истории одной цивилизации..; «в-третьих, они попросту игнорируют этапы или главы истории других цивилизаций, если те не вписываются в их общую концепцию, опуская их как «полуварварские» или «разлагавшиеся» или относя их в Востоку, который фактически исключался из истории цивилизации»1.

Тем не менее очевидно, что Восток и Запад все более взаимодействуют, усваивая ценности противоположной цивилизации, о чем свидетельствует процесс модернизации ряда восточных стран и в то же время все большее проникновение традиционных духовных ценностей Востока в западную культуру. Можно с известной долей уверенности утверждать, что данный процесс основан на ускоряющейся интернационализации экономической, политической, культурной жизни. Но все же следует констатировать, что ни западная, ни восточная цивилизации пока не выработали панацеи от глобального кризиса, угрожающего всему человечеству.

По всей видимости, осознание последствий возможной катастрофы явится главным мотивом дальнейшего сближения Востока и Запада, развития так называемого межцивилизационного диалога. Вот почему столь важным представляется для современных ученых исследование отдельных исторических феноменов сквозь призму общеисторического – межцивилизационного их значения.

В этой главе попытаемся осмыслить основные этапы мировой истории XX в., а также проанализировать главные, как нам представляется, проблемы, стоящие перед мировым сообществом в уходящем столетии.

Причины мировых войн. Поскольку войны в нашем столетии приобрели мировой масштаб, логичнее начать с анализа причин, носящих глобальный характер, и прежде всего с характеристики состояния западной цивилизации, ценности которой господствовали и продолжают играть ту же роль в современном мире, определяя генеральное направление развития человечества.

К началу нашего столетия кризисные явления, сопровождавшие индустриальную стадию развития Запада на протяжении XIX в., вылились в глобальный кризис, который фактически продолжался всю первую половину XX в. Материальной основой кризиса являлось быстрое развитие рыночных отношений на базе индустриального производства, технического прогресса в целом, что, с одной стороны, позволило западному обществу сделать резкий рывок вперед по сравнению с другими странами, а с другой, – породило явления, грозящие западной цивилизации перерождением. Действительно, наполнение рынков товарами и услугами все более полно удовлетворяло потребности людей, однако расплатой за это стало превращение подавляющей массы трудящихся в придаток станков и механизмов, конвейера, технологического процесса, все более придавало труду коллективный характер и т.п. Это вело к обезличиванию человека, что ярко проявилось в становлении феномена массового сознания, вытеснявшего индивидуализм, личностные интересы людей, т.е. ценности, на основе которых собственно возникла и развивалась гуманистическая западная цивилизация.

По мере развития индустриального прогресса гуманистические ценности все более уступали место корпоративному, технократическому, наконец, тоталитарному сознанию со всеми известными его атрибутами. Эта тенденция ярко проявилась не только в духовной сфере в форме переориентации людей на новые ценности, но способствовала невиданному усилению роли государства, превращавшегося в носителя общенациональной идеи, заменявшей идеи демократии.

Эта наиболее общая характеристика историко-психологических изменений, лежащих в основе рассматриваемого нами феномена мировых войн, может быть своеобразным фоном при рассмотрении их геоисторических, социально-экономических, демографических, военно-политических и других причин.

Первая мировая война, начавшаяся в 1914 г., охватила 38 государств Европы, Азии и Африки. Она велась на обширной территории, которая составляла 4 млн. кв. км и вовлекла более 1,5 млрд. человек, т.е. более 3/4 населения земного шара.

Поводом к войне послужил трагический выстрел в Сараево, истинные же ее причины коренились в сложных противоречиях между странами-участницами.

Выше говорилось о нарастании глобального кризиса цивилизации как результата индустриального прогресса. К началу же XX в. логика социально-экономического развития привела к утверждению монополистического режима в экономике индустриальных стран, что отразилось на внутриполитическом климате стран (рост тоталитарных тенденций, рост милитаризации), а также на мировых отношениях (усиление борьбы между странами за рынки, за политическое влияние). Основой этих тенденций была политика монополий с их исключительно экспансионистским, агрессивным характером. При этом происходило сращивание монополий с государством, формирование государственно-монополистического капитализма, что придавало государственной политике все более экспансионистский характер. Об этом, в частности, свидетельствовали: повсеместный рост милитаризации, возникновение военно-политических союзов, участившиеся военные конфликты, носившие до времени локальный характер, усиление колониального гнета и т.п. Обострение соперничества стран определялось также в значительной мере относительной неравномерностью их социально-экономического развития, что влияло на степень и формы их внешней экспансии.

Обстановка накануне войны. В начале XX в. произошло оформление блоков стран – участниц Первой мировой войны. С одной стороны это были Германия, Австро-Венгрия, Италия, оформившиеся в Тройственный союз (1882), и с другой – Англия, Франция и Россия, создавшие Антанту (1904-1907). Ведущую роль в австро-германском и романо-британском блоках играли соответственно Германия и Англия. Конфликт между этими двумя государствами лежал в основе будущей мировой войны. При этом Германия стремилась завоевать достойное место под солнцем, Англия защищала сложившуюся мировую иерархию.

Германия в начале века вышла на второе место в мире по уровню промышленного производства (после США) и первое место в Европе (в 1913 г. Германия выплавила 16,8 млн. т чугуна, 15,7 млн. т стали; Англия соответственно – 10,4 млн. т и 9 млн. т (для сравнения Франция – 5,2 млн. и 4,7 млн. т соответственно, а Россия – 4,6 млн. т и 4,9 млн. т). Достаточно быстрыми темпами развивались остальные сферы национального хозяйства Германии, наука, образование и т.д.

