Религиозно-философская антропология в. В. Зеньковского и киприана (керна) - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Религиозно-философские взгляды Карла Барта и Рудольфа Бультмана:... 1 256.14kb.
Программа вступительных испытаний в аспирантуру по направлению 47. 1 189.46kb.
Антропологические проблемы философии 1 24.36kb.
Философская антропология как мировоззренческая и методологическая... 1 118.18kb.
Программа вступительных экзаменов в аспирантуру по профилю «Этнология... 1 141.46kb.
Программа дисциплины «Социальная и экономическая антропология» 2 331.19kb.
Программа дисциплины «Антропология. Вводный курс» 1 238.03kb.
Приложение 1 Крупнейшие научные и научно-практические мероприятия... 1 161.94kb.
Бен-Яаков, Хаим Положительное отношение к сионизму философская революция... 1 14.47kb.
Статья подготовлена при финансовой поддержке ргнф 1 151.56kb.
Социальная антропология учебно-методический коплекс 1 314.3kb.
Границы Церкви Протоиерей Георгий Флоровский О 1 252.12kb.
- 4 1234.94kb.
Религиозно-философская антропология в. В. Зеньковского и киприана (керна) - страница №1/2


На правах рукописи УДК 13.130.2

Антоневич Александр Васильевич

РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ В. В. ЗЕНЬКОВСКОГО И КИПРИАНА (КЕРНА)

Специальность: 09. 00. 13 -религиоведение, философская антропология,

философия культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук

Санкт-Петербург 2009 г.

Работа выполнена на кафедре философской и психологической антропологии государ­ственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена"

Научный руководитель:

доктор философских наук, профессор Корольков Александр Аркадьевич


Официальные оппоненты:

доктор философских наук, доцент Кожурин Антон Яковлевич

кандидат философских наук Липатова Татьяна Борисовна


Ведущая организация:

Санкт-Петербургская северо-западная академия государственной службы

Защита состоится " 11 " декабря 2009 года в 16.00 часов на заседании Совета Д 212.199.24 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Российском го­сударственном педагогическом университете им. А. И. Герцена по адресу: 197046, Санкт-Петербург, ул. Малая Посадская, д. 26, ауд. 317.

С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке Россий­ского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48, кор. 5.

Автореферат разослан "

2009г.


Ученый секретарь диссертационного совета кандидат философских наук, доцент

А. М. Соколов

I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования.

В философской антропологии всё более осознаётся необходимость обра­щения к опыту религиозно-философской антропологии, представленной в её классических образцах.

Если же, с одной стороны, оценена попытка Макса Шелера включить в проблематику философской антропологии теологический компонент, то, с дру­гой, - обойдены вниманием работы В. В. Зеньковского об индивидуальности, о христианской антропологии и совсем не исследованы с философских позиций классические труды Киприана (Керна) - «Антропология св. Григория Паламы» и «Тема о человеке и современность».

Между тем, эти работы могут быть актуализированы не только в плане расширения проблематики философской антропологии, но и в связи с задачами духовно-нравственного воспитания: у В. В. Зеньковского органически включе­ны в антропологические исследования аспекты воспитания личности, а Кипри-ан (Керн), как будет показано в диссертации, особое внимание уделял пробле­мам ''внутреннего человека'', свободы, творчества.

В условиях духовного кризиса, который ныне переживает Россия, обраще­ние к духовной антропологии, основанной на исторической традиции русской культуры, представляется и необходимым, и своевременным.

Антропология В. В. Зеньковского и Киприана (Керна) неотрывна от тради­ций русской литературы: не случайно Зеньковский глубоко исследовал творче­ство Гоголя и всё разнообразие истории русской философии, а Киприан (Керн) испытывал интерес к духовным исканиям Константина Леонтьева и Бориса Зайцева.

Выявление истоков русской философско-религиозной антропологии также актуально для исследования преемственных связей философско-антропологической мысли.

Нарастание пессимистических мотивов в современных антропологических концепциях побуждает внимательнее отнестись к учениям, которые указывали пути восхождения человека к идеалам и совершенству.

Для современной России не утратил актуальности пафос высказывания Киприана (Керна): ''Надо верить в человека. Надо побуждать его к осуществле­нию своего назначения'' 1, ''человек, в его философском и богословском пони­мании, нуждается в наши дни в особой защите'' 2.

