Лекция третья. Страна в 1920 1930 гг - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Молодёжная пресса 1920-1930-х годов как объект исследования: опыт... 1 153.12kb.
Фесянова Н. Л., ассистент филиал кгу в г. Набережные Челны американская... 1 76.53kb.
Проблема литературного контекста и жанровых традиций в лирике иосифа... 1 342.98kb.
Художественное своеобразие отечественной метапрозы 1920-х начала... 2 470.26kb.
Зигмунд Фрейд. Введение в психоанализ 9 3327.1kb.
Российские интеллектуалы-эмигранты в болгарии 1920-1930-х годов,... 23 6473.16kb.
Образы Шекспира на советской сцене 1920-1930-х годов: к проблеме... 1 345.2kb.
Феномен «врага народа» в советской печати конца 1920-х первой половины... 1 335.77kb.
Внешняя политика Советской России в 1920 – 1930 гг 1 22.53kb.
Политика коренизации на промышленных предприятиях Татарской асср... 2 383.36kb.
Советская Россия в 1920-1930-е годы 1 29.75kb.
План Образование «Второй Речи Посполитой. Советско-польская война... 1 260.97kb.
- 4 1234.94kb.
Лекция третья. Страна в 1920 1930 гг - страница №1/1

ЛЕКЦИЯ ТРЕТЬЯ. СТРАНА В 1920 – 1930 гг.

Ответьте на вопросы самоконтроля и подготовьтесь к контролю знаний

Социально-экономическое и политическое развитие в период НЭПа. Россия в изгнании. Политическая система СССР 1930-х гг. Экономика и социальная сфера СССР в 1930-е гг

 

Политика «военного коммунизма», и, прежде всего, ее продовольственная составляющая, вызвала рост недовольства со стороны крестьян. Советской власти пришлось жестоко подавлять крестьянские выступления на Среднем Поволжье, Дону, Кубани, в Западной Сибири. Антибольшевистские настроения охватили даже Балтийский флот, бывший оплот большевиков в октябрьские дни 1917 г. Положение обострил весной и летом 1921 г. невиданный по масштабам голод в Поволжье. Причины голода – отсутствие зерна даже на посев, изъятого по осени в ходе продразверсток, засуха. Погибло более пяти миллионов человек.



Все вышеуказанные причины заставили советское руководство в 1921 г. перейти к новой экономической политике (НЭПу). Нэп был призван преодолеть не только экономический кризис – национальный доход в период с 1917  по 1920 гг. с 11 млрд. до 4 млрд. рублей, промышленное производство упало в семь раз по сравнению с 1913 г., металла выплавляли столько, сколько Россия выплавляла… при Петре Первом, нефть добывали на уровне ХIХ столетия, из-за нехватки топлива закрылись многие предприятия, производительность труда составляла лишь 20% довоенной, железные дороги перевозили лишь 12% , - но и политический кризис, вернуть доверие населения к власти большевиков, существенно подорванное экономическими неурядицами.

Составляющими элементами нэпа стали замена продразверстки продналогом (продналог – установленный государством обязательный платеж, взимаемый с крестьянских хозяйств), денационализация (возвращение прежним владельцам) мелкой и части средней промышленности, децентрализация (перенос управления на места) хозяйства, начало планирования экономического производства, разрешение вложения в экономику иностранного капитала, развитие сельскохозяйственной кооперации, аренда земли и право использования наемной рабочей силы, отмена всеобщей трудовой повинности, финансовая реформа, стабилизация рубля.

 Нэп продолжался  с 1921 до 1929 г. К его несомненным успехам следует отнести возвращение страны на мировой сельскохозяйственный рынок в 1023 г., восстановление почти в полном объеме довоенного уровня сельскохозяйственного производства к 1927 г.

События Первой мировой и Гражданской войн, двух революций ускорили распад Российской империи. Прибалтийские государства – Латвия, Литва, Эстония, а также Польша – стали самостоятельными по итогам мировой войны. Финляндия получила независимость из рук В.И. Ленина 31 декабря 1917 г. На остальной территории бывшей империи установилась советская власть. Формально автономными считались Украина, Белоруссия,  закавказские республики – Грузия, Армения, Азербайджан, объединенные в Закавказскую Федерацию. Опасность иностранной военной интервенции, экономической разрухи облегчала объединение всех советских республик в единое государство.

