Теоритические предпосылки взаимодействия рекламы и моды - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
План План 1 немного истории 3 Сущность рекламы. 8 Классификация видов... 4 526.91kb.
Действует с 18. 01. 2010 Стоимость размещения рекламы на транспорте... 1 21.82kb.
Стилистика рекламы. Стилистические особенности рекламы бытовой техники 2 421.49kb.
Заключительный этап Второго международного конкурса моды Bezgraniz... 1 69.9kb.
Общие требования к выполнению эскизов средств наружной рекламы 1 9.94kb.
Александр Александрович Васильев Судьбы моды Александр Васильев Судьбы... 11 3765.13kb.
Образовательная программа по специальности спо 031601 «Реклама» на... 2 527.91kb.
Состав рабочей группы по организации межведомственного взаимодействия... 1 36.19kb.
Состав рабочей группы по организации межведомственного взаимодействия... 1 73.36kb.
Виды телекоммуникационного взаимодействия ( в соответствии с индивидуальным... 2 545.68kb.
Теоретические и экспериментальные аспекты взаимодействия геосорбентов... 1 25.47kb.
Физкультура и спорт 1 295.01kb.
- 4 1234.94kb.
Теоритические предпосылки взаимодействия рекламы и моды - страница №1/1



  1. ТЕОРИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РЕКЛАМЫ И МОДЫ

1.1 Мода как социокультурный феномен

Феномен моды, или, как принято сейчас говорить, фэшн-феномен, сравнительно недавно получил статус явления культуры, «пригодного» к теоретическому исследованию. Он является одним из механизмов регуляции в структуре социокультурных отношений. Этот феномен, обнаруживая себя в различных областях жизни, обладает большими возможностями.

Мода является фактором, требующим очень серьезного отношения в современном обществе, так же она имеет прямое влияние на экономическое и социальное развитие общества. Мода полностью захватывает нашу жизнь, и представить мир без нее уже не представляется возможным.

Под модой понимаются существующие в определенный период времени общепризнанные внешние формы культуры. Это характерные для данного временного периода стили и способы поведения людей, особенности обустройства дома и, конечно же, одежды. Именно в одежде наиболее всего отражаются особенности моды. Одежда в отличие от всего остального более часто подвержена изменению и, следовательно, характеризуется меньшей устойчивостью.

Чаще всего под модой понимают конкретные вещи, формы одежды, которые в какой-то момент являются востребованными. Так же термин «мода» применяется для обозначения профессиональной деятельности специалистов, творчества художников по одежде, работающих в сфере искусства костюма. Еще под «модой» подразумевают сложившийся к нашему времени мировой бизнес, целенаправленно формирующий у миллионов людей все новые и новые желания, с целью наиболее выгодным способом для себя обеспечить удовлетворение этих желаний. И, наконец, термин «мода» используется при обозначении сложнейшего явления социокультурной жизни.

Феномен моды заключается в подражании одних людей и (или) социальных групп другим людям и (или) социальным группам. Копирование внешних форм поведения «лучших», попытка приближаться к ним, сравняться с ними – значит идентифицировать себя с ними, возможность почувствовать себя «лучшими».

Изначально мода появилась, как желание одних слоев общества отделиться от других. В обществе господствовали четкие границы, определяющие, что именно разрешено носить тем или иным категориям людей. Мода играла в культуре роль «недосягаемой высоты», она была феноменом элитарной культуры, уделом немногих, затем она прочно укоренилась в культуре повседневности, как один из механизмов социальной регуляции, маркирующий социальную идентичность человека. С самого начала ее характеристиками были новизна и свобода, а также универсальность, так как мода имеет тенденцию распространяться, проникая сквозь сословные перегородки и подчиняя себе умы, привычки и образ действий. Как феномен повседневности мода весьма динамична и парадоксальна: как только мода становится общедоступной, элита отказывается от нее и изобретает нечто новое; чем ближе различные социальные слои, тем быстрее происходит смена моды.

В XII—XIII вв. в городах Западной Европы мода уже становиться частью городской культуры. Появляются образцы для подражания и идеалы. Но в данный период главными в моде остаются представители знати.

Затем, в XIX веке, наступает революция в обществе, которая приводит к становлению нового феномена — массовой культуры, которая, в свою очередь, делает моду частью своей инфраструктуры. Мода начинает тиражировать образы культуры, возобновляя тот самый парадокс. Таким образом, мода занимает нишу массовой культуры.

Мода – самый тонкий, верный и безошибочный показатель отличительных признаков общества, маленькая частица человека, страны, народа, образа жизни, мыслей, занятий, профессий. Наконец, в разных частях света, в разных странах развитие общества имело свои специфические особенности, и все они – климатические, социальные, национальные и эстетические – ярко выражены в многообразии костюмов.

Каждая эпоха создает свой эстетический идеал человека, свои нормы красоты, выраженные через конструкцию костюма, его пропорции, детали, материал, цвет, прически, грим. Во все периоды существования сословного общества костюм был средством выражения социальной принадлежности, знаком привилегий одного сословия перед другим. Чем сложнее структура общества, тем богаче традиция, тем разнообразнее одеяния.

Наконец, каждая эпоха характеризуется определенным состоянием культуры, получающим своеобразное выражение в искусстве моды.

Модой в самом широком смысле слова называют существующие в определенный период и общепризнанное на данном этапе отношение к внешним формам культуры: к стилю жизни, обычаям сервировки и поведения за столом, автомашинам, одежде.

Мода – это процесс социального конструирования границы между модной и немодной частями социального пространства и, соответственно, между модными и немодными людьми, находящимися в них. В модной части социального пространства развивается быстротекущий процесс смены потребительских моделей, выполняющих роль символов современности и престижности. В немодной части процессы потребления идут гораздо медленнее.

Мода – это одна из социальных норм, характерных прежде всего для индустриального и постиндустриального обществ. В качестве социальной нормы мода предписывает членам данного общества определенную модель потребительского поведения. Мода как социальная норма носит внешний по отношению к индивиду характер.

Мода – это непродолжительное господство в обществе определенных вкусов, главным образом, во внешних формах быта, особенно, в одежде.

Следовать моде – это значит уловить ее основное направление, новые силуэты, линии и пропорции, характерные цветовые сочетания, принципы отделки, варианты конструкций в пределах модного силуэта.

Важная черта моды – сменяемость. Мода – это и новизна, и подражание, и индивидуальность.

