Очерки истории песчанокопского района - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Очерки истории песчанокопского района - страница №1/9





ПЕСЧАНОКОПСКИЙ РАЙКОМ КПСС

Отдел пропаганды и агитации


Музей истории Песчанокопского района

Райорганизация общества «Знание»
На правах рукописи
М.А. КУЗЬМИНОВ

ОЧЕРКИ ИСТОРИИ

ПЕСЧАНОКОПСКОГО РАЙОНА

(1780-1982 годы)

Издание третье, дополнительное, исправленное

с. Песчанокопское

август 1983 год

ПРЕДИСЛОВИЕ


Раскрытие закономерного процесса движения нашей Родины к коммунизму является главной задачей, поставленной нашей партией советской исторической наукой. Особое внимание этому уделили XXVI съезд партии и июньский (1983г.). Пленум ЦК КПСС.

Выступая на июньском (1983г.) Пленуме ЦК нашей партии, Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Ю.В. Андропов сказал: «Должен быть обеспечен новый, значительно более высокий уровень идейно-теоритической работы в области общественных и прежде всего экономических наук, работы научных учреждений и каждого ученого в отдельности. Необходим решительный поворот к реальным, практическим задачам, которые ставит жизнь перед обществом. Общественные науки в такой же степени, как и естественные, должны стать эффективным помощником партии и всего народа в решении этих задач».1

В этом плане изучение истории любого населенного пункта, как частицы нашей великой Родины, имеет особо важное значение для углубления понятия происходивших и происходящих исторических процессов, развития экономических и социальных отношений. История каждого населенного пункта отражает историю нашего государства и народа. «Мы воспринимаем прошлое как богатейший резервуар опыта, как материал для раздумий, для критического анализа общественных решений и действий. Мы черпаем из прошлого вдохновение для нынешних и грядущих дел».2

Вот поэтому изучение прошлого и настоящего населенных пунктов имеет общепартийное, государственное значение. Изучение истории своего родного района и его сел обогащает их жителей запасом исторических знаний, знакомит их с революционным, боевым и трудовым прошлым, содействует в развитии у них общественного сознания.

1. Ю.А. Андропов. Речь на июньском (1983г.) Пленуме ЦК КПСС.

2. Л.И. Брежнев. Советские профсоюзы – влиятельная сила на общества. Политиздат. 1977 г.

Изучая историю наших сел, читатель имеет полную возможность сделать сравнение их прошлого с современным.

В своей работе автор пользуется заветами великого писателя Алексея Максимовича Горького. Он писал: «Чем лучше мы будем знать прошлое, тем более глубоко и радостно поймем значение творимого нами настоящего».

Работая много лет учителем истории, партийным работником, автор постоянно ощущал потребность людей в знаниях истории района. Именно это побудило его взяться за этот нелегкий, но благородный труд.

В далеком прошлом Песчанокопские крестьяне своим упорным трудом преобразовали огромные степные просторы в обширные плодородные земли. Они активно боролись против царизма, тысячи и тысячи их храбро сражались на фронтах гражданской (1918-1920г.г.) и Великой Отечественной войны.

Песчанокопская земля вспоила и вскормила многих своих славных сыновей и дочерей. Среди них член ЦИК СССР и ВЦИК И.А. Давыдов, злодейски убитый врагами Советской власти в 1924 году. Наши земляки П.М. Давыдов, Ф.Ф. Лыткин, П.М. Медведев, Г.Г. Семенов в годы гражданской войны командовали полками и дивизиями Красной Армии. Прославили наш район земляки Герои Советского Союза П.М. Веретенников, М.Г. Владимиров, Н.И. Гулимов, Г.М. Лазарев, К.Ф. Резеньков, В.Ф. Соляник, полные кавалеры орденов Славы К.Ф. Гурьев, М.П. Пухов, М.Ф. Смыков.

На нашей земле родились генералы нашей Армии П.Д. Давыдов, М.И. Перевозников, П.И. Фоменко, один из конструкторов трактора «К-700» В.Л. Поляченко, первая трактористка района, кавалер ордена Ленина, делегат Втрого Всесоюзного съезда колхозников Е.В. Зубцова.

В районе родились и заслужили славу Герои Социалистического Труда комбайнеры И.Р. Евко и И.Т. Мариненко, колхозный бригадир, делегат XXII съезда КПСС К.П. Родичкина, депутаты Верховного совета СССР Б.И. Кучма, Р.И. Проскурина.

На всю страну теперь известно имя члена ЦК КПСС звеньевой уборочно-транспортного звена Н.В. Переверзевой. Она Герой Социалистического труда, делегат XXV и XXVI съездов, лауреат Государственной премии СССР, член Советского комитета защиты мира, член бюро обкома и райкома КПСС, депутат областного, районного и сельского Советов народных депутатов.

Всем известны имена в районе заслуженного учителя РСФСР Г.В. Алисова, заслуженного врача РСФСР В.И. Безручко, Заслуженного работника торговли РСФСР Л.А. Малиновской, заслуженных строителей РСФСР Л.М. Самбурской и М.М. Старчеуса, заслуженного работника культуры А.С. Пикаря и других заслуженных работников.

Среди молодых людей делегатом XVI съезда ВЛКСМ была Зоя Щитова, а восемнадцатого - Иван Гвоздик. Лауреатами премии Ленинского комсомола стали орденоносцы, звеньевые уборочно-транспортных звеньев Алексей Рубцов, Иван Гвоздик, бригадир строителей Федор Лунин.

Около двух тысяч оставшихся в живых участников Великой Отечественной войны награждены орденами и медалями за храбрость при защите Родины. Почти пятьсот тружеников района награждены правительственными наградами за самоотверженный труд.

В труде и боях выросли наши села. Наша Песчанокопская земля теперь стала районом многоотраслевого сельского хозяйства, растет его местная промышленность, культура и быт. Достаточно сказать, что за последние годы хозяйства района ежегодно продает 100-125 тысяч тонн зерна,22-26 тысяч тонн молока, 6-7 тысяч тонн мяса, до 400 тонн шерсти, до 20 миллионов яиц.

На территории района выросли благоустроенные села. В каждом из них расположен колхоз, а в селе Песчанокопском два, один совхоз и рыбколхоз. За счет государства, хозяйств и предприятий в каждом селе построены типовые школы, больницы, Дома культуры, библиотеки, детские сады и ясли, имеется водопровод, проложены сотни километров асфальтированных пешеходных дорожек и десятки километров асфальтированных дорог.

Жители сел живут богато и культурно. За послевоенное время почти все дома в селах переустроены или построены вновь. Теперь почти все они кирпичные, просторные, крытые шифером. В каждом доме есть электричество, радио, телевизоры. Тысячи их имеют холодильники, стиральные машины, газовые плиты.

В личном пользовании жителей имеется более 500 легковых автомобилей, более 7 тысяч мотоциклов и мопедов. В сберегательных кассах района хранится свыше 33 миллионов рублей.

В течение более чем тридцатилетие автору с целью создания истории района, а потом и музея истории района, пришлось изучать ряд работ В.И. Ленина, выдающихся деятелей КПСС и Советского государства, печатных трудов по истории Ставрополья и Дона, архивные документы. Автор широко использовал в своей работе материалы Государственного архива Ставропольского края (ГАСК), партийного архива Ростовской области (ПАРО), государственного архива Ростовской области (ГАРО), Ставропольский краевой научной библиотеки им. Крупской, областные и краевые газеты, районные газеты «Колхозная трибуна», «Сталинский путь», «Ленинская правда», «Сельская степь», «Колос», текущие архивы Песчанокопского райкома КПСС и райисполкома. Эти суммарные материалы сперва использовались на уроках истории, кружках краеведения, в лекциях перед населением, в партийных докладах, а потом стали основой написания работы «Очерки истории Песчанокопского района» (1780-1983г.г.).

Однако в процессе работы у автора возникли определенные трудности. Во-первых, история Ставрополья в период конца XVIII века и 60-годов XIX столетия имеет свои особенности, главным из которых является полное отсутствие крепостного права в наших селах и бурное развитие капитализма в сельском хозяйстве нашего края. Вся зависимость крестьян была сосредоточена в руках феодала - государства.

