Меч Спартака. (отрывок из книги) - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Меч Спартака. (отрывок из книги) - страница №1/8

Михаил Родионов

Безликие.

Меч Спартака.


(отрывок из книги)

Купить полную версию книги можно на сайте RodionovMB.ru
Жизнь подобна игрищам: иные приходят на них состязаться,

иные – торговать, а самые счастливые – смотреть.
Пифагор
Часть первая.

I

Марк Лициний Красс прохаживался вдоль медицинской палатки, где находилось тело его разведчика. Один из его лучших воинов лежал на земле, закиданный старыми одеждами и пыльными мешками. В палатку было запрещено входить всем, кроме самого Красса и его личного врача. Один вопрос не давал ему покоя вот уже несколько часов: как могло случиться, что отряд из трехсот лучших, проверенных, опытных воинов просто исчез через несколько дней после того, как покинул охраняемый лагерь. Правда, одного солдата все же нашли на дне ущелья. Но куда делись остальные и от чего погиб его человек, Красс понять не мог. Солдаты гибнут на войне, и это не вызывает ни у кого удивления, но все гибнут по-разному. Этот же солдат сразу привлек внимание врача, и тот уже доложил своему командиру о странностях гибели. А необычным здесь было то, что смерть наступила из-за маленького кусочка металла, который пробил шлем, вошел в висок, вышел с обратной стороны головы и застрял в противоположной стороне шлема. На наконечник стрелы это не было похоже, на копье тоже, не говоря уже об обломке меча. Красс не мог объяснить себе эту загадку, и это его сильно волновало, если не сказать, что пугало. Получалось, что где-то недалеко от его лагеря бродит что-то, что может с легкостью справиться с любым его легионером, всего лишь швырнув в него маленький кусочек металла. Даже в самых смелых своих догадках он не мог и предположить, что его легионер погиб от пули, которая еще только будет выпущена через две тысячи лет на оружейном заводе в г. Ижевске.



II
Телефонный звонок раздался ровно в половине второго ночи. Полковник ФСБ Корепанов по привычке сначала посмотрел на часы и только потом уже поднял трубку. Так как в телефоне заиграл Гимн России, то он сразу понял, что звонят с самого верха.

- Полковник Корепанов, – представился он.

В трубке металлический голос, отчеканивая каждое слово, строго произнес – Полковник, Вам необходимо незамедлительно прибыть в Кремль. Через двадцать минут в аэропорт прибудет самолет МЧС. В Вашем районе объявлено чрезвычайное положение в связи с тем, что загорелся близлежащий поселок. Самолет сделает один заход для сбрасывания воды над горящей территорией, сядет для дозаправки и возьмет курс на Москву. Машина ФСО ждет Вас у подъезда. В аэропорту Вас встретит наш человек, Вы переоденетесь в форму МЧС, подниметесь на борт самолета и прибудете в Москву. В самолете ни с кем не разговаривать, лучше всего сделать вид, что спите, и помните, что с этой минуты Вы находитесь на задании особой секретности. И еще… поздравляю Вас, Генерал-Майор.

Корепанов как человек военный сразу понял, что дело серьезное, поэтому, когда металлический голос заканчивал последнюю фразу, был уже полностью одет и выходил в подъезд. На улице стояла тонированная иномарка, дверь была распахнута. Корепанов молча уселся на заднее сидение и погрузился в свои мысли. Он был лучшим аналитиком в отделе и запоминал любую мелочь, которая могла бы ему пригодиться впоследствии. Его анализ прогнозируемых ситуаций всегда попадал на сто процентов в точку, поэтому руководство, не особо опасаясь за свои места и погоны, всегда смело отправляло его донесения на самый верх, получая за это звезды, премии и должности.

– Так, машина не наша, а это значит, у ФСО здесь находится свой постоянно действующий отдел. Странно, почему я про него никогда не слышал. Вся информация стекается ко мне, от них же никогда ничего не поступало. Задание особой секретности… так, так… Значит, чтобы меня незаметно доставить в Москву, сожгли тридцать домов, объявили режим чрезвычайной ситуации, вызвали МЧС с самолетами… никто не заподозрит, ловко придумали, но я бы добавил сюда не один горящий поселок, а несколько, чтобы уж наверняка…

И тут его передернуло. Он вспомнил, как вчера по новостям передавали, что в нескольких совершенно разных областях произошли пожары из-за небывалой жары. Сгорели леса, дома, дачи, были жертвы среди населения...

Начало операции впечатляло своим размахом. В самолете Корепанов натянул кепку на самые глаза, поднял воротник бушлата, ушел в самый темный угол, отвернулся от прохода и сделал вид, что уснул среди баррикад из ящиков со спиртным. На него внимания никто не обращал, МЧСники всю дорогу пили водку и были заняты своими впечатлениями о проделанной работе и мечтами, куда потратят свои геройски заработанные премии.

По прилету в аэропорту к нему подошел человек в гражданском и предложил пройти через служебный вход. На автомобильной стоянке, где обычно яблоку негде упасть, было пусто. На всей территории стояли только четыре тонированных мерседеса. Корепанов огляделся вокруг, ища машину, на которой его должны были доставить к месту, и, ничего не увидев подходящего, вопросительно посмотрел на своего сопровождающего. Тот уверенным шагом направился в середину колонны из мерседесов и услужливо открыл перед ним заднюю дверцу.

Кортеж летел с огромной скоростью, не останавливаясь на светофорах. На всех перекрестках полицейские создавали для него зеленый коридор и отдавали честь, непонятно кому. Не снижая скорости, машины влетели в ворота Кремля и, проехав еще немного, остановились у подъезда огромного здания с большими стеклянными дверями. К машине тут же подскочили люди в гражданском и открыли дверцу: «Товарищ Генерал, Вас ждут, пройдемте…»

Корепанов прежде не бывал в Кремле, но оглядываться по сторонам не стал. Ему было достаточно сделать несколько беглых взглядов, чтобы полностью составить для себя всю картину расположения коридоров и кабинетов. Возле каждой двери стояло по два человека. Совершенно не специально он просканировал всю охрану и тут же выдал для себя полный расклад: рост от ста девяноста, стрижки короткие, подтянутые, с гордой осанкой, ведут себя уверенно, но не нагло, глаза слегка прищуренные и внимательные, не подернутые белизной, и так далее... Значит, звания у всех не ниже полковника, неоднократно бывали в горячих точках, но в длительных боевых действиях участия не принимали, скорее всего, были в сопровождении руководства. Интересно, у кого это охрана такого уровня?

