Программа 17. 06. 2000 Расправа. Гусинскому мстят Бутыркой - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Закону №1054-xiv от 16. 06. 2000 раздел IV акцизы 1 337.79kb.
Программа оперативного обеспечения штурманскими расчетами экипажей... 1 22.53kb.
3 Дуктанов Кирилл 2000 мк дюсш н/сп 331 405 481 1217 4 Кузнецов Роман... 1 208.63kb.
Закон республики беларусь 24 октября 2000 г. №437-з о белорусском... 1 138.32kb.
Областное государственное учреждение «Государственный архив Липецкой... 1 632.66kb.
Экономический факультет 1 178.99kb.
Закон Краснодарского края от 4 июля 2000 г. №287-кз «Об Уполномоченном... 1 202.96kb.
Закон Краснодарского края от 3 ноября 2000 г. N 325-кз "О культуре"... 1 131.76kb.
Рабочая учебная программа по дисциплине Национальная специфика литератур... 1 102.51kb.
Реферат Электронная коммерция. Её отличие от традиционной формы торговли 1 125.98kb.
Программа на радио «Беседка», 15 минут-2000$ 1 19.3kb.
Приключения «нового петербурга» Часть 1 как все начиналось 10 1461.18kb.
- 4 1234.94kb.
Программа 17. 06. 2000 Расправа. Гусинскому мстят Бутыркой - страница №1/1

Программа 17.06.2000

Расправа. Гусинскому мстят Бутыркой.

Мандела. Владимир Гусинский как Нельсон Мандела путинского режима.

Крах власти. Президент не может дозвониться генпрокурору.

Жандармерия. ФСБ шантажирует сторонников Явлинского.

Ведущий в кадре: Здравствуйте. Владимир Гусинский вышел из тюрьмы. А Россия потеряла остатки благородного имперского духа. Потому что имперская Россия была величественна, непреклонна и солидна. Нынешняя Россия - суетлива и мстительна. Ее кидает из крайности в крайность. "Гусинский, - говорит великая российская империя, - украл десять миллионов долларов. Поэтому его надо посадить без суда и следствия в Бутырку". Потом говорят: "Но ведь у него орден, значит, его уже заранее простили по амнистии". Вот так номер. Именно такую картину представило нам российское государство, и лучше бы ему было помолчать, потому что сказанное - аморально. Империя путается в показаниях и выглядит глупо. Но, давайте, перейдем к истории вопроса. Вечером во вторник гражданин Гусинский не вышел из генпрокуратуры, а был отправлен в Бутырскую тюрьму. Как водится, его заманили. Сказали, что вызывают по одному поводу, а арестовали по другому. В заключение подозреваемого отправляют, если он опасен для окружающих - бегает с ножиком там или что-то вроде этого - или если он может сбежать. Или если он может повлиять на ход следствия или свидетелей. Три причины. Всего три. Для запугивания сажать не положено. Но это было сделано. Вот как объяснил акцию запугивания некто субъект из генпрокуратуры.

Лысейко в кадре:

С учетом обстоятельств, совершенных, совершенного им преступления, а также того момента, что Гусинский, находясь на свободе, может воспрепятствовать следствию, также принимая во внимание его возможность влияния на средства массовой информации, а также на другие подконтрольные ему структуры, которые могут воздействовать на свидетелей, было принято решение о его аресте.

Ведущий в кадре: А теперь, значит, они смирились с тем, что Гусинский воспрепятствует следствию. Но, скорее, изложение причин не было правдивым. Дело это расследуется два года. И о Гусинском в этой связи никто из нас не вспоминал. И сам Гусинский даже не вспоминал, а то бы нашел уже способ закрыть дело. Еще один недостоверный тезис, высказанный этим сотрудником - что ему мешают газеты и телевидение.

Лысейко в кадре:

Те вопросы, которые поднимают некоторые средства массовой информации, в какой-то степени оказывают давление на следствие. Собственно, то, что статьей закона недопустимо.

Ведущий в кадре: Предлагаю в этой связи посадить решительно всех журналистов. Или, наоборот, пусть мы остаемся на свободе, а в генпрокуратуру надо набрать не просто слабоумных мутантов, а таких слабоумных мутантов, которые, к тому же, не умели бы читать и не понимали бы устную речь. Тогда пресса никак не сможет на них повлиять. Вы спросите, где же нам найти столько идиотов? Вот и я говорю. Где? Впрочем, все там же - среди правоохранителей есть прелестные экземпляры.

Лисенков в кадре:

Владимир Гусинский находится в трехместной камере. Если говорить по нашим меркам, это привилегированное положение. Рядом с ним находятся люди тоже такие интеллигентные, один из них - фальшивомонетчик, другой - тоже по экономическим преступлениям.

Рафик Ибрагимов, начальник Бутырки, в кадре:

Я до того, как поместить господина Гусинского в эту камеру, с ним встретился, поговорил, посмотрел на настроение. Мы с ним минут десять здесь беседовали. И вот он еще раз мне сказал спасибо сегодня, что в камере у него очень хорошо, очень хорошие люди содержатся, с высшим образованием. Один где-то в Томске закончил высшее образование, как он сказал. Он доволен.

Нижняя кровать у него. Нижняя кровать. Так скажем, самое такое место удобное. Вот принесли бы холодильник, сегодня уже холодильник стоял бы в камере. Сегодня утром кормили мы его кашей пшенной, в обед - щи, на ужин - картошка и рыба отварная.