По мнению И. Канта: «Мода – это естественная склонность человека сравнивать себя в своем поведении с кем-нибудь более авторитетным и подражать его манерам. Закон этого подражания – стремление казаться столь же или более значительным, чем другие, и именно в том, причем не принимается во внимание какая-либо польза, – называется модой.

Подражать другим представляется возможность только тогда, когда есть достаточная свобода в выборе вариантов поведения. В наше время в развитых странах такая свобода принадлежит практически всем членам общества, разумеется, в определенном диапазоне. Однако, когда общество предлагает изобилие вещей и возможных форм поведения, человек оказывается перед необходимостью делать выбор.

Мода – это процесс, который имеет несколько фаз. В принципе это те же фазы, которые характерны для любого иного товара.

Первая фаза – производство моды. Она включает ряд этапов:



  • идеальное (духовное) производство – разработка новых моделей, которые первоначально могут существовать лишь в идеальной форме рисунков, чертежей, описаний. Эту функцию выполняют творцы моды: модельеры, конструкторы, архитекторы, композиторы, поэты и т.д.;

  • материализация моделей. Эта функция выполняется либо индивидами, либо специализированными организациями: домами моделей, опытными мастерскими и т.п. Она предполагает изготовление опытных образцов одежды, автомобилей, исполнение на репетиции новой песни, написание книги и т.д. Поскольку мода – это не вещь сама по себе, а ее потребление, то материализация моды осуществляется через организацию показательного потребления модных объектов;

  • массовое производство объектов моды в количествах, которые делают их потенциально доступными для широких слоев населения. Эта функция выполняется предприятиями, способными вести массовое производство.

Вторая фаза – распространение модных вещей и стандартов поведения. Этот процесс предполагает доведение модных моделей до максимально широкой публики. Он также включает ряд этапов.

Распространение имиджа объекта моды и стандарта потребления. Это осуществляется через прямую и скрытую рекламу. В первом случае прямо сообщается о появлении нового товара, в силу тех или иных причин приобретшего статус объекта моды. Во втором случае показывают представителей референтных групп, которые уже вовсю пользуются модными объектами. В результате происходит насаждение и распространение желания приобрести модный объект и быть, «как они».

Распространение материальных объектов моды, которые появляются в виде товаров в магазинах, в виде услуг, доступных в большинстве населенных пунктов.

Третья фаза – потребление модных вещей. На этой фазе люди, купившие объекты моды, используют их для демонстрации.

Все три фазы тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Производители любых товаров, естественно, стремятся превратить их в объекты моды, что обеспечит их массовый сбыт и большую прибыль. Поэтому они вкладывают огромные средства в рекламу и распространение товаров, пытаясь навязать потребителям свое изделие, превратив его в объект желаний, устремлений потребителей. Однако только те товары, которые превратились для потребителей в ценность, вошли в социальную норму, становятся объектами моды. Поэтому производство модных объектов – это всегда производство потенциальных объектов моды. Возможность же далеко не всегда превращается в действительность.

Нередко моду представляют как результат свободного выбора свободных потребителей. В реальности этот процесс гораздо более сложный. Мода навязывается производителями потенциально модных товаров. Потребители же подвержены инерции традиции, стереотипов, что тормозит процесс усвоения навязываемых моделей потребления. Кроме того, производители конкурируют между собой, навязывая различные, порою противоположные модели. Поэтому потребитель свободен по отношению к производителю в той мере, в какой ему открыт выбор. Таким образом, свобода потребителя пропорциональна имеющемуся выбору потенциально модных объектов. Модным может быть лишь то, что уже произведено в идеальной или материальной форме.

Основными функциями моды являются следующие:


  1. Эпистемологическая функция моды связана с накоплением и трансляцией социального опыта. Данная функция реализует себя в чувственно-созерцательной (связанной с психологической стороной моды и удовлетворяющей аффективную потребность субъекта) и нарративно-ориентационной (под которой понимается воспроизведение жизнедеятельности в формах «модного сюжета») деятельности;

  2. Футурологическая функция, которая заключается в обеспечении будущей дееспособности коллектива посредством передачи социально-значимой информации (хотя передача эта может быть и пусто – типа «новое поколение выбирает Пепси»). Данная функция также может быть обозначена как эвристическая, поскольку выступает как предъявление определенной программы (эвристики) социальных действий;

  3. Коммуникативная функция, позволяющая людям вступать в общение друг с другом, создавая первичное коммуникативное поле, имеющее психологическую и знаково-символическую сторону. Психологическая сторона общения создает эмоциональный настрой в целях сплочения коллектива, способствует формированию типа личности и коллектива. Знаково-символическая сторона общения – это своеобразный «язык коллектива», набор конвенционально разделяемых коммуникативных единиц (от речевых манифестаций до предметно-материальных артефактов);

  4. Регулятивно-ценностная функция – набор образцов, норм и правил действия в тех или иных социальных ситуациях – задаваемая через предписание и запрет.

Специфика моды заключается в том, что социальные явления в ней воспроизводятся в иной форме, отличной от форм реального существования, в форме ценностно-ориентационной, то есть извращением действительных социальных закономерностей. Так или иначе, цель и сущность любой моды состоит в воспроизведении жизнедеятельности личности в ее отношении к группе – таким образом, моду при ее рассмотрении невозможно отрывать от всей совокупности жизнедеятельности сообщества, от социально-морфологической его стороны – до политической или религиозной.

В процессе продвижения модных товаров в массы мода натыкается на сопротивление человеческого материала, так как новое принимается разными людьми с разной скоростью, на различие материальных возможностей следования модным течениям. С точки зрения скорости принятия и усвоения модных моделей, потребители делятся на ряд групп:

«Инноваторы» («пионеры», «экспериментаторы» и т.п.) – это самая малочисленная группа потребителей. В значительной мере она смыкается с той частью творцов моды, которые материализуют предлагаемые модели в демонстрируемые стили потребления. Это люди, прямо или косвенно связанные с производителями опытных образцов товаров и рискующие первыми их опробовать. Те из них, кто обладает способностью влиять на поведение окружающих, оказываются членами референтных групп – творцов моды. Но к этой группе относятся не только те, кто по долгу своей профессии мелькает на экранах телевизоров и на публичных мероприятиях, но и люди, демонстрирующие новые модели потребления своему непосредственному окружению: прохожим, соседям, друзьям. Они экспериментируют, рискуя оказаться объектом насмешек, но в то же время имея шанс повести других за собой к новой модели потребления.