А вот и последняя дверь. Корепанов сразу понял это. Она была по размеру больше остальных, гораздо красивее, и возле нее стояло уже четыре охранника. В комнате было сумрачно. Окна, закрытые тонировочной пленкой, совершенно не пропускали свет и шум с улицы. Пришлось идти шагов двадцать, чтобы дойти до середины этого кабинета. Остановившись, он по-военному представился:

- Генерал-майор Корепанов.

- Здравствуйте, Генерал. Как добрались?

Корепанов повернулся всем корпусом на звук голоса:

- Спасибо, хорошо.

Он сумел разглядеть человека, который сидел в огромном кожаном кресле за большим столом. Краем глаза он также увидел еще одного человека, который находился немного дальше первого и сидел на диване. Корепанов сразу понял, что главный здесь находится не за столом, а дальше, и, что скорее всего, он будет молчать все время, а говорить будет этот. Поэтому его внимание сразу привлек тот, дальний. Сканер в мозгу включился помимо желания: судя по всему, невысокого роста, внешность серая, незаметная, лысоват, увлекается спортом, скорее всего, какие-то восточные единоборства и ГОРНЫЕ ЛЫЖИ…

Больше Корепанову информации не понадобилось. Он все понял. Доли секунды он приходил в себя и через мгновение уже был снова тем Корепановым, которого все знали, – спокойным, холодным и рассудительным. Незнакомцы не представились, ему не предложили присесть, а это означало, что он не ошибся.

- Иван Михайлович, все, что Вы сейчас услышите, является государственной тайной наивысшей секретности. Допуск к этой информации будет только у трех человек в этой стране. Вы назначаетесь на должность начальника особого отдела ФСО и с этой минуты подчиняетесь только нам. Информация, которую Вы получите, очень сложно осмыслить сразу, поэтому после нашего разговора Вы отправитесь на базу и в течение суток должны будете представить свои умозаключения и, желательно, предложения по поводу предстоящей работы, а также перечень всего, что Вам необходимо для выполнения поставленной задачи. Человек за столом продолжал:

- В мае восемьдесят третьего года в Афганистане Вы проводили спецоперацию близ Кандагара. Моджахеды укрывались в горах, и их невозможно было выбить силами одного батальона. Тогда Ваш комбат запросил поддержку с воздуха, и через десять минут самолеты сровняли с землей целую гору, а вместе с ней и «Черных аистов» – элитный отряд пакистанского спецназа, укрывавшийся в подземных ходах. Вам было поручено осмотреть все, что осталось на этом месте, и находиться там, пока не будет приказа отходить. Там Вы обнаружили нечто, что очень заинтересовало особый отдел…

III


Корепанов помнил и это место, и этот бой. Он, тогда еще молодой офицер, с ротой десантников уже после боя проторчал на месте этой горы почти две недели. Приказа уходить не было, но постоянно по рации шел один и тот же текст: тщательно обыскать территорию, обо всем необычном сразу же докладывать в особый отдел. На площади в несколько километров среди кусков искореженного металла он должен был найти непонятно что. В воздухе постоянно кружили боевые вертолеты. Их сменяли самолеты, и так продолжалось круглые сутки.

По истечении двух недель Корепанов совершенно случайно обнаружил провод, слегка торчащий из земли, такого же земельного цвета и совсем не отличающийся от скалистых кусков, разбросанных повсюду. Корепанов с осторожностью начал откапывать провод, который оказался кабелем, уходящим глубоко в землю. О находке он решил пока не докладывать, а постараться выяснить, это ли они ищут.

Копать пришлось целый день и всю ночь. На глубине примерно десяти метров они наткнулись на металлическую пластину, в которую и входил этот кабель. Откапывать пластину уже не хватило сил. Они очистили около одного квадратного метра, и ему стало ясно, что это именно то, что от них требовали найти.

Металлическая пластина была отшлифована до зеркального блеска. Самое интересное, что на ней было что-то вроде цифрового табло, на котором светились какие-то цифры и даты. Очистив табло от земли, Корепанов прочитал: «Одиннадцатое Сентября Две Тысячи Первого года.» Дальше шли какие-то ориентиры. Сейчас шел тысяча девятьсот восемьдесят третий год. Наверное, во время взрыва просто что-то сбилось в электронике. Он тут же доложил по рации о находке и получил приказ никого не подпускать к странному объекту на расстояние выстрела и стрелять на поражение во все, что движется в его сторону. Через какое-то время прилетели вертолеты, забрали роту Корепанова и вывезли в военный городок.

- Так вот, – продолжал человек за столом. – Вы, естественно, не могли предполагать, что вся эта заварушка с афганской войной и была затеяна ради этого странного объекта, который Вы обнаружили. По данным наших спецслужб, в горах Афганистана моджахедами был найден аппарат, с помощью которого можно менять реальность, то есть, говоря простым языком, можно перемещаться в прошлое и будущее, в параллельные миры и другие пространства.

Нам пришлось ввести войска и прочесать всю страну, пока не вычислили точное местонахождение. Этот аппарат и сейчас находится у нас. Долгое время наши ученые ломали голову над тем, как его можно запустить. Как выяснилось, для того, чтобы он работал на полную мощность, требуется очень большой объем энергии, сопоставимый со взрывом ядерной бомбы. Первые испытания обернулись трагедиями. Вспомните хотя бы гибель «Курска-12» в августе двухтысячного года. Атомная лодка не выдержала такой нагрузки. Затем, когда мы считали, что уже можем справиться, устроили энергетический коллапс летом в Москве. Последней нашей ошибкой было использовать энергию Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа две тысячи девятого.