Ведущий в кадре: Зачем украшение и цвет российской интеллигенции - фальшивомонетчик и еще один, "тоже по экономическим преступлениям", сидят в Бутырке - мы пока не знаем. Полагаем, что дело, конечно, не в преступлениях. А в интеллигентности. Или для ого, чтобы поесть пшенной каши с рыбой отварной. И это единственное основание для посадки и отсидки. Понятных легальных оснований сажать Гусинского в тюрьму не было. Тогда единственная цель собственно посадки - унижение, попытка запугать, давление, по сути, репрессии. Репрессии и были применены. Подсознание нашей власти, ее глубинное фрейдистское "Оно" высказалось в том смысле, что, да, репрессии, но они не будут слишком большими.

Жириновский в кадре:

Все идет нормально. Все идет в рамках закона. И не надо поднимать никакой паники. Я уверен, что больших репрессий не будет. Ну, 100 человек, не больше. Не больше. Списки я видел. Там очень многих людей нет. Поэтому все будет спокойно, все будет нормально. Все будет хорошо.

Ведущий в кадре: Почему репрессии против Гусинского могут и должны интересовать всех вас. И беспокоить вас. Почему вы можете считать, что это репрессии против вас, против каждого из вас? Потому что страна у нас большая, а прямых циркуляров о репрессиях почти никогда не посылают. Просто участковый дядя Вася и особисты, и все до единого силовика ориентируются на атмосферу по событиям в Москве. А атмосфера в Москве позволяет толковать букву закона. Наполняет букву закона духом закона. Почти все вы знаете, что сталинская конституция была одной из самых передовых в смысле прав человека. И по ней, собственно, и казнили миллионы человек. Когда президент говорит о диктатуре закона, я вспоминаю о диктатуре сталинской конституции. И спрашиваю: "Может быть, мы лучше заменим диктатуру закона диктатурой права?" Диктатура права выше всех законов, вместе взятых. И правоприменение в нашей конкретной ситуации показывает, что человека унижают и запугивают строго по закону, но совершенно противоправно.

Вы скажете: "Что нам до миллионеров, которые, наверняка, крали, и которые, в случае с "Мостом", находят себе защитников за рубежом. Пусть им американцы сочувствуют". Вам есть до этого дело. Потому что происходящее сейчас в Москве - прямой сигнал всем силовикам от участкового до губернского фсбэшного начальника. Сигнал - травить всех, сажать неугодных, это сигнал к атаке. Гусинский у нас в, первую очередь, бизнесмен, во вторую, - бизнесмен, связанный со средствами массовой информации, в третью очередь, прозападный общественный деятель. И, наконец, еврей. И совсем теперь не надо шифрограмм и закрытых совещаний. Все силовики получили фактически приказ. В первую очередь, давить и сажать бизнесменов всех мастей и всех масштабов. Второе - это сигнал атаки против журналистов. Антисемитская составляющая, думаю, невелика, но и она несомненно есть. И антизападная составляющая, которой я не могу не сочувствовать. Потому что вмешательство Запада в наши дела становится все более бесстыжим. Но, к сожалению, все более оправданным. И потом, не забудьте, что он еще и гражданин. Если смогли так поступить с ним - богатым и известным, то, как вы думаете, с вами будут больше нянчиться?

Начнем с угрозы бизнес-сообществу. Поскольку Гусинского репрессируют нарочно - чтобы испугать, то завтра хозяина ларька будут сажать за то, что он дал слишком маленькую взятку крышующим милиционерам. Кроме того, власть самым недвусмысленным образом дает понять, что нулевой точки отсчета не будет. То есть, вспомнят все и каждому. Но дело в том, что в безумной и часто преступной приватизации и накоплении капитала переступали закон ровно 100% бизнес-сообщества. Хотя бы и потому, что законы были противоречивыми. Стало быть, абсолютно все под угрозой. И власть ясно дала понять, что, в зависимости от степени заискивания перед властью, грехи будут прощены. Или будет тюрьма, если плохо будут заискивать. Бизнес-сообщество сигнал приняло и расшифровало.

Шахновский в кадре:

Мне очень прискорбно, что 5 лет назад, когда, может быть, или 6 лет уже назад, когда взрывали Бориса Абрамовича, буквально через 2 часа представители крупного бизнеса собрались вместе.

Сегодня, я думаю, произошло гораздо более опасное событие. И если кто-то считает, что сегодня лучше промолчать и меня, может быть, это не затронет, я думаю, он ошибается. На сегодня я согласен с Сергеем, что власть должна как бы в нашем лице увидеть некий ограничитель.

Авен в кадре:

Это - беда. И меня пугают не экономические последствия, а последствия для нашей жизни.

Чубайс в кадре:

То решение по мере пресечения, которое выбрано прокуратурой, вызывает наше глубокое возмущение. Мы знаем, какими должны быть основания в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом для выбора именно такой меры пресечения. Мы совершенно ясно понимаем абсурдную неадекватность принятого решения. Именно эта неадекватность вызывает сильнейшее недоверие к тем мотивам, которые официально высказываются. Подрывает вообще доверие не только к Генеральной прокуратуре, но и к власти в целом. Подрыв доверия к власти как внутри страны, так и за рубежом - это первый главный результат того решения, которое принято в отношении Гусинского.

