Мариан Леконт «Морской паук» - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Мариан Леконт «Морской паук» - страница №5/5


18

ДОБРОГО ТРАУРА, ДОРИС
Шестая критической статья воинствующей ярыги, опубликованная в «Пикантной утке» от 20 сентября.

Черт побери, ну и резня! Это место уже не курорт, а самое настоящее кладбище.

Давным давно существовал один недоступный райский уголок, идиллический и безмятежный кокон дикой природы. Но вот однажды – трах! – один бизнесмен строит мост! Этот великолепный, роскошный мост – настоящий бульвар преступлений – открыл пляжи острова для автобусов, трейлеров и кемпингов со всем туристическим скарбом. Создание этого «произведения искусства» неизбежно привело к тому, что на остров съехались новые строительные подрядчики. Пришла беда – открывай ворота. Даже смерть в них вошла. Смерть от обезглавливания, смерть от вируса, смерть от укуса, смерть от укола, смерть от повешенья.

Впечатляющий перечень!

Жить на острове стало опасно.

Существует ли связь между всеми этими смертями? Любопытная головоломка для начинающего детектива, хотя, возможно, таящая в себе некоторую опасность. Когда смерть начинает творить свое черное дело, она входит во вкус, в особенности, работая под заказ. Если изучить список усопших, то становится ясно, что неприкосновенных нет, кроме, разве что, туристов. Был ли этот список составлен кем то? Если да, то кем? И чье имя стоит следующим?

Что касается связи между этими неестественными смертями, то она, хотя и едва уловима, однако есть. Я проследила ее нить, и у меня возникло непреодолимое желание сообщить вам последние результаты моего расследования. Если тщательно проанализировать все смерти и их последствия, то обнаруживаются весьма странные совпадения. И гипотезы перестают быть такими уж нелепыми. Достаточно задаться простейшим вопросом: кому выгодно преступление? Повернем время вспять и посмотрим…

Что до бедняги Гренье старшего – все поверили в дурацкий несчастный случай! В этом нет ничего удивительного. Даже я тогда не усомнилась ни на секунду. Сейчас, по прошествии времени, становится очевидно…

Что до Скаржиля – и вовсе ничего загадочного. Нельзя обвинить никого, потому что состав преступления отсутствует. Просто в этот день звезды благоволили Майе, за бесценок приобретшей превосходное жилище. Придраться не к чему.

Что до Гренье младшего – произошло убийство, я никогда от этого не отступлюсь. До земель в Пуэнте полно охотников. Марлен и Майя в их числе. Эта смерть (по меньшей мере, вначале) выгодна Марлену, причем не напрямую, а посредством подставной наследницы. Но как мошенник нажил, так он и прожил. Мы все знаем, чем это закончилось. Новая наследница – Анжелика. Внимание, деталь очень важна.

Что до Пино и полковницы – одна смерть на двоих. И кому же выгодна эта драма? Анжелике и ее сводному брату. А кто представил сиделку Анжелике? Майя! Эта пародия на ясновидящую, неспособную предсказывать будущее. Если только… Strange, isn’t it19 ?

Однако я порю горячку. Чтобы хорошенько во всем разобраться, немного тщательнее изучим последствия этих смертей.

10 августа, после трагедии с Пино, мы знали или, по меньшей мере, были почти уверены, что после вступления в брак Катрин продаст свою часть земель в Пуэнте Марлену, в то время как Анжелика подарит свою Майе. Бедный Т.О.У. борется между страстью и долгом.

Сельский полицейский на распутье. Однако верная Николь защищает интересы своей гуру…

Итак, два один в пользу Майи.

16 сентября – гром среди ясного неба! Марлен из за своего распутства и развращенности по идиотски упускает свою жертву. Она вешается! Наконец то бедная Катрин нашла в себе силы уйти со сцены. Стареющий ловелас и юный повеса изгоняют ее из рая земного. Мотивы их поступков разные. Один подчиняется своим инстинктам. Другой – своей сестре Анжелике. Она получает наследство Катрин.

Невероятно, да? Надеюсь, вы следите за моей мыслью? А вот и самое любопытное: кому же продаст Анжелика вторую треть наследства, которая ей останется от Катрин? Угадайте!

Три ноль в пользу Майи, которая наконец то сможет построить свое учреждение для хрупких гибнущих душ.

Что касается Марлена, этого горе кобеля, так он остался с носом. Отлично сработано! Жизнь фазана очень сложна: неуклюжий всегда будет ощипан более ловким. Ощипали самого Марлена – подлеца, самца, хитреца.

Нелепо, не правда ли?

Итог: пять смертей, один уцелевший и одна выигравшая главный приз.

Чертова эпидемия.

Со дня на день в Пуэнте начнутся строительные работы. Дамы и господа, снимите шляпу перед пауком, безукоризненно сплетшим свою паутину.

И все же это уму непостижимо! Моя голова раскалывается, мои кишки сворачиваются, мой желчный пузырь затвердевает, мой желудок крутит, мой рассудок слабеет… слишком много пауков на потолке моей спальни. Они бередят мои мысли. Я не собираюсь быть следующей. Итак, забудьте все, что я вам только что наговорила. У меня белая горячка. Давайте лучше выпьем! Вот так, я пью за здоровье пауков, крокодилов и змей…

Наша деревня стала благоприятной средой для распространения гигантского микроба… Люди имеют тех преступников, которых они заслуживают.

Однако не рассчитывайте, что я и дальше буду играть роль поборника справедливости. У меня нет желания продолжать эту игру. Игру опасную. Я становлюсь тише воды, ниже травы.

Я пью за здоровье Скаржиля, Гренье, Пино, Катрин и полковницы! Я пью и клянусь, что больше никогда не протрезвею! В реальности намного больше мерзких созданий. Я предпочитаю розовых слонов и желтые подлодки. Это ведь все еще мое право, не так ли? Вино, ветряная мельница, борода капуцина в велюровых штанах, круглые драже и мягкий хлеб – я утоплю свое горе в хорошем вине.

Ходячее недоразумение.

Это моя последняя критическая статья. «Пикантная утка» потопила саму себя. А я, ее великий капитан, бороздящий алкогольные реки, гордо пойду ко дну вместе с ней, падшая и пьяная, как охмелевший моряк.

So long, I am poor lonely sailor20 .
Джин Фиц – ярыга, проигравшая войну с пауком.

19

TERRA INCOGNITA
Дорс, 21 октября
Дорогой Матео,

Марлен проиграл войну. Он не заключил перемирие и испил свою чашу до дна.

Дом Тантины стал главным театром военных действий – местом нашей последней битвы.

Я уже не раз вот так, мимоходом, упоминала Тантину, не уделяя должного внимания этой важной персоне. Один из ее предков – моряк, живший в семнадцатом веке, капитан плашкоута, таможенного судна, охранявшего подступы к Пассу и контролирующего контрабанду соли. Тантина принадлежит к одному из самых древних родов острова. Эта деталь не такая уж незначительная, как может показаться. Ни ее старость, ни ее бедность нисколько не меняют положение дел. Она – настоящая достопримечательность Дорса, такая же значимая, как древо Свободы, посаженное на деревенской площади во времена революции, и такая же чтимая, как часовня Девы Марии. Не говоря уж о ее знании лекарственных трав, таланте целительницы, статусе старейшины, наделяющих ее таким авторитетом, который не мог быть поставлен под сомнение ни одной живой душой в деревне. Когда в семье назревает конфликт, на помощь приходит не мэр, не полицейский, ни даже кюре или пастор, а Тантина!