Но сейчас уже все позади. Испытания проходят успешно. Дело пошло гораздо быстрее, когда на нас стал работать один сумасшедший ученый. Он сумел вывести формулу закрытого оборота энергии в замкнутом пространстве, и аппарат заработал. К слову будет добавить, что за открытие этой формулы ему и была присуждена Нобелевская премия. Но так как в данное время этот сумасшедший гений находится в закрытой лаборатории, то мы не смогли его выпустить за границу, для получение заслуженного миллиона долларов. А того клоуна, который его изображает по телевизору, в целях безопасности, решили тоже не посылать, так как секрет подмены ученого сразу же был бы раскрыт.

Итак, на данный момент мы имеем аппарат, с помощью которого можем решать государственные вопросы, а от Вас требуется собрать команду профессионалов для выполнения поставленных задач. В Вашем распоряжении будут находиться все спецслужбы страны, любая информация, средства, расходный материал, под расходным материалом мы подразумеваем кадры. Одним словом, нам важен результат, а каким способом и с какими потерями он будет достигнут – для нас не представляет интереса. По данным спецслужб, такими аппаратами владеют Америка и Япония, но они очень сильно от нас отстают в плане использования. Об этом говорят катастрофа в Мексиканском заливе и авария на Фукусиме. Европа со своим адронным коллайдером тоже на пятки уже наступает. Поэтому времени у нас очень и очень мало. Перед нами стоят задачи государственной сверхважности, и, надеюсь, Вы отдаете себе отчет, какая ответственность ложится на Вас лично и на людей, которых Вы будете готовить. Более подробная информация Вам будет предоставлена утром в Вашу штаб-квартиру. Если у Вас есть какие-нибудь вопросы или пожелания, то сейчас самое время их озвучить, потому что, выйдя из этой комнаты, Вы становитесь полноправным и единственным руководителем секретного отдела с огромными полномочиями, и любой срыв поставленной задачи будет приравниваться к измене Родине.

Корепанов прекрасно понимал, что вопрос уже давно решен. И решения приняты на самом высоком уровне.

- У меня нет вопросов. Разрешите приступить к выполнению своих обязанностей?

- Молодец, Генерал. Именно этого мы от Вас и ждали. Приступайте.

IV

Штаб-квартира находилась в прекрасном старом лесу. Огромное здание с кинотеатром, гостиницей, столовой, бассейном, медицинским центром, спортзалом, компьютерными и учебными классами, вертолетной площадкой было обнесено высочайшим забором. Охрану производили бойцы в краповых беретах из спецназа внутренних войск. Чтобы попасть на охраняемую территорию, нужно было пройти через два поста с обязательным досмотром. На пропусках при въезде и выезде должна была стоять личная подпись Корепанова.



Ему понадобились сутки, чтобы полностью ознакомиться с информацией по использованию аппарата, просмотреть личные дела всех сотрудников, кто имел хоть какой-то доступ или владел сведениями по интересующему его вопросу. К концу дня он уже докладывал наверх свои предложения:

- Из соображений наибольшей мобильности, я принял решение о создании групп, состоящих из пяти взаимозаменяемых профессионалов. Для полной разработки спецоперации мне необходимо две недели, если сроки позволяют. Но, в принципе, группы должны работать на самом высочайшем уровне и без специальной разработки плана, то есть уже на месте принимать решения для лучшего выполнения поставленной задачи. Для этого они должны быть обучены вести боевые действия в горах, под землей, на болотах, в пустынях, на воде, в воздухе, в космосе.

- У Вас есть ровно две недели на создание и подготовку групп. По истечении этого времени Вы получите первое задание. Удачи, Генерал.

На столе перед Корепановым лежали личные дела офицеров, которые более всего подходили, по его мнению, для выполнения таких заданий. Все прошли горячие точки, имели боевые награды, и каждый из них был настоящим профи в своем деле. Корепанов нажал на кнопку вызова дежурного офицера.

- Слушаю Вас, Иван Михайлович.

- Сергей, зайди ко мне.

Капитан ФСО зашел в кабинет и встал рядом со столом.

- Значит, так. В Казани, в отделе полиции «Дальний», работает вот этот офицер, – Корепанов написал на бумажке фамилию, показал дежурному и тут же бросил ее в станок для уничтожения документов. – Он мне нужен. Но необходимо сделать так, чтобы его исчезновение с работы и из дома не вызвало никаких вопросов.

- Я понял, Иван Михайлович. Все сделаем.

- Он должен быть у меня не позднее завтрашнего вечера. Насчет остальных ты получишь информацию через полчаса.

- Разрешите выполнять?

- Давай.


На следующее утро, просматривая оперативную сводку по стране, Корепанов прочитал: «Татарстан. Казань. Отдел полиции «Дальний». В изоляторе от пыток скончался мужчина. Обстановка в городе близка к критической. Во избежание дальнейшего накала атмосферы с целью успокоить людей отдел полиции расформирован. Сотрудники уволены. В министерстве МВД Татарстана прошли кадровые перестановки.»

- М-да, лихо, ничего не скажешь, – подумал про себя Корепанов.

Его уже в который раз удивил тот размах и оперативность, с которой выполнялись все его пожелания, причем никто ничего не спрашивал, не давал советов и не требовал отчетов. Он постепенно начинал осознавать важность своего нынешнего положения.

V

Через два дня перед Корепановым в кабинете сидели пять лучших специалистов военного дела. Вопросов никто не задавал, все внимательно слушали, и только глаза выдавали некую растерянность этих людей, прошедших Ад боевых будней.



- Вы хотите сказать, что мы все знаем друг друга? – наконец, выдавил из себя один из присутствующих.

