Социалистическая ориентация: теория и практика афро-азиатских стран - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Д. Ю. Пискулов теория и практика валютного дилинга 6 2821.76kb.
Д. Ю. Пискулов теория и практика валютного дилинга 6 2821.06kb.
Тест роршаха. Практика и теория под редакцией Л. Н. Собчик 7 3163.02kb.
Самотаев И. Джон Дж. Мэрфи Технический анализ фьючерсных рынков:... 45 6012.14kb.
Книга «Школа жизни: теория и практика. Педагогическая мастерская... 1 53.21kb.
Алексей Петрович Ксендзюк тайна карлоса Кастанеды Анализ магического... 22 6818.78kb.
Рекламная деятельность: искусство, теория, практика 7 3491.88kb.
Организация денежных потоков предприятия: теория и практика 1 318.67kb.
Теория и практика производства накопителей на гибких магнитных дисках 1 243.46kb.
Теория и практика политического англиканизма в ирландии в 1692-1715 гг 1 349.6kb.
Г. Е. Быстров правовые проблемы земельной и аграрной реформ в зарубежных... 7 2903.36kb.
Программа «Актуальные проблемы политического и социально-экономического... 1 241.82kb.
- 4 1234.94kb.
Социалистическая ориентация: теория и практика афро-азиатских стран - страница №3/4

Яньаиьская состояла из тех корейских коммунистов, кото­рые находились в эмиграции в Китае, но в большинстве своем не принимали участия в боевых действиях, на стороне КПК. Они проживали в Яньани, где находилась штаб-квартира КПК, и лишь отдельные из них служили в Красной Армии КПК. Во главе их стоял Ким Ду Бон, крупный ученый-лингвист, мало интересовавшийся политикой.

Партизанскую группировку составили те, кто в 20—30-е гг. вели партизанскую войну против японцев и зимой 1940 — 1941 гг. после тяжелых боев, в ходе которых партизанские от­ряды были разгромлены, с боями прорвались на территорию СССР. Эту группировку возглавлял известный партизанский командир, воевавший с 1932 г., Ким Ир Сен, который в годы войны закончил при Хабаровском пехотном училище кратко­срочные курсы и в чине капитана Советской Армии командо­вал первым батальоном 88-ой бригады. Бригада не принимала участия в боевых действиях и сразу после капитуляции Япо­нии была расформирована, а ее бойцы были направлены в Ко­рею. Ким Ир Сен, будучи самым старшим по званию среди корейцев, по прибытии в Пхеньян, был назначен помощником коменданта города.

По мере прибытия па Север Кореи стала формироваться и, так называемая, «советская» группировка коммунистов, вли­вавшихся в формировавшиеся органы власти. Ее лидером стал Алексей Иванович Хегай (Хо Га И), сосредоточивший в своих руках организационную работу в компартии.

Откровенный национализм и несговорчивость Чо Ман Сика побудили СГА искать более подходящую кандидатуру на роль руководителя Северной Кореи. Выбор пал на молодого и энер­гичного капитана советской Армии Ким Ир Сена, из которого Г. Ф. Штыков с середины октября стал делать «национального героя», «знаменитого партизанского вождя». К этому времени он 299 уже возглавил северокорейских коммунистов, а в начале 1946 г. и государственный аппарат Северной Кореи,

Таким образом, на вершине власти Ким Ир Сен оказался со­вершенно случайно и едва не против своей воли, так как сам он тогда предпочитал простую и понятную ему карьеру офице­ра Советской Армии. Однако привычка к дисциплине и чувству долга обязали его заняться в то время мало понятной ему по­литикой.

Выдвижение Ким Ир Сена в лидеры Северной Кореи сов­пало с политическим кризисом, разразившимся в самом начале 1946 г. Он был вызван резкими протестами националистов про­тив решения Московского совещания министров иностранных дел СССР, США, Англии и Франции об установлении под Ко­реей совместного протектората 4-х держав. Националисты вышли из состава всех властных структур, и, тем самым, оконча­тельно порвали с коммунистами и СГА.

В феврале 1946 г. в Северной Корее были реформированы органы власти и создан Временный народный комитет во главе с Ким Ир Сеном, в руки которого СГА передала власть, про­должая его контролировать.

В июле 1946 г. северокорейские коммунисты провозгласили себя самостоятельной компартией, независимой от сеульского ЦК Пак Хон Ена. Ее руководителем также стал Ким Ир Сен. В партию вошли бывшие советские корейцы, в то время как яньаньская группировка объявила себя Новой народной, пар­тией. Однако уже в августе при содействии советских военных властей обе партии объединились, и была провозглашена Тру­довая партия Северной Кореи (ТИК) - во главе с Ким Ду Беном. Ким Ир Сен был избран его заместителем.

В ноябре 1946 г. в Северной Корее прошли выборы в на­родные комитеты, а затем было сформировано правительство — Народный комитет Северной Кореи. Его главой стал Ким Ир Сен.

Важным событием стало создание в августе 1946 г. единого демократического национального фронта, объединившего все партии страны на платформе признания руководящей роли коммунистов.

Несколько позже слияние левых партий произошло и на Юге, но вплоть до 1949 г. ТПК Северной, и Южной Кореи ос­тавались самостоятельными, хотя и действовали согласованно. В 1947—1948 гг., в связи с развязанной антикоммунистической кампанией на Юге, на Север перешло большинство руководи­телей ТПК.

Уже летом 1946 г. стало ясно, что принятый на Москов­ском совещании план совместной опеки над Кореей несостоятелен 300, так как на Севере и на Юге началось формирование не­зависимых государств.

На Юге при прямой поддержке США к власти пришла на­ционалистическая группировка Ли Сын Мана, взявшая курс на создание «своего» государства в южной части полуострова. Весной 1946 г. в Северной Корее прошла аграрная рефор­ма, которая полностью уничтожила помещичье землевладение. Земли были переданы в собственность безземельным и малозе­мельным крестьянам, батракам. В августе 1946 г. началась национализация всей крупной и почти всей средней собствен­ности, что позволило создать государственный сектор экономи­ки, который с 1947 г. перешел к плановому хозяйству. Эти мероприятия привели к тому, что экономическая структура Севера стала все больше отличаться от Юга, где при помощи США насаждалась капиталистическая рыночная экономика. Окончательный разрыв экономических связей между Севером и Югом произошел после введения в декабре 1947 г. на Севе­ре собственной" валюты.