«Лидеры» – их отличает особое внимание и уважение со стороны окружающих. Эта группа идет впереди большинства, но избегает опасного экспериментирования. Она отбирает у экспериментаторов те модели, которые имеют высокую вероятность вызвать общее одобрение или по крайней мере не станут причиной насмешек. Собственно только после усвоения ими новой модели потребления можно с значительной долей уверенности говорить, что это модная тенденция.

«Раннее большинство» («подражатели», «ранние последователи») – это те, кто составляет массу "модных людей". Они используют новые модели потребления, лишь оказавшись в довольно большой "передовой" группе. Когда эта группа примет новую модель потребления, можно уже уверенно говорить о том, что данный товар стал объектом моды.

«Позднее большинство» («скептики», «консерваторы») – для них характерна смесь консерватизма и стремления быть "как все". Поскольку большинство уже включило данный товар или модель поведения в свой арсенал, то консерваторам ничего не остается, как, поборов свой радикальный консерватизм, присоединиться к модной части потребителей. Однако они это делают не потому, что хотят быть модными, а потому, что не хотят быть «белыми воронами».

«Традиционалисты» («отстающие») – для их потребления характерна ориентация прежде всего на традицию. «Традиционалисты» такие же смелые люди, как и «пионеры». Они не боятся быть отличными от большинства и оставаться самими собой, несмотря на окружающих. Одни из «традиционалистов» являются таковыми из принципа, от осознанной приверженности старине (сознательные традиционалисты). Стихийные традиционалисты внешне ведут себя так же, как и сознательные традиционалисты. Однако их стиль потребления вытекает не из любви к прошлому, а из равнодушного отношения к моде. Традиционалисты заметны тем, что в зрелом, престарелом возрасте они воспроизводят модели модного поведения времен их молодости.

Мода присутствует в самых различных сферах человеческой деятельности и культуры, прежде всего в оформлении внешности человека и непосредственной среды его обитания, а также в искусстве, архитектуре, художественной литературе, науке, речевом поведении и так далее.

По мнению Адама Смита, что мода влияет не только на одежду и мебель, но и на нравственность, музыку, архитектуру и т. д. Он подчёркивал особое значение элитарных слоёв как объекта подражания для остального населения, что было связано с возрастанием роли буржуазии в современном ему обществе.

Немецкий философ и социолог Георг Зиммель связывает существование моды с необходимостью удовлетворения двойственной потребности человека: отличаться от других и быть похожим на других. Он утверждал, что мода существует только в обществах с классовой бессословной структурой, с которой она тесно связана. Её развитие происходит следующим образом: высшие классы стремятся посредством внешних, хорошо различимых признаков продемонстрировать своё отличие от низших; последние же, стремясь к достижению более высокого статуса, овладевают этими признаками, присваивают их; тогда представители высших классов вынуждены вводить новые отличительные знаки своего высокого положения (новые моды), которые вновь заимствуются низшими классами, и т. д.

Французский философ Эдмон Гобло раасматривает процессы фиксации и размывания отличительных признаков высокого социального статуса в капиталистических обществах посредством моды.

Американский лингвист и культуролог Эдвард Сепир акцентировал роль моды как средства идентификации личности, её самовыражения и укрепления; эту функцию мода осуществляет благодаря социально санкционируемым отказу от старых и внедрению новых социокультурных норм.

В работах известного американского социолога и социального психолога Герберта Блумера мода рассматривается как средство внедрения новых социокультурных форм и адаптации к ним в изменяющемся мире. Процесс формирования и распространения моды проходит две фазы: инновацию и отбор. На первой фазе происходит предложение различных соперничающих между собой культурных образцов: на второй фазе все социальные группы осуществляют коллективный отбор, в результате которого социально одобренный образец становится общепринятой нормой.

Перечисление подходов к изучению моды можно продолжать и далее, однако в последние годы преобладающее значение приобрёл подход к изучению моды как к социокультурному явлению, как к механизму социальной, культурной и психической регуляции, тесно связанному с основными ценностями и тенденциями развития современного общества. Общепризнано, что развитие и функционирование моды в широких социальных масштабах было обусловлено такими факторами, как промышленная революция и возникновение массового поточного производства, ломка феодальных сословных барьеров, усиление географической и социальной мобильности, рост культурных контактов, урбанизация, развитие средств связи, транспорта, массовой коммуникации. В отличие от обычая мода ориентирована на современность, однако традиция составляет важный источник модных инноваций. Другими источниками является художественное творчество, научные открытия, технические изобретения, создание новых материалов и так далее.

Однако существование такого феномена, как мода, возможно не в любом обществе. К числу характерных черт тех социальных систем, в которых действует мода, относятся:

1. Динамичность. Общество стремится к изменениям, осуществляет их, обладает достаточно высоким инновационным потенциалом.

2. Открытость. Общество стремится к разнообразным контактам с другими обществами, осуществляет их, обладает развитыми средствами и каналами коммуникации.

3. Избыточность. В обществе существует развитая система тиражирования материальных и духовных благ, некоторая избыточность разнообразных и конкурирующих между собой культурных образцов, из которых может осуществляться выбор индивидами, группами и массами (группами групп).

4. Социальная дифференциация и мобильность. Общество неоднородно в социальном отношении, оно раздельно на различные классы и другие социальные группы. Однако в отличие от сословий и каст эти группы не разделены между собой непреодолимыми барьерами. Они могут подражать друг другу, заимствовать друг у друга культурные образцы, в них существует мобильность: вертикальная (переход индивидов из одной группы в другую с повышением или понижением социального положения) и горизонтальная (переход индивидов из группы в группу с сохранением прежнего социального положения).


    1. Роль рекламы в развитии моды

Реклама — это особый вид деятельности, который сопровождает человечество на протяжении всей истории его развития.

Слово «реклама» произошло от латинского «reclamare», что означает «кричать». Как термин, определяющий конкретный вид деятельности, а именно рекламную деятельность, он появился во второй половине XVIII века.

Одно из первых определений принадлежит Американской маркетинговой ассоциации: «Реклама — любая платная форма неличного представления и продвижения идеи или услуг от имени известного спонсора». В данном определении отражена одна из основных функций рекламы — возможность передать информацию определенной целевой аудитории, не устанавливая при этом прямого контакта с потенциальным покупателем.

Более широкое и исчерпывающее определение рекламы сформулировано в ФЗ «О рекламе»: «Реклама — информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке».

