«риторика» софрония лихуда: история текста, содержание, терминология, стиль - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
«риторика» софрония лихуда: история текста, содержание, терминология, стиль - страница №1/1


На правах рукописи



МАМОНТОВА Марина Геннадьевна

«РИТОРИКА» СОФРОНИЯ ЛИХУДА: ИСТОРИЯ ТЕКСТА, СОДЕРЖАНИЕ, ТЕРМИНОЛОГИЯ, СТИЛЬ
Специальность 10.02.01 – русский язык


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук




Москва 2013

Работа выполнена на кафедре русской словесности и межкультурной коммуникации Государственного института

русского языка им. А. С. Пушкина


Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор



Аннушкин Владимир Иванович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор

Волков Александр Александрович


(заведующий кафедрой общего и сравнительно-исторического языкознания

МГУ им. М. В. Ломоносова)


кандидат филологических наук,

доцент


Константинова Алла Юрьевна

(профессор кафедры общего и русского

языкознания Государственного

института русского языка

им. А. С. Пушкина)

Ведущая организация: Московский государственный

областной университет

Защита состоится «18» декабря 2013 г. в «10» ч. в зале Ученого совета на заседании диссертационного совета Д 212.047.01 ФГБОУ ВПО «Гос. ИРЯ им. А. С. Пушкина» по адресу: 117485, Москва, ул. Академика Волгина, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина.

Автореферат разослан «14» ноября 2013 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент И. И. Бакланова



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
История русского литературного языка – достаточно разработанная в современной науке область. К сожалению, невозможно сказать то же самое об истории русской филологии, в частности, истории наук о речи. Так, слабо изученными являются материалы первых научно-филологических сочинений предпетровской и петровской эпох, с которых, собственно говоря, и начиналась история высшего филологического образования в России. Несмотря на то что язык данного периода достаточно хорошо изучен, сочинения филологической тематики и теорий речи не только не подвергались тщательному анализу, но и мало представлены в публикациях. При этом если грамматические сочинения (а грамматика – основа словесных наук) описаны и опубликованы более полно, то риторикам петровского времени конца XVII – начала XVIII вв. явно не уделялось достаточного внимания со стороны ученых.

Настоящее исследование посвящено первому по времени из риторических руководств петровской эпохи и наиболее популярному среди них – «Риторике» 1698 г., принадлежащей перу Софрония Лихуда, которого вместе с его братом Иоанникием в полной мере можно назвать нашими первоучителями, ибо они были первопроходцами в организации обучения в первом высшем учебном заведении России – Славяно-греко-латинской Академии. Подобно тому как солунские братья Кирилл и Мефодий были первоучителями в создании славянской письменности, два брата-грека стали первоучителями в написании первых систематических руководств при начале устройства высшей школы в России. Данное утверждение – вовсе не преувеличение, но факт, поскольку именно Иоанникию и Софронию Лихудам принадлежали труды по всем филологическим наукам того времени. Они же стали организаторами самого процесса обучения в Типографской школе – прообразе будущей Славяно-греко-латинской Академии.



Актуальность данного исследования определяется тем, что учебник Софрония Лихуда «О силе риторичестей» как важнейший памятник, представляющий собой цельное учение о риторическом художестве, не изучен с точки зрения истории русской филологической науки. Необходимость и важность такого рода исследования обусловливаются прежде всего тем, что в данном сочинении впервые употреблены многие термины, явившиеся основой для формирования новой филологической терминологии во многих областях будущих филологических наук – отнесем сюда не только риторику, но и словесность, стилистику, отдельные разделы литературоведения и языкознания, культуры речи.

Работа над исследованием велась с 2008 г. и включила несколько этапов:



  1. изучение текстов рукописей, выбор основного списка, оцифровка текста и обработка его с целью публикации;

  2. описание содержания и композиции «Риторики», создание комментария к терминам, описываемым в книге;

  3. анализ стиля сочинения с точки зрения лексико-синтаксических особенностей;

  4. перевод на современный язык отдельных отрывков сочинения с комментарием.

Целью исследования является описание истории текста, содержания, терминологии, а также композиционно-стилистических особенностей «Риторики» Софрония Лихуда.

Для достижения поставленной цели в исследовании решаются следующие задачи:



  1. публикация текста «Риторики» С. Лихуда в современной орфографии по одному из наиболее авторитетных списков с целью установления полного текста сочинения;

  2. текстологическое и содержательное изучение «Риторики»;

  3. публикация полного текста данного классического памятника русской филологической науки в Приложении к исследованию;

  4. описание композиции и основных групп терминов сочинения С. Лихуда с составлением словника терминологии риторической науки;

  5. анализ основных стилистических характеристик риторического руководства С. Лихуда;

  6. комментированный перевод части текста «Риторики» для прояснения его смысла.

Объектом диссертационного исследования выступает риторическая теория конца XVII – начала XVIII вв.

Предмет исследования – содержание и композиция «Риторики» Софрония Лихуда, их связь с общественно-речевой практикой эпохи.