В те времена, когда я познакомилась с ней, Тантина, без сомненья, была самой счастливой женщиной острова. В ее без малого восемьдесят лет Тантина была круглолицей, опрятной крестьянской старушкой. Белый чепчик, который она никогда не снимала, оттенял ее гладкую мраморную, с темно розовыми филигранями кожу, сияющую так, словно ее отполировали кусочком замши. Дополни это круглыми, смеющимися глазами, мигом поднимающими вам настроение, и крупным симпатичным носом в форме цветка ландыша, одним из тех носиков, которые не могут выражать агрессию – мягким, пухлым, каучукоподобным. В этом, невероятно свежем для ее возраста лице только морщинистый рот выдавал старость женщины. Рот, а еще одежда. Летом и зимой она носила капор, а для всех церемоний – свадеб, крещений и похорон – доставала из большого орехового шкафа знаменитый церемониальный головной убор острова – калинетку. Дует ли ветер, льет ли дождь или печет солнце, Тантина в одном и том же наряде; и на соляные копи, и в дюны, и на улицу она носила черные длинные юбки в полоску или горошек из льна или люстрина и сорочки (летом – белые, зимой – черные) с наброшенной на них широкой кашемировой шалью. Она осталась единственной жительницей Дорса, одевающейся по старинке. За исключением нескольких, неспособных оценить ее красоту туристов, никто не насмехался над ней. Ни одной шуточки, ни одного смешка, ни одного оскорбительного слова в ее адрес. И при всем том, когда Тантина рыбачила в своем шлюзе – это надо было видеть: свернув свою юбку валиком, она задирала ее до колен и крепила на бедрах веревкой.

Тантина была маленькой толстушкой, лакомкой и плутовкой. Большую часть времени она проводила, собирая растущие на лугах у соляных болот лечебные травы и грибы, а еще ежевику и малину вдоль дорог, возделывая свой огород, рыбача в шлюзе, охотясь на отмелях на песчанок, добывая креветок, устриц, вытягивая крабов из их нор, отлавливая моллюсков, вырабатывая соль. После этого она направлялась в свое логово, то есть в свою кухню, чтобы снимать скорлупу, чистить и мыть все разнообразное содержимое ее ивовых корзин, котелков и кастрюль самых разных форм. Старушка готовила консервы, которые потом, в сезон, продавала, чтобы заработать немного денег.

Она обожала хорошую компанию, и ее кухня постоянно была полна народу. Тантина никогда не была так счастлива, как в те моменты, когда к ней неожиданно приходили гости, чтобы поздороваться и немного поболтать. Она была хохотушкой и обожала рассказывать истории о былых временах. Каждый посетитель находил в ее доме теплый прием. Тантина безумно радовалась тому, что есть уши, готовые послушать бесчисленные анекдоты, которые она записала за восемьдесят лет жизни. Тантина была живой летописью Дорса. Друзья друзей были накормлены, напоены, обласканы, зацелованы с той сердечностью, которая придает сил в сегодняшние времена, когда люди привыкли делиться на кланы, племена, группы, фракции, секты и так далее.

Незачем и упоминать тебе о том, что у нее была просторная старинная кухня с огромным камином, черной чугунной печью и нависающим над ней деревянным вытяжным колпаком, окованным сверкающей красной медью. На стенах крепилась деревянная утварь, которой в прежние времена пользовались крестьяне и которая продолжала служить Тантине. Шпунтубель для стружки дерева, щетка для очистки от ила, инструменты для добычи и обработки соли и много других орудий, название которых мне не известно, так же как и то, для чего они используются.

В камине постоянно даже летом горели дрова. «В моем возрасте становишься зябким», – с извиняющейся улыбкой говорила Тантина, но на самом деле ей нравился веселый треск тлеющего дерева, его животворная сила, согревающая не только тело, но и душу.

Летом в ее доме всегда было полно народу. Однако зимой шесть сотен жителей Дорса не всегда находили время для регулярных посиделок на ее кухне. Некоторые прохожие наведывались к Тантине, но это было ничто по сравнению с веселой суматохой, царящей у нее летом. Что касается ее племянника, которого она обожала и который отвечал ей взаимностью, так тот был неразговорчив и предпочитал смотреть в маленький телеэкран, где транслировали современные хроники. С тех пор как он помолвился с Николь, Тантина поняла, что отныне она станет еще более одинокой, чем раньше. Несмотря на то, что будущая племянница любила ее, Николь хотела иметь свой собственный дом.

Нет никаких сомнений в том, что она решилась продать Марлену часть своего дома исключительно из боязни одиночества. А возможно, еще и потому, что наследство Гренье, сделавшее из Т.О.У. богача, позволило ей наконец подумать и о себе самой. Благодаря сделке, Тантина рассчитывала получить деньги и перестать сводить концы с концами.

В итоге она поддалась уговорам Марлена, который прекрасно видел, в какой нужде жила Тантина, и знал, как потворствовать ее неутоленному пристрастию к роскоши. Во время сделки он заявил, что Тантина, как и раньше, будет жить в здании, выходящем на главную улицу. Из своего окна Тантина могла наблюдать за снующими жителями деревни, перекинуться парой слов с прохожими и пригласить в свою обитель посетителей. К кухне прилегала старинная гостиная, где уже долгие годы ночевала Тантина, потому что на этаж выше нужно было подниматься по крутой, словно стремянка, лестнице.

Марлен же поселился по другую сторону двора, в превосходном старинном помещении винного склада, которое было переоборудовано в гостиную. Две просторные спальни с ванными комнатами выходили окнами на надстроенный над складом мезонин. Марлен проходил к себе через большой сад, выходящий на улицу Пре, и таким образом, жил совершенно отдельно. Что не мешало ему проводить время с Тантиной.

Я молчаливо наблюдала. Я любила Тантину и избегала разговоров о Марлене. А он не менялся. Нам удавалось не слишком часто сталкиваться друг с другом.

Благодаря некоторым связям в Париже, я наконец проверила свои предположения и узнала, что Марлен был на грани разорения, а его агентство по торговле недвижимостью скоро будет обанкрочено. Это объясняло его приезд в Дорс и неистовство, с которым он боролся за земли, чтобы поправить свои дела.

Дружеские чувства Марлена ко мне резко сменились ненавистью. Он упрекал меня в смерти Катрин, в то время как он сам являлся ее истинным виновником. На самом деле, Марлен был зол на меня с тех пор, как понял, что я без проблем заполучу земли в Пуэнте и никогда не разделю их с ним.

Он полагал, что заработает очки, окрутив старушку и убедив Тантину продать ему ее дом. Надеялся ли он таким образом найти путь к сердцу Т.О.У. и Николь? Хотел ли он привязать их к себе и отдалить от меня?

Безумец! Ведь это я благословила их союз. Ведь это мне они обязаны своим счастьем и благополучием.

Тантина всегда делала вид, что питается неприхотливо, тем не менее она была самым большим гурманом, которого я когда либо знала. Не нужно было прилагать больших усилий, чтобы доставить ей удовольствие и сделать ее счастливой: достаточно было лишь предложить ей изысканные блюда, которые Тантина не могла приготовить сама из того, что собрала, наловила и так далее.

И Марлен в этом ей не отказывал. Он осыпал ее восхитительными консервациями, гусиной печенью, почками в собственном соку, бургундскими эскарго, рагу из голубятины, миногой в винном соусе, белым грибом из Перигор, лососиной икрой, деликатесной колбасой, фаршированными гусиной печенью перепелами из Эльзаса, миндальным печеньем из Ахена, швейцарским шоколадом, не говоря уже о винах, шампанском, ликерах, десертах, рахат лукуме, халве и так далее…

Одним словом, катающаяся как сыр в масле старушка пришла к выводу, что пожизненная рента – это лучшая в мире вещь; чтобы не остаться в долгу, Тантина вязала Марлену свитера, дарила ему старинные кружевные скатерти, которыми не пользовалась с тех пор, как овдовела (лет этак пятьдесят назад), и не скупилась на похвалы.