- Да, и не просто знаете, а провели не одну спецоперацию вместе. На вашем счету операции в Тибете, Таиланде, Китае, Бразилии… перечислять можно долго… именно поэтому сегодня вы все и собраны здесь. После каждого задания специальным облучением вам стирали часть памяти. Вы ничего не помнили. Вся информация, а также умения и опыт, приобретенные во время выполнения задания, уничтожались. Но вместе с информацией умирала и часть мозга, отвечающая за память. Если продолжать действовать в том же ключе, то уже через пять лет вы полностью потеряли бы память и находились бы в военном госпитале, в психушке, до конца жизни. Поэтому и было принято решение о создании постоянной действующей боевой группы. Но, на самом деле, еще не известно, что лучше…

Корепанов нажал кнопку пульта, и за его спиной опустилась огромная плазменная панель. На экране показалась какая-то лаборатория, люди в белых халатах с масками на лицах, какие-то отдельные стеклянные комнаты, в которых находилось непонятно что. Собственно, это «непонятно что» и было объектом разговора.

- Обратите внимание на этого человека. Да, это действительно человек, просто после частых испытаний на аппарате его, если можно так сказать, сущность стала размываться.

На экране действительно вместо человека в воздухе висело размытое пятно, что-то вроде плотного тумана. Не было четких очертаний линий. Казалось, что сквозь него можно видеть.

- Первым признаком использования аппарата является небольшая, практически незаметная размытость лица. Но при частом или очень частом использовании любое живое существо полностью стирается. Этого не происходит, если стирать часть памяти, но там возникают уже другие проблемы…

- Сколько раз этот человек пользовался аппаратом? – в воздухе висела мертвая, напряженная тишина.

- Очень часто. Вам не придется так много прыгать туда-сюда. Подопытные люди прыгают по другим измерениям сотни раз в сутки, и, хотя эффект размытия личности заметен практически сразу, вы до такой степени не дойдете… у вас другая цель и другие задачи. С сегодняшнего дня аппарат полностью переходит под наше управление. Его использование будет проходить строго по моим распоряжениям. Больше не будет никаких опытов над добровольцами. Ученым и так уже достаточно информации на сотни лет вперед. Что касается вас, то у всех подписаны контракты. Завещания составлены. Семей ни у кого нет, детей нет, родственников нет. Забудьте свои имена, должности и звания. Теперь у вас есть только эта группа, она же и будет вашей семьей, и я – ваш Отец и наставник. А сейчас у вас есть полчаса, чтобы передохнуть, осмыслить полученную информацию, получше вспомнить друг друга. Жду вас в учебном классе.

Пока команда нерешительно шла в конец коридора, где стоял уголок отдыха, Корепанов вызвал к себе дежурного:

- Завтра с утра здесь должен быть психотерапевт из Азии. Помнишь, который еще все время улыбается и улыбкой лечит все болезни. Он будет нужен буквально на пару часов, потом сотрете ему память и отправите обратно в Кремль. Он сейчас как раз консультирует кого-то из министров, поэтому находится в Москве. Предупредите врачей, чтобы были готовы в любую минуту принять пациента.

- Разрешите выполнять?

- Выполняйте!

VI

Корепанов еще раз разложил перед собой личные дела сотрудников группы. Имена и фамилии в целях повышения уровня секретности отсутствовали. Стояли только позывные, которые теперь и стали их именами:



1. БлокАДА – командир группы. Зарекомендовал себя как специалист высочайшего класса. Принимал участие более чем в 50 спецоперациях. Использовался с помощью аппарата 4 раза.

2. РоМ – диверсант, выполнивший в одиночку десятки заданий по всему миру. Использовался с помощью аппарата 3 раза.

3. Свит – разведчик, сумевший выжить в джунглях раненый, без еды и оружия больше месяца и доставить необходимую информацию по назначению. Афроамериканец. Высококлассный хирург. Использовался с помощью аппарата 3 раза.

4. Тинки – девушка, компьютерный гений. Мастер в области психологии. Головная боль всех разведок мира. Раскрыла не одну агентурную сеть. На счету агенты МИ 6, ЦРУ, Моссад. Использовалась с помощью аппарата 3 раза.

5. Лау – девушка, долгое время работала под прикрытием в Таиланде. Провела блестящую спецоперацию по раскрытию и уничтожению агентурной сети двойных агентов в Лондоне с использованием полония, пустив МИ 6 по ложному следу и стравив между собой разведки нескольких стран. Использовалась с помощью аппарата 3 раза.

У Лау была еще одна небольшая приписка в личном деле, заставившая в который раз улыбнуться Корепанова: «Что ж, пусть будет и так. Главное, что агент – суперпрофессионал и выполняет поставленные задачи.» Отец, а именно так с этого момента его стали называть сотрудники отдела, последний раз взглянул на личные дела своих бойцов и отправил папки в станок для уничтожения документов. Все, нет больше никаких диверсантов, врачей, психологов и разведчиков. Теперь вся информация была только у него в голове. Все данные о прошлом его группы были удалены из всех списков. Не было ни одного документа, подтверждающего их существование. Эти люди как будто и не рождались на этой земле. Их просто никогда не существовало.

Когда Отец вошел в учебный класс, то все уже сидели на своих местах. Тинки многозначительно взглянула на Свита, тот перевел взгляд на РоМа, а тот уже в свою очередь на Лау. Наконец, Лау не выдержала:

- Блок, ты же старший, давай уже начинай задавать вопросы.

БлокАДА прокашлялся и, наконец, произнес:

- Если честно, то я, вообще, ничего не могу вспомнить. Такое ощущение, что всех этих людей я встретил в первый раз, а ведь, судя по всему, мы проводили очень много времени вместе. В голове как-то не укладывается пока.

Отец усмехнулся:

- Вы не просто знаете друг друга. Некоторые из вас обязаны жизнью друг другу. Вот, например, ты никогда не задумывался, почему у тебя шрам от аппендицита не ровная полоска, как у всех, а полукруг?

- Интересно было бы услышать.

- Во время одной из спецопераций вы были блокированы в подвале по производству фальшивой водки в Дагестане. И надо же было такому произойти – у тебя случился приступ острого аппендицита. Ты потерял сознание, а Свит воспользовался подручными средствами и сделал тебе операцию в полной темноте и в абсолютной антисанитарии. Из подручных средств были только стеклянные бутылки и цистерны с паленой водкой. Осколком бутылки он разрезал тебя, сделал все, что нужно, а так как зашивать было нечем, то он просто скрепил разрез обычным степлером в нескольких местах. Ты же видел, какой там странный шов.