В то же время геополитическое положение Германии не соответствовало растущей мощи ее монополий, амбициям крепнущего государства. В частности, колониальные владения Германии были весьма скромными в сравнении с другими индустриальными странами. Из 65 млн. кв. км совокупных колониальных владений Англии, Франции, России, Германии, США и Японии, в которых проживало 526 млн. туземцев, на долю Германии к началу Первой мировой войны приходилось 2,9 млн. кв. км (или 3,5%) с населением в 12,3 млн. человек (или 2,3%). При этом следует учитывать, что население самой Германии было самым многочисленным из всех стран Западной Европы.

Уже в начале XX в. усиливается экспансия Германии на Ближнем Востоке в связи с постройкой Багдадской железной дороги; в Китае – в связи с аннексией порта Цзяочжоу (1897) и установлением ее протектората над Шаньдунским полуостровом. Германия также устанавливает протекторат над Самоа, Каролинскими и Марианскими островами в Тихом океане, приобретает колонии Того и Камерун в Восточной Африке. Это постепенно обостряло англо-германские, германо-французские и германо-русские противоречия. Помимо этого германо-французские отношения были осложнены проблемой Эльзаса, Лотарингии и Рура; германо-русские вмешательством Германии в Балканский вопрос, ее поддержкой там политики Австро-Венгрии и Турции. Обострились и германо-американские торговые отношения в области экспорта продукции машиностроения в Латинской Америке, Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока (в начале века Германия экспортировала 29,1% мирового экспорта машин, в то время как доля США составляла 26,8%. Предвестниками Первой мировой войны стали марокканские кризисы (1905, 1911), Русско-японская война (1904-1905), захват Италией Триполитании и Киренаики, Итало-турецкая война (1911-1912), Балканские войны (1912-1913 и 1913).

Накануне Первой мировой войны резко усилилась пропаганда милитаризма и шовинизма практически во всех странах. Она ложилась на вздобренную почву. Развитые индустриальные государства, добившиеся ощутимого превосходства в экономическом развитии в сравнении с другими народами, стали ощущать и свое расовое, национальное превосходство, идеи которого уже с середины XIX в. культивировались отдельными политиками, а к началу XX в. становятся существенным компонентом официальной государственной идеологии. Так, созданный в 1891 г. Пангерманский союз открыто провозгласил главным врагом вошедших в него народов Англии, призвав к захвату принадлежащих ей территорий, а также России, Франции, Бельгии, Голландии. Идеологическим основанием этого стала концепция о превосходстве немецкой нации. В Италии велась пропаганда расширения господства в Средиземном море; в Турции культивировались идеи пантюркизма с указанием на главного врага – Россию и панславизм. На другом полюсе – в Англии процветала проповедь колониализма, во Франции – армейского культа, в России – доктрина защиты всех славян и панславизма под эгидой империи.

Мир в 1900-1914 гг.

К концу XIX в. преимущества индустриальной циви­лизации, утвердившейся в ряде стран Европы и в США, становились все более очевидными. Этот тип цивилизации гарантировал обществу не только относительно стабиль­ный уровень жизни, но и широкий комплекс прав, в том числе право владеть и свободно распоряжаться частной собственностью. Это право укрепляло веру человека в себя, в свои возможности. Политика социальных реформ, все активнее проводившаяся в ведущих странах (Англии, Гер­мании, США и др.), способствовала смягчению напряжен­ности в обществе. Государство и общество все крепче свя­зывали взаимные интересы, что обеспечивало эволюцион­ный путь развития ведущих индустриальных стран и сво­дило к минимуму опасность возникновения внутренних конфликтов. Общество постепенно становилось гражданс­ким, то есть создавало независимую от государственного аппарата систему организаций и массовых движений, от­стаивавших права и интересы граждан. Но гражданское общество не было альтернативой государственным институтам, а как бы дополняло их, порой даже предопределяя их развитие. Так, борьба профсоюзов за расширение прав рабочих нередко вынуждала власти вносить изменения в официальное рабочее законодательство, а движение за эман­сипацию женщин (то есть их равноправие в политической и общественной жизни) — учитывать требования этого дви­жения.

Выйдя на высокий уровень экономического развития, государства индустриального «центра» по-прежнему стре­мились использовать для укрепления своей экономики но­вейшие достижения науки и техники. Но страны, позже вступившие на путь индустриального развития, спешив­шие попасть в состав «центра», порой оказывались в бо­лее выгодном положении: начиная развивать новые для себя отрасли экономики, они сразу же оснащали их со­гласно передовым технологиям. Так, немецкие и амери­канские коммерсанты внимательно изучали местный спрос, потребности рынка, предоставляли оптовым покупателям льготные и долгосрочные кредиты, а старым странам «цент­ра» приходилось многое перестраивать в десятилетиями скла­дывавшихся структурах. Поэтому на рубеже XIX—XX вв. Япония, Россия, Австро-Венгрия и другие страны стре­мившиеся догнать «центр», добились крупных успехов в развитии промышленности. А Германия, начавшая этот рывок вперед еще раньше, сумела выйти на второе место в мире по валовому объему промышленной продукции.