Во-вторых теперешние историки Ставропольского края в своих работах в большинстве случаев только упоминают название наших сел в связи тех или иных описываемых событий. Это связано с тем, что с июня 1925 года наши села вышли из границ Ставрополья и у ставропольских историков отпала необходимость заниматься более глубоким анализом экономической и культурной жизнью нашего района. Ростовские же историки в своих исследованиях по истории Дона ограничиваются территорией бывшего Войск Донского. Более того, они совершенно или почти совершенно не затрагивают исторические события в селах нашего района дооктябрьского периода и даже событий наших дней.

В-третьих, работа осложнялась тем, что архивные материалы очень сильно разбросаны из-за смены районирования (1925,1934,1937,1957,1962,1965г.г.). Основные архивные фонды по нашим селам до 1925 года находятся в городе Ставрополе, а поздние - в городе Ростов-на-Дону. Это очень сильно затрудняло их поиски, анализирование.

В-четвертых, ростовские и некоторые другие историки, публикуя свои работы по истории Дона, не затрагивали экономическую и культурную деятельность нашего района из-за малого размера бывших Песчанокопского и Развиленского районов, только в 1959 году объединенных в единый район.

В-пятых, автору этой работы пришлось использовать множество монографий дореволюционных историков и главным образом факты и цифры. Все эти работы (список всех источников дан в конце работы) далеки от марксистско-ленинского понимания истории, поэтому необходимо было все обработать с точки зрения марксистско-ленинской методологии и советской историографии. Однако нельзя и не сказать, что эти работы для автора имели большое значение.

В-шестых, автор не является профессиональным писателем. Он был ограничен временем. Для написания «Очерки истории Песчанокопского района» автор использовал свои трудовые отпуска, выходные дни и бессонные ночи.

Автор этой работы поставил перед собой скромную цель - кратко рассмотреть в пропагандистском плане истории района и в какой-то степени познакомить читателей с прошлым и настоящим района.

«Очерки» не претендуют на полный охват всех сторон жизни сел, хотя большинство фактов и событий, описанных в этой работе, публикуются впервые.

Он стремился изложить историю района в определенной хронологической последовательности, часто вел повествование и хронику событий по годам. Периодизация истории района установлена автором исходя из условий его работы над материалами и возможности во времени.

В работе взята территория района в современных границах любого описываемого периода. В ряде случаев автор показывает жизнь отдельных сел, самостоятельную жизнь Песчанокопского т Развильненского районов (1935-1959 г.г.), в других же случаях дает сводные данные по обеим районам вместе взятых.

Все события, факты, цифры, собственные имена в «Очерках» даны только на основе опубликованных печатных источников и фондов Государственного архива Ростовской области (ГАРО), партийного архива Ростовской области (ПАРО), Государственного архива Ставропольского края (ГАСК), Ставропольского Государственного краевого краеведческого музея и Ставропольской краевой научной библиотеки им.Крупской.

Данная работа по частям была опубликована на страницах районной газеты «Колос» в период 1967-1982 годов. Это рукопись является третьей по переработке. Основная и первая часть «Очерков истории Песчанокопского района» (1780-1945г.г.) находится на хранении в Песчанокопском отделении Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Автор рукописи весьма благодарен за консультации нашему земляку, доктору исторических наук, профессору, заведующему кафедры истории КПСС и научного коммунизма РИИЖТа и Мирону Титовичу Узнародову и учительнице Песчанокопской восьмилетней школы №3 В.А. Алисовой за оказание практической помощи в подборе некоторых материалов.

Автор благодарит Песчанокопский райком КПСС за оказание содействия в работе. Один экземпляр данной работы сдан на государственное хранение в музей истории Песчанокопского района, на основе которой и создан этот музей. Сама же рукопись (подлинник) находится у автора Кузьминова Михаила Антоновича,1923 года рождения, члена КПСС бывшего учителя истории и директора школы, бывшего партийного работника, ныне ветерана войны и труда, Гвардии майора в отставке.

Будет очень приятно, если благодарные читатели окажут автору свое внимание и пришлют ему свои замечания и пожелания по данной работе.
М.А. Кузьминов.

ГЛАВА I. Возникновение сел района.

Среди огромных степных просторов лежат теперешние красивые села Песчанокопского района.

Наши села возникли в тех краях, которые имеют свою особую многовековую историю.

Примерно за три тысячи лет до нашей эры в наших краях уже существовало родовое первобытное общество. Наши края были в III - II тысячелетиях до нашей эры заселены т.н. «докиммерийскими» племенами, т.е. племенами, обитавшими здесь до появления на юге нашей страны племен киммерийцев.

Проходят сотни лет и тысячелетия. Территориальная смена одних племен другими продолжалась. Как бы в порядке очередности в бассейнах рек Дона и Кубани, от Черного до Каспийского морей, наши края заселяли киммерийцы, скифы, сарматы, гунны, хазары, печенеги, половцы и многие другие народы. В начале XIII века здесь прошли огромные полчища татаро-монгольских завоевателей.

Наши обширные степные просторы не единожды оглашались боевыми кличами воинов, лязгом оружия, ржанием боевых коней и стоном раненых, плачем женщин и детей, боевыми походными песнями и разгульными криками пирующих победителей.

Заселение территории Песчанокопского района тесно связано с историей заселения Северного Кавказа, а также с историей нашего государства. Укрепление Московского государства способствовало не только восстановлению, но и в значительной степени расширению связей русского народа с народами Северного Кавказа в XVI в. Многие горские народы уже тогда хорошо понимали, что отстоять свою самостоятельность от постоянных угроз со стороны Персии, Турции и подвластного ей Крыма можно только с русским народом.

Для укрепления своих позиций на Северном Кавказе и защиты местных народов от внешних врагов русское правительство в середине XVI в. посылало туда хорошо вооруженные отряды стрельцов и казаков. Вместе с горскими народами русские воины отбивали многочисленные нападения турок и крымских татар.

«Эрзерум в Азии, Азов в Европе, - писал Карл Маркс, - являются важнейшими базами турецкого наступления в этот период. Вот почему Турция с удивительной настойчивостью и упорством удерживала в течении XVI - XVIII веков устье Дона и Азов, который являлся для турок как бы залогом возможного расширения империи в сторону Дона, Донца, Волги, Кавказа и даже Ирана».

В 1695 и 1696 годах под руководством Петра I произошли два азовских похода, в которых большую роль сыграли донские казаки. Первая попытка овладеть Азовом кончилась неудачей главным образом потому, что турки свободно получали подкрепления с моря. Но к лету 1696 г. Петр I построил флот и блокировал Азов со стороны моря. После ожесточенных боев турки были вынуждены оставить крепость.

Взятие Азова явилось крупной победой России. Азов имел огромное значение во внутренней и внешней политике России, повысился международный престиж Русского государства. По северному побережью азовского моря стали сооружать крепости, закладывать верфи, строить таганрогский порт. В Азов, Таганрог и другие приазовские селения стали переезжать выходцы из центральной России. Началось освоение пустующих земель. Быстро развивались ремесло и торговля. Но неудачный Прутский поход резко изменил обстановку. Русская армия потерпела поражение в Молдавии, и в 1712 году был подписан Константинопольский договор, по которому Азов и Приазовье вновь отходили к Турции, а укрепления в Таганроге срывались.

В 1736 году донские казаки вновь участвовали в захвате Азова русские войска и казачьи подразделения были направлены в Крым.

В 1739 году Россия подписала невыгодный для себя Белградский договор, по которому Азовское побережье оставалось в руках турок, а Азов и Таганрог были превращены в развалины. Россия получила право построить крепость вблизи устья Дона, а турки - на Кубани.

Более 10 лет шла ожесточенная борьба на дипломатической арене за право создать крепость на месте современного Ростова-на-Дону. Несмотря на упорные сопротивления турок, в 1749 году на территории Ростова была заложена Темерницкая таможня - важный торговый центр на Юге России. А 23 сентября 1761 года началось сооружение крепости Дмитрия Ростовского.

Турки не хотели мириться с потерей Азова, дальнейшим укреплением русских в Приазовье и на Нижнем Дону. В 1768 году они объявили войну России, которая длилась до 1774 года.

В войне с турками Ростовская крепость служила важным центром и опорным пунктом второй русской армии. В начале марта 1769 года русские войска, перейдя по льду Дон, без сопротивления заняли Азов.

Затем войска двинулись на Таганрог, и город был взят. Успехи России в этой войне заставили турок подписать в 1774 году Кючук-Кайнарджийский договор, по которому Азов и Северо-восточное Приазовье навсегда вошли в состав Русского государства.