Существовали два плана объединения. План И.В. Сталина предусматривал вхождение всех советских республик в РСФСР (Российскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику), как стала называться советская Россия, на правах автономных, без права выхода из федерации. План В.И. Ленина предусматривал равноправное объединение всех советских республик в совершенно новое государство с правом выхода из него. В ходе ожесточенной борьбы победил ленинский план. 30 декабря 1922 г. на Первом Всесоюзном съезде Советов было провозглашено образование СССР – Союза Советских Социалистических Республик,  просуществовавшего до 25 декабря 1991 г. Первоначально в составе СССР было 4 республики – РСФСР, УССР, БССР и Закавказская Федерация. В результате многолетнего процесса национально-государственного размежевания на момент распада в 1991 г. СССР насчитывал 15 союзных республик – Россию, Украину, Белоруссию, Казахстан, Узбекистан, Молдавию, Грузию, Армению, Азербайджан, Киргизию, Туркмению, Таджикистан, Литву, Латвию, Эстонию.

Но значительная часть наших соотечественников оказалась за пределами СССР не только потому, что проживало в российской части Польши или в Финляндии, ставшими самостоятельными. К началу 1920-х годов почти два с половиной миллиона бывших россиян оказались за рубежами Советской страны. Десятую часть из них составляли бывшие офицеры и солдаты белой армии. Наиболее крупными из них были остатки армии П.Н. Врангеля (около 150 тысяч человек), из Крыма бежавшие под ударом красных войск в Турцию и на Балканы.

Больше всего наших соотечественников оказалось в Германии – 600 тысяч человек, 400 тысяч осели во Франции, 150 тысяч проживало в Китае – Маньчжурии, из них в Харбине – 120 тысяч. Россияне добрались до США, Латинской Америки, Австралии, Африки – в Тунисе из остатков экипажей 35 кораблей врангелевского флота и 6 тысяч гражданских беженцев, бывших на их борту, образовалась российская колония.

Среди двух с половиной миллионов эмигрантов оказалось много деятелей культуры. Ученые, писатели, артисты, художники, композиторы вынуждены были искать вторую родину в дальних странах. По-разному сложились судьбы эмигрантов. Некоторые стали богаты и знамениты – достаточно вспомнить И. Сикорского, прославленного русского и американского авиаконструктора, И.А. Бунина, первого русского писателя – лауреата Нобелевской премии в области литературы, В.В. Набокова, еще одного Нобелевского лауреата, одинаково блестяще писавшего как на родном русском, так и на английском языках – его знаменитая «Лолита» вначале была создана на английском, а лишь затем фактически переведена самим автором на русский язык.

Кто-то не был богатым, но нашел себя в преподавательской работе, написании мемуаров – А.Ф. Керенский, бывший российский премьер дожил до брежневских времен, будучи профессором истории одного из американских университетов. Но многие эмигранты не выдерживали ностальгии и возвращались на родину, уже в СССР, где их ждала порой сложная судьба. И если после возвращения из эмиграции А.М. Горький, А.Н. Толстой были обласканы режимом и жили вполне обеспечено по советским меркам, А.И. Куприн успел провести на родине последние месяцы своей жизни, то М.И. Цветаева, прекрасная русская поэтесса, не выдержала гнета тоталитарного режима и покончила с собой вскоре после начала Великой Отечественной войны.

В начале введения нэпа обострилась борьба за лидерство внутри руководства большевистской партии. Этот процесс был связан с ухудшением состояния здоровья бесспорного вождя большевиков В.И. Ленина. Самой популярной после председателя Совнаркома фигурой у большевиков был  Л.Д. Троцкий. Он внес неоспоримый вклад и в проведение самого октябрьского переворота, и в организацию Красной Армии, и в победу в гражданской войне. Претендовать на роль наследников угасающего вождя могли Г.Е. Зиновьев, с которым Ленин, кстати, укрывался от преследования Временного правительства  в Разливе летом 1917 г., и Л.Б. Каменев, также один из ближайших ленинских соратников. Но все они недооценили И.В. Сталина. С 1922 г. он являлся генеральным секретарем ЦК ВКП (б). Мы не случайно написали название его должности с маленькой буквы – секретариат ЦК поначалу играл чисто техническую роль. Но в руках Сталина сосредоточились все кадровые вопросы, назначение и перемещение партийных работников. Полгода его деятельности генсеком вызвали опасения даже со стороны дряхлеющего вождя. В одной из своих последних статей В.И. Ленин предложил перевести Сталина на другую работу. Но перевода не случилось. Сталин мастерски направил острие критики против Л.Д. Троцкого. Одержав победу над ним в 1925 г. (оставшиеся 15 лет жизни Л.Д. Троцкий боролся против Сталина и был убит в эмиграции в далекой Мексике от руки советского агента), Сталин по очереди объединялся с основными лидерами партии, организуя травлю самых преданных руководителей. Окончательно тоталитарная партийная система в СССР сложилась уже в 1930-е годы, после заката нэпа.

