Оптимизация тренировочного процесса спортсменов с использованием гипербарической оксигенации - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Оптимизация процесса оказания медицинской помощи средствами телемедицины... 2 332.29kb.
Наградить Дипломом I степени: (9 работ) 1 184.08kb.
Учет результативности субъектов образовательного процесса с использованием... 1 37.92kb.
Руководство по работе с модулем «Поисковая оптимизация» (seo) 1 103.32kb.
Информация №9182 для пользователей и партнеров 1 136.2kb.
Программа Принято на заседании педсовета «28» августа 2013г 5 1427.31kb.
Бланк ответов Тренировочного тура 1 115.25kb.
Паркинсонизм: оптимизация терапии на основе многокритериального анализа... 3 451.75kb.
Оптимизация лечебно-диагностической тактики у больных с острой интестинальной... 1 349.96kb.
Урок по технологии тдм. Тема урока: «Past Simple. Общие вопросы с... 1 78.29kb.
План-конспект открытого урока по русскому языку с использованием... 1 71.61kb.
Санкт-Петербургский научно-исследовательский 1 138.5kb.
- 4 1234.94kb.
Оптимизация тренировочного процесса спортсменов с использованием гипербарической - страница №1/4

Г.Г. ДМИТРИЕВ, А.Г. ЩУРОВ

ОПТИМИЗАЦИЯ ТРЕНИРОВОЧНОГО

ПРОЦЕССА СПОРТСМЕНОВ

С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ГИПЕРБАРИЧЕСКОЙ ОКСИГЕНАЦИИ


Санкт-Петербург

2010
УДК796

ББК75.0


Д53
Рецензенты:
Начальник отдела медико-биологических спортивных технологий ФГУ Санкт-Петербургского научно-исследовательского института физической культуры, доктор педагогических наук, профессор О.А. Чурганов
Старший научный сотрудник научно-исследовательского центра Военного института физической культуры, доктор биологических наук,

профессор Б.В. Ендальцев



Дмитриев Г.Г., Щуров А.Г. Оптимизация тренировочного процесса спортсменов с использованием гипербарической оксигенации/

Г.Г. Дмитриев, А.Г. Щуров / – СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2010. – 146 с.

В монографии основное внимание уделено изучению проблемы развития физических качеств у спортсменов в процессе тренировки с применением гипербарической оксигенации, а также обоснованию тренировочных циклов, при которых использование этого средства наиболее эффективно для повышения физической работоспособности. Рассмотрены особенности комплексного применения гипербарической оксигенации и гидротермических воздействий в спортивной практике.

Книга предназначена для тренеров, преподавателей физического воспитания и других специалистов физической культуры и спорта.


Монография рекомендована к изданию

ученым советом института

© Дмитриев Г.Г., Щуров А.Г., 2010

© ВИФК, 2010

ISBN 978-5-7422-2843-1 © СПбГПУ, 2010



П Р Е Д И С Л О В И Е
Современный спорт характеризуется исключительно высокими спортивными достижениями, бурным ростом рекордов, резко возросшим мастерством спортсменов, постоянным ужесточением конкуренции на международной спортивной арене. Достижение высоких спортивных результатов на соревнованиях предполагает дальнейшее увеличение физических и психических нагрузок на тренировках. Это в свою очередь будет приводить к увеличению степени утомления спортсмена, а, следовательно, обусловливает необходимость в разработке эффективных средств и методов последующего восстановления.

В настоящее время в теории и практике спорта проблема восстановления функций организма после тренировок и соревнований стоит в одном ряду с проблемой совершенствования собственно тренировочного процесса. Более того, тренировки, соревнования и последующее восстановление после них большинством специалистов рассматривается как единый процесс спортивной подготовки.

В современных условиях при планировании учебно-тренировочных сборов круглогодичной подготовки спортсменов обязательно предусматриваются восстановительные мероприятия. Вместе с тем, все чаще отмечается отставание научных разработок, направленных на совершенствование системы восстановления, от системы тренировочного процесса и соревнований (М.А. Набатникова, 1983; Н.А. Фомин, 1983; Л.П. Матвеев, 2008 и др.). В частности, отсутствует достаточное научное обоснование применяемых средств восстановления спортсменов в различных видах спорта с учетом направленности тренировочного процесса и в зависимости от решаемых задач на соответствующих этапах подготовки. Нет твердо установленных рекомендаций по комплексному использованию различных средств восстановления. В связи с недостаточным теоретическим обоснованием новые перспективные медико-биологические и педагогические средства и способы восстановления слабо внедряются в практику спорта. Все это в полной мере относится и к такому способу восстановления и повышения работоспособности, как гипербарическая оксигенация (ГБО), то есть дыхание кислородом под повышенным давлением, в результате чего достигается избыточное насыщение тканей организма кислородом.

Теоретические и экспериментальные исследования в области гипербарической биологии и медицины определили значительный прогресс в изучении механизмов действия гипербарической оксигенации на организм человека (С.Н. Ефуни, 1986; А.М. Леонов, 1994; С.О. Киселев, 1998; Э.С. Озолин, 2005; А.Г. Щуров, 2006).

Согласно представлениям А.Н. Леонова, биологическое действие гипероксии характеризуется стимулирующим, ингибирующим и заместительным действием кислорода, чем и объясняются его адаптивные свойства.

Данный подход расширяет представления о мобилизации защитно-приспособительных механизмов под влиянием гипербарической оксигенации и может способствовать рациональному применению гипербарического кислорода не только в сфере врачебной практики, но и в процессе спортивной деятельности.

В реакциях здорового и больного человека на воздействие гипероксии есть много общего, но имеются и существенные различия. Однако если многие вопросы, связанные с воздействием гипербарического кислорода на организм больного человека изучены достаточно глубоко (механизмы лечебного действия, показания, противопоказания, дозы гипербарической оксигенации и т.д.), то вопросы, связанные с благоприятным и отрицательным влиянием гипероксии на организм спортсмена требуют дальнейших научных исследований (И.А. Сапов, 1990; В.И. Кулешов, 1992; А.И. Селивра, 1996; N.D. Gill, C.M. Biaven, С. Сook, 2006 и др.). Среди них особо важным является исследование влияния гипероксии на физиологические функции и двигательные качества спортсмена, её роли и места на этапах спортивной подготовки с целью повышения эффективности восстановления функций и стимуляции работоспособности. Остается нерешенной проблема индивидуальной чувствительности спортсмена к кислороду под повышенным давлением в зависимости от степени утомления и переутомления при выполнении тяжелой физической работы. Отсутствует научное обоснование применения гипербарической оксигенации в сочетании с другими средствами и методами восстановления и повышения работоспособности, а также обоснование тренировочных циклов, в процессе которых применение гипербарической оксигенации наиболее эффективно.

Проблема восстановления и повышения работоспособности спортсмена сложна и многогранна. Поэтому авторы отдает себе отчет в том, что в данной книге они коснулись только некоторых ее сторон и будут благодарны за критические замечания и предложения.



В В ЕД Е Н И Е
В современных условиях проблема подготовки спортсменов высокой квалификации практически во всех странах вызывает повышенный интерес. Поиском новых средств и методов тренировки заняты многие научные коллективы и отдельные исследователи.

С целью повышения эффективности тренировочного процесса все шире применяются различные сочетания тренировочных воздействий, а также средств восстановления и поддержания спортивной работоспособности. Данная работа посвящена обоснованию и разработке применения гипербарической оксигенации (дыхание кислородом под повышенным давлением) в комплексе с другими средствами тренировки, поэтому тема исследования актуальна, не вызывает сомнения.

Объектом исследования данной рукописи является тренировочный процесс квалифицированных спортсменов.

Предмет исследования – оптимизация тренировочного процесса спортсменов с использованием гипербарической оксигенации.

В первой главе исследованы вопросы адаптации спортсменов к физически нагрузкам, роль средств восстановления в этом процессе, в том числе роль гипербарической оксигенации.

Во второй главе изложены результаты исследования реакции различных физиологических систем организма на действие дотоксических доз гипербарической оксигенации.

В третьей главе рассмотрены научно-методические аспекты применения гипербарической оксигенации в спортивной практике как отдельно, так и в комплексе с другими средствами восстановления и стимуляции работоспособности спортсменов.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что расширены представления о механизмах действия гипербарической оксигенации на организм человека и о ее возможностях применении в спортивной практике.



ГЛАВА 1. АДАПТАЦИЯ К СПОРТИВНЫМ НАГРУЗКАМ - ВЕДУЩАЯ ПРОБЛЕМА УПРАВЛЕНИЯ ТРЕНИРОВОЧНЫМ ПРОЦЕССОМ
1.1. Тренировка, соревнования и система восстановительных мероприятий - единый процесс спортивной подготовки

Интенсивное развитие спорта в современных условиях, характеризующееся непрекращающимся ростом спортивных результатов, связано с выполнением огромных тренировочных и соревновательных нагрузок, разработкой и внедрением новых средств и методов специальной подготовки и восстановления работоспособности спортсменов.

Сложная, высокая организация организма спортсмена, с одной стороны, и экстремальность воздействия на него физических и психо-эмоциональных нагрузок, с другой стороны, определяют вероятностный, неоднозначный характер реакции организма в данных условиях и затрудняют оптимальное управление тренировочным процессом.

Достижение современных спортивных результатов сопряжено с дальнейшим ростом физических и психических нагрузок, которые переносят спортсмены при подготовке к соревнованиям и в период их проведения. Вместе с тем, анализ системы спортивной подготовки последних лет свидетельствует, что ее совершенствование на основе дальнейшего увеличения объемов тренировочной работы во многих видах спорта практически исчерпало свои возможности. Более того, результаты научных исследований убедительно показывают огромный потенциал не только двигательной активности, но и других средств и методов спортивной тренировки в отношении роста спортивных достижений, расширения и повышения резервных возможностей человека, сохранения высокого уровня регуляторных механизмов его жизнедеятельности.