Материалом исследования служит сочинение «О силе риторичестей» Софрония Лихуда, описание которого предпринимается нами по списку ГИМ, собрание Уварова, 1◦, № 98 (2109).

Гипотеза исследования состоит в попытке реконструкции или составления ясного представления о целостном характере одного из ведущих филологических сочинений петровской эпохи – «Риторики» Софрония Лихуда с публикацией текста, историей его изучения, анализом содержания и стилистических особенностей. Терминология данного сочинения вошла во многие области филологической науки (не только собственно в риторику, но и в стилистику, словесность, логику, культуру речи), способствуя ее начальному формированию.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. сочинение Софрония Лихуда является основополагающим трудом петровского времени в области русских филологических наук об убедительной, выразительной речи, в котором представлено систематическое знание риторического художества;

  2. «Риторика» Софрония Лихуда представляет собой целостную разработку риторического учения, включающего классические разделы: изобретение, расположение, украшение речи – с добавлением практических рекомендаций и образцов общественно-речевой практики петровского времени;

  3. перевод сочинения Софрония Лихуда явился новым шагом в развитии русского литературного языка, обогащенного новой научной терминологией и рядом лексических новаций;

  4. композиционно-стилистическое своеобразие труда Софрония Лихуда состоит в последовательном описании имеющихся частей риторики как науки, в новаторском толковании различных риторических терминов, богатом составе примеров и иллюстраций, взятых как из античной, так и из русской истории;

  5. сочинение «О силе риторичестей» имело огромную популярность и получило широкое распространение в петровскую эпоху вследствие разнообразного и понятного стиля речи, что подтверждает его педагогическую направленность, в связи с чем активно использовалось в педагогической деятельности вплоть до конца XVIII века.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые публикуется полный текст «Риторики» Софрония Лихуда 1698 г., подробно описана вся терминология памятника и раскрыто его содержание, а также выявлены композиционные, лексические и синтаксические особенности построения текста «Риторики».

Общетеоретической основой исследования послужили труды отечественных ученых различных дисциплин, посвященные изучению жизненного и научно-педагогического пути братьев Софрония и Иоанникия Лихудов как основателей первого в России высшего учебного заведения – Славяно-греко-латинской Академии (А. Смеловский, С. Смирнов, Н. Ф. Каптерев, С. Браиловский, М. Н. Сменцовский, Б. Л. Фонкич, Д. А. Яламас, Д. Н. Рамазанова, И. А. Вознесенская и др.) и главным образом их творческого рукописного наследия филологического характера (В. П. Вомперский, А. С. Елеонская, Д. А. Яламас, В. И. Аннушкин и др.).

Методологической основой исследования явились принципы современного историко-культурологического, филологического, риторико-стилистического анализа текстов.

Были использованы следующие методы исследования:

– метод текстологического анализа и реконструкции старинного текста;

– метод семантического толкования научной терминологии;

классификационный метод;

– метод контекстуального анализа;

историко-сопоставительный метод, состоящий в последовательном анализе и сопоставлении современной научной филологической терминологии и терминологии, представленной в учебнике Софрония Лихуда;

– метод выборки, выписки и семантико-содержательного анализа текста;

риторико-логический метод анализа тематики, содержания, композиции текста учебника;

лексико-стилистический метод анализа текста для выяснения стилистических предпочтений в выборе и использовании слов автором;

синтаксико-стилистический метод анализа текста с целью выявления индивидуальных предпочтений в способах построения предложений, конструкции отдельной фразы, периода и общего построения текста.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что в ней впервые представляется полный текст «Риторики» Софрония Лихуда как самого популярного учебного руководства по данному предмету петровского периода. Кроме того, в исследовании проведено описание всей терминологии риторической науки, имеющейся в руководстве, что представляет собой несомненную важность с научной точки зрения, так как данная система терминов была введена в российскую риторическую науку впервые именно в учебнике Лихуда, а впоследствии оказала огромное влияние на формирование новой терминологии в различных областях филологического знания.

Практическая значимость работы заключается в том, что ее результаты могут быть использованы как в теоретических курсах историко-филологической тематики при преподавании современных языковедческих дисциплин (риторика, стилистика, поэтика, словесность, текстология, история русского литературного языка), так и в обучающей практике анализа и написания разного рода речей (в частности, эпидейктических). Кроме того, словники терминов риторической науки, представленные в исследовании, могут быть использованы при составлении филологических словарей по риторике, поэтике, стилистике и культуре речи.

Апробация исследования. Диссертация была обсуждена на заседании кафедры русской словесности и межкультурной коммуникации Гос. ИРЯ им. А. С. Пушкина.

Результаты исследования нашли отражение в докладах на международных конференциях: XIII Международной научно-практической конференции «Риторика и культура общения в общественном и образовательном пространстве» (Москва, 21–23 января 2009 г.), XIV Международной научной конференции «Риторика и культура речи: наука, образование, практика» (Астрахань, 1–3 февраля 2010 г.), XIX Международных Рождественских образовательных чтениях «Церковь и государство: соработничество в решении общих задач» (24–26 января 2011 г.), XVII Международной научно-практической конференции «Современная риторика в общественно-речевой и педагогической практике» (Москва, 30 января – 1 февраля 2013 г.). Автором подготовлено и опубликовано пять научных статей, в том числе две из них в рецензируемых научных журналах ВАК РФ. В опубликованных статьях отражены наиболее существенные положения диссертации.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка, а также Приложения, включающего текст «Риторики» Софрония Лихуда с предваряющими его принципами публикации.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность работы, определяются объект и предмет исследования, формулируются его цели и задачи, указываются материал диссертации и методы его исследования, устанавливаются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, а также перечисляются положения, выносимые на защиту.



