Парадигмальные трансформации отечественного телевидения - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
53. Здоровое тв познавательный медицинский телеканал обо всем, что... 1 68.44kb.
Методические рекомендации к программе учебного курса «Исто­рия отечественного... 4 1020.3kb.
«Из истории отечественного кино» 1 64.3kb.
Экскурс в историю телевидения «Музыка Петербурга» летний номер 2000... 1 60.21kb.
По дисциплине б 12 «История отечественного и зарубежного искусства» 1 249.57kb.
Аудитория платного телевидения: взгляд глазами социолога эксперт... 1 76.19kb.
Пример оформления акта приемки системы кабельного телевидения 1 14.54kb.
Особенности и стиль Российского телевидения 1 52.52kb.
Методические рекомендации студентам по подготовке к практическим... 1 312.97kb.
Уроку «История отечественного тракторостроения» 2 363.21kb.
Медиаобразование на материале телевидения (канадский опыт) В. 1 71.55kb.
Отчет по суммам, снятым за недопоставку услуг организация: ООО "Управляющая... 1 1000.02kb.
- 4 1234.94kb.
Парадигмальные трансформации отечественного телевидения - страница №1/1

Шариков А.В. Парадигмальные трансформации отечественного телевидения // социологические исследования. 2006. № 10. С. 95-103.


ПАРАДИГМАЛЬНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ
А. В. ШАРИКОВ
ШАРИКОВ Александр Вячеславович - кандидат педагогических наук, профессор факультета прикладной политологии ГУ-ВШЭ.
Одной из актуальных проблем, порожденных процессами трансформации российского общества, стал выбор парадигмы деятельности средств массовой информации (СМИ). Рассмотрим, как это происходит, на примере отечественного телевидения (ТВ).

В отношениях между телевидением, властью и обществом до 1991 г. действовала нормативная модель, которую в литературе называют "советской", "социалистической", "советской социалистической" или "советской коммунистической" [1]. Как отмечает М. М. Назаров, ее отличало следующее: в основе СМИ лежал принцип партийности в идеологической деятельности; они не могли принадлежать частным лицам; их содержание контролировалось через институт цензуры, а деятельность была сопряжена с решением государственных задач в области идеологии, экономики, культуры, воспитания людей [1, с. 68]. В рассматриваемой парадигме СМИ часто трактовались как особый инструмент идеологического воздействия, пропаганды и, чтобы подчеркнуть это свойство, их официально называли еще и СМИП - средства массовой информации и пропаганды. Финансирование ТВ осуществлялось прямым целевым выделением бюджетных средств1. Все телевидение было государственным.

Сейчас, когда говорят о советской нормативной модели СМИ, обычно рассматривают ее, скорее, в негативном контексте, как ситуацию, где ущемлялась свобода слова и нарушались права человека, в первую очередь, право на информацию. Тем не менее, она обладала и рядом достоинств. Отмечу некоторые из них.

Советское ТВ имело высокий авторитет у населения, и метафора "СМИ - четвертая власть" была реально наполнена содержанием. Граждане нередко обращались к нему для разрешения конфликтов и получали отклик на свое обращение. Для выяснения обстоятельств на месте редакции высылали, точнее, были обязаны послать журналиста или целую съемочную группу. В ряде случаев само появление представителя телевидения было достаточно для разрешения конфликта на местном уровне. Это была своеобразная форма обратной связи общества с властью, функция, которую ТВ тогда выполняло довольно последовательно. В постсоветский период оно почти утеряло это свойство.

Следует отметить его благопристойность - на телеэкран не допускались эротические элементы, ненормативная лексика и др.; соблюдались пропорции между отечественной и зарубежной кинопродукцией - отечественное кино занимало основную долю эфира (60 - 70%). Так, при показе зарубежной продукции дозировались пропорции между американскими, западноевропейскими фильмами, кинопродукцией социалистических стран и остальной части мира. Данную черту следует оценивать, скорее, как положительную, поскольку именно отечественный кинопоказ на телевидении в наибольшей степени репрезентирует базовые установки и ценности общества. Преоб-

стр. 95



ладание зарубежных фильмов означает "ценностно-нормативное давление" других культур и цивилизаций, а преобладание кинолент какой-либо одной страны (например, США) в своих крайних формах может принимать характер ценностно-нормативного насилия, внедрения чужеродной культуры. Такой подход позволял проводить более качественный отбор продукции.

