Нейрон-специфическая енолаза в сыворотке крови как диагностический маркер паркинсонизма - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Нейрон-специфическая енолаза в сыворотке крови как диагностический маркер паркинсонизма - страница №1/1


Нейрон-специфическая енолаза в сыворотке крови как диагностический маркер паркинсонизма

Гашилова Ф.Ф.2, Жукова Н.Г.1

Neuron-specific enolase in the blood serum as a diagnostic marker
of Parkinsonism

Gashilova F.F., Zhukova N.G.

1 Сибирский государственный медицинский университет, г. Томск
2 МЛПУ «Медсанчасть №2», г. Томск

 Гашилова Ф.Ф., Жукова Н.Г.

В статье приведены данные полученных результатов иммуноферментного анализа нейрон-специфической енолазы (НСЕ) у больных с паркинсонизмом (52) в сравнении с контрольной группой больных с дисциркуляторной энцефалопатией без проявления паркинсонизма (22). Отмечено повышение уровня показателя НСЕ более чем в половине случаев при паркинсонизме, при этом в 79% случаев у больных с болезнью Паркинсона. Повышение показателя НСЕ чаще встречалось у больных с быстрым темпом прогрессирования заболевания в возрастных группах от 40 до 69 лет, преимущественно у мужчин. НСЕ – диагностический маркер паркинсонизма.



Ключевые слова: нейрон-специфическая енолаза, паркинсонизм, МРТ головного мозга.

In the article there were presented data about the received results of immune-enzyme analysis of neuron-specific enolase among patients with Parkinsonism (52) in comparison with control group of patients with discirculatory encephalopathy without Parkinsonism manifestations (22). There was indicated the increase of indication level of neuron-specific enolase more than in 50% of cases at Parkinsonism, in 79% of cases among patients with Parkinson's disease. There was discovered that among studied patients with Parkinsonism more than in 50% of cases there was registered the increase of neuron-specific enolase titres. Neuron-specific enolase is a diagnostic marker of Parkinsonism.



Key words: Neuron-specific enolase, Parkinsonism.

УДК 616.856–008.6–071:616.15


Введение

Паркинсонизм – одно из самых распространенных органических заболеваний головного мозга, с которым постоянно встречаются практикующие неврологи [2]. Актуальность данной проблемы для медицины и здравоохранения определяется частотой встречаемости паркинсонизма, недостаточной эффективностью терапии и как следствие – значительным ограничением жизнедеятельности, инвалидизацией больных и ухудшением качества их жизни [8–10].

Несмотря на длительный период изучения данной патологии, диагностика паркинсонизма затруднена до настоящего времени в связи с отсутствием объективных маркеров заболевания, которые можно было бы обнаружить при лабораторном исследовании. Известно, что в основе неуклонно прогрессирующего нейродегенеративного заболевания, каким является паркинсонизм, лежит постепенная гибель нейронов. При этом отмечается выход нейроспецифических энзимов и их изоферментов из поврежденных клеток мозга во внеклеточную среду, что позволяет при их повышении выяснить глубину и интенсивность структурно-функ­ци­о­нальных нарушений биомембран в центральной нервной системе [6].

В последние годы перспективным направлением в нейроиммунологии стало исследование нейроспецифических белков, в частности нейрон-специфической енолазы (НСЕ) в целях диагностики различных нейродеструктивных заболеваний центральной нервной системы, в том числе и паркинсонизма. Из литературных данных [6] известно, что НСЕ – гликолитическая, ферментная енолаза (2-фосфо-D-глицерато-гидролиаза), которая существует в виде нескольких димерных изоферментов (, , ,  и ), образованных из трех субъединиц – ,  и . Данный фермент был идентифицирован и изучен в 70–80 гг. ХХ столетия. За этот период накоплен обширный экспериментальный и клинический материал, касающийся анализа НСЕ в биологических жидкостях при различных патологических состояниях. В 1982 г. D. Camey и соавт. и чуть позднее Y. Anoshi иммуноферментным методом осуществили поиск НСЕ в сыворотке крови больных мелкоклеточным раком легкого [4]. Уровни НСЕ низки у здоровых людей и у пациентов с легкими заболеваниями различной нозологии. Повышенные уровни обычно обнаруживаются у пациентов с нейроэндокринными опухолями. По данным ряда авторов, по сравнению с уровнем НСЕ в нормальной ткани отмечалось повышение ее концентрации в тканях карциномы из островковых клеток поджелудочной железы, карциноидных опухолей, медуллярной карциномы щитовидной железы, нейробластомы и мелкоклеточных карцином [5, 6]. НСЕ является единственным известным в настоящее время общим маркером всех дифференцированных нейронов и относится к внутриклеточным энзимам центральной нервной системы [1].