Ведущий в кадре: Один из моих собеседников на форуме в Интернете предложил всем олигархам дать по ордену Дружбы народов, как Гусинскому, чтобы амнистировать. Хорошая шутка. Присоединяюсь. Но вопрос и в самом деле не праздный. Все граждане. Думаю, действительно, все, хотели бы наведения порядка в стране. Но мало кто хочет реальных немотивированных репрессий, основанных на мести, как в случае с Гусинским. Таким образом, встает вопрос о нулевой точке. О точке отсчета. Я напомню, что Владимир Путин фактически объявил нулевую точку указом о гарантиях Борису Ельцину и его семье. Для бизнес-сообщества это принципиальный вопрос. Это амнистия и начало новой жизни только для Ельцина или для всех? Если не для всех, то, очевидно, что только и исключительно для одного Ельцина. Потому что всех остальных, ровно 100% бизнес-сообщества можно шантажировать их прошлым. И это означает новый тотальный передел собственности, как минимум, или полное изменение характера собственности - в худшем варианте. И тогда уж лучше, чтобы к власти пришел Зюганов. Думаю, он-то помягче будет.

Другой вопрос - угроза журналистам. Гусинский - не журналист. И, надо сказать, что его средства массовой информации были средством пропаганды Лужкова и Примакова так долго, что он не мог не опасаться мести Кремля. Тем более, что такие завсегдатаи Кремля как Игорь Малашенко, очень хорошо знают тамошние дикие нравы. И, проиграв с Лужковым, медиa-империя Гусинского перешла под защиту США. Но эти знания и это понимание - достояние наблюдателей в Москве. На самом деле, силовикам и властям на местах понятно одно - журналисты Гусинского были против Кремля, и вот за это его посадили в тюрьму. Вот вам причина, а вот вам и следствие. И так будет с каждым. И эта схема будет мультиплицироваться бесконечно по всей России. И раньше было прессе плохо, но травили прессу в регионах, как бы этого стыдясь отчасти. А теперь, после того как федеральная власть всех научила, что делать с неугодными, тормоза отменяются. Если в Москве будут сажать, значит, в регионах начнут ставить к стенке.

И последнее - на моем сайте в Интернете меня спрашивают: "A что простым людям до этого. Пиво, слава Богу, пока на месте. Все вроде в порядке?" Еще раз повторю - не в порядке. Во-первых, если смогли с Гусинским, то с вами точно смогут. Во-вторых, если его за конфликты с Кремлем, то любого из вас за то, что следователю понравилась ваша жена, или за то, что вы поставили кабинку туалета на даче слишком близко к соседу. Вас, найдут, за что посадить. Ведь вы кому-нибудь да мешаете. Вас посадят потому, что атмосфера теперь такая. Дух закона теперь такой. Диктатура права заменена диктатурой силовиков. Вы видите, как у силовиков лопаются пиджаки и из-под пиджаков вылезают крылья. Пришла их власть. Ну, разве что, они не очень ожидали, что будет такая реакция. И что придется оправдываться.

Следователь Николаев в кадре:

Я, как следователь, официально заявляю, что никаких политических мотивов или подоплек в наших действиях не существует. Это обычное уголовное дело. Решение о аресте подозреваемого Гусинского принимал лично я на основании имеющихся доказательств. Естественно, после проведения необходимых следственных действий, я рассмотрю вопрос о целесообразности дальнейшего содержания под стражей подозреваемого Гусинского.

Ведущий в кадре: Итак, следователь еще раз торжественно объявил, что в стране пришло время произвола и репрессий. За несколько минут до этого, вы слышали, представитель прокуратуры лгал, что арестом Гусинского имелось в виду избежать его влияния на средства массовой информации и свидетелей. Теперь следователь говорит, что есть доказательства. Доказательства, напомню, не вины Гусинского. А доказательства того, что он опасен на свободе. Что, стоит его выпустить, и он тут же снова напаскудит Родине еще больше, чем сидя в тюрьме. А потом, после следственных действий, следователь ясно намекнул, что Гусинский в тюрьме больше не понадобится. Минуточку! Что именно они собирались или сделали с Гусинским, какие такие действия они с ним сделали, чтобы обезопасить страну от Гусинского. Что именно они сделали с ним, чтобы он перестал вдруг воровать и разорять Родину? Самые страшные догадки бередят душу.

Его пытали.

Ведущий в кадре: Еще один факт, который отчасти проливает свет на способ функционирования высшей власти в России, - это телефонный крах, телефонный провал бывшей империи. Генпрокурор отказался говорить с президентом по телефону. Положительно невозможно подстеречь генпрокурора в такой момент, когда он без телефона. И если генпрокурор не хочет говорить с президентом, то это бунт. А прокуратура - повстанческий комитет.

Путин в кадре:

Не скрою, хотел бы получить более расширенную информацию и намерен был переговорить с генеральным прокурором, но его, к сожалению, нет в Москве.

Путин в кадре:

Я не имею ни возможности, ни права влиять на решение генеральной прокуратуры. И, конечно, не отслеживаю, где находится генеральный прокурор в данное конкретное время. Сказать честно: да, я, конечно, обеспокоен тем, что там происходит, вчера вечером еще, после того, как было закончено официальное мероприятие, пытался найти генерального прокурора, позвонил по телефону, и его в Москве не было. Где он находился, где он находится сейчас - не знаю. У нас вообще здесь задача другого характера.

Ведущий в кадре: Вы помните фильмы о сталинской эпохе, когда человека поднимают с постели звонком в три часа утра и словами: "С вами будет говорить товарищ Сталин". Представляете, звонят Владимиру Устинову и говорят: "C Вами будет говорить товарищ Путин". А он бросает трубку. Мало кто обратил внимание на этот сюжет, потому что все занялись травлей Кремля. А, между тем, речь идет о самом серьезном телефонном кризисе с тех пор, как был выдуман телефон. Есть горячая линия с Пекином, есть с Вашингтоном, есть ядерный чемоданчик, который, на самом деле, тоже средство связи. И нет возможности найти генерального прокурора. И главное, что я верю президенту. Но я также знаю, что я единственный на планете человек, который думает, что такое возможно. Но ядерный чемоданчик-то у него с собой был. Он мог послать ему сигнальную баллистическую ракету с этого чемоданчика. Что мол, не отходи от телефона. Генпрокурору. В Екатеринбург. Навесиком.