Во второй половине XVIII века и первой половине XIX века Турция в войнах с Россией терпела поражения, но она по-прежнему активно вмешивалось в жизнь горцев, стремилась вытеснить Россию из Северного Кавказа и установить свое безраздельное господство над горскими народами. Всяческую помощь ей в этом оказывали Англия, Франция, имевшие намерения укрепить там свои позиции. Территория степей, простиравшихся к югу от реки Дон, даже во второй половине XVIII века не имела ни надежных дорог, ни оборонительных сооружений, ни тем более населенных пунктов. Эти безлюдные или почти безлюдные просторы были совершенно открытыми для нападения со стороны ногайских орд Кубани, находившихся в вассальной зависимости от Турции.

Находящиеся в районах Дона и Приазовья русские воинские части, разрозненные и малочисленные, были не в состоянии обеспечить охрану степных рубежей южных окраин России.

Калмыки, находящиеся под властью России, занимавшие к тому времени части реки Маныч, правобережья реки Большой Егорлык и далее к Каспийскому морю, так же не имели необходимой возможности и организованной военной силы выполнения охранных обязанностей. Их князья иногда сами были не прочь заняться разбойными набегами на проходящие на юг царские караваны.

Донское и терское казачество имели достаточное количество сил для выполнения охранных обязанностей, но их большое удаление от этих мест сводило их силу почти к нулю.

Необходимо было создать в целях обороны завоеванных территорий линию оборонительных сооружений от Моздока на Тереке до самого Азова. По замыслу князя Г.А. Потемкина, наместника Новороссийской, Азовской и Астраханской губерний, т.н. Азово-Моздокская линия должна была пройти через прикумские, задонские степи, соединив Терек и Дон. Предложенный план был утвержден Екатериной II. По ее указу Азово-Моздокская сторожевая линия строилась в период 1770-1780 годов. Окончательные контуры этой линии вырисовывались в ходе самого строительства. Впоследствии эта линия оформилась по рубежу Моздок - Ставрополь - река Большой Егорлык и далее по реке Мечетке к Азову.

Горячее участие в строительстве этой линии принимал великий русский полководец А.В. Суворов. Он в рапорте писал: «Ордера вашего сиятельства - первой от 16 февраля, другой тогож 25 числа я получил и по оным непременное исполнение чинить не премину, между тем крепости и фельдшанцы по Кубане построились нечто и за Тамишберг с неожиданным успехом. Они столько неодолимы черкесским поколениям по их вооружению, что становились им совершенно уздою, были б они доведены в смычку Моздокской линии к Ташле к половине апреля…». В 1779 году он лично инспектировал строительство. На этой линии в 1777 году по указу Екатерины II Усть-хоперскими казаками был основан Ставрополь как крепость. По указанию А.В. Суворова линия строилась отдельными опорными пунктами. Нелегко установить, когда появились в предкавказских степях поселения русских крестьян, не казачьему сословию. Официальные источники относят начало переселения русских крестьян в Предкавказье к середине 70-х годов XVIII века.

Действительно, впервые проблема колонизация предкавказских степей приобрела серьезное государственное значение лишь после Кючук-Кайнарджийского мира 1774 года и в связи с проектом создания Азово-Моздокской линии.

Первые поселенцы на территории сел Песчанокопского района появились примерно в 1780 году. Это относится к селам Песчанокопское и Летницкое. Интересен рассказ бывшего жителя села Летницкого Харичкина К.В. (1870-1958г.). он сообщил, что его дед в 13-летнем возрасте со своей семьей и другими семьями переселились из Обоянского уезда Курской губернии в район теперешних балок села Песчанокопского, окончательно его семья закрепилась в районе теперешнего села Летник. Дед К.В. Харичкина прожил в селе Летницком до 117-летниго возраста. Умер он тогда, когда К.В. Харичкину было семь лет, т.е. в 1877 году. Сам же К.В. Харичкин прожил 88 лет. Если произвести подсчет, то первые поселенцы на территории сел Песчанокопское и Летницкое появились в 1780 году. В лексиконе Песчанокопцев и летничан употребляется слово «редутка». Так они называют высокий холм кряжа, находящегося вблизи села Песчанокопского. Общеизвестно, что слово «редут» означает укрепление. Ясно, что «редутка» происходит от слова «редут». Это наводит на мысль, что «редутка» являлась одной из опорных точек Азово-Моздокской линии. Здесь, вероятно, воплотилась военно-инженерная мысль А.В. Суворова, который, создавая «Кубанский кордон», предлагал строить Азово-Моздокскую линию не сплошной, а отдельными укрепленными точками. Первыми поселенцами были солдаты срочной службы, солдаты-отставники, бежавшие крестьяне из центральных областей России, спасаясь от крепостничества. Крепостные крестьяне прежде всего бежали на Дон с мечтой получить свободу. Однако этого они не получили. Указом Петра I от 12 декабря 1796 года окончательно было узаконено крепостное право на Дону. Вот поэтому крестьяне, бежавшие на Дон, долго там не задерживались, а уходили в южные степи, на Северный Кавказ. Они также явились частичкой первых поселенцев теперешних наших сел. Именно с Дона бежал дед Е.Я. Труфанова (1866-1959 гг.), жителя села Летницкого. По рассказам дед Е.Я. Труфанова был родом из Лебединского уезда Курской губернии, крепостной крестьянин, бежал на Дон, а затем в наши края.

К этому следует добавить, что свободно поселившиеся крестьяне на восток от реки Маныч были впоследствии по указу Павла I (1796 г.) отданы вместе с землями донским полковникам и есаулам в награду за службу, т.е. они были закрепощены. Согласно документам, первое упоминание об основании сел Песчанокопского района, а также сел Средний Егорлык (Лежанка) Целинского района Ростовской области, Медвежье (ныне Красногвардейское) Ставропольского края относится к 1803 году. Все они расположены по Азово-Моздокской линии, другие же села основаны в более поздний период. В этом же справочнике указано, что вышеуказанные села были заселены государственными крестьянами из Курской губернии, причем в основном из Обоянского уезда. Это можно подтвердить еще тем, что в этих селах и проживает до сего времени много однофамильцев (Ерохины, Зубцовы, Кузьминовы, Саврасовы и др.). Почти совершенно одинаковы диалектизмы в языке старожилов этих сел: «Ни бяри» (не бери), «Ванькя» (Ванька), «щиго», (чего).

Более бурное заселение территории этих мест началось после присоединения в 1783 году к России правобережья Кубани и созданием т.н. Кубанского кордона под руководством генерала-поручика А.В. Суворова. Строительство таких военно-инженерных сооружений позволило совершенно или почти совершенно ликвидировать опасность набегов кочевников на территорию современного нашего края. Первые поселения были малочисленны, не имели названий, а о существовании отдельных из них никто даже не знал.

Повторяю, что все села, расположенные от теперешней дороги Ростов-Ставрополь на Восток и Запад, заселены в более поздний период. В 1812 году неизвестной группой людей, выходцев из Курской губернии, было основано село Красная Поляна. Село Белая Глина основано в 1830 году. Основание села Богородицкого относится к 1842 году выходцами из Полтавской, Харьковской и Воронежской губернии. История основания этого села неизвестна. В 1845 году переселенцами из Полтавской и Харьковской губернии на развилке дорог было основано село Развильное. Через год родилось новое село Жуковское, которое основала группа села Летницкого во главе Жукова.

В тридцатых годах XIX века Краснополянский крестьянин Даниил Алексеевич Поливянный первый поселился на территории современного села Поливянское. Вторым поселенцем со своей семьей был Григорий Диденко. Заселение села шло выходцами из центральных районов России. А в 1847 году село получает самостоятельность. В это время и считается годом основания этого села. В 1862 году переселенцами из Полтавской губернии основывается село Николаевское. Название дано в честь царя Николая I. В результате объединения в 1868 году хуторов было основано выходцами из Полтавской, Черниговской, Воронежской губерний село Рассыпное.1

О том, что наши села были заселены крестьянами из центральных губерний России подтверждает «Ведомость о численности семей на новоизбранные места» (апрель 1808 г.). 2

1. Географический справочник по Ставропольской губернии. 1881,

2. ГАСК, Ф.87, оп.1, ед. 172 л. № 3.

При урочище Летницком, пришедших в 1806 году.




Число семей

Из них мужского пола, душ

1.Орловская губерния

50

139

2. Курская губерния

8

29

В 1805 году

3. Смоленская губерния

44

105

4. Орловская губерния

2

8

В 1804 году

5. Орловская губерния

9

24

ИТОГО:

119

293

При урочище Развильном пришедших в 1806 году.






