Сказка в произведениях Э. Хемингуэя - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Сказка в произведениях Э. Хемингуэя - страница №1/1




Миф, фольклор и сказка в произведениях Э. Хемингуэя

Министерство Науки и Образования Российской Федерации Самарский Государственный Университет Филологический Факультет Кафедра русской и зарубежной литературы Специализация РГФ Миф, фольклор и сказка в произведениях Э. Хемингуэя Курсовая работа Выполнила студентка 2 курса, 622 группы Швайкина Н.С. _________________ Научный руководитель: Кандидат филологических наук, доцент Агранович С. З. ________________________ Работа защищена «___»____2004 г. Оценка_________ Заведующий кафедрой доктор филологических наук, профессор Голубков С.А. _______________________ Самара 2004Содержание:Введение………………………………………………………………………..3Глава 1………………………………………………………………………….61.1 Новаторство Хемингуэя…………………………………………………....61.2 Образ природы в творчестве писателя……………………………………9Глава 2…………………………………………………………………………122.1 Необходимость рассмотрения «бинарных конструкций»………………122.2 Сказочные мотивы в рассказе «Индейский посёлок»…………………...142.3 Обряд инициации в рассказе «Недолгое счастье ФренсисаМаккомбера»…………………………………………………………………...182.4 Концепт «вода» и «рыба» в рассказе «Старик и море»………………….20Заключение…………………………………………………………………….24Список использованной литературы……………………………………….26 Введение. Целью работы является определение функции роли пейзажа и раскрытиеглубины подтекста с помощью способов моделирования мира человеком – мифа,фольклора, сказки. Данная работа состоит из введения, двух глав, и заключения. Вовведении рассказывается об актуальности данной работы. Первая главаповествует о творческом пути писателя, об основных проблемах егопроизведений. Вторая глава объясняет связь мифа, фольклора и сказки ссюжетом произведений. В заключении даётся общий вывод исследования. Темы, раскрываемые Э. Хемингуэем вечны. Это проблемы человеческогодостоинства, нравственности, становления человеческой личности через борьбу– то, что решал мыслящий человек в прошлом, решает сейчас, и будет решатьпотом. Поэтому Э. Хемингуэй как писатель интересен и в наше время. Литературная деятельность писателя началась в 20-е годы ХХ века. Э.Хемингуэй создал оригинальный, новаторский стиль. Он разработал целуюсистему специфических приёмов художественного отображения: монтаж,обыгрывание пауз, перебивки диалога. В числе этих художественных средствсущественную роль выполняет детальное описание природы. Добиваясьвыразительности, Хемингуэй выработал приём – «принцип айсберга»[1], которыйпридаёт его прозе лаконичность. Следовательно, читатель обнаруживаетмногозначительность в самом простом эпизоде. Эта особенность стиля писателяявилась причиной того, почему многие критики пытаются отыскать впроизведениях Хемингуэя аллегоричность.[2] Данная работа основана на материале книги «Неизвестный Хемингуэй»Агранович С.З. и Петрушкина А.П. Среди научных трудов, посвященных творчеству Хемингуэя, нужно отметитьмногочисленные работы И. Кашкина. Довольно подробные очерки творчестваписателя принадлежат перу М.Мендельсона. Так же отдельные аспекты еготворчества анализировались в статьях А. Платонова, Ю. Олеши, И.Финкельштейна. В произведениях Хемингуэя существует подтекст, и сколько былитературоведы не пытались объяснить его, они всё равно будут далеки отистины. В данной работе используется сопоставительный метод. Мы попытаемсяобъяснить подтекст с помощью мифа, фольклора и сказки, т.е. обратимся критуалам, обрядам и традициям древних народов. Глава 1 1.1.Эрнест Хемингуэй и его новаторство. Выдающийся американский писатель Эрнест Хемингуэй (1899-1961) родилсяв городе Оук-Парке, тихом и чинном пригороде Чикаго. Отец писателя Кларенс Хемингуэй был врачом, но главной страстью егожизни были охота и рыбная ловля, и он привил любовь к этим занятиям своемусыну. Первую радость общения с природой Хемингуэй испытал в лесах СеверногоМичигана, где на берегу озера Валун семья проводила летние месяцы.Впечатления, полученные им там, будут давать впоследствии богатый материалдля его работы. Хемингуэй с детства хотел стать писателем. Отождествляя себя со своим героем Ником Адамсом, он писал много летспустя: «Ник хотел стать великим писателем. Он был уверен, что станет им.