В последнее время бесконтрольное механическое наращивание объемов тренировочных нагрузок справедливо подвергается критике со стороны ведущих ученых и тренеров, поскольку оно тормозит достижение спортивных результатов и приводит к развитию перенапряжения и перетренированности спортсменов (Ф.М. Талышев, 1980; С.М. Вайцеховский, 1983; В.В. Кузнецов, 1984; В.М. Волков и др., 1994; Ф.П. Суслов и др., 1997).

Изучение литературы показало, что в настоящее время большинство специалистов в области спорта различают понятия спортивной тренировки и спортивной подготовки (Д. Каунсилмен, 1972, 1982; А.Н. Воробьев, 1977; Дж. Тэлбот, 1978; Л.П. Матвеев, 1997, 2008; Ю.В. Верхошанский, 1985; В.Н. Платонов, 1991, 1997; Б.А. Ашмарин и др., 1990).

Под спортивной тренировкой понимают специализированный педагогический процесс использования физических упражнений с целью развития и совершенствования физических качеств и способностей, обусловливающих готовность спортсменов к достижению высших результатов в избранном виде спорта.

В этом случае спортивная тренировка рассматривается как процесс воздействия на организм спортсмена разнообразных физических упражнений, вызывающих в конечном итоге комплекс морфо-функциональных изменений, определяющих уровень тренированности и адаптации спортсмена. Такое толкование спортивной тренировки предполагает ее отличие от спортивной подготовки.

Спортивная подготовка - более емкое понятие, подразумевающее наряду с собственно тренировкой применение всей совокупности средств теоретического, воспитательного, организационного, материально-технического, научно-методического и медицинского характера, оказывающих прямое или косвенное влияние на темпы совершенствования спортсменов и уровень их спортивных достижений.

Подготовка спортсменов в качестве комплексной системы включает в себя: а) спортивную тренировку; б) спортивные состязания (в той мере, в какой они служат формой подготовки) и в) использование внетренировочных и внесоревновательных факторов, которые дополняют тренировку и состязания и оптимизируют их эффект (Б.А. Ашмарин, 1990; Л.П. Матвеев, 1991; Ф.П. Суслов и др., 1997, Ю.Ф. Курамшин, 2004).

Следует подчеркнуть, что интенсивность, величина и направленность протекания адаптационных процессов в организме спортсмена определяются характером и величиной спортивных нагрузок.

По характеру спортивные нагрузки подразделяются на тренировочные и соревновательные, специфические и неспецифические (М.А. Годик, 1980), общего, частичного и локального воздействия (В.М. Зациорский, 1970).

Характер упражнений, применяемых в различных видах спорта, накладывает существенный отпечаток на формирование структурных и функциональных приспособительных реакций организма спортсмена.

Известно, что основное содержание тренировочного процесса составляют упражнения общего и локального характера. Например, для гребцов на байдарках упражнения, в основном, связанны с работой верхних конечностей, для бегунов – упражнения, в основе которых лежит работа нижних конечностей. Существенно, что характер упражнений влияет на степень выраженности функциональных изменений в организме спортсмена.

Величина нагрузки обычно измеряется двумя показателями: объемом и интенсивностью. Объем и интенсивность работы определяют величину и направленность воздействия тренировочных упражнений на организм спортсмена (Н.Г. Озолин, 1979; Н.Г. Озолин, В.И. Воронкин, 1979; В.Н. Платонов, 1980, 1997; Ф.П. Суслов и др., 1997; Л.П. Матвеев, 2008 и др.).

Объем нагрузки - это количественная характеристика тренировочной работы. Он измеряется временем, километрами и т.д., и, следовательно, характером и продолжительностью воздействия на организм.

Интенсивность, приводящая к той или иной степени утомления, при спортивной деятельности характеризуется величиной нервно-мышечных усилий. Более того, интенсивность в спорте – это количество тренировочной или соревновательной работы в единицу времени. Следовательно, чем больше движений и требуемых для этого усилий, выполненных в единицу времени, тем выше интенсивность нагрузки.

В принципе, чем выше интенсивность упражнения и чем продолжительнее выполняется оно на этом уровне, тем большие затраты организма спортсмена и тем выше тренировочный эффект (Н.Г. Озолин, Л.С. Хоменков, 1980). Вместе с тем, чем выше интенсивность, тем значительнее нагрузка на центральную нервную систему (ЦНС) и на психическую сферу спортсмена. Следовательно, изменением объема и интенсивности нагрузки можно существенно изменять ее влияние на органы и функциональные системы. (Л.П. Матвеев, 1977, 1991; Н.Г. Озолин, 1979; К.А. Инясевский, 1979; В.Л. Марищук, Т.Т. Джамгаров, 1979; Р.Е. Мотылянская, 1980; В.Н. Платонов, 1980, 1997; В.В. Кузнецов и др., 1983, Э.С. Озолин, 2005).

В настоящее время спортсмены на тренировку затрачивают до 5 часов в сутки. Даже при оптимальном решении организационно-технических задач дальнейшее увеличение времени на тренировку, а, следовательно, и ее объема, не представляется возможным. Поэтому путь к успеху лежит в увеличении интенсивности тренировочного процесса. Соотношение объема и интенсивности в каждом случае устанавливается, исходя прежде всего из требуемой интенсивности, а затем уже из посильного для данного спортсмена объема (Дж. Тэлбот, 1978; К.А. Инясевский, 1979; Р.Е. Мотылянская, Р.Е. Ерусалимский 1980; В.Н. Платонов, 1980, 1984, 1997; Д. Каунсилмен, 1982; М.А. Набатникова, 1982; С.Л. Вайцеховский, 1983; Ф.П. Суслов и др., 1997).

Для установления оптимального соотношения объема и интенсивности тренировочных нагрузок на протяжении ряда лет спортивной подготовки требуется постоянно увеличивать уровень усилий, координационную сложность, психическую напряженность, фактический объем нагрузки (Н.Г. Озолин, 1970, 1979; А.Н. Воробьев, 1977; Л.П. Матвеев, 1977, 1991; В.А. Плахтиенко, 1983; В.М. Кулаков, 1995). К аналогичным выводам на основе обобщения результатов исследований многолетней динамики тренировочных нагрузок и спортивных результатов в различных видах спорта пришли и другие отечественные и зарубежные специалисты (В.М. Выдрин, А.А. Гужаловский, 1986; В.Н. Платонов, 1997).

Дальнейшее увеличение нагрузок, подчеркивает В.Н. Платонов (1980, 1991), предполагает все более тщательное соблюдение оптимального сочетания объема и интенсивности, а также волнообразности и цикличности динамики тренировочных нагрузок на всех этапах подготовки. Этот вывод получил широкое освещение в работах В.М. Волкова (1977, 1994), С.К. Макурина (1977), Н.Г. Озолина, Л.С. Хоменкова (1980), К.А. Инясевского (1979), М.А. Набатниковой (1982) и С.П. Евсеева (1995), а также других авторов.

Разная по объему и интенсивности работа осуществляется за счет преимущественной мобилизации того или иного пути энергообеспечения, различной активации деятельности функциональных систем. Изменением объема можно также не только вызывать преимущественную мобилизацию тех или иных путей энергообеспечения организма, но и способствовать избирательному развитию различных двигательных качеств.

Таким образом, различия по характеру и величине нагрузок характеризуют степень и обратимость метаболических сдвигов, различные механизмы их “запуска”, а следовательно, и разный фон, на котором начинаются восстановительные процессы.

На основании своих экспериментальных данных Г.В. Фольборт (1952) выдвинул концепцию, согласно которой развитие адаптации к физическим нагрузкам является следствием оптимального чередования периодов работы и отдыха, когда неоднократное выполнение повторной работы в фазах суперкомпенсации приводит к нарастанию адаптационных сдвигов, характерных для состояния тренированности.

В настоящее время доказано, что процессы восстановления протекают по типу постепенно затухающей синусоидальной кривой, когда фазы прироста работоспособности выше исходного уровня (суперкомпенсаторные фазы) чередуются с фазами повторного снижения (пессимальные фазы).

Если бы после тренировочной работы функциональное состояние организма спортсмена всего лишь возвращалось к исходному уровню, исчезла бы возможность его совершенствования в избранном направлении путем целенаправленной тренировки (Ю.В. Верхошанский, 1988; Л.П. Матвеев, 1997; В.Н. Платонов, 1997 и др.).

Прогрессирующее развитие тренированности спортсмена является результатом того, что следовые реакции, наблюдающиеся в организме после отдельных тренировочных нагрузок и возникающие в восстановительном периоде, не устраняются полностью, а сохраняются в функциональных системах организма спортсмена и служат основой повышения тренированности, то есть адаптации к систематическим физическим нагрузкам. Другими словами, тренированность тесно связана с адаптационными перестройками биологического характера в организме спортсмена, определяющими уровень возможностей различных функциональных систем.

Напротив, согласно этой концепции повторные нагрузки в пессимальных фазах периода восстановления на фоне сниженного функционального потенциала служат предпосылкой развития хронического утомления и переутомления.

Исходя из изложенного, становится очевидным, что проблема подготовки спортсменов ставит в один ряд собственно тренировочный процесс и восстановление организма спортсмена после тренировки, так как расширение границ адаптации человека, физиологических резервов повышения работоспособности, профилактика переутомления и перенапряжения при выполнении интенсивных или длительных нагрузок зависят не только от характера и величины нагрузок, но и от процессов последующего своевременного и эффективного восстановления. Поэтому спортивную тренировку, соревновательную деятельность и восстановительные мероприятия большинство специалистов спорта рассматривают как единый процесс спортивной подготовки.

