По законам прошлого - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
По законам прошлого - страница №1/3

ПО ЗАКОНАМ ПРОШЛОГО.
Фантастический роман.

Пролог.
Я никогда не говорила людям «прощай». Считала это слово слишком важным, и сообщать его нужно только умершим душам, потому что они уходят из нашей жизни навсегда.

Но в этот раз мне придется изменить своим принципам и сказать «прощай» живому человеку.

Я нашла его в Главном зале. Он стоял ко мне спиной и смотрел в огромное окно, украшенное витиеватой росписью. Мужчина чувствовал меня и нарочно не поворачивался. Догадливый от природы, он дал мне возможность довести до конца задуманное.

Я решительно переступила порог помещения. Мой взгляд непроизвольно скользнул по антикварному столу, где горели большие свечи, сверкая язычками желтого пламени. Рядом с ними покоился изящный кинжал из черного камня. Отблески огня предавали ему сходство с тонкой раскаленной иглой. Сегодня кинжал опять будут использовать для привычных целей. Божеству, живущему в нем, это не нравилось. Да и мне это не нравилось. Собственно, именно это чувство и заставило меня собрать все свое мужество и прийти сюда.

- Я ухожу.

Вот те два слова, которые переворачивали мою жизнь с ног на голову. Коротая фраза сжигала за мной все существующие мосты, не оставляя шанса на возврат прошлого. Я произнесла их спокойно, с холодной решительностью, в то время как в душе у меня как будто взорвалась атомная бомба.

Он медленно повернулся. Я на мгновение перестала дышать – после нескольких лет знакомства так и не смогла привыкнуть к его красоте…Наверное, я никогда не смирюсь с мыслью о том, что этот мужчина больше не будет моим.

Когда он посмотрел на меня, его лицо ничего не выражало. Этот пустой, безразличный взгляд пронзил меня гораздо сильнее, чем крики, скандалы или упреки. Любимый всегда знал, что равнодушие ударит больнее всего.

- Уходи, если хочешь. Я тебя не держу.

Это все, что он мне ответил. Не было ни криков, ни скандалов. Мой обычно вспыльчивый друг прекрасно обошелся без них.

- Годрик….

Я не знала, что еще сказать. Накричать за его равнодушие? Что? Все несказанные слова повисли в воздухе, создавая между нами непробиваемую стену.

Мужчина отвел глаза. На какое-то мгновение мне показалось, что в его взгляде промелькнуло что-то похожее на горечь. Промелькнуло и исчезло, сменившись полнейшей апатией.

Путь до выхода занял считанные минуты, хотя мне показалось, что прошла целая вечность. Я шагнула за порог дверей, шагнула в неизвестность, полностью стерев все то, что соединяло меня с моим прошлым. Это действие отняло много сил, оставив на память глубокую рану в душе, края которой так никогда до конца не затянутся.

…Черт, а я ведь так и не сказала ему: «прощай».



ГЛАВА 1.

Встреча.


Полгода спустя.
На меня смотрел хищник – очень опасный и красивый. Его желтые глаза с круглыми зрачками, в которых плескалась звериная дикость, неотрывно следили за каждым движением. Большую морду пересекал уродливый шрам, предающий животному суровый вид. Мне не были известны обстоятельства, при которых тигр получил свое увечье, да я и не хотела о них знать – взгляд, которым буравил меня хищник, отбивал всякое любопытство.

Шестое чувство подсказывало, что если бы нас с ним не разделяла прочная решетка – зверь бы не стал просто смотреть. Я ощущала его неукротимую ярость, жажду разорвать в клочья. Инстинкт убийцы шептал тигру напасть, защищая свою жизнь, которой, впрочем, ничего не угрожало. Казалось, стоит совершить лишь одно резкое движение, и он нападает. Я стояла неподвижно, боясь лишний раз шевельнуться. Животное чувствовало мою настороженность, и этот тонкий дразнящий вкус страха действовал на него, как красная тряпка на быка.

- Смотри, укусит, - раздался над ухом насмешливый голос.

Я резко обернулась и нос к носу столкнулась с Оскаром. Парень лучезарно улыбнулся, затем перевел взгляд на зверя и прошипел ему что-то на непонятном языке. Животное с видом оскорбленной невинности издало ответный рык, затем развернулось и проследовало вглубь клетки, напоследок раздраженно вильнув хвостом.

- Что ты ему сказал? – с интересом спросила я.

- Что ты моя гостья, и ему ничего не угрожает.

- Это с каких это пор обитатели зоопарка стали меня не любить?

Оскар серьезно посмотрел мне в глаза и ответил:

- Ими движет не неприязнь, а страх. Животные чувствуют исходящую от тебя смерть и просто следуют инстинкту выживания.

- Но с тобой они себя так не ведут, - заметила я. – Наоборот, ты для них нечто вроде Конфуция и Делай Ламы вместе взятого.

Оскар скинул с себя маску «серьезного парня», и его добродушное лицо осветила мальчишечья улыбка.

- А я для них и есть и Делай Лама, и Конфуций. Поэтому они меня слушаются.

- И даже в полнолуние?

- А в полнолуние – особенно.

- Тогда почему они не слушаются меня?

- Потому что ты не человек.

Я хотела сказать «ты тоже», но вовремя одумалась. Не стоит углубляться в непростые взаимоотношения перевертышей и их подчиненных. В конце концов, кто я такая чтобы вмешиваться в веками налаженные устои?

К вечеру июльская жара перестала мучить город, решив отложить это нелегкое дело на утро, и прохлада, словно сироп, разливалась в воздухе, даря горожанам эйфорию.

В столь поздний час в зоопарке почти не было посетителей – всего лишь парочка влюбленных подростков, взявшись за руки, расхаживала неподалеку, начисто потеряв счет времени. Один из них, белобрысый парнишка с очаровательной ямочкой на подбородке, оторвался от своей девушки и посмотрел на меня. Пареньку было лет пятнадцать, однако, взгляд, каким он сверлил мою озадаченную физиономию, был далеко не детским, и в нем читалась явная насмешка. Я нахмурилась и хотела спросить, чего это он так на меня уставился, но тут подруга, черноволосая азиатка с косичками до пояса, требовательно дернула его за рукав, и парнишка вновь переключил свое внимание не нее. Я досадливо фыркнула, посчитав, что если уж надо мной насмехаются подростки, то о взрослых уж и говорить нечего.

- Ты принесла, что я просил? – отвлек мои горестные размышления Оскар.

- Конечно, - в знак подтверждения я достала из кармана джинсов небольшой темный пакетик и потрясла им в воздухе. – Ты это хотел?

- Да. - Оскар опасливо огляделся по сторонам и выхватил его у меня прежде, чем я смогла что-то сделать. - Не светись ты так!

- Боишься, что обезьяны со львами плохо о тебе подумают?