Желание быть свободным, столь усиливающееся в последние годы, не из­бавляет человека от ответственного отношения к жизни, от сознательного са­моограничения, называемого в религиозной антропологии аскезой, - эти темы могут получить современное звучание в ходе исследования творчества В. В. Зеньковского и Киприана (Керна).

Киприан (Керн) архим. Тема о человеке и современность // Православная мысль. Вып. VI. 1948. С. 137. 2 Там же. С. 130.

В данном исследовании, обращаясь к духовному наследию В. В. Зеньков-ского и Киприана (Керна), диссертант в первую очередь стремится раскрыть в религиозно-философском контексте их главную антропологическую идею: что путь восстановления целостности личности человека и целостности русской культуры лежит не иначе как через преемственность забытого нами опыта пра­вославной традиции, через осознание связи русской религиозно-философской и научной мысли с Православием, через воспитание такой интеллигенции, кото­рая была бы посредницей в деле воссоединения культуры с духовной традици-ей.

Сближение имён В. В. Зеньковского и Киприана (Керна) в данном иссле­довании мотивируется тем, что в их творчестве, протекающем в русле общего духовного движения русского Зарубежья, особенно остро ставится вопрос о не­обходимости и возможности построения целостной религиозно-философской антропологии. В попытке приблизиться к разрешению этой задачи они взаимо­дополняют друг друга: если В. В. Зеньковский в большей мере выделяет и глу­боко продумывает философский её аспект, то Киприан (Керн), сохраняя фило­софский контекст, делает акцент главным образом на богословской её стороне. Цель, задачи, объект, предмет и рабочая гипотеза исследования

Цель диссертации - на основании доступного нам наследия В. В. Зень­ковского и Киприана (Керна), выявить сущность выстраиваемой ими религиоз­но- философской антропологии, как попытки раскрытия в свете современного знания целостного подхода к изучению человека, заложенного в восточной тра­диции христианства, для чего необходимо решить следующие задачи:

  1. выявить и проанализировать религиозно-философские и идейные осно­
    вы концепции личности, представленной в трудах В. В. Зеньковского и Ки­
    приана (Керна);

  2. рассмотреть вопрос о влиянии духовных поисков Н. В. Гоголя на антро­
    пологию В. В. Зеньковского;

  3. выделить принципы антропологии В. В. Зеньковского;

  4. исследовать принцип индивидуальности, разработанный В. В. Зеньков-
    ским, и связь этого принципа (а также и других, им сформулированных) с со-
    фиологической тематикой и идеей синтеза религии, философии и науки в сфере
    антропологии;

  5. раскрыть смысл предложенного В. В. Зеньковским решения вопроса о
    софийности мира и значимость этого решения для антропологии;

  6. выявить философский аспект в антропологии и богословии Киприана
    (Керна);

  7. в работах Киприана (Керна) выделить и проанализировать темы метафи­
    зики тела, значения аскетики и мистики, а также роли интеллигенции в духов­
    ном воспитании.

Объектом исследования является религиозно-педагогическое и философ­ское наследие В. В. Зеньковского и Киприана (Керна).

Предмет исследования - религиозно-философская антропология В. В. Зеньковского и Киприана (Керна) в контексте темы духовного становления че­ловека.

Рабочей гипотезой данного исследования является утверждение, что ан­тропологическое наследие В. В. Зеньковского и Киприана (Керна) для совре­менной антропологии является значимым, т. к. оно заполняет ту лакуну, кото­рая образовалась в результате отхода культуры от её религиозных основ. Наря­ду с работами В. Н. Лосского, и И. Мейендорфа, раскрытие ими восточно-христианской антропологической мысли в свете современного знания, в её фи-лософско-богословском звучании, даёт нам основание для дальнейшей выра­ботки целостного подхода к проблеме человека.

Методологическая база

Диссертация построена на основе комплексной философско-антропологической методологии, т. к. это обусловлено междисциплинарным характером исследования. В работе использованы: метод историко-философского исследования, сравнительный анализ и синтез, феноменологиче­ский метод (со спецификой христианского символизма), диалектический метод, метод систематизации и аналогии, системная методология, а также современная версия ката-апофатического метода, применявшегося христианскими мистика­ми.

Историко-философский метод позволяет проследить развитие идеи право­славной культуры и формирование концепции личности; сравнительный анализ и синтез даёт возможность определить различие и специфику западного и вос­точного способов философствования о человеке, исследовать взаимоотношение принципов христианской антропологии и прояснить пути к целостной антропо­логии, которые намечены в работах Зеньковского и Киприана Керна. Диалекти­ческий и ката-апофатический методы дают некоторые возможности для выра­жения "структуры" понятий "личность", "индивидуальность", "индивидуум", "ипостась", а также их взаимоотношения и динамики.

