Понятие “родной язык” и тенденции современных этноязыковых процессов в хмао-югре - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
М. В. Исаев Mikhail Isaev основные тенденции в архитектуре высокопроизводительных... 1 112.31kb.
Выпускная работа по «Основам информационных технологий» 1 159.88kb.
Олимпиада по русскому языку 10 класса Фонетика Определите, сколько... 1 56.08kb.
Урок по теме «Защитить природу помогает родной язык…» 1 60.6kb.
Подготовил Чэнь Шань шань, студентка бакалаврианта 4 курса специальности... 1 120.25kb.
1 класс Родной язык Звук «ш», буква «ш» Русский язык Работа в прописях. 1 95.47kb.
Исследование рабочих процессов и разработка современных криогенных... 2 527.03kb.
Программа для учащихся 5-9 классов предусматривает углубление и расширение... 1 374.82kb.
Для обсуждения на конференции предлагаются следующие вопросы: Численность... 1 16.26kb.
Рабочая программа по истории (базовый уровень) 6 класс 2 377.37kb.
Результаты контрольно-надзорной деятельности за соблюдением трудового... 1 42.39kb.
Продолжение…(Начало «Национальный центр 1,2») 1 40.82kb.
- 4 1234.94kb.
Понятие “родной язык” и тенденции современных этноязыковых процессов в хмао-югре - страница №1/1

В.И. Сподина

директор БУ ХМАО-Югры “Обско-угорский институт прикладных исследований и разработок”, к.ист.н.



Понятие “родной язык” и тенденции современных этноязыковых процессов

в ХМАО-Югре (по материалам социологических исследований)
С 1 января 2005 года ЮНЭСКО провозгласил Второе международное десятилетие коренных народов мира. Это обстоятельство свидетельствует о том, что ещё многие вопросы жизнедеятельности этносов, изучения и сохранения их культурного наследия требуют пристального внимания и решения. Один из таких вопросов – сохранение и развитие языков коренных малочисленных народов. Насколько эта проблема важна для мирового сообщества, говорит тот факт, что приблизительно из 7 тыс. языков, существующих в мире, по прогнозам проф. Марта Раннута к 2100 году останется 200 или 300 [1]. Темпы исчезновения языков просто поражают. С 1950 года безвозвратно исчезло 200 языков, а в среднем каждые 15 дней в мире умирает 1 язык [2].

В России под угрозой исчезновения находится 136 языков малочисленных народов и 20 из них уже признаны мёртвыми – айнский, югский и др., ещё 22 находятся в критическом состоянии (алеутский, ительменский и др.). Под угрозой исчезновения – 49 языков, 29 – в серьёзной опасности (нивхский, чукотский, мансийский и др.) [3].

В связи с тем, что большинство языков миноритарных народов находятся под угрозой исчезновения, они внесены в “Красную книгу языков народов России” [4]. ЮНЭСКО классифицирует все языки по следующим 6 категориям, которые служат основанием для занесения того или иного языка в Красную книгу:


  1. Вымершие языки (extinct) — языки, для которых нет ни одного живого носителя; например, полабский, южный манси, убыхский (или возможно вымерший), словинский, прусский, готский, чагатайский, далматинский, керекский.

От них следует отличать древние мёртвые языки (ancient) — языки либо вымершие до 1500 года (дата условна), либо развившиеся в современные языки (как латынь); книжные языки (мёртвые языки, тексты которых используются и сейчас); кроме того, существует несколько «возрождённых» вымерших (корнский, мэнский) и мёртвых (иврит) языков, которые являются особыми случаями.

1а. Возможно вымершие языки (possibly extinct) — языки, безусловно существовавшие в недалёком прошлом, о современном состоянии которых нет достоверных сведений. Например, западный манси, каппадокийский греческий, убыхский язык (традиционно считается мёртвым, но фактически речь идёт о смерти в 1992 году последнего известного носителя), ферганско-кыпчакский язык, хотонский этнолект уйгурского языка.

