Книга посвящается Санъютэю Энтё Эдгару Аллану По Жоржу Сименону - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Книга посвящается Санъютэю Энтё Эдгару Аллану По Жоржу Сименону - страница №2/23


- Ну что, Эраст, поймал Паука Смерти? - спросил консул Вебер, встретившись со своим помощником у табльдота (оба дипломата были люди холостые и обыкновенно завтракали в "Гранд-отеле", по соседству с консульством).

Бледноватый после бессонной ночи Фандорин сконфуженно улыбнулся:

- Увы, Карлуша. Ты был прав: я попусту проторчал на этом чёртовом кладбище всю ночь. Лишь выставил себя б-болваном.

- Стало быть, сто долларов мои. Впредь будешь слушаться советов начальства, - изрёк консул, отправляя в рот ломтик ростбифа.


Table-Talk 1882 года
После кофе и ликёров заговорили о таинственном. Хозяйка салона Лидия Николаевна Одинцова, нарочно не глядя в сторону нового гостя, самого модного мужчины сезона, сказала:

- Вся Москва говорит, будто бедного Соболева отравил Бисмарк. Неужели общество так никогда и не узнает подоплёки этой ужасной трагедии?

Гостя, которым Лидия Николаевна сегодня потчевала завсегдатаев, звали Эрастом Петровичем Фандориным. Он был умопомрачительно хорош собой, окутан ореолом загадочности и к тому же холост. Чтобы заполучить Эраста Петровича в салон, хозяйке пришлось осуществить сложнейшую, многоступенчатую интригу, на которые Лидия Николаевна была непревзойдённой мастерицей.

Реплика адресовалась Архипу Гиацинтовичу Мустафину, давнему другу дома. Мустафин, человек тонкого ума, понял замысел Лидии Николаевны с полуслова и молвил, искоса взглянув на молодого коллежского асессора из-под красноватых голых век:

- А мне говорили, что нашего Белого Генерала будто бы погубила роковая страсть.

Сидевшие в гостиной затаили дыхание, потому что по слухам Эраст Петрович, с недавних пор состоявший чиновником особых поручений при московском генерал-губернаторе, имел самое непосредственное отношение к расследованию обстоятельств смерти великого полководца. Однако гостей ждало разочарование: красивый брюнет вежливо выслушал Архипа Гиацинтовича и сделал вид, что сказанное не имеет к нему ни малейшего отношения.

Возникла ситуация, которой опытная хозяйка допустить не может, - неловкая пауза. Однако Лидия Николаевна сразу же нашлась. Мило захлопав ресницами, она пришла Мустафину на помощь:

- Как это похоже на мистическое исчезновение бедной Полиньки Каракиной! Вы помните эту ужасную историю, друг мой?

- Как не помнить… - протянул Архип Гиацинтович, лёгким движением бровей поблагодарив за поддержку.

Некоторые закивали, как бы тоже припоминая, но большинство гостей про Полиньку Каракину явно ничего не знали, а Мустафин имел репутацию искуснейшего рассказчика, так что из его уст не грех было послушать даже и знакомую историю. Тут кстати и Молли Сапегина, очаровательная молодая женщина, чей муж - такое несчастье - год назад погиб в Туркестане, спросила с любопытством:

- Мистическое исчезновение? Как интересно!

Лидия Николаевна устроилась на стуле поудобнее, тем самым давая Мустафину понять, что передаёт кормило тейбл-тока в его умелые руки.

- Многие из нас, конечно, ещё помнят старого князя Льва Львовича Каракина, - так начал Архип Гиацинтович свой рассказ. - Это был человек старого времени, герой венгерской кампании. Либеральных веяний предыдущего царствования не принял, подал в отставку и жил в своей подмосковной индийским набобом. Богат был неслыханно, теперь у аристократии таких состояний уж и не бывает.

Имел князь двух дочерей, Полиньку и Анюту. Обратите внимание: никаких Poline или Annie - генерал придерживался самых строгих патриотических взглядов. Девушки были двойняшками. Лицо, фигура, голос совершенно одинаковые. Но не спутаешь, потому что у Анюты на правой щеке, вот здесь, была родинка. Супруга Льва Львовича умерла родами, и князь больше не женился. Говорил, хлопотно, да и нужды нет - разве мало дворовых девок. В девках у него и в самом деле недостатка не было, даже и после эмансипации. Я же говорю - Лев Львович жил истинным набобом.

- Как вам не стыдно, Арчи. Неужто нельзя без непристойностей? - с укоризненной улыбкой произнесла Лидия Николаевна, хотя отлично знала, что для хорошего рассказа совсем невредно, как говорят англичане, "подбавить немного соли".

