Проблемы традиции и новаторства в творчестве мухаммеджана рахими 10. 01. 03- литература народов стран зарубежья - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Литература народов стран зарубежья (европейская и американская литературы) 1 130.6kb.
Мотивы 'порок' и 'успех' в творчестве джона ванбру 1 301.03kb.
Литература народов зарубежных стран 1 284.07kb.
Жизнь и творчество соме’ одиназаде 10. 01. 03. Литература народов... 1 338.45kb.
Сравнительный анализ социальных мотивов поэзии ФуругиФаррухзод и... 2 430.42kb.
Символы в рубаятах исползованных в произведениях айнулкузата хамадани 10. 1 352.22kb.
Парвин Этесами и традиция полемической поэзии (мунозира) в персидской... 1 416.75kb.
Программа вступительного экзамена Направление подготовки: 45. 1 160.78kb.
Особенности поэтики стихов Фарзоны Худжанди и ее литературные отношения... 1 424.27kb.
Арабские поэтические заимствования в касыдах носира хусрава 10. 2 391.36kb.
Природа и проблемы экологии как объект художественного осмысления... 1 337.74kb.
В девяти томах главная редколлегия г. П. Бердников 57 23154.75kb.
- 4 1234.94kb.
Проблемы традиции и новаторства в творчестве мухаммеджана рахими 10. 01. 03- литература - страница №1/1

На правах рукописи
ХУДЖАМКУЛОВ АБДУРАШИД

ПРОБЛЕМЫ ТРАДИЦИИ И

НОВАТОРСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ

МУХАММЕДЖАНА РАХИМИ

10.01.03- литература народов стран зарубежья

(таджикская литература)

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени кандидата

филологических наук



Душанбе – 2013

Работа выполнена на кафедре теории и новейшей персидско-таджикской литературы Таджикского национального университета


Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор Асозода Худойназар


Официальные оппоненты: академик Академии наук Республики Тад-

жикистан, доктор филологических наук,

профессор, ректор Таджикского государ-

ственного педагогического университета

им. С.Айни

Рахмонов Абдуджаббор Азизович

кандидат филологических наук, ответствен-

ный секретарь Национального информацион-

ного агентства Таджикистана «Ховар» при

Правительстве Республики Таджикистан

Абдуманнонов Абдурахмон

Ведущая организация: Таджикский государственный институт

языков им. С.Улугзода

Защита состоится «______» _______________ 2013 года в «______» часов на заседании диссертационного совета Д 737. 004. 03 по защите докторских и кандидатских диссертаций на соискание учёной степени кандидата и доктора филологических наук при Таджикском национальном университете (734025, Республика Таджикистан, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17).


С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Таджикского национального университета (734025, Республика Таджикистан, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17).

Автореферат разослан «______» _______________ 2013 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

доктор филологических

наук, профессор Нагзибекова М.Б.



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. В связи с событиями и коренными социально-политическими преобразованиями, обуславливающими формирование новых духовных потребностей общества, литература, проходя новый виток развития, неминуемо обновляется. Рождение новых тем, новых героев, новых стилей и направлений способствует этому процессу. Однако новаторство, литературные явления происходят не на пустом месте, они опираются на достижения и многовековой опыт предшествующих поколений. То есть, традиция служит своеобразным мостом, связывающим литературу прош-лых столетий с современной литературой.

Таким образом, стремительное развитие различных сфер жизни общества, требования и особенности современной эпохи, с одной стороны, развитие глобализационных процессов, синтез цивилизаций и культур, взаимосвязь и взаимовлияние литератур, рождение новых форм и тем, с другой, подтверждая важность и актуальность проблем преемственности, традиции и новаторства, выдвигают их изучение на первый план. Иначе говоря, изучение проблем традиции и новаторства является жизненно-исторической необходимостью.

Новейшая таджикская литература, продолжая традиции персидско-таджикской классической литературы, наполняется новым содержанием, обновленными жанрами и жанровыми формами. При всем том, что постепенно в поэзии и прозе рождаются новые направления, формы и стили, однако их истоки таятся в национальной литературе прошлого. Согласно мнению литературоведа А.С.Бушмина, «традиции предыдущего этапа, растворяясь в новом до утраты своих конкретных очертаний, исчезают как вещественный факт, продолжая действовать как фактор. Это подобно впадению реки в море: первая исчезает во втором».1

Именно по этой причине в современном литературоведении уделяется такое серьезное внимание проблеме традиции и новаторства. Исходя из этого, исследование творчества Мухаммеджана Рахими, сыгравшего, наряду с Айни и Лахути, определенную роль в развитии и совершенствовании таджикской литературы 20-60-х годов ХХ века, имеет огромную теоре-тическую и практическую значимость.

В 20-е годы лирика М.Рахими, подобно творчеству других поэтов первого поколения таджикской советской литературы, носило, в основном, призывно- агитационный характер. Позиция ищущей мысли и поиска правдивого изображения действительности была отдана готовым шаблонным выводам, которые спускались сверху, руководителями «построения новой жизни».2 Писатели не могли переступать за рамки официальной политики. Таким образом, в литературе того периода политическая пропаганда и агитация достижений революции стояла на первом плане и творчество М. Рахими не могло протекать в стороне от этого общего литературного процесса. В этом смысле, невзирая на то, что М.Рахими по сути был поэтом - традиционалистом, однако его поэзия была наполнена дыханием нового времени, свежими образами, поисками новых форм. Эти особенности его творчества впервые становятся предметом всестороннего исследования.

Степень изученности проблемы. Проблема традиции и новаторства, будучи многоплановой, неразрывно связана с принципами, категориями и различными вопросами литературоведения, в том числе с народностью, гуманизмом, интернационализмом, литературным наследием, литератур-ными связями, изучением путей развития национальных литератур, разви-тием жанров, рождением новых форм и тем, индивидуальными особен-ностями творчества ведуших литераторов и с другими вопросами. В связи с этим в фундаментальных исследованиях таких известных ученых, как А. С. Бушмин, Г.И. Ломидзе, М.Б.Храпченко, А.И.Метченко, И.С.Брагинский, З.Г.Османова, З.Кедрина, А.Сайфуллоев, наряду с всесторонним исследованием важнейших проблем теории и истории литературы, огромное внимание отводится также изучению вопросов традиции и новаторства.

Необходимость изучения и исследования проблемы традиций и нова-торства многократно подчеркивалась и таджикскими литературоведами. Различные аспекты данной проблемы в какой-то степени уже получили свое объяснение в ряде исследований, в частности в работах Х.Мирзо-заде, М.Шукурова, С.Табарова, М.Давлатова, Р.Мусулмонкулова, С.Давронова, А.Сатторзода, Х.Асозода, Х.Шарифова, А.Рахмонова, Ф.М.Турсун-заде, А.Хакимова и др. таджикских ученых - литературоведов.

Одним из первых таджикских литературоведов, обративших серьезное внимание на творчество Мухаммеджана Рахими и написавший рецензию на его поэму «Любимая Москва», был С.Табаров. В процессе анализа поэмы критик в большей степени аккумулировал свое внимание на языке и стиле поэта. Ранее некоторые лаконичные высказывания относительно отдельных стихотворений М. Рахими можно было встретить в статьях Х.Юсуфи.

Автор монографии «Мухаммеджан Рахими» - известный таджикский ученый Н.Ма’суми, отмечая основные этапы жизни и многогранной деятель-ности Мухаммеджана Рахими, рассматривает творчество поэта в 20-50-х годах во взаимосвязи с периодами развития таджикской советской литературы, выявляя при этом достижения и просчеты в его произведениях. Однако следует отметить, что при всём обилии научных статей и отдельных исследовательских работ о творчестве Мухаммеджана Рахими, проблема традиции и новаторства, ярко выраженная в произведениях этого известного поэта, до сих пор не стала предметом отдельного, комплексного исследования.