2. На грани исчезновения (почти вымершие, nearly extinct) — несколько десятков носителей (хотя может быть и до нескольких сотен), все из которых пожилого возраста. С их смертью язык однозначно вымрет. Например, ливский, водский, орокский, южноюкагирский, айнский, маньчжурский.

3. Исчезающие (вымирающие) языки (seriously endangered) — носителей больше (от двух сотен до десятков тысяч), но среди детей носителей практически нет. Такая ситуация может сохраняться на протяжении долгого периода, если язык является «вторым» и используется в обиходе только некоторыми взрослыми. Например, ижорский, вепсский, северноюкагирский, удэгейский, нижнелужицкий, селькупский, идиш (в России), нивхский, кетский.

4. Неблагополучные языки (endangered) — некоторые дети (по крайней мере, в каком-то возрасте) говорят на языке, но их число сокращается. Общее число носителей может колебаться от одной тысячи до миллионов. Например, ненецкий, карельский, коми, ирландский, калмыцкий, хакасский.

5. Нестабильные языки (potentially endangered) — языком пользуются люди всех возрастов, но у него нет никакого официального или иного статуса или он не пользуется большим престижем, либо этническая территория столь мала (1—2 деревни), что может легко исчезнуть в результате катаклизма (лавина с гор, наводнение, война). Примеры: долганский, эвенский, чукотский, малые языки Дагестана, мегрельский, чеченский, галисийский, белорусский, фризский, баскский, идиш (в мире).

6. Благополучные языки (невымирающие) (not endangered) — английский, арабский, немецкий, испанский, русский, китайский, французский, украинский и т. д.

В Красной Книге языков, среди исчезающих, на территории ХМАО-Югры отмечен лишь мансийский. Однако ситуация с другими языками и диалектами коренных народов округа достаточно тревожная. Если в XIX – ХХ ст. хантыйский язык включал 9 диалектов и говоров, то к началу XXI столетия – 4 (казымский, ваховский, сургутский, средне-обской). Из существовавших столетия 11 диалектов и говоров мансийского языка в настоящее время “в живых” остался из группы северных диалектов только 1сосьвинский. Западная группа диалектов перестала существовать (исчезли средне-лозьвинский, нижне-лозьвинский, пелымский, вагильский), из восточной группы на грани вымирания находится юкондинский говор, которым в настоящее время владеет около 10 чел. (по устному сообщению Т.Д. Слинкиной. Ханты-Мансийск. 2013).

Для того чтобы говорить о состоянии родных языков, необходимо вкратце коснуться самого определения “родной язык”. Это понятие многозначно и зависит от признака, на основе которого строится определение. В архаических культурах критериями определения родного языка было то, на каком языке человек считал (например, зерно, скот) или видел сны. В научной литературе существует несколько подходов к определению этого термина.

Прежде всего, родной язык понимается как язык раннего детства, материнский язык, а также как основной разговорный язык, язык своей национальности. Категории, по которым характеризуют язык как родной, могут быть различными, но в качестве определяющих выступают самобытность и идентификация (табл. 1).


Табл. 1.

Индикаторы родного языка [5].


Категория

Определение

1.Самобытность

Первый из изучаемых языков (первые долгосрочные языковые отношения)

2. Идентификация

а) собственная

б) со стороны


а) Язык, с которым человек отождествляет себя

б) Язык, на котором, по мнению других, человек говорит с рождения



3. Компетентность

Язык, которым человек владеет лучше всего

4. Функциональное использование

Язык, который человек использует больше всего

Язык – это не только вид речевой деятельности, но и часть культуры, причём достаточно специфическая. Он создаёт очень чёткую структуру, моделирующую окружающий мир, выражающую категории и понятия, свойственные именно этой культуре. Анализируя ответы респондентов на вопрос, “Что означает для Вас родной язык” абсолютное большинство опрошенных (свыше 80%) ответили - “Мой родной язык” и “Язык моих предков”.