- Нет, - парень бережно убрал свое «сокровище» в задний карман, - не они.

Я удивленно на него посмотрела, но промолчала.

- Проводить тебя?

- Переживаешь, что я заблужусь? Как это мило.

Оскар усмехнулся и галантно предложил мне руку.

- Прошу вас, мадам, не окажите вы честь составить мне кампанию?

- Только после того как вы скажите, зачем вам понадобилась анаша?

- Лолита, не начинай…

- Все серьезно, Оскар! – я подалась вперед, пытаясь посмотреть на него сверху вниз. Учитывая то, что перевертыш был выше меня на полголовы, маневр получался с трудом. - За каким чертом тебе нужна эта дрянь?

- Не кричи, пожалуйста, - спокойно произнес мужчина. - Тебя могут услышать.

- Ос…


- Лолита, послушай, - парень взял меня за плечи и в упор посмотрел в глаза, - эта, как ты выражаешься, дрянь, нужна не мне, а одному моему знакомому. В последнее время он слегка на нервах от преследующих его видений. После автокатастрофы у парнишки проявились экстрасенсорные способности, - пояснил Оскар, видя мое растерянное выражение лица. - И он от этого не в восторге.

- Ты хочешь сказать, что потенциальный экстрасенс пытается заглушить свои силы с помощью наркотиков?

- Да, именно это я и хочу сказать.

- А ты не пробовал уговорить его научиться контролировать свои силы?

- Поверь, Лолит, я испробовал все существующие методы. Но это бесполезно – он меня не слушает.

- Попробуй показать его специалистам, - предложила я. – Поисковики1 должны рассказать бедному малому, что способность видеть – дар, а не проклятье. А уж потом пусть решает, стоит ли ему блокировать его или нет. Как в свое время поступили со мной.

С той лишь разницей, что права выбора у меня не было.

- Ты просто не знаешь этого парня. С ним невозможно о чем-либо договориться: если решил, то своим принципам не изменит.

Я внимательно вгляделась в изменившиеся черты лица моего друга, и меня осенила неприятная догадка:

- Ос, когда ты в последний раз питался?

Перевертыш слегка опешил от резкой смены темы, но быстро взял себя в руки:

- А что? Плохо выгляжу?

На самом деле он выглядел очень плохо. Только сейчас я заметила темные тени под его глазами; лицо порядком осунулось и приобрело неестественно бледный оттенок, на фоне светлых волос делающий из парня симпатичного зомби. Ему было двадцать пять, но сейчас мужчина тянул на все сорок. Оскар все еще держал меня за плечи, и я чувствовала, как напряглись его руки, когда его кожа соприкасалась с моей. В расширенных зрачках плескалась звериная сущность, пока еще не вырвавшаяся наружу, но что-то мне подсказывало, что это было лишь вопросом времени.

Словно прочитав мои мысли, перевертыш быстро убрал руки и на всякий случай засунул их в карманы. Ладони у него вспотели.

- Не так давно, - уклончиво ответил Ос.

- Тебе нужна кровь, - заметила я. – Иначе будет сложно себя контролировать.

- Я в курсе. Просто у меня появились некоторые проблемы с…питанием.

- Какие еще проблемы?

- Долго объяснять, - отмахнулся Оскар. – Поверь, ничего серьезного. Так проводить тебя или нет? Думай быстрее, а то у меня еще полно работы.

- Животные ждут, пока их накормят?

- Что-то типа того.

Я улыбнулась и, не говоря ни слова, взяла Оскара под руку.

Мы медленно двигались к выходу. Друг молчал, сегодня он находился в не свойственной ему задумчивости, а я не решалась нарушить воцарившуюся тишину. Стук моих каблуков эхом отдавался в округе, изрядно действуя мне на нервы. Надо было надевать кроссовки, а не пытаться строить из себя женственную леди, тем более что Оскар и так прекрасно знал, что эта роль никогда мне не удавалась. Вдобавок к длинным черным волосам и ямочке на подбородке женственным во мне было и имя. Лолитой назвал меня дедушка – человек, заменивший родителей. Но это слишком длинная история, чтобы рассказывать ее прохладным летним вечером, так что оставим ее на другой раз.

Когда мы проходили мимо вольеров с рысями, я заметила, что животные злобно косятся в мою сторону, издавая странные звуки. Оскар что-то прошипел на все том же непонятном языке, и звери боязливо попятились в сторону.

- Спасибо, - поблагодарила я.

- Не за что. Лолита…

- Что?

- Можно задать тебе личный вопрос?



- Ну, попробуй.

- Ты все еще чувствуешь связь…с ним?

От его пристального взгляда мне стало не по себе. Оскар нарочно не произносил имен, да этого и не требовалось – оно при всем моем желании не могло исчезнуть из памяти.

Подумав о Годрике, я скользнула взглядом по тату на своем запястье. Небольшое солнце с пятью лучами. Половинка диска была закрашена черным. Краска навсегда врезалась в кожу, служа бесконечным напоминанием былых поступков и действий.

Я сжала руку в кулак. От прошлого не так-то просто избавиться.

- Иногда. Чаще всего – во сне, когда сознание ничем не защищено.

- А он не пытался связаться с тобой?

- Ни разу.

- А ты?

- Нет!


Я ответила чуть резче, чем следовало, намекая, что не хочу продолжать разговор. Вообще любые вопросы о моем прошлом вызывали у меня болезненные воспоминания, о которых я так старалась забыть. Иногда даже наивно казалось, что это у меня хорошо получается…Но это заблуждение длилось ровно до того момента, пока я не просыпалась в холодном поту, преследуемая очередным кошмаром.

Оскар понял мое состояние, и дальнейшая дорога прошла в тягостном молчании.

***
- Я хочу сказать тост! – заявила как-то вечером Агата, вставая из-за стола и поднимая бокал с апельсиновым соком. Алкоголь девушка отказалась принимать наотрез, сославшись на острую головную боль от каждого лишнего градуса, но это не мешало ей пить сок с таким видом, будто в бокале находилось по меньшей мере дорогое шампанское.

- Давай, - кивнула я и хорошенько приложилась к горлышку бутылки дорогущего коньяка. Пустая рюмка сиротливо стояла рядом. Пользоваться ею я перестала уже давно, посчитав, что целесообразнее употреблять из самого «первоисточника» - и время сэкономит и доведет до нужной кондиции. К тому же противоестественная сущность все равно не позволит мне оставаться пьяной до конца ночи: организм сам выведет алкоголь в течение последующих двух часов после приема выпивки.

- Только прошу, без всяких там «високо-високо в горах на бальшом-бальшом склоне…» А то у меня терпения не хватит слушать твои многочасовые байки.

- И ничего не байки! – обиделась Агата, явно желающая рассказать нечто в этом духе. – Я вообще не так хотела начать, а ты меня сбила!