То, что произошло, можно было предвидеть. В конце августа, спустя месяц после переезда Марлена, Тантина заболела: рвота, диарея, ужасно болезненные приступы печеночных колик, мигрени. Не нужно звать врача, чтобы поставить диагноз. Для своих восьмидесяти лет она ела слишком много и слишком жирно. Кроме того, утратив необходимость добывать пропитание рыбной ловлей и собирательством, Тантина почти не выходила из дома и мало двигалась. Она всегда вела активный образ жизни, а тут вот начала проводить день за днем в кресле у камина. Ей самой пришла в голову мысль лечиться лекарственными травами и чередовать изысканные блюда с овощными бульонами. Однако надо знать коварство Марлена! Тебе ведь известно об особом таланте душевных врачевателей: им нет равных в области манипулирования сознанием.

«Вот оно что, Тантина, вам больше не по душе мои подарки?! Вы их возвращаете, отвергаете, испытываете к ним отвращение… В таком случае, вы больше не любите меня?!»

И, чтобы доставить ему удовольствие, Тантина снова начинала объедаться. А что ты хочешь, чтобы она сделала? Ясное дело, симптомы усилились. К тому же, по причине рвот и диареи она начала тощать.

Мы с Николь часто навещали Тантину и ласково бранили ее. Ей следовало вернуться к здоровому питанию и есть как раньше.

Жители деревни тоже читали ей нотации. В булочной кумушки, усердно качая головами, выносили на всеобщее обсуждение меню Тантины. Молва быстро облетела Дорс, и все говорили только о Тантине. А следовательно, и о Марлене, которого сплетни превратили в ее палача.

В сентябре состояние Тантины настолько ухудшилось, что я поняла: настало время объявить Марлену войну.

– Мой милый друг, если вы будете продолжать пичкать Тантину, и она от этого умрет, деревня никогда не поверит в вашу невиновность. Напротив, жители будут думать, что вы специально это сделали, чтобы избавиться от нее по причине пожизненной ренты. И, откровенно говоря, в глубине души, я считаю, что вы вполне на это способны.

– Вы считаете, что я на это способен, говорите вы; что до меня, так я нисколько не сомневаюсь в вашей способности пустить подобный слух, а затем натравить на меня свору. Однако ваш расчет неверен. Местные люди просты. Они видят, как сильно я люблю Тантину, и что мне доставляет удовольствие баловать ее. А в восемьдесят лет, вполне возможно, что она и в самом деле покинет нас. Но здесь я буду ни при чем. И вам никогда не отыскать и крупицы яда в моих угощениях.

– Уж при мне то не стройте из себя святую простоту! У вас нет никакой необходимости отравлять блюда, которыми вы ее пичкаете. Вы бессовестно балуете ее, и скоро она станет походить на собственную тень.

– Вы уже разорили меня, Майя, не могли бы вы оставить мне хоть несколько крох? В конечном счете, для вас будет ужасно, если я впаду в ярость до такой степени, что расскажу о ваших прошлых проделках и мошенничестве. Что для будущей директрисы «Монастеля» будет иметь самые нежелательные последствия.

– Вам нет никакой выгоды в том, чтобы распространять ложные слухи обо мне. Вспомните, что написано в Евангелии: «Горе тому, кто устроит скандал», к тому же, не забывайте о том, что обстоятельства смерти Гренье до сих пор покрыты мраком.

– Но уж я то не имею никакого отношения к этому преступлению! И кстати сказать, это дело закрыто! Более того, нахожу вас довольно неосмотрительной, потому что кто, как не вы, выиграл в итоге от смерти Гренье? Вы нападаете на меня, обвиняете без разбора, в конце концов, я поверю, что идея с гадюкой принадлежит вам. Это в вашем стиле. Более целесообразно было бы, чтобы об этом происшествии больше не упоминали. Особенно для вас.

– Полноте, Марлен, и речи не идет о смерти Сержа Гренье. Я прекрасно знаю, что вы здесь ни при чем. Я говорю о его брате, том, которого обезглавили! Если бы он не умер, его земли были бы объявлены заповедными, значит, неподлежащими застройке. Однако вы правы, что было, то прошло. Поговорим лучше о будущем. Я пришла лишь для того, чтобы предостеречь вас: будьте осторожны с Тантиной. Деревня полнится слухами. Если она умрет, вас линчуют. Будет очень жаль!



Вот так Станислас прекратил травить Тантину слишком жирной пищей. Он даже принялся стряпать ей овощные супы, вареную рыбу и фруктовые компоты. Марлен опустошил ее шкафы, чтобы избавить Тантину от искушения, а еще для того, чтобы продемонстрировать Николь и другим жителям деревни свои добрые намерения. Подаренные старушке деликатесы он раздал соседям.

Марлен, как обычно, излишне усердствует!

Мой визит возымел действие: я припугнула его!

Самое забавное, что Тантина не оценила заботу, которую проявлял к ее здоровью совладелец. Она предпочла бы, чтобы у нее спросили ее мнение и чтобы ей оставили гусиную печень, фаршированных перепелов, рагу из дичи и деликатесы, которые, в конце концов, принадлежали ей. Она была согласна питаться супом всю неделю, но по воскресеньям желала устраивать пиршество.

Марлен же, потерявший от моих угроз разум, оставался непреклонен. Он изъял все, что могло причинить ей вред и… спровоцировал ее ненависть.

Напрасно он старался переубедить Тантину, она оставалась глухой к его речам. Тем не менее Марлен был прав, говоря ей: «Тантина, проявите понимание, если бы я оставил все эти лакомства, которые имел глупость вам подарить, вы, возможно, были бы уже при смерти. А если вы умрете, кто в глазах деревенских будет в этом виноват? Разумеется, я – из за пожизненной ренты. Ну же, Тантина, порадуйте меня, поешьте ваши паровые овощи, вареную рыбу и ошпаренные фрукты. Вы же не хотите, чтобы меня арестовали за убийство, правда?»

Но Тантина все больше и больше теряла рассудок. Очаровательная старушка изменилась. Она стала тощей и злой. Ее добрый нрав исчез вместе с ее округлостями. Даже запах изменился: Тантина стала пахнуть кислинкой, перезревшими фруктами, зеленым виноградом и самогоном.

Верхом несправедливости было то, что она винила во всем Марлена. Тантина сверлила его злобным взглядом. Она стала мелочной, несправедливой, злословящей. Любому, кто желал ее выслушать, она жаловалась, что Марлен радовался ее болезни, что он с нетерпением дожидался ее смерти и намеревался завладеть ее домом. Поскольку Тантина утратила свою привлекательность, ее слушали все меньше и, самое главное, перестали неожиданно захаживать к ней в гости. Она была старой, больной и одинокой.

А потом умер ее кот. Для Тантины это было тяжелейшим горем и усилило ее ненависть. Котяра был огненно рыжий, по прозвищу, понятное дело, Рыжик. Он имел обыкновение прыгать на спинку стула, чтобы затем поставить свои передние лапы на ваши плечи и зарыться своей мордочкой в ваши волосы – это делало его неотразимым. Они жили вместе в течение двадцати лет. Мягкая шерсть, нежные зеленые глаза и длинные усы придавали ему вид воришки любителя. Кстати сказать, он, и правда, был немного вороват, а еще очень хитер. Рыжик беспечно шастал по деревне, пританцовывая на ходу на манер некоторых антильцев. Однажды утром его нашли мертвым, убитым мячом для гольфа, который, по всей вероятности, был с излишней силой запущен в полет одним из местных мальчишек.