С целью изучения современной этноязыковой ситуации в ХМАО-Югре специалистами Обско-угорского института прикладных исследований и разработок в 2010- 2011 годах по заказу Ассамблеи представителей КМНС Думы ХМАО-Югры были проведены мониторинговые исследования на территориях Нижневартовского, Октябрьского и Белоярского районов, результаты которых были обобщены в монографии “Состояние языков коренных малочисленных народов ХМАО-Югры в 2008-2010 годах” [6]. Среди многочисленных аспектов исследования акцент был сделан на определении степени сохранности родного языка. Ответы на вопрос “Ваш родной язык” иллюстрируют следующую ситуацию (табл. 2).

Табл. 2.


Распределение ответов на вопрос: “Ваш родной язык?”

(% от числа опрошенных)




Варианты

ответов

Территория (район)

Нижневартовский / нац. состав респонд.

(в %)


Белоярский/ нац. состав респонд.

(в %)


Октябрьский/ нац. состав респонд.

(в %)



Хантыйский

88/73,9 (-14,1%)

91,1/88,2 (-2,9%)

52,6/36,8 (-15,8%)

Мансийский

5,4 /1,1 (-4,3%)

4,2/4,9 (-0,7)

31,6/31,6

Ненецкий

0/0

3,5/3,5

13,2/0

Другой

6,5/22,8

1,4/3,5

2,6/26,3

Нет данных

2,2




5,3

Как и ожидалось, подавляющее большинство респондентов указывает в качестве родного языка язык своей национальности (а данном случае – хантыйский). Вместе с тем, представленные в таблице данные констатируют тот факт, что среди 88 % респондентов-ханты Нижневартовского района в качестве родного отметили хантыйский язык 73,9% (- 14,1%), среди 5,4% респондентов-манси указали в качестве родного мансийский язык 1,1% (- 4,3%). То есть, в качестве родного языка отметили другой (русский) язык 18,4% респондентов из числа КМНС.

Данная тенденция не нова: человек может не владеть всеми уровнями языка своей национальности, но всё равно будет считать его родным. Более того, социолингвистические исследования показывают, что родных языков у человека может быть больше, чем один, и они даже могут меняться. Это происходит потому, что язык не наследуется и не предопределяется генетически. Языку всегда надо учиться.

Важным показателем степени сохранности родного языка является уровень владения языком. Ответы респондентов на вопрос: “В какой степени Вы владеете родным языком” распределились следующим образом (рис. 1).




Рис. 1. Распределение ответов на вопрос: “В какой степени Вы владеете родным языком” (в % от числа опрошенных)
Примерно 46,6% (1-5 столбец) свободно говорит, понимает и пишет на родном языке.

В ходе опросов выяснилось, что респонденты полагают, что люди больше говорят на языке своей национальности дома, в семье (40,5%). Значительно меньше пользуется языком своей национальности на работе (13,9%), ещё меньше опрошенных – в общественных местах (8,7%). Однако на прямой вопрос “На каком языке или языках Вы обычно общаетесь в семье?” были получены следующие ответы: на родном – 10,7%, на русском – 72,3%, больше на родном, чем на другом языке – 1,5%, в равной степени на родном и на другом – 7,6%, больше на другом, чем на родном – 7,3%, в традиционной среде – на родном – 3,4% и др. То есть подавляющее большинство носителей языка предпочитает общение в семье на русском языке. Это говорит о том, что активно идёт процесс так называемого “языкового сдвига”. Он характеризуется переходом титульных народов на русский язык, как более успешный в экономическом, политическом отношении. Понятно, что люди выбирают язык, владение которым даёт им социальные преимущества. Обычно престижным считается “большой” язык. Как правило - это язык школьного и высшего образования, его знание обеспечивает карьеру, благополучие. И если с “большим” языком связано представление о материальном благополучии и экономической стабильности, а с “малым” ассоциируются занятия, не обеспечивающие достойного уровня жизни, такая ситуация объективно приводит к угрозе существования “малого” языка, как непривлекательного.