- Ну, пипец, это каким же идиотом нужно быть, чтобы взять на задание степлер? А главное – для чего?? Может, я чего-то не понимаю, и сейчас все боевые подразделения в обязательном порядке берут с собой на войну степлеры.

- А что, очень удобно, – подала голос Тинки, – можно рану скрепить при сильном кровотечении.

- А еще можно рот скрепить, кто много разговаривает, – встрял в разговор Свит, защищая свою репутацию и радуясь своей изобретательности.

- И нос скрепить, кто много дышит, – добавил РоМ.

- И глаза можно скрепить, кто много видит, – внесла свою лепту Лау.

- И уши скрепить, кто много слышит, – донеслось со стороны Блока, – уши как раз будут похожи на трубочки, и в них заодно можно будет носить разные карандаши и ручки. Степлеры, например. А еще заначки прятать и документы разные.

- Не, документы нельзя будет носить в таких ушах, – на полном серьезе произнес РоМ, – если дождь пойдет, то в таких ушах-трубочках будет скапливаться вода, и все промокнет, да и воду доставать неудобно, нужно переворачивать человека вверх ногами и трясти все время, а это может привлечь ненужное внимание. А заначки можно в другом месте носить, там больше поместится, вот только сидеть неудобно будет, хотя все будет зависеть от количества заначек…

Отец понял, что этот бред они будут нести до тех пор, пока их не остановишь:

- Может, хватит уже нести всякую чушь? Я смотрю, вы слишком быстро нашли общий язык для, как вы говорите, первого знакомства.

Отец знал, что весь этот разговор в данный момент записывается, он специально дал такое задание одному из помощников. Ему нужно было выяснить, есть ли в группе слабое психологическое звено, и именно для этого он вызвал из Москвы важного психиатра, большую шишку, который обслуживал только высшие чины. Дав своим бойцам еще немного времени на обсуждение какой-то ерунды, он решил, что информации для психиатра будет уже достаточно.


На следующее утро они уже сидели вдвоем в кабинете Корепанова и, не торопясь, пили настоящий бразильский кофе. На большом экране перед ними демонстрировалась вчерашняя видеосъемка. Врач оказался человеком незаурядного ума и внимания. Он сразу же определил на глаз, кто и чем занимается в группе и какое положение занимает.

- Слабых звеньев я тут не увидел. Есть некоторые вопросы по девушке (он указал на Лау), пока еще не могу сказать, что с ней не то. Но это никак не повлияет на общее настроение всей команды. Могу вас поздравить, вы собрали прекрасный коллектив. Психологический подбор просто идеален. А то, что вы волнуетесь насчет всякой ерунды, которую они несут на полном серьезе, как вы считаете, – на самом деле, это не что иное, как обычная защита мозга от психологических перегрузок. Так они снимают свое напряжение, причем в этой игре участвуют все, что является большой редкостью. А это уже означает, что правила этой игры приняты и одобрены всем коллективом.

Корепанов поблагодарил врача за высказанное мнение и предложил пообедать перед отъездом. Врач с радостью согласился.

- А по дороге я вам покажу наш ультрасовременный медицинский центр. Вам как врачу, мне кажется, будет очень интересно.

Врач удовлетворенно потер руки:

- Вы знаете, как меня заинтересовать. С большим удовольствием посмотрел бы на ваш центр.

Когда они выходили из кабинета, в коридоре их уже поджидал дежурный офицер с двумя сопровождающими.

- Вы идите, я вас догоню, буквально через пару минут. (Корепанов сделал вид, будто что-то забыл в кабинете.)

Врача провели в соседнюю комнату, и Отец знал, что уже через пять-десять минут этот человек никогда больше не вспомнит ни про него, ни про посещение этой базы. Он проснется рядом со своей гостиницей, на лавочке, и будет считать, что просто задремал, читая газету.
VII

Прошло несколько дней. Команда готовилась по ускоренной программе. Корепанов уже получил первое задание, и сейчас все его время уходило на сбор нужной информации и разработку плана. Он взглянул на расписание занятий группы: с утра занятия по латинскому языку, днем – древнегреческий, вечером – закрепление пройденного материала. Отец уже давно ничему не удивлялся, и такие мелочи, как изучение иностранного языка за пару часов с помощью магнитных излучений, воздействующих на рецепторы памяти в мозгу, вообще, находились у него на таком же уровне, как выпить стакан чаю.

Корепанов очень хорошо умел читать людей. От него не могла скрыться ни одна деталь. Он не любил смотреть спортивные соревнования, так как всегда безошибочно определял, какая из команд победит. Ему достаточно было одного беглого взгляда, брошенного на судью, чтобы понять, что матч договорной и судьба игры уже решена заранее в кабинетах директоров команд и букмекерских контор. А так как весь профессиональный спорт в нашей стране был уже давно договорным, то и интерес к нему пропал у Отца очень давно. То же самое было и с политиками. Когда человек с трибуны говорит одно, а все его жесты, мимика, поведение говорят совершенно об обратном… В связи с этим Корепанов никогда не смотрел выступления чиновников и депутатов. Он научил себя быть равнодушным и просто выполнять поручения своего руководства. Тем не менее у него иногда все-таки возникали сомнения, что что-то не так в стране, в жизни – во всем, но он гнал от себя эти мысли и старался еще больше погрузиться в работу.

Он просмотрел оперативную сводку по стране, и у него неожиданно возникла одна мысль.