Число семей

Из них мужского пола, душ

1.Орловская губерния

5

11

При урочище Песчанокопское пришедших в 1807 году.






Число семей

Из них мужского пола, душ

1.Курская губерния

5

9

Все эти данные подтверждаются и другими источниками. Среди них работа А. И. Твалчрелидзе «Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и сельскохозяйственном отношениях» (Типография М.Н. Корицкого, Ставрополь, 1897г). В подтверждение всему этому является работа С.А. Чекменева «Социально-экономическое развитие Ставрополья и Кубани в конце XVIII века и первой половине XIX века (Пятигорск, 1967), где автор всех переселенцев делит на группы: казаков-переселенцев, беглых крестьян, государственных крестьян, помещиков-переселенцев. Все это бесспорно так. Однако, следует отметить, что села Песчанокопского района в начале их основания были заселены, главным образом, государственными крестьянами, а поэтому жители их крепостного права не знали. Все они называли себя ставропольскими вольными мужиками.

В наших селах не было и казаков. Казачье население было расположено в 40-50 км. Вокруг сел нашего района, это теперешние станицы Егорлыкская и Роговская Ростовской области, Новопокровская Краснодарского края и др.

Ни в одном источнике нет упоминания о переселенцах-помещиках в наши села. Таким образом, помещичье-крепостническая колонизация, так настойчиво проводившаяся царским правительством в конце XVIII века и первой половине XIX века, не дала ожидаемых результатов. Отсутствие достаточного количества крепостных крестьян, трудности, связанные с военным положением, непривычным климатом и пр. с самого начала заселения края создавали здесь большие препятствия для учреждения крепостничества.

Помещичьих владений не было в наших селах и в более поздний период. Опять же, за пределами теперешних сел нашего района такие помещичьи владения существовали. Это имение князя Трубецкого (ныне Сальский район Ростовской области) и братьев Деминых (ныне Красногвардейский район Ставропольского края.

Однако следует отметить, что большинство помещичьих хозяйств были мелкими. Они не только не заняли ведущего места в экономике Северного Кавказа, напротив, отошли на последнее место по сравнению с экономикой государственных крестьян и казачества.

Следует также отметить, что заселение территории теперешних сел нашего района шло в более поздний период, т.е. тогда, когда заселены более южные районы Ставрополья (Ставропольский, Александровский, Кизлярский, Георгиевский уезды Кавказкой, переименованной в последствии в Ставропольскую губернию). Именно в этих уездах в середине 30-х годов XIX века казачье население превышало по своей численности государственных крестьян. Именно казаки здесь несли основную военно-охранную службу. Заселение казаками теперешних сел нашего района в то время не вызывало необходимости. Наши села находились на большом расстоянии от мест сталкивания интересов России и Турции, т.е. от районов Кавказа.

Переселение государственных крестьян различных категорий в наши края неразрывно связано с интересами дворянско-крепостнического государства. Это убедительно подтверждает В.И. Ленин. Он писал: «Переселенческая политика правительства руководствовалась лишь одними интересами кучки крепостников-помещиков и, вообще, господствующих классов». (В.И.Ленин, ПСС, т.21, стр.328).

Переселение государственных крестьян проводилось из центральных губерний, где в связи с ростом населения все более и более ощущалась нужда в земле. Особенно переселение усилилась в конце XVIII века, т.е. в период заселения Азово-Моздокской линии. Но главной причиной было то, что царизм искал выход из затруднительного кризиса феодально-крепостнических отношений, которые особенно явно определились во второй половине XIX столетия. Переселенцы -государственные крестьяне имели в это время исключительно пестрый состав. Это были различные группы крестьянства, зависимые от феодала государства. Они занимали промежуточное положение между крепостным и свободным населением. Считаясь лично свободными, они фактически оставались зависимыми от феодально-крепостнического государства. За пользование землей государственные крестьяне платили феодальную ренту.

Переселение государственных крестьян в Ставрополье, в том числе и наши села, имело цель колонизировать огромные степные просторы, что давало возможность русскому царизму закрепить политическое и экономическое положение.

Заселение ставропольских земель шло согласно определенных Сенатом Указов от 22 декабря 1782 года, 24 июня и 18 декабря 1784 года. каждому переселенческому двору выделялось пособие в размере 20 рублей.1

1. С.А. Чекменев «Социально-экономическое развитие Ставрополья и Кубани в конце XVIII и первой половине XIX в.», Пятигорск, 1957, стр.46.

Однако переселением охвачены были не все государственные крестьяне черноземных губерний, а только те могли из них переселяться, что исправно платили налоги и выполняли другие повинности. Но не могли переселяться и те государственные крестьяне, которые имели от казны оброчные статьи, а их родное село не давало согласия взять их на себя.

Процент желающих переселяться на Кавказе иногда достигал до 30-55% состава деревень в отдельных центральных губерниях.1 Поэтому правительство стремилось в таких случаях ограничить переселение крестьян. Теперь требовалось специальное разрешение Сената, по которому разрешалось переселяться тогда, когда, желающих переселяться оказалось в селении больше половины, а оставшаяся часть крестьян обяжется платить за переселенцев в течение определенного срока уплату недоимок. Таким образом интересы дворянского государства и здесь строго охранялись, царизм стремился не только охранять, но и увеличивать налоги с крестьян, поэтому все тяжести ложились на самих переселяющихся на новые места и в особенности оставшихся на Родине.

И так, основной заботой царского правительства были не только и не просто колонизация новых южных районов, но и сохранение доходности за счет налогов с крестьян. Однако переселение государственных крестьян между тем продолжалось.2

Основным костяком переселенцев были однодворцы. Анализируя различные источники, следует отметить, что некоторое количество переселенцев было из среды экономических и дворцовых крестьян. Все он составляли категорию малоземельного крестьянства. Процесс обезземеливания крестьянства особенно рос и увеличивался в первой половине XIX века.

1. С.А. Чекменев «Социально-экономическое развитие Ставрополья и Кубани в конце XVIII и первой половине XIX в.», Пятигорск, 1957, стр.47.

2. С.А. Чекменев «Социально-экономическое развитие Ставрополья и Кубани в конце XVIII и первой половине XIX в.», Пятигорск, 1957, стр.48.

3. Н.М. Дружинин «Государственные крестьяне и реформа П.Д. Киселева» М-Л, 1946, стр.90.

По данным Н.М. Дружинина по VII ревизии крестьяне Черниговской и Полтавской губерний имели на душу по одной десятине удобной земли, в Тульской, Тамбовской, Рязанской, Псковской, Подольской, Пензенской, Симбирской, Ярославской, Орловской, Киевской - от двух до пяти десятин.3 Еще хуже обстояло дело в Курской губернии, где уже в 1825 году многие государственные крестьяне, пожелавшие переселиться на Кавказ, имели только по 1-2, "а другие и менее" десятины.1

Само переселение государственных крестьян шло крайне неорганизованно, хотя правительство делало попытки придать видимость организованности переселения на Кавказ и некоторой заботы о переселенцах. Таким образом, переселение с самого начала стало принимать крайне запутанный характер и проводилось "без всякой регистрации, случайно".2 Часто переселенцы сами занимали земли, а поэтому в начале массового заселения у некоторых сел земли было много (в расчете на душу, населения), а у других крайне мало.

Особое внимание царское правительство обращало на заселение оборонительных линий, в том числе и Азово-Моздокской линии, т.е. по трактам. Это диктовалось необходимостью организации беспрерывного движения воинских команд, различного рода грузов и почты, что стало возможным только в первой половине XIX века. Переселенцы крайне неохотно соглашались поселяться в этих местах, так как им приходилось нести дополнительные повинности (выделять транспорт для перевозки воинских грузов, брать на постой солдат, строить и ремонтировать дороги), а поэтому положение переселенцев в селах Песчанокопском и Летницком было значительно хуже, чем в других селениях теперешнего Песчанокопского района.3 Однако царизм усиленно принимал меры к заселению трактов, а поэтому эти села росли быстрее.

В дореформенный период наши села заселялись и беглыми крепостными крестьянами. Иногда группы их, преодолевая разного рода препятствия, с большим трудом добирались в наши края. Нередко было и применение оружия против властей и даже воинских команд.

1. ГАСК, ф. 79, д. 19, л. 1-5 .