Что же касается практического применения, то мистика исихастских аске­тов - это реальный метод богопознания через самопознание.

Метод систематизации и аналогии облегчает нам понимание и выделение общих принципов христианской антропологии, которые, в то же время, явля­ются и методологическими принципами. Например, принцип иерархии являет­ся универсальным методологическим принципом христианской антропологии, применение которого может быть оправдано как с научно-познавательной, так и с практической точки зрения, т. к. нарушение этого принципа ведёт к измене­нию всей структуры человека, переворачиванию её с ног на голову и даже к её разрушению.

Метод аналогии позволяет нам мыслить иные сферы сознания по аналогии с привычной для нас и освоенной. Например, процессы, происходящие в под­сознании, аналогичны процессам, идущим в сознании.

Степень научной разработанности проблемы

Заявленная нами проблема, к сожалению, мало исследована. В работах русского Зарубежья: С. И. Гессена, Н. О. Лосского, К. А Ельчанинова, К. Я. Андронникова, Л. А. Зандера, С. С. Верховского, Б. В. Яковенко и др. рассмат­ривалась главным образом религиозно-богословская антропология В. В. Зень-ковского, но философский её аспект почти не раскрывался.

Трудность исследования данной темы в том, что нет обобщающих работ о В. В. Зеньковском в отечественной современной литературе. В работах М. А. Маслина, А. Л. Андреева, В. Н. Жукова, В. Н. Емельянова, Е. Н. Горбач рас­сматривается его творчество в историко-философском аспекте; В. И. Додонов, Е. Г. и О. Е. Осовские, М. В. Богуславский, Т. А. Гололобова, В. М. Мальцева, Е. Шестун, В. В. Лазарев выделяют проблему духовно-нравственного развития личности.

Б. М. Бим-Бад, А. А. и П. А. Гаевы, В. М. Кларин, В. М. Перов, Е. В. Кир-дяшова, Т. Н. Любан обращаются к творчеству В. В. Зеньковского при изуче­нии истории педагогики; В. А. Владыкина, И. Н. Сиземская, Л. И. Новикова, В. А. Сухачёва - педагогического наследия русского Зарубежья; В. А. Сластенин, Г. И. Чижакова - педагогической аксиологии; Б. Г. Ананьев, А. А. Гагаев, Б. С. Герушинский, В. Б. Куликов, А. П. Огурцов, В. Г. Пряникова, Л. К. Рахлевская - педагогической антропологии; Б. С. Братусь, В. М. Летцев - христианской психологии.

Исследование Е. В. Петровой "Проблема человека в философско-педагогической антропологии В. В. Зеньковского", хотя и объёмно, не рассмат­ривает религиозный аспект.

Некоторый материал для осмысления наследия В. В. Зеньковского даётся во вступительной статье О. Т. Ермишина ("Путь к идейному синтезу и единст­ву") к 2-х томному собранию его сочинений, но статья в целом обзорная, и если здесь и есть какие-то обобщения, то очень осторожные и "нейтральные". Автор отказывается от выделения того или иного аспекта, пытаясь лишь представить всю "идейную мозаику" Зеньковского. Именно поэтому религиозно-философская доминанта, да и сама антропологическая проблематика в творче­стве Зеньковского почти не выделена.

Творчество Киприана (Керна) в ещё меньшей степени исследовано, а фи­лософский контекст его антропологии до сих пор не раскрыт. Вступительная статья С. И. Сидорова к русскому изданию его докторской диссертации «Ан­тропология Св. Григория Паламы» в целом даёт высокую оценку работы, но с позиций только богословских. То же самое можно сказать и о материалах о Ки-приане (Керне), которые мы находим в работах Илариона (Алфеева).

Заметки, статьи и рецензии представителей русского Зарубежья также не дают непосредственного материала по религиозной философско-антропологической проблематике у Киприана (Керна), говоря о нём в основном как о богослове, патрологе, литургисте.

Ряд современных статей и публикаций обращается к наследию Киприана (Керна) в связи с рассмотрением вопросов пастырского служения или христи-

анской психологии, а тема религиозно-философской антропологии остаётся не освещённой.