Хронология исследования охватывает в основном 20- 60- е годы ХХ века и в процессе рассмотрения влияния традиций классической поэзии на творчество М.Рахими автор обращается также к произведениям представи-телей персидско-таджикской литературы IХ-ХIХ вв.

Цель и задачи исследования. Целью данной работы является всестороннее и более полное изучение проблемы традиций и новаторства в творчестве М.Рахими. Для достижения указанной цели определены следующие задачи:

- показать на примере творчества М.Рахими процесс восприятия традиций классической литературы и народной поэзии в таджикской совет-ской литературе, выявить достижения и недостатки поэта в этом процессе;

- рассмотреть связь творений М.Рахими с таджикской классической поэ-зией, устно-поэтическим творчеством народа, творчеством современных мастеров поэзии и на этой основе выявить особенности лирики поэта;

- показать степень влияния событий времени на творчество поэта, изучения им опыта русской поэзии и литератур других бывших советских народов, обусловивших изменения традиционного характера поэзии М.Рахими;

- выявить новаторские поиски поэта, как в содержании, так и в форме лирических стихов;

- посредством сравнительного анализа поэзии М.Рахими с творениями других таджикских поэтов, показать его место и роль в обогащении таджикской советской поэзии;

- выявить особенности художественного видения поэта, определить его творческий стиль, показать роль творчества поэта в рождении, развитии и совершенствовании таджикской советской поэзии.

Научная новизна. Обсуждаемая тема впервые подвергается комплексному научному анализу. В исследовании рассматривается вопрос взаимосвязи традиций и новаторства в творчестве М.Рахими. Вместе с тем следует подчеркнуть, что изучение творчества М.Рахими в этом аспекте, с одной стороны, имея огромную значимость в выявлении его места и роли в таджикской поэзии, с другой - позволяет исследовать пути и способы использования традиций классической литературы, народной поэзии и литератур советских народов в современной таджикской литературе, ибо богатое и разноплановое литературное наследие поэта, подобно творчеству других таджикских поэтов первого поколения, отображает в себе удачи и неудачи одного из значимых периодов (начиная с 1920 по 1960гг.) таджикской советской поэзии.

Методология исследования. Методология исследования основана на принципах историко - сравнительного и типологического анализа, оправдавшего себя в литературоведческой науке, позволяет нам высказать свою точку зрения относительно проблемы традиции и новаторства в творчестве М.Рахими, формирования и поэтапного развития его литературно-эстетических воззрений.

При решении поставленных задач автор диссертации опирался на принципы, выработанные в трудах известных русских и таджикских литературоведов. В первую очередь, к их числу относятся труды А.С.Бушмина, М.Б. Храпченко, Г.И. Ломидзе, А.И. Метченко, И.С.Брагинского, З.Г.Османовой, З.Кедриной, М.Шукурова, С. Табарова, А.Сайфуллоева, Х.Мирзо-заде, Р.Мусулмонкулова, Х.Шарифова, Х.Асозода, Ф.М.Турсун-заде, А.Хакимова. Кроме этого, в процессе исследования были использованы новейшие достижения таджикского литературоведения в области поэтики, истории современной таджикской литературы и ее классического периода.



Источники и материалы исследования. Диссертация написана в форме историко-литературного и литературно-теоретического исследования. Одним из главнейших критериев работы является системность и четкость понятийных категорий. Вместе с тем решение поставленных задач и вопросов сопровождается анализом литературных материалов, почерпнутых из конкретных произведений М.Рахими. Основными источниками исследования послужили изданные произведения М.Рахими, материалы архива поэта, его рукописи, находящиеся в его доме-музее, статьи, выступления писателя и научные изыскания о его творчестве, монографические исследования и статьи литературоведов, воспоминания современников поэта.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы при написании истории современной таджикской литературы, очерков о жизни и творчестве М.Рахими, истории таджикского литературоведения и таджикской литературной критики.

Материалы, основные положения и выводы диссертации могут быть использованы при составлении учебников и пособий по истории новой таджикской литературы для филологических факультетов высших учебных заведений, также при чтении спецкурсов: «Традиции и новаторство в творчестве М.Рахими», «Идейно-тематические и художественно-эстетические особен-ности произведений М.Рахими» и лекций по истории новой таджикской литературы на филологических факультетах.



На защиту выносятся следующие положения диссертации:

- поэт, обладая огромным жизненным опытом, испытав на себе все тяготы жизни, выразил своё отношение к конкретным событиям времени в форме мудрых наставлений и назиданий;

- М.Рахими был твердо убежден, что наставления и нравоучения играют важную роль в деле воспитания нового поколения и человека социалистической действительности, и исходя из этих соображений, творчески использовал в своем творчестве традиции дидактической поэзии классиков персидско-таджикской литературы в наиболее соответствующих для осу-ществления этих задач и целей поэтических жанрах и жанровых формах;

- обращение к традициям классической литературы и творческое переосмысление назидательной лирики, средств и приёмов художественного изображения, расширение диапазона традиционных тем способствовали укреплению содержательно-логических основ произведений М.Рахими, обогащению его стихов неожиданными поворотами мысли, разнообразию стихотворных размеров, придавая стихам поэта особую мелодичность и певучесть;

- творческие поиски М.Рахими в использовании традиций классической поэзии послужили твёрдой основой для дальнейшего развития этого процесса в творчестве таджикских поэтов последующих поколений, углубления нравственно-философского направления современной таджикской поэзии;

- анализ творчества М.Рахими в контексте традиции и новаторства позволяет выявить более полную картину художественного видения поэта, раскрыть его творческий стиль, показать роль творчества поэта в рождении, развитии и совершенствовании таджикской советской поэзии.

Апробация работы. Диссертация была обсуждена на заседании кафедры теории и новейшей персидско-таджикской литературы Таджикского национального университета (протокол № 6 от 9.10.2012г.) и рекомендована к защите. Основное содержание диссертации было изложено в трёх статьях, опубликованных в научных журналах, входящих в Реестр ВАК Министерства просвещения и науки Российской Федерации – Вестнике Таджикского национального университета, Вестнике Таджикского государственного педагогического университета им. С.Айни. А также по теме диссертации автором было опубликовано пять статьей. Список публикаций приведён в конце автореферата.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность исследуемой темы, степень ее изученности, развернуто перечисляются основные источники, послужившие материалом для диссертационной работы, излагается методика исследования, определяются его цель и задачи, содержится обзор использованной литературы.



Первая глава, состоящая из трех разделов, называется «Некоторые проблемы традиции и новаторства в таджикской советской поэзии». Первый раздел - «Понятие, определение, сущность и элементы традиции и новаторства» - посвящен обзору исторического пути понятий «традиция» и «новаторство», выявлению факторов обращения к традициям предков и рассмотрению процесса создания на их основе новых современных образов. В диссертации подчеркивается, что термин «традиция» означает закрепив-шийся идейно-художественный опыт, который творчески переосмысли-вается литератором. Новаторство представляет собой общепринятый и древний термин, так как выражения новый, обновленный, новаторский и т.д. были известны в классической литературе и литературоведении клас-сического периода. В «Кратком словаре литературоведческих терминов» дается сранительно полное определение термина «традиция»: «Традиция - это наследственная связь старого и нового, культурно-художественный опыт прошлых эпох, творчески воспринятый и освоенный писателем или группой писателей, который изучается и развивается последующими поколениями писателей»1. В этом определении отражены две важные составляющие термина «традиция»: первое заключается в том, что «тра-диция представляет собой наследственную связь между старыми и новыми явлениями»2; второе означает, что традиция продолжается в силу ее твор-ческого восприятия, развития и совершенствования писателями последую-щих поколений. В определениях «Словаря литературоведческих терминов» и «Таджикской советской энциклопедии», помимо вышеприведенных характеристик, подчеркивается значение традиций в дальнейшем развитии литературы3. По мнению диссертанта, аккумулирование внимания на этой особенности традиции представляется весьма важным, ибо литературная традиция - это есть опыт, выработанный многими поколениями писателей, обеспечивающий неуклонное развитие современной литературы.