- Тебя собьешь и не заметишь, - усмехнулась я, опьяненная хорошим коньяком и расслабляющей обстановкой. – С твоими-то полтора метрами!

Действительно, ростом Агата была чуть выше, чем одиннадцатилетний ребенок, еще не вступивший в стадию подросткового гормонального взрыва, за что я частенько называла ее ласково Агатиком. Да и само по себе Агата – это не совсем подходящее имя для армянки. Но свое настоящее девушка хоть и любила, но употребляла крайне редко, объясняя это тем, что оно уж слишком длинное и заковыристое. Поэтому и паспорт для Агатика был чем-то вроде ящика Пандоры, и открывала она его только в самых крайних случаях.

- Ну причем тут мои размеры?! – возмутилась девушка, как бы невзначай поправляя складки своего алого платья, сшитого так, чтобы визуально удлинить фигуру. – И вообще не отвлекай меня, я тут в сотый раз пытаюсь сказать тост!

- А она у нас всегда такая, - вмешалась в разговор Елена, заходя в комнату. В руках она держала два пустых бокала и шампанское. – Разве ты к этому не привыкла? Чрезмерное чувство такта Лолите никогда не было свойственно.

Я усмехнулась и отсалютовала ей полупустой бутылкой.

- Пожалуйста, Агата, продолжай.

Девушка кинула благодарный взгляд на подругу, в то время как я в очередной раз сделала глоток. Судя по быстро пустеющей бутылке, одной порции коньяка будет маловато. За мной никогда не водилось чрезмерной привязанности к выпивке, но сегодня был явно тот самый исключительный момент, когда без алкоголя никак нельзя было обойтись.

А все дело в том, что утром я как всегда в одиночестве проснулась в своей маленькой однокомнатной квартирке и обнаружила черные перья. Они медленно и плавно кружились в воздухе, образуя круг. Как только я прикоснулась к ним кончиками пальцев, перья мгновенно сменили траекторию, превращаясь в расплывчатый крест, застыли в этом положении на одно мгновение и медленно опустились на одеяло.

Чтобы оставить мне такой подарок, нужно было как минимум побывать в моей спальне. Окно на балкон было плотно закрыто, замок на входной двери остался нетронутым. Я жила на шестом этаже, и чтобы добраться до нужного, необходимо было либо уметь хорошо цепляться за выступы в стене, либо обладать способностью к левитации. А так как любое проявление некротической магии я бы почувствовала, какой бы по счету сон не видела, содеянное оставалось для меня полнейшей загадкой.

На моей памяти черный крест служил предостережением к надвигающейся опасности. Кто-то решил оставить мне предупреждение, при этом пожелав сохранить тайну своего имени. Этот факт сильно тревожил меня на протяжении всего дня, и если бы не звонок Елены с просьбой приехать, я бы сошла с ума от беспокойства. А так хоть какое-то развлечение.

- Так вот, как я уже говорила, хочу сказать несколько слов! – продолжила Агата. - Поздравляю Елену с успешным заселением в новую квартиру и желаю, чтобы соседи сверху и снизу никогда не беспокоили.

- О да, это ты точно заметила, - улыбнулась девушка, поставив бокалы на стол и налив в один из них шампанское. Второй оставался пустым, из чего я заключила, что еще не все гости прибыли.

Что касается слов Агаты, то девушка попала в самую точку. Квартира, в которой поселилась Елена, находилась в не очень благоприятном доме, где шумные соседи – лишь малая часть его недостатков. Вдобавок к грязному подъезду и неприятному запаху в лифте, десятиэтажка была богата пьяницами, постоянными обитателями лестничной клетки, с коими мне уже довелось познакомиться по пути в квартиру. Разило от них, как от свиней, да и внешний вид оставлял желать лучшего. Я не могла понять, какого черта из всего списка предложенных квартир Маргарита остановилась именно на этой. Наверняка на то были свои причины, но я не стала углубляться во все тонкости неординарного мышления своей подруги.

- В общем, я хочу поднять этот бокал за нас, таких красивых, милых, добрых и самых лучших!

Мы выпили. Как раз в этот момент у Елены зазвонил телефон, и она ушла в другую комнату.

- Ты сегодня какая-то встревоженная, - заметила Агата, поправляя свои длинные иссиня-черные волосы, так и норовящие залезть в тарелку.

Я всегда удивлялась тому, насколько красивыми могут быть армянки, и Агатик служила явным тому подтверждением. Длинное по-летнему легкое красное платье выгодно подчеркивало объемные формы девушки, делая ее похожей на представительницу аристократического общества. На фоне ее наряда мой длинный черный сарафан с глубоким вырезом казался тряпкой из секонд-хенда. Стильные туфли на длинной шпильке лежали в сумочке – их Агата сняла еще на входе, сославшись на то, что намозолила ноги, и вообще она отстояла на каблуках все одиннадцать лет школы и этого хватит до конца жизни. На вопрос о том, в чем девушка собирается возвращаться домой, подруга с гордостью ответила, что взяла с собой балетки. Причем сказала она это таким тоном, будто всюду носить с собой балетки – самое обыденное дело для любой модницы.

- Правда? Я и не заметила.

- Не ерничай! Тебя что-то беспокоит, но ты не хочешь об этом рассказывать. Иначе бы не стала сегодня столько пить.

- Все в порядке, Агатик. Не бери в голову.

Девушка подозрительно прищурила свои большие карие глаза с длинными ресницами, но не стала дальше развивать тему, прекрасно понимая, что этим ничего не добьется.

Агата и Елена не имели ни малейшего понятия о моей потусторонней сущности, и этот факт меня вполне устраивал. Не нужно им знать, к какой реальности я принадлежу и что из себя представляю. До сих пор мне удавалось держать все в тайне, да и самих девчонок не сильно заботили подробности моего прошлого, за что им огромное спасибо. Уже полгода я пытаюсь вернуться к нормальной жизни и жесткая правда могла разрушить и без того шаткое равновесие. И если я скажу Агате, что все еще не могу забыть предупреждение, оставленное сверхъестественным существом, каким-то немыслимым образом проникшим ко мне в квартиру, подруга не задумываясь отправит меня в лечебницу.

В комнату вошла Елена, сияя так, будто ей позвонил президент и предложил выйти за него замуж.

- Сейчас Артур приедет, - ответила она на наши вопросительные взгляды.

Артур Клименко, за свои отменные способности все чинить, красить и белить, получивший прозвище Мастер, являлся давней любовью Елены и по пятибалльной шкале привлекательности тянул на твердую пятерку. До своего переезда в новую квартиру Елена жила со своими родителями, и я частенько гостила в их доме и видела Артура в компании отца Елены.

