Контрольная работа по дисциплине "Религиеведение" - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Контрольная работа по дисциплине «основы социологиии и политологии» 1 28kb.
Контрольная работа по дисциплине «Речевая коммуникация» 1 220.64kb.
Контрольная работа по дисциплине «Интеллектуальные информационные... 2 850.63kb.
Контрольная работа По Дисциплине: Спецтехника. Вариант 5 Студент... 1 237.05kb.
Контрольная работа по дисциплине «Английский язык в профессиональной... 1 160.7kb.
Контрольная работа по дисциплине «Эконометрика» для студентов заочной... 3 428kb.
Контрольная работа по дисциплине «Отечественная история» 9 1020.28kb.
Контрольная работа по дисциплине невропатология 1 399.93kb.
Контрольная работа по дисциплине «Психология и педагогика в деятельности... 2 526kb.
Контрольная работа по дисциплине: «Право» Тема: «Президент рф» студент... 1 368.74kb.
Контрольная работа по дисциплине «Иностранный язык» 2 211.68kb.
На начальном этапе «сушки» диета будет иметь следующий вид: 1 день... 1 30.32kb.
- 4 1234.94kb.
Контрольная работа по дисциплине "Религиеведение" - страница №1/1




Украинская православная церковь

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА по дисциплине "Религиеведение" Украинская православная церковь вчера и сегодня.по специальности : Менеджмент в производственной сферепо розделу учебного плана : Религиеведение План 1. Новая религия - путь к объединению 2. Проблемы независимости (Берестейская уния 1596 года) 3. Объединение по-московски 4. Раскол 5. Государство и церковь 6. Филарет 7. Политизированная УПЦ сегодня 8. Эпилог. Что же дальше? Новая религия - путь к объединению Трудно писать об украинской православной церкви сухим штилембеспристрастного аналитика. Слишком большой удельный вес имела она висторическом развитии нашей нации. Весело встречали наши предки новуюрелигию: легендой о выборе веры, о “Руси веселии - вина питии”. Но подвесельем скрывался очень серьезный подтекст. Если пантеон языческих боговбыл первым этапом объединения под единым, киевским верховенством русскойойкумены, то введение христианства было призвано утвердить через идеюединобожия (монотеизма по-научному) принцип единовластия на грешной земле.Этот процесс был тяжелым и болезненным, рецидивы язычества наблюдались вдовольно больших масштабах до XVI века. Но стратегическая цель,поставленная еще княгиней Ольгой (объединение русских земель и выход новойдержавы на политическую арену мира), была реализована. Правда, сделать этосмог уже ее правнук Ярослав Мудрый. Проблемы независимости С самого начала наша православная церковь стремилась ксамостоятельности. Византия приходила в упадок и утрачивала контроль надкиевской метрополией. Собор епископов Руси уже в 1051 году избралмитрополитом Киевским не грека, а священника церкви Спаса на БерестеИллариона. Константинополю оставалось только признать его. С годами рольвселенского патриарха свелась к утверждению решений киевской церкви. Очень рано наша церковь начала избавляться от своей зависимости отсветской власти, государства. Если до XIII века митрополиты больше зависелиот князей, то далее ситуация изменилась. Церковь начала опираться на болееширокие социальные слои. XIV век - на боярство; XVI век - мещанство; XVIIвек - украинское рыцарство (казачество). Сплоченная и авторитетная украинская православная церковь принималаучастие во всех важных исторических событиях. Но не опускалась дополитических свар. А московская церковь реализовала концепцию Третьего Рима. Имперскаяидея подтолкнула ее к провозглашению отдельной епархии. В 1589 году великаяимперия официально приобрела собственную церковь, практически насильновырвав патриархат у заключенного в кремлевскую темницу константинопольскогопатриарха. В XVI - XVII вв. украинские земли обагрялись