Перечисленные черты свидетельствуют о том, что советское телевидение при неоспоримом авторитарном начале все же в значительной степени несло ответственность за свою деятельность перед аудиторией, и потому его вполне можно охарактеризовать как социально ответственное.

С началом реформ встал вопрос о смене парадигмы в деятельности СМИ. Базовым принципом был провозглашен принцип свободы слова. Исходным пунктом преобразований стал вопрос об источниках финансирования СМИ как о гаранте их независимости от государства. Основной источник финансирования ТВ - это поступления от рекламы и спонсорство. Если в печатных изданиях этим целям могут служить еще розничная продажа и подписка, то такие способы финансирования телевизионных каналов, как абонентская плата за подключение к кабельным или спутниковым системам, оплата трансляции отдельных программ или кинопродукции и т.п. еще не получили широкого распространения. К тому же финансовые поступления от абонентской платы на порядок ниже поступлений от рекламы2.



Советскую парадигму должна была бы сменить парадигма либертарианская (другие названия - "модель независимой прессы", "модель свободного рынка идей"), которая имеет следующие характерные черты: распространение информации доступно для индивидов без предварительного разрешения или лицензий3; критика правительства, официальных лиц или политических партий не наказуема; публикации не подвергаются цензурным ограничениям, равно как не должно быть препятствий при сборе материалов, проводившихся законными средствами; нет ограничений для распространения материалов массовой коммуникации через государственные границы; журналисты обладают независимостью внутри институтов СМИ [1, с. 67]. А какова реальная действительность? Произошло наложение нескольких противонаправленных тенденций в развитии ТВ как социального института. Отмечу среди них, на мой взгляд, наиболее существенные.

Первое. Государственное ТВ не исчезло, хотя советская модель и была сметена вместе с такими ее атрибутами, как официальная цензура, принцип партийности, сопряжение деятельности редакций с решением государственных задач в области идеологии, экономики, культуры, воспитания людей. Тем не менее, власть не отказалась от идеи государственного вещания. Еще в 1990 г. была создана Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания (ВГТРК), организовавшая в том же году "Радио России", а год спустя - телеканал "Россия" (РТР). ВГТРК была задумана как организация, альтернативная по отношению к Государственному комитету СССР по телевидению и радиовещанию (Гостелерадио), что отражало противостояние руководства РСФСР руководству СССР. "Радио России" и РТР казались в то время воплощением независимого телерадиовещания. В 1991 г. ВГТРК стала основной официальной государственной телерадиокомпанией. Гостелерадио было расформировано, и на его основе созданы многочисленные государственные телерадиокомпании (ГТРК): "Останкино", "Петербург-5-й канал" и еще около 90 региональных ГТРК. За 1991 - 1995 годы образовалась странная конфигурация - наличие множества государственных телерадиокомпаний.

Второе. Параллельно с данным процессом разворачивался прямо противоположный. С принятием закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" [2], который фактически заработал уже в 1991 г., был дан зеленый свет частному ТВ. На телеканалах, например, стали размещать рекламу. Сколь стремителен оказался процесс коммерциализации, можно судить по цифрам официальной статистики. Если в конце 1980-х годов в СССР вещали четыре всесоюзные программы и около ста республиканских и региональных студий, то в 2005 г. общее число действующих лицензий на вещание составило свыше двух с половиной тысяч, из которых более 90% выданы коммерческим каналам, в основном, региональным и локальным. Восемнадцать из них распространены на достаточно большой территории и охватывают от 10% до 99% населения России. При этом с 1991 г. по 2005 г. увеличилось и число государственных каналов4.

стр. 96


Как же функционируют телеканалы? Конституция Российской Федерации декларирует свободу слова, обеспечивая, таким образом, возможность использования либертарианской модели5. Однако возникают проблемы с реализацией этого принципа. Остановлюсь на тех из них, которые, по моему мнению, являются наиболее острыми.