В педагогическом плане особое значение приобретают такие факторы как правильное сочетание нагрузки и восстановительных мероприятий в микро-, мезо- и макроциклах в процессе многолетней подготовки спортсменов, введение специальных восстановительных циклов, дней профилактического отдыха, разнообразие условий занятий, волнообразность и вариативность занятий. Поэтому при разработке любых тренировочных программ и планов тренер должен постоянно стремиться к строго сбалансированной системе тренировочных и соревновательных нагрузок, отдыха, питания, средств восстановления, стимуляции работоспособности и мобилизации функциональных резервов. Именно это позволяет индивидуализировать тренировочный процесс, подобрать наиболее эффективные для спортсмена средства тренировки, восстановления и стимуляции работоспособности. При планировании учебно-тренировочных сборов, круглогодичной и многолетней подготовки спортсменов восстановительные мероприятия органически включаются в планы подготовки. В настоящее время стоит вопрос о том, чтобы ни один план подготовки спортсменов не утверждался руководящими организациями, если он не включает комплекса восстановительных мероприятий. При этом восстановление рассматривается как фактор, позволяющий оптимизировать долговременную адаптацию к физическим нагрузкам, то есть повысить тренированность организма спортсмена, а не только как процесс возвращения функций к исходному или близкому к нему уровню.



1.2. Адаптация к физическим нагрузкам - основа тренированности организма спортсмена

На протяжении многих лет ученые ищут обоснование механизмов расширения функциональных возможностей спортсменов, превращения нетренированного организма в тренированный. В этой связи накоплено огромное количество эмпирических наблюдений и экспериментальных фактов. Однако, они были приведены в стройную систему и стали объяснимы только благодаря внедрению в сферу спортивной деятельности таких относительно молодых отраслей знаний, как теория информации (Н. Винер, 1983), системный анализ (Э.Г. Юдин, 1978), теория деятельности (Б.М. Теплов, 1962; Н.А. Бернштейн, 1966; А.Н. Леонтьев, 1972), теория функциональных систем (П.К. Анохин, 1975, 1980; К.В. Судаков, 1987), теория функциональных резервов (А.Н. Мозжухин, 1977, 1979, 1982; А.С. Солодков, 1978, 1982).

Радикальное влияние на совершенствование теории и методики спортивной подготовки оказывает бурно развивающаяся теория адаптации (Ф.З. Меерсон, 1973, 1986; Н.А. Агаджанян, 1982; Ф.З. Меерсон, М.Г. Пшенникова, 1988; В.Н. Платонов, 1988 и др.)

Адаптация - это процесс приспособления организма к внешней среде или изменениям, происходящим в самом организме. Спортивная тренировка основана на принципе адаптации, то есть на способности живого организма приспосабливаться к различным условиям (И.М. Сеченов, 1953; А.Н. Воробьев, 1977; А.Б. Коган, 1980; В.А. Геселевич, 1982; K. Cooper, 1982; T. Bennet et al., 1984). Наилучшим показателем и важным практическим результатом адаптации является повышение работоспособности (Л.А. Иоффе и др., 1978, 1984; А.Г. Дембо, 1988; В.Н. Платонов, 1988, 1997).

Между физической нагрузкой и адаптацией существуют определенные закономерные связи. Они выражаются, во-первых, в том, что адаптационные процессы происходят лишь тогда, когда внешние стимулы достигают определенной интенсивности и определенного объема. Большой объем нагрузки без должной интенсивности также не ведет к адаптации, как и интенсивные нагрузки слишком малых объемов.

Вторая связь состоит в том, что адаптационный процесс эффективно протекает в результате рационального чередования нагрузки и отдыха. Нагрузка на тренировочном занятии вначале вызывает затраты энергетических ресурсов, утомление, которое временно снижает функциональные возможности организма. Это и есть основной раздражитель для процессов приспособления, которые преимущественно осуществляются в фазе отдыха. При этом происходит не только восстановление использованной энергии до исходного уровня, но и превышение его, то есть наступает “сверхвосстановление”, или “суперкомпенсация”, которая составляет основу повышения функций, а следовательно и спортивных достижений (Б.С. Гиппенрейтер,1961; Абсалямов, 1968; Н.Г Озолин, 1970; В.У. Аванесов, Ф.М. Талышев, 1975; М.А. Годик, 1980; В.М. Зациорский, 1982; В.Н. Платонов, 1988,1997; Л.П. Матвеев, 1991, 1997; А.И. Журавлева, Н.Д. Граевская, 1993; В.М. Волков и др., 1994). Поэтому считается, что нагрузку и отдых следует рассматривать в диалектическом единстве (О.Н. Кученев, 1977; А.А. Бирюков, К.А. Кафаров, 1979; К.А Инясевский, 1979; В.Н. Платонов, 1987; И.В. Аулик, 1990).

Третья закономерная связь между нагрузкой и адаптацией заключается в том, что только у начинающих спортсменов “сверхкомпенсация” быстро преобразуется в более высокий уровень достижений, у квалифицированных же спортсменов этот процесс длится недели и месяцы.

Следующая закономерность состоит в том, что повторные стандартные нагрузки вызывают все меньший тренировочный эффект и вскоре начинают способствовать только сохранению ранее достигнутого состояния. Этот процесс обязывает спортсменов и тренеров все более и более увеличивать тренировочную нагрузку (Н.Г. Озолин, 1970; В.В. Михайлов, 1971; К.А Инясевский, 1979; С.М. Вайцеховский, 1983).

В целом, с учетом изложенных закономерностей специалисты в области спорта единодушны во мнении, что нагрузка является важнейшим фактором, стимулирующим течение адаптационных процессов в организме, лежащих в основе повышения работоспособности систематически тренирующегося спортсмена (Н.Г. Озолин, 1970; Н.Г. Озолин, В.И. Воронкин, 1979; В.П. Загрядский, 3.К. Сулимо-Самуйло, 1982; Л.П. Матвеев, 1991, 1997).

При больших и максимальных нагрузках “возбуждающий стимул”, как образно назвал внешнее воздействие А.А. Ухтомский (1982), приводит, с одной стороны, к активизации “рабочего расходования потенциала”, а с другой стороны - к значительному усилению процессов восстановления, способных перекрыть происшедшие траты организма до уровня, немного превышающего исходное состояние.

Не удивительно, что в последние два десятилетия, именно благодаря внедрению и совершенствованию методики применения больших и максимальных тренировочных нагрузок, во всех видах спорта наметился немыслимый ранее подъем достижений (Д. Каунсилмен, 1982; В.Н.Платонов, 1988, 1997; Л.П. Матвеев, 1991, 1997).

Применительно к спортивной тренировке нас интересуют, прежде всего, те проявления адаптации, которые связаны с приспособительными реакциями организма спортсмена в ответ на выполнение физической нагрузки. Существо проблемы адаптации к физическим нагрузкам, в конечном счете, сводится к вопросу о механизмах, обеспечивающих тренированному организму преимущества перед нетренированным. Эти преимущества изучались многими исследователями, хорошо описаны в различных обзорах и руководствах и характеризуются тремя основными чертами (Р. Astrand, К. Rodahl, 1970; Н.Н. Яковлев, 1974; В.С. Фарфель, 1975; А.А. Виру, П.К Кырге, 1983; Н. Еctor et al., 1984; J. Hughes, 1984 В.Н. Платонов, 1988 и др.).

Первая черта тренированности состоит в том, что тренированный организм характеризуется более экономным функционированием физиологических систем в покое и при умеренных, непредельных нагрузках. Так, в условиях покоя у тренированных людей частота сердечных сокращений (ЧСС) может составлять всего 40-50 уд./мин (“брадикардия атлетов”), у них уменьшена частота дыхания до 10-15 (даже 6-8) дых./мин при 16-20 дых./мин у нетренированных людей; снижена легочная вентиляция и минутный объем дыхания на 10-12%, уменьшено потребление организмом кислорода на 10-12%. Кроме того, у тренированных людей в покое уменьшено потребление кислорода (О2) миокардом примерно на 20 % по сравнению с нетренированными. У тренированных людей выполнение мышечной работы непредельной интенсивности сопровождается меньшими сдвигами этих показателей. Так, если педалирование на велоэргометре при мощности нагрузки 125 Вт, вызывает у нетренированного человека повышение частоты сердечных сокращений до 150-160 уд./мин, то у тренированного частота повышается лишь до 125-130 уд./мин. Таким образом, при выполнении одинаковой по интенсивности работы тренированный организм работает более экономно, с меньшей мобилизацией физиологических функций.

Вторая черта тренированности заключается в том, что тренированный организм может выполнять мышечную работу такой продолжительности или интенсивности, которая не под силу нетренированному, то есть у тренированного человека повышается резистентность к воздействиям неблагоприятных факторов. Так, нетренированный человек не в состоянии пробежать марафонскую дистанцию или поднять штангу весом, значительно превышающим его собственный. При выполнении стандартной работы, доступной нетренированному человеку, тренированный может совершать ее более длительное время без утомления.

Третья черта тренированности состоит в способности тренированного организма достигать при максимальных нагрузках такого уровня функционирования физиологических систем, который недостижим для нетренированного организма. То есть при предельно напряженной работе в тренированном организме происходит значительно большая мобилизация систем кровообращения, дыхания и большая трата энергии по сравнению с нетренированным. Так, при максимальной работе потребление кислорода у тренированного человека может возрастать до 5-6 л/мин, а у нетренированного не превышает 3 л/мин, минутный объем крови может возрастать до 45-47 л, а ударный объем - до 200 мл, тогда как у нетренированного максимальное значение этих показателей соответственно - 20-25 л и 140-145 мл; легочная вентиляция может достигать 150 л/мин, а частота дыхания - 60 дых./мин (В.Н. Платонов, 1980, 1987, 1997).