В конце 1020-х гг. начался кризис НЭПа. Промышленность СССР не успевала за развитием сельского хозяйства. Крестьянин-единоличник не мог купить на вырученные от продажи сельскохозяйственной продукции деньги необходимые промышленные товары. Крестьяне стали сокращать посевные площади. Упали государственные закупки сельхозпродуктов, в городах начался голод. Преодолеть кризис можно было двумя путями. Экономический план, сторонниками которого были Н.И. Бухарин, А.И. Рыков и другие коммунисты, предусматривал иностранные инвестиции в советскую экономику, насыщение рынка за счет этих средств промышленными товарами, постепенный запуск отраслей промышленности, производящих ТНП – товары народного потребления. Но выполнение этого плана растягивалось на многие годы и ставило СССР в зависимость от капиталистических государств. И.В. Сталин и его сторонники предпочли проверенный в годы гражданской войны способ насильственного изъятия сельхозпродукции у крестьян. С этой целью в 1928 г. было решено провести массовую коллективизацию (коллективизация – политика советского государства, направленная на массовое создание коллективных хозяйств – колхозов) сельского хозяйства страны. Целью коллективизации провозглашались «ликвидация кулачества как класса», обобществление средств производства, централизованное управление сельским хозяйством, повышение эффективности сельскохозяйственного труда, получение средств на индустриализацию страны. В ходе коллективизации в основных хлебопроизводящих районах страны разразился голод, унесший несколько миллионов жизней, начался новый виток репрессий в стране. К 1934 г. коллективизация  в основном была завершена. Хотя общий уровень сельскохозяйственного производства снизился, а поголовье скота уменьшилось в 2-3 раза, объем государственных хлебозаготовок и заготовок других видов сельхозпродукции резко возрос.

Успешное проведение коллективизации обеспечило приток средств для проведение индустриализации. Индустриализация – процесс создания крупного машинного производства, формирование новой социальной структуры и переход на этой основе от аграрного общества к индустриальному. Впервые переход к индустриализации провозгласила ХIV Всероссийская партийная конференция большевиков в 1925 г. Целями индустриализации провозглашались преодоление технико-экономической отсталости СССР от развитых западных государств, превращение страны из аграрной в индустриальную, ликвидация отсталости аграрного сектора экономики, создание мощной оборонной системы и укрепление международного положения СССР. Основными направлениями индустриализации стало строительство крупных предприятий (ДнепроГЭС, Магнитогорский металлургический комбинат, Уралмашзавод, Сталинградский тракторный завод и другие) и создание военной промышленности. Индустриализация имели три основных источника финансирования: доходы, получаемые из аграрного сектора экономики, налоги с частных предпринимателей (нэпманов) и займы государства у населения, прибыль от государственной монополии на внешнюю торговлю и доходы от легкой промышленности. Всю индустриализацию в нашей стране историки делят обычно на два периода. Первый (1926 – 1928 гг.), когда в основном реконструировались и переоснащались старые промышленные предприятия и второй (1929 -1937 гг.), характеризующийся усиленным темпом строительства предприятий тяжелой промышленности. В результате индустриализации СССР совершил громадный промышленный рывок, выйдя по основным промышленным показателям на второе место в мире после США. Наша страна стала независима от западных поставок черного металла, сельхозмашин, тракторов, многих видов сырья. Была заложена основа ВПК – военно-промышленного комплекса, , позволившего одержать победу в Великой Отечественной войне. Изменилась социальная структура населения: в городах перед Великой Отечественной войной проживало уже 63 млн. человек против 29 млн. в 1928 г. Но форсированная (ускоренная) индустриализация не была обеспечена рабочими кадрами. Бывшие крестьяне, сменившие плуг на станок, были слабо подготовлены технически, что стало причиной многочисленных аварий на производстве.  