Насколько мне не изменяет память, Мастер всегда обладал вспыльчивым характером, чрезмерной любовью к девушкам, обожал выпить, покурить (не всегда сигареты) и затеять драку по любому поводу. Его старенькая поношенная Лада, которую мужчина купил не так давно, уже приобрела несколько новых вмятин, ведомая его твердой, но жутко изменчивой натурой. При всем при этом Артур обладал таким редким обаянием, которое невозможно приобрести со временем – тут либо есть, либо его нет. И я прекрасно понимала Елену, попавшую под чары этого обольстительного, но в то же время прямого, как стрела, мужчины, который при всем своем чарующем имидже имел один большой минус.

Агатик предвкушено хлопнула в ладоши:

- Отлично! Давно пора разбавить нашу сладкую женскую кампанию терпким мужским присутствием!

- Хорошо сказано! – Я допила остатки коньяка и почувствовала, что комната начинает расплываться перед глазами. – Пусть быстрее приходит, а то мне пить не с кем. С вами, трезвенниками, не интересно.

- Тебе уже хватит, - непреклонным тоном сказала Елена. - Надо же, сама прикончила всю бутылку! Я только рюмочку попробовала, а Агата вообще ни капли не выпила! Знаешь, если будешь столько употреблять, то к тридцати годам можешь распрощаться с печенью.

- Буду иметь в виду, мамочка. И когда же приедет наш всеми любимый друг?

- Скоро. - Елена подошла к зеркалу и поправила и без того идеальную прическу. – Сказал, что позвонит, когда будет подъезжать. Хотя ключи у него и так есть, мог бы не предупреждать.

Наблюдая за тем, с какой тщательностью девушка освежает макияж, я поняла, что подруга отчего-то волновалась перед встречей со своим любимым. И чем больше она волновалась, тем изящнее становился ее наряд. Ярко-зеленое платье, обтягивающее точеную фигурку, свободно ниспадало чуть ниже колена, оставляя много места для воображения. Одеться так, чтобы мужчина захотел все снять – вот девиз, которым руководствовалась Елена при выборе одежды. Сколько ее помню, подруга всегда была блондинкой и в своем гардеробе хранила только яркие наряды, подчеркивающие ее серебристые локоны.

Как-то Елена поделилась со мной, рассказав, что раньше была брюнеткой, но со временем ей захотелось попробовать что-нибудь новенькое. Просматривая старые фото, я видела на них симпатичного подростка с узким лицом, обрамленным темной копной волос, красивыми карими глазами и соблазнительной линией губ. Но если от образа девушки на фото исходила легкая неуклюжесть, то теперешняя Елена являла собой образец женственности и утонченности, подкрепленный здоровой порцией уверенности в себе.

- И надолго он приедет? – как бы невзначай поинтересовалась я, в уме прикидывая, стоит ли проситься остаться у Елены на ночь. Возвращаться в свою мрачную квартиру, особенно после того как кто-то смог вот так запросто в нее проникнуть, мне чертовски не хотелось.

- На всю ночь.

Я подавила в себе огорченный вздох. Значит, все-таки придется идти к себе домой.

- Что правда? – удивилась Агата. – А что же он сказал жене?

Мы слаженно посмотрели на девушку. Ах да, тот самый минус, о котором я умолчала ранее: Артур был женат, причем настолько, насколько может быть женатым вечный искатель приключений на свою симпатичную задницу. Его супругу, а также маленького сына я никогда не видела, да и не горела желанием как-то это изменить. Думаю, Елена полностью разделяла мою позицию с той лишь разницей, что для нее это было принципиально важно, так как в глазах общества она приобретала порочное звание любовницы. Впрочем, на мнение общественности девушке было решительно наплевать, и в этом я ее всячески поддерживала. Любимых не выбирают, и если у девушки появились чувства к женатому мужчине – бороться с этим означает нажить себе кучу неприятностей и вдобавок к запретным чувствам появится еще жуткая головная боль, причем последняя будет не у самой девушки, а у ее окружения.

Мои размышления прервал телефонный звонок. Елена ответила тут же и при разговоре с Артуром на ее лице то и дело мелькала улыбка.

- Пусть несет выпивку! - громко воскликнула я, чтобы мой голос было слышно через трубку.

Елена раздраженно махнула рукой: она терпеть не могла, когда я встревала в ее разговоры по телефону.

- А еще цветы и конфеты, - добавила Агата. – Нехорошо, когда идешь к любимой девушке без цветов.

- Золотые слова. Тем более что Еленка сегодня празднует новоселье.

- От него дождешься, - саркастически отозвалась девушка, отключив вызов. - Вот увидите, еще заявится с бутылкой водки и парой селедок.

- А я бы сейчас и от них не отказалась! Главное, чтобы не пришел с пивом – я его не люблю.

- Нет, девушки, все-таки вы не романтики, - заметила Агата, вилкой пытаясь подцепить кружок ананаса на тарелке. – И где те времена, когда мужчины целовали своим леди руки, дрались за них на турнирах и вели себя как истинные джентльмены?

- Канули в лета. Кстати, чисто исторический аспект, - заметила я, - мужчины целовали дамам руки, чтобы было удобнее смотреть на грудь.

Агата раздраженно возвела глаза к потолку, давая понять, что не желает спорить с нами, скептиками. Свои попытки достать ананас вилкой оказались тщетны и девушка, плюнув на правила этика, ловко подцепила его пальцами.

Сначала послышались приглушенные голоса на лестничной клетке, затем раздался оглушительный звон разбитого стекла, и что-то тяжелое ударилось о входную дверь.

- Сидеть! – чересчур грубо рявкнула я подскочившей было Агате и пулей рванула с места, двигаясь к выходу. Пьяная расслабленность мигом слетела с меня, оставив за собой лишь трезвый рассудок.

- Лолита, ты куда собралась? – настороженно произнесла Елена. – Погоди, я с тобой!

Я молча повернула ключ, стараясь лишний раз не смотреть в ее сторону, чтобы подруга не заметила, что мои глаза сменили цвет с черных на ярко-голубые. Все мое естество постепенно наполнялось некротической энергией, готовой в любой момент вырваться наружу. Если происходящее за дверью было следствием сегодняшнего предостережения, то девчонкам угрожала серьезная опасность. И в этом была только моя вина.

Как только я оказалась за дверью, моим глазам предстала картина, заставившая челюсть удивленно отвиснуть. Я могла ожидать чего угодно, вплоть до разгуливающих по дому белых скакунов2, но вид Артура, злого и громко ругающегося, с остервенением пинающего местного пьяницу, никак не вписывался в мои представления. Бедному мужику ничего не оставалось, кроме как завернуться в клубок, пытаясь защититься от ударов, сыплющихся на него со всех сторон. Неподалеку полусидел - полулежал другой пострадавший. Под пьяными глазами виднелись наливающиеся синяки, из носа сочилась кровь и капала на грязную рубашку. Рядом с ним валялась разбитая бутылка шампанского, и густая пена лилась по ступенькам.