Сам факт существования государственного ТВ неявно противоречит принципу свободы слова, поскольку оно не может не зависеть от власти. Это хорошо понимали первые руководители ВГТРК и, будучи сами приверженцами либертарианства, первоначально предоставляли свободу журналистам внутри компании. Например, в новостных выпусках канала РТР дикторов советского ТВ заменили ведущие программ, которые допускали вольный стиль подачи материала. Никто не заставлял их зачитывать отцензурированные тексты. Однако такая практика приводила к конфликтам, и нередко "лихие" комментарии ведущих новостей вызывали скандалы и недовольство тех или иных политических деятелей и организаций. Поскольку государственный телеканал не мог быть абсолютно независимым от власти, которые учредили и финансировали его, то практика свободного, ничем не сдерживаемого комментария в новостях постепенно сошла на нет.

Государственные телеканалы априори не могли принять в полной мере либертарианскую парадигму даже в исключительно благоприятных идеологических и организационно-правовых условиях. Но парадокс состоит в том, что и коммерческие телеканалы не смогли обеспечить полноценное ее функционирование, поскольку журналисты ни де-юре, ни де-факто не обладают независимостью от своих хозяев. Наиболее ярко эта ситуация проявилась в 1996 - 1999 годы, когда началась "война" между каналами, зависимыми в тот период от так называемых олигархов. Канал ОРТ, находившийся под влиянием Б. А. Березовского, вел беспощадную информационную войну против В. А. Гусинского, владельца НТВ. НТВ "отвечал взаимностью". Это противоборство дошло до предела во время предвыборной кампании (в Государственную Думу) в конце 1999 г. Так свобода слова обернулась безответственным выплескиванием компромата. Еще более жестко и некорректно велась подобная война на региональном уровне. Что, разумеется, не могло не вызывать раздражения и у власти, и у широкой аудитории.

В связи с этим стоит отметить нарастающий скепсис в отношении состоятельности либертарианской нормативной модели и в других странах. Еще в 1940-е годы в США возникло подозрение, что эта парадигма не вполне соответствует духу демократии, поскольку в ней неявно заложен перекос в сторону интересов владельцев СМИ. Напомню высказывание В. П. Гамильтона, который четко выразил позиции издателя: "Газета является частным предприятием, которое ничего не должно публике, а публика не предоставляет газете никаких особых прав. Газету, следовательно, не волнуют никакие общественные интересы..." [3, с. 112].

В России подобной позиции придерживаются многие частные телеканалы, трактуя принцип свободы слова предельно широко. В таком толковании в концепцию свободы слова вписываются не только социально-политические дискурсы, но и негативно окрашенные социально-культурные проявления: от нецензурной брани до попытки легализации порнографических сцен. И вот здесь возникает наиболее острый содержательный конфликт, затрагивающий базовые ценности российского общества, который в последнее время проявляется в усиливающемся требовании населения ввести социальную (то есть не политическую) цензуру на телевидении6.

Позиция государственного ТВ двойственна. С одной стороны, либертарианская парадигма отвергает сам факт существования государственного телевидения, и потому его каналы вроде бы не должны даже и пытаться работать в пределах данной нормативной модели. С другой стороны, они сильно коммерциализированы. На всех этих каналах, за исключением "Культуры", много рекламы и кинопродукции, сомнительной с точки зрения морали.

Какова технология получения финансовой подпитки телеканалов за счет рекламы и спонсорских материалов. Считается эффективным, если при равных бюджетах охватывается максимально возможное число зрителей из заданной целевой группы. Мерой выступают объемы целевой аудитории, реально посмотревшей телепрограмму. Процент зрителей, смотревших программу, взятый от потенциальной аудитории в заданной системе измерения, называют рейтингом программы. Обратим внимание на одну существенную деталь в рассматриваемом контексте. Телевизионный рейтинг, в

стр. 97

отличие от рейтингов, определяемых в других сферах, например, в политике, не вполне отражает общественное мнение, как нередко трактуют его те, кто далек от телевидения. В данном случае он отражает лишь факт реального обращения к экрану, факт, который часто носит случайный характер.