- Вызовите мне Блока сегодня вечером, – дал распоряжение дежурному офицеру Отец.
БлокАДА сидел в кабинете Отца и просматривал документы, на которых стоял гриф «Совершенно секретно». В папках находились фотографии, денежные счета, переводы, копии платежей, адреса. Судя по всему, прокуратура неплохо поживилась за счет подпольных казино по всей области. Практически все деньги утекли на зарубежные счета. Почти все фигуранты данного дела уже давно были за границей со своими семьями, и достать их уже было невозможно. БлокАДА молча ждал, просматривая документы. Он знал, если его вызвали, значит, еще есть какие-то варианты. И он не ошибся. Отец, стоя у широкого окна, неожиданно произнес:

- Знаешь, перед нами стоят настолько огромные задачи, что за ними мы не видим маленьких, незаметных подзадач. А ведь самое главное – это сделать так, чтобы наши люди жили в человеческих условиях. Не какая-то маленькая группка людей, а вся страна. К чему я это все говорю? А вот к чему. По документам ты уже понял, что все деньги украдены и всех, кто был задействован в данных схемах, уже давно нет в стране. Но у таких людей есть одна черта, которую они никак не могут побороть и через которую их всегда будут доставать, где бы они ни были, – это нечеловеческая жадность. Даже уже сидя на чемоданах с авиабилетами в Лондон и Дубаи, они до последнего момента пытались вывезти как можно больше денежной массы. Уже совершенно не прячась и не скрываясь, нагло везли кейсы с золотом и деньгами. Последним штрихом в этой бешеной денежной агонии был перевод огромной суммы с медицинского фонда содействия больным детям. Этот фонд оплачивал дорогостоящие операции за рубежом детям из России. Деньги были в последний момент переведены на счет сына одного высокопоставленного прокурора. Тот успел их обналичить, но на вывоз уже не хватило времени.

В данный момент этот человек под чужим именем вернулся в страну, и мы точно знаем, где находятся похищенные деньги. Задержать эту мразь мы не можем, так как он задействован и в других схемах отмыва бюджетных средств. Даже в случае его задержания он просто не доедет до следственного комитета: слишком много знает. Но мы можем помочь хотя бы нескольким больным детям.

Корепанов вынул из стола еще одну папку.

- Возьми, ознакомься, – протянул он Блоку, – в конце списка есть счет, куда ты должен перевести указанную сумму; в интернете, на сайте больницы, проверишь, все ли в порядке, и, как только деньги будут на счету, доложишь о выполнении. У тебя есть три дня на подготовку и проведение операции. Дело несложное, но вы хотя бы в работе посмотрите друг на друга, ну, и разомнетесь, наконец, от долгого безделья.
VIII
Команда сидела в небольшом зале с огромным экраном. Удобные кресла, полумрак, полная тишина – все говорило о том, что данное мероприятие будет долгим. И они не ошиблись. Последним в зал вошел Отец, и спецназовец закрыл за ним дверь. Теперь можно было только выйти из зала, но войти туда уже было невозможно. Группа Блока привыкла, что на всех занятиях, где бы они ни находились, их всегда охраняли бойцы в краповых беретах. И если любой член группы мог свободно зайти и выйти из учебных классов, то ни один человек, не участвующий в данный момент в обучении, не мог помешать занятиям, сколько бы они ни проходили. Эти ребята, прошедшие и огонь, и воду, отлично знали свое дело, и подтверждением этому было то, что именно им доверили охрану данного сверхсекретного объекта.

- Для начала разрешите всех поздравить с первым официальным заданием, – начал Отец. – Ну, и на этом торжественную часть разрешите считать законченной. Теперь о самом задании. Нужно проникнуть на съемочную площадку «Дома 2» и придушить своими руками всех участников, вместе с ведущими.

- Сколько у нас времени на подготовку? – БлокАДА уже начал в уме прорабатывать разные варианты выполнения задания.

- Два дня.

- Разрешите выполнять?

- Выполняйте.

Группа одновременно встала, и все направились к двери. Когда они уже почти вышли из зала, Отец остановил их:

- Подождите. Это была всего лишь шутка. Садитесь на свои места и теперь уже поговорим о серьезных делах. Сначала немного истории. Древний Рим. Восстание Спартака. Гладиаторы подняли восстание и приняли в свои ряды около ста тысяч бойцов. Война длилась около четырех лет. В конце концов будущий Римский Консул Марк Красс разбил Спартака и с почестями вернулся в Рим.

Во время его рассказа на большом экране демонстрировались картинки и компьютерные образы то Древнего Рима, то самого Спартака, то Марка Красса…

- Наша задача, – продолжал Отец, – проследить путь Спартака и добыть его меч.

На экране тут же возник точный рисунок меча.

- Обратите внимание – короткий испанский меч. Рукоятка сделана из золота с вкрапленными драгоценными камнями. Этот меч был в руках Спартака во время его последней битвы с Крассом, после которой он погиб, а меч был передан Крассом в Римский Сенат в знак подтверждения своей победы над Спартаком. Впоследствии этот меч был утерян, и в мировой истории о нем уже не было никаких упоминаний. Но есть еще один меч. Это простой меч гладиатора, с которым Спартак никогда не расставался. Его очень трудно отличить от сотен тысяч других мечей, но мы постарались воссоздать точную его копию.

На экране тут же появился другой меч. Обычный стальной меч, без каких бы то ни было излишеств.

- Запоминайте подробности. На лезвии клинка, у рукоятки, две параллельные выбоинки. На другой стороне клинка идет выемка длиной примерно три сантиметра и заканчивается раздвоением у рукоятки. Но главное, на самом конце рукоятки можно заметить небольшой скол, залитый свинцом. По данным наших историков, во время одной из тренировок Спартак ударом рукоятки разбил вдребезги щит противника, и его меч в месте удара получил трещину. Затем после нескольких поединков эта трещина увеличилась до таких размеров, что отвалился маленький кусочек металла, и острый край рукоятки во время боя все время впивался в ладонь Спартаку, раня ему руку. После боя Спартак отдал меч на восстановление оружейнику, и тот, не долго думая, просто залил трещину с острыми краями свинцом и вернул меч хозяину. Так вот, по нашим данным, под слоем свинца в рукоятке сохранилась кровь самого Спартака. Наши ученые смогут извлечь ДНК руководителя восстания и пролить свет на многие вопросы истории.

Группа с особым вниманием рассматривала мечи. Все понимали, что от этих двух клинков теперь будет зависеть жизнь пяти человек, и все, чему их учили до этого, было направлено именно на решение этой главной задачи.

- Этот меч, как и другие, с поля боя, по данным историков, был отдан в одну из гладиаторских школ в городе Капуи. Так как он не представлял ни для кого никакой ценности, то и затерялся среди тысяч таких же. Что касается первого меча, то для римлян он имел некоторую важность, и добыть его будет несколько сложнее второго.