2. И. Бендковский «Село Безопасное» сб. «Сведений о Кавказе» Т. II, 1909, стр.18.

3. ГАСК, ф. 87, д. 5, л .34-35.

Так было, например, в январе 1833 года, когда партия бежавших от донских и саратовских помещиков крестьян в составе 18 человек мужчин и нескольких женщин применила оружие против воинской команды в районе теперешнего села Песчанокопского.1 Для задержания и поимки беглецов, а "равно и других бежавших от помещиков крестьян, следующих большими партиями на "Кавказскую линию", генерал Вельяминов предписал выделить команду в 50 человек.2

Однако все эти попытки в задержании и высылке своим хозяевам крепостных не увенчались успехом. Части помещиков выдавались на беглых крестьян рекрутские квитанции, а потом эти беглецы переходили в разряд государственных крестьян. Колонизация была для царизма столь необходима, что пришлось поступать именно так.

Таким образом, царское правительство, отражая интересы господствующего класса дворян, принимало решительные меры к предотвращению побегов, однако остановить их не могло. Поток побегов на Кавказ все больше увеличивался и являлся своеобразным показателем наступавшего кризиса вотчинного хозяйства и все более заметного разложения всей системы крепостничества.

В 80-х годах XIX века Ставропольская губерния еще относилась к слабо заселенным губерниям России и являлась местом широкой колонизации. Средний надел бывших государственных крестьян губернии по "владенным записям" составлял в начале 80-х годов по 16,7-десятин удобной земли на мужскую душу.3 Уже один этот факт говорит, что Ставрополье земельной теснотой не страдало. 90-е годы характерны появлением в массовом масштабе иногородних в Ставропольской губернии. Иногороднее население возникло из переселенцев внутренних губерний России, не причисленных к сельским обществам крестьян-старожилов. Сословная замкнутость общинного крестьянского землевладения, особенно после вручения "владенных записей" на землю бывшим государственным крестьянам губернии, явилась основной причиной быстрого роста числа непричисленных переселенцев, т.е. иногородних. Таким образом, положение иногородних было крайне тяжелым и зависело от воли сельского общества.

1. С.А. Чекменев «Социально-экономическое развитие Ставрополья и Кубани в конце XVIII и первой половине XIX в.», Пятигорск, 1957, стр.43.

2. См. там же, стр.43.

3. А.Шацкий «Некоторые вопросы социально-экономического развития Юго-Восточной России», Ставрополь, 1970, стр.55.

Вот как образно об этом писала в 1884 году газета "Северный Кавказ": "Посаженные", «подворные", "трубные" (за пожарный инвентарь) и другие повинности возлагались на иногородних по постановлению сельских сходов. Сами же они не имели права участвовать на сельских сходах и обжаловать постановления. Все эти повинности рассматривались как средство "прижимания" иногородних, обусловленные лишней принадлежностью их к среде крестьянского или станичного общества и вообще неопределенностью их положения в ней".1

Проживали иногородние и в селах нашего района. Например, в таких крупнейших селах, как Среднеегорлыкское, Богородицкое, и Песчанокопское находилось 676 семей иногородних, из них 545 семей, или 80,6%, не имели своего угла и жили на квартирах; по роду занятий подавляющее большинство, т.е. 543 семьи, или 80,2%, являлись чернорабочими, а остальные занимались ремеслом, земледелием и торговлей.2 И так, положение иногородних в наших селах было аналогичным положению иногородних всего Ставрополья. Значительная доля иногородних крестьян, проживших на Северном Кавказе 20-30 лет, не имея надельной земли, вынуждена была бродить по степям Ставрополья, Кубани и Терека, арендуя жалкие клочки земли "ежегодно у разных лиц по десятинно на короткий срок и при том за весьма высокую цену".3

Однако следует отметить, что иногороднее население наших сел, как и губернии, внесло определенный вклад (в области сельскохозяйственного труда, так и ремесленного производства) в развитии производительных сил района, губернии.

Конечно, жизнь первых переселенцев была очень тяжелой, несмотря на то, что "это степное приволье поражало русского крестьянина-переселенца, который в родных краях всю жизнь мучился в тисках малоземелья. Когда он впервые обозревал эти степные просторы, ему, конечно, казалось, что он достиг той обетованной земли, о которой мечтал, отправляясь в далекий путь. Но первые впечатления были обманчивы.

1. А. Шацкий "Некоторые вопросы социально-экономического развития Юго-Восточной России", Ставрополь, 1970, стр.61.

2. А. Шацкий, см. там же, стр.62.

3. А. Шацкий, см. там же, стр.68.

Переселенца вскоре ожидало разочарование. Надежда обрести в предкавказских степях легкую долю рушилась при первом же столкновении с действительностью.

Как ни радовали глаз привольные степи, но в них не текли молочные реки в кисельных берегах. Перед крестьянином-переселенцем, измученным тысячеверстным переходом, потерявшим нередко в пути последнюю лошаденку и бросившим, поэтому тяжелую соху, перед ним – оборванным, голодным, опаленным солнцем и знойными ветрами – встала серьезная задача освоения целинных земель. Он должен был немедленно, сразу по прибытии в новые края, взяться за решение этой задачи, ибо только поднятая целина могла обеспечить ему существование.»1

И действительно, обширные пустынные земли, большой недостаток пресной воды, частые засухи, зимние снежные бураны, пыльные бури весной, масса степных грызунов и пресмыкающихся, налеты саранчи, непроходимые камыши и терновые заросли, по мокрым балкам, огромные трудности в приобретении пищевой соли, отсутствие рабочего скота и сельхозинвентаря, значительное удаление от торговых центров, почти полное бездорожье в течение нескольких месяцев в году - все это огромной тяжестью легло на плечи колонистов. Немало было случаев, когда переселенцы не выдерживали местных условий и вынуждены были уходить на Дон, Терек, Кубань, как районы более обжитые и с лучшими клиническими условиями.

Первые поселенцы строили для обеих семей землянки, покрывали их камышом и часто его для прочности смазывали глиной.

Нередко вместе с людьми, особенно зимой, в таких землянках находился скот.

В первые годы поселения ограничений на пользование землей не было, но использовать эти земли было очень трудно. Во-первых, целинные земли требовали хорошей обработки, а орудий земледелия, рабочего скота почти не было. Во-вторых, жестокие климатические условия не давали людям возможности подучить урожай для прокормления семьи.

1.Ф. Фадеев. «Очерки экономического развития Степного Предкавказья в дореформенный период», М, 1957, стр.68.

В урожайные годы, когда обильные весенние дожди увлажняли землю, то степные просторы покрывались травами, которые росли тогда по плечо, дети бывало не отходили далеко от выгона, чтобы не заблудиться.1 Но такая чрезмерная щедрость придавала для земледельца дополнительные трудности. «Траву до распашки нужно было прежде выжигать - иначе не было возможности пахать».2 Все это приводило к тому, что первые годы поселенцы основную долю своего труда вкладывали в развитие мясного скотоводства.

Среди разводимых животных были крупный рогатый окот, овцы, лошади, верблюды. Из-за недостатка зерна очень мало было домашней птицы. Достаточно оказать, что по данным уже 1913 года в селах теперешнего района было только 13 тысяч свиней, а данные за 1891 год число свиней вообще не называют.3 Добавим к этому, что в связи с резким подъемом валового сбора зерна теперь район ежегодно имеет 54-65 тысяч свиней.

В начальный период заселения наших сел определенных положений о землепользовании не было, существовал большой беспорядок и неразбериха. Наличие большого количества свободных земель и отсутствие практики применения удобрений создавали в наших селах условия применения перелога, когда после 2-4 разового пользования земельного участка его «забрасывали» на 8-12 лет. Это свидетельствовало об отсталости развития сельского хозяйства в наших селах в то далекое время. Засухи, пыльные бури, налеты саранчи и другие стихийные бедствия вели к неурожаям и голодовкам. К числу неурожайных лет относятся: 1788, 1813, 1817, 1829, 1833. 1848 годы.4 В эти годы обычно урожай составлял с одной десятины «сам-два», а иногда и менее одной четверти,5 т.е.примерно 8 пудов. В 1833 году местные власти сообщали: «Картофеля, кукурузы и прочего в одной только Песчанокопской волости по личному посеву родилась умеренная часть, но заменой хлеба служить не может».1

1. И. Бентковский, Историко-статистические сведения о селе Безопасном. «Сборник статистических сведений о Ставропольской губернии», вып. 11, Ставрополь, 1869, стр.43.