В то же время реклама — это комплекс средств неценового стимулирования сбыта продукции и формирования спроса на нее. Реклама весьма важный и тонкий рыночный инструмент. В условиях развитого рынка, когда присутствует высокая конкуренция, и каждый продавец стремится максимально удовлетворить потребности покупателя, реклама служит решающим фактором конкурентной борьбы. На каждой стадии покупательского цикла товара или услуги имеются свои особенности у рекламы.

Реклама объединяет в себе искусство со своими специфическими законами, науку, возникшую на стыке психологии, математики, статистики, логики, социологии и ряда других наук, и, конечно, является одним из основных инструментов современного маркетинга, поэтому однозначно определить природу рекламы практически невозможно.

Объектом рекламирования может быть товар, средство его индивидуализации, изготовитель или продавец товара, результаты интеллектуальной деятельности либо мероприятие (в том числе, спортивное соревнование, концерт, конкурс, фестиваль, основанные на риске игры, пари), на привлечение внимания к которым направлена реклама.

Реклама информирует потенциальных покупателей о новых и улучшенных товарах, их свойствах, особенностях и области применения. Она является зеркалом тенденций в моде и дизайне и вносит вклад в эстетические представления потребителей. Реклама помогает нам создать собственный имидж за счет предложения ролевых моделей, с которыми мы можем отождествить себя, и предоставляет возможность более полного самовыражения наших внутренних характеристик и чувства стиля с помощью тех вещей, которые мы носим или используем.

Касаясь различных форм рекламы, нельзя не затронуть и роль промышленного дизайна и моды в рекламном воздействии на потребителя.

Роль моды и рекламы очень схожи. Оба явления ставят целью обратить на себя внимание, определить социальный статус, имидж.

Реклама формирует моду, может передавать и передает не только информацию о товарах, изделиях, услугах, рынках, но и об общественных, политических и других типах отношений в обществе, в том числе и межличностных взаимоотношениях мужчин и женщин, в которой последние, как правило, не только стереотипизированы, видеоадаптированы, но и упрощены, сведены до уровня «ритуальных идиом». Иными словами, непосредственные предложения о товарах и услугах обычно представляются в рекламе в контексте других образов, рассказывающих об устройстве общества, культурных его конструкциях и о взаимоотношениях людей в нем.

Вне зависимости от того, каким образом сделана реклама, она, как правило, представляет собой завершенную в смысловом отношении картину, посредством которой ее создатель пытается донести до аудитории определенную мысль, образ, настроение, чувство, оценку, отношение и отношения. И чем более сознательно реклама использует правильно отобранные и успешно апробированные приемы по созданию у аудитории необходимого образного представления и впечатления, тем более эффективно она действует на сознание целевой аудитории посредством кино-, радиосредств, различной книжной, газетно-журнальной продукции, и тем более «безболезненно» для зрителя, а так же оптимально для себя, достигает цели и получает желаемый результат. В культуре, ориентированной на непрерывное потребление, где образы не только отражают, но и формируют общество, образ часто выглядит лучше своего референта, вследствие чего референт постоянно находится под давлением «дотягивать» до заданной планки «идеала».

Включение того или иного товара в символический обмен происходит одновременно с «овеществлением» абстрактных ценностей, господствующих в данном обществе, таких, например, как чувство патриотизма, семейные узы, приоритет господства над отдельным индивидуумом, мужчины над женщиной, доминирования мужского типа сексуальности и т. д.

Иными словами, реклама является не только определенной системой представления объектов, программирующей потребителя на приобретение того или иного товара, на то или иное поведение, на те или иные взаимоотношения, но и своеобразным идеологическим конструктом, кодом, выстраивающим систему символических ценностей: социальных, моральных, гендерных, семейных и других.

Рекламодатели естественным образом «продают» потребителю общепризнанную версию моды, социального/социально-гендерного мира и взаимоотношений в нем, т.е. «подсказывают, чего от Вас ждут окружающие в более или менее типичной». Большинство людей верят в эти рекомендуемые, «дисциплинируемые правила поведения», стереотипизированные гендерные идеалы – идеализированные рекламой представления о предназначении, поведении, чувствах мужчин и женщин. Веру в создание модного продукта, бытующий образ, подкрепляют, культурно «впечатывают» в личностное сознание людей, способствуя формированию и распространению гендерной стереотипизации, различные социальные институты, литература, искусство, средства массовой информации, реклама и т. д.

Кроме того, эта сложная система норм и отношений институализируется механизмами социальной жизни брачно-семейных, профессиональных и других институтов, посредством которых общество регулирует и легитимирует социальные взаимоотношения людей.

Почему именно на символическом воспроизведении «женственности» и «мужественности» сосредоточивается реклама, особенно при формировании стереотипов моды?

Во-первых, потому, что по силе эффекта привлекательности именно изображения людей занимают значительные позиции. И это находит свое отражение в выпуске большинства рекламной продукции.

Во-вторых, наиболее глубокой, внутриположенной чертой человека является его принадлежность к определенному полу. Женственность и мужественность в известном смысле суть предшественники и изначальные способы выражения сущности, т. е. чего-то такого, что может быть одномоментно передано в любой социальной ситуации, и даже такого, что попадает в самую цель при характеристике человека.

В-третьих, пол, вкупе с возрастом, дает более глубокое, по сравнению с принадлежностью к определенному классу или какой-либо социальной группе, понимание того, какой должна быть наша первичная природа и в каких ситуациях она может быть и должна быть продемонстрирована.

В-четвертых, есть три темы, апеллирующие к бессознательным пластам и почти всегда вызывающие интерес. Это, по мнению Л. М. Щеглова, секс, криминал, связанный с насилием, и успех. Следовательно, интересная с нашей точки зрения гендерная образность попадает в разряд тем, вызывающих интерес зрителя.

Более того, сами эти отношения при участии рекламы превращаются в товар. Реклама осуществляет перенос социального статуса или индивидуального чувства (всегда рассматриваемого ею в качестве потенциального потребителя) на определенный продукт. Реклама никогда не говорит «купи эту вещь», она осуществляет подмену и говорит: «подари себе хорошее настроение, здоровье, уверенность в себе, сексуальную привлекательность для другого пода, будущую благодарность детей, самоудовлетворение и, наконец,, настоящий экстаз», т. е. все то, что за деньги не купишь. Мы покупаем не мороженое, колготки, шампунь, дезодорант или таблетки, а свое положение в обществе, на работе, в семье, на вечеринке, в школе, свое отношение к другим людям, свой образ и имидж или, по меткому выражению Юдит Вильямсон, мы покупаем благодаря рекламе «самих себя».