Согласно утверждению Фирузы Турсун-заде, «традиции в искусстве являются способом закрепления, сохранения и передачи художественного опыта и особенностей эстетического мышления от предшественников к преемникам, от прошлого к настоящему и будущему» 4.

В большинстве определений традиция характеризуется как лучшие и передовые достижения литературы прошлых эпох, в то время как литера-турная традиция отражает в себе не только значимые явления прошлой литературы, но также и лучшие качества, свойства и особенности сегод-няшней литературы.

Исходя из всего вышесказанного, диссертант пришел к выводу, что литературная традиция - это закрепившийся литературный опыт, концентрация идейно-содержательных, стилевых особенностей творчества выдающихся писателей прошлого и современности, изучение которых художниками слова новых поколений обеспечивает последующее неуклонное развитие литературы.

Расходятся мнения литературоведов, в частности таджикских ученых, как и в случае с понятием «традиция», касательно толкования термина «новаторство». Так, в «Кратком словаре литературоведческих терминов» подчеркивается, что: «Новаторство в художественной литературе - то новое, ценное для народа в содержании и форме произведения, что вносит передовой писатель в художественную литературу, улавливая новые запросы народа, наблюдая в жизни вновь возникающие явления, изменяющиеся отношения между людьми, новые черты человека, находя для их жизненно правдивого изображения соответствующие художественные средства»1.

Несколько в ином ключе дано определение термину новаторство в книге «Введение в литературоведение», где главный акцент падает на роль и сущность новаторства, нежели на его смысловые составляющие2.

Рассматривая различные толкования новаторства, нетрудно придти к выводу, что иногда эти оценки выглядят односторонними. Так, к примеру, если в «Кратком словаре литературоведческих терминов» (1963) при толковании термина новаторство внимание в большей степени было аккумулировано на требовании времени, а сам процесс обновления в новаторском подходе оставался за пределами внимания, то в «Кратком словаре литературоведческих терминов» (1978) акцент главным образом перенесен только на соотношение новаторства и традиции: «Новаторство – открытие новых путей в литературе, связанная с этим перестройка литературных традиций, т.е. отказ от одних традиций и обращение к другим, в конечном счете – создание новой традиции. Новаторство требует высокого таланта, творческой смелости и глубокого ощущения требований времени»3. Будет правильно сказать, что новаторство представляет собой своего рода вмешательство, которое происходит в отношении традиции, однако это отнюдь не обозначает ограничения только этим актом.

Суммируя высказывания и суждения ученых касательно понятия «новаторства», автор приходит к мысли о том, что мнения литературоведов, в том числе и таджикских, подобно определению термина «традиция», разнятся и в отношении «новаторства». Так, к примеру, если, с одной стороны, при определении понятия «новаторство» к этому явлению предьявляется требование соответствия и взаимосвязанности с насущными социальными потребностями жизни общества, то, с другой - внимание в большей степени концентрируется на роли и необходимости новаторства как двигателя развития литературы.

Таким образом, согласно мнению диссертанта, новаторство - открытия и изобретения, осуществляемые передовыми литераторами, как в плане содержания, так и формы, которые, полностью соответствуя закону единства формы и содержания, способствуют дальнейшему развитию литературы и возрастанию ее эстетической и общественно-воспитательной значимости.

Традиции, согласно критериям и требованиям социальной жизни народа, в определенные исторические периоды, самой их природы и возможностей разделяются на две группы – приемлемые и неприемлемые, характеристика и научное объяснение которых осуществлены во втором разделе первой главы - «Классификация традиции и новаторства и их диалектическая связь».

При разделении традиций на приемлемые и неприемлемые, с одной стороны, необходимо учитывать требования исторической атмосферы, социальные явления и события времени, с другой - надлежит принимать во внимание уровень эстетического вкуса и художественно - эстетического мышления современников и, наконец, важно знать способность и возможность тех элементов и составляющих традиции, которые могут обеспечить ей дальнейшее развитие и совершенствование или же стать причиной закостенелости традиции.

Исходя из такого принципа классификации, проблемы литературы относительно составляющих содержания - патриотизма, человеколюбия, высокой нравственности, науки и знания, трудолюбия, оптимизма, самосознания, почитания достижений прошлых поколений, борьбы против зла, творчески продолжающиеся и развивающиеся литературой нового времени, могут быть отнесены к группе приемлемых традиций. Напротив, выражение упадочнического настроения, идей непротивления насилию и т.д., отвергаемые сегодняшней литературой, относятся к разряду неприемлемых традиций.

В диссертации осуществлена также классификация новаторства. Пос-кольку не всякая мысль или суждение может восприниматься как нова-торство и не всякое новоискание может быть принято безоговорочно, диссертант подчеркивает целесообразность разделения новаторства на две группы:

1. Истинное новаторсто (прогрессивное, настоящее, объективное).

2. Мнимое новаторство (фальшивое, самовольное, искусственное).

Истинное новаторство, рождаясь на основе достойных и подлинных традиций, всецело отвечает требованиям времени, соответствует закону единства формы и содержания, и становится причиной развития, обогащения содержания и формы литературы и искусства. И, напротив, искусственное, надуманное, несвязанное с традицией новаторство, не играет никакой роли в поступательном развитии литературы и искусства. Из этого следует, что новаторство, не связанное с жизнью, не способное удовлетворить потребности современников, не являющееся точкой отсчета в рождении других новаторских явлений, неприемлемо и недостойно подражания.

В истории таджикской литературы есть литераторы, внесшие различные изменения в форму произведений. Однако в силу того обстоятельства, что эти изменения не имели прямой связи с содержанием их произведений, они не прижились в литературе и не принесли их творцам творческих успехов. Например, в 30-е годы некоторые поэты под новаторством понимали только такие форменные изменения, как разбивка строк, отказ от размера аруз, создание нерифмованных стихотворений, погрузившись таким образом в пучину мнимого новаторства. Яркими примерами такого мнимого новаторства являются стихотворения «Песня победы» Сухайли Дж.,1 «Два зрелища» Исмати О.2 и др. В дис-

сертации подвергнуты анализу конкретные примеры подобных стихотворений.

В противовес мнимому новаторству подлинное новаторство, рожденное в силу объективных причин и обстоятельств, оказывает положительное воздействие на общий процесс литературы и служит выражению высоких идеалов эпохи. Как верно подметил М.Турсун-заде, «новаторство заключается вовсе не в разбивке стихотворных строк на лесенки, оно не означает конструирование стихотворения из разных по количеству слогов полустиший. Новаторство - это новизна выражения мысли и чувств, содержания, новизна языка и стиля, использования средств художествен-ного изображения, рожденных нашей действительностью, воодушевлящих народ на героические поступки»13.

Революционные песни, романы и повести С.Айни, политическая и гражданская лирика А.Лахути и М.Турсун-заде, поэзия Пайрава, Х.Юсуфи и др. представляют собой лучшие образцы истинного новаторства в новой таджикской литературе.

В результате проведенного исследования диссертант пришел к выводу, что традиция и новаторство не существуют раздельно друг от друга. Подобно тому как невозможно отделить содержание от формы, нельзя представить новаторство без традиции. Неуклонное развитие литератур происходит только в единстве традиции и новаторства.

