«Отцы Церкви и семья» Протоиерей Максим Обухов - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
«Отцы Церкви и семья» Протоиерей Максим Обухов - страница №1/1

«Отцы Церкви и семья»

Протоиерей Максим Обухов


Вне всякого сомнения, святоотеческое предание - это живой источник познания опыта Церкви, ее опыта святости, это огромное богатство является тем, к чему мы можем прибегать в всегда и черпать бесконечную мудрость, накопленную веками. К великому счастью, это наследие столь велико и масштабно, что позволяет получить ответы на очень многие вопросы. И сегодня, в то время, когда искушения, казалось бы, колеблют не только основы веры, но и основы человеческой природы, когда над обществом назрела угроза отмены естественной семьи, мы не можем не обратиться к Священному Писанию и Священному Преданию. По словам Спасителя, «Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину» (Ин 16, 13), и эту Божию истину нам нужно выяснить: вопросы, которые мы хотим задать святым отцам, так, как будто они были сегодня с нами, касаются нынешнего положения дел с семьей.
Является ли традиционная, моногамная семья, пожизненный союз мужчины и женщины единственным приемлемым союзом? Возможно ли изменение понятия семьи с веками, так, как меняется мода, одежда, язык народов и их обычаи? Каково отношение к чадородию с точки зрения христианской антропологии? И что такое семья в ее христианском понимании?
Все святые отцы были рождены в семье
Конечно, большая часть отцов были монахами и их жизнь связана с аскетикой, уединением, монастырем, как и большая часть творений. Эти творения не являются учением о семье или но если взять жития святых, то не все, конечно, но большинство из них начинаются со слов «Такой-то святой родился в семье благочестивых родителей»:

Спиридон Тримифунтский (III век): сын простых родителей и сам простодушный, смиренный и добродетельный, он с детства был пастырем овец, а пришедши в возраст, сочетался законным браком и имел детей. Он вел чистую и богоугодную жизнь.

Святой Григорий Богослов (326-389 гг.) был сын Григория (впоследствии епископа) и благочестивой женщины Нонны, которая еще до рождения обещала посвятить его Богу.

Преподобный Ефрем Сирин ( IV век) родился в христианской семье бедных земледельцев.

Св Августин ( IV век) - его матерью была св Моника, ученица Амвросия Медиоланского

Василий Великий (IV век) - из христианской семьи в нескольких поколениях, у его матери Эмилии, прославленной в лике святых, было десять детей, пять из которых святые.

Понятно, что это перечисление можно продолжать довольно долго, но для всех нас очевидно, отцы церкви произошли из семьи не только в биологическом смысле, но и духовно вышли из нее, были воспитаны своими родителями и стали тем, кем мы их знаем.

Роль семьи Василия Великого столь велика, что Святитель Григорий Богослов оставил после себя Надгробное слово Василию, которое содержит похвальную речь в адрес его семьи и особенно родителей с перечислением их добродетелей.
Свойства брака
В основном, отцы, посвящая свои труды монашескому деланию, вопросу о природе брака не посвящают многостраничные тексты, что можно сравнить, например, с тем, что Библия всего лишь один-единственный раз упоминает об атеизме, но это не значит, что вопрос не важен. Также, вне всякого сомнения, брачный союз всегда понимался как моногамный, пожизненный союз мужчины и женщины, открытый к рождению детей. При этом из истории, из Библии и из творений самих отцов мы знаем, что противоестественное влечение к лицам одного пола существовало, но ни у кого не было мыслей признать такое положение вещей нормой. Св Августин пишет: «противоестественные грехи, например, содомский, всегда и везде вызывали отвращение и считались заслуживающими наказания. Если бы все народы предавались ему, то подпали бы осуждению по божественному закону за это преступление, потому что Бог создал людей не для такого общения друг с другом. Тут нарушается общение, которое должно быть у нас с Богом, потому что природа, которой Он создатель, оскверняется извращенной похотью. Нарушений людской нравственности, проступков, следует избегать, считаясь с различными требованиями этой нравственности. Прихоть гражданина или чужестранца не смеет нарушать общественного договора, укрепленного законом или обычаем государства или народа». (Бл. Августин, «Исповедь», книга 3, VIII).
Более детально учение святых отцов о семье раскрывается в источниках, обращенных не монахам, а к мирянам, это различные канонические правила и личные письма. Это правила Вселенских соборов, правила Василия Великого, канонические ответы Тимофея Александрийского и другие. Все они подразумевают и говоря прямо, и в контексте свойства брака:

1) Пожизненность, нерасторжимость

2) Моногамность и понимание как союза мужчины и женщины

3) Открытость к чадородию, отношение к чадородию как важной, неотъемлемой, хотя и не единственной функции брака.


Жизнь начинается с момента зачатия
Что касается чадородия, то наиболее популярным тогда методом контроля над рождаемостью был аборт с помощью растений и инфантицид. Василий Великий, второе правило: «Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению смертоубийства. Тонкого различения плода образовавшегося или еще необразованного - у нас нет. Ибо здесь полагается взыскание не только за имевшее родиться, но и за то, что навредила самой себе, поскольку жены, от таковых покушений, весьма часто умирают». Если внимательно его прочесть, то становится ясно, что правило Василия Великого можно применить не только к вытравливанию плода в тогдашнем его понимании, но и к современному химическому аборту, а также скрытому гормональному уничтожению плода, происходящему из-за гибели зародыша сразу после зачатия. Василий Великий за полторы тысячи лет предвосхищает современную эмбриологию, которая может подтвердить, что периодизация жизни плода в утробе носит условный характер, но какой то четкой грани в эмбриональном развитии, такой точки, которая могла бы разделить плод по принципу живой/неживой, человек/не-человек не существует. Это немаловажно, так как сегодня существует точка зрения, что беременность начинается с момента имплантации, а не с момента зачатия, но, строго говоря, медицина и эмбриология может ответить на вопросы технического, узкоспециализированного характера, но не на вопросы общие, требующие синтеза подходов: философского, религиозного, социологического и даже юридического. Ложный новомодный тезис о том, что жизнь начинается не с зачатия, а якобы с имплантации, легко разбивается о мудрость Василия Великого: покажите, что происходит в момент имплантации существенного, чтобы считать человека до этого момента не человеком? Способ питания? Способ доставки кислорода и местонахождения? Но сегодня вопрос о том, когда начинается человеческая жизнь стоит в современном обществе чрезвычайно остро, так как способы уничтожения жизни все совершенствуются и совершенствуются, подступая к моменту зачатия и подкупая обманом, что якобы человеческая жизнь еще не началась.
Чадородие
Итак, если мы откроем творения святых отцов Церкви, то по большей части увидим советы тем, кто избрал путь девства, целомудрия, воздержания и ухода от мира.

Пример


Тогда возникает один вопрос. А не были святые отцы против чадородия? Может быть, и супружеские отношения являлись чем-то нечистым, что мы терпим только ради необходимого биологического воспроизводства? Идеологи недавно появившегося движения childfree, говорят: «Посмотрите, ведь христианские святые тоже были «childfree». Они были против детей, против вступления в брак, и мы подражаем им» - говорят «childfree». Действительно ли это так? На этот вопрос дают ответ сами безбрачные святые отцы:

«Писание воспретило не чадородие, но детоубийство», «Супружество служит жизни, а блуд - смерти, потому что вредит чадородию». (Преподобный Ефрем Сирин


Наставление братиям)

«Почитаю уместным же и коснуться законов о браке, и обличить дерзость осуждающих его... если бы брак был предосудителен, Владыка Бог не узаконил бы его вначале, чадородие не назвал бы благословением», «брак в числе дел похвальных» (Блаженный Феодорит Киррский, «Сокращенное изложение Божественных догматов», гл 25, о браке)