Реклама не только обещает получение удовольствия одновременно с приобретением продукта, но и формирует само желание. Первым шагом на этом пути является создание желаемого объекта. Одним из самых соблазнительных и желаемых и, соответственно, одним из самых главных символов в мифологии потребления стала женщина, ее образ, включая и ее тело, которое является одновременно и инструментом и средством. Далее по силе эффекта привлекательности следуют дети. Затем – животные, особенно домашние, и только потом – мужчины. Такова феноменология. Она объяснима как психологически, так и с точки зрения обыденно-практического мышления. Нельзя сказать, что женщины более прекрасны или более желаемы, чем мужчины, однако в большинстве случаев женщины более открыты к тому, чтобы быть желаемыми. Несмотря на радикальное изменение социальной жизни общества в последнее десятилетие, женщина по-прежнему смотрит на себя «глазами мужчины», представляя себя объектом его желания.

Теперь представим общество где существенно не только, с каким объектом ты оперируешь, но и какой марки этот объект. Где фетишизированный лейбл объекта специфическим образом маркирует и само действие, привнося дополнительные коннотации. Тогда, описывая действие и называя объект, для того, чтобы быть максимально адекватно понятым, ты вынужден упомянуть и лейбл. А, учитывая тенденцию разговорного языка упрощать структуры, мы можем предположить появление специализированных глаголов, выражающих не действие вообще, а действие с предметом такой-то марки.

Такого рода явления указывают, в каком направлении можно вести анализ коммуникативной функции рекламы. Однако этим многообразие вопросов связанных с ее феноменом отнюдь не исчерпывается. С коммуникативной тесно связана, впервые выделенная Р. Бартом, интегративная функция.

Как уже неоднократно отмечалось, реклама представляет собой фон жизнедеятельности, ее образы просты и очевидны. Существуя на уровне фонового шума, она постоянно посылает социальному индивиду запрос, обращаясь к архетипическим структурам его сознания. Адекватным ответом здесь является понимание символов, используемых рекламой. Барт говорит о шоке, который испытает индивид, если однажды поймет, что не может декодировать рекламные сообщения – он будет вынесен на периферию, если не за край, общества. Постоянный диалог: «запрос — ответ» создает нерефлексируемое ощущение интегрированности и укорененности в социуме.

Однако, не снимая этой трактовки, ее можно дополнить и углубить. Реклама не просто тестирует индивида на адекватность – она создает рамки этой адекватности. Любовь, дружба, семейная жизнь, игра, обучение, отдых, работа, укорененность в мидл-классе или претензии на маргинальность – любая коммуникативная стратегия находит свое отражение в рекламном ролике – вопрос только в массовом соотношении.

На примере интегративной функции хорошо видно, как реклама выполняет социальную роль, не заложенную в ней изначально. В самом деле, поддержание социальности не входит в круг непосредственных задач рекламодателя и ориентация на очевидные положения обусловлена исключительно прагматически: не имея ничего, кроме голого желания продать товар, все свои силы реклама бросает на создание мотивации для его покупки, все ее образы и утверждения направлены на «оправдание» товара. В этих условиях она не может себе позволить дополнительной аргументации используемых образов. Этим и обусловлено то, что реклама работает по принципу утверждения очевидного, она обращается к устоявшимся ценностям (или к модным, если речь идет о мобильных и активных социальных слоях). Они не нуждаются в дополнительных пояснениях. Реклама никогда не оправдывается за свои образы – ей хватает товара.

Таким образом, круг замыкается: в поисках очевидности реклама обращается к словарю стереотипов, в поисках аргумента исключительности — к модному мейнстриму. Интенсивно воспроизводя найденное, она, (на массовом уровне), усиливает канонизацию первой группы положений и постепенно сводит к ней вторую группу (от усиленного употребления «модность» вытирается, превращаясь в общее место). Но есть и другой уровень социальности, на котором интенсивная артикуляция нормы вызывает отторжение и формирование протестного течения, откуда реклама снова может черпать образы исключительного. Однако, возвращаясь к вопросу о «случайности» этой функции надо отметить, что поскольку весь диапазон поведенческих стратегий реклама заключает во все тот же горизонт потребления, то, возможно не достигая сиюминутных целей рекламодателя, она поддерживает структуру массового потребления и рынок в целом. Здесь можно сделать следующий шаг и расширить интегративную функцию до идеологической.

Направленность рекламы двояка. Наиболее очевидное направление уже упоминалось – это идеология потребления и потребительства как единственно возможной стратегии жизни. Причем потребительство это настолько всеобъемлюще, что товарно-денежные отношения сводятся до одного из его аспектов. Принципиально важно, что, говоря о рекламе, среди коммерческой не имеет смысл различать рекламу продуктов потребления от услуг или такого рода товаров, как зрелища — концерты, шоу-программы. Способы потребления ничем принципиально друг от друга не отличаются. Причем характерно, что политическая и социальная реклама принимают классическую структуру рекламного сообщения, смешиваясь с рекламой коммерческой.

С одной стороны, «касаясь товара языком рекламы, люди придают ему осмысленность и тем самым превращают простое пользование им в духовный опыт», но с другой, в ситуации, когда единственный доступный духовный опыт – это потребление, задачей рекламы становится маркировка каких-то способов потребления, как более духовных чем другие, маскировка их потребительской сущности.

Итак, идеология рекламы — это идеология тотальной конформности. Совершенно спокойно она совмещает в синонимичном ряду умиление семейными ценностями и поощрение полигамных инстинктов. Доли секунды, отделяющие один ролик от другого, представляют собой непроницаемую границу для подценностей которые в них постулируются. Но принципиально важно заметить, что пропаганда тотальной толерантности вовсе не эксклюзивно рекламная функция. В большей или меньшей степени это свойственно всем СМИ. Они пичкают сознание своим ежедневным обязательным для усвоения уроком серого разнообразия, пестрого «одного и того же».

Взятая в совокупности, рекламная масса может быть рассмотрена как реклама общественной жизни, где любая стратегия взаимодействия с социумом сулит определенные (потребительские) блага. И если коммерческая реклама сама по себе довольно нейтральна, в том смысле, что избегает негативных образов и любую поведенческую стратегию сводит к удовольствию, пусть и от потребления чего-либо, то разбавленная социальными и политическими вкраплениями, она становится основной массой довольно жуткого ряда, где дезодоранты, больные СПИДом, дети, ждущие усыновления, пиво, спасатели МЧС, призывы соблюдать правила дорожного движения, рок исполнители, стиральные машины, кандидаты в президенты соприсутствующие на равных, становятся равноценны и равнозначны.