Одновременно с экономическими реформами па Севере на­чалось формирование собственных вооруженных сил и служб безопасности. Совете кий Союз оказал большую помощь в под­готовке кадров, снабжении и вооружении этих служб, созда­нии сети учебных заведений в Корее.

Аналогичные процессы происходили на Юге, который при помощи США формировал свои силовые структуры. Тем са­мым обе стороны приближали окончательный раскол.

Последним шагом к закреплению раскола полуострова на два государства стало проведение в 1948 г. выборов и провоз­глашение на Юге и Севере независимых государств. Первым на этот шаг пошел Сеул, который в мае 1948 г. провел выбо­ры и провозгласил Корейскую республику. В ответ на это в августе 1948 г. па Севере прошли выборы в Верховное народ­ное собрание, принявшее на первой сессии конституцию Ко­рейской Народно-демократической, республики (КНДР). На этой же сессии был сформирован кабинет министров КНДР во главе с Ким Ир Сеном.

Созданию КНДР предшествовал вывод Советским Союзом в конце 1947 г. своих войск из Северной Кореи, несмотря на то, что в Южной Корее оставались американские войска.

Новые власти при всесторонней помощи СССР сумели ор­ганизовать население на восстановление и развитие народного хозяйства. Доставшийся в наследство от японских властей до­вольно значительный экономический потенциал в ходе осво­бождения Кореи пострадал незначительно. По мере выполне­ния двух (1947 и 1948 гг.) годичных и двухгодичного (1949—1950 гг.) 301 планов удалось не только восстановить показатели промышленного и сельскохозяйственного производства, но по ря­ду отраслей даже превзойти. За четыре года было открыто 15 вузов, создана "система народного просвещения и медицинского обслуживания, организована сеть машино-прокатных станций (МПС), появились первые госхозы. Умело используя команд­но-административный стиль управления, традиции и культ со­циальной дисциплины, трудовой энтузиазм народа, ТПК суме­ла организовать население на осуществление своих планов. Не­маловажное значение имел и тот фактор, что в этот период она сохраняла еще демократические потенции, объединив в 1949 г. вокруг - себя демократические организации и партии Севера и Юга в Единый демократический фронт (ЕДОФ). К этому вре­мени Пхеньян добился объединения партийных организаций Севера и Юга вокруг ТПК.

Создание единой ТПК и ЕДОФ обострило проблему объе­динения страны. В условиях «холодной войны», охватывавшей все сферы международных отношений, ее обострение усилива­ло американо-советское противоборство на Дальнем Востоке. США после поражения своего основного союзника в этом ре­гионе, гоминьдановского Китая, сделали вывод, что «периметр обороны» США проходит от Алеутских островов через Япо­нию к Филиппинам. Южная Корея 'оказалась за «периметром», а в июне 1949 г. США вывели свои боевые части с Юга, оста­вив 500 советников, что необычайно обеспокоило Ли Сын Мана, понимавшего, что без военной поддержки США его режим неминуемо рухнет, ибо, в отличие от северо-корейского, его социальная база была весьма узкой. Несмотря на оснащение его 100-тысячной армии США, он старался не допустить утра­ты военно-стратегического интереса Пентагона к Корейскому полуострову. С этой целью в районе 38 параллели он санкци­онировал сотни вооруженных конфликтов. В конце 1949 — пер­вой половине 1950 г. вооруженные стычки стали постоянным фактором отношений Юга с Севером, приобретая характер крупномасштабных конфликтов, при этом в Сеуле звучали про­вокационные призывы «объединить нацию» силой оружия. . 25 июня 1950 г. по всей линии 38-й параллели начались военные действия, ответственность за развязывание которых каждая из сторон возложила друг на друга. Однако, как следу­ет из воспоминаний Н. С. Хрущева, войну начал Пхеньян, ибо далее в том случае, если имела место провокация со стороны Юга, реакция Севера была неадекватной.

Под ударами 75-тысячной Корейской народной армии (КНА) лисинмановские войска оказались деморализованными и нача­ли беспорядочное отступление. КНА через три дня вошла в Сеул, а к концу сентября уже заняла 95% всей территории Кореи 302, зажав остатки войск Юга на Пусанско-Тэгуском плацдар­ме.

Командующий американскими войсками на Дальнем Восто­ке генерал Д. Макартур в телеграмме президенту Г. Трумэну сообщал об угрозе «полного краха» режима Ли Сын Мана. 25 июня США провели через Совет Безопасности ООН резолю­цию, обвинявшую КНДР в агрессии, что позволило им под флагом ООН вмешаться в гражданскую войну в Корее. Совет­ский Союз уже несколько месяцев не принимал участия в рабо­те ООН в знак протеста против нежелания США и их союзни­ков допустить в ООН представителя КНР. «Эта кардинальная русская ошибка открыла пять месяцев спустя путь к объеди­нению ООН против атаки на Южную Корею» — писал в своих мемуарах Д. Ачесон, Госсекретарь США.

15 сентября 1950 г. США высадили десант в тылу КНА в районе Инчхона — 50 тыс. пехоты с танками и артиллерией. Одновременно американское командование подготовило и нанесло мощный контрудар на Пусанско-Тэгуском плацдарме. В результате этих действий 70-тысячная КНА попала в окру­жение, и с большими потерями ее остатки вынуждены были прорываться на Север. Части США перешли 38 параллель и в октябре стали выходить к границам с Китаем. Перспектива установления на Корейском полуострове американского конт­роля вызвала сильное беспокойство Китайской Народной Рес­публики (КНР). Поэтому 25 октября 1950 г. части китайской армии численностью до 200 тыс. человек, хорошо вооружен­ные и подготовленные, перешли границу, в упорных боях раз­громили американские подразделения и развернули контрна­ступление. К середине декабря территория КНДР была очище­на от американских войск, и линия фронта стабилизировалась по 38 параллели.

Попытка США нанести бомбовые удары по промышленным и оборонным центрам восточного Китая были отбиты КНР с помощью переброшенных сюда полков ВВС Советского Союза, с которым Китай еще 14 февраля 1950 г. подписал Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи. Расширение войны с Ки­таем грозило перерасти в войну с СССР, к которой неистово призывал Д. Макартур, что расходилось с намерениями Г. Тру­мэна. 11 апреля 1951 г. он сместил Д. Макартура со всех ко­мандных постов на Дальнем Востоке, что открыло путь к мир­ным переговорам, закончившимся 27 июля 1953 г. подписанием Соглашения о перемирии.