Заслуживают также внимания исследования современных российских ав­торов по проблеме философско-антропологического основания традиции про­свещения: А.Я. Кожурина, И.Б. Романенко, а также работы А.А. Ермичева, А.Ф. Замалеева, К.Г. Исупова, В.В. Сербиенко, В.А. Щученко.

В связи с обсуждением более широкого круга вопросов духовной филосо­фии, в работах А. А. Королькова мы находим попытку оценить философско-антропологическое наследие Киприана (Керна) наряду с ценнейшими выписка­ми из его архивных документов, нигде ещё не опубликованных в России ("Бы­товое исповедничество"), но этих материалов явно недостаточно.

Таким образом, недостаток исследований, а в отношении Киприана (Кер­на), можно сказать, - почти отсутствие таковых по выделенной нами тематике, внесло некоторые трудности в работу и потребовалось тщательное изучение как можно большего количества доступных первоисточников, т. е. сбор много­численного, но разрозненного материала по русскому Зарубежью, а также оценка общего контекста задач и проблем, стоящих перед религиозно философ­ской мыслью русского Зарубежья первой половины ХХ в.

Остаётся пока только сожалеть, что большая часть архивных материалов по русскому Зарубежью до сих пор не дошла до русских исследователей и ждёт своего востребования.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Принцип индивидуальности даёт возможность избежать крайностей ин­
    дивидуализма и универсализма и является основополагающим в учении В. В.
    Зеньковского о личности, а также главным принципом его педагогики, основ­
    ной целью которой является не интеллектуальное развитие, а нравственное со­
    вершенствование, воспитание к свободе.

  2. В. В. Зеньковский утверждает возможность синтеза религиозного, фило­
    софского и научного знания в сфере антропологии, основанной на христиан­
    ской метафизике, которая исходит из онтологического дуализма мира и Абсо­
    люта.

  3. Софиологическая тематика в антропологии В. В. Зеньковского занимает
    некое промежуточное место, связывая важнейшие вопросы христианской мета­
    физики с философией. В работе «Преодоление платонизма и вопрос о софийно-
    сти мира» (1930) он делает попытку в терминах христианской философии дать
    вариант решения проблемы идеальной основы мира главным образом для того,
    чтобы прояснить вопрос о начале личности в человеке.


4.Хотя Киприан (Керн) прежде всего богослов, - его богословие филосо­фично. Своё философское ''кредо'' он выражает так: философия может черпать своё содержание не из одних только ''Платонов и Аристотелей'', но и из самого бытия, из мистической интуиции жизни. Философия есть не наука, а дело жиз­ни, жизненная задача.

5. Тема духовного становления через творческую аскезу, ведущую к пре­ображению всего человека, в антропологии Киприана (Керна) связывается с за-

8

дачей раскрытия для современности учения о человеке христианских мыслите­лей как метода самопознания, в котором метафизике и символике тела придаёт­ся первостепенное значение.

  1. В. В. Зеньковский раскрыл антропологический смысл идеи православ­
    ной культуры, выдвинутой Н. В. Гоголем и славянофилами, углубил и разрабо­
    тал теоретически и был инициатором практического её осуществления, веря,
    что одухотворение культуры возможно, но не внешними государственными ме­
    рами, не насильственным насаждением церковной теократии, а через внутрен­
    нее её преображение, путём духовного совершенствования каждой отдельной
    личности.

  2. В современной антропологии мы можем видеть два полюса: с одной
    стороны, научное и философское мировоззрение, не приемлющее религии, с
    другой - отрыв религиозного сознания от светской образованности. Религиоз­
    но-философская антропология Киприана (Керна) и В. В. Зеньковского, о чём
    говорит и само её название, направлена на преодоление именно этой разделён-
    ности, причём философский аспект их творчества оказывается связующим зве­
    ном между религиозными и научными исканиями в сфере антропологии.

Научная новизна диссертации состоит в следующем:

  • в работе проанализированы идейные истоки концепции личности в ан­
    тропологии В. В. Зеньковского и Киприана (Керна);

  • дана оценка трудов В. В. Зеньковского о духовном пути Н. В. Гоголя и
    раскрыто решающее влияние духовных поисков Гоголя на его антропологию;

  • выделены некоторые принципы антропологии и педагогики Зеньковско­
    го, в частности: принцип индивидуальности, принцип иерархии и принцип ре­
    цепции, выполнен их сравнительный анализ и показано их значение в выработ­
    ке им целостной концепции личности;