«Чадородие есть дар Божий»? «Честной брак превосходит всякий земной дар, так как он — многоплодное древо, изысканнейший цвет и корень девства. Он — насадитель разумных и одушевленных ветвей. Он — благословение на умножение мира, утешитель рода, созидатель человеческого существа и живописец Божественного образа. Он получил благословение Господа и удерживает собой весь мир. Он — сопроводитель Того, Кого он убедил вочеловечиться, так как может с дерзновением сказать: Вот, я и дети, которых дал мне Бог. Разрушь честной брак и не найдешь цвет девства, потому что именно от брака, а не от чего-либо иного, ты соберешь цвет девства. Говоря это, мы не вносим вражду между девством и браком, но выражаем изумление перед тем и другим, как необходимыми друг для друга. Поскольку Господь есть Промыслитель каждого из них, Он не противопоставляет одно из них другому». (Святитель Амфилохий, епископ Иконийский
Слово на день Сретения Господня).

И, наконец, 9 правило Гангрского Собора и другие, подобные ему: «Если кто-либо девствует или воздерживается, удаляясь от брака, как гнушающийся им, а не ради самой доброты и святыни девства, да будет под клятвой».

То есть, выделяя ценность безбрачия, Церковь никогда не учила о том, что супружество есть нечто недостойное, а напротив, брак и сопряженное с ним чадородие имеют особую ценность.
Чти отца и матерь
Говоря об учении святых отцов Церкви о семье, нельзя не упомянуть о понимании и о другой пятой заповеди, говорящей о семейных ценностях, а именно «Чти отца и матерь». Здесь мы видим как бы две тенденции. С одной стороны — любовь к родителям, с другой — любовь к Богу, которая может быть сильнее привязанности к отцу и матери. Монах оставляет свою семью, родственные привязанности, а мирянин идет вторым путем.

«Те, кои не почитают Господа, презирают и своих родителей, так, напротив, те, кои чтут Бога, Отца всех человеков, всегда будут всячески уважать и тех, от кого они получили жизнь». (Иоанн Златоуст, «уроки о воспитании»)

«Если вы оставили мир, если отреклись от родителей, если избрали девство, если уневестились Христу, если возлюбили царство небесное, то почему вам не приложить к этому все ваше попечение и старание, радуясь, что вы удостоились такого Божественного дара, несравненного достоинства?» (Преподобный Феодор Студит Послание к Евфросинии, игумении).

Таковы вы, оставившие мир и то, что в мире: родителей, братьев, чад и все житейское, и всегда готовыми пребывающие по любви к Господу (Феодор Студит, преп. Подвижнические монахам наставления).

Таким образом, разные по содержанию советы относятся к мирянам и монахам, избравшим путь ухода из мира.


Брачное церковное право.
Стоит обратить внимание на наличие хорошо продуманного брачного права в правилах святых отцов, особый свод правил для брака священнослужителей. Эти правила также подтверждают моногамность, нерасторжимость брака, репродукцию. Не вдаваясь в подробности, которые хорошо всем известны, эти правила используются до сих пор, хотя имеются различные толкования, которые являются предметом дискуссии. Например, вопрос о разводах. Если на Западе развод принципиально не возможен, а если возможен, то в исключительных обстоятельствах, то на Востоке иной подход, который вовсе не состоит в благословении развода, а в констатации того печального факта, что брак де-факто уже не существует, распался и исчерпаны возможности для его восстановления.
Святоотеческое учение о браке.
Сегодня Церковь стоит перед сложным вызовом, который требует от нас работы по изучению святоотеческого предания о семье. Если некоторые истины, в частности, семейные ценности, раньше были самоочевидной вещью, бесспорным фоном жизни, теперь подвергаются пересмотру. Ревизии подвержены фундаментальные основы устроения человеческого общества. Массовые аборты, средства по контролю над рождаемостью и их доступность, внебрачное сожительство и отказ от брачности как таковой, гомосексуализм, новые репродуктивные технологии, депопуляция — ставят нас в то положение, когда мы должны искать ответы на вопросы, которые, может быть, не стояли с такой остротой или их не было вообще. Эти вызовы привели к резкому увеличению интереса к вопросам семьи и брака в церковной жизни и есть все основания полагать, что интерес к святоотеческому преданию в этой области будет только возрастать.