Тантина возопила об убийстве и отказалась верить в версию о несчастном случае, при всем при том, неоспоримую. Марлен не настолько глуп, чтобы убить кота.

После этого произошло нечто совершенно невообразимое: Тантина забродила. Мне не найти другого слова, чтобы описать ее состояние. Тантина пузырилась и набухала, словно дрожжевое тесто. Сидя в своем кресле, которое, казалось, стало огромным, в то время как это она исхудала, Тантина бесилась от ярости, тряслась, брызгала слюной, клокотала, раздувалась, кипела. Но все это было лишь мысленно. Что касается ее физического состояния, Тантина, напротив, увядала, дурнела, сохла, дряхлела, старела.

Эта миниатюрная добрая женщина, которая всегда была резвой старушкой, превратилась в ссохшуюся шагреневую кожу, жившую в страхе, что ее убьют так же, как ее кота. Какая жалость!

В конце октября я пришла к мысли, что спектакль затянулся, и решила после полудня навестить Тантину, как в старые добрые времена, когда она рассказывала мне о событиях, происходящих в деревне. Тантина всегда была одним из моих привилегированных источников информации.

– Тантина, я пришла извиниться за то, что познакомила вас с Марленом. Я чувствую свою ответственность за все, что с вами сейчас происходит. Если бы я не посоветовала вам сдать Марлену ваш дом, ничего этого не произошло бы. Вы по прежнему оставались бы пышущей здоровьем старушкой, которую я встретила по приезде в деревню. Необходимо все исправить. Ведь вы не позволите этому человеку похоронить себя. Если вы умрете – он победит. И тогда последнее слово останется за ним. Вы этого хотите?

– Ты права, моя девочка, я знаю, что мне следует давать отпор и бороться, но у меня на это больше нет сил. К тому же, как бороться? Я старая и больная и что бы я ни сделала, он все равно справится со мной.

– Верните ему его деньги, и пусть он проваливает! Я помогу вам, Николь и Т.О.У. тоже.

– Нереально, Майя! Я думала об этом; я даже в тайне ходила к нотариусу. Договор не может быть расторгнут. Я в плену у своего чревоугодия. Я не могу избавиться от этого недуга.

– Он по прежнему опекает вас?

– По прежнему! Пристал, как банный лист. Он следит за всем, что я ем, и без конца шпионит за мной. Мне страшно, Майя…

– Я знакома с Марленом много лет, однако должна заметить, что даже меня поражает его лицемерие. Марлен просто вероломен! Мы все насмехались над статьями Джин Фиц в «Пикантной утке»; сейчас же я спрашиваю себя, быть может, ее догадки были верны? По поводу Гренье, к примеру. Не говоря уже о том, что пришлось пережить Катрин по вине Марлена. Знаете, Тантина, ведь эти последние недели я полагала, что у вас мания преследования… А потом, переосмыслив подозрения Джин Фиц, кончину Гренье и несчастной Катрин, пришла к выводу, что вы были правы, и поняла, как вы боитесь. Вам непременно нужно избавиться от него!



Моя речь придала Тантине больше сил, чем все микстуры местного лекаря. Наконец то у кого то хватило решимости подтвердить старушке ее подозрения.

– Мне только это и надо, но как? Есть много простаков, которые…

– Помилуйте, Тантина, вы имеете полное право защищать себя, но вы же не преступница. Давайте подумаем. Несчастный случай подошел бы идеально. Однако рассчитывать на везение не слишком надежно – это может надолго затянуться… Если только…

– Говори же, Майя, если только что? Я чувствую, моя маленькая девочка, что в твоей головке созрел план.



– Нельзя на сто процентов полагаться на волю случая, но можно рассчитывать на Дорис, богиню покровительницу острова, хозяйку болотистых земель. Она годами дарила вам лекарственные травы, кормила своими устрицами, мидиями, моллюсками… Вы – дочь этого острова. Пусть окончательное решение останется за Дорис и ее землями. Закапризничайте и отправьте его за моллюсками в Пасс, туда, где они наиболее красивы и крупны… Он так стремится угодить вам!

Богиня не учла смягчающие обстоятельства, не проявила ни малейшего снисхождения, а это означало то, что Марлен не пользовался ее расположением или то, что он намеревался слишком дурно поступить с Тантиной.

Этим утром Марлен исчез, увязнув в темном иле, соседствующим с местами обитания моллюсков на некоторых участках острова, которые были издавна известны старейшим жителям деревни.

То, что Богиня острова потворствовала Тантине, ободрило последнюю. Ее здоровье улучшилось, она снова поправилась, набралась сил и вернулась к своей прежней жизни. При помощи своего племянника Тантина намеревается выкупить дом у далеких наследников графа. Отныне я уверена, что она доживет лет до ста.

Жители деревни счастливы вновь обрести свою прежнюю старейшину, и больше никто даже не упоминает имя Марлена. Так, словно его никогда и не было.

Как видишь, мой дорогой сын, все налаживается. Николь так воодушевлена нашим проектом, что уже подумывает о том, чтобы устроить тендер. Я в ней не ошиблась, ее действия правильны и эффективны. Николь – истинная руководительница.

Через несколько дней Пьер Никола должен отправится в путешествие. Он собирается поехать в турне по Европе и посетить места, где жил Джон Ди. Похоже, он на правильном пути, и сценарий вызревает в его голове. А тем временем он запирается со своими алхимическими фолиантами и штудирует все написанные о его герое книги. Мне будет недоставать Пьера Никола, хотя в последнее время я вижу его мало. С другой стороны, я буду так занята строительством института и организацией его будущей деятельности, что отсутствие Пьера Никола, без сомненья, пойдет на пользу нам обоим. Крепкую дружбу, так же как и любовь, разлука только укрепляет.

Мой дорогой сын, всего лишь несколько недель – и мы будем вместе.
Майя
Тема для размышления: «Смерть – это лишь переезд в лучшую обитель».
Элизабет Кублер Росс

20

СЕМЕЙНЫЕ ТАЙНЫ
Дорс, 30 октября
Мое милое дитя,

От меня только что вышла Тантина. Она очень взволнована. Тантина полагает, что накануне своей смерти Марлен написал тебе письмо. Он, казалось, пребывал в состоянии эйфории и вопил во все горло, что отомстит. Марлен говорил о тебе, обо мне, о своих планах, о своей будущей гостинице.

Представить не могу, как ему удалось узнать о твоем существовании. Никто не был посвящен в эту тайну: я рассчитывала на эффект неожиданности, который увеличил бы твою популярность.

Тантина, которой я только что о тебе рассказала, убеждена, что Марлен собирался навредить нам и что он расставил несколько дьявольских ловушек. Зная его, не вижу в этом ничего удивительного. Этот человек был чудовищем, и я благодарна острову, который его поглотил.

Марлен был королем манипулирования.

Главное – сохрани письмо, чтобы показать его мне. Или лучше, перешли его, чтобы я прочла это письмо и выдернула чеку из этой гранаты.

Не верь ни единому слову. Мы вместе разоблачим его ложь. Если хоть одно слово из этого письма разбередит твой ум или твое сердце – Марлен победил. Его цель: задеть тебя и тем самым причинить вред мне. Как только Марлен узнал о твоем существовании, он понял: ты – моя ахиллесова пята.

В очередной раз я убеждаюсь в умении этого чудовища всегда бить точно в цель и наносить своим врагам смертельные раны.