После решающей битвы Красс около недели восстанавливал свои войска, заканчивал свои дела и с триумфом возвратился в Рим. Меч Спартака всегда находился при нем, поэтому возникают сложности. Красса охраняют около ста тысяч легионеров, и подобраться к нему мы не сможем, но опять же, по данным наших историков, мы разработали план, с помощью которого можно будет сделать так, что Красс сам с большой радостью отдаст интересующий нас предмет.

Дело в том, что Спартак разбил несколько легионов римлян в начале войны и захватил Золотого Орла Легиона. Это высшая святыня римских армий, и ее потеря означала позор не только полководцу, который вел боевые действия, но и всему Риму. По этому случаю, в Риме был объявлен траур, и все военные руководители носили черные плащи в течение полугода в знак великой скорби. Во время битвы, когда уже стало ясно, что Спартак будет разбит, несколько гладиаторов сбежали с поля боя, вернулись в лагерь и, забрав Орла, ушли в горы. Там они поменяли его на еду, одежду и немного денег у местных пастухов.

Крассу стало известно, что Золотой Орел еще цел, и он направил отряд из трехсот легионеров с заданием: во что бы то ни стало вернуть гордость Рима, пусть даже ценой собственной жизни. Римский отряд в течение недели прочесывал окрестности, пока не обнаружил святыню. В честь великой находки этот отряд, прозванный впоследствии «Кровавый Триумф», на всем пути возвращения в лагерь Красса отмечал свою дорогу кровавыми жертвами богам. Они распяли в знак благодарности на всем своем пути более десяти тысяч рабов по обеим сторонам дороги. Плач и стон стояли на всей проклятой земле.

Красс с триумфом вернулся в Рим. Помимо подавления восстания, он еще и вернул Золотого Орла Легиона, приумножив тем самым уважение всего сената и Рима. В связи с этим ваша задача будет состоять в том, чтобы проследовать за отрядом «Кровавый Триумф», дождаться, пока римляне обнаружат Золотого Орла и не дать им вернуться к Крассу. С солдатами этого отряда особо не церемоньтесь. Людьми их назвать очень сложно – это, скорее, звери в человечьем обличье.

После того, как Орел будет у вас, вы произведете обмен на первый меч. Красс пойдет на все, лишь бы вернуться в Рим в качестве победителя, к тому же возвратившего гордость Рима. Орел вернется к римлянам, и история не будет нарушена. О том, что свидетелей не должно быть, напоминать не стану. Есть у кого-нибудь какие-то вопросы, предложения, замечания?

В зале стояла тишина.

- Основная легенда будет выглядеть так… – Отец вкратце рассказал о роли каждого бойца. – Но это все очень и очень приблизительно. Все равно вам придется уже на месте выбирать, кто и кем будет для более качественного выполнения поставленной задачи.

- И все-таки я бы немного подправил нашу легенду, – начал РоМ, – прикиньте, мы с Блоком – рабовладельцы, Свит – наш слуга, а Тинки и Лау (тут он сделал небольшую паузу) – проститутки...

- А у меня другая версия, – Свит точно не хотел быть слугой. – Блок – землевладелец, я торговец, РоМ – хозяин школы гладиаторов, а Тинки и Лау (он тоже сделал маленькую паузу) – проститутки…

- Сами вы проститутки, – Лау и Тинки выступили единым фронтом, защищая свои будущие роли, – хотя мы согласны быть проститутками с условием, что вы все будете евнухами со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Так они еще около получаса мечтали о своих ролях в будущей жизни, где девушкам из команды непременно была уготована роль падших женщин.

Примерно часов через пять, после уточнения и согласования некоторых деталей операции, в зале наступила полная тишина. Было такое ощущение, что все члены группы уже находились мыслями далеко в Древнем Риме, среди статуй богов, прохаживающихся патрициев и гладиаторов.

- Как же мне нравится моя работа, – произнес, наконец, Свит.

- И не говори, тут ведь главное – не забыть взять с собой степлер и логарифмическую линейку: вдруг понадобится измерить лучезапястную кость, – тут же отреагировал Блок. Он поднял вверх ладонь, и Лау с РоМом, громко хмыкнув, хлопнули по его руке в знак того, что шутка удалась.

- Точно, вот я как-то на одном задании на Кубе… – начал было РоМ, но его прервала Тинки:

- Ты не был никогда на Кубе…

- А может, и был, я же не помню, мне память стерли, впрочем, как и тебе. Так вот, на Кубе у нас один забыл взять с собой на задание циркуль и мольберт. Так мы чуть не провалили всю операцию, когда освобождали заложников в Гуантанамо.

- А у нас один как-то забыл взять с собой звуки. Прикиньте, ему нужно докладывать о расположении противника, а у него с собой нет ни одного звука. Так на пальцах и объяснялся с командирами, – встряла в разговор Тинки.

- А у нас один забыл взять глаза, так когда его поставили охранять лагерь, он все на ощупь проверял и даже нащупал одного врага, и защупал его до смерти. После этого мы его так и прозвали – наша маленькая щупальца, – Лау еле смогла договорить свою идиотскую фразу, давясь от смеха.

- А еще если забыть голову, то можно с собой не брать каску и радионаушники, а также оружие с оптическим прицелом, солнцезащитные очки и противомоскитную сетку.

Они словно соревновались между собой, кто придумает самую нелепую шутку, и каждый удачный вариант отмечали громкими одобрительными хлопками в знак поддержки.

Отец слушал весь этот бред и думал про себя: «Какие же вы все-таки еще дети. Все были в таких ситуациях, которые не пожелаешь и врагу, а только подворачивается удобный случай подурачиться, как тут же словно их подменяют. Запомнить бы их всех вот такими – веселыми, смеющимися, молодыми, красивыми и ЖИВЫМИ.»