Ведущий в кадре: Теперь о том, чего добились власти. О результате, так сказать.

Первое: в одной части народа посеяны опасения, в другой - радость вурдалаков. И то, и другое дестабилизирует общество и расшатывает власть. Потому что Кремлю теперь придется бежать в репрессиях быстрее разбуженных им вурдалаков. Как только Кремль будет бежать слабее, вурдалаки догонят и поедят и кремлевских обитателей. Вурдалаки уже считают, что Кремль сдрейфил, раз выпустили Гусинского. И такой Кремль им не нужен.

Второе: дан сигнал к травле прессы и бизнеса. На этом мы подробно останавливались.

Третье: затруднится реформа федеративного устройства Путина. Губернаторы с этой недели не просто боятся. Они твердо знают, что прощения старых грехов не будет. Сядут все до единого в строгом соответствии с пророчеством блаженного Котенкова. И депутатам труднее будет поддерживать реформы. Не очень прилично, я бы сказал.

Хакамада в кадре:

В связи со всеми развернувшимися событиями, это связано не только с арестом Гусинского, это связано и с ситуацией вокруг ТВ Центра и Новой газеты, и просто журналиста Бабицкого. Встает вопрос о духе и букве всех трех законов, которые выдвигает президент в парламенте, которые будут рассматриваться во втором чтении.

Ведущий в кадре:

Четвертое: Россия стала объектом самой серьезной критики со стороны Запада. Следовало ожидать. Гусинский и Малашенко немало поработали, чтобы на Западе их считали своими. Но, повторю, это как раз тот пренеприятный случай, когда у Запада становится все больше оснований для критики.

Владимир Сухой, Владимир Головня, ОРТ, Вашингтон.

Корреспондент за кадром: В соединенных Штатах арест Владимира Гусинского рассматривается под углом свободы или несвободы российской прессы. "Мы исходим из того, - заявил пресс-секретарь Белого дома Джо Локхарт, - что сильная демократия зиждется на свободной и открытой прессе. В данном конкретном случае арестован человек, который занимает видное положение в российских средствах массовой информации. А коль так, то он не может преследоваться за те общественные позиции, которые он проповедует, а все другие обвинения должны быть предъявлены ему в ходе справедливого и гласного судебного процесса".

Президент США Билл Клинтон, отвечая на просьбу журналистов прокомментировать арест Гусинского, сказал. Президент США Билл Клинтон в кадре:

Я сделал на этот счет довольно-таки сильное заявление, когда я был в Москве. Я полагаю, что ни у кого нет сомнения: я не изменил свою точку зрения, она осталась такой же. Я не знаю всех фактов. Я не думаю, что нам необходимо знать все факты. Но я и не допускаю, что люди могут быть подвергнуты аресту только за то, что они говорят, выполняя свою задачу как члены журналистского сообщества. Я не верю, что это правильно. И я считаю, что Соединенные Штаты должны занять в этом вопросе очень твердую позицию. Я не склонен полагать, что демократия проиграет от того, что кто-то честно выскажет свое мнение, даже если оно ошибочно. Потому что демократия - это, в конечном счете, право людей участвовать в открытой дискуссии. Поэтому, собственно, наша демократия и существует вот уже более 200 лет.

Корреспондент за кадром: Официальный представитель Госдепартамента США Ричард Баучер отметил, что манипулирование прессой нанесет непоправимый ущерб репутации России в мире. "Ни одно правительство не может пользоваться международным авторитетом, - указал Баучер, - если оно прибегает к тактике запугивания независимой прессы и не слышит аргументов тех, с которыми оно не согласно".

Корреспондент в кадре: Официальный Вашингтон полагает, что дело Гусинского напрямую связано с проблемой свободы прессы в России. Если же у судебных властей России, считают в Вашингтоне, есть другие претензии к Гусинскому, то тогда суд над ним должен быть беспристрастным, а точки зрения средств массовой информации, которые подвластны Гусинскому, не должны быть предметом этого суда.

Ведущий в кадре: Особенно неприятно, что у иностранцев все больше не надуманных, а реальных оснований нас критиковать, хотя Запад, как обычно, не понимая сути проблем, все сваливает в одну кучу.

Продолжаем калькуляцию результатов набега и пленения.

Результат пятый: политические решения такого уровня неизвестно кто принимает. Нет ни малейших сомнений, что решение о политической карательной акции принимал не серенький следователь. Тогда его немедленно посадили бы в Кащенко. Решение такого уровня не может не быть принято по согласованию с Президентом. Если хоть на одну ступеньку ниже, то мы увидим, как негодяя, посмевшего начать политические репрессии самочинно, вздернут на дыбу. Буквально сегодня. Или президентская власть в России закончилась. Все мучаются, знал ли Путин. Или не знал. Думаю, мое мнение мало кого устроит. Я считаю, что и то и другое верно. Путин мог не говорить: "Подойдете к Гусинскому, наденете наручники, повезете в Бутырку". Он просто мог сказать в присутствии своих помощников или прокурора такие, например, слова.

Путин в кадре:

Кстати говоря, имея двойное гражданство - и российское, и израильское, он не является налоговым резидентом России.