Я далека от того, чтобы недооценивать Марлена, я боюсь его! Уж мне то известно, какой он хитроумный и подлый в душе. Он ничего не делает просто так. Уверена, что в этом письме Марлен сообщает тебе, что был моим психоаналитиком, и что он злоупотребляет этим фактом, чтобы в черных красках описать мой психологический портрет. Я не знаю, что именно он вменяет мне в вину, но я бы не удивилась, если бы он заострил внимание на моей патологической мании величия и утверждал, что я страдаю тяжелым психопатическим неврозом, а также параноидальным психозом. Если Марлен на этом построил свою защиту – а лучшая защита, как ты помнишь, это нападение – он должен был заявить тебе, что единственный способ решить эту патогенную проблему: отказаться от участия в моей игре, ведь именно ты – главное звено в моей навязчивой идее сделать из тебя гуру. И таким образом «Монастель», этот храм, который я воздвигаю во славу тебе и мне, станет никчемным. Превратится в пустой каркас.

Не сомневаюсь, что все это Марлен написал тебе. Хуже того, я уверена, что его слова звучат правдоподобно. Но они лживы.

Увы, я знаю его слишком хорошо.

Я была свидетелем того, как Марлен превратил замок своих предков в дорогую клинику для богатых и развращенных клиентов. Ему хватило нескольких лет занятий психоаналитикой, чтобы понять, как использовать этот опыт в своих интересах.

Я была свидетелем того, как Марлен, пользуясь положением лечащего психоаналитика, подталкивал своих клиентов к суициду. После того, разумеется, как незаконно присваивал их имущество или становился их единственным наследником.

Сколотив состояние, он переквалифицировался в агента по недвижимости, чтобы его деньги работали на него.

И тогда я стала свидетелем того, как Марлен приказал сжечь ветхие домишки, в которых жили старые бедные люди, привязанные к дорогим их сердцам жилищам. Те жители, которые не отступили перед угрозами, погибли в огне. Заключение расследования: газ. У него были длинные руки и хороший счет в банке.

«Ветер, разжигающий огонь над халупами, раздувает и цены», – любил говорить он.

Не думай, что я голословно обвиняю его. Я говорю тебе лишь о вещах, которые можно легко проверить. Я ничего не преувеличиваю, не провожу ничей психоанализ, я лишь констатирую факты.

Этот демон был моим психоаналитиком, и в этом амплуа имел некоторую власть над моим рассудком. Я была молода, и мне понадобилось много времени, чтобы увидеть его истинное лицо. Однако, когда у меня наконец открылись глаза, я сбежала в США, где жила под вымышленным именем.

Марлен никогда не умел проигрывать. Он обожал деньги, но еще больше любил власть, которую они дают над людьми. Искусство подкупа доставляло ему наибольшее удовольствие. А когда Марлену не удавалось развратить своих жертв, он нанимал убийцу.

Мое милое дитя, пусть сердце твое будет чистым, а ум твой – светлым. Не томи меня больше ожиданием. Приезжай.

«Дети для матери – это фундамент. Когда их нет, ее дом рушится». Этот африканский афоризм временами не дает мне покоя. Не понимаю, почему ты до сих пор не со мной? Иногда мне на ум приходят странные мысли: что ты мог бы предпочесть твой монастырь и твоего наставника твоей матери, твоей свободе и, главное, – великим свершениям, которые тебя ждут. Просто необходимо, чтобы именно ты был основателем «Монастеля». Необходимо, чтобы ты не только заложил первый камень, как Штайнер21 свой Гетеанум, но еще был и его архитектором.

Когда, вот уже много лет назад, я доверила тебя Мастеру Лоо, это было не из прихоти, а потому, что у меня создалось впечатление, что этот святой человек, он и его коммуна могут даровать тебе то, что я не смогу дать. И сейчас я счастлива, что эта долгая разлука подходит к концу и что я сделала правильный выбор. Даже несмотря на то, что все эти годы, проведенные вдали от тебя, моя единственная любовь, я страдала.

Ребенок с исключительными способностями не может быть счастлив в обычной школе с обычными учениками. Все одаренные дети страдают. Я хотела, чтобы ты стал исключением из этого правила. Тебе был необходим индивидуализированный и структурирующий подход к твоему образованию. Даже если мне пришлось принести себя в жертву.

Я знаю, что твое трехлетнее заключение, которое ты недавно перенес, – это обряд высшего посвящения, венчающий все эти годы твоего духовного и физического развития.

Но вот прошло уже несколько недель с тех пор, как закончилось твое добровольное уединение. И сейчас я удивляюсь, что ты ни словом не обмолвился о своем приезде.

Я понимаю, что тебе нужно было время для адаптации. Однако сейчас, как мне кажется, пришло время действовать. Тебя обучили, теперь ты в свою очередь должен обучать. Вместе мы свершим великие дела. Наш «Монастель» будет бесподобным творением, центром физической, психологической и духовной эволюции, чья слава облетит все Европу.

Ты уничтожишь плевел и посеешь новые зерна.

Если твоя миссия страшит тебя, не бойся. Я буду рядом. Поддержу. Дам совет. Отныне все мое время принадлежит «Монастелю».

Пьера Никола обуяла прежняя страсть, и он вновь устремился к ужасам войны. Ему не сидится на месте, и все его благие намеренья по осуществлению духовных поисков испарились. Он – истинный кочевник. Я надеялась заставить его претворить свои идеи в жизнь, но мне не удалось.

Война – его наркотик. По крайней мере, сейчас. Любовник дарит два удовольствия: первое – когда приходит, второе – когда уходит. Ведь разлука порождает желание и разжигает любовь.

Он уехал на рассвете.

Откушавший меду медведь, который на цыпочках пятится назад, чтобы не разбудить рой пчел, которых он только что обокрал. Он думал, что я сплю. Он полагал, что я не вижу, как эта добропорядочная жизнь наскучила ему. И не догадываюсь, что он мечтает снова спать под открытым небом, убаюканный звуком пушечных выстрелов, опьяненный сильным запахом людей.

Все это я поняла намного раньше, чем сам Пьер Никола, еще тогда, когда он только мечтал погрузиться, словно в мягкую перину, в полную древних рукописей библиотеку. Ох, бедняге было нелегко сбежать! Он спрятался за извинениями настолько чудовищными, что они были доведены до абсурда; он сам себе приставил нож к горлу, оставив мне полное брани и бахвальства письмо. Для того чтобы внушить мне отвращение к нему, для того чтобы наверняка сбежать от меня. Чтобы сжечь мосты. Однако для этой игры нужно двое.

На самом деле он бежал не от меня. Бред Джин Фиц лишь послужил ему алиби. Бросая мне в лицо мои мнимые преступления, Пьер Никола лишь спроецировал на меня свои собственные фантазии. А что ты хочешь, он убивает в себе всякую возможность созидать и не позволяет себе со стороны взглянуть на свой внутренний мир.

Не сомневаюсь, что в один прекрасный день Пьеру Никола опять надоест скитаться по свалкам человечества. И тогда он снова вспомнит о своем острове и вернется.

И даже если судьба разлучит нас в этой жизни, мы навеки останемся связаны друг с другом, переходя из мира в мир во всех новых мирах, где возродимся. Мы вместе появились на свет много веков назад и вместе уйдем в небытие еще через несколько веков. Каждая дверь разделяет нас, но и каждая дверь объединяет.

Но хватит говорить обо мне.

Мой дорогой сын, я рассчитываю на твою зрелость, твою мудрость и с нетерпением жду тебя. Настало время принять вызов, который бросает тебе жизнь.
Майя
Тема для размышления: «Бесполезная жизнь – это преждевременная смерть».
Гёте

21

ШАХ И MAT
2 ноября

Дорогаямояма,

Дорогаямояма или мамочка, мать, матушка, мамаша, маменька, кто же ты такая, моя первосвященница, прорицательница, поэтесса или софистическая бумагомарательница, или змея искусительница, шаманка или химера, фарисейка или гарпия, гадюка или пророчица?