Он хотел написать о земле так, как если бы её рисовал Сезанн». Это оченьважное высказывание для писателя, в нем ключ к одной из важнейших тем всегоего творчества – о земле, которая «пребудет вечно»[3]. Как всякий крупный писатель, он искал и нашёл свой собственный путь влитературе. Одна из главных целей его была ясность и краткость выражения. «Обязательной чертой хорошего писателя является ясность. Первое и самоеважное – это обнажить язык и сделать его чистым, очистив его до костей, аэто требует работы»[4]. Знаменитая хемингуэевская короткая и точная фраза стала предметомспора литературоведов – существует ли подтекст или его нет вовсе? Подтекстсуществует. Он базируется на тех глубинных слоях коллективного сознания, натех общечеловеческих категориях культуры, которые художники подняли в своёмтворчестве и которые зафиксированы в обычаях, обрядах, разнообразных формнародного праздника, фольклорных сюжетах народов мира[5]. В те же ранние годы Хемингуэй нашёл и «свой диалог» – его героиобмениваются незначительными фразами, оборванными случайно, а читательощущает за этими словами нечто значительное и скрытое в сознании, то, чтонельзя иногда высказать напрямую. Всё творчество Хемингуэя трактовалось и осмысливалось с точки зрения«потерянности», когда главным считался поиск личности, травмированнойвойной и утратившей идеалы и своего места в мире. Поэтому объектомисследования Хемингуэя стала трагедия его современника, брошенного вжестокий мир войн, убийств и насилий, отчуждений людей друг от друга.Андрей Платонов прочитал в 1938 году роман Хемингуэя «Прощай, оружие!» инаписал рецензию, открывающуюся такими словами: «Из чтения несколькихпроизведений американского писателя Эрнеста Хемингуэя мы убедились, чтоодной из главных его мыслей является мысль о нахождении человеческогодостоинства: «Главное же — достоинство — следует еще найти, открыть где-тов мире и в глубине действительности, заработать его (может быть, ценоютяжелой борьбы) и привить это новое чувство человеку, воспитать и укрепитьего в себе».[6] Несмотря на то, что, на Западе Хемингуэй воспринимался как писатель,воспевающий насилие и жестокость, Платонов, наоборот, разглядел в писателечеловечность, боль, сострадание. Именно с этого Хемингуэй начинался какписатель. В стремлении правдиво, реалистично отобразить жизнь виделХемингуэй высшую задачу писателя, его призвание. Он верил, что толькоправдой можно помочь человеку. И эту истину человек может найти в борьбе сприродой. Природа несёт в себе эмпирическое начало, значит, чиста,непорочна, вечна и незыблема. Человек у Хемингуэя интуитивно, а позднее и сознательно, стремится ксвоему первоначалу, к природе. И в то же время послевоенный персонажначинает бороться с ней, чтобы в итоге достичь гармонии. Но это оказываетсяневозможным для него. Природу невероятно сложно поработить и победить. Она,в конце концов, оказывается могущественнее, чем человек представлял еёсебе. В рассказе « Индейский посёлок» мальчик сталкивается с началом иконцом всего сущего – с рождением и смертью. Символична концовка рассказа,где выявляется свойственная психологии ребёнка уверенность, что он не умретникогда, другими словами, в вечности жизни. По мнению Хемингуэя «жизнь - это вообще трагедия, исход, которойпредрешён». Он считал, что человек в этой жизни обречён на поражение, иединственное, что ему остаётся - быть мужественным, не поддаватьсяобстоятельствам, соблюдать, как в спорте правила «честной игры»[7]. Но, человек не теряет своего «я», когда он проигрывает природе, ввысшем смысле он остаётся непобежденным, он следует правилам «честнойигры». Такой человек осознаёт, что природа выше, сильнее, священнее,мудрее. Сущность природы – гармония, становится для человека лишь целью.Поэтому большинство героев Хемингуэя герои нравственно выросшие, например,то, молодое поколение, которое преодолевает трудности, совершенствует себя,становясь взрослыми людьми, пройдя обряд инициации. Природа в рассказах писателя обнажает человеческую натуру, показываякрасоту и аморальность души. Природа обостряет чувства, эмоции, т.е. то,что было внутренне скрытым, становится явным, когда персонажи покидаютпривычную для них среду, сталкиваются друг с другом на лоне природы. В рассказе «Недолгое счастье Френсиса Маккомбера» показан убогийвнутренний мир богатой супружеской пары, приехавшей в Африку. Их брак безлюбви построен исключительно на деловых началах. Завершается рассказтрагической развязкой. Когда Марго понимает, что её муж преодолел свойстрах, почувствовал себя мужчиной, стал другим человеком, она пугается засвою дальнейшую судьбу – боится, что он её бросит, убивает его. Героиня несохранила своё человеческое достоинство, она лишь обнажила своё животноеначало, а в равенстве с природой человек должен помнить, что он человек, ане тот, кто уничтожает другого, чтобы сохранить себя. Итогом нравственных исканий писателя можно считать небольшую повесть «Старик и море», созданную в 1952 году. Повесть содержит в себе глубокуюфилософию. По своей стилистике она близка к литературному жанру притчи,которая строится на аллегориях и заключает в себе моральное заключение.Хемингуэй считал, что это именно тот герой, которого он искал на протяжениисвоего творческого пути. В ней нашёл своё воплощение тот гуманистическийидеал, что человека победить нельзя. Хемингуэевский герой и его сознание могут быть осмыслены лишь всоотношении с народом, народным сознанием, оцениваться с народной позиции. Идейный, жизненный поиск писателя и поиск его героя однонаправленные.