В третьем разделе - «Соотношение традиции и новаторства с содержанием и формой» - диссертант на основе рассмотрения различных точек зрения исследователей пришел к выводу о необходимости соблюдения в художественном произведении соотношения традиции и новаторства с содержанием и формой. Некоторые критики и литераторы подходят к этому вопросу односторонне и настойчиво утверждают, что новое содержание требует новую форму. Так, В.Брюсов пишет: «Всегда новое содержание в литературе требует и новых форм. Как ни совершенны, как ни разнообразны, как ни гибки формы, созданные литературой прошлого, они не пригодны для выражения нового мироощущения. Новое содержание не может быть адекватно выражено в старых формах; для этого нужен новый язык, новый стиль и новые ритмы»24. В таджикской литературе также было много сторонников этой точки зрения.

Однако творческий опыт Айни, Лахути и других таджикских советстких писателей доказывает, что древние формы, находящиеся в распоряжении писателя, чутко чувствующего дух времени, осознающего природу и возможности литературных традиций, наделенного передовым мировоз-зрением, могут обрести новые грани и оттенки, полностью соответствовать выражению новых идей. «Основная сущность новой литературы (особенно на первых порах ее рождения), - отмечали М.Шукуров и Ю.Акбаров, - заключается вовсе не в том, что новое революционное содержание выражается исключительно в новой или старой форме, но, прежде всего, в том, как использовался и глубоко был воспринят новый жизненный материал»11. Аппелируя к этому суждению, мы вовсе не хотим утверждать, что новое содержание может отображаться лишь в старых формах. Иногда новое содержание предстает перед взором читателя сразу же в новой форме.

Традиция и новаторство существуют как в содержании, так и в форме, а это означает, что они должны иметь нормальное соотношение и с художественной формой. Если это соотношение искусственно нарушается, художественное творение теряет свою ценность и значимость. Форму можно изменять только в том случае, когда, с одной стороны, для этого акта возникли объективные причины, и, с другой - такого изменения требуют отображаемые в произведении содержание и идея, и, наконец, когда для такого новаторства существует какое - либо научно-практическое, теоретическо-творческое основание.

Вторая глава диссертации - «Традиция и новаторство в творчестве М.Рахими», состоит из двух взаимосвязанных разделов - «Отображение традиционных тем в творчестве М.Рахими» и «Традиции наставлений и назиданий в творчестве М.Рахими». В первом разделе, с учетом своеобразия и широты тематического диапазона произведений М.Рахими, подчеркивается необходимость разделения его творчества на два периода: а) этап изучения, начавшийся в основном стихотворением «Люди в золотых поясах» («Тиллокамарон», (1919) и продолжавшийся приблизительно до первой половины 30-х годов; б) этап зрелости, который начался со второй половины 30-х годов и продолжался до конца его жизни. В этом разделе диссертант посредством привлечения к анализу конкретных произведений доказал, что именно во втором периоде поэзия М.Рахими претерпела качественные изменения с точки зрения формы и содержания.

В целом, в период 20-х годов ХХ века поэзия пошла по пути упрощенного изображения действительности, использования доступных средств изображения, стала глашатаем социально-политических перемен в общественной жизни и ее важными составляющими стали лозунги и призывы. Этот процесс был взаимосвязан с революционными переменами и особенностями новой действительности.

В стихах М.Рахими, созданных в этот период, также можно наблюдать эти особенности. Поэт, акцентируя свое внимание не столько на высоком искусстве слова, сколько на тематике, стремился к тому, чтобы его поэзия была современной, отображала происходящие изменения в жизни общества, была созвучна чаяниям народа. Воспринимая новое советское общество высшей мечтой трудового народа, М.Рахими выражал биение сердца своего в романтических чувствах, осознавая себя совладельцем богатства страны, он трактовал свою любовь к отчизне «нетленностью жизни своей»:


Замин аз они ман асту замон аз они ман аст,

Муҳаббати Ватанам умри ҷовидони ман аст1.

Земля принадлежит мне и время тоже,

Любовь моя к Родине - вечная, нетленная жизнь моя.

(Здесь и далее подстрочный перевод автора диссертации- А.Х.)
Начиная с тридцатых годов, в особенности со второй ее половины, в творчестве М.Рахими происходит заметный прогресс в нескольких направлениях. С одной стороны, в этот период происходит заметное расширение тематического диапазона его стихов, в центре которых стояли важнейшие темы и проблемы Таджикистана. С другой стороны, его творчество поднялось на более высокую ступень с точки зрения идейно-содержательных и художественно-эстетических особенностей. В форме и содержании его поэзии произошли качественные изменения. Примеча-тельно, что постепенно главенствующее место в его поэзии данного периода стали занимать вопросы национального самопознания и самосознания. Анализируя поэзию М.Рахими этого периода, можно убедитъся в том, что ее характерными чертами являются разнообразие форм и содержания, богатство воображения, многообразие средств и приёмов художественного изображения, единство формы и содержания.

В процессе исследования особенностей поэзии М.Рахими, относящейся к первому периоду его творческой деятельности, необходимо помнить, что М.Рахими, прежде всего, находился под влиянием атмосферы своего времени, твердо верил в идеи революции, партии, избранный путь советского государства, искренне пропагандировал достижения своего времени, по зову сердца воспевал завоевания партии, Родины и народа, гордясь тем, что является советским гражданином, восклицал: «я человек советский и это подтвердит творец мира»2. То есть, можно утверждать, что государство и партия были идейными проводниками писателей и всего иного творческого люда. Это было характерно не только для таджикской литературы, но также для всей общесоветской литературы. Одной из тем персидско-таджикской классической литературы, продолженной как приемлемая традиция, была идея патриотизма. В таджикской просветительской поэзии и прозе понятие Родины, получив широчайшее освещение, наполнилось социальным звучанием. В особенности после Октябрьской революции трудовой народ, став хозяином своей исконной земли и родины, воспылал любовью и преданностью к Родине. Заметно возросло политическое сознание народа, борьба против богатеев и кулаков, освобождение Родины от гнёта и насилия стали главными задачами и направлениями деятельности правящей партии. Поэты А.Мунзим, А.Лахути, А.Дехоти, М.Турсун-заде, Х.Юсуфи, М.Рахими, М.Миршакар изображали родину, олицетворяющую всю страну Советов, каждый уголок которой воспринимался ими Родиной, а изображение счастливой жизни народа было предметом гордости и восхищения.

Естественно, что М.Рахими, в сравнении с многими другими поэтами первого послереволюционного периода был самозабвенно предан идеям револции, искренне воспевал новую жизнь и призывал народ к защите ее завоеваний, восхвалял свободу счастливого советского народа:
Ҳифзи ин давлати озод зарур аст, зарур!

Ҳифзи ҳар миллату авлод зарур аст, зарур!

Ҳифзи ин мамлакати шод зарур аст, зарур!

Ҳифзи ҳар хонаи обод зарур аст, зарур!1


Защита этого свободного государства необходима, важна!

Защита каждой нации и народности необходима, важна!

Защита этой счастливой страны необходима, важна!

Защита каждой благородной семьи необходима, важна!


В процессе исследования поэзии Рахими было выявлено, что часть его военных (1941-1945) стихов была написана в форме классической газели. Поэзии военного периода были присущи пропагандистско-агитационный характер, продиктованный особенностями новой действительности, революции и классовой борьбой. Однако по своей форме они были ближе к традиции назидательной поэзии и героического эпоса, широко распрос-траненной в нашей классической литературе. В годы войны эта особенность литературы получила заметное развитие не только в таджикской поэзии, но также и в других советских литературах. В этот период поэзия М.Рахими в большей степени была наполнена военно-патриотическим содержанием и звучала в форме призыва к борьбе против врага всего человечества, освобождения Родины от фашистских захватчиков. Этим были обусловлены серьезные изменения в любовной лирике М.Рахими, которая обрела новое звучание, невзирая на то, что он ранее поднимал свой голос против любов-ной лирики. Это явление свидетельствует о том, что Рахими, в сущности, не был противником любовной лирики, но настоятельно требовал не увлекаться лирикой в это сложное для советского народа время. Ярким тому подтверждением служит то, что М.Рахими лучшие свои лирические стихи создал в годы Великой Отечественной войны.