2. И. Бентковский, см.43.

3. «Важнейшие статистические сведения о селениях Ставропольской губернии», Ставрополь, 1891, стр.36-37.

4. ГАСК, ф. 84, д. 465, л. 1-2.

5. ГАСК, ф. 79, д. 4515, л. 7-9, 50-57.

Иногда царизм даже вынужден был давать денежные и зерновые ссуды крестьянам. В 1834 году, например, для 779 душ крестьян села Летницкого, как "крайне нуждающихся", была выдана хлебная ссуда в размере 584 пуда.2 Разумеется, что в голодные годы резко возрастают цены на хлеб. Зажиточные крестьяне, сдавшие запасы хлеба, наживались на повышении цен. Создавшееся тяжелое положение для основной массы крестьянства продолжало оставаться трудным в течение нескольких лет. В созданных запасных магазинах, на случай неурожайных и голодных лет, наличие хлеба всегда было неустановленных норм, поэтому нужной помощи оказать крестьянам они не могли. Создание таких магазинов являлось слабой попыткой правительства не допустить голода и показать себя перед лицом народа в роли благодетеля и народного заступника. Иногда жители наших сел обращались к местным властям с просьбой о не взыскании с них недоимок в неурожайные годы. Так 13 сентября 1815 года жители села Летницкого отправили «Прошение о невзыскании с них недоимок по случаю неурожая».3

В неурожайные годы особенно было тяжелое положение иногородних крестьян. В эти годы они попадали в более тяжелые условия. Во-первых, резко снижалась потребность на рабочие руки, а поэтому для многих терялась возможность заработка. Во-вторых, если коренные жители сел при неурожаях получали помощь хлебом из общественных магазинов, то иногородние на такую помощь не могли рассчитывать.

1886 год был третьим подряд неурожайным годом, поэтому губернатор вынужден был просить министра внутренних дел о предоставлении помощи иногородним.4 О тяжелом экономическом положении иногородних в эти годы говорят материалы «нуждающихся в продовольственном пособии». В одном только Медвеженском уезде, по неполным данным, насчитывалось более 10 тысяч человек, остро нуждающихся в продовольствии.1

1.ГАСК, ф. 79, д. 4515, л. 12-15.

2. ГАСК, ф. 84, д.4 65, л. 1-2.

3. ГАСК, ф. 87, ед. 669, л. 1

4. Шацкий «Некоторые вопросы социально-экономического развития Юго-восточной России», Ставрополь, 1970 г., стр.62

С ростом кулацкого капиталистического хозяйства (к концу 80-х годов) положение иногородних еще более ухудшилось. Увеличивались различные способы взимания платы за усадьбу, за выпас скота, при этом плата достигала невероятных размеров. Например, в селе Жуковском за усадьбу обыкновенной величины в 1889 году общество постановило взимать с иногородних по 300 руб. в год,2 а в селе Лопанском по 100 руб. в год.

Громадные пространства земли, малолюдность заселяемых земель - все это создавало благоприятные условия для развития скотоводства в нашем районе. Скотоводство и коневодство носили товарный характер. Рост товарности этих отраслей хозяйства все больше возрастал. Значительная часть коней и скота шла для нужд войск, находящихся на Кавказе и принимающих участие в военных действиях против горцев.

Содержание скота велось на подножном корме, помещений ему почти не делали, а ставили вокруг базов огромной высотой изгороди из старой соломы для защиты животных от ветров, особенно в зимней период. Заготовка кормов на зиму фактически отсутствовала. Большие бедствия скотоводству приносила засуха. Наступила бескормица. Исключительно тяжелым был 1833 год, когда в результате сильной засухи и из-за отсутствия кормов погибли тысячи голов скота и лошадей. Немало их гибло от различных болезней, так как никакой ветеринарной службы, можно сказать, не было. Особое место занимало коневодство. Некоторые богатые крестьяне имели конные заводы, которые были по тому времени довольно значительные. По данным 1844 года такие конные заводы были в селении Медвежьем (ныне Красногвардейское Ставропольского края), и Летницком - у Василия Жукова.3

В начале XIX века крестьянские хозяйства поселенцев носили характер натурального из-за большого удаления от торговых центров, а полунатуральность их еще наблюдалась даже в конце XIX столетия. Домотканная одежда из овечьей или верблюжьей шерсти (а позже конопли), обувь из сыромятной кожи, (т.н. поршни, коты) верхняя одежда из овечьей кожи (брюки особенно), деревянные бороны корыта и кормушки из камня, заборы-канавы из навоза и мусора – всё это делалось силами крестьянского хозяйства.

1. Шацкий «Некоторые вопросы социально-экономического развития Юго-восточной России», Ставрополь, 1970, стр. 62.

2. Шацкий «Некоторые вопросы социально-экономического развития Юго-восточной России», Ставрополь, 1970, стр. 62.

3. ГАСК, ф. 444, д. 604, л. 605.

Развитие сел продолжалось. Постепенно росло население. К примеру, в 1808 году в селе Летницком проживало 293 человека, а в Песчанокопском – девять,1 то в 1891 году их соответственно стало 7051 и 7093 человека.2 К этому времени оформляется управление селами. В каждом из них имелось волостное правление во главе старшины. Население села разбивалось на сотни, которые в свою очередь делились на десятки. Вершителями всех судеб людских был старшина, попы, урядники, сотские и десятские, т.е. зажиточная верхушка села. Уездное правление в то время находилось в селе Медвежьем (ныне село Красногвардейское Ставропольского края). Там же находился уездный земский начальник, полицейское управление, мировой судья, мировой посредник.

Царизм в начале XIX века ведет длительные войны по покорению Кавказа и Закавказья. Ему необходимо было создать соответствующие тылы, которые бы пополняли его армии солдатской массой, хлебом, конским составом. Такими тылами и были села теперешнего нашего района, как и сотни других сел Ставрополья, об этом говорят старинные песни. Вот первая из них ( с сокращением):

«Прощайте, девки, прощайте, бабы

Уезжаю я от Вас

На ту дальнюю сторонку,

На злосчастный на Кавказ.

На злосчастном на Кавказе

Срубят голову с меня» .

1.ГАСК, Ф,87, оп.1, ед.хр.178, л.9 .

2. «Важнейшие статистические сведения о селениях Ставропольской губернии», Ставрополь, 1891, стр.2.

Вторая песня (с сокращением)

«Как я выйду на шпилину,1

Как я гляну на долину,

Долина моя, ой, ты, долина!

Куда ты меня завела».

Во всех этих песнях показывается картина недовольства царскими войнами, совершенно чуждыми жителю долин и степей. Нашим предкам не нужен был «злосчастный Кавказ», где могут срубить голову.

О переселении государственных крестьян в наши края имеется много исследований дореволюционных историков-краеведов (И. Бетковский, Г. Прозлителев, Е.Мороховец, И.Игнатович и др.). Они на огромном фактическом материале показывают этот процесс, а ряд советских историков (Л. Рубенштейн, Н.Дружинин, П. Шацкий, С. Чекменев, А.Фадеев и др.) убедительно на основе марксистско-ленинского подхода внесли определенный вклад в изучение политического и общественно-экономического развития Кавказа в целом и Предкавказья в особенности. Их работы дают возможность разобраться в особенностях социально - экономического развития Ставрополья.

Как видно, процесс заселения государственными крестьянами предкавказских степей с конца ХVIII - первой половине ХIХ в.в. осуществлялся в сложной внутренней и внешне-политической обстановке того времени. Государственные крестьяне различных категорий послужили основным колонизационным материалом в присоединенных районах Северного Кавказа, что имело в развитии производительных сил этого края огромное значение. Распашка бескрайних просторов, производство зерна, развитие животноводства, основание многочисленных сел и т.д. было делом напряженного руда государственных крестьян – выходцев из внутренних губерний России. Это они максимально содействовали пробуждению дремлющих сил осваиваемого края включения его в орбиту общественного государственного оборота. Немалую роль в освоении Северо-Кавказких земель сыграли вольные переселенцы (т.е. беглые крестьяне) и иногородние. Все они прошли очень сложный и трудный путь.



  1. Шпилина – в понятии вершина горы.

Говоря о Кавказе, В.И. Ленин указывал: «Экономическое «завоевание» его Россией совершилось гораздо позднее, чем политическое».1 Однако Ставраполье было освоено, а Советская власть преобразовало его в край цветущего земледелия.