Есть ли будущее у родного языка? Анализируя ответы респондентов на вопрос «Как бы Вы оценили жизнестойкость Вашего родного языка в современных условиях?» (табл. 2), преимущественное большинство (64,7%) высказало серьёзную озабоченность, а именно: 12,6% - положение вызывает опасения; 35,8% - находится под угрозой исчезновения; 5% - находится в серьёзной опасности; 9,4% - находится в критическом состоянии.

Только 6% опрошенных считают, что родной язык находится в безопасности. Почти 2 % респондентов считают, что родной язык уже исчез.


Рис. 2. Ответы респондентов на вопрос «Как бы Вы оценили жизнестойкость Вашего родного языка в современных условиях?» (в % от отпрошенных)

Если в 2008 году примерно 40% хантов и манси считали, что язык исчезнет, то в 2010 – 52,1% (35,8% - находится под угрозой исчезновения, 5% - находится в серьёзной опасности, 9,4% - находится в критическом состоянии,1,9% - исчез). Обратимся к результатам Финляндско-Российского проекта 2005-2008 годов “О Положении финно-угорских народов Российской Федерации” [7, табл. 3].

Табл. 3.

Как Вы считаете, каковы перспективы финно-угорских языков в вашей республике (области, округе)?


Регион

Станут равноправными с русским

Останутся на нынешнем уровне

Постепенно исчезнут

Затрудняюсь ответить

ХМАО-Югра

ханты


манси

3,9

0

48,7

54,8

43,4

32,9

3,9

4,1

Как видим, ситуация пороговая. Практически половина опрошенных (ханты) считает, что ситуация останется на прежнем уровне, а половина уверена, что родные языки постепенно исчезнут. Среди респондентов-манси ощущения более оптимистичны: 54,8% считают, что состояние языка останется на прежнем уровне, а 32,9% - что исчезнет. Практически никто не верит в возможность родного языка сравняться по значимости с русским.


Для расчёта жизнеспособности языков ЮНЭСКО разработал 9 критериев (рис. 3).
http://img.tyt.by/n/02/8/yazik_salid.jpg
Рис. 3. Критерии жизнеспособности языков
Сумма всех ресурсов и критериев жизнеспособности языка (по бальной шкале или в %) свидетельствует в пользу его сохранности, а отсутствие каких-либо ресурсов является основанием занесения его в группу риска, как исчезающего. Рассмотрим показатели некоторых критериев по материалам этносоциологических исследований на территории ХМАО-Югры.

Абсолютное число носителей языка. Потенциальная численность носителей языка (численность коренного населения) за последние 10 лет имеет положительную динамику (табл. 3) и увеличилась с 19,6 тыс. чел. в 1989 г. до 31,4 тыс. чел. в 2010 году (табл. 4).
Табл. 4.
Динамика численности населения Ханты-Мансийского автономного округа,

тыс. чел.*





Показатель

1926–1927

1939

1959

1970

1979

1989

2002

2009


2010


Население, всего

36,9

92,9

123,9

271,1

570,8

1282,4

1442,2

1527

1532

в т.ч. КМНС

15,1

18,8

17,9

19,8

18,4

19,6

28,3

33,0

31,4

Удельный вес КМНС, в %

40,9

20,2

14,4

7,3

3,2

1,5

2,0

2,2

2,0

*Составлено по: Бессонова. 2009. С. 5.; Социально-демографический портрет России. 2012. С. 105-106.


Вместе с тем доля носителей языка в населении заметно сокращается. Согласно переписи населения в 1970 году родным языком владело 69,1% хантов и 52,2% манси, а в 2010 году – 17% и 6% соответственно (табл. 5).
Табл. 5.

Удельный вес лиц с родным языком своей национальности (в %)


Национальность

Перепись

1970


Перепись

1979


Перепись

1989


Микро-перепись

1994


Опрос

2007


Перепись

2010



ханты

69,1

61,8

60,8

59,6

39,6

17

манси

52,2

49,7

36,7

29,7

36,9

6

*данные по 2010 году получены путём вычисления соотношения численного населения и говорящего на родном языке: ханты – численность по переписи 19068 чел., владеет языком – 3268; манси – численность 10977 чел., владеет – 682 [8].