Это поиск народа, приобщение к его радостям и горестям, его стремлением ксвободе, к счастью. 1.2.Образ природы в творчестве писателя. Пейзаж в художественных произведениях может быть статичным или"пейзажем-маршрутом", описанным динамически. Именно последний тип пейзажаприсущ, в частности, творчеству Хемингуэя. Природа в творчестве Хемингуэя занимает особое место. Прежде всего,мир природы в его рассказах противопоставлен миру жестокости и насилия,ассоциируясь с миром детства. В Северном Мичигане с его девственными лесамии озерами формируется любимый герой Хемингуэя Ник Адамс. Как пишет Ю.Я. Лидский, "Природа в творчестве Хемингуэя - это целаяфилософия. Как только она появляется на страницах рассказа или романа,можно быть уверенным в том, что автор "поручил" ей не одну, а несколькоидейно-эстетических функций[8]. Проблема "человек и природа" всегда быладля Хемингуэя исключительно важной, и тема эта разрабатывается буквально вкаждом его крупном произведении. Но если мы обратимся к анализируемымрассказам, то увидим, что в них пейзаж и природа вообще играют не одну изцентральных, а подчиненную роль. Прослеживая эволюцию образа природы в произведениях Хемингуэя,Б. Грибанов замечает, что "образ природы, спасительной и вечной силы,проходит по существу через все рассказы о Нике Адамса.[9] В романе же"Фиеста" этот образ вырастает до масштабов символа, и природа остается, какписал Хемингуэй в одной письме, "вечной, как герой", превращаясь вравноправного героя романа и противопоставляясь людской суете. Не простоприрода, но тема единения человека с природой, мысль о вечности природы изыбкости человеческой жизни пройдут через все творчество Хемингуэя.Особенно зримо эта тема звучит в "Индейском поселке", где природа,окружающая мальчика, - озеро, солнце, встающее над холмами, рыба,плещущаяся в воде, - исполнена ощущением покоя и веры в бессмертие. Эпиграф из Екклезиаста, который Хемингуэй поставил к роману "Фиеста":"Род проходит, и род приходит, а земля пребывает вовеки", можно обратить ковсему творчеству Хемингуэя как определяющую доминанту его взаимоотношений смиром. В рассказе "Индейский поселок", Хемингуэй использует приемобрамления. Начало и конец рассказа обрамляет река, как бы закругляющаяпоиски героя, замыкающая природный круг. А внутри этого круга лежит болото- тоже вода, но совсем иного качества. Если река - это текущая вода, тоболото - это вода стоячая. В рассказе «На Биг–Ривер» болото в данном случаене просто явление природы, как и река - не просто река. Хемингуэй упорноподчеркивает нежелание Ника удить на болоте: "Нику не хотелось идти туда.Не хотелось брести по глубокой воде, доходящей до самых подмышек, и ловитьфорелей в таких местах, где невозможно вытащить их на берег. По берегамболота трава не росла, и большие кедры смыкались над головой, пропускаятолько редкие пятна солнечного света; в полутьме, в быстром течении, ловитьрыбу было небезопасно. Ловить рыбу на болоте - дело опасное. Нику этого нехотелось. Сегодня ему не хотелось спускаться еще ниже по течению".[10] Рассказ "На Биг-Ривер", который, казалось бы, целиком посвященприроде, описанию различных пейзажей и связанных с ними "простых" действийгероя (ловля форелей, разжигание костра, приготовление еды, ловлякузнечиков) - при этом каждое действие происходит на новом фоне, что вкакой-то мере похоже на ритуал, - на самом деле глубоко метафоричен исимволичен. Радость от присутствия природы, присутствующая в более раннихрассказах, сменяется скрытой печалью, четкой фиксацией ее изменений,отличий. Ее описание неотделимо от напоминаний о войне, с которой надосоотносить каждую рассматриваемую черту. Природа играет и активную роль, тоесть не только обеспечивает возможность держать сознание в определенныхрамках, но и непосредственно благотворно влияет на "потерянного" героя,который постепенно, на протяжении двух частей рассказа, оживает и дажестановится способным к юмористическому восприятию действительности. Если рассмотреть природу как таковую, то можно заметить, что в этомрассказе (как и в других) природа нужна Хемингуэю для того, чтобы придатьсцене зримую, чувственную убедительность, заменив рассказ "показом" иориентируясь на определенные ассоциации читателя. Скупые и немногочисленныедетали обращены ко всему комплексу доступных нам ощущений. Хемингуэй неудовлетворяется стандартным описанием утра ("солнце вставало над холмами"),а дополняет картину осязаемыми подробностями ("плеснулся окунь, и по водепошли круги"), а в конце, чтобы придать картине еще большую плотность,сообщает, что "Ник опустил руку в воду. В резком холоде утра вода казаласьтеплой". Природа в рассказах Хемингуэя так же внушает мысль о бессмертии. Этопоистине ещё одна немаловажная функция природы. В рассказе "Индейскийпоселок" описание природы обрамляет рассказ и одновременно приход, и уходгероев. Природа не только позволяет перенести увиденное, смягчая ужас своейумиротворенностью, она - рядом со смертью - внушает мысли о бессмертии.