В технологии рекламных продаж рейтинг, прежде всего, выступает коэффициентом пересчета денег, затрачиваемых на рекламу, за что получил прозвище "рекламная валюта". Для коммерсантов его повышение, например, с 3% до 6% означает удвоение притока денежных средств. Это и есть ключевой момент для понимания механики функционирования коммерческого телевидения. В такой системе координат основной целью становится получение максимальной прибыли, а основным инструментом - максимизация рейтинга любыми способами. Вот здесь-то и возникает "конфликт между рейтингом и нравственностью". Потому что повысить рейтинг проще всего через демонстрацию недозволенного, играя на инстинктах, сильных эмоциях и глубинных потребностях, среди которых чаще всего эксплуатируются потребности витальные. Отсюда стремление показывать как можно больше эротики, агрессивных действий, катастроф либо, напротив, "физиологического" юмора. Как писал М. Кастельс, "успех телевидения есть следствие базового инстинкта ленивой аудитории" [4; 317].

Следует учесть и конкуренцию. Все телеканалы ревностно следят за своими соперниками, и как только кто-нибудь из них осуществляет новый сильный прием, привлекающий аудиторию, его тут же копируют другие. Так эфир все больше и больше заполняется "сильнодействующими" элементами - происходит "агрессивизация", "эротизация", "катастрофизация", что только усиливает напряжение в аудитории. На все это накладывается реклама. И ни один канал не откажется добровольно от подобных приемов, поскольку может оказаться вне конкурентного поля - упадет рейтинг, упадут доходы. Собственно, стремление к получению максимальной прибыли при отсутствии адекватных сдерживающих механизмов социального контроля и есть первопричина "рейтинговой болезни" современного телевидения.

Еще одним явлением, негативным, с точки зрения общественного интереса, стало вытеснение под давлением рекламы всего того, что не несет высокого рейтингового потенциала. А это довольно обширный список жанров. Очевидно, что таковыми являются все программы, изначально ориентированные на узкие целевые группы. Наиболее уязвимы среди них - детские, религиозные, культурно-просветительские и образовательные программы, тем более, что в них по российскому законодательству реклама запрещена или сильно ограничена. Также уязвимы адресная публицистика, программы для национальных меньшинств и других небольших по численности социальных групп. По логике телекоммерсантов, ничего этого в эфире быть не должно.

Таким образом, анализ рекламной деятельности позволяет понять, почему либертарианство, выходящее за пределы политического поля, создает предпосылки для возникновения феномена социальной безответственности. ТВ превращается в бизнес с размытыми моральными нормами, в "машину для делания денег", используя зрителей как бесплатный ресурс.

Процессы парадигмальной трансформации ТВ можно описать с помощью двух категориальных диад. Первая базируется на фундаментальном институциональном свойстве, отличающем либертарианскую модель от авторитарной, а именно на допустимости критики власти. Либертарианская модель и ее разновидности обладают этим свойством, и критика власти в таких СМИ провозглашается, как базовая черта. Авторитарная модель и ее производные, напротив, принципиально запрещают критику власти. Вторая диада противопоставляет общественный и частный интересы. В данном контексте общественный интерес предполагает удовлетворение потребностей разнообразных социальных групп, уважение каналами мнения общества относительно ТВ, выстраивание их деятельности в строгом соответствии с базовыми ценностями и моральными нормами, разделяемыми большинством телезрителей, а также принципиальный отказ от попыток насильственно внедрить чужеродные ценности и нормы. Такая модель предполагает безусловное следование нормам профессиональной этики, благопристойность всех транслируемых материалов, принципиальный отказ от получения доходов любой ценой, а также конструктивное реагирование на критику со стороны общества, что должно проявляться, в частности, в готовности руководства каналов отказаться от материалов, вызывающих резкое неприятие со стороны теле-

стр. 98






Рис. 1. Расположение наиболее известных нормативных моделей деятельности телевидения в условном пространстве категорий "Допустимость критики власти" и "Общественный/частный интерес"
зрителей, даже если программа за счет этого материала набирает высокий рейтинг (ситуация, когда зритель не может оторваться от экрана, но смотрит с неприязнью).

Частный интерес в его крайних проявлениях преследует только коммерческие цели и направлен на получение максимальной выгоды от трансляций. Деятельность каналов, основанная исключительно на нем, рано или поздно приходит в противоречие с общественным интересом, что приводит к нарушению норм морали ради получения прибыли. Причем, он может принимать характер корпоративного эгоизма. Следует отметить, что этот интерес проявляется в деятельности как частного, так и государственного ТВ, если последнее находится под влиянием рекламы. В таком случае, эфирная политика оказывается заложницей рекламы, ради которой формируют сетку и вынуждают транслировать лишь определенные программы, вытесняя "ненужную" продукцию.