По одним литературным данным, при заболеваниях, сопряженных с непосредственным вовлечением нервной ткани в патологический процесс, качественные и количественные определения этого белка в сыворотке крови дают ценную информацию о степени выраженности повреждений нейронов и нарушениях общей целостности гематоэнцефалического барьера [7].

По другим сообщениям, энзимная активность НСЕ бывает более высокой при распространении патологического процесса на оболочки мозга по сравнению с повреждением только паренхимы мозга [3]. По результатам различных проведенных исследований доказана также возможность применения этого показателя как клинико-диагностического критерия оценки, степени повреждения нейронов головного мозга при ишемических и геморрагических инсультах, эпилепсии, травматической болезни головного мозга и других деструктивных заболеваний центральной нервной системы [5]. Это позволяет считать данный энзим специфическим маркером повреждений нервной системы, в частности при паркинсонизме, что и определило актуальность настоящего исследования.

Цель работы – оценка информативности НСЕ у больных паркинсонизмом.

М
Экспериментальные и клинические исследования
атериал и методы

Под наблюдением было 74 пациента, находившихся на амбулаторном и стационарном лечении в различных лечебно-профилактических учреждениях г. Томска в 2004 г. Были выделены две группы.

В основную группу вошли 52 больных с паркинсонизмом, в том числе 36 (69,23%) женщин, средний возраст которых составил (73  9,5) лет и 16 (30,77%) мужчин, средний возраст – (72  10,3) лет. Длительность заболевания – от 1 года до 14 лет.

Контрольная группа состояла из 22 пациентов с дисциркуляторной энцефалопатией (ДЭ) II стадии на фоне атеросклероза и гипертонической болезни с рас-


сеянной неврологической симптоматикой и без прояв-
лений паркинсонизма. Из них 14 (63,63%) женщин, средний возраст которых составил (68  9,2) лет и
8 (36,37%) мужчин, средний возраст – (65  10,5) лет. Длительность заболевания в контрольной группе –
от 2 до 15 лет. Больные исследуемых групп сопоставимы по полу, возрасту и длительности течения заболевания.

Верификация диагноза паркинсонизма осуществлялась на основании общепринятой классификации по МКБ-10 от 1995 г. (G20 – G23) c уточнением стадии болезни по Хен и Яру (1967), а также темпа прогрессирования, согласно рекомендациям Центра экстрапирамидных заболеваний Минздрава РФ.

Термин «дисциркуляторная энцефалопатия» в МКБ-10 отсутствует, но среди возможных близких по клинической картине состояний упоминается «церебральный атеросклероз», «гипертензивная энцефалопатия», «цереброваскулярная болезнь неуточненная», «ишемия мозга (хроническая)» [10]. Диагноз больных был верифицирован по термину «ишемия мозга (хроническая)» – I.67.8.

Всем пациентам проводилось необходимое клинико-диагностическое обследование, включающее уточнение анамнестических данных, исследование неврологического статуса, компьютерную или магнитно-резонансную томографию головного мозга (в Т-2 режиме).

Определялось содержание НСЕ в сыворотке крови больных методом твердофазного иммуноферментного анализа, выполняемого с помощью специфических тест-систем, разработанных на основе соответствующих моноклональных антител, на анализаторе Elexis (Швеция) согласно инструкции, прилагаемой к набору. Забор пробы крови брали из локтевой вены утром натощак в Центральной научно-исследовательской лаборатории при СибГМУ. В последующем проводилась сравнительная оценка результатов анализов НСЕ у больных по полу, возрасту, а также в зависимости от формы, стадии, темпа прогрессирования заболевания.