Война привела к огромным человеческим жертвам. По офи­циальным американским данным, США потеряли 54246 чело­век убитыми и 103284 раненными, китайские потери, включая раненных составили около 1 млн. человек. Но самые страшные потери 303 понес корейский народ; погибло 9 млн. человек, из них 84% — мирные жители.

Критическое положение, в котором оказалась Северная Ко­рея в ходе войны, ставило вопрос об ответственности партийно-государственного руководства за допущенные просчеты. В этой связи в ТПК обострилась борьба между отдельными фракция­ми, среди которых наиболее влиятельной становилась «совет­ская». Однако Ким Ир Сен оказался превосходным тактиком политической борьбы. Поручив ее лидеру А. И. Хегаю провер­ку членов партии, оказавшихся в период американского наступ­ления в зоне оккупации, он затем обвинил его в излишней же­стокости, добился понижения в должности, а летом 1953 г. бы­ло сообщено о его самоубийстве.

Расправа с А. И. Хегаем ослабила позиции советских корей­цев, чем в тех условиях Ким Ир Сен и ограничился, опасаясь риска прямого вмешательства Москвы.

После этих событий последовала атака на «местную» груп­пировку против лидеров которой 30 июня 1953 г. был органи­зован политический процесс,, в ходе которого большинство (10 из 12 человек) были приговорены к казни. Вслед за этим про­цессом последовали аресты рядовых членов «местной» груп­пировки, и к 1955 г. она была разгромлена.

Ослабление «советской» и разгром «местной» группировок создали иллюзии у «яньаньской» о возможности укрепления своих позиций. На августовском 1956 г. пленуме ЦК ТПК ее лидеры решили воспользоваться обстановкой, которая сложи­лась в мире после XX съезда КПСС и выступили с резкой критикой политического курса Ким Ир Сена. Он был обвинен в насаждении культа своей личности, диктаторских методах управления страной, разнообразных просчетах и ошибках. Хо­тя выступление и готовилось заранее, о нем стало известно Ким Ир Сену еще до созыва Пленума. Он дал возможность высказаться Юн Гон Хыму, лидеру «яньаньцев», однако, не­ожиданно для последнего, большинство членов ЦК, многие из которых были заранее предупреждены о готовящихся событи­ях, обрушились на него, обвиняя в смертных грехах. Пленум исключил Юн Гон Хыма и его сторонников из партии, снял их со всех постов.

Но далее события приняли неожиданный оборот. Опальная группа не стала покорно ждать расправы, а, воспользовавшись помощью зам. министра культуры и пропаганды Кан Гана (то­же «яньаньца»), тайно бежала в Китай, где нашла укрытие. Ве­роятно, Москва и Пекин заранее были осведомлены о готовя­щемся выступлении Юн Гон Хыма, ибо при поддержке ЦК КПСС Мао Цзэдун добился от Ким Ир Сена формальной реабилитации 304 «яньаньцев» и восстановления их в прежних долж­ностях.

Августовские события побудили Ким Ир Сена к решитель­ному наступлению на «фракционеров». С конца 1956 г. нача­лись массовые «идеологические проверки», представлявшие собой серию допросов обвиняемых с публичными покаяниями перед сослуживцами на специальных «собраниях критики». Первыми жертвами стали «яньаньцы», но уже в 1958 г. нача­лись аресты среди выходцев из СССР. К 1959 г. аресты при­няли массовый характер, члены «советской» группировки стали исчезать один за другим. Подавляющее большинство советских корейцев стало искать пути возвращения на родину, и в 1958 —1960 гг. имел место их массовый выезд в СССР. Ким Ир Сен опасался негативной реакции СССР на уничтожение со­ветских корейцев, поэтому не решился на их истребление, а предпочел политический разгром. Вместе с тем советское руко­водство и дипломатия, как и китайская, вели себя пассивно, что позволило Ким Ир Сену полностью расправиться с оппо­зицией и к началу 60-х гг. стать единовластным правителем Северной Кореи.

Становление системы единоличной власти сопровождалось отходом от бездумного копирования советских образцов в куль­туре, экономике, государственном управлении и внешней по­литике. Ким Ир Сен разрабатывал свою модель социализма, основанную на идеях чучхэ, провозгласивших превосходство всего корейского над всем зарубежным.

Заметно независимей стала внешняя политика: из былого послушного саттелита СССР Северная Корея превратилась в страну, которая в 60—80-е гг. ловко лавировала между СССР и КНР.

К началу 60-х гг. завершилось также кооперирование еди­ноличных сельских хозяйств и кустарных промыслов, частного промышленного и торгового сектора. Таким образом, частник, как таковой, был ликвидирован, и почва для социальных экспе­риментов Ким Ир Сена была расчищена.

В промышленности насаждалась система, полностью отри­цающая хозрасчет и материальное стимулирование. Экономика военизировалась и строго регламентировалась, вплоть до вве­дения в горном деле деления на взводы, роты, батальоны.

В с/х полностью ликвидировались приусадебные участки и рыночная торговля.

Основой экономики была объявлена автаркия, а идеалом— полностью самообеспечивающаяся производственная единица: фабрика, завод, кооператив, район.

Система, которую принялся насаждать Ким Ир Сен, в ито­ге оказалась существенно менее эффективнее прежней, скопированной 305 с опыта СССР. Уже к началу 70-х гг. экономика КНДР оказалась в состоянии жесткой стагнации, приведшей сначала к прекращению роста жизненного уровня населения, а затем и к его снижению. В этих условиях для поддержания стабильности общества усилась его массированная идеологи­ческая обработка в сочетании с ужесточением полицейского контроля.

Все население страны было разбито на группы в несколько десятков семей, проживающих в одном квартале или доме. Чле­ны этих групп связаны круговой порукой, причем глава каж­дой группы имеет над подчиненными немалую власть. В част­ности, без его согласия член групп не имеет права пригласить к себе в гости человека из другого района. Свободное пере­мещение людей из уезда в уезд вообще запрещалось, поездки могут осуществляться лишь по приглашению, надлежащим об­разом оформленному в службе безопасности.