IX
Накануне отправки вся команда присутствовала при загрузке оборудования. Каждый следил, чтобы его часть вещей была хорошо закреплена. Ящики с оружием, боеприпасами, питанием, обмундированием – все аккуратно складывалось друг на друга, чтобы освободить как можно больше места для специальной техники. Два квадроцикла, переносная ракетная установка, беспилотник, компьютерное оборудование, мины, взрыватели, аккумуляторы, морозильная камера. Будь отделение для багажа больше этого в два раза, то и его загрузили бы под завязку. Свит настоял, чтобы ему выделили дополнительный хирургический ящик. Это была по сути небольшая операционная палатка со всем современным оборудованием, практически на все случаи жизни. Всем участникам группы раздали специальные пластмассовые браслеты, сделанные под обыкновенные электронные часы.

- С помощью этих браслетов вы всегда сможете вернуться назад. Они сделаны из специального суперпрочного пластика. Он не поддается ни огню, ни металлу. Снять его можно только специальным оборудованием, которое находится на нашей базе.

Проход назад будет открываться для вас один раз в неделю в определенное время. Этот телепорт будет работать только два часа. Обнаружить его можно будет по еле видному свечению. Это будет светящийся круг диаметром около десяти метров. Каждый, кто имеет данный браслет, при входе в круг автоматически перемещается на базу. По прибытии на место постарайтесь замаскировать свет от круга сухой травой, чтобы не привлекать лишнего внимания, и немедленно уходите как можно дальше. Мы постараемся сделать место телепортации подальше от населенных пунктов, но возможны пастухи со стадами овец, они частые гости в этих краях. Все оборудование работает на специальных аккумуляторах. Их мощности хватит, чтобы обеспечить электроэнергией всю Москву в течение месяца, так что с энергией проблем у вас быть не должно, – Отец давал Блоку последние наставления. – А сейчас все могут быть свободны. Завтра предстоит непростой день в вашей жизни, поэтому постарайтесь отнестись к нему посерьезней.
- Какое же все-таки сегодня прекрасное утро, – подумал про себя Блок, глядя на ярко-синее небо и ослепительное солнце. – Самое время начать новую жизнь. Он вышел во двор, где его команда уже вовсю плескалась в бассейне.

– А этим хоть бы что, дурачатся по-прежнему, – пролетела в голове веселая мысль. Он схватил с бортика мяч и со всей силы запустил его в РоМа и с криком «РоМ – грязная чушка!» быстро нырнул в бассейн. Это означало, что теперь РоМ был изгоем и все его чурались до тех пор, пока он этим мячиком не заденет следующую жертву. Все с визгом и смехом бросились от него врассыпную. Для РоМа теперь не было более важной задачи, чем побыстрее отделаться от звания «грязной чушки», и он начал с удвоенной силой работать руками, чтобы побыстрее доплыть на расстояние броска в кого-нибудь. Так они бесились до завтрака. О задании никто не хотел думать. Они были профессионалами, и волнения перед предстоящими трудностями никак не входили в их планы. За час до отправки они снова собрались в кабинете Отца. Все были сосредоточены и немногословны. Дежурный офицер принес всем горячий кофе.

- Вы будете телепортированы по времени на один год назад до разгрома Спартака. Этого времени вам должно хватить, чтобы полностью изучить местность и разработать детальный план по выполнению поставленной задачи. Саму операцию постарайтесь провести как можно быстрее и, по возможности, не оставляйте следы. После выполнения задания нужно будет уничтожить всю оставшуюся технику. Ваше возвращение произойдет в то же самое время, как и уход. Вы можете провести на задании и десять лет, но возвратитесь в тот же миг, когда покинули базу. Так что вы вернетесь сегодня же, я даже не успею отойти от аппарата, как вы будете уже здесь. Ваш биологический возраст вернется в сегодняшнее состояние. И еще… Блок, возьми этот дипломат – это лично от меня. Откроете уже на месте… – Отец поставил перед Блоком небольшой черный чемоданчик.

- Надеюсь, тут не ядерная кнопка президента, – попытался пошутить Блок, но напряжение уже достигло такого предела, что шутки не воспринимались.

- Присядем на дорожку.

Бойцы сидели в креслах в полной боевой экипировке, сжимая в руках автоматы. Мыслей не было. Они еще не включили полную концентрацию внимания и напряжения, в которых им придется провести целый год.

- Ну, все, ребята, пора…, – Отец первым встал, и все, как по команде, встали рядом. – Давайте прощаться.

За эти две недели они уже стали ему родными. Он по очереди обнял каждого бойца и произнес:

- Жду вашего возвращения. Надеюсь, кофе еще не успеет остыть. Блок, постарайтесь там сильно не светиться. Будьте скромнее…
Часть вторая.
I

-Хорошо! Все будет хорошо!

Все будет хорошо, я это знаю, знаю!

Хорошо! Все будет хорошо!

Ой, чувствую я, девки, загуляю, – доносились слова суперпопулярного музыкального хита откуда-то с центральной улицы древнеримского города Капуи.

Разодетые патриции, богатые ремесленники, всадники и просто обеспеченные люди шли небольшими группами к новому белоснежному зданию рядом с центральной площадью. Сегодня было открытие игрового зала в престижном ночном клубе с непонятным названием «Манхэттен».

Клуб впечатлял своим размахом. Белоснежное двухэтажное здание находилось в самом богатом месте города. На крыше в черной стене было вырезано огромными буквами название клуба, а сзади все время поддерживался огонь, и получалось, что буквы как будто бы горели в ночной темноте. Пройти мимо было просто невозможно. На входе стояли римские солдаты в полном вооружении и охраняли проход в клуб. Молодой патриций из очень влиятельной семьи был назначен на должность фейсконтролера и очень дорожил оказанной ему честью. Он подавал начальнику охраны только им одним понятные знаки, и тот уже или пропускал людей внутрь, или категорически запрещал вход.

На открытие игрового зала собралась вся знать города, и мелкие ремесленники сегодня не могли пройти сквозь охрану. Они толпились у входа и надеялись, что кто-нибудь из влиятельных знакомых проведет их с собой, чтобы увидеть это умело разрекламированное чудо – рулетку. О ней уже неделю только и говорили и в сенате, и на рынках, и в военных лагерях.


следующая страница >>