Соединенные Штаты Америки. Первое место к концу XIX в. прочно закрепилось за США, темпы развития кото­рых после гражданской войны 1861—1865 гг. постоянно ус­корялись. Особенно поражали экономические успехи США. По выплавке чугуна и стали, добыче каменного угля США к началу века оставили далеко позади ведущие державы Ев­ропы, причем этот разрыв продолжал увеличиваться. В стра­не стремительно росла протяженность железных дорог, США стали родиной массового автомобилестроения. Знаменитый предприниматель Г. Форд, усовершенствовав изобретение немецких инженеров Г. Даймлера и К. Бенца, сконструиро­вал автомобиль и в начале века наладил серийное произ­водство. Уже к 1915 г. с конвейеров заводов Форда сходи­ло до 250 тыс. автомобилей в год. Их стоимость постоянно снижалась, й покупка автомобиля становилась доступ­ной все более широким слоям населения. Развитие сети шоссейных дорог укрепляло единый внутренний рынок США, что способствовало экономической и социальной ста­бильности в стране. К концу XIX в. средний заработок американских рабочих составлял примерно 700 долларов в год при прожиточном минимуме 150 долларов. Интере­сы американских рабочих с начала 80-х гг. защищали сильные профсоюзные объединения во главе с самым круп­ным из них — Американской федерацией труда (АФТ).

Во внешней политике США в целом продолжали руко­водствоваться изоляционистскими принципами «доктри­ны Монро» 1823 г. Напомним, что, согласно этой доктри­не, США ограничивали зону своих интересов Западным полушарием, добровольно устраняясь от участия в евро­пейских делах. Это вполне устраивало американские тор­гово-промышленные круги, так как в то время еще не были исчерпаны возможности внутреннего рынка самих США и молодых государств Латинской Америки. А внеш­неполитическая экспансия, в отличие от торговой, грози­ла непредсказуемыми ослояшениями. В конце XIX в. США перешли к активной империалистической внешней поли­тике. В результате войны с Испанией под контроль Соеди­ненных Штатов перешли Филиппины, острова Пуэрто-Рико и Гуам. Американцы добились провозглашения независи­мости Кубы, реально попавшей в зависимость от США. Американские правительственные круги способствовали отделению в 1903 г. Панамы от Колумбии. США построи­ли Панамский канал, соединивший Атлантическими Ти­хий океаны; Республика Панама при этом также попала в зависимость от Соединенных Штатов. Не успев получить определенную зону влияния в Китае, США выдвинули док­трину «открытых дверей*, сущность которой сводилась к установлению в Китае равных условий торговли для всех заинтересованных держав.

Германия. В начале XX века Германская империя пред­ставляла собой союз князей под главенством прусской ди­настии Гогенцоллернов. Политический строй был полуаб­солютистским: император являлся верховным главнокоман­дующим армии, имел право назначать и смещать главу правительства (канцлера). Парламент (Рейхстаг) лишь обсуждал проекты новых законов и бюджет, так как утвер­ждал их император. Прусское чиновничество составляло верхушку госаппарата и армии. После своего объединения Германия стала быстро догонять развитые страны: к нача­лу XX в. она опередила Англию, а накануне первой миро­вой войны заняла первое место в Европе и второе в мире (после США) по объему промышленного производства. Важ­ной особенностью германской экономики был быстрый рост военной промышленности. Экономическим успехам Герма­нии в немалой степени способствовало расширение внут­реннего рынка, введение единой валюты, получение кон­трибуции от Франции, захват Эльзаса и Лотарингии, бога­тых природными ресурсами, использование индустриаль­ного опыта других стран, высокий уровень эксплуатации собственных рабочих. Процессы концентрации производ­ства и капитала, появление промышленных и банковских монополий по времени совпали в Германии с завершением промышленного переворота, а потому протекали особенно бурно. Милитаристский характер объединенной Германс­кой империи обусловил усиленное развитие монополий в военной промышленности, где лидировала фирма Крупна. Развитие сельского хозяйства в силу сохранения полуфео­дальной системы помещичьих (юнкерских) хозяйств и ма­лоземелья наемных работников-батраков шло значительно медленнее. Крупные землевладельцы продолжали оказывать значительное влияние на политическую жизнь в стране. Сочетание передовой мощной индустрии с помещичьим сель­ским хозяйством было отличительной чертой германского полуфеодального империализма, что позднее определило многие внутренние конфликты в обществе и агрессивный характер внешней политики этого государства.

С конца 90-х гг. Германия стала претендовать на со­здание колониальной империи, вступив в борьбу за пере­дел уже поделенного между великими державами мира: приняла участие в разделе Китая, приобрела островные территории, распространила свое влияние в Малой Азии, строила агрессивные планы в отношении Ближнего Восто­ка, Балкан и России («натиск на Восток»), на западе Аф­рики стремилась захватить Марокко.