Приведенные данные свидетельствуют о том, что физиологические сдвиги в организме спортсмена в ответ на совершаемую мышечную работу различной продолжительности и интенсивности значительно отличаются от изменений, наступающих в организме нетренированного к двигательной деятельности человека. Разница между ними характеризует разницу между функциональными возможностями тренированного и нетренированного организма. Иными словами, уровень работоспособности спортсмена в значительной мере зависит от величины функциональных резервов организма.

Следует подчеркнуть, что понятие адаптации тесно связано с представлением о функциональных резервах, под которыми в самом общем виде понимаются скрытые способности человеческого организма усиливать функционирование своих органов и систем в целях совершения необычайно большой работы, приспособления к чрезвычайным сдвигам во внешней и внутренней среде (Н.А. Агаджанян, 1983). В связи с тем, что резервы включаются при нагрузках как целостная система, говорят о функциональных возможностях человека, подразумевая под ними все резервные возможности, которые могут быть реализованы организмом при максимальном усилении функций его физиологических систем.

Резервные возможности организма по своему происхождению могут быть разделены на большие классы: биологические и социальные.

Биологические резервы являются общими для человека и животных (у человека они - результат эволюции, закрепленные фило- и онтогенетическим развитием), а социальные имеются только у человека и вырабатываются они только на основе социальной мотивации в человеческом обществе.

Биологические резервы делятся на функциональные и структурные.

Функциональные резервы - это скрытые возможности организма человека, которые мобилизуются в период активной его деятельности и связаны со значительным изменением функционирования органов и систем.

Под структурными резервами подразумеваются возможности под воздействием нагрузок увеличения прочности костей и связок, количества митохондрий в клетках, утолщения миофибрилл и мышечных волокон, усиления васкуляризации скелетных и сердечных мышц и т.д. Это, в свою очередь, оказывает существенное влияние на функциональные возможности организма спортсмена.

Функциональные резервы подразделяются на биохимические и физиологические, которые у человека имеют видовой, наследственный характер, и жизненный опыт может лишь обеспечить их более быструю и эффективную мобилизацию, а адаптация к стрессовым воздействиям (в том числе тренировочным и соревновательным) может, кроме того, увеличить их количество.

Под биохимическими резервами понимаются биохимические процессы, определяющие экономичность и интенсивность энергетического и пластического обменов и их регуляцию.

Физиологические резервы связаны с интенсивностью и длительностью работы органов и систем организма, их нейрогуморальной регуляцией, что находит выражение в таких качествах, как сила, выносливость, быстрота и ловкость (А.С. Мозжухин, 1979).

Резервы организма имеют определенную иерархию. Так, биохимические резервы являются фундаментальными, определяющими эффективность реализации остальных резервов. Вместе с тем, следует иметь в виду, что вся эта иерархия функционирует как единое целое и один и тот же результат может обеспечиваться преимущественно за счет того или иного вида резервов. В связи с этим интегральный показатель применительно к напряженной двигательной деятельности оценивается лишь по результатам соревнований.

Все виды резервов крайне подвижны, могут возрастать в процессе тренировки и уменьшаться при ее прекращении. Уровень развития и реализации разных видов резервов у спортсменов очень индивидуален, определяется спортивной специализацией и изменяется в период занятия спортом.

На уровне целостного организма резервные возможности проявляются в возможностях осуществления целостных реакций, обеспечивающих расширение и решение задач различной сложности и приспособление к экстремальным условиям окружающей среды (А.С. Мозжухин, Д.Н. Давиденко, 1984). При этом повышение спортивного мастерства в результате систематической тренировки обеспечивается за счет функционирования двух взаимосвязанных подсистем.

Первая подсистема предполагает увеличение функциональных возможностей различных органов и систем на базе структурных и биохимических изменений. Вторая подсистема реализуется в совершенствовании координации их деятельности со стороны центральной нервной системы (ЦНС) и ее саморегуляции (Ю.В. Верхошанский, 1985, 1988).

По мнению А.С. Мозжухина и Д.Н. Давиденко (1984), первая подсистема обеспечивает специализированную двигательную деятельность за счет включения определенного ансамбля двигательных единиц (ДЕ), а вторая обеспечивает поддержание гомеостаза в таких пределах, при которых возможно эффективное функционирование первой подсистемы. Причем, условие, обеспечивающее сохранение гомеостаза, состоит в том, чтобы возникшие при действии неблагоприятных факторов адаптивные сдвиги не выходили за пределы резервных возможностей организма.

При таком подходе показателем адаптированности организма выступает, с одной стороны, спортивный результат, являющийся системообразующим фактором, ради которого формируется и совершенствуется система резервов адаптации, а с другой - характер системной адаптивной реакции на нагрузку, в которой интегрируются в единое целое отдельные проявления скрытых возможностей органов и систем.

Согласно Ф.З. Меерсону (1975, 1986), адаптация к физическим нагрузкам, как и большинство других адаптационных реакций, осуществляется в два основных этапа: начальный этап срочной, но несовершенной, адаптации и последующий этап долговременной, совершенной, адаптации.

Во всех случаях срочная адаптация реализуется мгновенно, но реакция организма протекает на пределе физиологических возможностей, при почти полной мобилизации всех резервов, сопровождается выраженной стресс-реакцией, но не обеспечивает оптимальный адаптационный эффект. В зависимости от вида требуемой мышечной работы двигательный ответ нетренированного организма может быть либо недостаточно мощным по силе, либо менее продолжительным по времени, чем требуется, либо не совсем точным по координации движений и ритму исполнения и т.д.

На этом этапе адаптации в ответ на нагрузку происходит интенсивное, избыточное по своему пространственному распространению, возбуждение корковых, подкорковых и нижележащих двигательных центров, которому соответствует генерализованная, с мобилизацией “излишних” мышц, но недостаточно координированная двигательная реакция. Этот процесс характеризует собой начальный этап, первую стадию формирования новых, условно-рефлекторных по своей природе динамических стереотипов, двигательных навыков (М.И. Виноградов, 1983; С.А. Косилов, 1983; Н.В. Зимкин, 1984; E. Yull et. al.,1984; B. Harley et al., 1984; Д.Н. Давиденко, 1996 и др.). При этом нейрогенно детерминированная активация гипоталямо-гипофизарно-адреналовой, т.е. стресс-реализующей, системы носит интенсивный, нередко избыточный характер и сопровождается ярко выраженной стресс-реакцией.

Хорошо известно, что даже при однократном воздействии раздражающих факторов внешней среды на организм человека изменяется уровень реакции на последующие аналогичные воздействия, то есть возникают явления адаптации. В основе адаптации к конкретным факторам лежат структурные следы разнообразной локализации и архитектуры, соответствующие требованиям среды и сформированной организмом функциональной системе.

Долговременная адаптация к физическим нагрузкам, по существу развивается на основе многократной реализации срочной адаптации. В основе перехода срочной адаптации в долговременную лежит формирование системных структурных изменений (структурного следа), которые обеспечиваются закономерной активацией синтеза нуклеиновых кислот и белков в ответ на действие физической нагрузки в клетках всех органов и тканей, составляющих функциональную систему, то есть во всех трех звеньях (афферентном, управляющем и эффекторном) этой системы.

Формирование долговременной адаптации к физическим нагрузкам имеет несколько стадий. В конечном итоге она характеризуется, во-первых, изменением аппарата управления на всех его уровнях, которое выражается, прежде всего, в образовании устойчивого условно-рефлекторного динамического стереотипа и увеличении двигательных навыков. Во-вторых, существенные изменения формируются в гормональных звеньях регуляции, в стресс-реализующих системах. Они характеризуются двумя особенностями - повышением функциональной мощности структур, образующих эти системы, и экономичностью их функционирования.

Следующий результат долговременной адаптации состоит в увеличении мощности и одновременно экономности функционирования двигательного аппарата. Структурные изменения в аппарате управления мышечной работой на уровне центральной нервной системы создают возможность мобилизовать большое число моторных единиц при нагрузке и приводят к совершенствованию межмышечной координации. Долговременная адаптация проявляется также в увеличении мощности и одновременно экономности функционирования системы дыхания и кровообращения.

Таким образом, с позиции теории функциональных систем сущность адаптации к физическим нагрузкам заключается в следующем. При первоначальном действии сигнала о предстоящем выполнении значимой для функционирования организма физической нагрузки в организме формируется специфическая функциональная система, обеспечивающая данную двигательную реакцию (Ф.З. Меерсон, 1975, 1986; M. Riedy et al., 1983; J. Martin et al., 1985; М.Г. Пшенникова, 1986; В.Н. Платонов, 1988, 1997; Л.М. Куликов, 1995). При этом в ответ на действие сигнала на рецепторы возникает возбуждение соответствующих моторных и вегетативных центров, активация функции эндокринных желез, что приводит к мобилизации скелетной мускулатуры, непосредственно осуществляющей данную двигательную реакцию, а также органов кровообращения и дыхания, обеспечивающих энергетический метаболизм работающих мышц.

Функциональная система, ответственная за адаптацию к физическим нагрузкам включает в себя все три звена, которые характерны для любой функциональной системы: афферентное звено - рецепторы (датчики, воспринимающие информацию на входе системы), афферентные нервные проводники (каналы входящих сигналов связи); центральное управляющее звено - афферентные, вставочные и эфферентные нейроны (различные уровни ЦНС), получающие и выделяющие информацию (в совокупности называемые нервными центрами или аппаратом управления); эффекторное звено - эфферентные нервные проводники (каналы входа сигналов связи) скелетные мышцы, органы дыхания, кровообращения (эффекторы и исполнительные органы, или объект управления).

