Конечно, репортеры вправе задавать любые вопросы. В контексте конкретной дискуссии они порой могут кому-то казаться неуместными - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Конечно, репортеры вправе задавать любые вопросы. В контексте конкретной дискуссии - страница №1/1

@ЗАГОЛОВОК = Представитель СНБ США Майкл Хаммер: Мы будем стремиться к дальнейшему расширению партнерства с Россией - часть-2

- Недавно вопрос о свободах в США, который я задал на брифинге в Белом доме, вызвал неожиданный переполох. Я что-то сделал не так?

- Не мое дело судить об этом... После таких событий, как в Аризоне /где психически неуравновешенный человек расстрелял группу людей, включая члена Конгресса США - прим. ИТАР-ТАСС/, эмоциональная чувствительность повышена...

Конечно, репортеры вправе задавать любые вопросы. В контексте конкретной дискуссии они порой могут кому-то казаться неуместными.

Но мы вполне уважаем право любого журналиста задавать вопросы. У вас как у представителя иностранного новостного агентства своя точка зрения.

Ну, и вы видели ответ Гиббса - очень эмоциональный и прямой... Что касается реакции других людей, ее я оставляю на их усмотрение...

По-моему, нет ничего удивительного в том, что вопросы о свободах вызывают эмоциональный отклик. США выступают за свободу слова, за конституционные права. Мы ими чрезвычайно гордимся. На протяжении всей нашей истории они служат нашей стране хорошую службу. Это блестящий образец и для других стран.

Конечно, трагедии случаются, но в целом это не подрывает силу нашей страны и наш взгляд на самих себя, как на американцев.

- Надеюсь, Вы понимаете, что и мой вопрос и другие схожие вопросы как раз и продиктованы желанием внешнего мира, чтобы Америка сама соответствовала провозглашаемым ею идеалам и ценностям...

- Я считаю, что это так и есть. А поступки человека, который явно не в себе, - не более чем аберрация, которая не отражает настоящей Америки.

- Вы представляли СНБ США. Теперь будете представлять госдепартамент.

Это одно и то же или все же есть разница, особенно для внешнего мира?

- Спасибо за вопрос. Разница действительно есть... Здесь, в СНБ, в Белом доме, мы обсуждаем те вопросы внешней политики, которые первостепенны для президента. Хотя, конечно, это не значит, что до других ему дела нет.

Но в целом голос правительства США по вопросам внешней политики исходит прежде всего из госдепартамента...

Конечно, все, что касается президента, - наша забота. Мы - его "ретранслятор-усилитель" в плане объяснения политики США иностранной прессе. И в последние два года я наблюдал со стороны иностранных государств большой интерес и готовность к совместной работе с США.

Разумеется, на основе взаимного доверия и взаимного уважения.

Есть понимание того, что у США большие ресурсы, возможности для решения любого вопроса. Мы отвечаем на глобальные вызовы и ищем партнеров, поскольку понимаем, что в одиночку не справиться. Это наглядно видно на примере глобального финансового кризиса, работы в "большой двадцатке"...

Мы строим партнерство с Россией. Но недавно принимали и президента Ху /председателя КНР Ху Цзиньтао - прим. ИТАР-ТАСС/, приезжавшего с госвизитом. Были зарубежные визиты с нашей стороны - в частности, в Индию, которую мы признаем растущей державой. Развиваем отношения с традиционными союзниками. В целом ведем активную внешнюю политику.

В общем, я считаю, у нас взаимодополняющие роли. Госдепартамент занимается повседневными вопросами, а мы "подсвечиваем" из Белого дома некоторые из них, представляющие особый интерес для нашего президента.

- Я был на брифинге помощника президента по национальной безопасности перед визитом Ху Цзиньтао. Там присутствовало и много китайских журналистов. Ни одному не дали задать вопрос. Почему?

- Не знаю. Но вообще-то мы работаем в Белом доме прежде всего для того, чтобы информировать американский народ. И естественным образом склонны прежде всего отвечать на вопросы ведущих американских и международных СМИ. Хотя и иностранные журналисты задают вопросы. Вот вы же недавно задали и привлекли большое внимание...