Ведущий в кадре: И все. Вы считаете, что это не приказ об аресте. А правоохранители считают, что это ясный и недвусмысленный приказ. Все вы слышите, что президент очень следит за личными обстоятельствами и бизнесом Гусинского. И считает и то и другое предосудительным, в известной мере. Как вы думаете, как правоохранители реагируют на такие слова. Сажают, известное дело. Им два раза повторять не надо. И проблема тут не в злокозненности Кремля или силовиков. Просто сам приход Путина к власти, к сожалению, с огромным и нездоровым воодушевлением воспринят силовыми структурами. Вот, ветераны КГБ написали вчера Путину письмо с просьбой восстановить памятник Дзержинскому на Лубянке в Москве. И это письмо не заговор и не попытка подставить Путина. Просто эти люди имеют свою систему ценностей, и таких людей очень много. И они расшифровывают победу Владимира Путина как сигнал возврата старых добрых времен. Ну, не сталинских, но уж точно совершенно, что не хуже андроповских. Приход Путина к власти для них как такая странная музыка, которую не слышат обычные люди, а они слышат. Встают и начинают действовать. И началось это не при Путине. А полтора года назад. Когда Примаков дал понять, что готовит арест ста тысяч человек. И тогда мы с этим спорили и критиковали примаковщину. А Гусинский ее поддерживал. Потому что они надеялись, что посадят не их. И ни у кого нет, я надеюсь ни малейших сомнений, что, если бы Примаков, Лужков и Гусинский победили, то я бы, например, точно уже сидел. Кстати, возможно, вам покажется интересным, что в последний раз меня допросили по уголовному делу по факту моей программы десять дней назад. То есть, Лужков продолжает уголовное преследование за свободу мнения, и я хожу на допросы, и до этого, в общем, никому нет дела. А от Владимира Гусинского я получил в качестве привета письмо. Это исковое заявление в суд. Группа "Мост" хочет через суд добиться опровержения.

Закрытое акционерное общество "Медиа-Мост" и Гусинский Владимир Александрович против меня, ОРТ, Александра Здановича из ФСБ и наших корреспондентов.

И тут вот, на последней странице, "Мост" требует обязать С.Доренко, В.Беньяша, О.Иванова и ОТР опровергнуть и так далее, опровергнуть путем заявления, что Гусинский не имеет спецслужбу. Заметьте, что тут не родительный, а винительный падеж и опровержение отрицания, что изобличает адвокатов "Моста" как людей мало образованных. То есть, по их мнению, опровергая это, я должен заявить, что данные о том, что Гусинский не имеет спецслужбу, ложные. На самом деле, имеет он спецслужбу. Но я с грустью и с досадой сегодня могу только повторить, что Гусинский не имеет спецслужбу, ровно наоборот. Спецслужба имеет Гусинского. И всех нас. Не одного Гусинского. Дальше вообще какой-то бред о том, что "Медиа-Мост" не жандармерия, чего я не говорил ни разу. Потом опять сексуальные маньяки из группы "Мост" пишут, что я должен опровергнуть, что Гусинский не имеет людей, осуществляющих слежку за гражданами. И тут опять проблема с грамотностью. То есть, я должен сказать в опровержение, что Гусинский имеет и этих людей, пока они следят за гражданами. А я опять-таки думаю, что это они имеют Гусинского и всех нас граждан, за которыми следят. Ну, и еще я должен опровергнуть, что В.Гусинский и его сотрудники не обслуживают интересы Америки.

Ведущий в кадре: Вот тут я согласен. Опровергаю, что не обслуживают. Несомненно, обслуживают интересы Америки. И зря обслуживают. Мы сами тут разберемся с нашими мутантами из правоохранительных структур. Во всяком случае, мы должны сами попробовать разобраться, прежде чем звать весь мир на помощь. И, кстати, не мешало бы Гусинскому еще разобраться, не откликаются ли и мутанты в его спецслужбе на ту самую магическую музыку, которая так воодушевляет их собратьев в Генпрокуратуре и других местах. Еще вчера в полдень я пригласил Владимира Гусинского в студию программы, понимал, что после прямого и публичного указания президента о том, что арест - мера чрезмерная, Гусинского выпустят. Владимир, похоже, зная толк в средствах массовой информации, решил не делиться рейтингом с конкурентами и пойдет завтра на свой канал. Что, на мой взгляд, все-таки хуже и не позволит подняться над узкоНТВэшными интересами.

Вот записка, которую я получил от Гусинского сегодня:

"Дорогой Сергей, спасибо за поддержку. Она для меня была достаточно неожиданна, но убедила меня в том, что, как сказал известный политик, есть вещи поважнее мира. Я, к сожалению, принять сегодня твоего приглашения не могу. Боюсь, что мы оба наговорим много лишнего". И подпись. Та же самая подпись, что и на исковом заявлении в суд, то есть, это, действительно, подпись Гусинского.

Ведущий в кадре: Я хотел бы ответить, дорогой Владимир. Во-первых, я тебя поздравляю. Потому что власть осознала глупость сделанного, а могла и не осознать. Во-вторых, очень прошу воспользоваться моментом всеобщего общественного внимания к твоей фигуре для того, чтобы не решать частные вопросы борьбы с Абрамовичем, Мамутом, баламутом и так далее. То есть, не превращать эту историю опять в конкурентную борьбу, a вспомнить лучше о том, что простым гражданам, простым журналистам, простым бизнесменам реально угрожает расправа по модели Гусинского. И особенно крупному бизнесу. И что теперь власть станет хитрее. Что налетов и наскоков некоторое время не будет. И никто больше не станет из Владимира Гусинского делать Нельсона Манделу. А будут крупных бизнесменов вызывать, как рассказывают о Примакове, приглашать для беседы и предлагать уехать. Как доверился мне один дивной души человек из спецслужб: "Все эти евреи-олигархи либо успеют уехать на теплые острова, либо мы их отправим на Новую Землю". Так что, не думай, что дело выиграно, дорогой Владимир.