Полученная пара категориальных диад позволяет выстроить условное пространство. На рисунке 1 размещаются пять наиболее известных нормативных моделей (концепций) прессы, определенных выше категориальных пар: либертарианская, авторитарная, советская, модель социальной ответственности и концепция общественного вещания. Вдоль оси абсцисс расположена условная величина, названная "допустимостью критики власти", а вдоль оси ординат - диада "общественный/частный интерес". Как видим, правую часть пространства занимает либертарианская модель, которая может смещаться как вверх, то есть в сторону общественного интереса, так и в противоположном направлении. Таким образом, либертарианская модель обретает двойственность. Она может быть социально ответственной, ориентируясь на общественный интерес, если нормативно-правовая база государства, профессиональная этика журналистов и другие формы социального контроля сдерживают соблазн владельцев и менеджеров СМИ получить доходы любыми способами. Но данная модель может скатиться и в область социальной безответственности, если довлеет коммерческий интерес, а механизмы социального контроля слабы или вовсе отсутствуют. И тогда буйствует желтая пресса и расцветают экранные непристойности.

Левую часть условного пространства занимает авторитарная модель с ее разновидностями. Они также могут располагаться на разных полюсах оси ординат - как в зоне общественного интереса, так и в зоне частного. Советская модель, будучи разновидностью авторитарной, располагается в верхней части авторитарной зоны в силу отмеченных выше черт. Однако возможна и парадигма доминирования частного интереса при недопустимости критики власти. В таком случае, власть может закрывать глаза на "проделки" частных каналов. Это что-то вроде сделки: власть предоставляет телевидению "свободу" во всем, кроме критики в свой адрес. Данная зона представляет со-

стр. 99






Рис .2. Траектории парадигмальных трансформаций государственного и частного российского телевидения в 1985 - 2005 гг. в условном пространстве "Допустимость критики власти" и "Общественный/частный интерес"

бой наихудший из всех парадигмальных вариантов для общества - здесь нет ни свободы слова, ни соблюдения норм общественной морали.

Вернемся к правому полупространству. В его верхней части располагается модель социальной ответственности. Она представляет собой производную от либертарианской модели. Модель или теория социальной ответственности возникла в середине XX в. в США как антитеза безудержному, "отвязанному" либертарианству при сохранении базового принципа свободы слова применительно к полю общественно-политической информации. "Эта теория, - пишут западные исследователи Ф. Силберт, У. Шрамм и Т. Питерсон, - признает роль прессы в обслуживании экономической системы, но не приемлет положения, когда эта задача главенствует над такими функциями, как продвижение демократических процессов или просвещение общественности. Она признает роль прессы в предоставлении развлечения, но с условием, что это "хорошее развлечение". Теория признает необходимость для прессы как института быть финансово независимой, но утверждает, что в случае необходимости определенные средства массовой информации следовало бы освободить от обязанности зарабатывать на рынке деньги на свое содержание" [3, с. 114]. Более кратко формулу социальной ответственности можно выразить так: это допустимость критики власти в корректной форме и выполнение функций информирования, просвещения и развлечения при строгом соблюдении норм и ценностей общества во всех материалах издания.

В том же условном пространстве расположена и концепция общественного вещания, в которой также предпринимается попытка соединить свободу слова с принципом социальной ответственности. Это достигается путем отказа от государственной опеки и государственного финансирования, взамен которого населению предлагается оплачивать расходы на содержание телеканалов и радиостанций общественной направленности с помощью абонентской платы, что позволяет либо принципиально отказаться от рекламы, либо свести ее к минимуму. Данная концепция была предложена в начале 1920-х годов британцем Дж. Рейтом [5]. На ее основе была организована деятельность Британской вещательной корпорации Би-Би-Си, которая до сих пор осуществляет свою деятельность, придерживаясь концепции общественного вещания. По примеру Би-Би-Си, общественные телеканалы и радиостанции были организованы во многих странах мира. Однако нередко наблюдаются ситуации, когда государство осуществляет слабоавторитарный контроль за деятельностью общественных телеканалов и радиостанций (зона концепции общественного вещания на рис. 1 захватывает часть пространства слева7).