К примеру, в стихотворении «Я пленник красоты твоего лица» («Ошиқи рӯи ту») поэт в классической стихотворной форме сумел передать глубину чувств воина, находящегося на поле брани против врагов Родины:



Эй санам, бишнав аз он к-ў ошиқи рўи ту буд,

Маҳрами розу нигаҳбони сари кўи ту буд.

Ёди он аҳде, ки бастему ба оини вафо,

Гарданамро тавқи ишқ аз турраи мўи ту буд12.




О идол(красавица), внемли словам того, кто был влюблен в твой лик,

Был закадычным другом, охраняющим путь, ведущий к тебе.

В память о той клятве, которую мы дали во имя верности,

На моей шее ожерельем любви были локоны волос твоих.

В этом стихотворении наблюдается синтез духа боевого призыва с нежными чувствами воина. Не поддающиеся переводу словосочетания и классические образы: эй санам, маҳрами роз, сари кўй, тавқи ишқ, турраи мўй, қадди дилљўй, ёди абрў, чашми љоду, ваъдаи дидор и т.д. используются для выражения чувств и эмоций борцов Родины, и эта тенденция получила распространение в поэзии рассматриваемого периода. По истечению времени выясняется, что значение подобных стихов постепенно возрастало. Умение выражать действительность военного времени в классической манере стихотворчества свидетельствует о высоком мастерстве поэта. Таким образом, на основании анализа поэзии М.Рахими было выявлено, что важнейшей чертой его творчества является нерасторжимая связь с традициями персидско-таджикской классической поэзии. В этом смысле автор диссертации солидарен с мнением литературоведа Х.Асозода относительно того, что «М.Рахими, создавая свои стихи, всегда был верен древним традициям, но при этом наполнял их новым содержанием»21. Эта особенность ярко прослеживается в его «Письме влюбленного»:
Ҷон маро дар ҳалқаи гесў табоҳ афтодааст,

Дил ба ҷодухонаи чашми сиёҳ афтодааст32.

Моя душа(жизнь) в кольцо (силки) локонов (твоих) попалась,

Сердце в колдовскую обитель черных очей попалось.


Эта газель написана в подражание (тазмин) нижеследующей газели Хилоли (конец 15-начало 16 вв.), первый бейт которой начинается так:
Акси он лабҳои майгун дар шароб афтодааст,

Ҳайрате дорам, ки чун оташ дар об афтодааст43.


Отражение тех алых губ в бокал вина попало,

Я поражен тем, как же пламя огня оказалось в воде.


По мнению диссертанта, обе газели можно поставить в один ряд с точки зрения мелодичности, слияния удивительных по красоте образов и словосочетаний в духе классической поэзии. Однако в газели Хилоли изображается абстрактная любовь, в то время как Рахими передает в своей газели конкретные чувства любви воина, находящегося на фронте. Использование некоторых слов, выражений и словосочетаний газели Хилоли усилили образную структуру стиха и придали ей благозвучность. Стихотворная строка «Я на фронте и потому на оружие оно упало» («Дар фронтам ин ки бар рўи силоҳ афтодааст») наполнила газель Рахими духом военного времени.

На основе сравнительного анализа любовной лирики поэта с поэзией классиков диссертант пришел к логическому выводу о том, что в стихотворениях М.Рахими влюбленный демонстрирует ту же стойкость и верность, которая в классической литературе в большей степени приписывалась возлюбленной, однако его любви присущ не пессимизм, а оптимизм.

Причина разнообразия изображения чувств любви и разнообразия следствий взаимоотношений влюбленных была обусловлена социальным строем нового времени, что нашло свое яркое воплощение во многих лирических стихотворениях М.Рахими. В то же время поэт, продолжая традиции классической литературы, сумел создать новые образы в формах классической поэзии.

Как верно подметил литературовед А.Абдуманнонов, «любовная лирика Рахими соткана из радужных нитей таджикской классической любовной лирики, тонкого синтеза традиционных и современных образов, искрометных выражений и глубоких мыслей»1.

Этот тезис подтверждается в диссертации анализом таких стихотворений, как: «Свободным женщинам» (1928), «Женщинам - таджичкам» (1929), «Женщинам - мастерицам» (1933), «Девушкам» (1934), «Магфират» (1938), «Садафмох» (1938), «Девушка Узбекистана» (1946), «Девушка – украинка –подруга таджички» (1957), «Дочь ювелира» (1958), «Невесте бакинского искусства» (1959), «Подруга жизни» (1946), «Гулшанмох» (1955), «Ферганской луне» (1958), «Мунисе Махасти» (1960), «Дочери луны» (1966).

Было выявлено, что М. Рахими, наряду с использованием традицион-ных форм поэзии, после А.Лахути был одним из первых таджикских советских поэтов, который обратился к жанрам рубаи и дубейти, выразил в них глубокие мысли нравственно-назидательного характера. Рассмотрению основных факторов повышенного внимания М.Рахими к жанрам рубаи и дубейти, определению места и роли назиданий и наставлений в его творчестве посвящен второй раздел данной главы.

М.Рахими, являясь последовательным продолжателем традиций назидательной поэзии в таджикской советской литературе, «был одним из первых, кто применил это направление прошлой литературы в отображении советской действительности»1. В первые годы творческой деятельности поэта мотивы назиданий и наставлений порой можно было уловить в его газелях. Говоря иначе, поэт в своих газелях, подобно стихотворцам прежних эпох, иногда создавал один или два бейта назидательного характера, связанного и вытекающего из общего содержания стихотворения, способствующего более яркому и действенному выражению его мысли и чувств.

М.Рахими в своих газелях, подобно поэтам классикам, выражая в каждом бейте законченную мысль, тем самым демонстрировал свою приверженность к их манере и стилю. Изучение произведений классиков персидско-таджикской литературы, с одной стороны, творческое восприятие особенностей таджикской народной поэзии, в особенности народных пословиц и поговорок, идиоматических выражений, с другой стороны, позволили поэту создавать стихи нравственно-назидательного содержания и заметно углубить философскую направленность своих произведений.

В стихотворении «Знакомому и другу» («Ба шинос, ба рафиқ» (1939) поэт посредством назиданий и наставлений выразил заслуживающие внимания суждения и мысли относительно труда, любви к Родине, решимости и отваги. Такие стихи обладали огромной воспитательной и агитационной силой:
Ҳар кас, ки суст ҳаст ба азму ҷидоли рўз,

Дар кори рўзгор музаффар намешавад.

Аз танпарасту булҳавасу бастагони кайф

Ҷўе тамом канда, лабе тар намешавад2...


Всякий, кто слаб в своей решимости,

Не добьется победы в делах мирских.

Лень, беспечность, легомыслие и ветреность

Подобны вырытому каналу, в котором нет и капли воды.


В процессе исследования было выявлено, что использование наставле-ний и назиданий в большей степени было характерно для второго периода творческой деятельности М.Рахими. По мнению диссертанта, это обстоятельство можно объяснить несколькими факторами: во-первых, поэт, обретя огромный жизненный опыт, испытав падения и взлеты на своем жизненном пути, выразил конкретные суждения, опираясь на собственный жизненный опыт в форме назиданий и наставлений; во-вторых, М.Рахими твердо верил, что наставления и назидания играют важную роль в деле воспитания нового поколения и человека социалистической действитель-ности; в - третьих, уместное использование назиданий и наставлений обогащало язык поэзии Рахими неожиданными поворотами речи, логически выстроенными в соответствии с движением мысли, образными выраже-ниями; в - четвертых, назидательные стихи в литературе советского периода носили лозунговый характер и призывали к объединению вокруг Советов.