кровью, раздирались накуски польскими и турецко-татарскими завоевателями. Склонность к мирномурешению вопросов, к компромиссам привели к заключению в 1596 годуБерестейской унии. Некоторые деятели украинской церкви руководствовалисьидеями экуменизма (то есть, создания единой всемирной церкви Христа), атакже стремились создать переходный буфер между православием икатолицизмом. Но в действительности обозначилась первая линия раскола. Объединение по-московски В 1620 году под опекой казачества была возобновлена Киевская епархия,упраздненная унией. Через 12 лет после этого была основана Киевскаяакадемия, возглавленная выдающимся украинским церковным деятелеммитрополитом Петром Могилой. После его смерти заведение назвали Киево-Могилянской академией. Уровень преподавания в академии был официальнопризнан соответствующим “иноземческим академиям”. Настал 1686 год. Украина уже была “намертво” присоединена кРоссийской империи, утратила политические права. Но полному покорениюмешала духовная, религиозная независимость. Годом ранее Москва ужепоставила митрополитом Киевским своего “симпатика” - епископа ЛуцкогоГедеона. Это противоречило 8-му правилу III Вселенского Собора. Онокасалось попытки патриарха Антиохийского присоединить к себе Кипрскуюцерковь. Итак, еще более тысячи лет назад каноны запретили присоединять ксебе чужие канонические территории. А Украинская православная церковьпризнавалась канонической метрополией Константинопольского патриархата. Но печально известный патриарх Дионисий в 1686 году официально (инеканонично) признал переход Киевской метрополии в ведение Московскогопатриархата. Это стало возможным благодаря большой взятке и политическомудавлению со стороны Москвы. Через год Дионисия лишили патриаршего престола.Но поздно. За этим последовал целый ряд присоединений: следующей былаГрузинская церковь, в нашем столетии - часть Польской православной церкви,Кишиневская епархия, Эстонская и Латвийская церкви (добавим: после второймировой войны - Мукачевская епархия и православная церковь Чехословакии). Упомянутое событие заложило под единство украинского православия минузамедленного действия. Эта вторая линия раскола стала более глубокой, чемуниатская. Рано или поздно должен был встать вопрос о собственной церквигосударства. Эта идея жила в казацких церквах, об этом шепотом говорилимонахи в кельях Киево-Печерской лавры, студенты Киево-Могилянской академии.Но могучая империя превратила свою церковь в инструмент государственнойполитики. Этот процесс начал Петр I, упразднив Московскую патриархию иосновав бюрократический Священный Синод. На такую же роль была обречена иукраинская церковь. Она все более становилась органической составляющейцеркви российской. Этому содействовала кадровая политика, русификация,запрещение печатания церковных книг на украинском языке. Возникла опаснаятенденция. Бюрократическая машина российской церкви была сориентирована навоспитание чиновников. Священники утрачивали свою роль духовных поводырей.В церковь “вполз” дух наживы, терялись исконные традиции милосердия, помощиближнему. Достаточно почитать повести и рассказы мученика украинскойлитературы А.Тесленко, очерки Льва Толстого, рассказы Короленко, Мельникова-Печерского... Раскол До 1917 года православная церковь Российской империи уже былавоспитана в надлежащем духе - “чего изволите”. И это стало третьим основнымфактором, определяющим события в течение всего XX века. Вышеназванные факторы были причиной того, что ни Директория, ни УНРне уделяли надлежащего внимания религиозной жизни. Они не видели в церквинационально-объединительной силы. А вместе с большевистской оккупацией в Украину пришел госатеизм,который успешно насаждался все семь советских десятилетий. Гонениямподвергся даже Московский патриархат, который охотно стал