Одновременно с мобилизацией перечисленных компонентов функциональной системы, обеспечивающей выполнение такой работы, центральным управляющим звеном запускается и регулируется активация гипоталямо-гипофизарно-адреналовой системы, то есть гормонального звена управления адаптационным процессом. Это звено, которое можно определить как стрессреализующую систему, обусловливает возникновение неспецифической стресс-реакции и потенцирует мобилизацию и работу органов и тканей функциональной системы на клеточном и молекулярном уровнях.

Указанная совокупность процессов, закономерно возникающая в ответ на воздействие значительных для организма факторов в любом организме, получила название общего адаптационного синдрома (Г. Селье, 1960; Т. Кокс, 1981, E. Hull et al., 1984). Однако уровень проявления этих процессов зависит от уровня индивидуальной адаптации к тому или иному фактору. Поэтому изменения в организме нетренированного человека в ответ на физическую нагрузку будут отличаться от таковых у тренированного.

В спортивной тренировке различают такие типы тренировочных мезоциклов, продолжительность которых колеблется от 3 до 7 недель, как втягивающие, базовые, контрольно-подготовительные, предсоревновательные, соревновательные (В.Н. Платонов, 1984, 1997; Л.П. Матвеев, 1997, 2008).

В своем исследовании мы взяли за основу два типа мезоциклов - базовый и предсоревновательный. Их выбор обусловлен тем, что в базовом мезоцикле проводится основная работа, направленная на повышение функциональных возможностей основных систем организма спортсмена, развитие его физических качеств и способностей, влияющих на эффективность соревновательной деятельности. Тренировочная программа в этом мезоцикле характеризуется разнообразием средств, выполнением большой по объему и интенсивной работы, широким применением занятий с большими и экстремальными нагрузками.

Базовый мезоцикл состоит из ударных, ординарных и восстановительных микроциклов, которые отличаются, прежде всего, по величине нагрузки.

Система взглядов на предсоревновательную подготовку спортсмена, как органическую часть спортивной тренировки, формировалась одновременно с развитием представлений о тренировочном процессе как сложной системе подготовки спортсмена к достижению спортивных результатов. Так, в работах начала XX столетия вся тренировка спортсмена иногда сводилась к предсоревновательной подготовке. А поскольку существовало мнение, что тренировка длительностью более 8-10 недель вредна для здоровья, то всю подготовку к соревнованиям рекомендовали проводить в течение нескольких недель (А.Д. Бутовский, 1906).

Развитие представлений о непрерывности тренировочного процесса, необходимости выделения в нем отдельных периодов и этапов, значительного увеличения тренировочной нагрузки проходило постепенно, по мере накопления конкретных фактов.

В то же время установлено, что результат участия в ответственных соревнованиях в значительной степени зависит от умелого построения тренировочного процесса на этапе, предшествующем соревнованиям. Анализ спортивных результатов подтверждает, что при прочих равных условиях побеждает, как правило, тот, кто лучше других был к ним подготовлен (Н.Г. Озолин, 1970 и др.; Д. Каунсилмен, 1982; С.М. Вайцеховский, 1983). Не случайно накануне важнейших соревнований подходы к построению этапа непосредственной предсоревновательной подготовки привлекают самое пристальное внимание.

Предсоревновательный мезоцикл направлен на совершенствование технических и тактических возможностей. В зависимости от состояния организма спортсмена, с которым он подошел к началу предсоревновательного мезоцикла, работа может быть построена преимущественно на основе нагрузочных микроциклов, способствующих дальнейшему повышению уровня специальной подготовленности, или разгрузочных, способствующих интенсификации протекания процессов восстановления, предотвращению переутомления (И.В. Мазур, 1972; В.А. Парфенов, В.Н. Платонов, 1979; В.Н. Платонов, 1980, 1997; Г.А. Бурцев, 1984; А.Г. Щуров, 1991, 2006). Применение современных высокоэффективных средств восстановления позволяет в меньшей степени использовать разгрузочные микроциклы в данном мезоцикле, а, следовательно, увеличивает интенсивность и объем нагрузок, т.е. эффективность тренировочного процесса.

В предсоревновательном мезоцикле микроциклы по характеру нагрузок разделяются на волнообразные, равномерные, с увеличением или уменьшением нагрузки. В отличие от базового периода в микроциклах предсоревновательного периода основной упор делают на специализированные занятия, решающие задачи повышения специальной подготовленности спортсмена к соревнованиям и обладающие избирательным воздействием на тренированность.

Исходя из вышесказанного, можно заключить, что тренировка квалифицированного спортсмена - это сложный комплексный процесс, в основу которого положены современные научные данные, а также опыт практической работы ведущих отечественных и зарубежных тренеров. Она характеризуется высоким физическим и психоэмоциональным напряжением.

Резкое увеличение объема и особенно интенсивности тренировочной нагрузки создает дополнительные трудности в нахождении оптимальных режимов работы и отдыха, в обеспечении адекватных условий для планомерного выполнения узконаправленной работы и эффективного протекания адаптационных процессов. Большинство отечественных и зарубежных специалистов спорта (Н.Г. Озолин, 1970; Д. Каунсилмен, 1972, 1982; Дж. Тэлбот, 1978; М.А. Набатникова, 1982; A. Quantanilha, 1984; S. Scorpio et al., 1984; P. Tesch, J. Karlsson, 1984; В.Н. Платонов, 1988, 1997; Л.П. Матвеев, 1997) считают, что преодоление этих трудностей может быть осуществлено в двух взаимосвязанных направлениях: во-первых, путем оптимизации применения различных структурных единиц тренировочного процесса и, во-вторых, целесообразным использованием различных средств восстановления. Поэтому на первый план выступает проблема диалектической взаимосвязи нагрузки и восстановления. Иными словами, можно считать, что проблема оптимизации тренировочного процесса, в сущности, является проблемой поиска диапазона воздействий на создание экстремальных условий, но при этом не ведущих за собой патологических последствий (В.Е. Борилкевич, 1982).


1.3. Характеристика системы восстановления и стимуляции работоспособности спортсменов в процессе их подготовки
В спортивной практике к средствам восстановления относятся не только средства восстановления работоспособности, но и средства ее стимуляции и повышения эффективности протекания процессов адаптации к физической работе (В.Н. Платонов, 1980, 1997; В.П. Зотов, 1990). Они являются составной частью внетренировочных и внесоревновательных факторов, которые дополняют тренировку и соревнования и оптимизируют их эффект, то есть, как было отмечено выше, наряду с тренировками и соревнованиями, составляют третий компонент комплексной системы подготовки спортсменов (В.И. Дубровский, 1991; В.М. Волков и др., 1994; Л.П. Матвеев, 1997).

Следует отметить, что только научно обоснованное использование различных восстановительных средств, тесно связанное со спецификой тренировочного процесса, позволяет существенно повысить его качество, избежать перегрузок, не допустить переутомления и перетренированности. Нерациональное же, чрезмерное, применение средств восстановления на фоне методически неправильного планирования учебно-тренировочного процесса не только может нанести вред здоровью спортсменов, но и привести к дискредитации самой идеи использования этих средств (Ю.М. Шкребтий, 1983; В.Д. Моногаров, 1986; В.Н. Платонов, 1988; В.М. Волков и др., 1994).

Процесс утомления и восстановления функций организма в условиях учебно-тренировочной и соревновательной деятельности зависит от многих факторов: вида спорта, типа мышечного сокращения, количества и массы участвующих в работе мышц, спортивной квалификации, возраста, пола. При этом следует помнить, что восстановительные средства (массаж, водные, электро-, теплопроцедуры и др.) сами по себе нередко являются дополнительной физической нагрузкой, на которую организм отвечает соответствующей реакцией. Поэтому лишь научно обоснованное использование средств восстановления ускоряет процессы восстановления, повышает общую и специальную работоспособность, обеспечивает профилактику переутомления и улучшает процессы адаптации организма к неблагоприятным воздействиям внешней среды.

В последние десятилетия разработаны основные закономерности и особенности использования средств восстановления работоспособности в системе спортивной тренировки, однако, остается еще много нерешенных проблем.

К настоящему времени в спортивной практике разработано и апробировано большое количество различных средств и методов восстановления. Все они условно подразделяются на три группы: педагогические, психологические и медико-биологические (О.В. Кученев, 1977; О.В. Ищенко, 1979; В.Н. Платонов, 1984, 1997; В.Д. Моногаров, 1986; В.Л. Карпман, 1987; В.М. Волков и др., 1994; А.Г. Щуров и др., 1997, 2006).

Центральное место среди них отводится педагогическим средствам, предполагающим возможность управления работоспособностью спортсмена и восстановительными процессами посредством целесообразно организованной мышечной деятельности (В.Н.Платонов, 1984; В.Л. Карпман, 1987).

Педагогические средства восстановления, определяющие режим спортсменов и правильное сочетание нагрузок и отдыха на всех этапах многолетней подготовки, рассматриваются как основные и включают:

- рациональное планирование тренировки с учетом функциональных возможностей организма спортсмена, правильное сочетание общих и специальных средств, оптимальное построение тренировочных и соревновательных микро- и макроциклов, широкое использование переключений, четкую организацию работы и отдыха;

- правильное построение отдельного тренировочного занятия с использованием средств для снятия утомления (полноценная индивидуальная разминка, подбор снарядов и мест для занятий, упражнений для активного отдыха и расслабления, создание положительного эмоционального фона), варьирование интервалами отдыха между выполнением отдельных упражнений и тренировочными занятиями;

- разработку системы планирования и использования различных восстановительных средств в годичных, месячных и недельных циклах подготовки;

- разработку физических упражнений с целью ускорения восстановления работоспособности спортсменов, совершенствования двигательных навыков.

