Марина и Сергей дяченкодолина совестичасть первая - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Марина и Сергей дяченкодолина совестичасть первая - страница №1/1

Марина и Сергей ДЯЧЕНКОДОЛИНА СОВЕСТИЧАСТЬ ПЕРВАЯ ...Я чудовище. Внешне я ничем не отличаюсь от миллионов других людей. У меня круглоелицо, карие глаза, темные волосы, узкие губы и мягкие уши. В апреле на щекахвысыпают веснушки. Я не кажусь опасным. Мне часто симпатизируют. Послушай! Мне так нужен хоть кто-нибудь, знающий обо мне всю правду...Разреши, я буду писать тебе? Только писать? Если не хочешь - не отвечай... Я ведь не всегда был таким. Это началось, когда мне было лет двенадцать или тринадцать. Потом как-нибудь - потом! - я тебе расскажу...Глава 1МАЛЬЧИКИ Влад не собирался ссориться с Кукушкой. Собственно говоря, дружить с Кукушкой он не собирался тоже; в идеале Владне хотел бы иметь с Кукушкой ничего общего, но идеал этот был недостижим.Общими оставались пространство, учителя и перемены - особенно перемены,время нужное и полезное, но отравленное Кукушкиным присутствием. Когда-то очень давно - классе во втором - они подрались. То была,вероятно, совсем детская драка - со слезами, соплями, тычками и подножками;теперь Влад думал, что она даже смешной казалась со стороны, эта памятнаяобоим драка. Но именно после нее Кукушка перестал называть Влада тем самымсловом, которое так отравило ему первый школьный год: в переводе начеловеческий язык это короткое гадкое слово означало "сын гулящей женщины,за ненадобностью подкинутый под чужую дверь". И еще - после той драки Влад получил возможность не враждовать с Кукушкойи не дружить с ним. Он ценил свою независимость и не собирался рисковать ею,прекрасно понимая, что теперь драться придется совсем не с Кукушкой. Скореевсего, драки вообще не будет, а будет жизнь, превращенная в ежедневный ад,вот как у Ждана... Собственно, из-за Ждана все и случилось. Из-за того, что у Ждана был деньрождения. У забитых и презираемых тоже бывают дни рождения. И самые наивные из нихиногда надеются круто изменить свою жизнь - именно в этот день; Ждан явилсяв школу в белой и чистой - удивительное дело! - сорочке и неновом, но вполнеприличном костюмчике. Ждан принес кулек шоколадных конфет и гитару; и то идругое с какой-то суетливой таинственностью спрятал за вешалкой. Кукушканаблюдал с усмешкой; день начался как обычно - Глеб Погасий, подсевший кЖдану по собственной инициативе, в начале урока поднял руку: - Можно, я пересяду? Кукушка смотрел благосклонно. Девчонки хихикали; Глеб пробормотал извиняющимся тоном: - Не могу, от этого мальчика опять так воняет... - Вечно одно и то же, - раздраженно бросил математик. Глеб пересел - присоседился к Владу; Ждан стерпел. Он еще не то терпел;возможно, сейчас он тешил себя мыслью, что это - в последний раз. Ждан вовсе не был слабаком или тютей и, уж конечно, не был дураком. Жданесли и был полноват, то не слишком; просто он не подружился вовремя сКукушкой - и поплатился за это тяжелее прочих, потому что у него была однанесчастная особенность: от него воняло. Вероятно, его пот имел какой-то специфический состав. Вероятно, емуследовало почаще мыться; чем старше становился Ждан, тем заметнее делалсязапах, тем веселее шутили Кукушкины друзья, тем демонстративнее морщилисьдевчонки. Но сегодня был день рождения Ждана, и, возможно, накануне он два часапросидел в остывающей кадушке с раскисшим мылом в руках (Влад знал, что вквартале, где обитала семья Ждана, горячая вода бывает только в кадушках, ито - если ее предварительно согреешь в котле, а уголь в этих домах берегуткак зеницу ока). Так или иначе - но от Ждана почти не пахло, и демарш Глебана первом уроке был всего лишь цирком в угоду Кукушке, впрочем, каквсегда... На большой перемене Ждан носился по классу, раскладывая конфеты попартам, всем по две, а Кукушке - четыре. Потом, ударяя по струнам судорожноскрюченной рукой, что-то спел - совсем неплохо; Кукушка слушал, жуя, и повыражению его физиономии нельзя было понять ничего - странная безучастностьна лице двенадцатилетнего мальчишки... Впрочем, к тому времени Кукушке уже почти исполнилось тринадцать. Прихлебатели тоже жевали и слушали - старательно нагоняя на лица скуку,им это было нелегко, потому что из-под наигранного равнодушия так и лезлапривычная