коллаборантомбезбожной власти. В Украине церковь Московского патриархата постепенностановилась инструментом русификации. Нужно отдать должное УГКЦ и УАПЦ,которые смогли остаться оплотами национальной идеи в Западной Украине. Нопосле войны УГКЦ ушла в подполье, а УАПЦ действовала только за границей. Три линии раскола перешли из латентного состояния в активное вовремена горбачевского Союза. Церковь избавилась от идеологического прессасо стороны государства, и закостеневшая, “огосударствленная” структура РПЦначала легко ломаться благодаря амбициям “духовных бюрократов”. Кроме того,был инициирован всплеск национального самосознания народов СССР. В ЗападнойУкраине сразу же начали выходить из подполья общины УГКЦ, которыесохранялись “в тени” на протяжении всего периода после официальнойликвидации данной структуры в 1946 году. В отличие от УГКЦ, Украинская автокефальная православная церковь(УАПЦ) после второй мировой войны в Украине институционно не существовала.Инициаторами ее возрождения стали, главным образом, украинские интеллигентынационал-патриотической ориентации (как правило, западноукраинского,волынского, иногда полесского происхождения). Этот процесс развивался поддействием двух движущих сил: реального стремления к национально-культурномуи религиозному возрождению Украины, а также чисто политических векторов,направленных на отделение от “старшего брата”. Первым этапом данногопроцесса стало “Обращение инициативного комитета восстановления Украинскойправославной церкви” (15 февраля 1989 г), подписанное Б.Михайлечко,И.Антонюком, А.Битниченко, М.Будником и О.Лохвицкой. Вторым -провозглашение парафии Львовской церкви Петра и Павла (настоятель В.Ярема,ныне патриарх УАПЦ Димитрий I), принадлежащей к УАПЦ (19 августа 1989 г.).Третьим - присоединение к УАПЦ епископа Ивана Боднарчука (бывшегоуправляющего Житомирско-Овруцкой епархией РПЦ; погиб в автокатастрофе в1995 г). Накоцец 5-6 июня 1990 г. Собор УАПЦ в Киеве завершает построениевосстанавливаемой Церкви и выбирает патриархом митрополита УПЦ в СШАМстислава (Скрипника) (1898-1993) - фигуру связанную с освободительнойборьбой 1917-1920 гг., племянника С.Петлюры, рукоположенного в епископы в1942 году в Киеве. Главной базой УАПЦ 90-х годов стала Галичина. Волынь, где напротяжении 20-ЗО-х годов находился “центр тяжести” УАПЦ, утратила эту роль.Дело в том, что, присоединив с помощью режима около 4 тыс. греко-католических общин, РПЦ по многим причинам оказалась неспособнойабсорбировать полностью этот анклав. Парадокс: исконно униатская Галичина после хрущевской антирелигиознойкампании становится средоточием наивысшей концентрации православных общинво всем СССР. В борьбе с далеко не гипотетической “униатской угрозой”галицийским парафиям “милостиво” разрешается сохранять традиционныеэтноспецифические черты: удельный вес выходцев из Западной Украины вдуховных учебных заведениях становится чрезвычайно высоким; священники-”захiдняки” занимают приходы по всей Украине и за ее пределами. Рядом ствердыми греко-католиками и так называемыми “крипто-униатами” в регионесформировалась на протяжении послевоенного времени могучая православнаяобщина. Галичина стала поликонфессиональной. К концу 80-х гг. эта община оказалась перед вышеупомянутым двойнымвызовом: триумфально шествующей из катакомб УГКЦ и национально-освободительным движением, которое набрало в Галичине чрезвычайный размах.