Я почувствовала за спиной чужое присутствие. Обернувшись, увидела Елену, застывшую в шаге от меня. Из-за входной двери виднелась макушка Агаты. Не надо быть экстрасенсом чтобы понять, как она была напугана.

Если соседи и слышали о происходящем на лестничной клетке, то участвовать в случившемся явно не собирались.

- Артур! – голос Елены сорвался на крик. – Артур, не надо!

Мужчина пропустил ее слова мимо ушей и, напоследок отвесив мужику увесистую оплеуху, наклонился и рывком поднял пьяницу за шиворот:

- Запомни, Вас-с-ся, - разговаривал мужчина с ощутимым акцентом, - ни ты, ни другие твои мрази на этом этаже больше не появятся. Узнаю, что вы здесь ошиваетесь – убью нах…! Ты понял меня?!

Мужик, сдавленно простонав что-то нечленораздельное, выплюнул выбитый зуб и кивнул. Артур брезгливо поморщился и отшвырнул пьяницу от себя, сам чудом не свалившись с лестницы. Костяшки его пальцев были содраны, на одежде виднелись следы чужой крови. Дождавшись, пока мужики уберутся прочь, впредь собираясь обходить этаж Елены стороной, Артур, прошипев грязное ругательство по поводу «всякого отродья, осмелившегося осквернить своим присутствием его эстетический вкус», наконец, повернулся к нам.

- Привет, - дрогнувшим голосом произнесла Елена.

Мастер перевел на нее взгляд, и напряжение, сковывающее его тело, заметно спало, но не прошло окончательно: плечи ссутулились, пальцы, сжатые в кулаки, выглядели угрожающе. Любой незнакомый человек, лишь издали увидев его сгорбленную фигуру, скрылся бы без оглядки, и я не стала бы винить его за трусость.

Артур улыбнулся. В комплекте с окровавленной одеждой и ободранными руками его улыбка получилась зловещей.

– Ну и чего это вы тут собрались, морковки?

Морковки – любимое ласковое слово, которым мужчина называл почти всех девушек младше себя. И это я считала вполне уместным, так как Мастер уже давно разменял третий десяток, а называть морковкой женщину, минувшую стадию спелого яблочка лет эдак десять назад, было, по меньшей мере, не уместным.

- Да вот, выпивку свою ждем, - усмехнулась я, в тайне порадовавшись, что вовремя ослабила напор энергии, и мужчина не увидел золотых искр, готовых в любой момент сорваться с пальцев.

Артур кивнул на разбитую бутылку шампанского:

- Кажется, я ее слегка не донес. Но могу быстро сгонять за водкой, здесь недалеко.

- И селедку не забудь, - добавила Елена, подходя к мужчине и осторожно беря его руки в свои. – Рану нужно обработать.

- Пустяки, - отмахнулся Мастер и без церемоний сгреб девушку в охапку, - сначала нужно выпить.

- Я могу сходить за шампанским, - робко предложила Агата. – Рядом с домом есть отличный магазин, и он работает круглосуточно.

- Не надо тебе никуда идти. Я сам.

- Зачем ты напал на этих алкашей? – спросила Елена, безуспешно пытаясь высвободиться – хватка у Мастера оказалась покрепче, чем у питбулля.

- Отбросы сами напросились. Терпеть не могу это быдло! Пусть только попробуют сунуться сюда еще раз!

- Ладно, пойдемте в квартиру, - предложила Агата. – Здесь что-то зябко.

- Пойдемте, - согласилась я и уже повернулась, как вдруг меня окатило волной жгучего холода, словно тысячи острых иголочек пронзают каждый сантиметр тела. Ощущение было настолько отвратительным, что по коже гурьбой покатились мурашки. Это чувство могло означать лишь одно: наличие поблизости опасного некротического существа, созданного с помощью чужой энергии.

Земля начала опасно уходить из-под ног, и я упала бы, если б Агата вовремя не подхватила меня под руку.

- Эй, ты чего?!

- Все нормально, - сдавленно ответила я, лихорадочно «сканируя» окружающую местность. Монстра нигде не было, словно его вообще никогда не существовало. – Пойдемте в квартиру. Артур, за выпивкой сходишь чуть попозже: я видела у Елены в холодильнике две бутылки отличного пива.

- А как же водочка? – огорченно спросил Мастер.

- Еще успеется.

Что-то мне подсказывало, что это будет длинная ночь.



ГЛАВА 2.

Привет из прошлого.


Как показало время, за добавкой пришлось идти очень скоро. Мастер, недолго думая, прикончил весь имеющийся запас алкоголя в доме и потребовал дополнительных ресурсов.

Я вызвалась добровольцем, чтобы пополнить запасы спиртного, а заодно хорошенько обследовать территорию.

Монстр находился где-то поблизости, бегающие по моей коже мурашки выдавали его присутствие с потрохами. Медленно прогуливаясь вдоль окрестностей дома и слушая, как мои длинные каблуки стучат по асфальту, я внутренним зрением просматривала местность, но это чертово существо никак не желало показываться. Я не могла его отыскать, словно почувствовав мое приближение, тварь сломя голову кидалась прочь. Создавалось такое ощущение, что существо выжидает нужного момента, чтобы напасть. Или ждет приказа.

Безрезультатно проторчав на улице добрых полчаса, я не выдержала и вернулась в квартиру. Рано или поздно тварь проявит себя, но мне хотелось, чтобы это «поздно» наступило как можно раньше: нервы и без того не железные грозили окончательно дать сбой.

Мое возвращение сопровождалось радостными приветствиями, но что-то подсказывало, что эта радость была посвящена не мне, а выпивке, купленной в маленьком, но очень уютном магазинчике напротив дома. В это время Артур с добродушной улыбкой взял бразды правления в свои руки, и весь вечер принадлежал ему. Елена сидела рядом, и по взгляду, которым она время от времени смиряла мужчину, стало понятно, что там-то и было ее место.

- Как долго вы уже вместе? – поинтересовалась Агатик, умиленно наблюдая за тем, как Мастер, слегка покрасневший от спиртного, что-то шепчет Елене, пересадив ее к себе на колени.

- В августе будет четыре года, - ответила подруга, обняв мужчину за шею.

- Печально, - тихо сказала я, смотря ей в лицо. – Я бы так не смогла.

Девушка грустно улыбнулась. Мне ничего не оставалось кроме как отвести глаза…и столкнуться с неожиданно колючим взглядом Артура.

- Пойдем покурим, - предложил он и залпом осушил свой бокал. – А то что-то меня разморило, надо бы проветриться.