Недаром в конце рассказа она сопряжена со светом, солнечным восходом. Итак, мы рассмотрели описание природы в рассказах «На Биг – Ривер» и«Индейский посёлок». И пришли к выводу, что она выполняет следующуюфункцию - функцию возврата к истокам, к природному началу, и функциюнравственной опоры для героя. Глава 2 Необходимость рассмотрения бинарных конструкций. Любой человек рассматривает мир как целое, состоящее из двухвзаимоисключающих частей. Мир изначально возникает как мир моделей, то естьмы выделяем бинарные оппозиции или такие категории как – космос - хаос,жизнь - смерть, культура – природа. Члены бинарных структур не толькопротивостоят друг другу, но и немыслимы друг без друга.[11] Так, например, в оппозиции «живое – мертвое» мир смерти во многомстроится по подобию мира живых. Мертвые едят, двигаются. Поэтому герой,пересекающий границу миров, может притвориться мёртвецом, а мертвец живым. Контакт внутри элементов двучлена - основной сюжет мифа. Собственно в сказке существуют те же самые бинарные оппозиции. Толькотам это «сказочное двоемирие» - где мир живых рассматривается через призмумира мёртвых, и нет чётких границ между ними, они размыты. В фольклоре «бинарность» выражается в системе персонажей. «Мотивдвойничества» пронизывает фольклорную традицию, то есть в народномфольклоре обязательно присутствую двойники, качества которыхвзаимодополняют друг друга. Они немыслимы друг без друга. О генезиседвойников писала О.М. Фрейденберг. Этот генезис она связывает с мифом,причем образ двойника возникает, по мнению исследовательницы, в разныхпластах мифологического сознания. В монографии «Поэтика сюжета и жанра» онарассуждает о возникновении в анимистический период «представления о духе, одуше как двойнике человека». Говоря о героях «греческого романа»,Фрейденберг замечает, что зверь, с которым борется персонаж, воспринимаетсякак его двойник.[12] При этом двойничество реализуется в сюжетной функцииживотного: зверь выступает как образ, воплощающий в себе мотив смерти илиизбавления от смерти основного героя. Такие образы двойников мы найдем в«Старике и море». Рассмотрение «бинарности» необходимо для представленной работы, таккак основные понятия, концепты будут основаны именно на оппозициях:рождение – смерть, сказка – реальность и т.д. [pic] Сказочные мотивы в рассказе «Индейский посёлок». Основной ценностью в послевоенное время, оказывается человеческаяжизнь, рождение младенца. Мотивы продолжения рода, родов, возникают какболевые точки реальной жизни, но с другой стороны, в народном фольклорно-мифологическом сознании рождение является началом временного цикла инаходится в бинарном состоянии со смертью. Итак, в своем творчестве Хемингуэй всегда обращается к истокам, ккорням человечества, первоначалу. Его своеобразное стремление к народу,стремление к тому от чего всё начиналось, откуда пошёл род человеческий,пронизывает большинство повестей. Фольклор - не уход от реальности, асредство обновления, укрепления. Произведения его действительно аллегоричны и символичны, в каждомслове, предложении содержится определённый контекст, целый культурный игенетический пласт. Многое сопоставимо с мифологией и фольклором.Рассмотрим один из распространенных обрядов. В мировой художественной традиции существует устойчивое представлениео рождении и отрочестве эпического богатыря, будущего воина – Кухулин,Геракл, Манас, Добрыня. Прежде чем стать воином, человек, несущийответственность за племя в архаическом эпосе, личностью, воплощающейфизический и интеллектуальный потенциал нации, должен приобрести особыекачества в детстве через специальный обряд, именуемый инициацией.[13] Обряд инициации содержит модель всякого повествовательного текста(например, выделение индивида из коллектива может лежать в основе самогопонятия героя). Уход и возвращение стали рамкой для большинства сюжетов,характерный ритм потерь и приобретений также обнаруживается во многихжанрах. Мотивы, связанные с Инициацией, включены в произведения, гдепрослеживается «становление» героя. Инициация (лат, initio «начинать, посвящать, вводить в культовыетаинства) – переход индивида из одного статуса в другой, в частностивключение в замкнутый круг лиц в мужской союз, круг жрецов и шаманов.Иногда - в узком смысле – переход в число взрослых, брачноспособыных.[14]Обряд зафиксирован у южных и североамериканских индейцев, у народовцентральной и Южной Африки. В рассказе «Индейский посёлок» обряд инициации проходит мальчик.Инициация включает в себя миф как составную часть: во время обряда неофитусообщаются мифы племени, которые может знать только взрослый или специальнопосвященный. Так, в «Индейском посёлке» в роли посвященного выступает отецмальчика, который рассказывает сыну, как проходят роды у женщин. Егорассказ похож на миф по своей стилистике: «… то, что с ней сейчаспроисходит, называется родовые схватки. Ребёнок хочет родиться, и онахочет, чтобы он родился. Все её мышцы напрягаются для того, чтобы помочьему родиться. Вот, что происходит, когда она кричит».