Мустафин покаянно прижал руку к груди и продолжил своё повествование:

- Полинька и Анюта были отнюдь не дурнушки, но и не сказать чтобы особенные раскрасавицы. Однако, как известно, миллионное приданое - самое лучшее из косметических средств, поэтому в тот единственный сезон, когда княжны выезжали в свет, они произвели среди московских женихов подобие эпидемической лихорадки. Потом старый князь за что-то осерчал на нашего почтённого генерал-губернатора, уехал в свою Сосновку и более оттуда уже не выезжал.

Лев Львович был мужчина тучный, одышливый, на лицо багровый - что называется, апоплексического склада, и можно было надеяться, что заточение княжон продлится недолго. Однако шли годы, князь Каракин все больше толстел и всё громче пыхтел, а никакого намерения умирать не выказывал. Женихи подождали-подождали, да и забыли про бедных затворниц.

Сосновка же, хоть и звалась подмосковной, располагалась в глухих лесах Зарайского уезда, откуда не то что до железной дороги, но и до ближайшего тракта было не менее двадцати вёрст. Одно слово - глушь. Впрочем, место было райское и отлично благоустроенное. У меня там неподалёку деревенька, так я к князю частенько наведывался по-соседски. Больно уж хороша была в Сосновке тетеревиная охота. А в ту весну дичь прямо сама на мушку лезла - такого тока я отродясь не видывал. Ну и загостился, так что вся история разворачивалась прямо на моих глазах.

Старый князь давно затеял строить в парке бельведер в венском стиле. Поначалу пригласил из Москвы знаменитого архитектора, который сделал проект и даже к строительству приступил, да не довёл до конца - не стерпел князева самодурства, съехал. Для завершения работ выписали архитектора поплоше, некоего французика по фамилии Ренар. Был он молод и неплох собой. Правда, заметно прихрамывал, но после лорда Байрона у наших барышень это за изъян не считается.

Дальше что ж - можете вообразить сами. Девицы безотлучно сидят в деревне десятый год. Обеим по двадцать восемь, общества решительно никакого, разве что старый дундук вроде меня заедет поохотиться. А тут красивый молодой человек, бойкого ума, парижский уроженец.

Надобно вам сказать, что при всём внешнем сходстве княжны обладали совершенно различным темпераментом и складом души. Анюта была вроде пушкинской Татьяны: вяла, меланхолична, немного резонерша и, прямо сказать, скучновата. Зато Полинька - резвунья, проказница, "как жизнь поэта простодушна, как поцелуй любви мила". Да и стародевическое в ней проступало меньше, чем в сестре.

Ренар немного обжился, присмотрелся и, разумеется, нацелился на Полиньку. Я наблюдал все это со стороны и изрядно веселился, не подозревая, каким невероятным образом закончится эта пастораль. Влюблённая Полинька, ошалевший от запаха миллионов французик, сгорающая от зависти Анюта, которой, поневоле пришлось взять на себя роль блюстительницы целомудрия. Признаюсь откровенно, меня эта комедия занимала не меньше, чем тетеревиный ток. Благородный отец же пребывал в неведении, потому что был спесив и не мог вообразить, что княжна Каракина может увлечься каким-то архитекторишкой.

Натурально, закончилось скандалом. Однажды вечером Анюта ненароком (а может быть, и нароком) заглянула в садовый домик, обнаружила там сестру и Ренара in flagranti delicto и немедленно наябедничала папеньке. Грозный Лев Львович, чудом избежав апоплексии, хотел сей же час выгнать преступника вон. Французик едва умолил оставить его в усадьбе до утра - леса вокруг Сосновки такие, что одинокого человека по ночному времени вполне могут и волки съесть. Если б не вмешался я, выставили бы блудодея за ворота в одном сюртучишке.

Рыдающую Полиньку отправили в спальню, под присмотр благоразумной сестры, архитектор отправился к себе во флигель укладывать чемоданы, прислуга попряталась, и весь напор Князева гнева пришлось выдерживать вашему покорному слуге. Лев Львович бушевал чуть не до рассвета и совсем меня замучил, так что спал я в ту ночь немного. А утром видел из окна, как французика увозили на станцию в простой телеге. Он, бедняжка, всё на окна оглядывался. Да только, похоже, никто не помахал ему на прощанье - больно уж унылый был у француза вид.

Дальше начались чудеса.

К завтраку княжны не вышли. Дверь спальни заперта, на стук никакого отклика. Князь снова закипятился, стал подавать признаки неотвратимой апоплексии, велел ломать дверь к чёртовой бабушке.