Учитывая, что в нашей стране государственное ТВ сосуществует с частным, построим в условном пространстве траектории трансформации этих двух типов телевидения за двадцать лет: с 1985 по 2005 гг. (см. рис. 2). Оговорюсь, что схема, хотя и но-

стр. 100


сит умозрительный характер, опирается на общеизвестные факты и мои наблюдения, так как я проработал в ВГТРК почти двенадцать лет.

Траектория трансформации государственного ТВ обозначена на рисунке сплошной жирной линией. Точка отсчета - 1985 г., начало перестройки. Одним из ее основных механизмов, как известно, стала гласность, которую в данном контексте следует трактовать, как уменьшение степени авторитаризма в деятельности СМИ и расширение зоны допустимой критики власти. Этот процесс представлен на рисунке прямой, параллельной оси абсцисс, что отражает идею сохранения степени социальной ответственности советским ТВ вплоть до 1991 г. В том году происходят кардинальные события. В мае начинает вещание телеканал "Россия", а с конца августа дается новый мощный импульс развитию процесса перехода от авторитарной к либертарианской модели. Условно назовем его либертарианизацией.

Однако в силу вступает новый фактор - появление рекламы. Под ее воздействием началось постепенное смещение деятельности телеканалов в сторону частного интереса. В самом начале постперестроечного периода реклама еще не оказывала столь сильного давления на содержание телеэфира. Ее еще не размещали в фильмах и программах. Поэтому деятельность государственных телеканалов, а тогда на федеральном уровне это были "Останкино", "Россия", "4-й канал Останкино", "Российские университеты" и "Петербург-5-й канал", оставалась в зоне общественного интереса. Пик либертарианства пришелся на 1992 г. и первую половину 1993 г. После конфликта Б. Н. Ельцина с Верховным Советом и обстрела Белого дома осенью того же года произошел резкий поворот в сторону авторитаризма. Государственное ТВ все больше отражало позицию власти и все меньше - альтернативные точки зрения. Реклама, принося огромные и постоянно растущие прибыли, постепенно завоевывала экранное пространство, удаляя эти каналы от общественного интереса. В 1992 - 1994 гг. формируется система непрерывных замеров телевизионной аудитории, что создает предпосылки для внедрения технологии размещения рекламы по рейтингам на российских телеканалах. В 1995 - 1996 гг. нарастание рекламного давления происходит стремительно, быстро снижая степень социальной ответственности государственного телевидения.

Критический переход в зону социальной безответственности осуществляется в 1996 г., когда после победы на президентских выборах Б. Н. Ельцин приносит в жертву телеканал "Российские университеты", передав все время вещания на четвертом техническом канале частной телекомпании НТВ, поддержавшей его в избирательной кампании. Уходит целый пласт культурно-просветительского и образовательного вещания. Доходы от рекламы растут быстрыми темпами, и чем быстрее происходит этот процесс, тем меньше в сетках вещания государственных каналов становится общественно значимых передач. Данную тенденцию иллюстрирует таблица, в которой показаны изменения в вещании канала РТР в 1997 - 2004 годы. Так, за два первых года заметно уменьшился объем общественно-политического вещания, культурно-просветительских, научно-популярных, детских и спортивных программ. Зато резко возросла доля кинопоказа и развлекательных программ - трансляций, дающих рейтинг. Государственные каналы теперь отличаются от частных только более сдержанным тоном при освещении деятельности органов государственной власти. В остальном - это чисто коммерческое, социально безответственное телевидение, когда фильмы с большим количеством экранного насилия идут вперемешку с юмористическими передачами. Несколько смягчает обстановку появление в 1997 г. канала "Культура", взятого под эгиду президента РФ. Реклама на нем практически отсутствует.