Психологические средства и методы получили в последнее время широкое распространение. С их помощью удается снизить психо-эмоциональное напряжение, устранить состояние психической угнетенности, восстановить нормальный ход нервных процессов, сформировать четкую установку на эффективное выполнение тренировочной программы (Е.А. Ильин, 1980; Т.Т. Джамгаров и др., 1983; В.Л. Марищук, 1983; В.П. Некрасов и др.,1985).

К психологическим методам восстановления относятся: аутогенная и идеомоторная тренировки, психорегулирующая терапия; адаптация к соревновательному стрессу путем моделирования нервно-психического напряжения предстоящих соревнований в тренировочном процессе; повышение эмоциональной значимости досуга с учетом индивидуальных склонностей спортсмена; укрепление связей с семьями; оберегание психики спортсменов, особенно в период комплектования команд перед ответственными соревнованиями; создание комфортных условий быта с введением отвлекающих факторов и исключением отрицательных эмоций; внушенный сон в сочетании с электросном.

Медико-биологические средства оказывают разнообразное воздействие на работоспособность и характер протекания восстановительных процессов. Они помогают повышать резистентность организма к нагрузкам, способствуют более быстрому преодолению острых форм местного и общего утомлемления, повышению работоспособности в условиях неспецифических и специфических стрессовых влияний (В.У. Аванесов, 1972; Е.А. Анисимов, 1977; А.А. Бирюков, К.Л. Кафаров, 1979; Н.И. Волков, 1982; В.М. Волков и др., 1994 и др.). При этом необходимо еще раз подчеркнуть, что они эффективны лишь при условии рационального построения тренировки и воздействия на психическую сферу спортсмена (Н.Д. Граевская, Л.А Иоффе. 1973; Платонов, 1984, 1997; В.Д. Моногаров, 1986).

Медико-биологические средства наиболее многообразны. Они включают большой арсенал фармакологических препаратов (адаптогены, поливитамины, препараты железа и др.), физические средства (электро-тепловые процедуры, массаж и др.), продукты повышенной энергоемкости и белковой обеспеченности, биологически активные вещества, газовые смеси, в том числе обогащенные кислородом и т.д.

Своевременное применение медико-биологических средств устраняет возможность развития перенапряжения, перетренированности спортсмена, предохраняет от травм и заболеваний, сокращает длительность спортивной реабилитации.

Медико-биологические восстановительные средства по своей направленности подразделяются на глобальные, избирательные и общетонизирующие (Ф.М. Талышев, 1980; В.С. Мищенко, 1980; В.Н. Платонов, 1984; В.П. Зотов, 1990).

К группе средств глобального воздействия относятся суховоздушная и парная бани (теплопроцедуры), общий ручной и аппаратный массаж, аэронизация, ванны, души (гидропроцедуры) и т.д. Эти средства воздействуют на основные функциональные системы организма спортсменов. Они способствуют снятию общей усталости, стимуляции функций центральной нервной и сердечно-сосудистой систем, повышению сопротивляемости организма к неблагоприятным воздействиям внешней среды.

Группу средств избирательного воздействия составляют теплые и горячие ванны (эвкалиптовые, хвойные, морские, кислородные, углекислые), облучение (видимыми лучами синего спектра, ультрафиолетовое), теплый душ, локальный массаж и т.д. Эти средства оказывают преимущественное влияние на отдельные функциональные системы или звенья организма, позволяют управлять уровнем работоспособности в условиях сочетания в микроциклах тренировочных нагрузок различной направленности и величины.

В группу общетонизирующих средств входят средства, не оказывающие глубокого влияния на организм (некоторые электропроцедуры, местный массаж), а также средства, обладающие преимущественно успокаивающим (хвойные ванны, успокаивающий массаж и т.д.) или возбуждающим действием (вибрационные ванны, некоторые виды душа). Наиболее эффективно их совокупное использование в форме определенных комплексов, формируемых с учетом специфических особенностей течения восстановительных процессов у спортсменов различной специализации, уровня подготовленности, этапа тренировки и индивидуальных различий спортсменов.

Известно, что восстановительные процессы в организме спортсмена имеют ряд специфических особенностей. Одна из таких особенностей состоит в том, что восстановительные процессы после любых нагрузок протекают с разной скоростью. При этом наибольшая интенсивность восстановления наблюдается сразу после нагрузок. Это подтверждается данными В.М. Зациорского (1970), который показал, что в целом при нагрузках разной направленности, величины и продолжительности в течение первой трети восстановительного периода протекает около 60%, во второй - 30% и в третьей - 10% восстановительных реакций. В целях рационального чередования нагрузок необходимо учитывать скорость протекания процессов восстановления после нагрузок - отдельных упражнений, их комплексов, серий занятий, микро- и мезоциклов.

Следующей отличительной особенностью протекания восстановительных процессов после тренировочных и соревновательных нагрузок является то, что различные показатели восстанавливаются к исходному уровню неодновременно (гетерохронно). Например, восстановление основных показателей кислородо-транспортной системы происходит раньше, чем возвращаются к исходному уровню энергетические ресурсы. Участие в ответственных соревнованиях, связанное с большой психической нагрузкой, часто приводит к тому, что наиболее длительным оказывается восстановление психических функций спортсмена (В.Н. Платонов, 1984, 1987; В.Д. Моногаров, 1986).

Исходя их изложенного, вытекает важная особенность использования восстановительных средств – их комплексное применение. Речь идет о совокупном использовании средств восстановления всех трех групп, а также разных средств каждой группы в целях одновременного воздействия на все основные функциональные звенья организма - двигательную сферу, нервные процессы, обмен веществ и энергии, ферментативный и иммунный статус и прочее.

При этом особое значение имеет преимущественное воздействие на те функциональные системы организма, которые являются основными в обеспечении специальной работоспособности в данном виде спорта и лимитируют ее. Так, для видов спорта, характеризующихся преимущественным проявлением выносливости, таким звеном будет сердечно-сосудистая и дыхательная системы и биоэнергетика; для сложно-технических видов спорта и видов спорта, требующих тонкой координации движений, - центральная нервная система и анализаторы; для скоростно-силовых видов спорта - нервно-мышечный аппарат и т.д. При этом следует особое внимание уделять наиболее медленно восстанавливающимся системам (В.Л. Карпман, 1987; А.И. Журавлева, Н.Д. Граевская, 1993; В.В. Зайцева, 1995). Следует иметь в виду, что некоторые средства усиливают действие друг друга (например, теплый душ и местное баровоздействие), а другие, наоборот, нивелируют (например, прохладный душ и электропроцедуры). Поэтому при комплексном использовании различных средств восстановления необходимо обращать внимание на их совместимость и рациональное сочетание.

Исследования многих авторов показали, что каждый организм в соответствии с генетическими предпосылками и последующими условиями существования имеет свой собственный ритм жизнедеятельности, в том числе ритм восстановления измененных структур, что не может не отразиться на динамике функциональных показателей, лежащих в основе восстановления и повышения спортивной работоспособности (Ф.З. Меерсон, 1975, 1986; М.Г. Пшенникова, 1986). Следовательно, для выбора наиболее эффективного режима использования восстановительных средств необходимо, прежде всего, установить естественную способность каждого спортсмена к восстановлению.

Необходимо помнить, что в зависимости от особенностей реакции организма на физическую нагрузку, степени утомления после ее выполнения, существенно меняется чувствительность организма к воздействию того или иного средства (Ю.Г. Бобков и др., 1984; А.Г. Щуров, 1989 и др.; В.И. Кулешов, 1992; В.В. Зайцева, 1995).

Различная реакция может наблюдаться и на действие определенных средств восстановления в зависимости от их дозы. Это обстоятельство касается в первую очередь фармакологических и других сильнодействующих средств.

Таким образом, еще одной особенностью использования восстановительных средств является учет индивидуальных особенностей организма спортсмена, его индивидуальной чувствительности к различным средствам восстановления.

В настоящее время доказано, что восстановительные средства должны использоваться в полном соответствии с видом спорта, задачами и этапом тренировки, характером проведенной и предстоящей нагрузки. Далеко не всегда следует стремиться к искусственному ускорению восстановления, то есть к снятию следовых явлений физической нагрузки. Более того, специальными исследованиями (Ф.З. Меерсон, 1986; А.И. Журавлева, Н.Д. Граевская, 1993) показано, что если ритм восстановления опережает ритм воздействия и занятие проводится всегда на фоне отсутствия следовых явлений от предшествующего, то тренировочный эффект фактически не наступает. Если же нагрузки выполняются на фоне периодического неполного восстановления, то происходит более высокий рост тренированности.

Однако после так называемых ударных циклов тренировки, соревнований с многократными стартами необходима компенсация в виде снижения нагрузки, увеличения интервалов отдыха и использования специальных средств и методов для обеспечения полноценного восстановления. В противном случае физиологическое утомление может перейти в переутомление и перенапряжение, ухудшится адаптация к нагрузкам, снизится работоспособность и т.д.

По данным ряда авторов (Ф.М. Талышев, 1980; Г.А. Бурцев и др., 1982; А.В. Чоговадзе и др., 1984; В.М. Волков, 1994) при применении разнообразных средств восстановления можно тренировочные нагрузки в недельном цикле увеличить на 15-35% по сравнению с таковыми без использования средств восстановления. Но применение средств восстановления вовсе не безобидная процедура, способная только снизить утомление, ускорить протекание восстановительных процессов. Она является дополнительной нагрузкой, при превышении меры которой может иметь место обратное действие - углубление утомления, снижение работоспособности, нарушение протекания восстановительных и приспособительных процессов и другие неблагоприятные последствия (И.А. Иоффе и др., 1978, 1984; А.В. Коробков, 1980; Ф.М. Талышев, 1980; Р.Е. Мотылянская и др., 1982).