А я, кто же такой я, Матео? Я – твой сын, а еще живая икона, трижды великий король воров и разбойников, бог тары бары, император исступленной говорильни, жульничества, галлюцинаций, пускания пыли в глаза, взором мечущий молнии король махинаций, мошенничества, жалкий экспертишка в области врачевания хворей и психопатологий, исследователь бессознательного заплутавших душ, специалист по излечению от пошлости, противник дьявола, акушер высокопоставленных шлюх, соплячек, распутниц, извращенок, не сводящих ног. В самом деле, ты уже слишком стара, но есть миссия, священная миссия: спасти планету, спасти землю, спасти мужчин и женщин, и детей, и животных, и растения, и минералы; короче, спасти человечество, слабое, скотское, строптивое и просто бесовское. А я, а я, а я, я, конечно же, буду помогать тебе, я непременно должен помогать тебе, ведь именно для этого ты подарила мне жизнь; или это уже после моего рождения к тебе пришло озарение, что ты избрана – и мечта осветила твою жизнь? Спасти мир… Ну и дела! В одном из твоих видений тебе померещилось, что Бог Отец потерян да подавлен, что он один одинешенек и что ему нужно найти помощницу, его половинку, ведь для Веры необходимо воздвигнуть Церковь. Но кто же возьмется за эту работенку? Разумеется, мы! Потому как Он там, на небесах, напрасно старается быть вездесущим, ну да ладно! Он – бедолага и простофиля, не может же Он оставаться совсем один! Но почему мы, почему ты и я? Почему не сосед? Хотя последнее мне как раз известно: ты винишь мужчину в том, что он аннексировал в свою пользу образ Бога, а следовательно, именно женщине и ребенку надлежало исправить содеянное, создав райский уголок. Господу оставалось лишь разместить объявление в газете: одинокий Бог ищет свою половинку, молодую и прекрасную до кончиков ногтей, с красотой дьявола и душой ангела, ко всему прочему, натуру страстную (иначе это будет скучно прескучно), а еще уставшую от ненужных пустых чувств, кроме того, она должна быть веселая, сумасбродная, фантастическая и слегка распущенная.

Почему ты, мама? Почему я? Черт! Я хотел бы иметь обычную юность: без медитаций, без Таро, без ушу, без терапии, без трансценденции, без божественного завета, без за ве та Бога. Мама, я аннулирую все заветы – первый, второй, третий – я наплюю на них и буду свободным, как ветер. Ну вот, я неисправим, ты уже сделала из меня символ мужа, отца, человека, брата, ученого.

Твои первые послания были воистину потрясающи: Богиня находится в тени, на арене – только женщина, ничтожная, корыстная, ничто человеческое ей не чуждо, ничто, включая низкие инстинкты, ревность, ярость и кое что еще, увы, доказывающее, что в жизни возможно все: убирать со своего пути людей, которые еще ведать не ведают, что дни их сочтены, что судьба их вершится. Кто станет следующим (следующей)? Что станет орудием: нож, веревка, машина, мотоцикл, отрава, змея преданная? Дорогаямояма, остерегайся Марлена Мефистофиля, этот Марлен тот еще плут, такой уж проныра продувной; однако я запамятовал то, что хорошо тебе известно, ведь даже плут остается мужиком, так ведь? А уж их то ты и сама оплетешь, так ведь? Мне кажется, что я круглый, словно буддистский монах или шапка бретонца тра та та тра та та тра та та тра та та.

Ночь сомнений, ночь молитв, ночь безумия, ночь прозрений, наступает день – и я ухожу.

Все, чего бы я хотел – это самостоятельно распорядится своей судьбой, как все великие. Однако это, очевидно, единственная вещь, которую ты никогда не сможешь позволить мне совершить. В таком случае, я вижу только один выход. Тем хуже для меня, тем хуже для тебя. Что бы ты ни говорила, но жизнь твоя прошла в мире иллюзий.

Я ухожу, чтобы быть свободным, чтобы быть самим собой. У каждого свой путь. Мой – тупик и поражение. Нам придется платить по счетам в другой жизни. Я надеюсь, что к этому времени ты изменишься к лучшему и наши отношения станут более гармоничными. И в какое обличие мы с тобой ни воплотились бы, я уповаю, что, по меньшей мере, мы сможем вести диалог.
Матео
P.S. Тема для размышления: «Лгать – это плавать по бушующему морю. Чем больше лжи, тем выше волны, тем труднее становится плаванье».
Мария Луиза фон Франц
Сударыня,

Ваш сын умер этой ночью. Он сгорел в огне своих собственных мыслей.

Когда мы встретились с вами вот уже пятнадцать лет назад и вы доверили мне вашего сына, я предупредил вас, что у каждого создания божьего своя судьба и что воля человеческая, чья бы то ни было – наставников ли, матери ли, учеников ли – есть ничто как перед кармой, так и перед волей Всевышнего.

Я посылаю вам его прощальные слова, которые были найдены у него в руках. Прочтя этот бред, вы поймете, какие чувства пришлось ему испытать, получив в один и тот же день письмо от незнакомца, утверждавшего, что тот является его отцом, и еще одно письмо от вас, в котором вы хвастаетесь, что в некотором роде содействовали убийству последнего.

Каждое человеческое существо имеет право на провал. А на остове этого поражения он либо воздвигнет свой храм, либо выроет свою могилу. Ваш сын только что потерпел свое первое и, увы, последнее поражение. Он разбился о свинцовую стену реальности внешнего мира.

Вспомните слова, сказанные мной, когда я согласился взять Матео под свою опеку: «Мы взращиваем здесь крупицы самородков, большинство из которых превратятся в крупицы светочей. Каждая из крупиц, отпущенная нами в мир, свободна затем выбирать свой собственный путь созидания во благо человечества. На всем протяжении человеческой жизни любой из ее этапов может стать стадией декаданса в формировании человека. Порой внутреннее благоухание рассеивается, так и не успев стать стойким ароматом».

Я знаю, что это письмо рушит ваши иллюзии. Когда какая либо идея достигает своей зрелости, она разражается над миром, словно оплодотворяющий весенний ливень. Однако это не тот случай.

Не забывайте, что самоубийство вашего сына – это не злой рок, посланный свыше, а результат невидимого труда человеческих выборов и их своевременных последствий. Сделав это, Матео разорвал связующую нить, он свободен. И вы тоже.
Мастер Лоо
P.S. Прилагаю ваше письмо от 30 октября, пришедшее в наш монастырь уже после смерти вашего сына.
ЭПИЛОГ

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ
Восхитительная морская паучиха,

В моей последней критической статье я объявила, что ухожу со сцены. И все же, как все звезды, не могу удержаться от короткого comeback22 . Возвращение мое будет эксклюзивным, предназначенным лишь дня одной читательницы – тебя!

Зачем этот поворот на другой галс?

А что ты хочешь? Искушение слишком велико для меня, ведь новость чрезвычайно пикантна, да и усопший чересчур уж прекрасен; хотя конец этой истории несколько жутковат, впрочем, как и я.

Что ж, вот и настало время подготовить обвинительную речь, учесть смягчающие обстоятельства, бросить на чаши весов последние улики, разрешить последние сомнения, разгадать оставшиеся загадки, зализать раны – the play must go on23  – и раскрыть козыри, чтобы забрать свой выигрыш! Джин Фиц, или адвокат дьявола!