Я согласно кивнула и, вставая, нечаянно задела плечом Агату. Девушка растерянно смотрела то на меня, то на Артура и я могла понять ее замешательство. Еще пару секунд назад обстановка вокруг была очень дружелюбной, и образовавшееся в воздухе напряжение изрядно сбивало с толку.

Для меня же желание Мастера было вполне понятным: мужчина хотел что-то выяснить, а я не имела привычки увиливать от разговора.

Мы вышли на балкон. После душной квартиры свежий воздух подействовал опьяняюще и придавал решительности.

Артур достал из кармана сигарету и закурил. Серое облако дыма окутало мужчину, словно мягкое одеяло, придавая ему сходство с призраком. Я не стесняясь рассматривала его чуть грубоватые контуры лица, на фоне которых по-мальчишески искрящиеся голубые глаза, казалось, принадлежали другому человеку, и гадала, почему он не хочет начать разговор. То ли у него ко мне было важное дело, то ли ему просто захотелось покурить в моей компании – я не знала точного ответа.

- Спасибо за помощь, - негромко сказала я, отводя взгляд от его греческого профиля. – Анаша оказалась как раз кстати.

- Ну и как тебе травка? – с усмешкой спросил Артур, отправляя почерневший окурок в полет. Снизу раздалось сдавленное ругательство, видимо тот достиг своей цели, попав на чью-то макушку. – Хорошо затянулась?

- Она не для меня! – возмутилась я. – Мне бы даже в голову не пришло курить подобную дрянь. Трава для моего знакомого.

По словам Оскара, его друг еще долго не мог забыть воздействие этого «чудодейственного» лекарства от ведений, взамен своих собственных приобретая убийственный эффект анаши, который оказался не многим лучше. От судьбы не убежишь, и парень лишний раз это доказал. Спустя пару дней после разговора с Осом, я связалась с одним своим знакомым Поисковиком и сообщила ему про новичка с многообещающими способностями. Надеюсь, влияние со стороны поможет бедному парню обуздать свои силы, и он больше не будет пытаться мешать их проявлению.

Мастер достал из пачки еще одну сигарету и зажал ее между зубами.

- Да мне все равно, в общем-то.

- Надеюсь, у тебя не будет проблем из-за меня?

- Не переживай, поиск травы не составил для меня никакого труда.

Я безразлично пожала плечами. Некоторые мужчины просто не умеют принимать комплименты:

- В любом случае спасибо.

Артур окинул меня оценивающим взглядом и неожиданно улыбнулся:

- Ты можешь меня отблагодарить.

- И как же?

Мужчина пожал плечами, и вторая сигарета отправилась в путешествие.

- Ну не знаю. Ты мне нравишься. Я бы с тобой переспал.

Я недоверчиво посмотрела на Артура: он что шутит? Нет, похоже, парень был серьезен. Мелкие морщинки тонкой паутинкой собирались вокруг его глаз, а когда он улыбнулся, обычно едва заметная ямочка на подбородке стала четче. Его слова не произвели для меня должного впечатления лишь потому, что я хорошо знала полигамную натуру возлюбленного Елены, которому палец в рот не клади дай кого-нибудь затащить в свою необъятную кровать. Сама девушка была отнюдь не первой любовницей в бесконечном списке Артура, но мне казалось, что Мастеру хватило совести и такта вычеркнуть мою скромную персону из списка потенциальных жертв его обаяния. Но нет, похоже, для мужчины понятия «совесть» и «такт» означали что-то запредельное.

- Не хочу я с тобой спать. Предложи что-нибудь другое.

Брови мужчины удивленно поползли вверх:

- Почему? Я тебе не нравлюсь? Ты серьезно?

- Ты пьян, Мастер. А пьяные мужики меня не привлекают.

А я ведь и правда не выношу вида выпивших мужчин. А в данный момент Артур был не просто пьян, он с трудом держался на ногах. И хоть Клименко старательно делал вид, что держит ситуацию под контролем - характерный для нетрезвого состояния лихорадочный блеск глаз выдавал его с потрохами. Находясь в доме, я и не заметила, как много мы пили, и если мой организм усердно боролся с нахлынувшим на него потоком вредных веществ (за что мне часто приходилось бегать в туалет), то у мужчины такого тормоза отродясь не водилось. Будь я на его месте, единственным бы моим желанием было выспаться во всех существующих позах, а не влипать в еще одно эротическое приключение.

- Да ладно тебе! – Мастер, в предвкушении улыбаясь, подошел ко мне и легким касанием обхватил за талию. Этот решительный жест на одно мгновение окунул меня в прошлое, когда, вот так же стоя на балконе, я впервые встретила Годрика.

В тот вечер было очень холодно. Небо плакало на протяжении всего дня, обмывая лицо города холодной водой, с шумом падающей на серый асфальт. Я стояла на балконе, со всех сторон окруженном дорогим стеклом, и смотрела, как маленькие капли, словно слезы, катятся по прозрачной поверхности, рисуя свои неповторимые узоры. Не сумев побороть искушение, я дотронулась до холодного стекла кончиками пальцев и провела ими вниз, следуя за очередной каплей.

Дом, в котором я жила уже несколько дней, принадлежал моему деду, бизнесмену и владельцу крупных предприятий, поэтому и обстановка вокруг была богата той самой роскошью, которую может позволить себе только по-настоящему обеспеченный человек. Но местная роскошь меня не очень радовала.

Весь вечер мне было грустно и одиноко, потому что все внимание дедушки было приковано к гостю: мужчине почтительного возраста, по словам дедушки, решившим навестить своего старого друга. Уже тогда мне показалось, что в его движениях, манере вести себя была какая-то загадочность и противоестественность. Пустой застывший взгляд на привлекательном лице, которым он смотрел на меня, когда нас только-только представили друг другу, казался более чем странными. Это позже я узнала, что дедушка под предлогом встречи с другом специально пригласил Поисковика, чтобы тот исследовали мою сущность, распознавая нераскрывшуюся ауру некроманта, но на тот момент я смотрела на его поведение, как на причуду богатого человека.

Вслед за приветствием последовал ужин, такой же скучный, как если бы к нам в гости пожаловал симпатичный, но бездушный манекен. В то время как я со страдальческим видом ковыряла в тарелке с так не любимыми мною тушеными овощами, дедушка старательно делал вид, что ведет развлекательную беседу с очень интересным человеком, хотя на самом деле за весь вечер «манекен» проронил максимум с десяток слов.

Когда все правила приличия были соблюдены, мужчины удалились в кабинет, по словам дедушки, обсуждать бизнес, а на деле же пить бренди и курить дорогущие сигары. Мне ничего не оставалось, кроме как подняться к себе в комнату, но там очень быстро стало скучно, и я решила совершить прогулку, которая в итоге и привела меня на балкон.