-рассмотрен опыт применения В. В. Зеньковским своих педагогических идей, разработанных на основе христианской антропологии, к деятельности движения РСХД в Европе и Америке и доказана ценность этого опыта для со­временной русской педагогики;

  • исследована возможность применения «принципа индивидуальности»,
    разработанного Зеньковским, в прикладной психологии и педагогике, в том
    числе в развитии концепции личности;

  • выявлен принципиально новый подход В. В. Зеньковского к решению
    вопроса о софийности мира и его значение для антропологии в целом;

  • в антропологии Киприана (Керна) выделен аскетический аспект в духов­
    ном становлении личности, т.е. подчёркнута важность и даже необходимость
    аскезы для её целостного развития;

  • осуществлена попытка раскрытия «философских мотивов» в антрополо­
    гии и богословии Киприана (Керна);


  • исследован вопрос метафизики тела в антропологии В. В. Зеньковского и
    Киприана Керна.

Теоретическая значимость исследования

Исследование способствует более глубокому пониманию того, что разра­ботки религиозно-философской мысли русского Зарубежья первой половины XX в. предельно актуальны для современной русской антропологии и педаго­гики и должны быть востребованы.

Сегодня, когда русская гуманитарная мысль ищет пути духовного возрож­дения России, когда русская интеллигенция начинает сознавать необходимость возрождения религиозных основ культуры, обращение к идее православной культуры, к идее построения целостного мировоззрения и целостного учения о человеке на основе христианской антропологии, разработанные В. В. Зеньков-ским и Киприаном (Керном) в сложных условиях эмиграции, может быть очень плодотворным.

Практическая значимость результатов диссертационного исследова­ния состоит в возможности использования материалов исследования для даль­нейшей разработки педагогических парадигм; в общеобразовательном процессе для чтения курсов по религиозно-философской антропологии. В прикладном значении материалы диссертационного исследования могут быть использованы для выработки стратегии современного культурного строительства.

Апробация работы

Основные положения диссертации были представлены и обсуждались на XV Международной конференции «Ребёнок в современном мире. Искусство и дети» (СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2008); на Международной конференции «Социализация личности в глобальном мире» (СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2009); на теоретическом семинаре аспирантов факультета философии человека и Межвузовской конференции кафедры философской и психологической ан­тропологии.

Структура диссертационной работы.

Диссертация состоит из введения, двух глав, разбитых на параграфы, за­ключения и списка литературы из 296 наименований, в том числе 8 - на ино­странном языке. Общий объём диссертации составляет 152 страницы.

II. Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность выбранной темы, обозначены объ­ект, предмет, цель и задачи исследования, рассмотрена научная разработан­ность проблемы, сформулирована рабочая гипотеза, научная новизна, теорети­ческая и практическая значимость диссертационной работы, определены поло­жения, выносимые на защиту.

В первой главе «Религиозно-философская антропология В. В. Зень-ковского и проблемы духовного совершенствования человека» осуществ­лён анализ концепции человека В. В. Зеньковского и темы воспитания в кон­тексте христианской антропологии.

В первом параграфе «Формирование антропологических взглядов и ре­лигиозно-философского мировоззрения В. В. Зеньковского. Значение Н. В.

10

Гоголя и славянофилов» рассмотрены идейные истоки (первичные религиоз­ные интуиции) и их влияние на формирование религиозно-философского миро­воззрения В. В. Зеньковского, лёгшего в основу его антропологии. Однажды приняв понятие «первородного греха», читая восточных отцов Церкви о необ­ходимости восстановления утраченного единства человеческого духа через Церковь, он пришёл к пересмотру всех философских построений в свете хри­стианства. Свои взгляды он называл «опытом христианской философии».

Он глубоко владел естественнонаучным антропологическим материалом своего времени и стремился выразить свои религиозные интуиции современ­ным научным и философским языком.

Особое внимание уделяется влиянию творчества Н. В. Гоголя, его духов­ных исканий на антропологию В. В. Зеньковского. Эмиграция оказалась мощ­ным стимулом для глубокого переосмысления им влияния западных концепций на русские умы и русскую культуру в целом, темы, над которой он думал уже в гимназические годы. Размышления о личности Н. В. Гоголя были источником его творческого вдохновения, Н. В. Гоголь определил в нём глубинные духов­но-философские и психологические установки в размышлениях о религиозном смысле пошлости, которая стала нормой в секулярной культуре. Именно рели­гиозная слепота людей пробудила в Гоголе желание религиозного преобразова­ния общества.