Бетонный император мертв и похоронен, или, точнее сказать, погребен, уничтожен, поглощен островом. Аллилуйя! Слава острову, слава моллюскам, слава океану, морю, крабам, паукам, устрицам, всем мифическим тварям и всему живому!

Его тело так и не было найдено. Тем хуже, тем лучше. Никто не плакал по нем. По графе, который в погоне за богатством думал, что сорвал большой куш, да остался с носом. Недурственный и непредвиденный эпилог в истории с продажей части дома.

На этот раз личность жертвы оказалась неожиданной: предполагаемый убийца помер сам. Бред, да?

Именно это и побудило меня снова взяться за мои хроники. В последний раз. Клянусь! Короткий бенефис старой артистки перед окончательным уходом со сцены. Последний некролог. Самый лучший. Поскольку сомнений больше нет: круг замкнулся. Временами на меня тоже находят озарения. Очевидно, все дело в джине – виденья приходят глоток за глотком.

Что за тип был этот Марлен!

Однако ты ведь была знакома с ним куда ближе, чем я, не так ли? Ближе некуда – мои осведомители хорошо делают свою работу?

Верно ли то, что он узнал о твоем тайном преемнике, упрятанном за стенами монастыря, и о том, что этот блудный сын должен возглавить «Монастель»?

Верно ли то, что он догадался о том, что твой сын был также и его сыном?

Верно ли то, что он написал твоему сыну письмо, в котором сообщил эту новость? Бастард!

Намеревался ли он признать своего сына и дать ему свое имя – имя знатного рода, не имеющего наследников?

Мне понятен твой гнев.

Не думаю, что ты могла бы желать, чтобы отец и сын жили бок о бок.

А для этого отец должен был умереть еще до того, как встретится со своим сыном, дабы сын никогда не узнал о его существовании? Yes?

Увы, ты, такая утонченная, такая находчивая, такая дальновидная, допустила грубую ошибку – свою первую ошибку. Ты не сумела защитить своего сына от его преступного отца. Дурное дело свершилось. Я разузнала у Тантины, что твой сын не приедет к нам. Бедный мальчик! Оказаться между Марленом и тобой! Мне понятно, почему он испугался жизни. Что вы наделали?!

Твой «Монастель» – идея благородная и рентабельная. Видишь, моя девочка, я считаю тебя искренней! Ты – ясновидящая, а значит опасная, но вместе с тем искренняя! Ты победила. Твой «Монастель» строится. Он будет великолепен.

Моя милая Николь защищает твои интересы. Хитрая бестия охмурила тебя точно так же, как обвела вокруг пальца и меня. Ты дала ей полную свободу действий, и теперь Николь сгорает от нетерпения, не переставая подгонять строительство.

Событие освещается в СМИ. Торжественное открытие состоится этим летом.

Я рада, что тебе удалось преодолеть все преграды и ты продолжаешь свой путь. Даже если, по словам Тантины и Николь, у тебя уже нет прежнего энтузиазма. На минуту я испугалась, что ты отступишь, почти достигнув цели. Это был бы полный идиотизм. И пусть у тебя было бы оправдание. Ведь в этой войне ты понесла большие потери: твоего сына и твоего любовника. Безусловно, это тяжело. Видишь, мужчины свободолюбивы, как коты, и готовы бороться за свою свободу вплоть до смерти. Что до женщин, так те, скорее, дорожат любовью и привязанностью. Человек должен находиться в согласии с самим собой, знать, чего он хочет и что сможет вынести.

Я отнюдь не удивлена, что ассирийский бык обратился в бегство. Пьер Никола никогда не мог долго оставаться на одном месте. Как и его отец – два искателя приключений. Женщины теряют головы от таких ветреных мужчин. Запах авантюр в собственном доме и иллюзия собственной исключительности – якорь достаточно сильный. Ох уж эти ворожеи! Они способны за один лишь взгляд дать себя распять и убить другого.

Может, ему не пришлось по вкусу местное пиво? Как думаешь? Я чувствую, что немного ошиблась в своих статьях. Я почти что обвинила тебя во всех убийствах.

Anyway24, твоя «война в кружевах» не подходит любителю нюхать порох на поле битвы. Не хватает шума пушечных выстрелов, запаха крови, пота, дыма, криков раненых, ожидания в окопах. Пьер Никола вернулся на настоящий фронт.

Интересно, что сказали бы твои друзья и клиенты, если бы им стало известно о некоторых твоих махинациях? Нигде – ни в промышленности, ни в бизнесе, ни в политике – не жалуют скандалы. Ты осталась бы одна одинешенька. «Монастель» превратился бы в пустые стены. А это было бы too bad25.

До сего момента я смешила людей. Я приукрашивала происходящее, и никто не принимал меня всерьез. Тем не менее стоит отправить несколько анонимных, подтвержденных документами писем в другую газету, общегосударственную – и ищейки начнут расследование с самого начала. Со смерти Луи Гренье. А мои предположения перестанут считать такими уж неправдоподобными и даже ложными. Хоть я и должна признать, что порой мне случалось сбиваться с пути то в одну, то в другую сторону. Что до смерти агента по продаже недвижимости, так я нашла того, кто его убил, точнее – ту. Я была очень несправедлива к лжецу Марлену (так же, как и к тебе). Я на дух его не выносила. Тогда, признаю, я считала Марлена виновным. Впрочем, я сожалею, что это не он. Too bad. Но как бы то ни было, нам ли быть в печали?!

Знаешь, как мне удалось в итоге вычислить убийцу? Я подмазала всех местных негров в баре «Брацца» и вытянула у них информацию. Чернь присутствует всюду, но ее никто не замечает, потому что они горбатятся, словно рабы, и будто являются частью пейзажа, будто становятся прозрачны. И все же у них есть и глаза, и уши, и нюх. И только рот они открывают редко.

Возьми, к примеру, Рикко. Дни напролет он метет улицы, чистит урны, собирает бумажный мусор и упаковки из «Макдоналдса».

Никто с ним не здоровается и никто не замечает его. Несмотря на его стокилограммовое мускулистое тело и огромную башку тупого убийцы, Рикко – человек невидимка.

Так вот, накануне преступления он заметил некую «цыпочку из общества, которая тайком прокралась в огород Гренье». Она несла ивовую корзину. Заинтригованный ее странным поведением, Рикко последовал за ней. Сначала он подумал, что она собирается стащить овощи. Однако, приблизившись к кустам помидоров, она присела на корточки и, сняв с корзины крышку, вывернула ее на землю.

Потом она ушла. Рикко утверждал, что напрочь позабыл об этом случае и что ему никогда не приходило в голову связать его со смертью агента по недвижимости. Лично я полагаю, что он, скорее, учуял запах прибыли и надеялся шантажировать «цыпочку». В любом случае, его рассказ значит только одно: никто иной, как наша знаменитость, подкинула гадюку, убившую Гренье.

Бедная Катрин, она была на грани: разоренная, обманутая, брошенная своим мужем, потерявшая работу и признание… Она то, в отличие от двух других, знала, что Гренье был ее отцом и что она станет наследницей приличного состояния. И тогда Марлен будет у ее ног. У нее вновь появятся богатство, муж, положение в обществе – несомненно, для нее не было ничего более важного.

Катрин никогда не умела правильно предвидеть последствия своих поступков.

И все же, тогда я сильно ошиблась. Я была готова держать пари, что убийцей был этот бетонный монстр. Правда и то, что в минуты сомнений ты стояла на втором месте.