Первая глава – «Братья Лихуды: биографии и научное творчество» – включает обзор научных исследований отечественных ученых разных областей знаний, посвященных изучению жизненного и творческого пути братьев Иоанникия и Софрония Лихудов, описание их биографий, а также рассмотрение творческого, главным образом филологического рукописного наследия ученых греков.

Параграф 1.1. настоящей работы посвящен рассмотрению научных исследований о жизни и творчестве братьев Лихудов. Изучение жизни и деятельности братьев Лихудов в отечественной науке развивалось в нескольких направлениях, так как этой темой занимались ученые разных областей гуманитарного знания (истории, филологии, кодикологии, палеографии, истории науки). Только такое взаимодействие дисциплин помогло добиться наибольших результатов, хотя, на наш взгляд, существующие источники о биографии и рукописном наследии братьев Лихудов не дают полного, систематического и исчерпывающего представления о данной проблеме. Основной труд о Лихудах, который мы имеем до сегодняшнего дня, – это исследование М. Н. Сменцовского – его магистерская диссертация «Братья Лихуды: опыт исследования из истории церковного просвещения и церковной жизни конца XVII и начала XVIII вв.», написанная в 1899 г. Однако необходимо отметить, что рассмотрение жизненного и творческого пути братьев Софрония и Иоанникия Лихудов как основателей Славяно-греко-латинской Академии получило развитие и в трудах современных ученых в связи с возрастающим в последние десятилетия интересом к изучению истории просвещения и образования в России конца XVII в. (Б. Л. Фонкич, Д. А. Яламас, В. И. Аннушкин, Д. Н. Рамазанова, И. А. Вознесенская и др.).

Параграф 1.2. первой главы настоящего исследования представляет собой изучение биографий Иоанникия и Софрония Лихудов. Братья Иоанникий (1633–1717 гг.) и Софроний (1652–1730 гг.) Лихуды – греки, монахи, уроженцы острова Кефалонии, получили образование в Венеции и Падуанском университете. По рекомендации восточных патриархов прибыли в Россию в марте 1685 г. Здесь после успешного диспута с Яном (Андреем) Белобоцким приступили к преподаванию греческого языка в училище при Богоявленском монастыре. Ученики Лихудов составили костяк «Спасских школ» – Славяно-греко-латинской Академии. «Самобратия» преподавали здесь греческий язык, риторику и физику. Преподавание в Академии шло по учебникам, составленным или переделанным самими Лихудами, и носило схоластический характер, но нельзя не признать за Лихудами и большой доли оригинальности и самостоятельности в постановке учебных предметов. Не подчиняясь строгой схоластике, они стремились поставить и действительно поставили преподавание наук в Академии в соответствие с потребностями общественной жизни того времени.

Значение деятельности братьев Иоанникия и Софрония Лихудов в становлении высшего образования на Руси было очень велико. Лихуды стояли у истоков первого в России высшего учебного заведения – Славяно-греко-латинской Академии.

Некоторыми исследователями жизни и творчества братьев Лихудов отмечается далеко не безупречный нравственный характер их личностей (В. М. Ундольский, М. Н. Сменцовский, Н. Ф. Каптерев). Однако непреложным является тот факт, что высокий уровень образования и приверженность православной вере создали из Лихудов именно тех людей, которые смогли осуществить давнюю идею русского правительства о создании первого в России высшего учебного заведения. Всеми без исключения исследователями биографий и рукописного наследия братьев Лихудов признаются их неоценимые заслуги в деле устройства первой в Москве высшей школы – Славяно-греко-латинской Академии, а также громадное просветительское значение их педагогической деятельности.

Параграфы 1.3. и 1.4. посвящены описанию творческого, главным образом филологического наследия братьев Лихудов, труды которых можно разделить на три основных категории: а) педагогические и научные; б) полемические и прочие богословские; в) ораторские и эпистолография. Братья Софроний и Иоанникий Лихуды получили образование в Падуанском университете, поэтому и обучение в Московской Славяно-греко-латинской Академии они вели по тем же направлениям, что и во всех известных современных им университетах Европы. Соответственно, принципы преподавания, которые были характерны для всех учебных заведений Восточной и Западной Европы, были перенесены Лихудами в Москву. Согласно этим принципам ядром науки являлись семь свободных «искусств», на гуманитарную часть которых Лихуды обратили наибольшее внимание в своих рукописных трудах филологического характера (грамматика, риторика, диалектика).

К грамматическим трудам братьев Лихудов относятся Московская редакция Греческой грамматики (известна в литературе как Краткая, или Малая Грамматика), Костромская редакция (Пространная, или Большая грамматика) и Новгородская.