Для успешного проведения коллективизации и индустриализации страны требовалось держать в повиновении миллионы людей, не допускать никаких проявлений самостоятельности и инакомыслия. С этой целью в нашей стране была создана могучая репрессивная система, родившаяся еще в годы гражданской войны и окончательно сформировавшаяся в 1930-х гг. ее основу составили органы наркомата внутренних дел – НКВД, пришедшие на смену ВЧК-ОГПУ (ВЧК – всероссийская, затем всесоюзная чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем, ОГПУ – объединенное государственное политическое управление), которые постепенно вышли из-под контроля не только государства, но и партии, непосредственно подчиняясь лишь И.В. Сталину. Органы НКВД создали огромную сеть осведомителей, секретных агентов, «стучавших» о любых проявлениях нелояльности (неблагожелательном отношении) к партии, государству, его вождям. Часто эти доносы были просто сфабрикованы, но по ним арестовывались миллионы советских людей, сотни тысяч расстреливались, а остальные попадали в ГУЛАГ (ГУЛАГ – Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения НКВД, а затем МВД СССР) минимум на десять лет. Репрессиям в те годы подвергались целиком семьи: если арестовывался муж, то вскоре забирали жену и детей.

Особенного размаха волна репрессий достигла после декабря 1934 г., когда в Ленинграде в Смольном дворце был убит один из лидеров партии С.М. Киров. Тайна смерти первого секретаря Ленинградского обкома и горкома партии, члена Политбюро ЦК РКП (б) не разгадана до сих пор. Киров был единственным партийным лидером, кроме Сталина, выступление которого на ХVII съезде партии, состоявшемся в том же 1934 г. делегаты встретили стоя. По воспоминаниям немногих из оставшихся в живых после репрессий 1930-х гг. делегатов съезда, именно С.М. Кирову группа делегатов предлагала возглавить партию вместо И.В. Сталина.  Вероятней всего, Сталин, знавший эти обстоятельства, убийством Кирова не только устранил опаснейшего конкурента, но и развязал руки для проведения массовой чистки внутри партийных рядов. В 1936-1938 гг. прошли три открытых политических процесса, на которых обвинения в шпионаже, терроризме, диверсиях были выдвинуты против ближайших соратников Ленина – Зиновьева, Каменева, Бухарина, Рыкова, Сокольникова, Пятакова и других. Из 130 членов и кандидатов в члены ЦК ВКА (б), избранным ХVII съездом партии, было репрессировано 98 или 70%. Из пяти первых маршалов Советского Союза репрессировано трое. Та же участь постигла большинство руководителей промышленности и транспорта.

Не следует думать, что репрессии касались лишь высшего партийного, экономического и военного руководства, культурной и научной элиты страны. Среди миллионов жертв сталинской эпохи основную массу составляли  рядовые рабочие, крестьяне, оказавшиеся в зоне внимания стремившихся отличиться  стремившихся отличиться местных органов внутренних дел.

Нужно отметить, что сталинская политика находила одобрение у основной массы коммунистов, вступивших в партию в то время, когда И.В. Сталин был ее генеральным секретарем. Это были в своей основной массе малообразованные, политически неграмотные люди, связывающие свое вступление в партию с возможностью сделать быструю карьеру, получить привилегированное положение. Репрессии выдвигали на руководящие должности – первых секретарей обкомов, наркомов, директоров крупнейших заводов – молодых людей в возрасте тридцати с небольшим лет. Вот почему перед Великой Отечественной войной среди высшего руководство страны, командующих армиями и военными округами было много малоопытных кадров.