Перепись населения 2010 года выявила одну интересную тенденцию. Среди 9584 чел., владеющих хантыйским языком в Российской Федерации, кроме хантов есть также: 152 русских, 112 коми, а также немного татар, украинцев, башкир, якутов и др.); численность лиц, владеющих мансийским языком – 938 чел. (в т.ч. 29 русских и 29 коми, а также единицы удмуртов, бурят и др.)  [9].

Передача языка от поколения к поколению. Причиной незнания языка большинство респондентов отмечают его низкую трансляцию от поколения к поколению в детстве, в семье (24,7%) и лишь затем отмечена роль школы (11,6%) и языковой среды (11,9%) (рис. 4).


Рис. 4. Передача языка от поколения к поколению
Оценка общественной значимости языка. Анализ ответов респондентов на вопрос «Как бы Вы оценили общественную значимость Вашего родного языка?» (в % от опрошенных) показал, что лишь 11,9 % респондентов оценивают её как высокую и 10,7% - как достаточно высокую, а подавляющее большинство опрошенных – 33,2% и 32,3% - как недостаточно высокую и как низкую соответственно.

Но может быть не стоит тратить усилия на сохранение языков коренных малочисленных народов Югры, находящихся под угрозой исчезновения? Может быть мы искусственно создам ситуацию, когда “верхи” настаивают, а “низы” сами не хотят сохранять свой родной язык? Анализ ответов респондентов на вопрос: “Как Вы считаете, желательно или нежелательно, чтобы ваши дети или внуки владели родным языком?” показал, что большинство опрошенных (70%) высказали пожелание, чтобы их дети и внуки умели говорить, читать, писать и понимать родной язык и только 8,8% отметили свою незаинтересованность в обучении их детей или внуков навыками владели родным языком (рис. 5).




Рис. 5. Распределение ответов на вопрос: “Как Вы считаете, желательно или нежелательно, чтобы ваши дети или внуки владели родным языком?”

(в % от числа опрошенных)


Сравнение языковой компетенции респондентов и намерений научить детей и молодёжь “говорить, писать и понимать” язык предков в разы больше, чем их же показатели по владению родным языком. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что коренные народы всё больше осознают значимость своих духовных потерь в условиях интенсивного промышленного освоения региона. Напомним, что хантыйский и мансийский языки специалисты относят к одному из древнейших этнолингвистических субстратов в Евразии, а хантов и манси считают “одними из самых примечательных этносов с точки зрения изучения путей развития религии и лингвокультурного осмысления действительности” [10].

На основании вышеприведённых социоэтнологических исследований можно сделать следующие выводы:



  1. ХМАО-Югра характеризуется значительным лингвокультурным разнообразием. По данным переписи населения, на территории округа проживает свыше 125 национальностей и этнических групп, взаимодействие между которыми сформировало единый социокультурный и языковой ландшафт.

  2. Интегрирующей, монопольной функцией во всех основных сферах обладает русский язык.

  3. Язык КМНС на этом фоне не обладает должным транспортным ресурсом, компонентами которого являются: использование языка в СМИ; семейно-бытовой сфере; образовании, делопроизводстве и др.

  4. Среди коренных народов Югры наблюдается значительное снижение уровня владения родным языком, но сохраняется устойчивый интерес к этническим ценностям, этнической культуре. Наблюдается стойкое желание старшего поколения в передаче языковых навыков детям.

  5. В среде национальной интеллигенции, органов государственной власти, учреждений образования и культуры присутствует обеспокоенность состоянием родных языков, предчувствие возможного сценария их вымирания и исчезновения.