Другой комплекс грамматических трудов Лихудов связан с латинским языком. Выделяются две редакции Латинской грамматики – Малая и Пространная. Трактат братьев Лихудов «О поэтическом или метрическом искусстве» или «Поэтика» являлся органическим продолжением греческой Грамматики Лихудов.

Среди сочинений братьев Лихудов, посвященных овладению риторическим искусством, современной науке известно два учебника: «Риторика» Иоанникия Лихуда и «Риторика» Софрония Лихуда («О силе риторичестей»).

Вслед за курсом риторики преподавалась логика. К настоящему времени в литературе известно четыре списка «Логики» Софрония Лихуда конца XVII в.

Лихудами написано несколько учебных пособий и по физике: толкования на сочинение Аристотеля «О восьми книгах Аристотеля по физике, или Лекции по физике» и «Физика. О душе».

К прочим научно-педагогическим работам братьев Лихудов относится также труд «О методе эпистолярных характеров».

Среди трудов братьев Лихудов на богословско-полемическую тематику выделяются первое написанное ими в России сочинение «Акос или врачевание, противополагаемое ядовитым угрызением змиевым», а также «Диалоги грека учителя с иезуитом о разностях между церковию Восточною и Римским костелом» (в русской традиции – «Мечец духовный»).

Ораторские произведения Лихудов, написанные на греческом или латинском языках, в основном принадлежат перу Софрония («Похвала на Рождество Христово»; «Слово поучательное, еже не брити брад по законам»; «Слово о Софии, Премудрости Божией»; «Похвальное слово Валааму Хутынскому» и др.).

Творческое наследие братьев Лихудов представлено также их перепиской с известными государственными, церковными и культурными деятелями. Их послания отражали на практике ту теорию, которая была изложена в пособии Софрония «О методе эпистолярного характера».

Лихуды впервые ввели в России систематическое обучение классическим языкам и наукам, подготавливая, таким образом, первое поколение настоящих ученых, а не просто книжников, которые были призваны впоследствии реализовать часть петровских реформ и участвовать в духовном и культурном преобразовании, происходившем в России в первую четверть XVIII столетия.

Рукописи, содержащие учебные курсы братьев Лихудов, являются важнейшим источником по истории школы и образования петровского и послепетровского времени, а также по истории греческих школ в России в целом.



Параграф 1.5. содержит выводы по первой главе настоящего исследования.

Вторая глава – «Содержание, композиция и терминология «Риторики» Софрония Лихуда» – содержит обзор научных исследований, посвященных риторическому руководству Софрония Лихуда, рассмотрение «Риторики» С. Лихуда в контексте своего времени, описание содержания, терминологии, а также композиционных особенностей сочинения.

Несмотря на известность основных риторических руководств петровского времени, их изучение находится в самом начале. Слишком немногие исследователи обращались непосредственно к текстам памятников (В. П. Вомперский, А. С. Елеонская, Н. В. Понырко, В. И. Аннушкин), в связи с чем остро встает необходимость текстологического анализа источников – самих учебников риторики.

В параграфе 2.1. представлено рассмотрение научных трудов, в той или иной степени описывающих «Риторику» С. Лихуда. Все проведенные на сегодняшний день исследования «Риторики» Софрония Лихуда не преследовали цели полного исследования учебника. Отдельные описания «Риторики» содержатся в работах А. Смеловского, С. К. Смирнова, И. Я. Образцова, М. Н. Сменцовского, В. П. Вомперского, А. С. Елеонской, И. Экономцева, но все они сводятся лишь к анализу предисловия к «Риторике» и краткой характеристике руководства. Серьезного всестороннего текстологического исследования памятника учеными не проводилось.

Наиболее полное описание содержания и композиции «Риторики», а также публикация отдельных частей данного сочинения выполнены В. И. Аннушкиным в Хрестоматии «История русской риторики» 1998 г. и монографии «Русская риторика: исторический аспект» 2003 г. Однако несмотря на всю полноту и серьезность данного исследования, оно также не является исчерпывающим.

В параграфе 2.2. «Риторика» С. Лихуда рассмотрена в контексте своего времени – эпохи петровских реформ, когда сама историческая обстановка требовала новой концепции образования, в том числе филологического. Социально-политической основой для формирования новой филологической концепции была налаживающаяся государственная жизнь, новая идеология при новой царской династии. Филологические науки («мудрости», «художества» – и, прежде всего, риторика как учение о прозе) оформляли и утверждали нарождающийся стиль жизни, предлагали языковую и образовательную норму.

«Риторика» Софрония Лихуда 1698 г. явилась первым сочинением петровской эпохи, где приводилось систематическое знание риторического «художества». О ее необычайной популярности в петровскую эпоху свидетельствует тот факт, что этот учебник в переводе Козмы Афоноиверского известен в 33 списках.



Будучи переведенной с греческого языка монахом Чудова монастыря Козмой Афоноиверским, «Риторика» Софрония быстро распространилась по России благодаря глубоким и оригинальным мыслям, ясному и выразительному языку, многочисленным примерам, способствовавшим научению.