ухмылка. Линка Рыболов, ближайшая Кукушкина подруга, что-тошептала ему сзади на ухо; Кукушка кивал. Когда Ждан закончил петь, Кукушкавытащил изо рта белый комочек жвачки - но пульнул его не в Ждана, какожидали многие, а в классную доску. К налипшему шарику сразу же добавилось еще пять или шесть - доскасделалась похожей на звездное небо, а Ждан просиял, потому что Кукушкин жестозначал для него амнистию... Во всяком случае, так ему показалось. Перед самым звонком дежурные поспешно очистили доску и убрали валяющиесяв проходах фантики; оставшиеся три урока минули без происшествий, разве чтоЖдан отличился, напросившись на ответ по географии и получив заслуженнуюпятерку... А после уроков все тот же Глеб Погасий зачем-то подошел к Жданупрощаться. И прощался долго и проникновенно, так, что именинник смутился;когда Глеб отошел, в последний раз хлопнув Ждана по плечу, на спине у тогоостался наклеенный липкой лентой листок бумаги. Линка Рыболов спряталась за шкаф, зажала рот руками и зашлась вбеззвучной смеховой конвульсии. Прочие отводили взгляд. Кто-то хихикнул - и сразу сник под Кукушкинымвзглядом; Ждан почуял неладное, но не понял, откуда беда. Именинноенастроение еще не померкло, еще верил, глупенький, что Кукушку можноподкупить четырьмя шоколадными конфетами... Те, кто не желал принимать участие в шутке - в основном девчонки, -поспешно смылись. Прочие копались в портфелях, ожидая, пока уйдет Ждан,чтобы сразу же выйти следом. Влад разглядел табличку, когда Ждал был уже в дверях. Коротенькое гадкоеслово, означавшее пожирателя какашек, снабжено было подробной чернильнойиллюстрацией - как именно, где и кем эта трапеза совершается. Влад не первый год учился в одном классе с Кукушкой и умел разговариватьне только по-человечески, но и на хлестком "кукушкином" языке - однако егочуть не стошнило. Он узнал руку Линки Рыболов - та не раз брала призы накаких-то конкурсах юных художников... Ждан брел по длинному школьному вестибюлю; Владу вдруг страшнозахотелось, чтобы по дороге ему встретился кто-то из учителей. Чтобы заметилбелую бумажку на черной школьной курточке - и отлепил ее от сгорбленнойспины именинника. А потом последует нудный "воспитательный" час, нотации и выяснения, иЖдан, опять оказавшийся в центре всеобщего издевательского внимания, будетсидеть, втянув голову в плечи (он ведь старается не плакать на людях!). АГлеб Погасий снова будет объяснять, что от этого мальчика воняет, а ЛинкаРыболов, красивая девчонка с почти сформировавшейся фигурой, будет хлопатьдлинными ресницами и отпускать реплики, будто оправдываясь, и полклассабудет валиться под парты от смеха... Нет. Пусть лучше Ждан придет домой (через три длинные улицы) и, снявкуртку, сам обнаружит на спине своей художественную нашлепку. Никто неувидит его лица - если рядом не окажется матери или сестер. Потом соберутсягости - взрослые приятели Ждановых родителей, будут громко пить за егоздоровье, а Ждан запрется в своей комнате... Влад вдруг ясно понял, что на месте Ждана в такой ситуации просто лег быи умер. Вот околел бы от стыда и унижения - под здравицы пьяных гостей,доносящиеся из-за тонкой стены... Школьный вестибюль был пуст - младшеклассники давно разошлись, старшиебыли уже на седьмом уроке. На расстоянии двадцати шагов за Жданом следовали,давя смех, Кукушкины прихлебатели. Ждан толкнул входную дверь. Влад не собирался ссориться с Кукушкой. Вот если бы сегодня в школупришел Димка Шило, Владев друг - они бы вдвоем что-нибудь придумали, .. НоДимку сегодня повели к врачу, и его не будет. Влад совсем один, и зачем емуввязываться... Длинные шнурки Ждана стелились по земле. Владу ничего не стоило наступитьненароком на один из них, так что при следующем шаге Ждана из неаккуратногобантика получились две еще менее аккуратные веревочки. - У тебя шнурок развязался, - сказал Влад равнодушно. И, когда Жданнаклонился, чтобы восстановить погибший бантик, - протянул руку и отлепилкартинку с его спины. Скомкал и сунул в карман. - Ты чего? - спросил Ждан, что-то уловивший краем глаза. - Ничего, - сказал Влад. Ждан подозрительно на него покосился. Потом сделал то, чего не делал ниразу в жизни, - подошел к тройному зеркалу, помещавшемуся у входа, иосмотрел в него свою спину... Ничего не увидел, пожал плечами - и пошел домой. Отмечать день рождения.