Великобритания. Соединенное королевство, чье первенство долгое время было неоспоримым, не выдерживало та­ких высоких темпов, не успевало своевременно внедрять в производство новые технологии. Если, например, к началу XX в. промышленность США, Германии и некоторых дру­гих стран в значительной мере перешла на использование электроэнергии, то основной энергетической силой британ­ской промышленности по-прежнему оставался пар. Англия проигрывала Германии и США и в борьбе за рынки сбыта. Товары Германии и США теснили английские по всему миру, в том числе в самой Англии и ее колониях. В последние десятилетия XIX века Англия утрачивает свое экономиче­ское лидерство: падают темпы развития промышленности, сокращается общий объем производства. Объяснялось это, прежде всего, технической отсталостью: производственное оборудование, которое Англия первой ввела на своих фаб­риках в годы промышленного переворота (что и обеспечи­ло ей к середине XIX в. положение «промышленной мас-тер-ской мира»), к концу XIX века значительно устарело, а молодые соперники Англии — Германия и США — исполь­зовали для оснащения своих вновь создаваемых предприя­тий новейшие технические достижения. Серьезные трудно­сти испытывало и сельское хозяйство Англии, доходность его была низкой. Важнейшим источником получения при­былей для английской буржуазии стало банковское дело, особенно вывоз капитала за границу, то есть создание на британские деньги предприятий в других странах мира. Дешевизна ^местного сырья, отсутствие расходов на его дос­тавку и более низкий уровень заработной платы рабочих в экономически слабо развитых странах позволяли английс­ким предпринимателям снижать себестоимость произведен­ных товаров и таким образом увеличивать прибыли. Ак­тивно шел процесс концентрации производства и капита­лов, создавались монополистические объединения. К нача­лу XX века Англия стала мировым банкиром и по-прежне­му имела самый большой торговый и военный флот, что позволяло ей сохранять господство на морях. Англия не­прерывно расширяла свои колониальные владения, захва­тывая территории в различных частях света.

Для политического строя Великобритании характерна двупартийная система, то есть чередование у власти партий либералов (вигов) и консерваторов (тори). При этом партия, находившаяся в оппозиции, критиковала партию, находившуюся у власти. Основную опору либе­ральной партии, лидером которой был У. Гладстон, со­ставляла крупная торговая и промышленная буржуазия, связанная главным образом с легкой промышленностью, особенно с текстильной, позиции которой на мировом рынке были еще довольно прочными. Консерваторы же, возглав­ляемые Б. Дизраэли и связанные главным образом с от­раслями тяжелой промышленности, уже вплотную столк­нулись с растущей конкуренцией США и Германии. Они ратовали за расширение внешних рынков путем дальней­ших захватов, добивались введения высоких таможенных пошлин для ограждения внутреннего английского рынка.

Во внешней политике в начале XX века Англия взяла курс на смягчение противоречий с Францией и Россией. Соглашения, заключенные в 1904 и1907 гг., положили на­чало существованию противостоящего германским инте­ресам союза — Антанты («Тройственного согласия»). На­кануне первой мировой войны обострился ирландский воп­рос. В 1912-1914 гг. Ирландия находилась в состоянии угрозы гражданской войны в связи с принятием закона о местном самоуправлении.

Франция. Франция в начале XX в. по выпуску основных видов продукции была оттеснена со второго на четвертое место в мире, отстав по темпам своего экономического раз­вития от Германии и США. Это во многом объяснялось по­следствиями франко-прусской войны, потерей Эльзаса и Лотарингии. В сельском хозяйстве преобладала мелкая зе­мельная собственность. Несколько лучше было положение лишь в традиционных для Франции отраслях по производ­ству предметов роскоши. В то же время доля Франции в заграничных капиталовложениях достигла 33 %, и она за­няла второе (после Англии) место до вывозу капитала. В отличие от английских, французские финансисты вывози­ли свои капиталы не столько в колонии, сколько в менее развитые страны Европы. Они не только вкладывали их в местную промышленность, но главным образом предостав­ляли займы как частным лицам, так и правительствам под большие проценты. Французский капитализм стал приобретать ростовщический характер. Вместе с тем, как и во всех развитых капиталистических странах, во Фран­ции усиливалась концентрация производства и капитала. Пришедшие к власти в начале XX в. радикалы во главе с Ж. Клемансо (1841—1929) провели закон об отделении церкви от государства и об ограничении роли церкви в вопросах образования.

1880—1890 гг. стали временем активного формирова­ния французской колониальной империи. Франция захва­тила Индокитай и значительные территории в Африке — Тунис, Берег Слоновой Кости, Гвинею, часть бассейна реки Конго, остров Мадагаскар. Столкновение интересов с Гер­манией, а также жажда отомстить за поражение 1870 г. ускорили экономическое и политическое сближение Фран­ции с Россией, а затем и с Англией.

Внешняя политика и международные отношения. По­стоянный рост производства промышленной продукции в ведущих индустриальных странах мира диктовал необхо­димость экономической экспансии, которая в условиях того времени так или иначе шла бок о бок с политической. Процесс экспансии, в свою очередь, вел к столкновению интересов наиболее развитых в экономическом отношении стран, мировые державы фактически разделились на два лагеря — «успевшие» к колониальному разделу мира и «опоздавшие». Первые стремились закрепить территори­альные приобретения, а вторые жаждали нового передела мира. На рубеже веков, в преддверии первой мировой вой­ны, не раз вспыхивали локальные военные конфликты, ь некоторые из них грозили обернуться «большой» войной. В американо-испанской войне (1898) США быстро разгро­мили некогда самую сильную державу в Западном полу­шарии. После победы над Испанией США захватили ост­ров Пуэрто-Рико в Карибском море, также Филиппинские и некоторые другие острова в Тихом океане. С переходом к американцам наряду с Гавайскими и Филиппинских ос­тровов они получили стратегический плацдарм в Тихом океане. Русско-японская война (1904—1905 гг.) за влия­ние в Корее и в северо-восточном Китае закончилась пора­жением России. Япония превратилась в агрессивное госу­дарство, вынашивающее планы новых захватов в тихоо­кеанском регионе. К началу XX в» завершился раздел Африки. Наиболее выгодные позиции имела Англия, ко­торая еще в начале 80-х гг. оккупировала Египет. Англи­чане также получили крупные колонии на-западе и восто­ке Африки, а после победы в англо-бурской войне (1899— 1902) стали полными «хозяевами» и юга континента. Фран­ции, помимо давно захваченного Алжира, достались Тунис, огромные территории на западе и в центре Африки и остров Мадагаскар. Германия захватила земли на западе (Камерун, Того), востоке и юго-западе континента. Во владении Порту­галии уже несколько веков находились Ангола и Мозамбик. В руках итальянцев оказались Ливия и Восточное Сомали. Бельгия закрепилась в самом центре Африки, получив бога­тейшую колонию Конго.