В. И. Ленин ПСС, т. 3, стр. 520.

ГЛАВА II. Песчанокопский район в период развития капитализма.
Известно, что в экономических трудах В.И.Ленина большое внимание уделяется исследованию аграрного вопроса в России. Особое место среди них занимает работа "Развитие капитализма в России". В ней дан глубоко научный анализ всего российского капитализма и его эволюции, начиная со времени реформы 1861 года и до конца прошлого века. В этом гениальном труде всесторонне показано проникновение капитализма в земледелие России в пореформенный период: разложение крестьянства, переходное состояние помещичьего хозяйства, смена барщинной системы хозяйства капиталистической, формы образования торгового и капиталистического земледелия.

Для характеристики процессов экономической жизни России, для подтверждения своих теоретических выводов В.И.Ленин, в этой работе привлекает громадный фактический материал по Северному Кавказу, в том числе и по Ставропольской губернии.

В.И.Ленин так характеризовал пореформенную эпоху для Кавказа: «В пореформенную эпоху происходила с одной стороны, сильная колонизация Кавказа, широкая распашка земли колонистами (особенно на Северном Кавказе), производившими на продажу пшеницу, табак и пр. и привлекавшими массы сельских наемных рабочих из России. С другой стороны, шло вытеснение туземных «кустарных» промыслов, падающих под конкуренцией привозных товаров московских фабрикантов».1

Использование Лениным статистических данных по Ставропольской губернии не было случайным. Экономическая жизнь губернии полностью подтвердила выводы В.И.Ленина об особенностях капиталистического развития и разложения крестьянства на окраинах России и, в частности, на Северном Кавказе, Здесь вследствие слабого распространения крепостного права капиталистическая система хозяйства после реформы 1861 года развивалась быстрыми темпами.

Руководствуясь работой В.И.Ленина, "Развитие капитализма в России», можно сделать выводы об особенностях развития капитализма в селах сегодняшнего района. Особенностью этого развития, было то, что здесь слабее были феодальные пережитки, благоприятствовало наличие обширных плодородных земель.

1. В.И.Ленин. «Развитие капитализма в России», Политиздат, 1957 г., стр. 513.


Именно в послереформенный период начинается массовая колонизация территории нашего района за счет безземельных и безлошадных крестьянских масс центральных областей России. Об этом говорят следующие данные.

В 1897 году в селах проживало: Б огородником - 5840, Жуковском - 5628, Красная Поляна - 8852, Летницком - 6639, Николаевском - 4229, Песчанокопском - 7841, Поливянском – 2905, Развальном - 3132, а всего - 48205 человек.1 За шесть лет (1891-1897 г.г.) население сел выросло на 3416 человек, выросло и каждое село в отдельности.2

Поземельное устройство государственных крестьян определялось на основании положения 19 февраля 1861 г., законом 18 января 1866 года.

За государственными крестьянами, которые пользовались казенными наделами, признавалось право крестьян-собственников, но за определенную плату.

На право пользования этими землями крестьяне должны были получить особые "владение записи", аналогичные уставным грамотам, выдаваемым бывшим помещичьим крестьянам. Наделы государственных крестьян не подлежали сокращению, и за ними сохранялось право на их выкуп.3

Введение в действие правил поземельного устройства бывших государственных крестьян, где предписывалось провести оброчную подать с "души" на землю, началось в 1874 г.

1. А. И. Твалчрелидзе, «Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и хозяйственном отношениях», Ставрополь, 1897, стр.19, 28, 44, 45, 69.

2. «Важнейшие статистические сведения о селениях Ставропольской губернии», Ставрополь, 1891, стр.36-37.

3. П.А. Шацкий, «Некоторые вопросы социально-экономического развития юго-восточной России», Ставрополь, 1970, стр.83.

Проводя такую политику по крестьянскому надельному землевладению, царское правительство сохраняло традиционную сельскую общину и после реформы 1861 г. В каждой «владенной записи» указывалось: «Земли сего владения состоят в общинном, универсальном, по числу ревизионных душ, пользовании селения» и далее «крестьянские селения, участвующие в общинном владении землею, соответствуют круговою порукою в исправном взносе причитающейся с них оброчной подати».1 И конечно, никакой уравнительности землепользования, как утверждали народники, не было. Эти утверждения народников В.И.Ленин подверг критике: «Распределение всей надельной земли в Европейской России … далеко не уравнительное. Между разрядами крестьян, между крестьянами разных деревень, даже между крестьянами разных помещиков ("бывших") в одной деревне, распределение тоже не может иметь ничего общего с уравнительным».2

Подобная картина наблюдалась и в Медвеженском уезде (куда входили и наши села). По данным 1897 года у бывших государственных крестьян в наших селах размер надела колебался от 6 до 8 десятины, а 2747 душ иногородних правом на наделы земли не пользовались.3 И если добавить к этому, что земельные наделы меньше в наших селах по сравнению с селами других уездов то ближайшие к усадьбам поля и сенокосы делились по душам.4

1. П.А. Шацкий, «Некоторые вопросы социально-экономического развития юго-восточной России», Ставрополь, 1970, стр.84.

2. В.И. Ленин, ПСС, т.17, стр.82

3. С.А.Твалчрелидзе «Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и хозяйственном отношениях», Ставрополь, 1897, стр.26.

4. П.А. Шацкий «Некоторые вопросы социально-экономического развития юго-восточной России», Ставрополь, 1970 г., стр.86.

5. С.А. Твалчерелидзе «Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и хозяйственном отношениях», Ставрополь, 1897, стр.1-743.

Переделы общинной земли Медвеженского уезда производились через 10-20 лет.5 Однако, нельзя полагать, что на землях нашего района в те времена процветало равенство и благополучие. Уравнительность в крестьянском общинном земледелии продолжала оставаться фикцией. «Какое значение в действительной жизни будет иметь эта уравнительность распределения надельной земли, - писал В.И. Ленин, - если беднота вынуждена сдавать богатеям уравнительную данную ей землю? … Бессилие какой угодно уравнительности перед развивающимся капитализмом доказывается воочию фактом сдачи надельной земли беднотой и концентрации аренды богачами».1 Среди крестьянства шло расслоение. Широкое распространение имела аренда кулаками крестьянских надельных и общественных земель Крестьянин-кулак села Песчанокопского Петр Афанасьев, имевший уравнительный надел земли (по 9,9 десятины на ревизскую душу), в 1887 году посеял 300 десятин пшеницы на земле, арендованной им у своих односельчан – бедняков, не имевших средств для обработки уравнительно данных им наделов.2

Увеличивалось число иногородних душ. За I89I-I897 годы их число увеличилось на 280-человек. Если к этому числу добавить разорившихся коренных жителей, то число батраков значительно увеличится. Говоря об особенностях развития капитализма в сельском хозяйстве наших сел, следует обратить внимание на своеобразие процесса разложения крестьянства. Трудность исследования данного вопроса заключается в том, что казенная статистика не дает сведений о подворном распределении посева, арендованных земель, сельскохозяйственных орудий и наемной рабочей силы, единственным источником, дающим систематические сведения о подворном, распределении лошадей и рабочих волов, являются ежегодные обзоры губернии, прилагаемые к отчетам губернатора.

Одним из основных показателей хозяйственной состоятельности является степень обеспечения крестьянских дворов рабочим скотом, то для сел нашего района этот показатель имеет еще большее значение, так как при достаточно высокой средней норме душевого надела крестьян размер посева зависел главным образом от наличия в хозяйстве рабочего скота.

Если в 80-х и начале 90-х годов большую половину рабочего скота в крестьянских хозяйствах Ставрополья составляли волы, то в Медвженском уезде (куда входили наши села) уже в начале 80-х г.г. главную рабочую силу в сельском хозяйстве составляли лошади, так как целинных земель, которые легче вспахивались волами, почти уже не было.1

1. В.И.Ленин, ПСС, т.17, стр.91.

2. Обзор Ставропольской губернии за 1889 г., стр.2-6.

Это подтверждает следующий факт. По данным 1891 года всего дворов в селах было 5630, из которых 766 дворов не имели лошадей, 2817 - рабочих волов, а 211 дворов не имели никакого скота.2

Для того чтобы судить о темпах роста числа безлошадных и вообще бедняцких дворов, обратимся к данным 1890 года по Медвеженскому уезду за I890-1900 г.г.

1. Обзор Ставропольской губернии за 1884г., стр. 7

2. Важнейшие статистические сведения о селениях Ставропольской губернии, 1891, стр.36-37.