[15] Особенность структуры обряда – его трёхчастность: все они состоят извыделения неофита из общества (переход должен совершаться за пределамиустоявшегося мира), пограничного периода, и возвращения в новом статусе.При этом И. осмысляется как смерть и рождение. Причем, выход за пределыустоявшегося мира расценивается как смерть. Переезд Ника с отцом на лодке на другой берег напоминает мотивпереправы, когда из царства живых совершается переход в царство мёртвых:«от берега они пошли лугом по траве, насквозь промокшей от росы…. Затемвошли в лес и по тропинке выбрались на дорогу, уходившую вдаль, кхолмам». Переправа выступает как композиционный элемент. Переправа это и естьось произведения. Это ощутимый каркас, на основе которого слагаютсяразличные сюжеты. Это есть подчеркнутый, выпуклый, чрезвычайно яркий моментпространственного передвижения героя.[16] Все виды переправ – на корабле,на лодке указывают на единую область происхождения: они идут от путиумершего в иной мир. Если же герой совершает переезд на лодке через реку,как Ник, то только при помощи перевозчика. Здесь наблюдается более поздняяформа переправы так как – 1)перевозчик не превращается в животное 2) нетездовых животных, таких как птица или конь, лишь только лодка,представляющая собой гибридную форму и птицы и коня. В рассказе есть старуха, встречающая приезжих в своей лачуге. Этосказочная яга, имеющая связь с царством мёртвых, и обряд инициациинепосредственно связан с ней. Именно в лес попадают герои, а лес -постоянный аксессуар яги. Именно здесь начинаются приключения, и лесникогда не описывается. Он дремучий, таинственный, несколько условный.[17] Но лачуга не есть уже мир мертвых. Согласно обряду, посвящаемый как быспускался в область смерти через хижину или лачугу. Следует заметить, что мальчик не зрелый индивид, а совсем ребёнок.Существовала тенденция производить этот обряд ещё до наступления половойзрелости. Для обряда детей уводили, и это всегда делал отец или брат, дядя.Мать это делать не могла, так как само место, где производился обряд, былозапретно для женщин. Ника сопровождают отец, его дядя Джордж и несколькоиндейцев. Уже мир мёртвых - это мир женщин, в рассказе подчёркивается егоженская физиологичность: « Женщина мучилась уже третьи сутки. Все старухипосёлка собрались возле неё. Мужчины ушли подальше….» Особенностью сказочного дома является его многоэтажность. Но в лачугемногоэтажность - это многоярусные нары, где на нижней лежит роженица, а наверхней её муж. Инициация – это временная смерть. Одной из форм временной смерти быловскрытие человека или разрубание его на куски. У некоторых племён самнеофит разрубается в бессознательном состоянии. Но есть материалы, чтопосвящаемым показывали мёртвые, изрубленные тела. Это символ убиения самогопосвящаемого. Умерщвляется не сам посвящаемый, а другой за него – фиктивно.Иногда этот убитый оживает, что указывает на характер временной смерти. Врассказе восстает из мертвых не сам мужчина, а за него делает это только,что родившийся ребёнок мужского пола. Следовательно, душа этого героябессмертна, так как в эпосе всех народов мира человек без потомствасчитался проклятым богами, ибо дети признавались гарантией бессмертностиродителей, особенно отца.[18] Умение отца Ника принимать роды - некое магическое таинство,магические способности, которые приобретает неофит в качестве награды.Инструменты для принятия родов – «складной нож и вяленая девятифутоваяжила» напоминают магические. То, как мужчина готовится к принятиюмладенца, напоминает некий обряд или священное таинство, ритуал. Ник -типичный неофит, так как кроме душевных потрясений, он получил информацию отайнах и требованиях быта индейцев, в данном случае - как проходят родыженщины. Мальчик наблюдает роды. На его глазах развёртывается картина рожденияи смерти – рождения младенца мужского пола, и самоубийство отца этогоребёнка. Это вечный закон природы - её цикличность – умирание одногосущества и его продолжение в последующем поколении. После обряда инициацииНик почувствовал некую уверенность в том, что никогда не умрёт. Это некаястойкость к жизни, которую должен, в конце концов, приобрести неофит послеобряда. Вечность, жизнетворящая сила в рыбе, в окуне, которого видит Ник скормы лодки: «они сидели в лодке, Ник на корме, отец на вёслах. Солнцевставало над холмами. Плеснулся окунь, и по воде пошли круги. Ник опустилруку в воду. В резком холоде утра вода казалось тёплой» Обряд инициации в рассказе «Недолгое счастье Френсиса Маккомбера» Рассказ «Недолгое счастье Френсиса Маккомбера» отчётлив и прозрачен, иобычно не подвергается детальному изучению. «Основная тема рассказа – эторождение в мужчине того мужества, которое делает его в глазах Хемингуэянастоящим человеком»[19] Но и здесь, как и в вышерассмотренных произведениях, обнаруживаетсяпрямое обращение к народному фольклорно-мифологическому мышлению, котороерастворено в ряде архаических представлений и образов. М. Бахтин утверждал, что: « Человеческий быт всегда оформлен, и этооформление всегда ритуально. На эту ритуальность и может оперетьсяхудожественный образ»[20] Фабула рассказа очень проста и незамысловата. Классическая тема -убийство из-за денег, богатства, может показаться банальной, если необъяснить её под иным контекстом. Фольклорный мотив всегда лежит наглубине, в то время как обыденность составляет внешнюю оболочку. Ссобытийной стороны сюжет рассказа реален, наполнен бытовыми деталями.