Исследование когнитивных расстройств осуществляли с помощью скрининговой шкалы «Краткая оценка психического статуса» (MMSE).

Статистическую обработку результатов проводили с ис­пользованием параметрического t-критерия Стьюдента.

Результаты и обсуждение

Среди больных с паркинсонизмом (основная группа) были выделены следующие подгруппы.

I. Первичный паркинсонизм – болезнь Паркинсона (БП) у 39 (75%) пациентов, из них 31 (79,49%) женщина и 8 (20,51%) мужчин;

II. Вторичный паркинсонизм (ВП) (симптоматический) – у 10 (19,2%) больных, из них у 5 (50%) женщин и 5 (50%) мужчин;

III. Паркинсонизм при других дегенеративных и наследственных метаболических заболеваниях центральной нервной системы (П+) – у 3 (5,8%) пациентов, из них у 1 (33,3%) женщины и 2 (66,7%) мужчин.

При проведении клинико-неврологического и анамнестического исследования основной группы выявлено, что дебют заболевания в 92,3% случаев отмечался преимущественно в 59–66 лет и лишь в 7,7% – до 45-лет­него возраста. По возрастному составу обследуемые распределились следующим образом: 40–49 лет – 4 (7,7%) пациента, 50–59 лет – 10 (19,2%), 60–69 лет – 17 (32,7%), 70–79 лет – 19 (36,5%), 80 лет и старше –


2 (3,9%). Следовательно, наибольшее количество пациентов основной группы были в возрасте 60–79 лет и наименьшее – 40–59 лет и старше 80.

На момент обследования по преобладанию клинических проявлений были выделены следующие синдромы паркинсонизма: акинетико-ригидная – у 6 (11,5%), ригидно-дрожательная – у 34 (65,4%) и дрожательная – у 12 (23,1%) человек. Быстрый темп прогрессирования болезни был отмечен у 27 (51,9%) больных, медленный – у 14 (26,9%) и умеренный – у 11 (21,2%) пациентов.

Начальными проявлениями болезни у лиц I подгруппы с болезнью Паркинсона были тремор покоя в 28 случаях (72%), из них у 76,8% женщин и 63,6% мужчин. Тремор обычно начинался с дистальных отделов рук в виде разнонаправленных движений большого и других пальцев, преимущественно в одной руке, при этом в 56% случаев – правой, в 41,8% – левой и только в 2,2% случаях – в ногах. По мере прогрессирования заболевания присоединялся тремор в контралатеральной руке и (или) ноге, а у 5 (12,8%) больных еще и присоединилось дрожание головы и нижней челюсти. У 12,6% женщин и 21,2% мужчин дебют заболевания начинался с общей скованности, у 10,6% женщин и 15,2% мужчин – с нарушения походки по типу шаркающей. Полученные результаты указывают на преимущественное начало болезни у мужчин с гипокинетического синдрома, а у женщин – дрожательного.

При обследовании пациентов II подгруппы с вторичным паркинсонизмом выявили сосудистую этиологию в 4 (7,7% от общего количества обследованных) случаях, из них 2 (50%) женщин и 2 (50%) мужчин. Сосудистый паркинсонизм – синдром, который может быть вызван различными цереброваскулярными заболеваниями, поражающими «стратегические» для паркинсонизма зоны. Обследуемые больные данной подгруппы предъявляли жалобы на практически постоянные головные боли давящего характера, шум в голове и ушах, головокружение несистемного характера, пошатывание при ходьбе, ощущение тяжести в ногах при стоянии, частые позывы к мочеиспусканию. Эти больные наблюдались в течение 10–15 лет с диагнозом гипертоническая болезнь II стадии. У них отмечались повышенные цифры артериального давления до 170–200/100–120 мм рт. ст.

В неврологическом статусе у этих пациентов преобладали рефлекторные расстройства в виде повышения глубоких рефлексов преимущественно нижних конечностей, появления патологических знаков. Кроме того, были выявлены вестибуло-мозжечковый и псевдобульбарный синдромы, а также выраженная ригидность, гипокинезия и нарушение ходьбы. На МРТ головного мозга были выявлены ишемические очаги в среднем мозге (25%), базальных ганглиях (50%), церебральная атрофия с расширением желудочковой системы и корковых борозд во всех случаях.