Колониальная экспансия сопровождалась столкновения­ми между ведущими державами, грозившими перерасти в военный конфликт. Летом 1898 г. у местечка Фашода, на юге Судана, едва не произошло столкновение между завер­шавшими захват страны англичанами и «осваивавшими» соседние (западные) территории французами (Фашодский кризис}. В Париже разумно оценили соотношение сил и не решились на крупный конфликт с Англией. Французский отряд был отозван из Фашоды. Другой военный конфликт вполне мог вспыхнуть из-за Марокко. На международной конференции в 1906 г. был признан приоритет интересов Франции и Испании, однако вскоре французы оккупирова­ли почти все Марокко. А в 1911 г. в спор решила вмешать­ся и Германия, поедав к берегам Марокко флот. Этот инци­дент, известный как «прыжок «Пантеры» (по названию гер­манского корабля), едва не привел к.общеевропейской вой­не: ведь Франция и Германия уже принадлежали к разным военным блокам. Только вмешательство Англии предотвра­тило большой «пожар». Германия согласилась признать про­текторат Франции над Марокко. Серьезные противоречия разделяли Великобританию и Россию в Средней Азии

В условиях постоянного противоборства интересов осо­бое значение приобретало формирование влиятельных со­юзов и блоков. Участие в них позволяло ведущим странам еще больше укрепить свои позиции, а у слабых государств повышались шансы на успех. К началу XX в. в Европе сложились два основных блока. Стремительно усиливавшаяся Германия еще в 1879 г. заключила союз с Австро-Венгрией, а в мае 1882 г. к ним присоединилась и Ита­лия. Так возник Тройственный союз — одна из основных сил в будущей мировой войне. В то время Россия^была связана с Германией и Австро-Венгрией так называемым Союзом трех императоров. Но это был всего лишь договор о взаимном нейтралитете на случай войны с другими дер­жавами. А Тройственный союз подразумевал военную вза­имопомощь его участников. Поэтому Россия не без основа­ний увидела в нем угрозу для себя. Встревожена была и Франция, где хорошо помнили поражение во франко-прус­ской войне 1870 г. В августе 1891 г. Россия и Франция заключили союз, который в декабре 1893 г. был дополнен военной конвенцией. Франко-русский союз стал противове­сом Тройственному. После долгих колебаний традиционно осторожная в выборе партнеров Англия в апреле 1904 г* вступила в союз с Францией, а в августе 1907 г. — и с Россией. Возникший в%тоге блок стали называть «Трой­ственным согласием» (Антантой). Наличие в центре Евро­пы двух мощных военных группировок, имеющих во мно­гом противоположные интересы, делало войну почти неиз­бежной, хотя ни одна сторона не торопилась ее начинать. Противоречия двух враждебных блоков особенно остро проявились на Балканах, которые уже давно именовали «по­роховой бочкой Европы». Здесь сталкиваются интересы Рос­сии и Австро-Венгрии. Стремились укрепить свое положе­ние и молодые балканские государства, еще недавно входив­шие в состав Османской империи. Серьезный конфликт про­изошел в 1908 г., когда Австро-Венгрия объявила об аннек­сии Боснии и Герцеговины, которые вот уже 30 лет (по ре­шению Берлинского конгресса 1878 г.) были оккупированы австрийскими войсками. Это вызвало резкий протест России и славянских государств Балкан. Но австрий-скую акцию поддержала Германия, и России пришлось признать захват Боснии и Герцеговины. Однако вскоре ситуация на Балка­нах вновь обострилась. В 1911-1912 гг. в ходе короткой итало-турецкой войны Италия захватила Ливию (Триполи). Поражением Турции решили воспользоваться Болгария, Сер­бия, Греция и Черногория. Заключив Балканский союз, они в октябре 1912 г. начали войну против Турции. Союзники быстро разгромили турецкую армию, Турция лишилась почти всех владений в Евроце, сохранив за собой лишь Стам­бул и его окрестности. Исход первой Балканской войны ре­шился менее чем за месяц, хотя мир был подписан только в мае 1913 г. Основная часть бывших османских территорий досталась Болгарии, и это вызвало недовольство ее вчераш­них союзников. Они образовали новый блок, к которому присоединилась и Румыния. Болгария решила не дожидать­ся нападения и в конце июня 1913 г. первой атаковала Сербию и Грецию. Но на стороне последних неожиданно вы­ступила Турция. А Германия и Австро-Венгрия, первона­чально обещавшие поддержку болгарам, с началом войны предпочли не ввязываться в конфликт. Они опасались, что одного из главных противников Болгарии, Сербию, поддер­жит ее союзница Россия. Оставшись в одиночестве, болгары потерпели поражение. Согласно мирному договору (август 1913 г.) они потеряли не только все недавние приобретения, но и часть своих земель. После второй Балканской войны Болгария еще больше сблизилась с Германией и Австро-Венгрией. Сербия попыталась занять часть Албании, создан­ной на освобожденных от османов землях в ноябре 1912 г., но после решительного ультиматума Австро-Венгрии сербам пришлось отвести свои войска. Австро-сербские противоре­чия были слишком велики и регулярно приводили к взры­воопасным ситуациям в регионе. В результате, летом 1914 г., после очередного конфликта Австро-Венгрии и Сербии раз­разилась первая мировая война.