Сохраняя целостность общины, православные Галичины находят свой путь. Егопутеводной звездой стал лапидарный лозунг “Москва нам не мати, а Рим - небатько”. Логичным шагом стало самочинное провозглашение полнойнезависимости от каких-либо внешних духовных центров (автокефалии). Эта автокефалия никак не могла быть признана Поместными ПравославнымиЦерквами и попала под острейшую критику со стороны Украинского экзархатаРПЦ. Особенной аргументированностью и логичностью отличались филиппикипатриаршего экзарха митрополита Филарета (Денисенко), который занималКиевскую кафедру еще с 1966 г. Но в церковные дела властно вмешиваетсяполитика, которая в то время переживает стремительные изменения - Украинаутверждает свою независимость. Вскоре Филарет уже ставит перед Московскимпатриархатом вопрос об изменении статуса экзархата (и, естественно,собственного тоже) в направлении большей самостоятельности. РешениемАрхиерейского Собора РПЦ (30-31 августа 1990 г.) Украинский экзархатстановится Украинской православной церковью (УПЦ), которая получаетопределенную долю священноначалия РПЦ. В октябре того же года УПЦ получаетнезависимость и самостоятельность в управлении, которые приближают еестатус к автономии в рамках РПЦ. Вручение соответствующей Грамотыпатриархом Московским и всея Руси Алексием предстоятелю УПЦ митрополитуФиларету в соборе Софии Киевской сопровождалось столкновением с делегатамиIV съезда Руха (26 октября 1990 г.) - будущими друзьями и соратниками.Старая элита, которая удерживала тогда позиции власти (Кравчук + “группа239”), ставила на УПЦ. Национал-патриоты, которые спали и видели себя новойэлитой, ориентировались на УАПЦ. До сих пор свежи в памяти “упадания”В.Яворивского под колеса авто митрополита и его мольбы перед престарелымМстиславом “пошлюбити” его с женой “iстинним шлюбом”. “Самостийницкие” позиции священноначальства УПЦ еще большеукрепляются после проигрыша Филарета на выборах Московского (“всесоюзного”)патриарха. В июне 1990 г. он окончательно связывает свою карьеру и будущеес политическим руководством тогдашней УССР. Государство и церковь После “беловежских приключений” Л.Кравчук, неожиданно для Ельцина,недвузначно дал понять ему, что отнюдь не видит Бориса Николаевича в роли“всеСНГовского старосты”. В политическом аспекте зависимость УПЦ отМосковского патриархата уже не отвечает интересам руководства государства.Больше того, делает ее достаточно уязвимой для критики со стороны УАПЦ.Собор УПЦ (1-3 ноября 1991 г.) обращается к Московской патриархии спросьбой о даровании полной независимости и самостоятельности, то естьавтокефалии. Это обращение получает всестороннюю и последовательнуюподдержку со стороны государственного руководства. Однако состояниероссийско-украинских взаимоотношений как в политико-экономической, так и всоциально-психологической плоскости отнюдь не содействовали снятиюглавенства Московского патриархата с украинских приходов. Этот шаг РПЦрассматривает как такой, что несет для нее неоправданные духовные иматериальные потери: самостоятельность УПЦ лишала Москву духовных корней, аименно: старинных монастырей и церквей, святых мест, реликвий. В целомотделилась бы именно та часть, которая была исходной, материнской для всейРоссийской православной церкви. Она лишилась бы также львиной доли парафийи богатейшего имущества. Следует отметить также, что для экстенсивного российскогонационального сознания, в котором очень редко дифференцируется “русское” и“украинское”, еще одно проявление “хохляцкого сепаратизма” было бынестерпимым. Кроме того, шаг навстречу УПЦ не получил бы понимания состороны российской политической элиты, президента и его окружения. В то же время с церковно-канонической точки зрения позицияМосковского патриархата выглядела достаточно обоснованной: проблемаавтокефалии является чрезвычайно сложной и требует всестороннегорассмотрения. Очередное обращение епископата УПЦ к патриарху Алексию II, СвященномуСиноду и всем архиереям РПЦ (29 января 1992 г.) положило конец латентнойфазе конфликта, четко очертило позиции сторон: УПЦ не может оставаться всоставе РПЦ и опирается в своем стремлении к независимости на полнуюподдержку государства (письмо с просьбой содействовать получениюавтокефалии послал Алексию II также Президент Л.