Естественно, что многие средства восстановления достаточно хорошо изучены, разработаны и апробированы в спортивной практике. Однако, имеются и такие перспективные средства, которые до настоящего времени не нашли широкого применения из-за недостаточного научного обоснования. К таким средствам, в частности, относится гипербарическая оксигенация, то есть дыхание кислородом под повышенным давлением.


1.4. Проблемные аспекты применения гипербарической оксигенации в спортивной практике
Одним из основных условий для полноценного выполнения тренировочной работы различной направленности и эффективного протекания специальных адаптивных реакций в организме является введение в структуру спортивной подготовки как ее органической составной части современных естественных средств и методов ускорения восстановления функций и стимуляции работоспособности организма. Это обусловливает необходимость дальнейшей разработки и внедрения в спортивную практику новых перспективных средств и методов ускорения восстановления и повышения работоспособности на различных этапах спортивной подготовки квалифицированных спортсменов (М.Я. Набатникова, 1982; Ф.М. Талышев,1980; Ю.М. Шкребтий, 1983; В.М. Волков и др., 1994 и др.).

Поиск путей интенсификации тренировочного процесса и повышения мастерства спортсменов позволил высказать предположение о целесообразности широкого использования такого метода, как гипербарическая оксигенация.

Этот метод пришел в спортивную практику как бы на смену применения кислорода в обычных (нормобарических) условиях.

В разные годы кислород как средство восстановления работоспособности в спортивной практике с большей или меньшей популярностью применялся в виде “кислородных коктейлей”, общих и местных “кислородных душей”, а также путем вдыхания увлажненного кислорода. Метод дыхания кислородом под повышенным давлением для ускоренного и полноценного восстановления функционального состояния организма спортсменов после выполнения физических нагрузок и для повышения их работоспособности начал применятся в последние десятилетия (И.А.Сапов и др.,1980; В.С. Щеголев, 1980; Л.А. Иоффе, 1982; И.А. Сапов и др., 1982; Г.А. Апанасенко и др.,1984; Л.А. Иоффе и др., 1984; В.Г. Ромейко, 1987; А.И.Селивра, А.Г. Щуров, 1989, 2006).

Данный метод в спортивную практику заимствован из физиологии военно-морского труда и гипербарической медицины (Б.В. Петровский, С.Н. Ефуни, 1976; Г.Л. Зальцман и др., 1979; И.А. Сапов, 1982; С.Н. Ефуни, 1986). В лечебной практике его использование получило название оксигенобаротерапия (ОБТ). Накопленный обширный материал свидетельствует о том, что ОБТ обладает выраженным благоприятным влиянием на деятельность функциональных систем организма, существенно повышает возможности для мобилизации его физиологических и психофизиологических резервов, для повышения иммуно-биологической защиты, способствует ликвидации общей и местной гипоксии (А.Г. Жиронкин, 1972; И.А. Сапов, 1980,1982 и др.; Г.Л. Зальцман, 1981; Л.А. Иоффе, Э.С. Озолин, 1984; А.Г. Щуров, А.П. Лотовин, А.А. Брехов, 1986). Это позволило предположить, что дыхание кислородом под повышенным давлением можно использовать не только для лечения больных, но для восстановления работоспособности здоровых людей, спортсменов.

Наиболее ранние материалы о применении гипербарической оксигенации в спортивной практике были опубликованы сотрудниками кафедры физиологии подводного плавания и аварийно-спасательного дела ВМА им. С.М. Кирова (И.А.Сапов и др., 1980). Эти данные стали отправными при поиске нами наиболее оптимальных режимов применения ГБО в подготовке спортсменов высокой квалификации: парциальное давление кислорода (рО2), экспозиция, количество сеансов, взаимосвязь различных нагрузок тренировочного процесса и восстановления работоспособности с помощью ГБО.

Сущность этого метода заключается в том, что при дыхании кислородом под повышенным давлением происходит увеличение емкости жидких сред организма для кислорода, составляющих около 70% массы тела (кровь, лимфа, тканевая жидкость и т.д.), что в конечном счете ведет к развитию гипероксии, то есть повышенному содержанию (напряжению) кислорода в жидкостях и тканях организма, и является основой физиологического или патологического эффекта.

Увеличение кислородной емкости жидких сред организма происходит в соответствии с законом Генри-Дальтона, согласно которому газы растворяются в жидкостях пропорционально их парциальным давлениям.

В обычных условиях основной путь транспорта кислорода кровью состоит в переносе его в виде оксигемоглобина (HbO2) и лишь незначительная его часть транспортируется в физически растворенном виде. Так, расчетным и эмпирическим способами установлено, что минутным объемом крови (5000 мл) у взрослого человека в состоянии оперативного покоя около 1000 мл кислорода транспортируется в связанном с гемоглобином (Hb) состоянии и только около 15 мл - в физически растворенном виде.

Следует отметить, что для обеспечения нормальных окислительно-восстановительных процессов взрослый человек в состоянии покоя потребляет 225-250 мл кислорода в мин., то есть находящийся в капиллярах оксигемоглобин диссоциирует не весь, а лишь его часть, а остальная часть (750 мл) составляет физиологический резерв (1000 - 250 = 750 мл). При физических нагрузках величины этих показателей изменяются пропорционально увеличению минутного объема крови.

При увеличении содержания кислорода во вдыхаемой газовой смеси повышается pO2 в альвеолярном воздухе. Так, при дыхании кислородом в нормобарических условиях (pO2=0,1 МПа), например, при оксигенотерапии, pO2 в альвеолярном воздухе становится равным 550-560 мм рт. ст., что в 5 раз больше по сравнению с дыханием воздухом в этих условиях. Следовательно, в этом случае кислорода в растворенном виде в крови будет доставляться тканям в количестве 75 мл в мин (15 х 5 = 75 мл).

При дыхании кислородом в условиях повышенного давления, например, на одну избыточную атмосферу (pO2=0,2 МПа) физически растворенного в крови кислорода будет содержаться 150 мл (75 х 2 = 150 мл), а при общем давлении в две избыточные атмосферы (pO2=0,3 МПа) - 225 мл (75 х 3 = 225 мл), то есть как раз то количество кислорода, которое необходимо для обеспечения всех окислительно-восстановительных процессов в организме человека. В последнем случае, то есть при pO2, равном 0,3 МПа, оксигемоглобин не диссоциирует в тканевых капиллярах, он выключается из транспорта как переносчик кислорода, становится как бы ненужным (А.И. Говоров, А.Ф. Панин, 1966; С.Н. Ефуни, 1986). С другой стороны, что не менее важно, такой процесс насыщения крови кислородом в условиях гипербарической оксигенации обеспечивает высокий градиент напряжения кислорода на уровне каскада тканевой капилляр - ткань, что обуславливает увеличение “кислородного потока”, то есть количества кислорода, проходящего через ткань в одну минуту, или , иными словами, увеличивает объемную скорость прохождения кислорода через ткань. Даже при сравнительно низкой скорости капиллярного кровотока высокое артериальное парциальное напряжение кислорода обеспечивает более интенсивную диффузию его в ткани, а следовательно возмещает возможный дефицит кислорода для обеспечения обменных процессов.

Именно благодаря способности гипербарической оксигенации компенсировать метаболические потребности организма в кислороде при снижении скорости кровотока в целом или отдельных участках тела, возможны многие важные положительные эффекты, возникающие в организме спортсмена. Так, расчетные данные показывают, что при повышении содержания кислорода в артериальной крови до 25% по объему можно удовлетворить метаболические потребности тканей даже при снижении скорости кровотока наполовину (Б.В. Петровский, С.Н. Ефуни, 1976).

Увеличивая кислородную емкость жидких сред организма, гипербарическая оксигенация способствует повышению содержания кислорода в тканях, что приводит к образованию некоторого резерва кислорода.

Говоря о запасах кислорода, образующегося в организме спортсмена после предварительного дыхания кислородом под давлением, следует обратить внимание на то, что до настоящего времени не существует единого мнения по поводу “места” формирования этих запасов. Так, одни авторы (J.Bоerema et al., 1964; В.И. Бураковский, Л.А.Бокерия, 1974) учитывают кислород, который может быть растворен во всех жидких средах организма, в том числе во внутриклеточной. Другие (G.Thews, 1960; E.H.Lanphier, I.W. Brown, 1966; И.П.Березин, 1969; N.G. Meijne, 1970) считают, что в условиях ГБО реально возрастает только количество кислорода в плазме крови, которая составляет всего 6% общего объема всех жидкостей тела, а в клетках, содержание кислорода если и увеличивается, то весьма незначительно в связи с постоянным его потреблением.

Несмотря на различия в подходах определения резервов кислорода, большинство ученых едины во мнении, что в целом запасы эти невелики и не дают оснований рассчитывать на увеличение работоспособности спортсменов за счет реализации депо кислорода, образующегося в организме спортсмена в результате предварительного дыхания кислородом под повышенным давлением. Так, по данным первой группы исследователей кислородный резерв организма при дыхании кислородом даже при давлении 0,3 МПа может достигать всего лишь 3,5 л, что достаточно для дыхания здорового человека, находящегося в покое в течение 8-12 мин, а по мнению второй группы авторов кислородная емкость всей массы крови при этом увеличивается всего на 0,3–0,4 л, что обеспечивает потребности организма в покое дополнительно лишь на 1-2 мин. Необходимо подчеркнуть, что даже максимальный предел, равный 3,5 л депонированного кислорода не может играть существенной роли при выполнении физической работы.

Тем не менее, в общих чертах основные преимущества ГБО по сравнению с дыханием кислородом в нормобарических условиях сводятся к следующему. Гипербарическая оксигенация, во-первых, компенсирует практически любую форму гипоксии, в том числе гемодинамическую, которая имеет место, в частности, при выполнении тяжелой физической работы у спортсменов (гиперметаболическая гипоксия); во-вторых, существенно удлиняет расстояние эффективной диффузии кислорода в тканях; в-третьих, обеспечивает метаболические потребности тканей при снижении объемной скорости кровотока, и наконец, в-четвертых, создает определенный резерв кислорода в организме.