Постэнцефалитический паркинсонизм зарегистрирован у 1 женщины (1,93%) в возрасте 59 лет. Первые симптомы болезни у нее появились в возрасте 41 года в остром периоде вирусного энцефалита и проявились тремором покоя в левой руке, общей скованностью.


В настоящее время отмечается медленное прогрессирование заболевания с нарастанием брадикинезии и присоединением тремора в правой руке.

Лекарственный (нейролептический) паркинсонизм зафиксирован у 2 женщин (3,8% больных), наблюдавшихся в психиатрическом диспансере и принимавших нейролептики (галоперидол по 1,5 мг 3 раза в день или хлорпротиксен по 0,025 мг 3 раза в день). У этих больных преобладала гипокинезия, тремор покоя в сочетании с орофациальной хореиформной дискинезией.

Посттравматический паркинсонизм отмечен у 2 (3,8%) пациентов после тяжелой черепно-мозговой травмы с потерей сознания и последующим длительным стационарным лечением. Первые признаки болезни проявились через 2–3 года после травмы в виде гипокинезии, гипомимии, постуральной неустойчивости в сочетании с пирамидными и мозжечковыми знаками.

Неопластический паркинсонизм диагностирован у 1 мужчины 64 лет с обширной менингиомой левой лобной доли, который манифестировал в виде правостороннего гемипаркинсонизма с ригидностью и гипокинезией. Удаление опухоли привело к уменьшению данных клинических симптомов. В настоящее время пациент в специфической противопаркинсонической терапии не нуждается.

Паркинсонизм в рамках нейродегенеративных заболеваний (III подгруппа) отмечен у 2 (3,8% от всех
обследованных больных) мужчин в возрасте 51 года и
67 лет, наблюдавшихся по поводу мультисистемной атрофии, оливопонтоцеребеллярного и смешанного типа,
и у 1 (1,93%) женщины 58 лет с прогрессирующим
надъядерным параличом.

В неврологическом статусе больных с оливопонтоцеребеллярным типом мультисистемной атрофии мозжечковые проявления в виде атаксии, нарушения координации движений, скандированной речи сочетались с пирамидной недостаточностью, а также гипокинезией, тремором покоя и постуральной неустойчивостью. У больного со смешанным типом наряду с вышеперечисленными изменениями имелась также выраженная вегетативная дисфункция с недержанием мочи, нарушением эрекции.

У женщины с прогрессирующим надъядерным параличом паркинсонизм проявлялся более выраженной ригидностью в аксиальной мускулатуре, гипомимией, гипокинезией и частыми падениями, в сочетании с псевдобульбарным синдромом в виде дизартрии, дисфагии, рефлексов орального автоматизма и глазодвигательными нарушениями с параличом вертикального взора вверх.

При анализе анамнеза исследуемых лиц контрольной группы также отмечалось длительное течение основного заболевания. На протяжении 10–15 лет пациенты регистрировали у себя повышение артериального давления (160–180/100–110 мм рт. ст.). Во время осмотра они жаловались преимущественно на головокружение несистемного характера, шаткость и неустойчивость при ходьбе, головные боли неинтенсивные и постоянные, без определенной локализации. В неврологическом статусе этих пациентов преобладала пирамидная симптоматика в виде оживления сухожильных рефлексов, пошатывание в позе Ромберга, появление рефлексов орального автоматизма. На МРТ головного мозга были выявлены микроочаговые изменения (32%) с атрофией коры, расширением желудочковой системы мозга и субкортикальным лейкоареозом (68%).

В результате проведенного исследования по содержанию НСЕ в сыворотке крови больных с паркинсонизмом и дисциркуляторной энцефалопатией оказалось, что более чем в половине случаев – у 29 (55,8%) больных, страдающих паркинсонизмом, уровень НСЕ был повышен. Тогда как в контрольной группе высокие цифры НСЕ выявлены лишь у 8 (36,4%) пациентов, при нормальном уровне НСЕ – менее 13 нг/мл, р = 0,1. Повышенное содержание НСЕ в основной группе отмечалось у 68,8% мужчин и 50% женщин, в контрольной группе – только у 2 (25%) мужчин и 6 (42,9%) женщин, р = 0,2 (таблица).