Кравчук); РПЦ не желаетпредоставить автокефалию УПЦ и направляет свои усилия на восстановлениедейственного контроля над ситуацией в Украине, который в определеннойстепени был ослаблен. Эти акции можно рассматривать также как отголоскиполитического напряжения в отношениях между руководством двух государств, авозможно, и как пробу своих политических сил. Филарет В результате игры объективных обстоятельств и субъективно-амбициозныхфакторов роль церковного “бунтаря” выпала митрополиту Филарету, которомуона, казалось бы, и не очень шла. Предстоятель УПЦ во многом являетсятипичным представителем высшей православной иерархии. Это жесткий, дажедеспотичный лидер, очень опытный политик, непревзойденный мастерполитической интриги, который вселял архиерейскому корпусу и духовенствускорее страх, чем уважение. Как и абсолютное большинство русскогоправославного епископата, он из-за своего образа жизни, тесных связей скомпартийной верхушкой и т.д. был очень уязвим для возможной критики. Этим,конечно, воспользовались московские масс-медиа. Массовое недовольство “сепаратизмом” УПЦ и “сепаратистом” (поневоле)Филаретом в российских политических и церковных кругах не оставлялосомнений в прохождении и результате Архиерейского собора РПЦ 31 марта - 4апреля 1992 г. Противостояние митрополита Филарета Московскому патриархатуокончилось лишением его всех степеней священства и смещением с престола, накоторый он был избран пожизненно. Руководство РПЦ, прекрасно зная о сервильности и “чего изволите”своего епископата, осознавало, что “промедление смерти подобно”. Каждыйдень выжидания давал бы Филарету шансы на созыв под хоругви привычногокиевского владыки новых и новых епархий. Тем более, что государство егонедвусмысленно поддерживало. А поэтому действовали оперативно. 27 мая 1992г. по инициативе Москвы украинские епископы, не поставив в известность, какэто было раньше, светскую власть, провели в Харькове Собор, где сместилиофициально Филарета и избрали на престол митрополита Ростовского иНовочеркасского Владимира (Сабодана) - этнического украинца, которыйзанимал длительное время ключевые посты в Московской патриархии и лишь 23голоса уступил Алексию (Ридигеру) при избрании Московского патриарха в июне1990 г. Его избрание митрополитом Киевским было признано ПоместнымиПравославными Церквами. Но вызвало негативную реакцию украинскогоруководства и лично Л.Кравчука. Президиум Верховного Совета Украины издалспециальное решение о недействительности Харьковского Собора, забыв о том,что не имеет права вмешиваться в церковную жизнь. Теперь митрополит Филарет почувствовал потребность в оперативныхдействиях. Он оказался в критическом состоянии и должен был либо кануть взабвение, либо успеть принять кардинальные меры, пока контроль надфинансами УПЦ не перешел в руки нового руководителя. Не менее, конечно,была заинтересована в этих финансах и УАПЦ. Так родился проект объединения УПЦ и УАПЦ, реализованный в предельносжатые сроки. Объединительный Собор прошел 25-26 июня 1992 г. подпатронажем Президента Л. Кравчука и при непосредственном участии группычленов парламента, часть которых прямо вошла в органы управленияновообразованной Украинской православной церкви (Киевский патриархат) (УПЦ-КП). Но епископы УПЦ за митрополитом Филаретом не пошли (за исключениемепископа Якова Панчука). Впоследствии выяснилось, что избранный патриархомУПЦ-КП Мстислав (Скрипник) объединения не признал. А поэтому искусственноеаппаратное образование (выражение Л.Кучмы) не могло существовать долго.После смерти первого и последнего патриарха объединенной церкви Владимира(Романюка) УАПЦ и УПЦ-КП снова рассоединились. В результате, Украина имееттри православные церковные юрисдикции, подозрительное отношение со стороныКонстантинополя, сильную зависимость от зарубежных религиозных центров.