В параграфе также отмечается, что идея православной культуры, выдвину­тая Н. В. Гоголем, а затем развиваемая славянофилами в лице А. С. Хомякова и И. В. Киреевского, в работах В. В. Зеньковского приобретает глубокий антро­пологический смысл. Переосмысливая их наследие, он усматривает в их подхо­де к проблеме недостаток религиозного реализма и склонность к гносеологиче­скому утопизму.

Во втором параграфе «Проблемы духовного воспитания в условиях эмиграции» рассматривается развитие В. В. Зеньковским унаследованную от Н. В. Гоголя и славянофилов идею православной культуры и попытки практи­ческого её применения в условиях эмиграции. Религиозное воспитание в усло­виях зарубежья приобретает особый смысл. Основные антропологические идеи В. В. Зеньковского, его педагогическая концепция духовного развития лично­сти легли в основу программы деятельности РСХД. Выработанная им идея «островков» православной культуры стала ничем иным как реальной програм­мой духовного возрождения культуры «изнутри». Подчёркивается далее, что смысл движения РСХД В. В. Зеньковский видел в воспитании такой интелли­генции, которая была бы способна воспринять и переработать всё содержание современности в духе Православия.

В конце второго параграфа подытоживается мысль, что русская эмиграция - эпохальное явление, повлиявшее на западное сознание и вклад В. В. Зеньков­ского в сохранение и утверждение русской культуры, духовного наследия Пра­вославия на Западе значителен. Разработанные им принципы христианской ан­тропологии находят здесь своё теоретическое и практическое применение и развитие.

11

В третьем параграфе «Принципы антропологии В. В. Зеньковского»

выделены три принципа: принцип индивидуальности, принцип иерархии и принцип рецепции. По мнению диссертанта, эти принципы являются значимы­ми в его антропологии и из них вытекают общие принципы его педагогики.

Из рассматриваемых принципов антропологии В. В. Зеньковского, в пер­вую очередь выделяется разработанная им ещё в ранних работах своя интер­претация принципа индивидуальности, применяемого в современной ему пси­хологии и педагогике. Именно этот принцип оставался коренным не только в педагогических, но и во всех более поздних его исследованиях проблемы лич­ности.

Вопрос, выдвигаемый здесь В. В. Зеньковским, - всем ли присуща инди­видуальность, индивидуальность дана или задана? - обостряется проявлением индивидуализма в новейшей истории. Он утверждает, что современная психо­логия носит преимущественно эмпирический характер, не осознавая своё про­исхождение из метафизической психологии. Дильтеевский принцип типизма и риккертовский метод историзма оказались неспособными решить проблему раскрытия индивидуальности. Для современной психологии душа - это лишь сумма психических фактов, ''характерологических единиц'', не имеющих мета­физической основы. Но именно в метафизике индивидуальности индивидуаль­ные различия имеют реальную свою основу. Рассматриваемый принцип В. В.Зеньковского направлен именно на раскрытие метафизической индивидуаль­ности, которая, хотя и может зависеть от внешних условий, но основные начала для её определения даёт внутреннее ядро души.

Далее подчёркивается, что следуя христианской метафизике, строго отде­ляющей метафизическое ядро индивидуальности от внешних её проявлений, В. В. Зеньковский полагает соотношение в человеке, в его метафизической основе неизменного, т. е. вечных ценностей, и изменчивых, случайных их проявлений, что даёт возможность нравственного совершенствования, которое и должно быть истинной задачей педагогики. Современная же психология, по указанным выше причинам, не может дать нам правильных целостных начал для педагоги­ки.

Крайности универсализма и индивидуализма в современной педагогике, прослеживается далее мысль В. В. Зеньковского, оказались неспособными рас­крыть важный вопрос: как сплетаются своеобразное и общее в индивидуально­сти? В. В. Зеньковский решает вопрос так: раскрытие индивидуальности может осуществляться лишь приобщением к общечеловеческой культуре. Задачей же педагога является ''индивидуальная апперцепция'' общечеловеческих ценно­стей. Но т. к. человеческой жизни обычно не хватает на выполнение этой зада­чи в земных условиях, то только в положительной религии - и только христи­анской - находит своё завершение педагогическая мысль. Проблема раскрытия индивидуальности в сущности есть религиозная проблема, которая всегда ис­ходит из того, что связывает конечную личность с бесконечным Абсолютом.