Режим власти, созданный И.В. Сталиным в 1930-е гг., получил название тоталитарного.  При тоталитаризме во главе государства стоит один человек, осуществляющий высшую власть. Отсутствуют всякие права и свободы, подавляется любое инакомыслие, единственно верной провозглашается та доктрина (доктрина – учение, научная теория, политическая система, руководящий принцип), которой придерживается лидер. Но для существования тоталитарного режима необходимо было создать особую систему. Уже в современной России созданная Сталиным система получила название командно-административной. Основу ее составлял бюрократический аппарат, номенклатура (номенклатура – круг должностных лиц, назначение и утверждение которых относится к компетенции какого-либо вышестоящего органа). Именно в руках номенклатуры сосредотачивалось управление всеми сферами жизни советского общества. Административно-командная система напоминала пирамиду, на вершине которой находился вождь, окруженный пятью – шестью ближайшими соратниками, вместе с которыми он вырабатывал основные решения по вопросам внутренней и внешней политики страны, позднее оформлявшиеся номенклатурой в виде законов и указов (по некоторым данным, за все годы советской власти, с 1917 по 1991, число лиц, непосредственно участвовавших в принятии и оформлении таких кардинальных решений, не превысило двух – трех тысяч человек). В основании же этой пирамиды находились миллионы простых советских тружеников – рабочие, крестьяне, интеллигенция.

Уже в 1936 г., подводя итоги второй пятилетки (пятилетка – пятилетний план социально-экономического развития страны и период его осуществления), Сталин заявил, что в СССР построено в основном социалистическое общество. Реализация задачи построения социализма резко изменила социальный облик нашей страны. Индустриализация вызвала резкий рост рабочего класса, с 9 млн. человек в 1928 г. до 23 млн. человек в 1940 г. Строительство новых предприятий (4 500 только за первые две пятилетки) покончило с безработицей в стране, последняя биржа труда закрылась в 1930 г. Но по-прежнему высокой оставалась текучесть кадров (переход рабочих и служащих с одного предприятия на другое), прогулы и опоздания на работу. Во многом эти негативные явления объяснялись отсутствием материальной заинтересованности рабочих в результатах своего труда. Чтобы покончить с нарушениями трудовой дисциплины и текучестью кадров, государство шло на ужесточение трудового законодательства. В 1938 г. в стране были введены трудовые книжки, которые вот уже почти 70 лет  являются единственным источником сведений о трудовом стаже работников. Из числа рабочих пополнялась и интеллигенция – 1,6 млн. бывших рабочих, получив среднее специальное или высшее образование, стали в 1930-е гг. служащими.

Численность крестьянства в 1930-е гг. значительно сократилась, на 35 млн. человек. Значительная часть из них стали рабочими, уехав в город, не выдержав прессинга коллективизации. Но несколько миллионов человек стали незапланированными потерями. К ним можно отнести жертв массового голода начала 1930-х гг., разразившегося в основных хлебопроизводящих районах страны – на Украине, Поволжье, Казахстане, в Средней Азии.

Стремительно выросла трудовая интеллигенция или лица умственного труда: с 1,5 млн. человек в 1917 г. до 20 млн. человек к 1940 г. Но людей с высшим и средним специальным образованием все же не хватало. Рост численности интеллигенции был достигнут благодаря стремительному развитию образования, науки и культуры в нашей стране. Духовная и культурная жизнь СССР в 1920-1930-е гг. крайне противоречива. Несомненны успехи: введение всеобщего бесплатного образования, сначала начального, а потом и 7-летнего, ликвидация неграмотности взрослого населения, приобщение к достижению культуры миллионов людей. Но была и оборотная сторона медали: идеологический пресс, все сильнее сдавливающий развитие культуры, втискивающий ее в узкие рамки социалистического реализма, борьба с любыми проявлениями инакомыслия, удушение религии, изгнание из страны выдающихся деятелей культуры, массовые репрессии в отношении оставшихся ее представителей.

В годы первой пятилетки развернулось большое школьное строительство. Еще в 1920-х гг. большевики обещали поставить народного учителя на невиданную в России высоту, что привлекло на их сторону значительную часть учительства, получивших образование еще до революции. Педагогические институты, училища, техникумы наращивали выпуск педагогов. Все это позволило в 1932 г. ввести обязательное начальное четырехклассное обучение детей. За годы второй пятилетки в основном была решена проблема охватом обучения детей школьного возраста. Поэтому была выдвинута новая задача – постепенный переход к неполному среднему – 7 классов – образованию.