Однако с другой стороны сюжет моделирует условия обряда, корнями уходящегов общественные институты и представления о мире и человеке, жизни и смертипервобытных охотников. Это известный обряд инициации. Неофит осмысливает его как смерть ивоскрешение. Сюжетная схема рассказа точно совпадает с этим обрядом, не зрядействие проходит в Африке, где проходил сам обряд, как зафиксировалиэтнографы. Профессиональный охотник Уилсон, который является наставником,магом- учителем, повторяет во время посвящения Маккомбера фразу обамериканских «мужчинах-мальчиках», что доказывает, что инфантилизмМаккомбера здесь не случаен. Пройдя испытание, загладив трусливый поступок во время охоты набуйвола, Френсис резко меняется, что пугает его жену Маргарет и удивляетУилсона. У неофита нет больше страха. В Маккомбере умер бездельник, никчемный мужчина, полое существо. Итак,умирание чередуется с рождением – умирает «мальчик-мужчина», рождаетсяактивное существо. Но писатель не находит будущего для героя. ДляМаккомбера слишком поздно пришло взросление. Он, новый человек, ещё слеп вэтом мире, и слаб, и как в слабого Маргарет выстреливает в мужа. Онаиспугалась перемен, почувствовала отсутствие в себе власти над ним. Фабула рассказа « Снега Килиманджаро» также проста как в «Недолгомсчастье Френсиса Маккомбера». И обращаясь к фольклорно-мифологическомумышлению, исследователи находят глубинный подтекст. Эпиграф произведения довольно необычен, и это не простоэнциклопедическая справка. Понять эпиграф можно, если осмыслить обрядовоедействие, связанное с оппозицией жизнь – смерть. У древних охотников смерть мыслилась как прохождение через тотемногозверя или перевоплощение в него. Именно с этим был связан обычайзаворачивания масаями умершего в шкуру тотемного животного (на позднемэтапе, скотоводческом, - в шкуру домашнего животного). Считалось, чтоприлетевшая огромная птица захватывает шкуру с телом человека и относит навысокую, часто хрустальную гору, где обитают предки, - к первобытномуОлимпу[21]. Умирающему писателю видится самолёт, своеобразная аналогия птицы,уносящей его к вершине «Олимпа» - Килиманджаро. Связь эта выясняется, если провести параллели между эпиграфом,обрядами, и предсмертными видениями Гарри: душа человека, очистившегося отскверны, человека, который понял убогое существование, не должна умереть. Во всех этих рассказах герой испытывается народным сознанием. Именнофольклорное, мифологическое сознание помогает человеку и художникуподняться над буржуазной мелочностью, тупиком и пустотой.[22] Концепты «вода» и «рыба» в рассказе «Старик и море» « Старик и море» - одна из последних книг Эрнеста Хемингуэя,написанная в 1952 году. Фабула повести характерна для стиля Хемингуэя.Старик Сантьяго борется с неблагоприятными обстоятельствами, боретсяотчаянно, до конца. «Человек не для того создан, чтобы терпеть поражения. Человека можноуничтожить, но его нельзя победить»- говорит старик в конце повести. Повесть написана на прекрасно знакомом создателю материале, послемногих лет общения с кубинскими рыбаками. С 1948 года писатель жил в Финка-Вихия, близ Гаваны, и был постоянным гостем в ближайших рыбачьих посёлках.Образ старика – человека труда, человек, чья душа, испытавшая многое, ноона чиста, как вода в море. Хемингуэй так же выступает как выдающийся маринист, продолжая влитературе традицию Германа Мелвилла. Писатель вносит в повесть элементыморально-философского размышления, эссе на тему «борьбы человека ссудьбой»[23]. Судьба неблаговолит старику, а он противится этому, ивыигрывает, но не побеждает судьбу, судьбу обыграть не возможно, равно,как и природу. Природа так же непредсказуема, как и то, что предрешено. Человек, борющийся с судьбой, не обращает внимания на свои неудачи -«Да наплевать мне на это везенье!.. Я тебе принесу удачу» Старик понимает,что главное - это ни неудача, а фатальный выбор, который оттачивает силуволи и характер. Поэтому старик надеется в дальнейшем на мальчика. Он самне отступает, и учит мальчика также не отступать. Ловля рыбы, кровавый бой с акулами, все детали рыболовного ремесладаны с профессиональным знанием. В этом произведении Хемингуэй как никогдане стоит ближе к народу. Жизненная цель Сантьяго – борьба. Его принцип – дойти до конца.