Следующий перелом наступает в 2000 г. И последний, из рассматриваемых мною периодов - с 2000 по 2005 гг., отмечен тремя тенденциями. Во-первых, происходит консервация степени социальной безответственности на уже существующих государственных каналах. Она проявляется в сохранении объема общественно-политического вещания, детских, религиозных, образовательных и культурно-просветительских программ на "Первом канале", каналах "Россия" и ТВЦ. Во-вторых, осуществляется запуск новых государственных каналов, несколько снижающих эту тенденцию в работе государственного ТВ в целом. Так, с 2001 г. в эфир выходит русскоязычная версия канала "Euronews", которая построена в западноевропейских традициях общественного телевидения (хотя и этот канал не смог избежать избыточности рекламы). С 2003 г. начинает вещание телеканал "Спорт". Расширяется вещание и на региональном уровне - часть региональных ГТРК осваивает дополнительные частоты. Третья тенденция

стр. 101



Структура сетки вещания телеканала РТР (в % от общего объема вещания)

Тип программ

1997 1999 2004

Кинопоказ (кинофильмы, сериалы и анимация в совокупности) 21 37 34

Общественно-политическое вещание (включая новости) 28 23 23

Развлекательные программы (включая музыкально-

развлекательные) 13 17 19

Культурно-просветительские и научно-популярные передачи 17 5 3

Детско-юношеские передачи (без учета кинопоказа) 4 2 <1

Спортивные программы 3 2 2

Другое 14 14 19
связана со снижением степени допустимости критики власти, что означает фактическое окончание либертарианства на государственном ТВ, перемещение последнего в зону мягкого авторитаризма. Таким образом, нынешнюю его модель можно охарактеризовать как мягкую авторитарную и социально безответственную, отмеченную корпоративным эгоизмом, но все же направленную в сторону постепенного восстановления социальной ответственности и обслуживания общественного интереса.

Как на этом фоне развивалось частное телевидение? Его траектория обозначена на рисунке 2 пунктирной кривой. Точкой отсчета здесь является 1991 г., когда один за другим начали появляться частные каналы. Их позиция первоначально была нейтральной. Им не был присущ авторитаризм. Их нельзя было упрекнуть в социальной безответственности, хотя сказать, что они свято соблюдали нормы общественной морали и транслировали базовые российские ценности, тоже нельзя, поскольку их наполнение было построено на показе большого количества дешевой зарубежной продукции, преимущественно, американской. Постепенно, по мере развития рекламного рынка, началось смещение коммерческих каналов как в направлении либертарианства, так и в сторону социальной безответственности. Сползание продолжалось до 1995 г., пока не был принят закон РФ "О рекламе", который поставил рекламу в более или менее строгие рамки. Локомотивом либертарианизации выступил тогда НТВ, не стеснявшийся критиковать власти. Достигнув своего апогея в 1999 г. во время предвыборной кампании в Государственную Думу, этот процесс резко поменял вектор. К 2005 г. из политически ориентированных частных каналов на федеральном и субфедеральном уровне сохранились только два - НТВ и Рен-ТВ. Их критический настрой резко снизился, и если они позволяют себе критиковать власть, то не все ее ветви и в гораздо более сдержанных тонах. При ослаблении либертарианства все крупные частные каналы демонстрировали высокую степень социальной безответственности. Достаточно вспомнить скандальные программы "За стеклом" (ТВ-6), "Окна" (ТНТ) и другие. Эти же каналы отличаются чрезмерно большими объемами рекламы, размещая ее самым безжалостным по отношению к зрителю образом, раздражая аудиторию. Они лидируют по количеству сцен насилия и катастроф в новостях (НТВ); редко транслируют отечественные фильмы, демонстрируют исковерканный русский язык и образцы дурного поведения на экране (MTV, ТНТ, Муз-ТВ)8.

Факты свидетельствуют о том, что частное ТВ в России можно охарактеризовать как слабо авторитарную с высокой степенью социальной безответственности. Власть платит ему за лояльность тем, что закрывает глаза на вопиющие факты, возмущающие общество. Наметившийся вектор дальнейшего движения, вероятно, только усилит эти тенденции.

Причина сложившейся ситуации видится в отсутствии полноценных механизмов обратной связи телевидения и общества. В нашем обществе телевидение оказалось фактически вне публичной критики, поскольку каналов выражения общественного мнения против ТВ, которые были бы по силе влияния и охвату сравнимы с самим телевидением, нет. Например, фактически блокирован такой традиционный канал обратной связи, как письма телезрителей. Телевидение защищено от подобного зрительского недовольства Законом РФ "О средствах массовой информации", где в ст. 42 написано: "Редакция не обязана отвечать на письма граждан и пересылать эти письма тем органам, организациям и должностным лицам, в чью компетенцию входит их рассмотрение" [2]. Вопросы огромного числа зрителей остаются без ответа. Это и есть социальная безответственность.