У всех основных участников войны были свои цели, кото­рые по мере возможности согласовывались с союзниками. По секретным соглашениям с Англией и Францией Россия в слу­чае победы в войне должна была поручить Стамбул с Черно­морскими проливами, а также некоторые территории в За­кавказье и у своей западной границы^ При этом Россия согла­шалась на уступку входивших в ее состав польских земель, так как Англия и Франция настаивали на воссоздании неза­висимой Польши. Сами англичане и французы рассчитывали разделить германские владения в Африке и осман-ские на Ближнем Востоке. Франция рассчитывала вернуть Эльзас и Лотарингию. Захваченные австрийцами Боснию и Герцегови­ну намечалось передать Сербии. Итальянцам за их вступле­ние в войну на стороне Антанты были обещаны юго-западные земли Австро-Венгрии, а также Албания. Строили планы и страны германского блока. Немцы надеялись завладеть английскими и французскими коло­ниями в Африке и Азии, добиться протектората над Бель­гией и частью территории Франции с выходом к Атланти­ке. Австро-Венгрия планировала получить территориаль­ные приобретения на Балканах и севере Италии. Герма­ния рассчитывала на неготовность своих противников, прежде всего России, к войне и старалась скорее закон­чить военные приготовления. К 1914 году мир оказался на грани мировой войны.




  1. Первая мировая война как проявление кризиса цивилизации XX в.


Подготовка к войне. Одновременно велась военно-экономическая подготовка мировой бойни. Так, с 90-х гг. по 1913 г. военные бюджеты ведущих стран выросли более, чем на 80%. Бурно развивалась военно-оборонная промышленность: в Германии в ней были заняты 115 тыс. работников, в Астро-Венгрии – 40 тыс., во Франции – 100 тыс., в Англии – 100 тыс., России – 80 тыс. человек. К началу войны производство военной продукции в Германии и Австро-Венгрии лишь немного уступало аналогичным показателям в странах Антанты. Однако Антанта получала явный перевес в случае затяжной войны или расширения своей коалиции.

Учитывая последнее обстоятельство, германские стратеги уже давно разрабатывали план блицкрига (А. Шлифен (1839-1913), Х. Мольтке (1848-1916), 3. Шлихтинг, Ф. Бернарди и др.). Немецким планом предусматривался молниеносный победный удар на Западе при одновременных сдерживающих, оборонительных боях на восточном фронте, с последующим разгромом России; Австро-Венгерский штаб планировал войну на два фронта (против России и на Балканах). В планы противной стороны входило наступление русской армии сразу на двух направлениях (северо-западном – против Германии и юго-западном – против Австро-Венгрии) силами в 800 тысяч штыков при пассивно выжидательной тактике французских войск. Германские политики и военные стратеги возлагали надежду на нейтралитет Англии в начале войны, для чего летом 1914 г. подталкивали Австро-Венгрию на конфликт с Сербией.



Начало войны. В ответ на убийство 28 июня 1914 г. наследника Австро-Венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда в г. Сараево Австро-Венгрия незамедлительно открыла военные действия против Сербии, в поддержку которой 31 июля Николай II объявил всеобщую мобилизацию в России. На требование Германии прекратить мобилизацию Россия ответила отказом. 1 августа 1914 г. Германия объявила войну России, а 3 августа – Франции. Не оправдались надежды Германии на нейтралитет Англии, выступившей с ультиматумом в защиту Бельгии, по истечении которого она начала военные действия против Германии на море, официально объявив ей войну 4 августа.

В начале войны заявили о нейтралитете многие государства, в том числе Голландия, Дания, Испания, Италия, Норвегия, Португалия, Румыния, США, Швеция.

Военные действия в 1914 г. на Западно-Европейском фронте были наступательными со стороны Германии, войска которой, пройдя Бельгию с севера, вступили на территорию Франции. В начале сентября между городами Верденом и Парижем состоялось грандиозное сражение (участвовало около 2 млн. человек), проигранное немецкими войсками. На Восточно-Европейском направлении наступала русская армия; войска Северо-Западного и Западного фронтов (под командованием генерала Ранинкампфа и генерала Самсонова) были немцами остановлены; войска же Юго-Западного фронта достигли успеха, заняв г. Львов. Одновременно боевые действия разворачивались на Кавказском и Балканском фронтах. В целом Антанте удалось сорвать планы блицкрига, в результате чего война приобрела затяжной, позиционный характер, и чаша весов стала склоняться в ее сторону.

Военные действия (в 1915-1918). В 1915 г. больших изменений на Западно-Европейском фронте не произошло. Россия в целом проиграла кампанию 1915 г., сдав австрийцам Львов, а немцам – Лиепаю, Варшаву, Новогеоргиевск.

Вопреки предвоенным обязательствам, в 1915 г. Италия объявила войну Австро-Венгрии, в результате чего открылся новый Итальянский фронт, где военные действия не выявили явного преимущества сторон. Этот перевес в пользу Антанты на юге Европы был нейтрализован оформлением в сентябре 1915 г. Четверного Австро-Германо-Болгаро-Турецкого Союза. Одним из результатов его образования стало поражение Сербии с последующей эвакуацией ее армии (120 тыс. человек) на остров Корфу.