Параграфы 2.3, 2.4, 2.5, 2.6. посвящены изучению содержания, композиции и терминологии риторического руководства С. Лихуда. Описание сочинения «О силе риторичестей» Софрония Лихуда было предпринято по списку ГИМ, собрание Уварова, 1◦, № 98 (2109) как наиболее авторитетному из всех 33-х списков, указанных в исследовании В. И. Аннушкина. Именно эта рукопись была, по нашему предположению, подносным экземпляром, украшенным выразительными заставками и написанным четким полууставом.

«Риторика» Софрония Лихуда состоит из 4 книг (что и определило композицию 2-й главы настоящего исследования): 1-я книга содержит главы о «естестве», достоинстве и пользе риторики, описание 32-х общих мест с примерами; 2-я книга о «красноглаголстве», т.е. украшении речи; 3-я об «изложении» и «частях слова», т.е. о композиции речи; 4-я о «показательном», т.е. похвальном слове, с подробным описанием видов «похвал» и «древами», иллюстрирующими содержание речей на разные случаи жизни.

В конце каждого из параграфов 2.3, 2.4, 2.5, 2.6., описывающих эти четыре книги, приведены обобщающие словники терминов, подводящие итог данному описанию.

Параграф 2.3. содержит описание предисловия ко всему сочинению, а также учение об изобретении идей, предложенное С. Лихудом. Своеобразно деление Софронием Лихудом риторики на три «рода благоглаголания», представленное в предисловии: риторика бывает «божественная» (тексты Священного Писания), «ироическая» (риторика отцов церкви) и «человеческая» (светская риторика). Во второй главе первой книги «Риторики» «О достоинстве риторики, Бога, души и риторики уподобление» Софроний Лихуд с присущей ему образностью приводит метафорическое определение риторики («Риторика убо есть семя небесное и луча, из источника вечнаго света источена»), сопоставляя ее значение и роль в жизни человека с той ролью, которую играет Бог в жизни любого верующего (л. 6). Тем самым автор указывает на божественное происхождение риторики – «царицы земной»: «Душа есть образ Божий, Бог есть душа, риторика есть Божественна: еже есть Бог в мире и душа в теле, тоежде и риторика в жизни гражданстей» (л. 6).

В 1-й книге «Риторики» начиная с 7-й главы представлены и подробно рассмотрены 32 «общих места», т.е. способа распространения замысла и содержания речи. Их составили 16 внутренних («определение, исчисление частей, этимологиа или ознаменование, сопряженная, род, вид, уподобление, неуподобление, противная или противоположенная, припряженная или обстояния, предидущая или прежняя, последующая, противоборная, вины, апотелесматы или дела и сравнения» (л. 10 об.) и 16 внешних «общих мест» с примерами («пресуждения или предсудия (прежний суд), слытия, заветы, роты (клятвы), мучения (муки), свидетели, историа или повесть, басни и притчи, приуподобления и паримии, иероглифическая, емблиматы или знамения, сиречь гербы, свидетелства древних, мудрования (гномы), законы, Божественная писания и приличество (чин)». О значении «общих мест» говорится в заключительной 10-й главе книги (даем в нашем переводе – М. М.): «Как письмена у грамматиков, так места – у риторов, и как из письмен (букв) слагаются слова, так из мест риторических «возрастают» аргументы и слова, и ни одна вещь не может быть нужнее для изобретения, действеннее для расположения и воспоминания, кроме мест» (л. 35 об. – л. 36).

Примером развития текста-описания по общим местам может быть приведенное Лихудом описание соловья («славия»). Используя вопросы, он показывает, как создается подобное описание:

«Что есть свойственно славии и понеже явно есть, яко от рода птиц, киим видотворителным разнством или паче свойственно от иных птиц определитися может?

От чесого есть? От киих начал жизни сложен? Кое общение имать с солнцем? С воздухом, с водами? Рождается ли от совы (…)? Кое имство тела его: от огня ли вящше имать или от воздуха? И случися ли ему имети кое-либо сродство со земным и водным родом?

Чесо ради есть? Славу Божию проповедати, или ко удобрению всего света, (…) или ко еже человекы привлещы сладостию пения своего, или еще ко еже наслаждатися, или наипаче во образ бдения злобы, сладости же и труда?

Колик есть? Толико велик есть великостию тела, колико мягок, колико есть сложен в красоте всех удес, в толико малом телце, с коими птицы уподобление (общение) имать?

Яков есть? Каков во внутренних страстех? Колико прост, колико незлобив, колико есть в частом бдении? Колико есть тщателен в пениих, колико любочестен, яковый цвет (вид) имать, яков глас и прочая обстояния тела?

Когда? Когда раждается, когда поет? Негли всегда? Весною ли? Или некогда летом, в день ли или нощию? И паки негли в полдень, или во время восхода солнечна, или на заре расветания, когда учится пению своему, когда почивает? Когда виет гнездо свое и прочая.

Где? О коих местех радуется, о горных ли или о лесных, о оранных ли или о пустынных, или о студеных, или о горячих и прочая.