Строительство авторской модели народного хозяйства сопро­вождалось обострением соперничества с Южной Кореей, кото­рая после войны на Корейском полуострове стала превращать­ся в военно-политического союзника США и их форпост на Дальнем Востоке. Планы мирного урегулирования корейского вопроса и объединения Кореи, с которыми неоднократно вы­ступал Север, все больше приобретали пропагандистский ха­рактер, так как - общественно-политические системы Севера и Юга становились полярными. Вместе с тем, в 60-е гг. предло­жения Ким Ир Сена по объединению страны пользовались поддержкой среди определенной части населения Юга, чему способствовало обострение политической ситуации южнее 38 параллели. В марте 1960 г. Ли Сын Ман с подсказки США попытался придать своему режиму более респектабельный вид и решился на президентские выборы. Однако их итоги оказа­лись неутешительными для его партии — Либеральной. По­пытка их фальсификации привела к возмущению народа, бур­ным демонстрациям и падению режима. На новых выборах, которые, по мнению левых сил, также были фальсифицированы, к власти пришла Демократическая партия, которая под давле­нием левой оппозиции сделала ряд шагов к началу переговоров с целью восстановления национального единства, что весьма обеспокоило США и стоящие за их спиной круги Южной Ко­реи.

16 мая 1961 г. правительство Демократической партии было свергнуто в результате военного переворота, организованного группой генералов во главе с Пак Чон Хи. Военная хунта об­рушила на оппозицию полицейские репрессии, осудив более 42 тыс. человек. После разгрома оппозиции осенью 1963 г. хунта объявила о переходе к гражданскому правлению. В конце этого года 306 под контролем армии были проведены президентские выбо­ры, в результате которых у власти оказалась созданная Пак Чон Хи Республиканско-Демократическая партия.

Новое правительство разработало программу модернизации и развития национальной экономики, предлагавшую широкое привлечение в страну иностранного капитала и диверсифика­цию источников его поступления, создание в базовых отраслях госсектора, стимулирование крупных финансово-промышлен­ных корпораций, поощрение экспорта готовой продукции. В сельском хозяйстве был взят курс на создание снабженческо-сбытовых и кредитных кооперативов.

В области внешней политики правительство Пак Чон Хи пошло на сепаратное (без участия КНДР) урегулирование от­ношений с Японией и в 1965 г. подписало Договор об основах взаимоотношений, который послужил основой для последую­щих соглашений об экономическом сотрудничестве. В качестве компенсации за нанесенный Японией в годы оккупации корей­скому народу ущерб, правительство последней стимулировало широкий приток в Южную Корею государственных и частных ка­питалов, технологий и промышленного оборудования, что позволило заложить фундамент начавшейся индустриализации. В от­личие от северной, южнокорейская модель развития изначально была ориентирована на широкую интеграцию в мировое капитали­стическое хозяйство, стимулирование иностранных инвестиций в экономику и заимствование иностранных технологий и опыта управления экономикой и производственными процессами.

Реализация кимирсэновской модели социализма сопровож­далась укреплением культа личности вождя. Уже в начале 60-х гг. была развернута интенсивная кампания выпячивания действительных и мнимых заслуг Ким Ир Сена, однако с осо­бой силой восхваление «Великого Вождя, Солнца Нации, Же­лезного Всепобеждающего Полководца, Маршалла Могучей Республики, Залога Освобождения Человечества», началось с 1972 г., когда с чрезвычайной помпой было отпраздновано его шестидесятилетие. В обязанность всех достигших совершенно­летия корейцев вменялось ношение значков с его портретом, эти же портреты помещались в каждом жилом и служебном помещении, в вагонах метро и поездов. День его рождения был объявлен главным государственным праздником страны, а все места, где он побывал, отмечены памятниками или мемори­альными знаками. Труды Ким Ир Сена подлежали заучиванию не только в учебных заведениях, но и в других коллективах, начиная с детских садов.

Надо сказать, что при наличии помпезных дворцов, разбро­санных по всей стране, Ким Ир Сен предпочитал вплоть до своей смерти не запираться в них, а находиться в постоянных разъездах 307 по стране, посещать предприятия, учреждения, де­ревни, разного рода коллективы, что позволяло сохранять имидж «народного вождя».

Как уже отмечалось, в начале 70-х гг. экономика КНДР оказалась в состоянии жесткой стагнации. Автаркная модель развития требовала наличия в структуре народного хозяйства всех отраслей, необходимых для жизнеобеспечения народа, од­нако скромные финансовые ресурсы, отсутствие на Севере энергоносителей, развитой науки не позволяли государству раз­вивать равномерно все отрасли. Приходилось, выделять приори­тетные, которыми должны были в такой - ситуации оказаться — и оказались — базовые, производящие средства производства, в то время как легкая промышленность, производящая предме­ты потребления, оказалась в загоне, финансировалась и снаб­жалась по остаточному принципу. Это привело к товарному го­лоду, исчезновению из свободной продажи все большей номен­клатуры потребительских товаров и введению карточной систе­мы их распределения.

Ситуацию в экономике осложняла перманентная конфронта­ция с Южной Кореей. В 1972 г. Пак Чон Хви под жестким полицейским контролем провел «референдум» о пересмотре конституции, в результате которого получил неограниченную власть и право пожизненного президентства, что было воспри­нято Севером весьма негативно. Политические разногласия до­полнялись гонкой вооружений между двумя частями Кореи подстегиваемой на Севере присутствием на Юге 40-тысячного американского корпуса, оснащение которого постоянно обнов­лялось и укреплялось.

С 1976 г. ганка вооружений стала постоянным факто­ром, весьма обременяющим экономику Северной Кореи. Начи­ная с этого года, Южная Корея совместно с США стала еже­годно проводить военные маневры «Тин спирит», длительность которых росла от года к году и достигала 90 суток, а числен­ность войск возрастала от 50 до 200 тыс. человек. Более масш­табных учений в мире нет. В ходе этих учений союзники отра­батывали доктрину «сокрушительного удара», что побуждало Северную Корею разрабатывать новые системы оружия, на­ращивать бронетанковые силы, ВВС, модернизировать ВМФ.