В том же году действия на Кавказском фронте были перенесены на территорию Ирана при участии не только России и Турции, но и Англии; после высадки англо-французских войск в Салониках оформился Салоникский фронт, англичанами была занята территория Юго-Западной Африки. Наиболее значительным морским сражением 1915 г. стали бои за овладение Босфором и Дарданеллами.

1916 г. на Западно-Европейском фронте ознаменовался двумя крупными сражениями: под г. Верденом и на р. Сомме, где с обеих сторон было убито, ранено и взято в плен 1 млн. 300 тысяч человек. Русская армия в этом году провела наступательные операции на Северо-Западном и Западном фронтах в поддержку союзников, в период битвы под Верденом. Кроме того, на Юго-Западном фронте был осуществлен прорыв, вошедший в историю по имени генерала А, Брусилова (1853-1926), в результате которого попало в плен 409 тыс. австрийских солдат и офицеров и была занята территория в 25 тыс. кв. км.

На Кавказе части русской армии заняли города Эрзерум, Трапезунд, Рувандуз, Муш, Битлис. Англия одержала победу в Северном море в самом крупном морском сражении Первой мировой войны (Ютландский бой).

В целом успехи Антанты обеспечили перелом в ходе военных действий. Германское командование (генералы Людендорф (1865-1937) и Гинденбург) перешло с конца 1916 г. к обороне на всех фронтах.

Однако уже в следующем году русские войска оставили Ригу. Ослабленные позиции Антанты были подкреплены вступлением в войну на ее стороне США, Китая, Греции, Бразилии, Кубы, Панамы, Либерии и Сиама. На Западном же фронте Антанте не удалось овладеть решающим преимуществом, в то время как на новом Иранском фронте англичане заняли Багдад, а в Африке закрепили победу в Того и Камеруне.

В 1918 г. было создано единое союзное командование стран Антанты. Несмотря на отсутствие Русского фронта, немцы и австрийцы по-прежнему держали в России до 75 дивизий, ведя сложную игру в сложившихся условиях после Октябрьской революции. Немецкое командование предприняло крупное наступление на р. Сомме, окончившееся неудачей. Контрнаступление союзников заставило Германский генеральный штаб запросить перемирие. Оно было подписано 11 ноября 1918 г. в Компьене, а 18 января 1919 г. в Версальском дворце открылась Конференция 27 союзных стран, определивших характер мирного договора с Германией. Договор был подписан 28 июня 1919 г., Советская Россия, заключившая сепаратный мир с Германией в марте 1918 г., в разработке Версальской системы не участвовала.



Итоги войны. По Версальскому договору территория Германии сократилась на 70 тыс. кв. км, она лишилась всех немногочисленных колоний; военные статьи обязывали Германию не вводить воинскую повинность, распустить все военные организации, не иметь современных видов вооружения, выплатить репарации. Основательно была перекроена карта Европы. С распадом Австро-Венгерской дуалистической монархии была оформлена государственность Австрии, Венгрии, Чехословакии, Югославии, подтверждены самостоятельность и границы Албании, Болгарии, Румынии. Бельгия, Дания, Польша, Франция и Чехословакия вернули себе захваченные Германией земли, получив под свое управление часть исконных немецких территорий. От Турции были отделены Сирия, Ливан, Ирак, Палестина и переданы в качестве подмандатных территорий Англии и Франции. Новая западная граница Советской России также была определена на Парижской мирной конференции (линия Керзона), при этом закреплялась государственность частей бывшей империи: Латвии, Литвы, Польши, Финляндии и Эстонии.

Последствия Первой мировой войны. Первая мировая война продемонстрировало кризисное состояние цивилизации. Действительно, во всех воюющих странах свертывалась демократия, суживалась сфера рыночных отношений, уступая место жесткому государственному регулированию сферы производства и распределения в его крайней этатистской1 форме. Эти тенденции противоречили хозяйственным основам западной цивилизации.

Не менее ярким свидетельством глубокого кризиса были кардинальные политические изменения в ряде стран. Так, вслед за Октябрьской революцией в России прокатились революции социалистического характера в Финляндии, Германии, Венгрии; в других странах отмечался небывалый подъем революционного движения, а в колониях – антиколониального. Это как бы подтверждало предсказание основателей коммунистической теории о неизбежной гибели капитализма, о чем также свидетельствовали возникновение Коммунистического 3-го Интернационала, 21/2-го Социалистического Интернационала, приход к власти во многих странах социалистических партий и, наконец, прочное завоевание власти в России большевистской партией.




Первая мировая война явилась катализатором индустриального развития. За годы войны было произведено 28 млн. винтовок, около 1 млн. пулеметов, 150 тыс. орудий, 9200 танков, тысячи самолетов, создан подводный флот (только в Германии за эти годы было построено более 450 подводных лодок). Военная направленность индустриального прогресса стала очевидной, следующим шагом явилось создание техники и технологий для массового уничтожения людей. Впрочем, уже в годы Первой мировой войны были произведены чудовищные опыты, например, первое применение химического оружия немцами в 1915 г. в Бельгии под г. Ипр.