В конце первого пункта третьего параграфа подводится итог: индивиду­альность, метафизическая личность в христианстве может развиваться и за пре­делами причинного мира, поэтому самое ценное в педагогическом воздействии

12

носит мистический характер, т. е. не поддаётся дискурсу. Но это не говорит о том, что индивидуальность не имеет реальности. Индивидуальность неразрыв­но связана с личностью в человеке: раскрывая индивидуальность, "выпрямляя" её, мы восстанавливаем целостность личности, приближаемся к образу Божие-му, заключённому в ней.

Таким образом, рассматривая разработанный В. В. Зеньковским принцип индивидуальности, мы открываем тот забытый современной педагогикой по­тенциал, который заложен в христианской метафизике личности. Именно по­этому В. В. Зеньковский основывал действие этого принципа не на интеллекту­альном видении, а на религиозном вдохновении педагога.

Работы В. В. Зеньковского «Проблема психической причинности» (1914), «Об иерархическом строе души» (1929) лёгли в основу принципа иерархии, применяемого им в антропологии. Подчёркивается, что принцип иерархии ис­ходит из христианской метафизики, а это значит, что он основывается на поло­жении о кардинальном разделении Бога и мира, т. е. на онтологическом дуа­лизме. Используя иерархическую систему Псевдо-Дионисия, В. В. Зеньковский, однако, придаёт понятию " иерархия" новый смысл, вводя понятие ''скачков'', т. е. прерывности между сферами бытия, что исключает детерминацию и вводит необходимость абсолютного единящего начала.

Всё это увязывается в исследовании с тем, что В. В. Зеньковский считал ошибочным убеждение о ''гармоническом " воспитании всех сил в человеке, ибо человек построен вообще не гармонически, а иерархически: в развитии че­ловека постоянно имеет место аритмия, несоответствие одних сторон другим.

Затем исследуется положение В. В. Зеньковского о том, что доминанта ду­ховного в человеке устремляет его к поиску Бесконечного, задаёт динамику движения от заданности - к раскрытию индивидуальности, от осуществления индивидуальности - к восполнению личности. В отличие от иерархии в приро­де, в человеческой душе иерархия обретает новое качество, открывает нам осо­бое положение человека в мире, ибо только в человеке Абсолютное бытие мог­ло соединиться с природным бытием

Утверждение В. В. Зеньковского, что современная психология склонна применять неорганические методологии к исследованию души, выражает принципиальную черту его подхода: он понимает личность как изначальное единство, подобное единству организма, поэтому принцип иерархии применим к душе только в случае понимания её как целостного единства. Таким образом, целостность человека опосредуется его иерархической конституцией, т. е. при­мат духа над всеми сферами души ''обеспечивает'' её целостность. Человек во всём духовен: духовность, пронизывая весь его состав сверху вниз, проявляется на всех уровнях: душевном, чувственном, эмоциональном, телесном. Хотя ду­ховная жизнь стоит вне психических связей и чувств, она находится в мистиче­ской связи с ними. В. В. Зеньковский даёт ''пневматологическое'' обоснование психической жизни: личность проявляет своё отношение с миром через эмпи­рию, т. е. примат чувств в душевной сфере говорит нам о примате духовной жизни в человеке: если человек во всём духовен, то даже чувственное не ис-

13

ключает духовного, но означает его чувственную форму, когда доминирует чувственная сфера духовного.

Таким образом, духовное начало в человеке, метафизическое ядро его яв­ляется источником самосознания, которое, в свою очередь, порождает сознание и его функции; сознание же, само по себе, не способно охватить духовное нача­ло. Анализ принципа иерархии имеет исключительное значение в прояснении идеи В. В. Зеньковского о восстановлении целостности человеческой личности.

Принцип иерархии, разработанный Зеньковским в психологии, задаёт пра­вильное направление применению этого принципа в антропологии и педагогике и обосновывает принцип рецепции. В понятие " рецепция", взятого из психоло­гии же, он вкладывает новый смысл, который означает восприятие внецерков-ного материала и, не нарушая свободы мысли, освящение его в духе Предания. Для человека, находящегося в состоянии ''обновлённого ума'' (μετανοια) это пе­реосмысление просто необходимо. В исследовании отмечается ''всеприсутствие'' этого принципа в антропологии В. В. Зеньковского. Напри­мер, даже принцип индивидуальности основан на рецепции понятия «индиви­дуальность» из психологии. Этот принцип он сформулировал, используя опыт христианской антропологии, и описал в своей «Апологетике» и «Основах хри­стианской философии».