    1. Мода на валенки в диахроническом ракурсе

Валенки — род башмаков или сапог, свалянные из овечьей шерсти; чаще делаются твёрдыми, но бывают и мягкими, под другую обувь. Валенки — это традиционная русская обувь.

В мороз и в жару, ноги, обутые в валенки, ощущают комфорт, сухость и тепло. Эта обувь никогда не «садится» и не деформирует стопу. Широко известен и лечебный эффект валяной обуви, которая хорошо прогревает суставы. Все эти свойства сделали валенки очень популярными в России с ее холодными зимами. Они были незаменимы как на фронтах Великой Отечественной войны, так и на сибирских стройках. В советское время партийному начальству, командному составу красной армии и председателям богатых колхозов выдавали особые валенки — так называемые бурки, изготовленные из белого войлока, обшитые понизу кожей и на кожаной подошве.

Обувь из шерстяного войлока появилась в Сибири в середине XVIII столетия, а в Европейской части России – в начале XIX века. Поскольку российский климат мягкостью никогда не отличался, пра-валенки очень быстро прижились среди разных сословий.

Однако войлок в качестве материала для производства теплой обуви был известен на Руси намного раньше. Знаменитый историк Карамзин упоминает его среди тканей, которыми пользовались еще во времена князя Святослава (конец Х века). Очевидно, сказывалось соседство и постоянные контакты с тюркскими народами, для которых валяние из шерсти было обычным и чуть ли не единственным занятием. Тюркские граждане использовали войлок как строительный материал. Обтягивали им свои жилища, покрывали полы.

Первая русская обувь из войлока вероятнее всего была сшитой или скроенной и имела хотя бы один шов. Настоящие же валенки тем и хороши, что "катались" целиком, на специальной колодке. При этом их неоднократно распаривали и выбивали. Поэтому естественно, что валенки в современном понимании этого слова появились много позже, чем материал, из которого их делали.

Позже в моду вошло множество разновидностей войлочных сапог - коты, чуни, кеньги и, наконец, катанки (прообраз современных войлочных сапог с голенищем), изобретенные в XVIII веке ремесленниками Нижегородской и Ярославской губерний. Валенки жаловали и Петр I, находивший в них лечебные свойства, и Екатерина Великая, для которой специально изобрели мягкие чесанки из тонкой черной шерсти. С уважением к произведениям народного промысла относились и многие видные политики новейшего времени: валенками спасались в сибирской ссылке Ленин и Сталин, в валенках прошло детство Никиты Хрущева, в валенках во время охоты был замечен Виктор Черномырдин… Индивидуальные заказы на изготовление валенок для высокопоставленных чиновников поступали и на старейшее российское предприятие - Ярославскую фабрику валяной обуви, правда, имена заказчиков здесь корректно держат в тайне.

После тяжелого десятилетия упадка российские предприятия валяной обуви переживают ренессанс. Ярославская фабрика получает крупные заказы от армии, пограничников и Газпрома, выиграла тендер на поставку обуви налоговой полиции и милиции. Последние тенденции моды на войлочную и фетровую обувь не обошли стороной и российских производителей. Несправедливо, что валенкам, в которых в начале XX века молодежь предпочитала ходить на свидания (что следует из песни про «валенки не подшиты, стареньки»), сейчас категорически отказано в праве на изящество. В последнее время Ярославская фабрика экспериментирует с дизайном русской национальной обуви, результатом чего стали традиционные валенки с орнаментом, вышивкой шерстяной нитью и с отделкой из искусственного меха. Однако здесь не собираются останавливаться на достигнутом и намерены в ближайшее время начать сотрудничество с российскими дизайнерами.

Процесс изготовления валенок сложен, несмотря на видимую простоту самого валенка, которая так удивляет иностранцев. Валенки делаются без единого шва. На изготовление одной пары уходит от 4 до 7 кг шерсти, в зависимости от размера.

Овечью шерсть очищают, потом разбивают, чтобы она стала мягкой. Следующий шаг – ее необходимо свалять. Это делается либо вручную, либо на специальных приспособлениях. После выдерживают шерсть в кипятке, потом трут металлическим прутом, потом снова окунают в кипящую воду и снова трут, мнут и терзают до тех пор, пока войлок не станет несгибаемо-плотным. Надев на форму под определенный размер, заготовки на целую ночь помещают в сушильную печь. Почти готовые валенки бреют или шлифуют пемзой. Наконец, на специальном станке подрезаются неровные голенища, и валенки отправляются в цех подборки.

В отличие от сапог, два валенка – совсем не пара: они делаются не по лекалам, и уплотняются самопроизвольно, вот и выходят – каждый неповторимый и уникальный. Даже если одного размера, все равно один чуть плотнее, другой темнее.

В цехе подборки работницы на глаз выискивают в завалах валенок два похожих друг на друга экземпляра, скрепляют их, чтобы не растерялись, маркируют, а там уж они либо в продажу, либо фабричным дизайнерам на доработку и декорирование.

Кроме обычной технологии существовало множество разнообразных «секретов». Так, для чернения войлока применяли квасцы, медный купорос и синий сандал, а для осветления мастер использовал белила, смешанные с парным молоком. Полученную смесь втирали до сухости в войлок и ставили в слабо натопленную печь «на вольный дух».

С валенками до сих пор проводят самые разнообразные эксперименты. Их полируют, шлифуют и даже лакируют, предварительно пропитав войлок столярным клеем. Чтобы добиться водостойкости, используют каучук, растворенный в бензине. Отделка и форма валенок также отличаются невероятным разнообразием: вышивка, аппликация, стразы и даже разноцветные перья экзотических птиц. Да и форма валенок может быть весьма разнообразной

Мода на валенки знала взлеты и падения – от дорогостоящей обуви, доступной исключительно царским особам, до обуви, которую носили повсеместно абсолютно все сословия. В начале ХХI века валенки вновь триумфально вернулись на мировые подиумы и стали любимой обувью знаменитых и обычных покупателей. Их носят Наоми Кэмпбэлл, Лучано Спаллетти, итальянский писатель и сценарист Тонино Гуэрра, Алла Пугачева, Олег Табаков, Виктор Сухоруков и другие.