Како? Како всяку вещь творит, коим подвизанием, коим художеством, коим изяществом учится, научает, поет, о коликих гласех радуется, сиречь коликими гласы поет?

С киим и кая обстояния окрест его? Кая последующая, кая знамения суть, яже присно ему последуют?» (л. 34 об. – л. 35 об.).

Таким образом, обучая риторике с помощью «общих мест», Лихуд, педагог и ритор, показывает, как может создаваться и распространяться любой текст.

Параграф 2.4. посвящен описанию содержания 2-й книги «Риторики» Софрония Лихуда об украшении речи. Начинается она с «Предисловия о красноглаголстве», в котором автор настаивает, чтобы «красноглаголство» («некая пристойность приличных глав ко обретенным вещем» (л. 38)) предшествовало «расположению», потому что «красноглаголство бо сказует и образы, и начертания, и образы, еже слагати периоды и рапростирати всякое слово и гному. Без них же всякое расположение слова зело просто и неискусно будет наипаче же» (л. 37 об.). Затем последовательно говорится о фигурах речи и мысли («начертаниях» и «схиматах»), периодах, их распространении («наращении»), хрии и ее видах, гноме. Необходимо отметить, что в «Риторике» С. Лихуда впервые были введены такие термины, как, например, внутренние места, внешние места, произношение, период, хрия и др., которые отсутствовали в первой русской «Риторике» 1620 г.

Параграф 2.5. описывает содержание третьей книги «Риторики» Софрония Лихуда («Книга третия о изложении и частех слова»), посвященной учению о композиции – расположении частей речи. В предисловии автор указывает, что «яко же обретение отверзает источники естества и благоглаголание делание, тако и изложение отверзает согласие суждения. Его же ни едина добродетель обрящется лепотншая и красншая в доброте слова, яко от сего изтекает вся весма доброта, изряднейшая красота сочинения слова» (л. 90). Это значит, что требуется не только создание идей, содержания речи, но и устроение «со-чинения» речи, которое названо «добротой и красотой слова». Прояснение смысла лихудиевского текста часто требует вдумывания и всматривания в форму слова. Например, «со-чинение» означает в данном случае «со-положение», т.е. порядок частей композиции по их «чину».

Лихуд выделяет три вида расположения – «естественное», «хотетелное» и «художественное» (л. 91); далее предлагает строить всякую речь по определенной схеме: «предсловие», «повествование, или предложение», «утверждение» и «окончение» (л. 94 – л. 94 об.), подробно расписывая возможности составления каждой из предложенных им «частей речи» и иллюстрируя все свои рассуждения яркими и образными примерами.



Параграф 2.6. посвящен описанию содержания четвертой книги Риторики Софрония Лихуда «О показательном слове и о начале его и характире (изображении)», которая явилась фрагментом частной риторики, приложенным к одному из важнейших видов речей петровского времени – торжественной, эпидейктической, похвальной или «показательной» речи. В этой книге автор детально анализирует виды «похвал», рассматривает их структуру и правила составления, а также представляет вниманию читателя изображения «древ» к большинству речей с записью общих мест, используемых в этих речах. Данные «древа» иллюстрируют содержание похвальных слов и указывают на педагогическую целесообразность риторического руководства Лихуда.

Софроний Лихуд выделяет «похвалу вещем» (добродетели («родственне и видственно зримыя»), «девства», «художества или какого-либо родственного ремесла», «града», животных, «коегождо дела»); «похвалу лиц видственно» (младенцу, юноше, мужу, старым, царю или царице); «похвалу лиц родственне» (3-м родам благ: «души (художество, добродетель)», тела («здравие, сила, красота») и «щастия (благородие, богатство, чести)»).



Кроме того, в последней книге Лихуд приводит образцы похвальных «слов», которые им же самим и были созданы. Автор выделяет «рождественное слово» (л. 153), «чистителное слово» (произносится в тот день, когда ребенку дается имя) (л. 156 об.), «начертожное или невественное слово» (произносится «на праздник брака») (л. 158), «благодарственное слово» («им же благодарим благодеяний ради») (л. 159 об.), «победителное слово» (произносится в честь победы) (л. 161 об.), «возгласителное слово» (на принятие царя, князя или какого-либо посла) (л. 162 об.), «слово на мазание» («сие слово творится, егда кий либо царь или самодержец миром [на царство] помазуется») (л. 164), «паранимфическое слово» (произносится, когда ученик, «уже наученый всем наукам», приемлет «венец учителства») (л. 165) и «надмертвенное или надгробное слово» («глаголется на преставление или на погребение коего либо честнаго человека или на гробе кого, прежде усопшаго») (л. 165 об.).

Параграф 2.7. содержит выводы по первой главе настоящего исследования. Учебник С. Лихуда, явившись своеобразным результатом изменений в системе образования в петровскую эпоху, имел огромное научно-практическое, педагогическое и методологическое значение в описываемый период. В данном риторическом руководстве были заложены основы формирования русского литературного языка нового типа, а также впервые использована новая терминология, впоследствии получившая широкое распространение в других руководствах по целому ряду дисциплин филологического профиля. По нашему мнению, сочинение Софрония Лихуда является основополагающим трудом петровского времени в области русских филологических наук об убедительной, выразительной речи, в котором представлена целостная разработка риторического учения с добавлением практических рекомендаций и примеров, иллюстрирующих возможности составления речей разного типа.