Повесть пронизана символами и образами, которые являются ключевыми, ипредставляют лейтмотив произведения. Это два концепта – «вода» и «рыба». В основе произведения, где наблюдается становление или взрослениегероя, лежит обряд инициации. Но он менее нагляден, чем, например, в«Недолгом счастье Френсиса Маккомбера» или « Индейском посёлке». Вполнеясно, что мальчик взрослеет в ожидании старика, он нервничает, переживаетиз-за его отсутствия. Магическая награда для неофита – знания, получаемыеот старика, как совершается рыбная ловля. Для мальчика это прекрасныйпример, что можно поймать такую большую рыбу. Старик не расстраивается, что ловля не удалась, что рыбу съели акулы.Он верит и твёрдо знает, что когда его ученик вырастет, он поймает этурыбу, так как он сильнее, моложе, и будет иметь опыт поколения за плечами. Рассмотрим концепт воды в мифе. Вода - одна из центральных стихий мироздания. В самых различныхмифологиях вода - первоначало, исходное состояние всего сущего, эквивалентпервобытного хаоса. Вода - это агент, среда и принцип всеобщего зачатия ипорождения, выступает эквивалентом всех жизненных «соков» человека.[24] С мотивом воды как первоначала соотносится значение воды для актаомовения, возвращающего человека к исходной чистоте. Тождественное значение имеет концепт «рыбы». В мифах о потопе Рыбавыступает как спаситель жизни, - ацтеков, индийцев, символом спокойнойжизни у шумеров, средство поддержания жизни – у японцев. О широкомраспространении культа Рыбы в Закавказье свидетельствует использование рыбы(например, форели) при лечении разных болезней (в том числе бесплодия). Рыба может выступать и как эквивалент мира мёртвых, нижнего мира (длятого, чтобы воскреснуть, надо побывать в нем). Не случайна «рыбная» метафорика» Иисуса Христа. Греческое слово «рыба» расшифровывалось как аббревиатура греческой формулы «ИисусХристос, божий сын, спаситель». Рыба - как символ веры, чистоты, девыМарии, а также крещения, причастия, где она заменяется хлебом и вином, вэтом же ряду стоит мотив насыщения рыбой и хлебами.[25] Итак, рыба может символизировать плодородие, плодовитость, изобилие,мудрость. Описание акул, пожирающих пойманную рыбу, трактуется как неумолимостьи верховная мощь природы в повести. Не мало важно, что, поймав рыбу, старик отрывает по кусочку от рыбы,чтобы очиститься, обрести форму, переродиться. Рыба – не пища, скорееона для него символ чистоты. Не сложно заметить, что по мере того, как от рыбы кровожадные акулыотрывают по кусочку, силы старика убавляется, иногда кажется, что акулыпоедают старика, а не рыбу. То есть рыба и старик – одно целое и неделимое,братья близнецы, двойники, чувствующие на расстоянии друг друга. Сантьяго, к сожалению, привозит с собой не цельную рыбу, а лишь остов,кости, но эти кости – есть надежда на успех, на то, что у старика естьпродолжатель или последователь. Заключение Итак, мы рассмотрели ритуалы, обряды и обычаи в соотношении спроизведениями Хемингуэя. Анализ на примерах произведений «Индейскийпосёлок», «Снега Килиманджаро», «Недолгое счастье Френсиса Маккомбера», «НаБиг-Ривер», «Старик и море» позволил сделать следующие выводы. Пейзаж у Хемингуэя выполняет многообразные функции. Одной из основныхявляется функция возвращения к истокам, к началу, а так же функциянравственного начала. Именно то, что так нужно герою, потерявшему себяпосле войны. Он хочет гармонии и находит её в борьбе с природой. Хемингуэйвосхищается природой, возвеличивает её, придаёт ей магическую власть. У Хемингуэя природа - это модель мира, абсолют. Как мы выяснили,модель мира расчленяется на бинарные структуры, которые не толькопротивостоят друг другу, но и немыслимы друг без друга. Мы связали понятия мифа, фольклора и сказки с понятием природы, таккак и то и другое есть первоначало, и отобразили это в схеме. Рассматривая обряды, особое внимание мы уделяли обряду инициации,которые присутствуют во всех произведениях писателя, где наблюдаетсястановление героя. Инициация является композиционным элементом, и другиеритуалы и обряды нанизываются на него. Произведения Хемингуэя аллегоричны и символичны. Например, концептводы значителен для сюжета рассказа. Вода выступает как архэ,первоначало, жизненная энергия. Она реализуется у писателя в разныхсостояниях – река, море, болото. Река – символ жизни, так как вода течёт, находится в непрерывномдвижении, в отличие от болота, где вода стоячая, и означает лишь смерть,мрак и безысходность. Река в архаическом сознании отождествляется с жизнью, но река еще иразделяла жизнь и смерть. Вода - переправа из царства живых в царствомёртвых («Индейский посёлок»). Море («Старик и море») означает неиссякаемость силы природы, так какморе безгранично и необъятно. «Старик и море» - один из последних рассказовХемингуэя, и именно им он заканчивает рассуждения на тему человек иприрода. Море – доказательство