Наконец, (и это наихудшее) сама идея украинской автокефальной церкви быласущественно дискредитирована. Политизированная УПЦ сегодня В то же время уровень политизации религиозной жизни дошел до опасногоуровня: в условиях острого многостороннего межцерковного конфликта всебольше расширяется круг организаций, групп и лиц, которые склонныиспользовать противостояние для достижения определенных политических целей.Особенно ярко это проявляется во время парламентских и, особенно,президентских выборов 1994 г., когда церкви были близки к превращению впартии. Руководство УПЦ-КП, УАПЦ и УГКЦ поддерживает Л.Кравчука, УПЦ, котораянаходится в юрисдикции Московского патриархата - Л. Кучму. Последний, наданном этапе, не скрывает своих симпатий к УПЦ как к самой многочисленнойиз религиозных организаций Украины, к тому же канонической, и очень резкокритикует УПЦ-КП (среди прихожан которой он своего электората не видит).Вплоть до определения ее как “чисто аппаратного детища”» (см.: “Киевскиеновости”, 24.06.94). Правда, после избрания Президентом Л.Кучма стремитсядержаться в стороне от “суеты духовной”, не демонстрируя особых симпатий ккакой-либо конфессии. На изломе 1994-1995 гг. УПЦ-МП насчитывает более 6 тысяч парафий,более 60 монастырей с 1,7 тыс. монахов и монашек, 10 духовных учебныхзаведений (2 тыс.слушателей), почти 5 тыс. священников, 1,2 тыс. воскресныхшкол. Удельный вес УПЦ в составе Московской патриархии, которая в России иза ее пределами контролирует 15985 приходов, опекаемых 12,8 тыс.священников, выглядит достаточно солидно. Что касается степениподчиненности УПЦ Московскому патриархату, то патриарх Алексий II в письметогдашнему министру юстиции Украины В.В.Онопенко (29 декабря 1993 года, №4388) утверждал, что УПЦ не подотчетна МП в административно-финансовыхвопросах; является законной правонаследницей епархий РПЦ в Украине и, сканонической точки зрения, имеет право на все движимое и недвижимоеимущество, созданное и приобретенное на протяжении 1000-летнегосуществования православия на украинских землях; МП не имеет претензий наимущество УПЦ. Вместе с тем Московский патриархат достаточно надежноконтролирует ситуацию в УПЦ и обладает действенными рычагами влияния нанее. Собор РПЦ может сместить предстоятеля УПЦ, к МП могут “присоединиться”целые епархии УПЦ. К тому же Алексий II еще в 1992 г. пообещал взять поднепосредственную опеку МП тех верующих, которые пожелают выйти из-подюрисдикции УПЦ. Были и просьбы войти непосредственно под ее юрисдикцию:например, неопубликованное обращение архиепископа Симферопольского иКрымского Лазаря (Швеца). Священноначалие УПЦ и лично ее предстоятель митрополит Владимир(Сабодан) предпочитают не проявлять социально-политической активности,подчеркивают необходимость длительного и нелегкого пути к получениюавтокефалии каноническим способом. Что же касается объединения православныхв Украине - главного предварительного условия автокефалии, - то УПЦ считаетего возможным лишь в случае присоединения к ней других православныхюрисдикций. В составе УАПЦ было немногим более 600 приходов (более 500 из которых- на Львовщине) и 200 священников. После регистрации в прошлом году уставаУАПЦ ряды ее верующих растут очень динамично. Позиция руководства церквивыглядит в некоторых вопросах довольно взвешенной. Так, глава УАПЦвысказывал готовность сложить свои полномочия перед Всеукраинским Собором,который изберет общего патриарха для православных Украины. Но руководствоЦеркви насыщает свои выступления антимосковской и антифиларетовскойриторикой и говорит о своей преданности идее “чистой автокефалии”. Донастоящего времени инициативы, направленные на объединение с УПЦ-КП, имелиимитационный характер, рассчитанный на успокоение