В результате школьных реформ в стране возникла единая школьная система, состоящая из школ трех типов: начальные (1-4 классы), неполные средние (1-7 классы), средние (1-9, а потом и 1-10) классы. Во всех школах одного типа преподавались одинаковые предметы, обучение велось по одним и тем же учебникам. Серьезные изменения претерпела и система высшего и среднего специального образования. В годы гражданской войны было сделано многое, чтобы вузы стали доступными широким массам трудящихся, даже не имевшим среднего образования. Были отменены вступительные экзамены, в вузы принимались  все желающие, открывались сотни новых учебных заведений, не обеспеченных материально-технической базой и квалифицированными профессорско-преподавательскими кадрами. Постепенно вводился классовый принцип отбора студентов в вузы, дети так называемых бывших (дворян, духовенства, офицеров царской армии, купцов, чиновничества) лишались права получить высшее образование. Несколько раз ставился вопрос о ликвидации университетов, прекращалось преподавание многих предметов, особенно гуманитарного цикла.

В конце 1920-х гг. в стране была введена ускоренная система подготовки специалистов в технических вузах, за три – четыре года. В 1930-х гг. сеть таких вузов быстро росла, резко увеличился выпуск инженеров и техников. Сеть же университетов росла крайне медленно, гуманитарное образование стало восстанавливаться в полном объеме только с середины 1930-х гг. Серьезным достижением первых двух десятилетий советской власти можно считать открытие университетов и технических вузов во всех национальных союзных республиках, где до революции (за исключением Украины) не было ни одного вуза. По количеству студентов вузов и техникумов Советский Союз вышел на одно из первых мест в мире.

Одним из новых обязательных предметов во всех вузах стал научный атеизм (атеизм – система воззрений, отвергающая всю совокупность религиозных представлений). Беспощадная борьба с религией, развернутая советской властью, объяснялась тем, что церковь, как носительница и хранительница народных традиций, не смогла примириться с большевистским подходом к культуре и воспитанию масс. Репрессии в отношении служителей культа, изъятие церковных ценностей начались еще в годы гражданской войны, но особый размах приобрели в 1930-е гг. В городах и селах были уничтожены десятки тысяч храмов, многие из которых являлись памятниками архитектуры, построенными на народные деньги. В оставшихся церквах, мечетях, синагогах открывались клубы, склады, зернохранилища. Закрыты были почти все духовные учебные заведения. Тысячи священников были расстреляны или сосланы в лагеря, преследовались семьи священнослужителей. Было создано Всесоюзное общество безбожников, проводившее массовые религиозные мероприятия , зачастую в очень грубой, оскорбительной для верующих форме. Объявлялось, что пребывание в рядах компартии и комсомола, пионеров несовместимо с религией. Коммунистам и комсомольцам из всех религиозных обрядов разрешалось участвовать лишь в поминках.

Фактически большевики хотели заменить религиозное мировоззрение марксистским, но делали это насильственным путем, силовыми методами, нанося огромный ущерб духовному миру советских людей.

Непросто складывались отношения новой власти с учеными. Центром научной жизни в России была Академия наук, куда входили крупнейшие ученые. Лишь после пополнения Академии новыми кадрами ученых-марксистов, отъезда многих дореволюционных академиков за границу, исключения инакомыслящих из академических рядов, Академия наук СССР к концу 1920-х гг. стала частью советской культурной системы. Если в 1920-х годах связи советских ученых с их зарубежными коллегами развивались успешно, то с началом 1930-х годов международные контакты начали сворачиваться, советских ученых практически не выпускали в зарубежные командировки, а иностранцы почти перестали приглашаться в СССР. Это можно частично объяснить засекречиванием научных исследований в физике, химии, биологии, которые могли дать ощутимый результат в оборонной промышленности.

До середины 1920-х гг. длился «серебряный век» русского искусства. Многие деятели литературы и искусства были воодушевлены идеей сделать высокую классическую культуру достижением народных масс. Успешно проходили новые формы пропаганды искусства: митинги-концерты, театрализованные представления на улицах и площадях (они дошли до наших дней, вспомните многочисленные дни городов в современной России). В стране вполне мирно уживались различные направления в литературе и искусстве в целом, от классического реализма до модернизма. Международного признания добились такие мастера, как художники Малевич и Кандинский, архитектор Татлин, театральные режиссеры Вахтангов, Мейерхольд, Таиров, кинорежиссеры Эйзенштейн и Пудовкин. Но с середины 1920-х гг. разнообразные творческие направления стали подавляться. Компартия стремилась поставить  под свой контроль деятельность писателей, артистов, композиторов, художников. При оценке произведений литературы и искусства на первый план выдвигались не их художественная ценность и мастерство создателей, а классовое происхождение авторов, партийная принадлежность.