Третья глава настоящего исследования – «Стилистические особенности «Риторики» Софрония Лихуда» – представляет собой изучение композиционно-стилистических и лексико-синтаксических особенностей руководства.

Параграф 3.1. посвящен описанию стилистических особенностей композиционного построения «Риторики» С. Лихуда. Весь учебник в целом, так же, как и отдельные его главы и параграфы, в большинстве случаев строится по строгой композиционной модели (предисловие, основная часть и эпилог), в полной мере отражающей педагогический характер сочинения: книга С. Лихуда – учебная, в связи с чем она имеет строгие подразделения на отдельные параграфы, где комментируется каждый новый термин. Важно отметить, что такого рода композиционное построение способствует ясному и последовательному изложению систематического знания риторического «художества» и описанию разделов риторики, которое отсутствовало до Софрония Лихуда.

Параграф 3.2. содержит описание лексико-синтаксических особенностей стиля «Риторики» С. Лихуда. Данное сочинение является одним из основополагающих для формирования русского научного языка, точнее, русской научной терминологии в области риторики, стилистики и будущей науки словесности. Хотя в «Риторике» С. Лихуда много греческих терминов, их перевод или графическое воспроизведение способствовали тому, что в русский язык вошли впервые или утверждались благодаря этому сочинению термины риторического изобретения, литературной композиции, украшения речи – того, что в будущем будет составлять содержание основных речевых дисциплин. Так, например, можно предположить, что термин произношение как калька с греческого и латинского (pronuntiatio) впервые употреблен именно Софронием Лихудом. Произношение, по С. Лихуду, «есть оная мерность тела и гласа, ея же обретеныя вещы и глаголы взыскуют»; ср. в «Риторике» 1620 г.: «Гласомерное есть слово гласа и тела мерное и вежливое устроение, от частей и от достоинства слов и дел произходящее». Сами определения терминов отчасти схожи: в раздел «произношение» включалось не только собственно произношение, но и телодвижение. Своеобразно понимаются и термины «части речи» (части композиции), «изложение» (композиция), «красноглаголство» (украшение речи, слововыражение) и мн. др.

Стиль лихудиевского сочинения рассмотрен в исследовании с точки зрения лексики и синтаксиса текста, т.е. состава слов, которыми пользуется автор, и тех синтаксических конструкций, которые наиболее характерны для формирующегося стиля русской научной прозы. Анализ синтаксических конструкций с точки зрения стиля позволяет наблюдать в тексте сочинения С. Лихуда определенные фигуры речи и синтаксические модели, которым он отдает предпочтение. Так, например, наиболее частотными конструкциями при дефинициях терминов являются: конструкция топоса «определение», которая, как правило, выражается с помощью предиката есть (в тексте «Риторики» отмечается 768 конструкций); конструкции со словом суть (195 раз). Последующие конструкции используются С. Лихудом в соответствии с топосами научного рассуждения (в данном случае под топосом понимается способ создания замысла с его последующим воплощением в содержании речи и конструкции фразы). Следующей по частотности конструкцией является конструкция с топосом «причины». Этот топос выражается союзами зане (105 употреблений) и понеже (108). Среди сложноподчиненных предложений наиболее частотны сложноподчиненные предложения с придаточными определительными, придаточная часть которых присоединяется к главной при помощи союзов иже (131 употребление), яже (255), еже (458). Поскольку «Риторика» С. Лихуда носит ярко выраженный педагогический характер, неслучайно введение автором в текст учебника огромного количества примеров, иллюстрирующих или подтверждающих то или иное теоретическое положение. Наиболее частотными конструкциями, вводящими примеры и иллюстрации, являются яко же в сем задании, яко же наприклад рещи, яко же рещи, яко наприклад, яко же сие наприклад и др.

Синтаксис сочинения Софрония Лихуда в отдельных местах чрезвычайно амплифицирован в самых различных синтаксических моделях. Они назывались в старинных рукописях «множительными». Это являлось предтечей будущего усложненного синтаксиса русской изящной художественной словесности. Вот пример такой усложненной, амплифицированной конструкции, когда С. Лихуд описывает один из топосов как способов распространения речи: «Басни же и притчи, осмый источник обретения, имут великую пристойность и красоту; еще же и басни зело приличны суть честным человеком, егда народоглаголствуют к люду, обычай имут басни привлекати сердца человеков, изряднее же грубиянов и неученых, иже и простше слышат, яже притворная и вожделевшее, удобно согласуются теми, яже слышати, радуются» (л. 26 об.).