В то же время практический опыт и научные исследования многих ученых показывают, что действие гипербарической оксигенации не может быть объяснено только с позиции физико-химической теории, так как действие кислорода под повышенным давлением не сводится к простой ликвидации гипоксии.

С нашей точки зрения наиболее полной на сегодняшний день концепцией, объясняющей многие вопросы положительного влияния гипербарической оксигенации на организм человека, является адаптационно-метаболическая концепция А.И. Леонова (1994), который первым увязал ГБО с процессами адаптации. Дальнейшее развитие эта теория получила в работах С.О. Киселева (1998).

Согласно этой теории ключевая роль в механизме действия гипербарической оксигенации на организм принадлежит гипербарии, которая является главным действующим началом в этом процессе. Вполне понятно, что именно величина давления предопределяет степень растворимости газов в плазме, обуславливает параметры внешней, а, следовательно, и внутренней среды организма, являясь пусковым механизмом изменений в состоянии организма.

Процессы, происходящие в организме при воздействии на него гипербарической оксигенации и составляющие основу механизма ее действия можно свести к следующим:

1) формирование неспецифических и специфических адаптационных реакций организма в ответ на изменение условий внешней (давление, газовый состав, замкнутый объем и др.) и внутренней (гипероксемия и пр.) сред, что приводит опосредованно через гипоталамо-гипофизарную и симпато-адреналовую системы к функциональным и метаболическим перестройкам в организме на разных уровнях;

2) стимуляция, а точнее нормализация, биоэнергетических процессов в поврежденных тканях и органах за счет воздействия на митохондреальное окисление (аккумуляция и депонирование энергии в виде АТФ и др.) в связи с устранением кислородного дефицита в очагах повреждения с последующим перераспределением этой части энергии на другие нужды макроорганизма;

3) дезинтоксикационный эффект (влияние на микросомальное окисление);

4) создание благоприятных условий для устранения гипоксии, обусловленной затруднением доставки кислорода к мишени (органу, ткани, клетке), за счет повышенного содержания кислорода в плазме и увеличения кислородной емкости крови в целом под влиянием избыточного барометрического давления;

5) комбинация вышеуказанных эффектов.

То, что процедура гипербарической оксигенации является для человека экстремальной ситуацией, влекущей за собой целый ряд изменений во внутренней среде организма, а это, в свою очередь, приводит в движение механизмы адаптации на всех уровнях, дает право утверждать, что ГБО является мощным адаптогеном. Если при этом учесть, что в управлении гомеостазом ведущая роль отводится лимбической системе, в частности, гипоталамусу и ретикулярной формации (А.М. Вейн и др., 1981), есть все основания считать, что влияние данного метода, в первую очередь распространяется на указанные структуры головного мозга, регулирующие все жизненно важные процессы в организме. Отсюда ГБО можно рассматривать и как своего рода биогенный стимулятор, а скорее даже как модулятор регуляторных функций ЦНС. Здесь важно заметить, что из всех известных положительных эффектов ГБО в каждом конкретном случае проявляются именно те из них, в которых у организма есть потребность, то есть направленность воздействия имеет выраженную избирательность и ориентацию. Это лишний раз указывает на то, что основной точкой приложения гипербарической оксигенации являются структуры ЦНС, ответственные за поддержание нормальной функции всех систем организма и гомеостаза в целом.

Если адаптационные реакции, развивающиеся в ответ на воздействие гипербарической оксигенации, формируются при непосредственном участии ЦНС, то их реализация осуществляется опосредованно через гормональную и вегетативную нервную системы, которые направляют и контролируют через обратную связь соответствующие ферментативные процессы. Следовательно, они тоже вовлекаются в сферу влияния ГБО. А это означает, что изменение функции определенных органов и систем, имеющее место при ГБО, осуществляется через указанные системы.

Таким образом, основу положительного (благоприятного) эффекта гипербарической оксигенации составляют:

- неспецифическое действие, связанное с относительно кратковременными периодическими дозированными изменениями среды обитания человека и происходящими в соответствии с этим изменениями во внутренней среде организма, что влечет за собой выработку и закрепление неспецифических адаптационных реакций;

- специфические адаптационные (физиологические и биохимические) реакции организма в ответ на гипероксемию;

- специфическое действие на патологические процессы, причиной развития которых явилась гипоксия вследствие различных нарушений транспорта кислорода к органам и тканям;

- отчасти психотерапевтическое действие;

- взаимосвязанное и взаимодополняющее одно другим специфическое, неспецифическое и психотерапевтическое действие, разнообразные их комбинации с преобладанием того или иного начала в зависимости от конкретной ситуации.

Наряду с положительным действием гипербарического кислорода необходимо несколько слов сказать об отрицательном его действии при определенных условиях.

Действие кислорода на различные функции организма до появления начальных признаков отравления считается физиологическим. По мнению ученых (C.J. Lambertsen, 1965; А.Г. Жиронкин, 1972; А.П. Мясников, 1977; А.И. Селивра,1983; С.Н. Ефуни, 1986; А.И. Леонов, 1994 и др.) физиологическое влияние кислорода следует рассматривать как несколько условное понятие, так как, например, изменения метаболизма на молекулярном уровне, имеющие отношение к кислородной интоксикации, возникают еще задолго до появления клинически выраженного токсического действия кислорода. Поэтому при действии ГБО часто бывает затруднительным провести четкую грань между её физиологическим и начинающимся токсическим эффектом, так как оба эти эффекта связаны с реализацией высокого окислительного потенциала гипероксии.

В целом, в настоящее время есть основания полагать, что благоприятные эффекты гипероксии реализуются на фоне развертывания приспособительных реакций на различных уровнях функционирования организма. При этом ведущая роль в уравновешивании организма с внешней средой принадлежит нервной системе. Возникающие при гипербарической оксигенации изменения со стороны центральной и вегетативной нервной системы зависят от величины и продолжительности действия повышенного давления кислорода (хроноконцентрационный эффект), типа нервной системы и индивидуальной чувствительности человека к кислороду.

Влияние повышенного давления кислорода на нервную систему человека носит двухфазный характер. В начальный период отмечается активация нервной деятельности.

Активирующее влияние режимов повышенных давлений кислорода на кору головного мозга в пределах физиологических режимов (до 0,3 МПа) представляет собой генерализованную десинхронизацию электрических процессов в ней и, следовательно, носит тонизирующий характер, так как в нормальных условиях десинхронизация электрической активности коры головного мозга, как правило, соответствует состоянию бодрствования и служит фоном для восприятия процессов интеграции и произвольной деятельности (Е.В. Ермаков, 1986).

В последующем при дыхании кислородом под повышенным давлением (через 40-60 мин дыхания) в зависимости от величины рО2 и типа нервной деятельности человека, фаза активации постепенно сменяется фазой торможения корковых функций. На ЭЭГ отмечается некоторое замедление ритма, снижение частоты и амплитуды колебаний. Подобная динамика отмечается и в отношении биотоков мышц. Вторая фаза, фаза торможения нервных процессов, совпадает по времени с уменьшением газообмена и снижением обменных процессов в тканях всего организма.

При достаточно продолжительной экспозиции (в течение нескольких часов) токсическое действие кислорода под давлением 0,05-0,17 МПа в первую очередь проявляется нарушением функции легких (эффект Лоррен-Смита), а при давлении свыше 0,17 МПа определяется нарушение функций центральной нервной системы (эффект Бера). Эти нарушения также сопровождаются разнообразными поражениями многих органов и тканей. При давлении кислорода 0,1-0,4 МПа они иногда выявляются до возникновения легочной и судорожной форм отравления кислородом и классифицируются как общетоксическая форма кислородного отравления (А.Г. Жиронкин, 1972).

Факторы, способствующие развитию отравления кислородом, настолько многочисленны и разнородны, что продолжительность латентного периода патологических реакций человека даже при одном и том же давлении может быть весьма различной. Так, например, Hill (1933) указывает, что безопасным является 30-минутное дыхание кислородом под повышенным давлением 0,3 МПа, а А.И. Говоров и А.Ф. Панин (1966) считают возможным удлинить это время до 2 часов. На основании экспериментальных исследований И.П. Березин (1969) утверждает, что при указанном давлении экспозиция может продолжаться 40-60 минут. Сроки пребывания испытуемого в камере до наступления первых признаков кислородного отравления увеличиваются при чередовании дыхания кислородом и воздухом. Беспрерывное дыхание О2 под давлением 0,2 МПа безопасно в течение 2,6 ч, а безопасное время попеременного дыхания О2 и сжатым воздухом по 10 мин в тех же условиях составляет 9,9 ч.

В соответствии с Правилами водолазной службы Военно-Морского Флота (ПВС ВМФ-90) при работе легкой и средней тяжести продолжительность дыхания кислородом под давлением 0,2 МПа не должна превышать 2,5 часа, под давлением 0,25 МПа - не более 30 мин, 0,3 МПа - не более 20 мин.

Таким образом, очевидно, что вопрос выбора безопасных режимов ГБО сложен и изучен недостаточно, особенно при измененном функциональном состоянии организма и в случае одновременного воздействия на организм многих факторов внешней среды.

В заключение следует еще раз отметить, что действие гипербарической оксигенации проявляется благодаря фундаментальным свойствам – стимулирующему, ингибирующему и заместительному, придающим ей функцию адаптогенного биорегулятора нормальной и патологической клетки. Это раскрывает широкие возможности применения ГБО в целях восстановления и повышения работоспособности спортсменов.



следующая страница >>