могущества человека над всем, но только ненад природой. Рыба – плодородие, очищение от скверны, символ вечности, бессмертия,поэтому Сантьяго так и не сумел сохранить рыбу в сохранности, человеку неподвластно одержать победу над вечным. Следует отметить, что в рассказахХемингуэй, герой каждый раз, когда наблюдает плескающуюся рыбу в воде,размышляет о бессмертии. В «Старике и море» снова образ рыбы, огромной, самой большой в жизнистарого рыбака, - символ успеха и обладания миром, и победы. Но рыбы нет,есть только скелет, остов, обглоданный акулами. Старик в сражении выходитпобедителем – получая главное – торжество жизни, слёзы радости мальчика,встречающего старика. Но скелет приобретает другой смысл – стержень, на котором фактическистроится всё творчество писателя: фольклорно-мифологическое представление ожизни, основы человеческой культуры, которые будут всегда торжествовать надсмертью.[26] Итак, мы доказали, что основа творчества Эрнеста Хемингуэя – народные,фольклорно-мифологические представления, культурные традиции,складывающиеся веками и бережно хранившиеся человечеством. Именно ониявляются основой подтекста таких рассказов, как «Индейский посёлок», «НаБиг-Ривер», «Снега Килиманджаро», «Недолгое счастье Френсиса Маккомбера»,«Старик и море». Список использованной литературы:1)Агранович С.З. , Саморукова И.В. Гармония – цель – гармония. М.:Международный институт семьи и собственности 1997.2) Агранович С.З., Саморукова И.В. Двойничество. С.: Самарский Университет2001.3)Бахтин М. Из записей 1970-1971 годов. В кн.: Эстетика словесноготворчества. М., 1979.4)Грибанов Б. Человека победить нельзя // Хемингуэй Э. Фиеста. Прощайоружие! Старик и море. Рассказы. – М.: Худ. Лит. , 19885)Грибанов Б. Эрнест Хемингуэй: жизнь и творчество. Послесловие //Хемингуэй Э. Избранное. М.: Просвещение, 1984.6)Денисова Т. Секрет «айсберга»: О художественной особенности прозы Э.Хемингуэя // Литературная учёба. – 1980. -№5.7)Кашкин И. Эрнест Хемингуэй. М., 1966.8)Лидский Ю.Я. Творчество Эрнеста Хемингуэя. Изд.2-е.-К.: Наукова думка,19789) Петрушкин А.И. Агранович С.З. Неизвестный Хемингуэй. С.: Самарский домпечати. 199710)Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки С.-Пб.: С.-Пб.Университет.,199611)Старцев А. Последние книги. Послесловие // Хемингуэй Э. Старик и море.Опасное лето. Острова в океане. М.: Правда, 1989.12)Хемингуэй Э. Избранное. – М.: Просвещение, 1984.13)Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2 томах. Т.1 М.: Советскаяэнциклопедия, 1994-----------------------[1] Грибанов Б. Эрнест Хемингуэй: жизнь и творчество. Послесловие//Хемингуэй Э. Избранное. М.: Просвещение, 1984.- 304 с. – С.282-298[2] Денисова Т. Секрет «айсберга»: О художественно особенности прозыЭ.Хемингуэя// Литературная учёба. – 1980. -№5.-С.202-207[3] Грибанов Б. Эрнест Хемингуэй: жизнь и творчество. Послесловие //Хемингуэй Э. Избранное. М.: Просвещение. 1984. – 304с. – С.282[4] Там же. С.285[5] Петрушкин А.И. Агранович С.З. Неизвестный Хемингуэй. С.: Самарский домпечати. 1997. – С.6.[6] Грибанов Б. Эрнест Хемингуэй: жизнь и творчество. Послесловие //Хемингуэй Э. Избранное. М.: Просвещение. 1984. – 304с. – С.282[7] Грибанов Б. Эрнест Хемингуэй: жизнь и творчество. Послесловие //Хемингуэй Э. Избранное. М.: Просвещение. 1984. – 304с. – С.282[8] Лидский Ю.Я. Творчество Эрнеста Хемингуэя. Изд.2-е.-К.: Наукова думка,1978. – 407с.[9] Грибанов Б. Человека победить нельзя // Хемингуэй Э. Фиеста. Прощайоружие! Старик и море. Рассказы. – М.: Худ. Лит. , 1988 – 558 с. – С.5-12.[10] Хемингуэй Э. Избранное. – М.: Просвещение, 1984. -304 с.[11] Агранович С.З. , Саморукова И.В. Гармония – цель – гармония. М.:Международный институт семьи и собственности 1997. С.20.[12] Агранович С.З., Саморукова И.В. Двойничество. С.: СамарскийУниверситет» 2001 С.6[13] Петрушкин А.И. Агранович С.З. Неизвестный Хемингуэй. С.: Самарский домпечати. 1997. С. 18[14] Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2 томах. Т.1 М.: Советскаяэнциклопедия 1994 С.543[15] Хемингуэй Э. Избранное. – М.: Просвещение, 1984.-304 с.[16] Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки С.-Пб.: С.-Пет.Университет.,1996 с.202[17] Там же. С.202[18] Петрушкин А.И. Агранович С.З. Неизвестный Хемингуэй. С.: Самарский домпечати. 1997 – 224 с. – С.32[19] Кашкин И. Эрнест Хемингуэй. М., 1966. С.130[20] Бахтин М. Из записей 1970-1971 годов. В кн.: Эстетика словесноготворчества. М., 1979. С. 359.[21] Петрушкин А.И. Агранович С.З. Неизвестный Хемингуэй. С.: Самарскийдом печати 1997 С. 144.[22] Там же. С.144[23] Старцев А. Последние книги. Послесловие // Хемингуэй Э. Старик и море.Опасное лето. Острова в океане. М.: Правда., 1989. С.570[24] Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2 томах. Т.1 М.: Советскаяэнциклопедия 1994 С.240[25] Там же. С. 391[26] Петрушкин А.И. Агранович С.З. Неизвестный Хемингуэй. С.: Самарский домпечати 1997 – 224 с.- С.221