В параграфе 3.3. нами предпринята попытка перевода небольших отрывков «Риторики» С. Лихуда на современный русский язык. Сложность данного текста объясняется неразработанностью русского научного языка в петровское время, ибо это было едва ли не первое сочинение такого фундаментального характера. Аналоги подобных Риторик существовали только на греческом и латинском языках, а первая русская «Риторика» 1620 г. гораздо проще и компактнее по своему содержанию и стилю. Формирование научного языка обычно характеризуется энергичным поиском новых слов, которые в тексте могут иметь многочисленную синонимику: синонимы как бы «борются» друг с другом за то, чтобы остаться в научном языке. Наибольшую сложность при переводе текста представляет прояснение его синтаксических конструкций, которые подчас не имеют строгого начала и конца. Для современного читателя текст становится как бы бесконечным, распространенным синтаксическими конструкциями с различными союзами и союзными словами (Таблица 1 на стр. 23).

Тексты зарождающейся научной словесности не просто сложны по их восприятию, но имеют затемненный смысл, поскольку это первые тексты в данной области знаний. Проведенный эксперимент с осуществлением перевода небольших отрывков текста «Риторики» С. Лихуда приводит нас к пониманию того, что перевод сочинения на современный русский язык однозначно необходим как своеобразный комментарий к тексту учебника, осложненному, с одной стороны, схожестью по внешнему облику слов церковнославянского, древнерусского языка с современными, с другой, тем, что достаточно амплифицированный синтаксис текстов конца XVII – начала XVIII вв. в любом случае требует подобного прояснения смысла.

Параграф 3.4. содержит выводы по третьей главе настоящего исследования.

В Заключении подводятся итоги исследования, определяются возможности использования результатов исследования в области преподавания современных языковедческих дисциплин, составления словарей по риторике, поэтике, стилистике, а также обозначаются перспективы дальнейшего изучения «Риторики» С. Лихуда.



Таблица 1.

Текст Софрония Лихуда

Перевод

/л. 11/ Определение есть слово толкующо (сказующе), что есть оное, о нем же беседуется или разглаголствие бывает. Части же определения суть две, сиречь род и разнство. Род есть, еже подобает многим вещем, яже разнствуют по виду. Разнство есть некая вещь частная, сиречь особная, яже единей токмо определяемой вещи приличествует и чрез еже разнствует определяемое от иных. Яко же сие определение: риторика есть сила, еже зрети приличное всякой вещи, ко еже поущавати. Риторика есть определенная вещь, сила есть род тоя определения, зане чрез сие риторика имать общение со грамматикою, диалетикою и иными силами. А еже зрети всякой /л. 11 об./ вещи приличное, ко еже поущати, есть разнство тоя, чрез сие бо риторика разнствует от грамматики, диалектики и прочих сил. Яко же еще и в сем задании от определения: полезное есть гражданству, еже ползует е многобразно, но риторика есть многообразно ползует гражданство, прочее риторика есть полезна гражданству.

Определение есть речь, толкующая что есть то, о чем беседуют или о чем разговор бывает. Части же определения две: род и различие. Род есть то, что свойственно многим вещам, которые различаются по виду. Различие есть некое частное свойство вещи (объекта), которое только этой единой определяемой вещи свойственно и через то отличает определяемую вещь от других. Например, это определение: риторика есть способность видеть свойства всякой вещи, чтобы убеждать. Риторика есть определенная вещь, способность – род данного определения, поскольку риторика имеет связь с грамматикой, диалектикой и другими науками. А «видеть свойственное всякой вещи для убеждения» – это то различие, через которое риторика отличается от грамматики, диалектики и прочих наук. Как в этом аргументе об определении: полезно обществу то, что многими способами приносит пользу, а риторика многими способами приносит пользу, следовательно, риторика полезна обществу.


Приложение к диссертации содержит принципы публикации «Риторики» Софрония Лихуда и сам текст руководства.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:



1. В изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1) Мамонтова М. Г. Теория изобретения в учебнике Софрония Лихуда «О силе риторичестей» 1698 года // Международный аспирантский вестник. Русский язык за рубежом. № 1-2. 2009. С. 46–48.

2) Мамонтова М. Г. Учение о поздравительной речи Софрония Лихуда // Русская речь. № 2. 2012. С. 73–79.

2. В других изданиях:

3) Мамонтова М. Г. О родах «благоглаголания» в руководстве Софрония Лихуда «О силе риторичестей» 1698 года // Материалы XIII-й Международной научно-практической конференции «Риторика и культура общения в общественном и образовательном пространстве». 21–23 января 2009 г. Под ред. В. И. Аннушкина. – М.: Гос. ИРЯ им. А. С. Пушкина. 2009. С. 290–293.

4) Мамонтова М. Г. Эволюция состава топосов в русских риториках XVII–XIX вв. // Материалы XIV-й Международной научной конференции по риторике. 1–3 февраля 2010 г. Под ред. Г. Г. Глинина. – Астрахань: Издательский дом «Астраханский университет». 2010. С. 125–128.

5) Мамонтова М. Г. Учение о тропах в руководстве Софрония Лихуда «О силе риторичестей» 1698 года // Материалы XVII-й Международной научно-практической конференции «Современная риторика в общественно-речевой и педагогической практике». 30 января – 1 февраля 2013 г. / Ред.-сост. В. И. Аннушкин. – М.; Ярославль: Ремдер. 2013. С. 293–298.