Обострение межкорейских отношений вызывалось не только несовместимостью общественно-политических и экономических систем Севера и Юга, но и характером власти. В то время, как на Севере укреплялся одиозный культ личности Ким Ир Сена, на Юге власть держала в своих руках не менее одиозная во­енно-бюрократическая верхушка южнокорейского общества. Ге­нерала Пак Чон Хви сменил генерал Чон Ду Хван, который вместе со своим семейным кланом удерживал власть до 1987 г.

В 308 ходе глубочайшего политического кризиса, который был вы­зван ставшими достоянием гласности фактами взяточничества и казнокрадства членов семьи правящего клана, полицейскими расправами с оппозицией, власть перешла в руки другой воен­но-бюрократической группировки во главе с генералом Ро Дэ У. Лишь в декабре 1992 г. в Южной Корее закончилась эпоха во­енного правления и к власти пришел Ким Ен Сам — лидер Демократической либеральной партии, победившей на первых свободных выборах.

Вместе с тем военные диктатуры не мешали развитию ча­стного предпринимательства, формированию рыночного хозяй­ства, способствовали притоку иностранных, в частности япон­ских и американских, инвестиций. В 80-е гг. экономика Юж­ной Кореи вступила в полосу промышленного бума и к нача­лу 1)0-х гг. страна вошла в группу Новых индустриальных стран Дальнего Востока. По показателям ВНП, темпам промышлен­ного производства, объему торговли, наконец, уровню благосос­тояния народа она значительно обогнала Северную Корею. С приходом к власти Ким Ен Сама Южная Корея встала на путь демократизации общественно-политической системы, избавля­ясь от рудиментов тоталитарной системы.

На фоне происходящих перемен на юге Корейского полуост­рова его северная часть выглядит все более отсталой, народное хозяйство которой с 80-х гг. находится по меньшей мере в со­стоянии стагнации.

Развал Советского Союза, с которым КНДР имела тесные экономические связи, демонстративное поведение новой Рос­сии, свидетельствующее об отказе от уз традиционной совет­ско-корейской дружбы, утрата традиционного льготного режи­ма сотрудничества с бывшими союзниками усугубили положе­ние в экономике.

В 1993 г. истек срок действия III-го семилетнего плана развития народного хозяйства КНДР. Большинство из его десяти перспективных целей — намеченных заданий на ведущих на­правлениях хозяйственной деятельности — оказались выпол­ненными, в лучшем случае,, не более, чем на треть.

Далекими от намеченных планов оказались темпы капиталь­ного строительства, показатели производства зерна, черных и цветных металлов, электроэнергии и продукции химической отрасли, объема грузоперевозок и выпуска продукции маши­ностроения.

Ряд зарубежных специалистов по Северной Корее сходится в том, что экономика страны переживает кризис, однако, ввиду отсутствия стати­стических данных, это утверждение не подкрепляется убедительными вы­кладками.

В 309 Северной Корее нет собственной нефти, и практически полное прекращение ее поставок Москвой (из-за неплатеже­способности Пхеньяна) повлекло за собой переход на ручной труд в сельском хозяйстве, сокращение автомобильного тран­спорта и механизированных процессов в целом.

Вместе с тем большая и отсталая северокорейокая эконо­мика удерживается «на плаву» благодаря своему автаркиче­скому характеру. Отгороженность от внешнего мира, самоизо­ляция лишили КНДР значительной части того потенциала хо­зяйственного роста, который могло бы дать широкое и глубокое участие в мирохозяйственных связях. И все же, строя нацио­нальную экономику по принципу «опоры на собственные си­лы», на достижение «самостоятельности и независимости», КНДР создала действительно многоотраслевой «в значитель­ной мере самообеспечивающийся хозяйственный комплекс — явление уникальное для страны сравнительно небольших масш­табов. Этот комплекс малоэффективен, он выпускает в основ­ном, продукцию устаревших образцов и невысокого качества, обладает слабой продуктивностью, но зато способен функцио­нировать даже в особо сложных условиях, при которых другая экономика давно бы рухнула.

Северокорейское хозяйство в значительной мере нацелено на обслуживание интересов оборонного комплекса, на который приходится значительная часть всего индустриального потен­циала страны. Военнослужащие в свою очередь активно прив­лекаются к участию в общественном производстве. Они рабо­тают на строительстве' крупных народнохозяйственных объек­тов, автомагистралей, дамб, заводов, а также на селе в период трудоемких работ, таких, как пересадка рисовой рассады, убор­ка урожая, землеустройство солончаков, засыпка мелководий.

Изменение внешней политики СССР, начавшееся при Гор­бачеве— Шеварнадзе, а затем распад СССР поставили КНДР в весьма сложное политическое положение.

Лишившись своего мощного союзника, она оказалась лицом к лицу с Южной Кореей и США, с которыми после перемирия 27 июля 1953 г. мирный договор так и не был подписан. Ре­жим перемирия, существовавший ранее, теперь разрушен, ибо вокруг Корейского полуострова сформировалась коалиция крупных держав, включая и Россию, поддерживающих Южную Корею. Воспользовавшись этим, США развернули массирован­ное наступление на КНДР, обвинив ее в подготовке к созданию ядерного оружия. Используя МАГАТЭ, угрозу экономической блокады, размещение в Южной Корее около 30 батарей про­тиворакетных установок «Пэтриот», ядерного оружия, они до­бились права на инспекцию северокорейских ядерных объек­тов.

Действия 310 США можно было бы приветствовать, если бы они были последовательными я не носили избирательного ха­рактера. Они молча взирают на форсированные работы, веду­щиеся в Южной Корее, Японии и Пакистане по созданию ядер­ного оружия, производство этого оружия Израилем и ЮАР и, в этой связи, их стремление не допустить КНДР к этому ору­жию не выходит за рамки традиционной для США политики двойного стандарта. Именно такой подход давал основание Ким Ир Сену обвинять Южную Корею и США в заговоре про­тив КНДР, в срыве диалога между Югом и Севером.

Еще в начале 70-х гг. Ким Ир Сен, вероятно, решил сде­лать наследником своего единственного сына Ким Чен Ира, ко­торый стремительно стал продвигаться по служебной лестнице. В 1980 г. на VI съезде компартии он был провозглашен на­следником своего отца, «Великим Продолжателем Всемирного Чучхэйского Революционного Дела», а пропаганда начала вос­хвалять его сверхчеловеческую мудрость. К 1994 г. Ким Чен Ир уже занимал ряд важных постов, в том числе под его ру­ководством оказались армия и госбезопасность.