Из всей выборки изучаемых лиц основной группы с повышенным содержанием НСЕ на долю больных с болезнью Паркинсона приходится 41 (79%), с вторичным паркинсонизмом – 9 (17,3%) и паркинсонизм плюс – 2 (3,7%) случая, р = 0,4.

Повышение уровня НСЕ отмечено также по подгруппам: у 23 (59%) пациентов с болезнью Паркинсона, у 5 (50%) – вторичным паркинсонизмом и у 1 (33,4%) – с паркинсонизмом при нейродегенеративных заболеваниях. Колебание уровня НСЕ у них было в пределах от 13,82 до 36,36 нг/мл в зависимости от длительности заболевания. Чаще повышенный уровень НСЕ определялся в начальный период болезни.


Основные показатели НСЕ в зависимости от различных параметров исследования

Категорий

Уровень НСЕ, нг/мл

Итого
n (%)

больше 13
n (%)

меньше 13
n (%)  

Основная группа (паркинсонизм)

В том числе:



29 (56)

23 (44)

52 (100)

женщины 36 (69,23%)

мужчины 16 (30,77%)



18 (50)

11 (68,8)



18 (50)

5 (31,2)


36 (100)

16 (100)


Возраст больных, лет:

40–49


50–59

60–69


70–79

80 и более


4 (100)


6 (60)

11 (64,7)

8 (42,1)

0

4 (40)


6 (35,3)

11 (57,9)

2 (100)

4 (100)


10 (100)

17 (100)


19 (100)

2 (100)


Форма паркинсонизма:

БП (79,0%)


ВП (17,3%)
П+ (3,7%)

23 (59)


5 (50)

1 (33,4)

16 (41)

5 (50)


2 (66,6)

39 (100)


10 (100)

3 (100)


Стадии паркинсонизма:

I

II



III

IV

V



6 (55)


8 (47)

10 (59)


4 (67)

1 (100)

5 (45)

9 (53)


7 (41)

2 (33)



11 (100)


17 (100)

17 (100)


6 (100)

1 (100)


Темп прогрессирования паркинсонизма:

быстрый


умеренный

медленный


17 (63)


5 (45,5)

7 (50)

10 (37)

6 (54,5)


7 (50)

27 (100)


11 (100)

14 (100)


MMSE, балл:

28–30


24–27

20–23


11–19

10 (55,6)

14 (50)

4 (80)


1 (100)

8 (44,4)


14 (50)

1 (20)

18 (100)

28 (100)


5 (100)

1 (100)


Контрольная группа (ДЭ)

8 (36,4)

14 (63,6)

22 (100)

В том числе:

женщины 14 (63,6%)

мужчины 8 (36,4%)

6 (42,9)


2 (25)

8 (57,1)


6 (75)

14 (100)


8 (100)

Возраст больных ДЭ, лет:

40–49


50–59

60–69


70–79

2 (33,3)


3 (50)

2 (33,3)


1 (25)

4 (66,7)


3 (50)

4 (66,7)


3 (75)

6 (100)


6 (100)

6 (100)


4 (100)

MMSE, балл:

28–30


24–27

20–23

3 (37,5)

4 (50)


1 (33,3)

8 (62,5)


4 (50)

2 (66,7)

11 (100)

8 (100)


3 (100)

Примечание. n – количество больных.




При анализе титров показателей НСЕ по стадиям заболевания выявлено, что повышение чаще наблюдается в 4 стадии – в 67% случаев, 3 стадии – в 59% случаев и чуть реже в 1 стадии – до 55% случаев, р = 0,7.

НСЕ был высоким в 100% случаев у больных с паркинсонизмом в возрасте 40–49 лет, 64,7% – в 60–69 лет и 60% – в 50–59 лет, р = 0,1.

В контрольной группе повышение уровня НСЕ зарегистрировано в 50% случаев у лиц в возрасте 50–59 лет, по 33% – в 40–49 лет и 60–69 лет. Особенность этих показателей заключалась в большем размахе уровня НСЕ по сравнению с основной группой – от 7,22 до 42,18 нг/мл.