М.Рахими был продолжателем традиций назидательной поэзии в новой таджикской литературе и, как показал анализ его рубаи, дубейти и газелей, заимствовал у классиков обычно лишь те этико-философские идеи и мотивы, которые не противоречили его собственному мировоззрению и эстетической системе.



«Проблема традиции и новаторства в поэтике М.Рахими» исследуется в третьей главе, разбитой диссертантом на три раздела.

Первый раздел главы - «Синтез жанровых элементов - проявление новаторства в поэтике М.Рахими» - посвящен рассмотрению процессов рождения новой поэтики в результате синтеза различных жанров; изучению причин изменения жанровой структуры поэтики советского периода, слияния разновидностей мусаммата и соединения жанра мусаммат с жанром тарджи’банд. Диссертант подчеркивает, что творчество М.Рахими богато с точки зрения художественных форм и разнообразия использования лирических жанров - месневи, рубаи, дубейти, газель, тарджи’банд, касыда и др. На основе изданных до сегодняшнего дня сборников стихов и материалов периодической печати в творчестве М.Рахими выявлено следующее количество форм поэзии: месневи – 39, касыда – 21, мусаммати мусаллас – 3, мусаммати мурабба’ – 153, мусаммати мухаммас – 42, мусаммати мусаддас – 3, мусаммати мусабба’ – 1, дубейти – 751, рубаи – 203, кит’а - 36, газель – 175, тарджи’банд – 5, таркиббанд – 2.

М.Рахими, как тонкий знаток закономерностей классической поэзии, продолжая традиции популярных и известных жанров классической литературы - дубейти, рубаи, газель, мусаммат, внес неоценимый вклад в дело развития в советской литературе таких непопулярных в новой литературе жанров, как касыда, кит’а, мухаммас. Он также заметно расширил богатые возможности некоторых литературных жанров, в частности мусаммата, тарджи’банда, пользуясь новыми комбинациями.

В различные периоды творчества М.Рахими встречаются стихи, которые трудно поддаются жанровому определению, и одной из причин тому является то, что подобные стихи состоят из синтеза нескольких жанров. Ярким примером тому может служить его стихотворение «Слышущий вести» (1934). Это стихотворение выстроено из 11 строф и по тем признакам, что разделено на отдельные строфы и последние строки каждой строфы рифмуются с первой строфой, напоминает мусаммат. В то же время стихотворение кардинально отличается от традиционных мусамматов как с точки зрения количества строк, так и по принципу внутренней рифмовки каждой строфы. В первую очередь, первая строфа этого стихотворения состоит из 15 стихотворных строк и рифмуется по принципу аа,бб,вв,гг,ее,дд,ёё,а. Следует отметить, что такой принцип рифмовки и такое количество стихотворных строк не соответствует ни одной из разновидностей мусаммата. Кроме того, строфы 2,4,5,6,7,9 состоят из пяти строк и рифмуются по принципу кклла, иинна..., 3-я строфа состоит из семи, 8-я строфа - из восьми, а 10-я и 11-я из девяти строк (с теми же принципами рифмовки). В целом, поэт в этом стихотворении в принципах избранной рифмовки и разделения стиха на строфы действовал относительно свободно. В рассматриваемом стихотворении можно наблю-дать синтез как элементов жанра месневи, так и элементов и особенностей многих разновидностей мусаммата (мухаммас, мусабба’, мутасса’).

В процессе исследования, на основе анализа материалов изданных сборников стихов и публикаций в периодической печати, автор диссертации выявил следующее количество стихов, созданных в различных формах мусаммата и тарджи’бандов: мусаммати мусалласи тарджи’банд-1, мусам-мати мураббаи тарджи’банд -33, мусаммати мураббаи таркиббанд-8, мусаммати мухаммаси тарджи’банд-4, мусаммати мусаддаси тарджи’банд-1, мусаммати мусаддаси таркиббанд-2.

Изучение проблемы традиции и новаторства в творчестве М.Рахими показало, что заметные изменения наблюдаются в плане использования связующей строфы (банди васила). Как известно, связующий бейт в твор-честве поэтов прежних эпох имел устойчивую традицию, то есть связую-щий бейт в стихотворении строился по принципу повторения, однако в стихотворениях таджикских советских поэтов, в том числе М.Рахими, эта обязательная традиционная закономерность претерпела изменения, что, по мнению диссертаната, было продиктовано следующими факторами:

а) иногда с целью исключения чрезмерного повторения связующего бейта поэт использует его не в каждой последующей строфе, а в соответствии с требованиями содержания лишь после двух или трех строф. Эту особенность можно наблюдать в стихотворениях «Свадьба, радующая сердце» («Тўи дилафрўз»), «Слава таджикскому народу» («Шуҳрат ба халқи тоҷик»), «Слово о душевных муках» («Сухан аз азоби ҷон»), «Садафмох», «За таджикское золото» («Барои тиллои тоҷик»), «Навстречу великому празднику» («Ба истиқболи ҷашни бузург»);

б) традиционные мураббаи тарджи’банд и мухаммаси тарджи’банд никогда не начинаются связующим бейтом, однако с целью акцентирования внимания на той или иной мысли в этих разновидностях поэзии в таджикской советской литературе иногда можно встретить стихи, начинающиеся сразу связующим бейтом (бейтом «васила»). Такой принцип использования связующего бейта в начале стихотворения наблюдается в мураббаи тарджи’бандах М.Рахими «О, Таджикистан», («Эй, Тоҷикистон»), «Дорогая» («Азизам»), «В защиту свободного государства» («Дар ҳифзи давлати озод»);

в) в классическом мураббаи тарджи’банд и мухаммаси тарджи’банд связующий бейт в обязательном порядке состоял из двух стихотворных строк. Однако в творчестве М.Рахими встречаются мураббаи мухаммаси тарджи’банд, связующий куплет которых построен из трех и более стихотворных строк. Ярким примером тому может служить стихотворение «Варзобу с серебристой водой и золотыми берегами» («Ба Варзоби обаш нуқраву хокаш тилло» (1943).

Такое же количество стихотворных строк в связующих куплетах можно наблюдать в мураббаи тарджи’бандах «Песня победы» («Суруди зафар»), «Навстречу великому празднику», мухаммаси тарджи’банд «Песня Ташкента» («Суруди Тошкент») и других стихотворениях поэта.



Во втором разделе главы - «Развитие рифмы в поэзии М.Рахими» - осуществлен анализ жанрового многообразия творчества М.Рахими с точки зрения вариативности рифмовки. В результате было выявлено, что поэт с первых шагов вступления на литературную арену, придавал важное значение различным элементам художественной формы своих произведе-ний, постоянно находился в поисках новых разновидностей их рифмовки.

Мусаммати мурабба’, представляя собой разновидность лирических жанров в таджикской советской поэзии, в особенности в творчестве М.Рахими, претерпел заметные изменения в плане рифмовки. Исходя из этого обстоятельства, многочисленные мурабба’ поэта разделены автором диссертации на две группы-традиционные и новаторские.

Изучение содержательно-формальных особенностей и внутренних возможностей лирических жанров таджикской классической литературы, фольклора, творческого опыта русских поэтов и литераторов, других советских народов позволили М.Рахими не только продолжить и развить структурно-композиционные особенности различных лирических жанров, но и внести некоторые новшества, как с точки зрения формы, так и содер-жания.

Так, к примеру, было выявлено, что в мусамматах мурабба’ поэта наблюдаются семь разновидностей рифмовки, схема которых выглядит следующим образом:

1. абаб, вгвг, деде..., 2. аааа, бббб, вввв..., 3. ааба, ввгв, ддед..., 4. ааба, вввв, ггдг, ееее..., 5. абба, вггв, деед..., 6. аббб, вггг, деее…, 7. аабб, ввгг, ддее…

В этом же разделе осуществлен анализ тарджи’бандов и мустазодов поэта. Так, значительные изменения прослеживаются в рифмовке его тарджи’банда «Душанбе» (1929):

а) традиционные тарджи’банды снабжены связующим бейтом из двух стихотворных строк, однако М.Рахими, исходя из требований содержания, применил трехстрочную связующую строфу, которая рифмуется по принципу абб.