В 1932 г. состоялся первый Всесоюзный съезд советских писателей. Спустя два года, в 1934-м, был создан Союз советских писателей, первым руководителем которого стал М. Горький, ставший отцом-создателем социалистического реализма – метода, провозглашенного единственным и официально признанным в советской литературе.

В те же тридцатые годы прошлого века была значительно расширена материальная база продвижения культуры в массы: открыты сотни новых театров, построены тысячи клубов и библиотек, музеев. Широкое распространение получила художественная самодеятельность, из рядов которой вышли многие видные деятели искусства.

К достижениям советской литературы и искусства 1920-1930-х гг. можно отнести романы М.А. Шолохова «Тихий Дон» и «Поднятая целина», симфонии С. Прокофьева и Д. Шостаковича, фильмы С. Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин» и В. Пудовкина «Мать», театральные постановки Е. Вахтангова и В. Мейерхольда, картины В. Васнецова и П. Кончаловского, поэзию Б. Пастернака и А. Ахматовой и многое другое.

Составной частью культурной жизни общества были занятия физкультурой и спортом, поощрявшиеся государством – стране были нужны физически крепкие граждане, способные встать в ряды бойцов Красной Армии, в самых трудных условиях вести строительство фабрик, заводов, железных дорог. Для поощрения занятий физической культурой в 1930-е гг. была создана система сдачи норм ГТО (готов к труду и обороне), ГСО (готов к санитарной обороне), Ворошиловский стрелок. Постепенно стал развиваться и профессиональный спорт с упором на высокие достижения.  В 1930-е гг. в спорт вторглась политика, спортивные победы повышали международный престиж страны, отвлекали людей от насущных забот, от тягот повседневной жизни.

Подводя итоги сказанному, если сравнить, что было построено в СССР за годы предвоенных пятилеток с тем, как представляли себе социалистическое общество основоположники марксизма, - свободное от эксплуатации, с отмирающей государственной властью, развитой демократией, то разница окажется колоссальной. Общим можно назвать только то, что формально были ликвидированы частная собственность на орудия и средства производства и эксплуататорские классы. Во всем остальном трудно найти общие черты между социалистическим идеалом, социалистическим проектом и советским обществом 1920-1930-х гг. Общественная собственность не находилась в собственности народа, ею управляла номенклатура, постепенно превращавшаяся в новый привилегированный класс. Можно ли было назвать социалистическим общество, где отсутствовала демократия, где господствовал принудительный труд, где один человек диктовал свою волю миллионам людей? Поэтому существует много терминов для обозначения советского общества конца 1930-х гг.: государственный социализм, казарменный социализм, феодальный социализм, социализм без человеческого лица. Вряд ли приемлем в действительности любой из этих терминов, ибо сам термин «социализм» означает совершенно иное, чем то, что было создано в СССР. Можно только отметить, что подобный «социализм» только дискредитировал саму социалистическую идею, подрывал международный авторитет нашей страны.



Историографическое примечание.

Остановимся кратко на перекрестке мнений российских историков по поводу событий 1920-1930-х гг. Нэп привычно отождествлялся с рыночными методами регулирования. Вместе с тем сейчас историки уточняют, что государство с помощью налогов и административно-командного метода регулировало рыночные отношения. В.И. Секунин иллюстрирует это положение на примере лениградского руководства, отдел губсовнархоза которого «держал в своих руках административный рычаг управления частной промышленностью, имел возможность включать в план всей ленинградской индустрии те объемы и ту номенклатуру, которую в виде программы обязан был представлять частный предприниматель» (Секунин В.И. Отторжение: НЭП и командно-административная система. – СПб, 2000. – С.24.)

Широко дискуссируется вопрос о том, что означал кризис нэпа для власти. А.О. Чубарьян и возглавляемый им авторский коллектив считают, что «Кризис нэпа поставил правящую элиту государства перед выбором – либо отказ от перспективы индустриального переустройства и превращение СССР в обычную аграрно-индустриальную страну Восточной Европы, либо разрушение традиционных общественных структур» (Чубарьян А.О. и др. «История России ХХ века. – М., 2003). В этой связи гипотеза Л.А. Гордона и Э.В. Клопова о том, что «сохранение преимущественно экономических форм управления, т.е., нефорсированное развитие, и у нас привело бы к бурному подъему».