Таблица №1 1

Группы хозяйств



1890 г.

1900 г.

1900 г.

Увелич. +



Распределен. Общего прироста дворов

в % + -


1900г.

Увелич. +



Крестьян. дворов


У них раб. скота

На один двор прихо-дится голов

Крестьян.

дворов



Уменьш. -

На один двор прихо-дится голов

Уменьш.

-





Уменьш. -

дворов

% к

1890г.





Раб. скота

% к

1890г


Всегго

В %

Всего

В %

всего

В %

всего

В %




Беднота:














































Безлошадные

3967

18,38

-

-

-

6153

20,94

-

-

-

+2186

+55,10

28,01

-

-

С 1 лошадью

6667

30,88

6667

16,37

1

7199

24,49

7199

11.80

1

+532

+7,97

+6,81

+532

+7,97

Вместе

10634

49,26

6667

16,37

1

13352

45,43

7199

11.80

-

+2718

+25,57

+34,82

+532

+7,97

Средние дворы














































2-3 лошади

8227

38,10

19220

47,19

2,33

10921

37,14

25813

42,26

2,36

+2694

+32,77

34,51

+6593

+34,63

Зажиточные














































4 и более лошади

2729

12,64

14849

36,44

5,44

5123

17,43

28052

45,94

5,47

+2394

87,72

+30,67

+13203

+88,95

В уезде

21590

100

40736

100

1,88

29396

100

61064

100

2,07

+7806

36,15

100

+20328

+49,91

1.П.А. Шацкий «Некоторые вопросы социально-экономического развития юго-восточной России», Ставрополь,1970, стр.238-239.


Быстрые темпы развития капитализма в сельским хозяйстве подтверждаются данными табл. № 1 о росте числа зажиточных дворов в Медвеженском уезде, в том числе и в наших селах. Процент (по уезду) зажиточных дворов за период 1890-1900 г.г. здесь возрос с 12,64% до 17,43%, общий же прирост в 1900 году составил 87,72%.1 Таким образом, если в губерниях Европейской России в период 1888-1891 и 1896-1900 годов почти весь прирост числа дворов пошел на увеличение числа дворов бедноты,2 то в Медвеженском уезде и в наших селах быстро росли обе крайние хозяйственные группы крестьян - сельский пролетариат и сельская буржуазия. Все это свидетельствует о высоких темпах капиталистического развития, а, следовательно, и 2 более быстром разложении крестьянства.

Для подтверждения выводов о темпах развития капитализма в сельском хозяйстве нашего района можно проследить за процессом изменения количества лошадей по хозяйственным группам крестьян на примере Медвеженского уезда.

Процент лошадей, принадлежащих зажиточным крестьянам, с 1890 по 1900 год возрос с 36,44% до 45,945. Для того чтобы судить о темпах развития этого процесса, надо определить процент прироста лошадей по хозяйственным группам крестьян по отношению к 1890 году; Этот прирост составил: в высшей группе 88,95%, в средней группе - 34,30% и в низшей группе - 7,97%. Общий прирост числа лошадей в уезде распределился следующим образом: на долю бедноты приходилось 2,62%, средних дворов - 32,44, а на долю зажиточного крестьянства - 64,94%.3 Все эти данные свидетельствуют о том, что в Медвеженском уезде, в том числе и в наших селах, чрезвычайно быстро росла сельская буржуазия.

По данным 1891 года известно, что во второй половине XIX века в селах нашего района образовалась особая категория безземельной бедноты из "иногородних", число которых увеличивалось с каждым годом.

В своей работе «К характеристике расслоения северокавказской деревни» А.А. Пономарев отметил глубокую социально-экономическую дифференциацию крестьянства и считает, что многоземелье создавало благоприятные условия для развития крупнокрестьянских хозяйств вначале экстенсивно скотоводческого, затем экстенсивно земледельческого типа, а также для образования крепкого крестьянина-середняка с товарным направлением хозяйства»,1 что и типично для сел нашего района.

1. П.А. Шацкий «Некоторые вопросы социально-экономического развития юго-восточной России», Ставрополь, 1970, стр. 238.

2. См. там же, стр.239.

3. См. там же, стр.240.

Таким образом, процесс разложения крестьянства в наших селах, а в целом на Ставрополье, развивался значительно интенсивнее, нежели в центральных губерниях России. Значительно интенсивнее росли сельская буржуазия и сельский пролетариат, класс товаропроизводителей в земледелии и класс сельскохозяйственных наемных рабочих.

К концу ХIХ века более 10% зажиточных крестьян наших сел использовали наемную рабочую силу.2 Главными центрами найма рабочей силы были Ростов-на-Дону, Тихорецкая, Новороссийск, Екатеринодар (Краснодар). Почти полное отсутствие промышленности в нашей местности давало возможность богачам нанимать рабочую силу на сезон за низкую плату. Характеризуя крестьянскую буржуазию, В.И.Ленин указывал на типичные, присущие ей черты: получение денежного дохода главным образом от земли, применение наемной рабочей силы и сельскохозяйственных машин, наличие торгово-промышленных заведений в кулацких хозяйствах.3 Данные о местной торговле и кустарной промышленности отдельных владельцев по селам за 1897 год еще раз являются характерным примером среди жителей (см.таб. № 2).

1. А.А. Пономарев «К характеристике расслоения Северо-Кавказской деревни» (Материалы), Ростов-Дон, 1925, стр.17-18.

2. А. И. Твалчрелидзе «Ставропольская губернии в статистическом, географическом, историческом и сельскохозяйственном отношениях», Ставрополь, 1897, стр. 38.

3. В.И. Ленин, ПСС, т. З, стр.109.

Таблица №21



Наименование предприятия

Богородицкое

Жуковское

Красная Поляна

етницкое

Николаевское

Песчанокопское

Поливянское

Развиленское

Рассыпное

Всего

Лавки































Мануфактурн.

4

4

3

5

-

3

2

2

2

28

Бакалейные

2

3

5

1

5

-

2

5

2

20

Галантерейн.

-

-

-

-

-

2

-

-

-

2

Винные

5

4

-

-

-

-

1

3

-

13

Мелочные

2

3

6

8

-

4

1

-

-

24

Трактиры

2

1

2

-

2

2

1

1

3

13

Винные склады

-

1

1

-

-

2

-

1

-

5

Ренсковые погр.

-

-

-

4

-

1

3

-

-

8

Питейные дома

-

-

2

-

-

7

-

-

-

9

Водяные мельницы

-

1

2

2

-

2

-

-

1

6

Кирпичные заводы

-

-

-

1

-

-

-

-

-

1

Ветряные мельницы

36

19

46

22

22

28

21

19

11

224

Маслобойни

2

2

2

-

3

-

1

1

-

11

Гончарн. завод

1

-

-

-

2

-

-

-

-

3

Овчиннодельн. заводы

4

-

-

4

3

8

4

-

-

23

Кожевен. заводы

1

-

-

-

-

-

-

-

-

1

Из этой таблицы заметно, что из 44047 жителей тогдашних сел нашего района 393 имели торговые предприятия или предприятия местной промышленности.

  1. А. И.Твалчрелидзе "Ставропольская губерния в статистическом, географическом, историческом и сельскохозяйственном отношениях", Ставрополь,1897, стр.19,28,44,45,69.

Основную массу этих предприятий кустарной промышленности содержали местные крестьяне и незначительную их часть иногородние.

В пореформенную эпоху южные степные районы становятся основными поставщиками товарного зерна. Здесь обширные земельные площади, меньше всего остатков феодализма, хороший предкавказский чернозем. Все это создавало благоприятную почву развитию капитализма в сельском хозяйстве нашего края,



В конце XIX и начале XX в.в. Ставрополье превратилось в район крупнейшего капиталистического зернового производства России, В.И.Ленин в труде "Развитие капитализма в России" на примере Ставропольской губернии показал усиленное распространение сельскохозяйственных машин: "В 1882 г. их считалось 908; в I89I-I893 г.г. в среднем - 29275, 1894-1896 г.г. в среднем - 54874, в 1895 г. до 64-х тысяч сельскохозяйственных орудий и машин".1 По данным 1897 года видно (см.табл. №3, что и в наших селах стали применяться железные плуги, косилки и даже паровые молотилки.



  1. В.И.Ленин и Ставрополье (сборник документов), 1971 г., документ № 1, стр.14

следующая страница >>