В июле 1994 г. Ким Ир Сен умер в возрасте 82-х лет. Вла­стями был организован «общенациональный плач» по усопшему. Политическая жизнь Страны замерла. Ким Чен Ир по древней корейской традиции выдержал 100 дневный траур, уйдя за ку­лисы политической жизни. Вместе с тем, в течение этого пе­риода он сумел плавно переключить на себя все рычаги управ­ления КНДР, обеспечив тем самым общественное спокойствие. Прогнозы западных и некоторых российских политологов о гря­дущем развале режима не подтвердились.

Первые крупные политические шаги наследника Ким Ир Сена свидетельствуют как о преемственности его курса, так и о готовности Ким Чен Ира к переменам. Так, например, в октябре 1994 г. КНДР неожиданно прекратила шумную анти­американскую пропагандистскую кампанию, связанную с ее ядерной программой, вернулась за стол переговоров и подпи­сала Договор о нераспространении ядерного оружия. В обмен на это США и Южная Корея обязались прекратить проведение учений «Тим спирит», сократить военное присутствие США в Южной Корее и предоставить финансовую помощь КНДР для модернизации ее ядерных объектов.

Сорок девять лет Ким Ир Сен находился у власти. Создан­ный им режим обладает достаточной экономической и политиче­ской устойчивостью. Однако, в условиях, когда соседние азиа­тские государства встали на путь индустриального развития и демократизации общественно-политических систем, едва ли ему удастся остановить течение истории, отгородиться от про- исходящих в мире перемен. Отсюда не обязательно следует вывод о неизбежности краха режима. Опыт Китая показывает, что возможен и эволюционный путь. Вместе с тем, безусловным, на наш взгляд 311, является вывод о неизбежности перемен в сторону экономического и социального прогресса. 312
В Ь Е Т Н А М

В годы второй мировой войны Вьетнам, входивший в состав французского Индокитая, был оккупирован Японией. Пос­ле капитуляции Франции перед фашистской Германией прави­тельство маршала Пэтена, как писал он сам, поставило своей целью «избежать рокового конфликта» с Японией и с сентяб­ря 1940 по 29 июля 1941 г. подписало с ней ряд соглашений, по которым Япония без войны, еще до начала боевых действий на Тихом океане, «мирно» оккупировала весь французский Индокитай. В результате добровольной капитуляции правитель­ства Пэтена во Вьетнаме сложилась весьма своеобразная ситу­ация. Вплоть до марта 1945 г. в стране сохранялась француз­ская колониальная администрация, формально подчинявшаяся правительству Пэтена, а фактически исполнявшая распоряже­ния японских военных властей. Японцы сохранили админист­ративную раздробленность страны, оставив формальным главой колониальной администрации Южного Вьетнама французско­го губернатора и императорскую власть Бао Дая (династия Нгуенов) в Центральном и Северном Вьетнаме.

Вьетнам был превращен в сырьевой придаток Японии, удов­летворявший ее потребности в хлопке, джуте, минеральном сы­рье. Японская оккупационная армия содержалась французски­ми колониальными властями, обложившими местное население соответствующим дополнительным налогом.

Переориентация экономики Вьетнама на потребности Япо­нии привела к разрыву сложившихся экономических связей, что вызвало хаос в экономической жизни страны. Ощущалась острая нехватка промышленных товаров и продовольствия, прогрессировали инфляция и рост цен, безработица. Стоимость жизни неимущих слоев вьетнамского общества возросла в 9 раз. Во Вьетнаме начался голод, в результате которого умерло более 2 млн. человек.

Сотрудничество Японии с Францией, в ограблении Вьетна­ма было временным тактическим шагом со стороны японцев. Японские военные власти вели зондаж среди вьетнамских наци­оналистов, пытаясь привлечь их на свою сторону, поддержи­вали буржуазные партии, которые, однако, не проявляли сколько-нибудь заметной активности. Наряду с этим они способствова­ли расширению репрессий и ужесточению карательных мер, предпринятых колониальной администрацией против Компар­тии Индокитая (КПИК), призывавшей народ к антияпонской и антиколониальной борьбе. По ее инициативе в 1941 г. нача­лось формирование Лиги независимости Вьетнама (Вьет-Минь), становившейся постепенно массовым общенациональ­ным движением. В нее вошли помимо коммунистов представители 313 националистических движений, разного рода обществен­ные организации, часть духовенства буддийской церкви. В гор­ных, лесных местностях Вьет-бак и Бак-сан стали формировать­ся освобожденные районы, становившиеся опорными базами Вьет-Миня.

После падения правительства Пэтена дальнейшее сотруд­ничество японских военных властей с французской колониаль­ной администрацией утрачивало всякий смысл. В марте 1945 г. Япония совершила государственный переворот, разогнав фран­цузскую администрацию. Французы были интернированы и по­мещены в специальные лагеря. Вьетнам был объявлен «неза­висимым». Однако обмануть общественное мнение не удалось. Слишком уж грубо был разыгран фарс с «независимостью». Компартия и Вьет-Минь призвали народ к вооруженному восстанию и стали формировать Освободительную армию Вьет­нама. Параллельно формировались руководящие органы в ли­це Комитета национального освобождения (КНО) и народно-революционных комитетов на местах. Готовились к взятию вла­сти и националистические организации, вступившие в перегово­ры с Бао Даем на предмет создания коалиции. Однако создать союз, способный повести за собой достаточно широкие массы, им не удалось.

К августу 1945 г. Вьет-Миню удалось вытеснить японцев из шести северных провинций Вьетнама. Однако коренной пово­рот в развитии событий произошел после вступления в войну с Японией Советского Союза и капитуляции Японии, принятой правительством 10 августа.

Капитуляция вызвала полную деморализацию японской ар­мии, она бежала из страны, чем и воспользовались националь­ные силы Вьетнама. Уже 11 августа в провинции Куанг-нгай начались стихийные выступления населения против японцев, которые затем охватили и другие районы. Революционная вол­на опередила принятие КНО решения о начале вооруженного восстания. Оно было принято лишь 13 августа.