б) если принцип рифмовки традиционных тарджи’бандов соответство-вал рифмовке жанра газели, то в тарджи’банде «Душанбе» в соответствии с рифмовкой газели рифмуются лишь три первые строфы по типу - аа, ба, ва..., что же касается последующих строф, то они рифмуются совершенно в другом порядке, то есть подобно месневи- аа, бб.

На протяжении своей творческой деятельности М.Рахими создал четыре мустазода- «Песня народов» (1936), «Прославленное войско» (1945), «Сорок счастливых лет» (1964), «Первому освоителю космоса»(1961), которые по тем или иным особенностям отличаются от традиционных мустазодов.

Мустазод «Песня народов» можно назвать мустазоди мурабба’, так как основные строфы стихотворения строятся по принципу катрена (мурабба’), с рифмовкой – аааа, бббб... и затем после каждого бейта следует дополнитель-ная стихотворная строка. В этом мустазоде дополнительные строки не риф-муются с предыдущими строфическими стихотворными строками и также не рифмуются между собой, чем и сильно отличаются от традиционных мустазодов.

Использование средств художественной изобразительности украшает стихотворение, наполняет его образностью и придает ему особую притяга-тельность, однако М.Рахими обращался к ним не ради внешней привлекательности стихотворения, а с целью образного выражения мысли и чувств, более яркого выражения содержания, темы и идеи произведения. Рассмотре-нию этой особенности творчества М.Рахими посвящен третий раздел данной главы диссертации - «Средства художественного изображения в поэзии М.Рахими».

М.Рахими, продолжая традиции классической поэзии, создал целый ряд газелей, изобилующих сравнениями (ташбеҳ). Таковыми являются газели «Красный тюльпан» («Лолаи сурх»), «О жизнь, играй и пой» (Навоз, эй рӯзгорон»). Обратимся в качестве примера к газели «Лолаи сурх»:


Баркушо, эй духтари тоҷик, рухи гулфомро,

Берун ой аз абр шамси равшани фохир барин1.

Открой, девушка-таджичка, цветущее лицо,

Выйди из тучи, подобно сияющему гордому солнцу.


Художественный приём противопоставления (тазод) широко исполь-зуется поэтом в таких жанрах, как дубейти, касыда и поэма. Поэт, в соответствии с требованиями темы, весьма мастерски использовал этот художественный приём в социально-политических дубейти. Так, в одном из дубейти поэт подчеркивает, что еще никогда не было случая, чтобы правящий класс отнесся с пониманием и сочувствием к трудовому народу и что единственный путь к «примирению» лежит через борьбу за свое счастье и свободу:

Ба ҳар чи оштӣ додан ба дунё,

Агар бо ҳарчи мумкин ҳаст ҳоло.

Фақат лек оштӣ бо ҳамдигар ҳеҷ

Нагардад синфи нодорову доро1.
Хотя сегодня есть все условия в мире,

Чтобы придти к перемирию со всеми,

Однако никогда не станет возможным

Добиться мира между классами имущих и неимущих.


М.Рахими широко пользовался такими приёмами художественного изображения, как описание и цепь прилагательных (тавсиф ва сифатчинӣ). Прежде всего, необходимо отметить, что некоторые описания М.Рахими почти ничем не отличаются от описаний поэтов- классиков. Например:
Эй сухандӯст, шакарлаб, санами симбарам,

Дили ман сӯи ту хоҳад, ки бувад номабарам2.

(«Ба моҳи Фарғона»)

О, любитель изящного слова, сладкоустая, моя красавица белотелая,

Моя душа и сердце мое стремятся к тебе, чтобы доставить послание мое.
Подобные заезженнные слова занимают немало места в газелях поэта. Вместе с тем, поэзия М.Рахими изобилует яркими и свежими описаниями, которые служат в качестве важного средства художественного изобра-жения. Например, в стихотворении «Песня народов» поэт, используя соответствующие, неожиданные описания, выпукло изобразил нерушимую дружбу народов:

Мо халқи ба ҳам дўст, баҳодур, ватаноро,



Ҳамқисмату ҳамхун, чи имрўзу чи фардо3.
Мы дружественные, народы - богатыри, украшение Родины,

Объединены судьбой и кровью единой и сегодня и завтра.


В творчестве М.Рахими встречаются немало новых метафор (истиора), направленных на выражение поставленных целей и задач. В стихотво-рении «Нет, это не сказка» («На афсона») поэт называет электрические провода «нитями жизни» и тем самым создает неповторимый образ:
Риштаҳои ҳаёт тафсон шуд

Рӯи шаҳру деҳот рахшон шуд1.


Нити жизни наполнились жаром

И осветили небо городов и сел ярким светом.


Или в стихотворении «Памяти Гастелло» поэт также использовал оригинальные метафоры, благодаря которым созданный образ наполнился новым содержанием:

Монанди барқ то ба сари гургҳо занад,

Парвоз кард уқобу аз ин ошёна рафт2.
Подобно молнии ударил в голову волков,

Вспорхнул орел и покинул эту обитель.


«Волки» олицетворяют кровожадных фашистов, а орел - героя Гас-телло.

В этом разделе диссертант подвергает тщательному анализу такие приёмы и средства художественного изображения, как противопостав-ление, олицетворение, метафора, аллегория, парные или сдвоенные рифмы, используя которые М.Рахими создает неповторимые, запоминаю-щиеся образы, придающие его стиховорениям новое звучание и свежесть.



В заключении подводятся итоги исследования, в частности отмечается, что:

1.Поэзия М. Рахими, подобно стихам других поэтов первого периода советской литературы, в основном носила агитационно-пропагандистский характер, отличалась непрекрытой парадностью. Воззрения литераторов находились под влиянием определенных установок и декларативных решений партии, и они не могли выходить за рамки официальной политики.

В результате такого отношения заметно ослабло внимание к традициям прошлой литературы, искусство художественного изображения отступило на задний план, возникли искусственные преграды в использовании некоторых традиционных жанров и жанровых форм, в том числе газели. Даже вспыхивали жаркие споры относительно необходимости отказа от традиционных жанров. Поэзия превратилась в глашатая революционных преобразований, и ее главными составляющими стали призывность и парадность. Эта особенность поэзии рассматриваемого периода нашла свое яркое отражение и в творчестве М.Рахими.

2. В поэзии М.Рахими 20 - 30 – х годов внимание в большей степени было сконцентрировано на тематике, нежели на высоком искусстве слова. Это было обусловлено тем, что он старался подстроиться под современную действительность, придать своим стихам современное звучание. Он считал новое советское общество идеалом народа и выражал свои мысли и чувства в романтическом духе.

3. В процессе исследования художественных особенностей и тематики произведений М.Рахими, автор пришёл к выводу о необходимости разделения его творчества на два периода:

а) этап изучения, начавшийся в основном стихотворением «Люди в золотых поясах» («Тиллокамарон», (1919) и продолжавшийся приблизительно до первой половины 30-х годов, характерной особенностью которого были ярко выраженная парадность, агитация и пропаганда революции, строительства новой жизни, достижений советского строя и заслуг осново-положника страны Советов – Ленина;

б) этап зрелости, который начался со второй половины 30-х годов и продолжался до конца его жизни. Поэзия этого периода, опираясь на образность, тонкость изображения, использование средств художественного изображения, логику слова, обрела глубоко национальные черты. В содержании и форме стихов поэта произошли качественные изменения. Значимое место в произведениях этого периода стали занимать мотивы национального самосознания и пропаганда национального менталитета.