Талии коснулась чья-то холодная мокрая ладонь, заставив меня вздрогнуть от неожиданности. Я очень быстро повернулась и уткнулась в широкую грудь незнакомца. Он подхватил меня под руки, не давая оступиться, и, заметив растерянность на моем лице, широко улыбнулся:

- Привет. Кажется, я слегка опоздал на вечеринку. Ты внучка Метра? Очень рад нашей встрече!

Я смотрела на него, раскрыв рот, не в силах поверить, что такие красивые мужчины вообще могут существовать. Его серые глаза, резко контрастирующие с черными бровями, манили своим блеском и очарованием, плавные контуры губ завораживали и притягивали. Кожаная куртка хранила уличный холод, как будто мужчина несколько часов простоял под дождем. Приглядевшись, я заметила, что его волосы цвета вороного крыла промокли, из-за чего короткие пряди возле шеи уже начали виться.

И, глядя на все это великолепие, я смогла выдавить из себя первое, что пришло мне в голову:

- Кого?


Глаза с чуть расширенными зрачками засветились неподдельными искорками веселья, а мне захотелось стукнуть себя по голове за свою тупость.

- Метра. Так некоторые….кхм… его партнеры называют твоего дедушку. Ведь он твой дед, верно?

- Да.

Я злилась на свою недогадливость и ощущала себя полнейшей дурой, боясь лишь раз шевельнуться в присутствии этого сногсшибательного незнакомца, поэтому за одной «оригинальной» фразой тут же последовала другая:



- Красивая татуировка.

Мужчина машинально поправил рукав шелковой рубашки, скрывая тату - солнце с пятью лучами – от потусторонних глаз. Я смущенно потупилась, в уме гадая почему среди стольких людей в доме (дедушка набрал огромный рабочий персонал для поддержания порядка) незнакомец подошел именно ко мне. Да и кто он вообще такой?

Последний вопрос я огласила вслух.

- Я приехал по просьбе Мет…то есть, Бориса Михайловича. Он с моим дядей должен были сегодня вместе ужинать.

- Так ты еще один из знакомых дедушки?

У меня в уме не укладывалось, как у такого живого открытого парня мог быть такой скучный немногословный родственник. Стало быть, поговорка: «Яблонька от яблоньки не далеко падает» иногда лжет.

- Можно и так сказать. Я был приглашен вместе с дядей, но кажется, слегка опоздал на встречу.

- Ну, не совсем слегка. – Мне наконец-то удалось взять себя в руки, и я очаровательно (по крайней мере, мне так казалось) улыбнулась: - Ужин уже окончен. Дедушка вместе со своим другим сейчас в рабочем кабинете решает какие-то важные вопросы.

И надеюсь, еще не все бренди выпито, добавила я про себя.

-Понятно. Ну, значит, я прибыл как раз вовремя. Знаешь, мне никогда не нравилось соблюдение этих шаблонных правил приличия.

Я вспомнила, что недавно думала о том же.

- Почему я не видел тебя здесь раньше? – не унимался парень, смотря на меня с таким пристальным вниманием, что мне стало не по себе. Казалось, разговор в кабинете в компании со своим дядей его ни капли не интересовал. Да и как может заинтересовать разговор с человеком, произносящим не больше пяти слов в минуту?

- Я только недавно приехала. Родители каждое лето отправляют меня сюда на каникулы. Считают, что так я буду ближе к своим корням.

- Они сделали правильный выбор. Борис Михайлович хороший человек.

Он сказал это с такой уверенностью, будто сей факт был неоднократно проверен на практике.

- Знаю.


Я спохватилась и запоздало протянула руку для пожатия:

- Меня зовут Лолита.

Незнакомец молча взял мою ладонь, и, с легкой улыбкой глядя мне в глаза, коснулся ее губами.

- Очень приятно, Игорь. Но друзья зовут меня Годрик.

Из воспоминаний меня выдернули настойчивые прикосновения Артура. Я очнулась, словно ото сна, храня легкий поцелуй на своей руке. Мужчина не заметил моей реакции, принимая бездействие за согласие, и прижал к балконной стене.

Когда его лицо приблизилось, я ощутила запах удушающего перегара, и мое терпение с треском лопнуло. В уме прикинув, что проснувшись на утро, единственное, о чем вспомнит Мастер, будет драка с алкашами (даже не вспомнит, а догадается по ободранным костяшкам пальцев), я вырвалась и залепила ему увесистую пощечину.

Артур на мои действия отреагировал, как и подобает настоящему мужчине: недолго постоял, смотря так, будто у меня из головы полезли рога, затем обиженно отпихнул в сторону и со словами «ну и дура» вернулся в квартиру.

Я, не спеша следовать его примеру, лениво облокотилась на балконную перегородку и посмотрела на звезды, белыми огоньками мерцающие в небе. Воспоминания кружили пчелиным роем, и от них невозможно было избавиться. Первая встреча с Годриком, его спокойный улыбчивый взгляд – все это до мельчайших подробностей сохранилось в моей памяти, лаская и раня одновременно. На многие вещи можно повлиять, но прошлое всегда останется неизменным. Начало всегда кажется удивительным, и я летела к нему навстречу, чтобы узнать, что будет дальше…

…И кто же знал, что все так закончится?

Я уже собиралась уходить, когда мое внимание привлекло резкое движение в тени деревьев, растущих неподалеку от дома. Серый силуэт мелькнул и растворился в густых зарослях кустарника, окатив меня волной потусторонней энергетики. Я стиснула зубы от напряжения, до боли сжимая кулаки. Попался.

- Уже слишком поздно! – произнесла Елена, когда я вошла в кухню и сообщила, что мне надо срочно уйти. - Куда ты пойдешь да еще в таком состоянии?

Она сидела на коленях у Артура, и тот был увлечен тем, что гладил девушку по бедру, не стесняясь ни меня, ни Агаты. Впрочем, последняя уже дремала, облокотившись на край стола, и я про себя отметила, что сонливость придает подруге некую толику детской беззащитности.

- Мне позвонил друг и назначил встречу, - соврала я. – Так что извини, но я не могу остаться. И про мое состояние не волнуйся – было и похуже.

К тому же от былого опьянения не осталось и следа, спасибо организму.

Когда рука Артура затерялась в многочисленных складках зеленого платья, я поняла, что мне пора идти. Не нужно Елене знать о том, что случилось на балконе, тем более что мужчина и сам об этом вряд ли вспомнит. А мне ничего не помешает забыть.

Попрощавшись с ребятами, я быстро покинула квартиру и поспешила вниз, перемахивая через несколько ступенек одновременно. Лифтов я боялась патологически и воспринимала это творение человеческих рук исключительно, как пыточную камеру, страдая легкой формой клаустрофобии. Наверное, даже когда умру, мой труп запротестует против вечного нахождения в тесном гробе и под шумок улизнет с похорон. Но, как ни комично это звучит, до этих самых похорон еще нужно было дожить.