Ведущий в кадре: Двух питерских студентов репрессировали за то, что они помогали на выборах президента Григорию Явлинскому. Одного из парней выгнали из Военмеха, а второго не допустили до экзаменов, потом заставили написать письмо о том, что он негласно сотрудничает с ФСБ. В случае отказа парню сказали, что отправят воевать в Чечню.

Максим Голант, Николай Куприянов, ОРТ, C. Петербург.

Корреспондент в кадре: Принято считать, что помогая кандидатам в любой избирательной кампании, можно хорошо подзаработать. Зачастую это так и есть. Все зависит от того, в чьей кампании участвовать.

Нескольким студентам Балтийского технического университета крупно не повезло. Их отчислили из этого знаменитого вуза, более известного как Военмех, за то, что они работали на яблочных кандидатов и лично на Григория Явлинского, являясь его доверенными лицами.

Корреспондент за кадром: Конечно, в приказе о отчислении красуется другая формулировка: за академическую неуспеваемость, - хотя ребят просто не допустили до сдачи экзаменов из-за пропуска занятий. Их оправдательные документы с выдержками из законов даже не рассматривались. Студентам доходчиво объяснили, почему.

Константин Суздаль

Мои товарищи, не хочу называть их имен, они также участвовали в предвыборной кампании, и, когда их вызвали в деканат по поводу большого пропуска занятий, то им было сказано: "Ребята, партию надо было с умом выбирать".

Корреспондент за кадром: Военмех, который и сейчас на Западе называют гнездом советских ракетчиков, никогда не был замечен в сочувствии либеральным идеям и ценностям. Госдепартамент США до сих пор не отменил санкций против этого вуза и его ректора Юрия Савельева. Американцы считают, что Военмех продает иранским студентам новейшие технологии ракетостроения.

Дмитрий Добрянский, будущий инженер-конструктор стартовых технических комплексов ракетно-космических аппаратов, мог бы избежать отчисления с 4-го курса. Достаточно было принять предложение сотрудников ФСБ. В лучших традициях жанра вербовку проводили прямо в университетских стенах.

Дмитрий Борковский

Весь разговор свелся к тому, что они пытались узнать у меня подробности о политической деятельности "Яблока", внутренней структуре, финансировании выборов, кто чем занимается, чего я не знал. Я пытался не отвечать, но последовали угрозы, что я буду отчислен из института, пугали каким-то приказом Путина, что 15 тысяч студентов призовут на воинскую службу, обещали отправить в Чечню. По этими угрозами у меня была отобрана подписка в том, что я буду с ними сотрудничать и ничего не разглашать.

Корреспондент за кадром: Но то ли спецслужбы нынче не те, то ли студенты не знают и не помнят, как опасно было связываться с всемогущим ведомством, но только молчать ребята не собираются.

Дмитрий Борковский

Эта история не отбила у Вас охоту заниматься политической деятельностью? Это может напугать человека, но я понимаю, что, в общем-то, так нельзя. Мне, конечно, страшно немножко, но я считаю, что оставлять это так нельзя, поэтому буду.

Корреспондент в кадре: В питерском управлении ФСБ, куда мы обратились за разъяснениями и комментариями, попросили подождать, пока руководство не разберется в этой ситуации. Видимо, пока не разобралось.

Ведущий в кадре: Я хотел бы обсудить это сообщение с Григорием Явлинским.

В студии программы Григорий Явлинский:

Сергей Доренко: Григорий Явлинский в нашей студии. Добрый вечер!

Григорий Явлинский: Добрый вечер!

Сергей Доренко: Вы вступились за ребят, как мне известно, вы написали запросы решительно всем: президенту, генпрокурору, директору ФСБ. Кто-нибудь отвечает?

Григорий Явлинский:

Прошло совсем немного времени, это совпало, вот видите ли, с другими событиями, но я считаю, что создание в стране атмосферы слежки и шантажа приведет к огромным потерям для нашей страны, что создавать опять атмосферу стукачества, это значит, отпугивать самых лучших, это значит создавать такие условия, при которых они не захотят ни участвовать в общественной жизни, ни работать в собственной стране. Это для нас огромная потеря.

Сергей Доренко: Ну, этих двух ребят вы сумеете отстоять, потому что они работали для вас, вы видный человек, вы известный человек. Какие гарантии людей из их группы, для человека рядом с ними по лестничной площадке, за каждого вы вступитесь?

Григорий Явлинский:

Так я думаю, что вот в этом смысл всего того, что сегодня происходит. И я думаю, что нападение, скажем, на НТВ, это нападение на независимый источник информации или на представление о независимом источнике информации. Ведь только свободная возможность сообщать информацию, свободная возможность говорить об этой информации, это единственный способ защищать интересы каждого гражданина, о чем, собственно, и говорилось здесь. А наступление идет очень широкое. Вы обратили внимание, какие структуры участвуют? Да просто все. Налоговая инспекция, ФСБ, прокуратура - все. А тогда, значит, нужно и создавать очень широкую коалицию по борьбе с этим.

Сергей Доренко: Я боюсь показаться человеком лично обиженным, но все-таки мне кажется, что для того, чтобы ничего не скрывать, в целях искренности, я хотел бы сказать, что когда за мной полгода ходила налоговая полиция, и в результате выяснил, что они мне должны 800 рублей за 95ый год. Значит, шесть месяцев два офицера получали зарплату за слежку за мной с декабря 98ого по июнь 99ого. Вот почему тогда никто не вступался? Почему, почему сейчас, сейчас просто это стало более обнаженным, или это все-таки клановая вещь?