стр. 102

Телевизионное сообщество консолидировано в защите своих интересов; оно не допускает на экраны ТВ мнений, критикующих его работу. Мнения же, высказанные в других СМИ, не имеют того масштаба и резонанса, которые могли бы хоть как-то повлиять на телевизионщиков. Недовольство населения может проявляться только путем "голосования кнопкой переключения каналов", в письмах в органы исполнительной власти, в судебных исках против телеканалов, наказах избирателей кандидатам во время предвыборных кампаний.

Подводя итоги, можно сделать следующие выводы.

С 1985 по 2005 гг. в нашей стране государственное телевидение прошло путь от авторитарной, но социально ответственной модели до высокой степени либертарианизации, пик которой пришелся на 1992 - 1993 годы. После этого возникло попятное движение, направление которого с 1996 г. было в значительной степени задано процессами коммерциализации. В итоге к 2006 г. оно оказалось в нормативном поле, которое отличает слабый авторитаризм, а также фактическая ориентация на продвижение своих корпоративных интересов вопреки интересу общественному.

Частные каналы, начав свою деятельность в 1990 г. в парадигме безразличия как к политике, так и к обществу, двигались в направлении усиления коммерческого интереса и критики власти, после чего процесс их либертарианизации сменился в начале 2000-х годов на делибертарианизацию.

В настоящее время чрезвычайно слабы механизмы социального контроля за деятельностью телевидения, нет адекватной обратной связи с обществом, нет масштабных каналов коммуникации, которые могли бы воздействовать на него. Оно фактически оказывается вне зоны общественной критики, самодостаточным по отношению к обществу.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 На более ранних этапах существования телевидения в СССР (1940 - 1950-е гг.) также взималась абонентская плата.

2 По данным Ассоциации коммуникативных агентств России (АКАР), объединяющей крупнейшие рекламные агентства страны, суммарный бюджет телевизионной рекламы в 2004 г. составил 1,7 млрд. долл. США на федеральном уровне и 400 млн. долл. США на региональном. Совокупный бюджет платного телевидения в России за тот же период по разным оценкам составил 100 - 150 млн. долл. США.

3 Для эфирного телевидения это практически нереализуемое условие во всех странах, поскольку частотный ресурс ограничен физическими возможностями распространения. В настоящий момент использование традиционных технологий позволяет в одном городе одновременно организовать эфирное вещание не более 20 - 25 каналов.

4 На февраль 2006 г. на федеральном уровне государственными, с точки зрения организационно-правовой формы собственности, являются три канала, входящие в ВГТРК - "Россия", "Культура", "Спорт". Кроме того, почти во всех субъектах РФ действуют региональные ГТРК. К этому множеству следует добавить ряд телекомпаний в форме акционерных обществ с участием государства. На федеральном уровне это "Первый канал".

5 Не следует забывать, что все конституции советского периода также декларировали свободу слова. Так, по данным ВЦИОМ, полученным во всероссийском опросе в июне 2005 г., 82% россиян считают, что на телевидении нужна социальная цензура. Причем, число ее сторонников резко увеличивается. В 2004 г. за нее выступали 63% опрошенных. С 35% до 47% возросла доля безусловных сторонников цензуры. Что касается ее противников, то их число резко сократилось - с 29% до 16% (Сайт ВЦИОМ www.wciom.ru).

7 Некоторые исследователи считают, что концепция общественного вещания в ее истинном виде вообще существует только в Великобритании.

8 Данные утверждения базируются на комплексе исследований, проведенных под руководством автора в 2001 - 2004 гг.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Назаров М. М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М.,1999.

2. Комментарий к Закону РФ о СМИ. М.: Стэнси, 2002.

3. Силберт Ф. С., Шрамм У., Питерсон Т. Четыре теории прессы. М.: Вагриус, 1998.

4. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М.: ГУ-ВШЭ, 2000.

5. Reith J. Broadcast over Britain. London: Hodder & Stoughton, 1924.

стр. 103




постоянный адрес статьи : http://www.ebiblioteka.ru/sources/article.jsp?id=10384733