Принцип рецепции, выработанный В. В. Зеньковским, способствует не только углублению и развитию, но и сближению христианской антропологии с современной мыслью.

В исследовании подчёркивается его утверждение, что современная науч­ная и философская мысль не может до сих пор подняться до высоты христиан­ского понимания человека потому, что ей остаются чуждыми основные прин­ципы христианской антропологии. Поэтому в интересах науки и философии -приблизить христианское учение о человеке к современной мысли.

Даётся краткий анализ положений В. В. Зеньковского о различных путях развития антропологии в восточном и западном христианстве, на основании че­го выделяются особенности православной педагогики, её ''светлый космизм " в отличие, например, от протестантизма, где учение об образе Божием затмилось учением о грехопадении человека.

В. В. Зеньковский уделял большое внимание вопросу религиозного воспи­тания в школе, подчёркивая, что нельзя игнорировать религиозную сферу ре­бёнка, иначе воспитание будет не полным, не целостным. Именно поэтому вклад педагогов в осуществление задачи духовного развития может быть зна­чительным. В параграфе также рассматривается его критика рационализма школьного воспитания: в школьном возрасте действие ''просвещенства " губи­тельно.

В конце данного параграфа 21 пункт общих принципов педагогики, выво­димых В. В. Зеньковским в работе «Проблемы воспитания в свете христиан­ской антропологии», обобщается в 6 пунктах:

1. Не чуждаться западного мира, но принимать все ценное в его педагоги­ческой практике, органически синтезируя на основе христианской антрополо­гии.

14

  1. Осознавать необходимость преодоления современного педагогического
    натурализма.

  2. Задача педагогики - "выпрямление" "тёмной духовности''.

  3. Иерархичность намечает задачу воспитания: все в человеке личностно,
    личность живет всем; нельзя отрывать личность от физической, психической,
    социальной жизни.

  4. Моральное воспитание - не в организации добрых дел, а в раскрытии
    индивидуальности через свободное усвоение и утверждение высших мораль­
    ных ценностей при опоре на религиозный опыт народной культуры.

  5. Человек не только дан, но и задан. Если не развивать в человеке творче­
    ских сил, то обучение сведется к "дрессировке", сообщению неких готовых на­
    выков знаний.

В четвёртом параграфе «В. В. Зеньковский о метафизике личности и целостности человека» рассматривается философски глубоко продуманная В. В. Зеньковским трактовка учения об образе Божием в человеке как источни­ка его целостности. Ему удаётся, хотя и парадоксальным образом, выразить ис­тину православного учения о положении падшего человека в мире: грех потому не уничтожает образа Божиего в нём, что сам грех возможен лишь тогда, когда в нас есть образ Божий, ибо грех есть явление духовное и по своей онтологии является попыткой человека стать Бесконечностью помимо Бога. Но т. к. онто­логически это неосуществимо, то человек попадает в ловушку ''вечных мук'', из которой можно найти выход лишь путём возвращения к Богу. Целостность духа человека хотя и нарушена, ущербна, но начало личности в нём не повреждено; человек остаётся человеком и держится в последней своей глубине образом Божиим. Значит, образ Божий нужно искать в личности, а не в духовной сфере человека. Именно образ Божий скрепляет человека воедино даже в его расколо­том, ''болезненном'' состоянии греховности и даёт возможность спасения, ''выпрямления " его духа через нравственное воспитание.

Таким образом, В. В. Зеньковский показывает, основываясь на положениях христианской метафизики, что при грехопадении человек не утерял образа Бо­жиего, но он в нём затемнился, как затемнилась и померкла в нём личность, приобретя индивидуалистические черты (автономность). Вводя понятия ''тёмной'' и ''светлой'' духовности, он показывает тем самым, что человек во всём духовен, даже во грехе, но проявляется эта духовность по-разному. Рас­крытие индивидуальности - это и есть обращение к светлой духовности, веду­щей к восстановлению личности, к раскрытию образа и подобия Божиего в ней. При индивидуальном обращении к Абсолюту общечеловеческая разумность нас питает, а образ Божий через наше непосредственное усилие обоживает нас. Но неверно видеть в разумности образ Божий, ибо разум есть производная от духовной жизни.

Подводя итог анализу учения В. В. Зеньковского об образе Божием, в ис­следовании заключается: образ Божий не есть духовность, он также не есть и разумность, но, будучи неразрывно связан с ними, является независимым их источником, а также единящим началом всех других сфер личности. Данное


следующая страница >>