Григорий Явлинский:

Этот человек обратился ко мне совершенно официально, написал обо всем о том, о чем вы сейчас рассказали. И я хотел бы сказать, что когда в стране такой уровень экономических преступлений, такой уровень терроризма, такой уровень преступности, может лучше не тратить время, чтобы два офицера ФСБ ходили по пятам за Доренко или чтобы люди из Налоговой полиции ловили молодых людей, которые являются сторонниками "Яблоко". Вы пишите, вы пишите, что за вами тоже следят?

Сергей Доренко: Ну, да, это принимается решение в целом, и я сейчас тоже это почувствовал. Я просто хотел предложить от вашего имени, и от своего, чтобы все, кого что-то интересует, пришли к нам. Я, например, готов принять в определенные часы приема все руководство ФСБ и Прокуратуры и рассказать им все, что мы делаем, почему мы это делаем, чтобы не тратить время.

Сергей Доренко: Скажите, пожалуйста, а вот вы думаете, все-таки насколько справедлив мой тезис о том, что совершенно не нужны приказы никакие и совершенно не нужны никакие там, значит, телеграммы и шифрограммы, вот это, вот это действие против ваших парней в Петербурге, эта травля, она вы думаете, связана с неким угадыванием дуболомов, что именно нужно начальству?

Григорий Явлинский:

Ну, в общем-то говоря, конечно, это мелодия, о которой вы говорили и которая заставляет этих роботов двигаться, а недавно мы услышали о том, что не только роботы, памятники задвигались.

Сергей Доренко: Тот исковеркали, вот Церетели придется новый делать.

Григорий Явлинский:

Да, сообщения о том, что обратились с тем, чтобы восстановить памятник Дзержинскому, даже это все задвигалось. Но, на самом деле, это музыка, которая идет ведь не только, скажем, от президента или от правящих структур, но и от наших средств массовой информации, когда они начинают спекулировать во время выборов такими вещами, как, скажем, какая-то связь с Западом, копание туннеля от Бомбея до Лондона или еще что-нибудь, эта музыка моментально обращает на себя внимание.

Сергей Доренко: Вы тоже готовы репрессировать средства массовой информации, но которые антизападные? Я просто хочу сказать, что когда зажигаешь огонь, то надо думать, куда этот огонь приведет. Но сегодня я предлагаю сказать о следующем: Вы видите, что даже Зюганов защищает НТВ. И завтра Зюганов будет защищать Вас, если с Вами снова сделают то, что с Вами сделали:

Григорий Явлинский :

Да. В те времена, когда выгнали Вас из этой студии и не дали Вам больше работать. А почему это происходит? Потому что люди кровно заинтересованы, мы все заинтересованы в том, чтобы у Вас были возможности говорить друг с другом, чтобы были независимые источники средств массовой информации, независимые источники говорить и говорить о наших проблемах прямо и открыто. Вот сегодня пришло время для того, чтобы создавать антифашистскую коалицию всех, Вы почти всех уже и показали, от Чубайса до Зюганова, всем, кто хочет жить в нашей стране безопасно и спокойно. А мешает нам вот именно то, что мы сегодня видим.

Сергей Доренко: Я хотел спросить Вас о бизнесе. По-моему, во всяком случае, американцы и многие, сейчас делают большой упор на то, что это средства массовой информации. На мой взгляд, сигнал, который получают силовики, это травля бизнеса, в том числе, а у бизнеса страшно уязвимая позиция, но реально уязвимая, понимаете. То есть можно просто придти и посадить любого человека, и вопрос о нулевой точке отсчета не праздный вопрос, все хотят порядка, но порядка, не знаю там, ну, с сегодняшнего дня отвечать за 89ый год, когда законы прямо запрещали одни заниматься бизнесом, а другие разрешали. Ведь всех можно посадить ! Можно мстить всем, кто неугоден.

Григорий Явлинский:

Начнем с того, что то, что происходит, не то, что происходит с НТВ, не то, что происходит с моими доверенными лицами, никакого отношения к наведению порядка не имеет. Я Вам могу сказать, что такое наведение порядка, тогда нужно начинать с самых крупных общественных событий прошедшего времени, с убийства Листьева, с убийства Старовойтовой, с убийства Холодова, взрывы в Москве - вот, с чего нужно начинать, если Вы, действительно, хотите наводить порядок. Или если Вы хотите бороться с олигархами, тогда нужно брать самые крупные события, а не какой-то там "Русское видео", значит, это обычная разборка одного клана с другим. Это месть. Следовательно, все должны понимать, что реформы в нашей стране экономические проведены таким образом, что сегодня действительно можно предъявить претензии кому угодно и в чем угодно.

Сергей Доренко: Значит, вы за нулевую точку отсчета или?

Григорий Явлинский:

Я за то, чтобы перестать жить с повернутой назад головой категорически. Я за то, чтобы это больше не было предметом анализа. Я за то, чтобы, да, отодвинуть всех от корыта, но не за то, чтобы изучать, что они съели из этого корыта пять лет назад. Вот, я за что. Иначе жить здесь станет совершенно невозможно, разборка превратиться в непрекращающийся ад. Это вор у вора дубинку украл. Вот, это то, что мы наблюдаем. Черта должна быть подведена раз и навсегда.