В зависимости от темпа прогрессирования паркинсонизма было выявлено, что чаще повышение уровня НСЕ отмечалось с быстрым темпом – у 17 (63%) больных, при медленном – у 7 (50%) и умеренном темпе – у 5 (45,5%), р = 0,5.

При проведении нейропсихологического тестирования в 89% случаев выявлены различной степени выраженности когнитивные нарушения. Предъявляли жалобы на снижение памяти 48 (92%) больных основной и 21 (95%) контрольной групп. У них обнаружено снижение способности к усвоению новой информации, нарушение внимания. При этом сохранена память на отдаленные события жизни, а также приобретенные в прошлом навыки. По результатам теста MMSE оказалось, что 28–30 баллов (без нарушений когнитивных функций) выявлено у 18 (34,6%) больных основной группы и у 11 (50%) – контрольной; 24–27 баллов (преддементные когнитивные нарушения) – соответственно у 28 (53,8%) и 8 (36,4%); 20–23 баллов (деменция легкой степени выраженности) – у 5 (9,6%) и
3 (13,6%) и 11–19 баллов (деменция умеренной степени выраженности) – у 1 пациента с паркинсониз-
мом (1,9%).

Достоверной взаимосвязи между полученными данными и уровнем НСЕ не выявлено.

Полученные в ходе исследования данные позволяют сделать выводы, что повышенный уровень НСЕ отмечается в 56% случаев у больных с паркинсонизмом, что увеличенное содержание НСЕ чаще встречалось у больных с быстрым темпом прогрессирования заболевания в возрасте от 40 до 69 лет и преимущественно у мужчин. Показатель НСЕ может использоваться как один из дополнительных методов диагностики и прогноза нейродеструктивных процессов головного мозга.

Литература


  1. Бурбаева Г.Ш. Физиологически активные белки мозга как возможные маркеры психических заболеваний // Вестн. РАМН. 1992. № 7. С. 51–54.

  2. Голубев В.Л., Левин Я.И., Вейн А.Н. Болезнь Паркинсона и синдром паркинсонизма. М., 1999. 373 с.

  3. Костина Н.С. Нейрон-специфическая енолаза как маркер деструктивного процесса травматической болезни головного мозга // Сб. материалов X конф. «Нейроиммунология». 28–31 мая 2001 г. СПб.

  4. Морозов Г.В., Морковкин В.М., Коротеева Е.А. и др. Иммуноферментный анализ глиоспецифических антигенов и аутоантител к ним в сыворотке крови больных с критическими состояниями, обусловленными психическими заболеваниями (Неотложные состояния в психиатрии) // Нейро-психиатр. журн. 1998. № 3. С. 115–121.

  5. Преображенская И.С., Чехонин В.П., Яхно Н.Н. Проницаемость гематоэнцефалитического барьера при болезни Альцгеймера и паркинсонизме с когнитивными нарушениями // Журн. неврологии и психиатрии им С.С. Кор­сакова. 2001. № 5. С. 39–42

  6. Торопова Н.Е., Дорофеева Е.А., Дворянинова С.П., Васиева С.П. Оценка информативности нейронспецифической енолазы, определяемой иммуноферентным методом // Клинич. лаборатор. диагностика. 1995. № 1. С. 15–17.

  7. Чехонин В.П., Гурина О.И., Рябухин И.А. и др. Иммуноферментный анализ нейронспецифической енолазы на основе моноклональных антител в оценке проницаемости гематоэнцефалического барьера при нервно – психических заболеваниях // Рос. психиатр. журн. 2000. № 4. С. 15–19.

  8. Шток В.Н., Иванова-Смоленская И.А., Левин О.С. Экстрапирамидные расстройства: Руководство по диагностике и лечению. М., 2002.

  9. Яхно Н.Н. Дисциркуляторная энцефалопатия. Московская медицинская академия им. И.М.Сеченова. 2002. С. 8–20.

  10. Яхно Н.Н., Штульман Д.П. Болезни нервной системы. 2003. Т. 2.

Поступила в редакцию 15.06.2005 г.



Бюллетень сибирской медицины, № 3, 2005