Последствия войны были катастрофическими для народного хозяйства большинства стран. Они вылились в повсеместные длительные экономические кризисы, в основе которых лежали гигантские хозяйственные диспропорции, возникшие в военные годы. Только прямые военные расходы воевавших стран составили 208 млрд. долларов. На фоне повсеместного падения гражданского производства и жизненного уровня населения шло укрепление и обогащение монополий, связанных с военным производством. Так, германские монополисты к началу 1918 г. аккумулировали в качестве прибыли 10 млрд. золотых марок, американские – 35 млрд. золотых долларов и т. д. Укрепившись за годы войны, монополии все более стали определять пути дальнейшего развития, ведущие к катастрофе западную цивилизацию. Подтверждением данного тезиса являются возникновение и распространение фашизма.



Первая мировая война: причины, характер, итоги. Участие в войне России

Причины войны. Первая мировая война была вызвана обо­стрением коренных противоречий между крупнейшими капи­талистическими государствами. Империалистические страны боролись друг с другом за рынки сбыта и источники сырья. Данные противоречия (в основном экономического характе­ра) возникали и нарастали на протяжении длительного вре­мени и цривели к образованию враждебных коалиций.

Германия, опоздавшая к колониальному разделу мира, стремилась наверстать упущенное. Именно Германия, из всех держав, являлась наиболее заинтересованной в гло­бальной войне за передел мира (хотя это не снимает ответ­ственности с других государств). Союзником Германии выс­тупила Австро-Венгрия, имевшая свои виды на Балканы.

Франция, традиционный противник Германии на кон­тиненте, помня о неудачной для себя войне 1870 г., искала союзника и нашла его в лице России. Великобритания, в свою очередь, была вынуждена прервать традиционную по­литику «блестящей изоляции». Соединенное королевство являлось крупнейшей колониальной империей и обладало сильнейшим флотом, но США и Германия, обойдя Брита­нию по экономическому потенциалу, постепенно нагоняли ее по мощи своих военно-морских подразделений. Особенно остро встали англо-германские противоречия. Поэтому Ве­ликобритания присоединилась к русско-французскому со­юзу. Россия и Великобритания сгладили свои противоре­чия, разграничив сферы влияния в Иране, Афганистане и Тибете. Так объединились страны Согласия — Антанта.

Участие России в войне объясняется не ее непосред­ственными интересами, а, в первую очередь, союзнически­ми обязательствами и стремлением утвердить свой статус великой державы. В России понимали гибельность войны в условиях нестабильной экономики и острых внутренних противоречий. Помня результаты русско-японской войны и революции, П.А. Столыпин, а за ним и русская дипло­матия придерживались формулы «мир, во что бы то ни стало». Но все же в предстоящей войне Россия собиралась захватить черноморские проливы, открывающие дорогу в Средиземноморье. Также Россия стремилась закрепиться на Балканах в ущерб интересам Австро-Венгрии.



Планы сторон. Перед Германией и Австро-Венгрией сто­яла малопривлекательная.перспектива войны на два фрон­та. Германия намеревалась, в первую очередь, сконцент­рировать войска на западном направлении и разгромить Францию, а затем перебросить их на Россию. Немецкое командование исходило из того, что мобилизация в Рос­сии вследствие больших пространств и неразвитости сис­темы железных дорог обыкновенно проходила очень мед­ленно. Россия в случае войны опаздывала с началом воен­ных действий.

Повод к войне. Поводом к войне стало убийство в г. Сараево сербским студентом наследника австро-венгерско­го престола эрцгерцога Фердинанда. Убийство произошло 28 июня 1914 г., 10 июля Австро-Венгрия предъявила Сербии заведомо невыполнимый ультиматум, а 14 июля объявила войну. В течение считанных дней в войну всту­пили все крупнейшие европейские державы.

Начало войны. Германия через Бельгию вторглась во Францию и начала разворачивать наступление на Париж. Положение Франции становилось катастрофическим. Что­бы спасти союзника, Россия, не закончив мобилизации, двинула две крупные военные группировки в Восточную Пруссию. Германия ослабила натиск на Париж (до кото­рого оставалось 30—40 км), перебросив часть войск на Восточный фронт. Из-за несогласованных действий рус­ские армии были разбиты. Позднее на стороне Централь­ных держав в войну вступила Турция.

Осенью положение на фронтах стабилизировалось. На всех направлениях войска застыли в окопах. Все страны, готовя­щиеся к койне, считали, что она будет скоротечной, как об этом говорил опыт предшествующих конфликтов. Но оборо­на оказалась сильнее наступления, и попытки прорваться через мощную, глубоко эшелонированную оборонительную систему, как правило, приводили лишь к огромным поте­рям.

Характер войньх. Таким образом, мировая война пре­вратилась в войну на истощение. Исход войны решало соотношение материальных и людских ресурсов обеих сто­рон. Воюющие государства были вынуждены перевести свою экономику на военные рельсы. Развязавшие войну круп­ные капиталисты обрекли свои народы на жесточайшие испытания и огромные жертвы, беспрецедентные в исто­рии человечества.

В такой войне значительные преимущества были у стран Антанты. На них работали две крупнейшие колониаль­ные империи — Великобритании и Франции, Что jriQ каса-ется колоний Германий, то они были очень быстро завое­ваны союзниками. Флот Германии оказался заблокиро­ванным в своих портах более мощным флотом Великобри­тании, попытки прорваться в Атлантику так и остались лишь попытками. Только немецкие подлодки могли ме­шать морским сообщениям союзников.

В этой ситуации центральным державам приходилось рассчитывать только на свои ресурсы.


следующая страница >>