Чтобы предотвратить пессимистические прогнозы в отношении будущего родных языков необходимо разработать стратегию языковой политике в округе и “Программу по сохранению языков, литературы и фольклора коренных малочисленных народов ХМАО-Югры”, которая предусматривала бы целый комплекс вопросов:

- организацию централизованной системы обучения языкам КМНС, охватывающую все звенья и уровни образовательных учреждений (для этого потребуется создание и переиздание УМК, подготовка соответствующих кадров и т.д.);

- активизацию работы по изданию научных трудов, литературных произведений, выпуску газет, журналов, проведению праздников и т.п. на языках коренных народов Севера;

- повышение общественной значимости языка, мотивацию использования языка в речевой практике;

- активизацию роли общественных организаций, особенно на местах;

- исследование и поиск более эффективных технологий обучения родным языкам в семье, дошкольных учреждениях и в школе;

- повышение ответственности семьи в сохранении родного языка и др.

Исследователи считают, что критической точкой существования языка считается прекращение его передачи внутри семьи. Если нет детей говорящих на языке – это знак большой беды. Степень угрозы зависит и от возраста младших носителей языка. Если младшим носителям по 20 лет, сохраняется шанс, что эти люди родят детей и будут говорить с ними на родном языке. А если младшим носителям под 60 – шансов почти не осталось. Начинается переход на язык соседнего, более успешного, более жизнестойкого этноса.



Для того чтобы язык был востребован обществом, он должен обладать пятью (по концепции Ю.Н. Караулова) коммуникативными ресурсами:

  1. информационным (фиксация вновь добываемого знания);

  2. производственным (производство текстов на языке – запись фольклора);

  3. защитным (включает 2 компонента: сохранение самобытной культуры – среды обитания, традиционных промыслов, религии, истории и т.д.) и “акции культурно-языковой политики государства” – преподавание, издание газет, научные исследования, общественная значимость и т.д.;

  4. транспортным (язык общения, использование в СМИ, книгопечатание и переводная деятельность);

  5. энергетическим (существование письменности).

С целью сохранения необходимого объёма функций, требуемых для поддержания жизнеспособности родного языка, следует выделить три наиболее очевидных ориентира, которые тесно связаны с языковой политикой: 1. сохранение языка в контексте подержания культурной самобытности этнических сообществ; 2. формирование этноориентоированных школ как инструментов этнонациональной политики; 3. расширение коммуникативных возможностей языка. “Любая из выше указанных целей сегодня может быть продекларирована и принята в качестве политического ориентира только в том случае, если разработаны чёткие механизмы их достижения и если реализация названных целей не порождает конфликтов между культурными группами” [11]. Кроме того, следует учитывать, что каждый человек имеет не только право на отличие, т.е. право изучать родной язык и это изучение должно опираться на поддержку государства, но и право на культурную свободу – выбирать те культурные нормы (включая язык), которые для него являются предпочтительными.
Примечание

  1. Малькина М. Найти дорогу от языка к языку. Проблемы перевода: анализ и прогнозы // Эрзянь Мастор, 30.05.2007. С. 3.

  2. http.://www rodon.org/society-100323150023 (дата обращения: 15.08. 2013).

  3. http.://lenta.com.ua/306105.html (дата обращения: 21.08.2013).

  4. Бауэр М.М. Языки коренных народов Ямала в современном региональном системно-семантическом поле // Коренные народы Ямала в современном мире. Сценарии и концепции развития. Тематический сборник. Вып. 1. Новосибирск-Салехард, 2007. С. 154-162.

  5. Финно-угорские народы России: вчера, сегодня, завтра. Сыктывкар: ООО “Коми республиканская типография”, 2008. С. 156. 272 с.

  6. Хакназаров С.Х. Состояние родных языков коренных малочисленных народов Ханты-Мансийского автономного округа-Югры в 2008-2011 годах. – Ханты-Мансийск: ОАО “Издательский Дом “Новости Югры”, 2012. 202 с.

  7. Финно-угорские народы... С.191.

  8. Социальный демографический портрет России. 2012. С. 105-106.

  9. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г. Табл. 5. Владение языками населением РФ.

  10. Бауэр М.М. Указ. работа. С.159.

  11. Шабаев Ю.П., Шилов Н.В., Денисенко В.Н. Язык и этничность: дискуссии о языковой политике в регионах проживания финно-угров // Этнографическое обозрение, №2, 2009. С. 101-102.