19 августа был освобожден г. Ханой, а 24 — под нажимом Лиги Вьет-Минь император Бао Дай отрекся от престола. На следующий день отряды освободительной армии вошли в сто­лицу Вьетнама — Сайгон, и тем самым завершился переход власти к Вьет-Миню и Компартии. Уже по ходу вывода япон­ских войск из Вьетнама между коммунистами и националиста­ми началась острая конкуренция за власть. Компартия оказалась лучше организованной, обладающей разветвленной сетью нелегальных организаций, что и предопределило исход борьбы в пользу коммунистов.

2 сентября вождь коммунистов Хо Ши Мин, глава Временного правительства, сформированного накануне, обнародовал 314 Декларацию независимости Вьетнама и провозгласил его Де­мократической Республикой (ДРВ).

События августа 1945 г. позже были названы Августовской ре­волюцией. Они были обусловлены острым политическим кри­зисом, созревшим на почве колониальной политики Японии и Франции. Победа Советского Союза и стран антигитлеровской коалиции во II мировой войне ускорили вызревание револю­ционного подъема во Вьетнаме и падение колониального и ок­купационного режима.

На ноябрь месяц в ДРВ были назначены выборы в Нацио­нальное собрание — высший законодательный орган. В это же время на территорию ДРВ в соответствии с решениями Пот­сдамской конференции для разоружения японских войск всту­пили: к северу от 16 параллели — войска гоминьдановского Китая, а к югу — Англии. Союзники стали чинить препятст­вия проведению выборов, они стремились привести к власти иные силы: гоминьдановцы — националистические круги, ори­ентировавшиеся на Китай, а англичане восстановили у власти французов. Англия вооружила интернированные японцами французские части, и последние приступили к оккупации Вьет­нама. К началу 1946 г. они заняли весь Юг страны и начали оккупацию Центрального Вьетнама. В ответ на это Вьет-Минь развернул партизанскую войну. Компартия резко изменила тактику: объявила о своем роспуске, ушла в глубокое подпо­лье и приступила к организации вооруженного отпора гоминьдановцам и французам и созданию Национального фронта — Лиги Льен-Вьет.

В феврале 1946 г. Франция подписала с Чан Кайши согла­шение о выводе гоминьдановских войск из Вьетнама и замене их французскими. Правительство Вьет-Миня, одержавшего по­беду на выборах в Национальное собрание, заключило в марте 1946 г. с Францией прелиминарную конвенцию, в соответствии с которой ДРВ включалась в состав Французского Союза и соглашалась на 5 лет разместить на своей территории 15 тыс. французских войск. Франция, в свою очередь, признавала независимость ДРВ и обязалась считать легитимными результа­ты референдума о статусе Южного Вьетнама. Однако для Фран­ции соглашение являлось лишь тактическим маневром. На юге страны она насаждала различные «автономные» правительства во главе с коллаборационистами. Нарушала договоренности, на­ращивала военное присутствие. 19 декабря она вообще отброси­ла маску миролюбия и развернула фронтальное наступление на ДРВ. 20 декабря Хо Ши Мин, являвшийся президентом ДРВ и главой правительства, обратился ко всему народу с при­зывом с оружием в руках выступить на защиту независимости. 315

На первых порах Франции к лету 1947 г. удалось захва­тить все крупные города ДРВ. Армия ДРВ, плохо вооружен­ная и необученная, отступила в торы и леса, но сохранила свои силы. В горных районах и джунглях Центрального и Се­верного Вьетнама опять создавались освобожденные районы, становившиеся опорными базами сопротивления. Правительст­во ДРВ разделяло всю страну на военные зоны, командирам которых предоставлялась вся полнота государственной, партий­ной и военной власти. Уже летом 1947 г. Народная армия пе­решла к тактике постепенного наступления и блокирования от­дельных пунктов сосредоточения французских войск.

Французы попытались осенью этого года организовать на­ступление на главную опорную базу на Северо-востоке страны, но были разбиты и отброшены назад. Встретив упорное сопро­тивление, французские власти во второй половине 1947 г. при­ступили к переговорам с экс-императором Бао Даем о создании противовеса правительству ДРВ. В мае 1948 г. было создано «временное центральное правительство», а в марте 1949 г. про­возглашено «государство Вьетнам» во главе с Бао Даем. Но­вое, государство и его правительство тут же поспешили при­знать Великобритания и США, Американские кампании уже давно искали подходы к сырьевым ресурсам Вьетнама, и после войны они фактически финансировали французскую интервенцию, покрывая 80% расходов Франции на колониальную вои­ну. Не последнюю роль играли и стратегические интересы США в регионе Юго-Восточной Азии, весьма усилившиеся по­сле утраты их позиций в Китае. США стремились получить военно-морские базы во Вьетнаме, в частности глубоководную Камрань.

ДРВ нашла признание и поддержку на международной аре­не в лице Советского Союза и формировавшегося социалисти­ческого блока сил. Опираясь на его помощь, летом, 1950 г. армия ДРВ начала крупное наступление на севере страны и выбила французов с пяти пограничных с Китаем провинций, что облегчило получение военной и материальной помощи от СССР через территорию коммунистического Китая.

В зоне контроля Компартии начала формироваться многоукладная экономика, включая государственный и частный секторы. В рамках госсектора создавались военное и ремонтные производства, в то время как частный — занимался выпуском товаров широкого потребления. В области аграрных отношений на 25% была снижена арендная плата за землю при сохранении частного и общинного землевладения. Такая экономиче­ская политика позволяла коммунистам укреплять свое влияние среди различных социальных сил общества и сохранялась здесь период борьбы с французами. 316

На юге страны Франция пыталась восстановить, по суще­ству, довоенные колониальные порядки, что давало повод к не­довольству национальных сил и весьма сужало социальную ба­зу правительства Бао Дая, обвиняемого в коллаборационизме.

В марте 1951 г. произошло слияние двух лиг Вьет-Миня и Льен-Вьета в единый национальный фронт, включивший в се­бя также организации сопротивления французам, действовав­шие на территориях Лаоса и Камбоджи. Фактически война Соп­ротивления вьетнамского народа перерастала в войну Сопро­тивления народов Индокитая.

К началу 1953 г. Франция сумела сконцентрировать во Вьетнаме значительные силы, включая элитные батальоны Ино­странного легиона, укомплектованные частью из числа бывших солдат и офицеров СС фашистской Германии. 11 батальонов французского экспедиционного корпуса были сосредоточены на северо-западе, в крепости Дъенбъенфу, откуда планирова­лось начать весной 1954 г. крупное наступление. Однако ча­сти ДРВ упредили французов, 13 марта они осадили крепость и окружили ее почти 17 тысячный гарнизон. Все попытки фран­цузского командования прорвать кольцо блокады, в том числе путем установления воздушного «моста», не увенчались успе­хом.