Сергей Доренко: Мне казалось, что Указ по Ельцину - это и есть черта. То есть, вот, простили Ельцина, простили ельцинизм, простили ельцинский режим, ельцинскую приватизацию, все, ребята, давайте теперь просто, значит, там будем сажать, вот, с этого момента, там да, и применять право, не законы, толкуемые держимордами от права, потому что, потому что была эпоха хаоса, и в этой эпохе хаоса сегодня можно посадить любого за то, что пересек дорогу не по "зебре", понимаете?

Григорий Явлинский:

Я по-другому отношусь к принятому указу, хотя и считаю верным, что политическая месть совершенно невозможна. Но еще раз хочу подчеркнуть - когда 97 процентов населения сбросили в бедность, а три процента будут сейчас заниматься бесконечной разборной друг с другом, это означает, что стране угрожает очень большая опасность, которая вовсе будет не комичной, а будет очень трагичной для нашей страны. И обратите внимание, без участия какого-либо Запада в этом. Это мы все устроим сейчас сами. Поэтому я думаю, что сегодня акцент на том, что необходимо немедленно пересмотреть приоритеты и, действительно, заняться важнейшими проблемами, в том числе и по наведению порядка, совершенно необходимо.

Сергей Доренко: Я тщу себя надеждой, что все-таки мы способны разобраться без Запада, и хороший знак тому - объединение очень многих людей вокруг этой идеи. Спасибо, спасибо вам за участие в нашей программе.

Ведущий в кадре: Традиционный опрос. Фонд общественное мнение провел в минувшие выходные опрос граждан России. Участникам было предложено самим назвать несколько политиков, которым они доверяют, и нескольких политиков, которым они не доверяют.

На первом месте - Владимир Путин. Доверяют - 45. Не доверяют - 4%. Второй - Геннадий Зюганов. Доверяют - 17, не доверяет - 21%. Амангельды Тулеев удерживает третье место. О доверии к нему говорят 10 процентов участников опроса. О недоверии - 1%. На четвертом месте вновь Григорий Явлинский. Он вытеснил с этой позиции Евгения Примакова. Доверяют - 8%. Не доверяют - 11. Михаил Касьянов - на пятом месте. Доверяют - 6, не доверяет 1%.

Н. Васильева, А.Ясинскис,, Телекомпания АлтерА из Риги – специально для ОРТ.

17 Июня - В Латвии Государственный День траура в связи с оккупацией Латвии В 40-м году

Латвийский календарь скорее можно назвать мрачным, нежели праздничным. Целых 5 дат в году отмечаются на государственном уровне как траурные дни. Последнюю ввели всего месяц назад. В черную рамку попало 17 июня. Отныне приспущенные флаги с траурной ленточкой в этот день будут вывешивать в память событий 60-летней давности, тем самым напоминая гражданам Латвии о советской оккупации.

Корреспондент за кадром: Советская оккупация - карта, которую латвийские политики разыгрывают все 10 лет независимости. Для национал-радикалов это козырной туз и причина всех бед латышского народа. Именно это радикальное крыло Сейма настояло на принятии этой даты, хотя и так дважды в год в Латвии скорбят по репрессированным сталинским режимом. Сегодня они во главе шествия, рядом с ними бывшие легионеры. Обращаясь к народу, они напомнили о своих требованиях в адрес России. Как правоприемницу Советского Союза от России требуют признания оккупации.

Юрис Добелис депутат сейма от фракции "Отечеству и свободе" в кадре:

Говорит, что между нашими странами не будет нормальных отношений, пока Россия не признает своих преступлений.

Корреспондент за кадром: Тихими и скорбными сегодняшние мероприятия не назовешь. Самые активные участники пришли к российскому посольству, как они говорят, чтобы выразить свое недовольство. На этих плакатах написано: "Требуем деколонизации. В Латвии 700 тысяч колонистов".

Пикетчик в кадре:

- Мы хотим быть свободными, а не рабами.

- Вы до сих пор чувствуете себя несвободными?

- Да, пока русские здесь, мы не свободны.

Пикетчик в кадре:

Слыша русскую речь, у меня перед глазами миллионы жертв.

- А русский народ тоже виноват?

- Да. Русские позволили быть этим инструментом.

Корреспондент за кадром: В ближайших планах этих радикальных политиков поднять в Сейме вопрос о возмещении материального ущерба. Такой закон уже принят в Литве. Эти требования о возмещении убытков единодушно поддержаны премьер-министрами всех прибалтийских стран. Требуемые суммы могут исчисляться сотнями миллиардов долларов.

Леонид Федосеев, историк, в кадре:

Это была странная оккупация. Это не так, как Гитлер захватил Польшу. Это оккупация, так сказать, аншлюссовая. Это так же, как Гитлер захватил Австрию. Это когда австрийцы приветствовали германские войска.

Корреспондент за кадром: В память о том, что Латвия была оккупирована, в центре Риги открыли музей, он так и называется - Музей оккупации. Ирония судьбы, но раньше здесь был музей красных латышских стрелков. Их называли "коммунисты со знаком качества". Их было почти 30 тысяч. Именно они спасли Ленина от эсеровского мятежа, а потом составили костяк ЧП. Но теперь об этом в Латвии не принято вспоминать.



Ведущий в кадре: Если они выставят нам сотни миллиардов долларов компенсации , то я думаю нам придется вспомнить о набегах псов-рыцарей , которые шли через их территорию , о литовских набегах многочисленных , потом я думаю , что должна быть очень серьезная компенсация за тридцать тысяч латышских стрелков , которые стреляли тут у нас , не там , а здесь , ну и за Пельша в конце концов мы тоже сможем несколько миллиардов выкатить.

Всего вам доброго!