общественного мнения иправославной украинской диаспоры, которая очень болезненно воспринимаетсразу двух православных патриархов Украины, не говоря уже о митрополите. УПЦ-КП насчитывала на конец 1995 года свыше 1700 общин, 15 монастырей(47 монахов), 11 духовных учебных заведений (свыше 800 слушателей) 1320священников. Сейчас точная статистика отсутствует, но известно, что с тоговремени из ее состава вышло много общин. В частности, ее покинул один изглавных участников объединительного Собора 1992 года, авторитетный деятельцеркви митрополит Антоний (Масендич). Не признанная Поместными Православными Церквями, она главную надеждусвоего бытия и развития возлагала на Украинскую державу. Покойный патриархВладимир (Романюк) неоднократно подчеркивал, что рассматривает свою Церковьпрежде всего не как духовный феномен, а как фундамент украинскойгосударственности и настаивал на статусе государственной Церкви для УПЦ-КП.Он к тому же (очевидно, не без влияния УНА-УНСОвской теории славянскойимперии с центром в Киеве) пестовал заведомо утопическую идею насчетобъединения вокруг Киевского патриархата православных Церквей трехвосточнославянских народов (Москва как “Третий Рим” оказаласьнесостоятельной, стало быть, слово за Киевом). Специфические условия образования УПЦ-КП, запрограммированнаяпрактически заранее острая борьба в ее руководстве определили перманентнуюнестабильность этой Церкви и явное доминирование политического начала надсобственно церковным. “Политический уклон” в то же время постояннопрослеживается в, условно говоря, компенсаторных акциях вроде принятия всостав Церкви архимандрита Адриана, последовательно исключенного из трехроссийских православных юрисдикций вместе с его приходом в Московскойобласти, принятие “Митрополита Миланского” Евлогия, который имеет довольносомнительную репутацию, создание Белгородско-Обоянской и Дубоссарскойепархий и т.п. (не говоря уже об акциях чисто политических). После смены президентской администрации в июле 1994 г руководство УПЦ-КП ощутило серьезную угрозу своим позициям и начало поиск путейвзаимопонимания с новой властью. Но дело это было нелегким: отношения былииспорчены и с исполнительной, и с законодательной ветвями. Киевскийпатриархат критиковал Л.Кучму во времена его претендентства; А.Морозу навыборах противостоял член Высшего Церковного Совета УПЦ-КП О.Шевченко,которого публично поддерживал патриарх Владимир (Романюк). В предвыборнойборьбе не обошлось без язвительности по адресу будущего спикера. Вместе с тем УПЦ-КП делала превентивные шаги: уже в июле 1994 г.группа депутатов подписала довольно наступательное письмо в защитуКиевского патриархата. Но ни действенная поддержка группы парламентариев,ни широкие связи митрополита Филарета в финансово-коммерческих и банковскихкругах не улучшили взаимоотношения с центральной властью. Надежды на то,что официальный Киев снова должен обязательно поставить на независимуюЦерковь, не оправдывались. УПЦ-КП постоянно пыталась выйти из тени. Как этони цинично звучит, в таком смысле 18 июля прошлого года было для этогоочень удобной возможностью... Что же дальше ? Сложившиеся тенденции остаются стабильными. Растут числом УПЦ и УАПЦ,приходит в упадок УПЦ-КП, множатся церковки, секты, секточки, новоязыческиекульты и т.п. В обществе отнюдь не становится больше доверия к исконнойвере своих предков. Каждая из сторон гнет свою линию, не “грешит”толерантностью относительно противников. Константинополь и Москва толкут вступе одно и то же: нельзя давать согласие на автокефалию расколотой нанесколько частей экзархии. Не слишком ли много уже разбросано камней? Не время ли собирать ихвместе? Литература:1. “Український історичний журнал”, номера за 1994 год.2. “Финансовая Украина”, номера за 1996 год.3. “Час-Times”, номера за 1996 год.