В Россию мода на валенки пришла еще в 2009 году, когда российские модники не смогли найти на полках магазинов ничего престижного. С того момента обувным производителям пришлось расширять свой ассортимент – начинать шить валенки. А самая известная Великоустюгская фабрика даже смогла разнообразить эту продукцию – на полках магазинов появились детские валенки ярких расцветок «Медвежонок» (красные, синие, зеленые), валенки из чистой шерсти – «Арктика» и т.п. Но одна фабрика не смогла удовлетворить растущие потребности, создался ажиотаж, который перерос в моду. Носить современные валенки, созданные дизайнерами, художниками и модельерами, стало признаком хорошего вкуса. Так, посетители светских клубов, появляясь в вышитых валенках, удостаивались призом за стильность.

Каждый иностранный турист, приезжающий в Россию, считает своим долгом посетить единственную в России сапоговаляльную фабрику в Ельце, на которой валенки делают по старинной технологии – вручную. И, конечно же, все, кто побывал там, уезжают с красивой парой «русских сапожек» в которых есть и хэнд-мэйд, и вышивка, и натуральные материалы, и эко- этно-мотивы. Помимо туристов за валенками приезжают иностранные бизнесмены, которые закупают огромные партии этой обуви для европейских стран.

Валенки не только стали гламурным элементом стиля одежды, их по-прежнему обувают люди простых профессий – газовики, металлурги, нефтяники, постовые и дворники. Такая обувь, действительно, универсальная – спасает как от высокой, так и от низкой температуры.

Для изготовления валенок сегодня используют не только овечью шерсть, но и козью, верблюжью и даже собачью. Валенки украшают рисунками, аппликациями и мехом, ставят на резиновую подошву. Все это делается для того, чтобы обувь была красивой, теплой, а главное – модной.

Если вы не можете позволить себе обувь от кутюрье, валенки можно украсить самим – специальными красками для ткани, стразами, тесьмой, вышивкой и т.п. Такие валенки смогут дополнить гардероб любой модницы.

С валенками можно носить лосины, теплые цветные колготки, леггинсы или узкие джинсы.

Сегодня валенки – популярны во всем мире и это не может не тешить наше национальное самолюбие.

Таким образом, феномен моды, появившийся еще в XII веке, является неотъемлемой частью социально-культурной реальности любого общества. Изначально мода появилась, как желание одних слоев общества отделиться от других. С самого начала ее характеристиками были новизна и свобода, а также универсальность, так как мода имеет тенденцию распространяться, проникая сквозь сословные перегородки и подчиняя себе умы, привычки и образ действий. Каждая эпоха создает свой эстетический идеал человека, свои нормы красоты, выраженные через конструкцию костюма, его пропорции, детали, материал, цвет, прически, грим. Во все периоды существования сословного

Мода – это непродолжительное господство в обществе определенных вкусов, главным образом, во внешних формах быта, особенно, в одежде.

Следовать моде – это значит уловить ее основное направление, новые силуэты, линии и пропорции, характерные цветовые сочетания, принципы отделки, варианты конструкций в пределах модного силуэта. Специфика моды заключается в том, что социальные явления в ней воспроизводятся в иной форме, отличной от форм реального существования, в форме ценностно-ориентационной, то есть извращением действительных социальных закономерностей. Так или иначе, цель и сущность любой моды состоит в воспроизведении жизнедеятельности личности в ее отношении к группе – таким образом, моду при ее рассмотрении невозможно отрывать от всей совокупности жизнедеятельности сообщества, от социально-морфологической его стороны – до политической или религиозной.

Мода присутствует в самых различных сферах человеческой деятельности и культуры, прежде всего в оформлении внешности человека и непосредственной среды его обитания, а также в искусстве, архитектуре, художественной литературе, науке, речевом поведении.

Одним из основных двигателей моды является реклама. Роль моды и рекламы очень схожи. Оба явления ставят целью обратить на себя внимание, определить социальный статус, имидж.

Реклама формирует моду, может передавать и передает не только информацию о товарах, изделиях, услугах, рынках, но и об общественных, политических и других типах отношений в обществе. Вне зависимости от того, каким образом сделана реклама, она, как правило, представляет собой завершенную в смысловом отношении картину, посредством которой ее создатель пытается донести до аудитории определенную мысль, образ, настроение, чувство, оценку, отношение и отношения. В культуре, ориентированной на непрерывное потребление, где образы не только отражают, но и формируют общество, образ часто выглядит лучше своего референта, вследствие чего референт постоянно находится под давлением «дотягивать» до заданной планки «идеала».

Мода имеет свойство возвращаться. Хорошим примером является мода на валенки, которая знала взлеты и падения – от дорогостоящей обуви, доступной исключительно царским особам, до обуви, которую носили повсеместно абсолютно все сословия. В начале ХХI века валенки вновь триумфально вернулись на мировые подиумы и стали любимой обувью знаменитых и обычных покупателей.

В Россию мода на валенки пришла еще в 2009 году, когда российские модники не смогли найти на полках магазинов ничего престижного. С того момента обувным производителям пришлось расширять свой ассортимент – начинать шить валенки. Валенки не только стали гламурным элементом стиля одежды, их по-прежнему обувают люди простых профессий – газовики, металлурги, нефтяники, постовые и дворники. Такая обувь, действительно, универсальная – спасает как от высокой, так и от низкой температуры. Валенки как много лет назад, так и сейчас является удобной, практичной, а в настоящее время можно смело сказать красивой и модной обувью.

2. МАРКЕТИНГОВОЕ ИСССЛЕДОВАНИЕ НА ТЕМУ МОДА В ТВЕРИ И ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ

2.2 Программа прикладного маркетингового исследования (интервьюирование)

Долгие годы считалось, что валенки это предмет деревенского гардероба, но зимой 2009 года все изменилось. Ранее никто даже и представить себе не мог, что такая экологически чистая, тёплая и удобная обувь сможет так преобразиться, обрести настоящее изящество и элегантность. Разве мог кто-то предположить, что валенки вскоре займут своё законное место в женском гардеробе даже самой изысканной и модной дамы.

В связи с тем, что на сегодняшний день валенки одними из самых лучших среди зимней обуви, актуальным является исследование на тему потребностей и пожеланий потенциальных потребителей в данном товаре.

Целью данного исследования является анализ потребностей и предпочтений жителей города Твери в выборе валенок.