Да и время на брифингах ограниченно, и возможности... Вовне люди скорее всего не сознают, что, например, в пресс-отделе СНБ нас всего четверо. И мы отвечаем и за контакты с иностранной прессой всего Белого дома, начиная с президента и помощника по национальной безопасности, и за подготовку к регулярным пресс-брифингам...

Вот я, кстати, забыл упомянуть еще одно важное отличие от госдепартамента. Мы в СНБ координируем ответы на политические вопросы, касающиеся нескольких ведомств, - скажем, госдепартамента и министерства обороны. Могут быть вовлечены и министерство национальной безопасности, минюст или минфин.

И это наша забота - собрать всех, чтобы решить, что и как говорить по тому или иному вопросу. По той же ВТО это касается, например, не только госдепартамента или минфина, но и аппарата представителя на торговых переговорах...

- Какие основные уроки по части общения с прессой Вы сами для себя извлекли из работы в Белом доме?

- По-моему, мои коллеги в мире прессы испытывают чудовищные перегрузки. Сейчас это и круглосуточный новостной цикл, и блоги, и Интернет. Постоянный цейтнот. Темпы гораздо выше, чем 10 лет назад, когда я здесь работал в администрации Клинтона.

Получается, что даже когда у журналистов есть доступ /к носителям информации/, у них нет времени разобраться в теме. Постоянная гонка.

Стресс такой, что я со своей стороны могу им только посочувствовать.

Это мой главный вывод: для серьезного, углубленного обсуждения вопросов стало гораздо меньше времени. С обеих сторон - и у репортеров, и у политиков или тех, кто их представляет.

- И насколько это ухудшает качество журналистской работы?

- Ну, и теперь можно найти солидные газеты и другие СМИ, которые вкладывают в это дело необходимые ресурсы и усилия. Но, к сожалению, слишком много стало безответственных или непрофессиональных "источников", которые распространяют "новости", оказывающиеся неправдой.

А их гораздо труднее исправлять в условиях, когда за каждой новостью устраивается всеобщая гонка. Сообщение попадает в информационный поток, и потом пойди докажи, что нечто не соответствует действительности. Как мы говорим, трудно доказать то, чего нет...

- И как же действовать в таких случаях?

- Надо владеть фактами... Не надо говорить о том, чего точно не знаешь. Для любого правительства, для любого пресс-секретаря главное - говорить правду. А ее сначала надо еще узнать...

И один из компонентов нашей работы - выстраивать доверительные отношения с прессой. Чтобы, если вы мне позвонили и сказали: "Вот, конкуренты пишут то-то и то-то", - я мог бы сказать: "Это не так. Дайте мне время, я объясню, как обстоят дела на самом деле. Но не торопитесь повторять это известие".

Если я добился того, что вы мне доверяете, это срабатывает. Но если пресс-секретарь вводит вас в заблуждение, вы ему доверять не будете...

- Какие моменты работы Вам больше всего запомнились? Самые интересные, сложные, забавные, какие-то еще?

- Прежде всего, это большая честь и привилегия - работать в команде президента США. Вносить даже малый вклад в работу президента по продвижению американских интересов - само по себе очень здорово!

Самое интересное и приятное - это, конечно, поездки. Когда еще побываешь в той же Москве, в Кремле, увидишь все это великолепие!

Плюс при этом видишь, как люди за рубежом радуются встречам с нашим президентом. Такой эмоциональный подъем тоже очень заразителен.

Ну, и другие радости жизни порой случаются. От встреч с интересными людьми до вкусной еды в разных местах мира. Своего рода "побочные плюсы"

профессии.

Но выпадают и очень трудные дни. Как в то Рождество /25 декабря 2009 года - прим. ИТАР-ТАСС/, когда была совершена попытка взрыва самолета, или как землетрясение /12 января 2010 года/ в Гаити. Я там работал, видел страдания людей. Это действительно тяжело переносить.

Хотя видишь и вдохновляющие примеры человеческого мужества - как в Афганистане или Пакистане...



В целом работа очень интересная, приносящая удовлетворение. Мне посчастливилось работать в Белом доме при трех президентах - Клинтоне, Буше /Джордже Буше-младшем - прим. ИТАР-ТАСС/ и Обаме. Я всегда буду с удовольствием об этом вспоминать. --0--