Не помогла Франции и поддержка США, администрация ко­торых в целях «спасения французов, которым грозило унизи­тельное положение» оказывала на консервативное правительство Англии сильное давление, предлагая создать коалицию. Аме­риканцы полагали даже возможным использовать против ДРВ ядерное оружие. Однако У. Черчилль, английский премьер, не пошел на риск всеобщей войны. Части ДРВ были оснащены советским вооружением, включая «катюши» и средства ПВО, и после 56-дневной осады принудили 7 мая 1954 г. французов к безоговорочной капитуляции.

Таким образом, девятилетняя война закончилась крахом французского 'колониализма в Индокитае и победой вьетнам­ского народа. 21 июля 1954 г. в Женеве были подписаны сог­лашения, по которым Франция признавала независимость на­родов Вьетнама, Камбоджи и Лаоса и их суверенитет. Вместе с тем, соглашениями предусматривался временный раздел Вьет­нама по 17 параллели на две зоны — Север и Юг. Их объеди­нение должно было произойти не позже июля 1956 г. посредст­вом проведения всеобщих выборов.

Сразу же после установления мира и вывода французских войск севернее 17 параллели, начались реформы, копировавшие опыт Советского Союза. Одной из первых — стала аграрная, в ходе которой в 1956 г. частное землевладение было ликвиди­ровано, и крестьяне оказались объединенными в кооперативы. 317

Кооперация не затронула лишь горные районы, слабо населен­ные, где сохранился частник. Реформа привела к уничтожению среднего крестьянства, являвшегося до этого основным произ­водителем сельхозпродукции.

В области промышленности и торговли реформы широко начали осуществляться с 1958 г. и также получили название «социалистических». В ходе этих реформ частное кустарное производство, дававшее основную массу потребительских то­варов, было ликвидировано. Копирование опыта Советского Со­юза в отсталой стране, где преобладало мелкотоварное произ­водство, привело к формированию малоэффективной жесткой командно-административной модели хозяйственного механизма в большей степени приспособленной к условиям военного вре­мени, чем к мирной жизни.

В политической жизни ДРВ ведущей организацией фор­мально числился Отечественный фронт, объединявший все со­циальные слои общества. Однако ключевые посты во фронте, равно как и в правительстве, занимали члены компартии, пере­именованной в 1951 г. в Партию трудящихся Вьетнама (ПТВ). Председателем фронта являлся вождь коммунистов Хо Ши Мин, его соратник по партии Тон Дык Тхант возглавил ЦК фронта.

Справедливости ради необходимо отметить, что руководители ПТВ являлись в то время наиболее влиятельными политиче­скими деятелями всего Вьетнама, и их авторитет был безраз­дельным. Так, например, по словам американского президента Д. Эйзенхауэра, будь выборы проведены в 1956 г., как это предусматривалось женевскими соглашениями, они привели бы к тому, что, «возможно, 80% населения проголосовало бы за коммуниста Хо Ши Мина».

Такая перспектива весьма беспокоила США, администрация которых в своей политике в. отношении Юго-Восточной Азии следовала теории «домино», в соответствии с которой счита­лось, что в случае захвата власти коммунистами в Индокитае вслед за ним рухнут дружественные США режимы других стран региона. Помимо опасности распространения коммуни­стического влияния США опасались также утраты источников сырья, в частности, олова и вольфрама. В этой связи амери­канская администрация приняла решение вытеснить Францию из Южного Вьетнама, создать там верное США правительство и непосредственно через него отстаивать свои стратегические и экономические интересы. Через полковника ЦРУ Эдварда Лэнсдейла в Нью-Йорке среди южновьетнамских эмигрантов был найден «подходящий человек» Нго Динь Зьем, которого перебросили на юг Вьетнама и в 1955 г. «избрали» президентом 318 созданной в одностороннем порядке Республики Вьетнам со столицей в г. Сайгоне.

Таким образом, выполнение Женевских соглашений было сорвано окончательно. Всеобщие выборы, которые должны бы­ли привести к объединению обеих зон, стали невозможными.

При помощи США в Южном Вьетнаме стало формировать­ся рыночное хозяйство, ориентированное на потребности США и их рынок. Американцы взяли на себя расходы по созданию во­оруженных сил сайгонского режима, которые должны, были стать инструментом «отбрасывания коммунизма» во Вьетнаме и соседних странах.

С точки зрения политической, на юге Вьетнама деклариро­вались политические свободы. Однако на практике режим Нго Динь Зьема под предлогом борьбы с коммунизмом подавлял любое инакомыслие. Масштабы репрессий были столь велики, что его не без оснований ряд исследователей называют «дикта­торским», «полицейским», «кровавым».

На территории ДРВ в это время форсировали строительст­во «основ социализма», однако достичь ощутимых успехов в производстве продукции не удалось. В практике руководства страной стали преобладать волюнтаристские методы, команд­ный стиль, не допускающий инакомыслия. Попытка ряда пар­тийно-государственных деятелей выступить против этого за­кончилась их разгромом. В декабре 1963 г. ЦК партии при­нял резолюцию номер Девять, после чего в одну ночь около ста человек оппозиции бесследно исчезли. Затем исчезновения стали постоянным фактором жизни ДРВ, что давало основание западным исследователям назвать режим Хо Ши Мина «тота­литарным».

Таким образом, раскол Вьетнама продолжал не только сох­раняться, но и углубляться, приобретая характер зреющего военного конфликта.

Репрессии режима Нго Динь Зьема и его откровенный про­американский курс способствовали росту влияния нелегальных организаций ПТВ на юге Вьетнама, сумевших в 1960 г. создать широкое политичческое объединение — Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ), позиции и влия­ние которого заметно усилились к середине 60-х гг. Под его руководством стали формироваться партизанские отряды, по­лучавшие помощь со стороны ДРВ. По лесным и горным мас­сивам Западного Вьетнама, а также через территорию Лаоса были проложены «тропы Хо Ши Мина», по которым доставля­лись грузы. 319


<< предыдущая страница   следующая страница >>