До сих пор вызывает различные оценки вопрос становления советской политической системы, завершившийся в 1930-х гг. Часть историков (Долуцкий И.И. Отечественная история. ХХ век. – М., 1994; Кацва Л.А. История России. Советский период. 1917 – 1941. – М., 2002 и другие работы) по-прежнему считают, что в 1930-е гг. в нашей стране завершилось формирование тоталитарного политического режима, имеющего не только общие черты с другими европейскими странами этого времени, но и ярко выраженную собственную специфику. Другие (Дмитренко В.П. и др. История Отечества. ХХ век. – М., 1995; Данилов А.А., Косулина Л.Г. История государства и народов России. ХХ век. – М., 2001 и другие работы) полагают, что была построена мобилизационная модель политической организации, рассчитанная на объединение усилий общества в борьбе за построение основ индустриального общества в СССР.

Авторский коллектив под руководством А.О. Чубарьяна придерживается второй точки зрения: «Таким образом, в 30-е гг. в СССР оформилась общественная система мобилизационного типа, названная в литературе начала 90-х гг. тоталитарной» (Чубарьян А.А. и др. Указ. Соч. С. 97).  

Дискуссионными продолжают оставаться и проблемы социалистической индустриализации. В литературе утвердились две основные точки зрения на этот вопрос. Сторонники первой считают, что задача индустриализации могла быть решена только советской властью, так как именно она лучше других сил представляла суть национальных интересов страны и вектор общественного развития. Представители второй полагают, что задача индустриализации стояла перед страной объективно, но практика индустриализации оказалась менее удачной, нежели в странах Запада. Дискуссионными продолжают оставаться и проблемы коллективизации аграрного сектора экономики России. В центре обсуждения здесь оказались вопросы объективных предпосылок для перемен в аграрном секторе, а также проблема альтернатив  реализации курса на коллективизацию в политике властей в конце 1920-х гг. Коллектив А.О. Чубарьяна объективно считает, что в целом индустриализация позволила создать основу для победы в Великой Отечественной войне, подчеркивая, что рост тяжелой промышленности был «достигнут ценой отставания легкой и пищевой промышленности, стагнации аграрного сектора, сверхцентрализации экономической жизни и окончательного слома механизмов саморегуляции экономики» (Чубарьян А.О. и др. Указ. Соч. С.99-100).



Вопросы для самоконтроля.

  1. Корректно ли утверждать, что недостатки в системе политической власти в России не позволили ей оказаться среди стран-победителей Первой мировой войны?

  2. Отречение Николая Второго – гражданский подвиг или уход от политической ответственности?

  3. Почему в России осенью 1917 г. оказался невозможным демократический путь развития страны?

  4. Почему не получила поддержки у народа «третья сила» в годы Гражданской войны?

  5. «Военный коммунизм» - дорога в никуда?

Список рекомендованной литературы.

  1. Гимпельсон Е.Г. Формирование советской политической системы. 1917 – 1923 гг. – М., 1995.

  2. Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан на события 1918 – 1932 гг. – М., 1998.

  3. Горинов М.М. НЭП: Поиски путей развития. – М., 1990.

  4. Два взгляда из-за рубежа (А. Жид и Л. Фейхтвангер). – М., 1990.

  5. Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города: Нормы и аномалии. 1920 – 1930-е гг. – СПб., 1999.

  6. НЭП: взгляд со стороны. – М., 1991.

  7. Осокина Е.А. Иерархия потребления: О жизни людей в условиях сталинского снабжения. 1928 – 1935 гг. – М., 1993.

  8. Россия в изгнании: Судьбы российских эмигрантов за рубежом. – М., 1999.

  9. Тепцов Н.В. Аграрная политика: На крутых поворотах 20-30-х гг. – М., 1990.

  10. Фицпатрик Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история советской России в 30-е годы: Город. М., 2001.

  11. Хлевнюк О.В. 1937-й. Сталин, НКВД  и советское общество. – М., 1992.

  12. Цакунов С.В. В лабиринте доктрины: Из опыта разработки экономического курса страны в 1920-е годы. – М., 1994.

  13. Шишкин В.А. Власть. Политика. Экономика: Послереволюционная Россия (1917 – 1928 гг.). – СПб., 1997.