Ночь встретила меня прохладой и тишиной, забрав в свои темные неласковые объятия. Вокруг не было ни души, словно люди подсознательно чувствовали присутствие нежити и поэтому не хотели выходить на улицу.

Оказавшись на свежем воздухе, первое, что я сделала – сняла свои туфли на высоком каблуке. Болезненный опыт показывал, что убегать, драться или преследовать удобнее либо в кроссовках, либо босиком за неимением лучших вариантов.

Я стала медленно отходить от подъезда, неотрывно следя за зарослями, где по моим меркам должно было находиться существо. За сегодняшний вечер эта тварь уже успела подпортить мне крови, и я жаждала расплаты.

По коже прошлась уже знакомая вибрация. Из тени деревьев лениво выползло белое создание, по внешнему виду напоминающее желе с шестью парами глаз. Присмотревшись, я узнала в нем пугача – злобного духа, порожденного человеческими страхами.

В его появлении здесь не было ничего не обычного – райончик у Елены был еще тот, и многие жители постоянно испытывали стрессы. Этот дух был еще мал, видимо, не успев напитаться человеческими страданиями, и, почувствовав мое присутствие, поспешил отползти как можно дальше, не желая связываться с созданием сильнее себя. Слабый пугач не мог причинить вреда человеку, но стоило ему набраться сил, как у и местных жителей могли появиться проблемы, где серьезное психическое расстройство станет лишь малой их толикой.

Но это не дух был виновником испорченного вечера. Не от него у меня по коже ползли мурашки, а в сознании возникало странное чувство опасности.

Не успела я об этом подумать, как вслед за духом из кустарника выскользнул истинный предмет моего беспокойства. Существо передвигалось с неимоверной скоростью, сверкая красными языками пламени вместо глаз. Оно, не сбавляя темпов, врезалось в пугача, и дух растворился в огромной зубастой пасти.

Мои ноги приросли к земле, и я боялась пошевелиться, безуспешно пытаясь привести в порядок сбившееся дыхание, а заодно и мысли.

Существо, которое пожирает духов. Мне в первый раз доводилось встречаться с подобным. И надеюсь, этот опыт не станет последним.

Тварь, увидев более крупную добычу, понеслась ко мне, желая продолжить трапезу. Плавно касаясь земли подушечками лап, она бежала мне навстречу, и я увидела грубый шрам, пересекающий страшную морду.

Это был тигр, еще недавно встреченный мною в зоопарке.

Даже не могу представить, что нужно было сотворить с животным, чтобы оно стало напоминать монстра из фильмов ужасов. И уж тем более, я не знала, кто обладал таким большим потенциалом в преображении плоти. Да и не хотела знать.

Я призывно подняла руку, вновь пробуждая затихшую энергию, и мысленно потянулась к ближайшему дереву. Подчиненные моей воле, растущие на нем листья в одно мгновение слетели с веток, закручиваясь спиралью и образуя уменьшительную копию смерча. Жаль что «тигр» уже успел поглотить духа – воспользоваться его энергией было бы сподручнее, чем тратить силы на высасывание жизни из растений.

Поднявшийся ветер растрепал длинные волосы, делая меня похожей на обезумевшую ведьму. И не успела я завершить заклинание, как тварь посчитала, что не хочет ждать, что получится в результате, и решила напасть первой.

Я с постыдным криком отскочила в сторону, одним лишь чудом умудрившись сохранить формулу создания. С пальцев другой руки слетели золотые искры, хорошенько задевшие шкуру монстра. Тварь пронзительно заревела, и я почувствовала запах паленой шерсти и горелой плоти. Было приятно осознавать, что подобные существа тоже способны чувствовать боль.

В это время листья превращались в кусочки темного материала и собирались в один сверхъестественный поток, образуя в моей вытянутой руке длинный черный хлыст, подкрепленный изрядной порцией энергии. Универсальное оружие, способное развоплотить любое некротическое существо, всегда вызывало определенные сложности при создании, но действовало безотказно. Годрик, например, любил использовать спату, дедушка громоздкому оружию предпочитал тонкий кинжал. Вне зависимости от формы сущность заклинания оставалась одна, впрочем, как и способ его создания.

Я стала вхолостую щелкать хлыстом, подпуская тварь ближе. Монстр решил взять реванш и кинулся на меня с еще большей решительностью. Я в тайне порадовалась тому, что у твари отсутствовал всякий намек на мозг, потому что иначе мне пришлось бы действительно туго. Поглощенный им дух сделал монстра сильнее: обычно нежить долго не может отойти от моего «солнечного кулака». А этот даже не пострадал толком, чуть передохнул и, не обращая внимания на раны, вновь кинулся в бой.

Мой удар пришелся по тигриной морде, в добавок к существующему шраму образуя новый. Этого оказалось достаточно, чтобы яд, которым было пропитано любое некротического оружие, попал в кровь.

В четвертый раз за всю свою жизнь я наблюдала за тем, как существо, созданное чужой рукой, распадается на части. Сначала стали разлагаться мощные лапы, превращаясь в пепел, затем смерть добралась до туловища и хвоста. Последней развалилась морда, сверкнув на прощание отблесками огня.

Я медленно подошла к последствию своих стараний, ожидая увидеть остатки конечностей, но нашла лишь горстку серого пепла. В душе закралось неприятное предчувствие, что тот, кто создал этого монстра, не руководствовался желанием убить меня, потому что иначе я бы не обошлась всего парочкой заклинаний. Скорее это было неким предупреждением, на вроде тех перьев, что были оставлены для меня утром. Как будто я сделала что-то такое, что не должна была делать, и загадочный мистер Х решил не ограничиваться одними лишь некромантскими штучками и подсунуть мне проблему покрупнее, чтобы до меня наконец хоть что-то дошло. Только кто это делает? И зачем?

Вопросы бесконечным потоком неслись в моей голове, но я решила оставить их на завтра – слишком много беспокойств для одного вечера.

За соблюдение тайны я не переживала – даже если кому-то взбредет в голову в три часа ночи заглянуть в окно, он все равно не поверит своим глазам, посчитав все это больным воображением. А даже если и поверит – будет молчать, так как мало кому хочется загреметь в лечебницу с диагнозом: досрочно пришедшая «белка».

Надев свои туфли, я напоследок кинула безразличный взгляд на использованное мною дерево. Листья уже никогда не вернуться обратно, да и само растение вскоре погибнет. Это расплата за использованную магию, которую я не возместила обратно. Но мне чертовски не хотелось тратить и так порядком оскудевший запас силы на то, чтобы деревце снова ожило. О чем тут можно говорить – я даже не знала, как оно называлось.

Но об одном мне известно точно: это была действительно долгая ночь.




следующая страница >>