В связи с целью были поставлены следующие задачи:

1. Узнать предпочтения жителей города Твери в зимней обуви;

2. Выявить требования, предоставляемые к зимней обуви при покупке жителями города Твери;

3. Определить отношение жителей города Твери к валенкам;

4. Установить вероятность предпочтения валенок другой зимней обуви жителями города Твери;

5. Выявить пожелания и предпочтения жителей города Твери в дизайне валенок;

Гипотезы:

1. Большинство предпочитает зимнюю обувь из натуральной кожи и меха;

2. Основная масса потребителей руководствуется соотношением цены и качества зимней обуви, а так же немаловажную роль играет внешний вид товара;

3. Мужчины и женщины от 30 лет и старше считают валенки удобными и практичными, но не достаточно солидными, но для своих детей они выбирают именно валенки; среди молодежи – часть предпочитает кожаную обувь, часть – валенки и угги, часть – ориентируется на цену.

4. 50% – готовы поменять свою зимнюю обувь на валенки при определенных обстоятельствах, остальные либо уже выбрали валенки, либо останутся верны своему выбору;

5. 50% – предпочитают удобство и красоту, 30% – практичность, 20% – оригинальность.

Объект исследования являются жители города Твери.

Предметом исследования является анализ потребностей и предпочтений жителей города Твери к валенкам.

Семантическая операционализация:

Предпочтение – это преимущественное внимание, одобрение, уважение к одному из нескольких вариантов, желание выбрать один из нескольких вариантов.

Потребность – это переживаемая и осознаваемая человеком нужда в том, что необходимо для поддержания его организма и развития личности.

Житель – это обитатель, лицо, проживающее в каком-либо месте. деревенские жители, постоянные жители города, морской житель.

Город – населенный пункт, имеющий статус города, характеризуется, как правило, значительной численностью населения, основную часть которого составляют рабочие, служащие и члены их семей, занятые вне сельскохозяйственного производства.

Тверь – город в России, расположенный на берегах реки Волги в районе впадения в неё рек Тьмаки и Тверцы. Тверь основана в 1135 году. Тверь — крупный промышленный, научный и культурный центр.

Валенки — тёплые войлочные сапоги из свалянной овечьей шерсти; чаще делаются твёрдыми, но бывают и мягкими, под другую обувь.

Валенки — это традиционная обувь народов Евразии, которая используется для ходьбы по сухому снегу. Для замедления снашивания валенки подшивают кожаной или резиновой подошвой или носят с галошами. Традиционно валенки бывают коричневого, чёрного, серого, и белого цвета, но в последние годы выпускаются валенки самых разных цветов.

Структурная операционализация:

Потребители:

1. По половому признаку:

1.1. Мужчины

1.2. Женщины

2. По возрастному критерию:

2.1. От 13 до 18 лет

2.2. От 18 до 25 лет

2.3. От 27 до 40 лет

2.4. От 40 до 55 лет

3. По уровню дохода:

3.1. Очень низкий

3.2. Низкий

3.3. Средний

3.4. Выше среднего

3.5. Высокий

3.6. Очень высокий

Факторная операционализация:

На потребности и предпочтения жителей Твери в выборе валенок могут повлиять следующие факторы:

1. Возраст потребителя:

1.1. От 13 до 18 лет

1.2. От 18 до 25 лет

1.3. От 27 до 40 лет

1.4. От 40 до 55 лет

2. Уровень дохода потребителя:

2.1. Очень низкий

2.2. Низкий

2.3. Средний

2.4. Выше среднего

2.5. Высокий

2.6. Очень высокий

3. Предпочтения в зимней обуви:

3.1. Валенки

3.2. Обувь из натуральных кожи (замши) и меха

3.3. Обувь из искусственных материалов

3.4. Валенки

3.5. Угги

3.6. Унты

4. Соотношение цены и качества:

4.1. Высокая цена и высокое качество

4.2. Средняя цена и высокое качество

4.3. Средняя цена и среднее качество

4.4. Низкая цена и среднее качество

4.5. Низкая цена и низкое качество

5. Наличие бренда:

5.1. Есть

5.2. Нет

Обоснование метода и выборки

Данное исследование:

По частоте проведения – разовое;

По месту проведения – полевое;

По характеру задач – пилотажное.

Методом исследования выбрано интервьюирование, так как данный метод позволяет наиболее полно отобразить изучаемую проблему, раскрыть ее суть.

Для проведения данного исследования было выбрано наиболее оживленные улицы города Твери, такие как: ул. Трехсятская, наб. Афанасия Никитина, б-р Ногина, Тверской пр-т.



2.1 Анализ результатов исследования

В ноябре 2012 года было проведено маркетинговое исследование, с целью выяснить потребностей и предпочтений жителей города Твери в выборе валенок. В ходе исследования был разработан специальный бланк интервью, благодаря которому, были зафиксированы основные критерии потребностей и предпочтений жителей города Твери в выборе валенок.

Было опрошено 50 человек, из них 31 женщина и 19 мужчины, все разного возраста и из разной области деятельности.

На сегодняшний день валенки являются практически самыми популярными среди зимней обуви среди обуви у девушек от 15 до 25 лет (20% опрошенных), они уступают лишь уггам (30%). Респонденты старше 25 лет (25%) предпочитают обувь из натуральной (20%) или искусственной кожи(10%). Мужская половина от 15 до 25 лет – зимние кроссовки (15%), обувь из натуральной или искусственной кожи, в зависимости от материального благосостояния(10%). Следовательно, гипотеза №1 не верна, так как лишь 40% респондентов предпочитают обувь из натуральной кожи и меха.

Большинство респондентов при выборе зимней обуви руководствуются соотношением цены и качества, а так же внешним видом и практичностью товара, следовательно гипотеза №2 полностью верна.

Гиппотеза №3 верна, так как мужчины и женщины от 25 лет и старше считают валенки удобными и практичными, но не достаточно солидными, но для своих детей они выбирают именно валенки; среди молодежи – часть предпочитает кожаную обувь, часть – валенки или угги, часть – ориентируется на цену.

Из всех респондентов – 20% уже выбрали для себя валенки, 50% – считают, что для детей валенки – идеальный вариант зимней обуви, 20% – готовы изменить предпочтения в пользу валенок, если валенки будут одновременно комфортными, красивыми и недорогими. Из данного анализа следует вывод – гипотеза №4 совершенно не верна.

Гиппотеза №5 полностью оправдала ожидания, так как исходя из анализа – 50% – предпочитают удобство и красоту, 30% – практичность, 20% – оригинальность.



Таким образом, можно сделать вывод, что валенки на сегодняшний день являются достаточно популярными, к сожалению лишь среди младшего поколения. В свою очередь респонденты старше 25 лет считают валенки наилучшим вариантом зимней обуви для детей. Так как люди от 25 лет и старше являются наиболее платежеспособными, следует разработать именно детские валенки, соответствующие требованиям взрослых.