Как бы то ни было, ты сумела извлечь прок из всего происходящего, устроить всё наиболее выгодным для себя образом. Я задаюсь вопросом, как тебе удалось догадаться, что вина лежит на Катрин? Ведь ты это знала, сейчас у меня нет в этом сомнений. Сказали ли тебе об этом в один прекрасный день твои карты? Или ты использовала свое мастерство, чтобы заставить ее признаться? В любом случае, она стала опасной для тебя, так как слишком привязалась к Марлену. Несмотря на ее амурные похождения с темнокожим бастардом. Кстати, отличный маневр с твоей стороны. В минуты наивысшего оптимизма я воображаю, что ты подстроила это для того, чтобы уберечь Катрин. Заполучить Анжелику – большое дело, однако без Катрин – это ничто. Без сомнения, ты надеялась, что наша звезда принесет свое положение в обществе в жертву своей любви. Однако в тот момент, когда ты осознала, что она никогда не откажется от Марлена и что он всегда будет стоять на твоем пути, тебе ничего не оставалось, кроме как ужалить.

Ты спрашиваешь себя, почему я пишу тебе все это и к чему я клоню? No panic! Твое разоблачение не выгодно ни мне, ни острову. В конце концов, ты оказала содействие здравоохранению, освободив деревню от нескольких недоносков. Ведь именно благодаря тебе, Пуэнт не подвергся лихорадке строительных подрядов на курорты и фешенебельные гостиницы. Тем хуже для конченых олухов.

Если бы я разоблачила тебя, земли были бы распроданы с торгов и мы снова страдали бы от наплыва строителей! От этого у меня мороз по коже. Я предпочитаю, чтобы ты завершила свое творение!

С другой стороны, ты в моей власти, я это знаю наверняка. И не могу помешать себе извлечь из этого выгоду. Не для меня – у меня есть все, что мне нужно. Но у моих подопечных нет ни гроша, особенно у тех, кто через пару лет выйдет из тюрьмы. А ведь я не вечна.

Твоему «Монастелю» понадобится рабочая сила, чтобы принимать и лелеять твоих клиентов. А люди, освобожденные от своих оков и бессердечно выброшенные на улицу без денег и будущего, стали бы образцовой прислугой. У тебя будет персонал преданный, скромный и эффективный в случае неприятностей, шантажа, вооруженного нападения. Ведь, учитывая богатство твоих будущих клиентов, нужно готовиться к худшему. Вот она – панацея, которая позволит обиженным жизнью людям найти выход.

К тому же, если ты примешь мое предложение – а я, моя девочка, полагаю, что у тебя нет другого выхода, – я возьму на себя ответственность за этот сектор нашего предприятия: я стану менеджером по персоналу. Что будет очень кстати, ведь я начинаю подыхать со скуки с тех пор, как мне удалось порвать наконец с моим осточертевшим пристрастием к выпивке.

Чтобы устранить малейшее непонимание между нами, я попросила своего нотариуса подготовить нам договор на совместное владение в соотношении пятьдесят на пятьдесят землями и, разумеется, «Монастелем». Я не собираюсь лишать тебя куска хлеба. Пойми меня правильно. Мне лишь нужно защитить свои интересы. И раз уж эта деликатная тема была затронута, чтобы нездоровые фантазии не созрели в твоем мозгу и не подвергали тебя сильному искушению, короче, чтобы ты не наделала глупостей, я оставила у своего нотариуса копию этого письма. И если я умру при странных обстоятельствах, он вместе со всем имеющимся на тебя досье отправит его в «Утку».

Ну вот, мы и связаны друг с другом и в радости, и в горе.

Надеюсь, ты на меня не сердишься?

Я, такая простофиля, сегодня, в этот день, становлюсь совладельцем дома отдыха для сумасшедших миллиардеров. И я готова уничтожить любого, кто посмеет насмехаться над этим. И гадалку, и гадюку. Кстати, поздравляю с удачным выбором сотрудников.

Анжелика будет безупречна в роли домоправительницы. Мне меньше нравится идея нанять этого волокиту, ее сводного брата, инструктором по плаванью. Такое положение дел слишком упрощает ему эту игру в дамки.

Однако самая потешная находка – это Тантина, преподающая секреты лечебных трав жеманницам в джинсах от Сен Лорана.

В конечном счете, мое милое дитя, ты обладаешь искусством делать людей счастливыми, ну да, да! Тогда, когда оставляешь их в живых…

Я кажусь циником, но я всего лишь реалистка. Для острова ты – меньшее из зол. Ты устранила подрядчиков. Ты предоставишь рабочие места самым обездоленным его жителям и скрасишь мои последние годы, поднеся мне на блюдечке увлекательнейшую деятельность. В моем возрасте я даже рассчитывать на такое не смела.

Говоря начистоту, мой собственный оппортунизм, тем не менее, несколько огорчает меня. Когда я сталкиваюсь с суровой реальностью, то словно окунаюсь головой в холодную воду. Кто из великих сказал, что каждый имеет свою цену?

Моя дорогая Майя, похоже, нам не один год предстоит провести вместе. И поэтому я предлагаю тебе зарыть топор войны и жить в дружбе. Право принимать решения я оставляю за тобой. Твои желания будут и моими.

И еще, снимаю шляпу перед твоим мастерством иллюзиониста. Тебе удается сделать так, что люди исчезают на глазах у ошеломленной публики, которая не понимает, в чем же дело. За исключением тех случаев, когда алкоголь стимулирует работу мозга.
Джин Фиц
Позволишь ли ты мне закончить это письмо одной из тех цитат, которые так милы твоему сердцу? «Если бы двери восприятия были открыты, все вещи предстали бы перед человеком такими, какие они есть: бесконечными».
Олдос Хаксли, читатель Уильяма Блейка



1 Такова жизнь (англ.).

2 Бирс Амброз (1842–1914?), американский писатель. В технически изощренных рассказах, очерках, притчах воплотил атмосферу страха, трагической расщепленности мировосприятия посредством гротескно фантастических и сатирических образов.

3 такова я (англ.).

4 Веронезе Паоло (наст, имя Паоло Кальяри) (1528–1588), итальянский живописец, один из крупнейших представителей позднего итальянского Возрождения.

5 Вычеркнута из списка. Была. (англ.).

6 Однако верно (англ.).

7 Поживем – увидим (англ.).

8 Никто меня не любит (англ.).

9 Это меня убивает (англ.).

10 Сорокалетний возраст – минимальный для служанки у каноника.

11 Гадюка обыкновенная (лат.).

12 До скорых встреч, сограждане (англ.).

13 Колода карт Таро, состоящая из двадцати двух карт.

14 «Ганнибал у ворот» (лат.).

15 Обращение в новую веру.

16 Хьюстон Джон (1906–1987), американский кинорежиссер. Фильмы: «Мальтийский сокол» (1941), «Асфальтовые джунгли» (1950), «Мулен Руж» (1953), «Жизнь и времена судьи Роя Била» (1972), «Человек, который хотел быть королем» (1975) и др.

17 Мойры, в греческой мифологии три дочери Зевса и Фемиды, богини судьбы: Клото прядет нить жизни, Лахесис распределяет судьбы, Антропос в назначенный час обрезает жизненную нить. Мойрам соответствуют римские Парки.

18 Беклин Арнольд (1827–1901), швейцарский живописец, представитель символизма и стиля «модерн».

19 Странно, не так ли? (англ.).

20 Пока, я бедный одинокий моряк (англ.).

21 Штайнер (Штейнер) Рудольф (1861–1925), немецкий философ мистик, основоположник антропософии. По его проекту в Дорнахе было построено здание Гетеанума – «свободного университета науки о духе».

22 возвращение (англ.).

23 представление должно продолжаться (англ.).

24 в любом случае (англ.).

25 слишком плохо (англ.).

<< предыдущая страница