4. В годы Великой Отечественной войны патриотическая поэзия М.Ра-хими пошла по пути усиления публицистического начала и в основном имела агитационно-пропагандистский характер. Обладая воспитательно-эстетической значимостью, она дает читателю духовную пищу, призывает его к патриотизму, человеколюбию, гуманизму, отваге и политической бдительности.

5. В процессе исследования было выявлено, что обращение к назиданиям и наставлениям было характерно в большей степени для второго периода творческой деятельности М.Рахими, что было обусловлено несколькими факторами. В диссертации дается подробная характеристика этих факторов, что подкрепляется конкретными примерами из произведений поэта.

6. М. Рахими, наряду с А.Лахути, был одним из первых литераторов, внесших весомый вклад в возрождение традиционных жанров рубаи и дубейти, придав им новое социальное звучание.

М.Рахими, сыграл важную роль в обновлении традиционных жанров классической поэзии посредством их синтеза, смелых новаторских шагов, в изменении традиционных форм рифмовки, композиционного строя различных жанров и жанровых форм.

7. М.Рахими, обращаясь к различным средствам художественного изображения, способствовал укреплению образности своих стихов, повышению их эстетического воздействия на читателя. Средства худо-жественного изображения использовались поэтом не ради внешней привлекательности стихотворения, придания ему видимой красоты изображения и благозвучности, а с целью четкого отображения темы, усиления содержания и идеи произведения.

В его поэзии наблюдается творческое переосмысление таких средств художественного изображения, как метафора, гипербола, аллегория, противопоставление, садж’, тарсе’ и др.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:
1. Традиции назидательной лирики в творчестве Мухаммеджана Рахими //Вестник Таджикского национального университета. Серия филологии. –Душанбе, 2012. – № 4/1 (80) .- С.138-144 (на тадж.яз.).

2. Традиция и новаторство в мухаммасах Мухаммеджана Рахими //Вестник Таджикского государственного педагогического университета им. Садриддина Айни. Серия филологических наук.- Душанбе, 2012. -№ 4 (47).-С. 174-179 (на тадж.яз.).

3. Мухаммеджан Рахими и традиция газели//Вестник Таджикского национального университета. Серия филологии. -Душанбе, 2012.- № 4/3 (88). -С. 198-206 (на тадж.яз.).

4. Рахими Мухаммеджан //Энциклопедия литературы и искусства Таджикистана. – Душанбе, 2004, 0,3 п.л. (на тадж.яз.).

5. Синтез жанровых элементов - проявление новаторства в поэтике М.Рахими

//Материалы республиканской научно-теоретической конференции молодых ученых и специалистов Таджикистана. -Душанбе: ТГУ, 1979.- С.111-113 (на тадж.яз.).

6. Традиция и время//Садои Шарк, 1979, №7. – С.145-147. (на тадж.яз.).

7. О жанре стихотворения М. Рахими «У мавзолея Ленина» //Известия Академии наук Таджикской ССР. Отделение общественных наук. 1981. №1 (103). –С. 68-73 (на тадж.яз.).

8. Жизнь и творчество Мухаммеджана Рахими.-Душанбе. 1981.-16 с (на тадж.яз.).

Сдано в набор 06.09.2013 г.

Подписано в печать 11.09.2013 г.

Формат 60х84 1/16. Заказ № 115. Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии ТНУ,

ул. Лахути 2.


1 Бушмин А.С. Наука о литературе. –М.: Современник. 1980. - С. 176.

2 Шакури Мухаммеджан. Взгляд на литературоведение двадцатого века.- Душанбе: Пайванд.

2006. – С. 17. (на тадж. яз.)



1 Тимофеев Л.И., Венгров Н. Краткий словарь литературоведческих терминов. - М.: Гос. учебно-педагог. из-

во Министерства просвещения РСФСР, 1963.-С. 164.



2 Сайфуллаев А. Таджикская литература в свете учения Ленина. – Душанбе: Ирфон, 1973.- С. 248. (на тадж.

яз.)


3 Хади-заде Р.,Шукуров М., Абдуджаббаров Т. Словарь литературоведческих терминов. – Душанбе:

Ирфон. 1966.- С. 12. (на тадж. яз.); Таджикская советская энциклопедия.-Душанбе, 1976.- С. 206. (на

тадж. яз.)


4 Турсун-заде Ф.М. Художественные традиции и прогресс искусства. – Душанбе: Ирфон. 1976. – С. 35.

1 Тимофеев Л.И., Венгров Н. Краткий словарь литературоведческих терминов. – М.: Гос. учебно-педагог.

из-во Министерства просвещения РСФСР, 1963.-С. 96.



2 Щепилова Л. В. Введение в литературоведение. –2-е изд. исправ. и доп. –М.: Высщая школа. 1968.-

С.374.


3 Краткий словарь литературоведческих терминов. Редакторы- составители: Тимофеев Л.И. и Тураев

С.В.-М.:Просвещение,1978.- С.102.



1 Сухайли Дж. Песня победы. – Сталинабад – Ленинград: Таджикгосиздат, 1933. – С. 13-22 (на тадж. яз.)

2 Исмати О. Ростки нового. Сборник стихов. – Ташкент – Сталинабад: Таджикгосиздат, 1930. – С.24. (на тадж. яз.)

31 Турсун-заде М. Мастерство и чувство ответственности // Садои Шарќ, 1972, № 4. – С.151. (на тадж. яз.)

42См.: Карпов А. С. Стих и время. – М.: Наука, 1966. – С. 185.

1Шукуров М., Акбаров Ю.Традиция и новаторство.- Душанбе: Ирфон. 1976.- С.15. (на тадж. яз.)

1 Рахими М. Избранные произведения. В 3-х томах. Т.1. - Душанбе:Ирфон.1978. - С. 144. (на тадж. яз.)

2 Рахими М. Избранные произведения. В 3-х томах. Т.3.-Душанбе:Ирфон. 1982.- С.109. (на тадж. яз.)

1 Рахими М. Светлый путь. – Сталинабад: Государственное издательство Таджикистана. 1952. – С.130.

(на тадж. яз.)



21 Рахими М. Избранные произведения. В 3-х томах. Т.2.– Душанбе: Ирфон. 1980. – С.224. (на тадж. яз.)

12 Асозода X. Таджикская литература в ХХ веке. - Душанбе: Маориф. 1999.- С.74. (на тадж. яз.)

23 Рахими М. Избранные произведения. В 3-х томах. Т.2. – Душанбе: Ирфон. 1980. – С.223. (на тадж. яз.)

34 Хилоли Бадриддин. Газели.- Душанбе: Ирфон. 1970.-С.44. (на тадж. яз.)

1 Абдуманнонов А. Рахими М.// Таджикская советская энциклопедия.-Душанбе, 1986.- Т.6.-

С.234. (на тадж. яз.)



1 Очерк истории таджикской советской литературы, -Сталинабад: Государственное издательство

Таджикистана.1957, ч.2.- С. 228. (на тадж. яз.)



2 Рахими М. Избранные произведения. В 3-х томах, Т.1.- Душанбе: Ирфон. 1978.- С. 158. (на тадж. яз.)

1 Рахими М. Избранные произведения. В 3-х томах. Т.1.-Душанбе: Ирфон. 1978.- С. 184. (на тадж. яз.)

1 Рахими М. Избранные произведения. В 3-х томах. Т.3. – Душанбе: Ирфон, 1982. – С.182. (на тадж. яз.)

2 Рахими М. Избранные произведения. В 3-х томах. Т.2.-Душанбе: Ирфон. 1980.- С. 245. (на тадж. яз.)

3 Рахими М. Избранные произведения. В 3-х томах. Т.1.-Душанбе: Ирфон. 1978.- С. 209. (на тадж. яз.)

1 Там же, - С.125.

2 Рахими М. Избранные произведения. В 3-х томах. Т.2..-Душанбе: Ирфон. 1980.- С. 14. (на тадж. яз.)