Взломали. Входят. Господи Иисусе! Анюта лежит в постели, вроде как в глубоком сне, Полиньки же нет вовсе, исчезла. В доме нет, в парке нет - как сквозь землю провалилась.

Сколько ни будили Анюту - всё впустую. Домашний доктор, постоянно живший в усадьбе, незадолго перед тем умер, а нового ещё не наняли. Пришлось посылать в волостную больницу. Приехал земский врач, из длинноволосых. Пощупал, помял, говорит: это у неё сильнейшее нервное расстройство, полежит - очнётся.

Вернулся возчик, что француза отвозил. Человек верный, всю жизнь при усадьбе. Божится, что довёз Ренара до самой станции и на поезд усадил. Барышни с ним не было. Да и как бы ей за ворота прокрасться? Парк в Сосновке был окружён высокой каменной стеной, у ворот караульные.

Анюта назавтра очнулась, да что толку? Потеряла дар речи. Только плачет, дрожит вся, зубами лязгает. Через неделю понемногу заговорила, но про ту ночь ничего не помнит. Если приступали с расспросами - у ней сразу судороги. Доктор строго-настрого воспретил. Говорит, для жизни опасно.

Так и пропала Полинька. Князь совсем с ума сошёл. Писал и губернатору, и самому государю, поднял на ноги полицию. За Ренаром в Москве слежку установили, только всё впустую. Помаялся французик, поискал заказчиков - не тут-то было. Никто не хочет с Каракиным ссориться. Так и уехал бедолага в свой Париж. А Лев Львович всё ярится. Вбил себе в голову, что убил злодей его ненаглядную Полиньку и в землю закопал. Перерыли весь парк, пруд вычерпали, бесценных карпов погубили. Ничего. А месяц спустя, наконец, явилась и апоплексия. Сидел князь за обедом, вдруг как захрипит - и лбом в суповую тарелку. Оно и немудрёно, от таких-то переживаний.

Анюта после той роковой ночи не то чтобы умом тронулась, но сильно переменилась в характере. И раньше-то весёлостью не отличалась, а тут и вовсе рта не раскроет. Только вздрагивает от малейшего шума. Я, грешным делом, небольшой любитель трагедий. Сбежал из Сосновки, ещё когда князь жив был. После приезжаю на похороны - батюшки-светы, усадьбу не узнать. Жутко там сделалось, будто чёрный ворон крылом накрыл. Посмотрел, помню, и думаю: быть сему месту пусту. Так и вышло.

Не захотела Анюта, единственная наследница, там жить, уехала. Да не куда-нибудь в столицу или в Европу, а на самый край света. Управляющий высылает ей деньги в Бразилию, в город Рио-де-Жанейро. Я по глобусу полюбопытствовал - Рио этот аккурат напротив от Сосновки, дальше уж не заберёшься. Вот как княжне отчизна опротивела. Подумать только - Бразилия! Поди, ни одного русского лица, - со вздохом закончил Архип Гиацинтович свой необычный рассказ.

- Отчего же. У меня в Бразилии есть знакомый, мой бывший с-сослуживец по японскому посольству - Карл Иванович Вебер, - задумчиво пробормотал Эраст Петрович Фандорин, выслушавший занятную историю с интересом.

Манера говорить у чиновника особых поручений была мягкая, приятная, и лёгкое заикание её ничуть не портило.

- Вебер теперь посланником при б-бразильском императоре доне Педро. Не такой уж это край света.

- В самом деле? - живо обернулся к говорившему Архип Гиацинтович. - Так, может быть, разгадка ещё возможна? Ах, любезнейший Эраст Петрович, говорят, что вы - блестящий аналитический ум, что любые тайны вы расщёлкиваете, как грецкие орехи. Вот вам задача, не имеющая логического решения. С одной стороны, Полинька Каракина из усадьбы исчезла - это факт; с другой стороны, покинуть усадьбу она никак не могла - и это тоже факт.

- Да-да, - подхватили несколько дам сразу. - Господин Фандорин, Эраст Петрович, ужасно хочется узнать, что же там на самом деле произошло.

- Готова биться об заклад, что Эраст Петрович легко разгадает этот парадокс, - уверенно заявила Одинцова.

- Заклад? - быстро переспросил Мустафин. - Что поставите?

Следует пояснить, что оба - и Лидия Николаевна, и Архип Гиацинтович - были заядлыми спорщиками и в своей страсти к заключению пари иной раз доходили до безрассудства. Наиболее проницательные из гостей переглянулись, заподозрив, что вся интермедия с якобы случайно вспомнившейся загадочной историей была разыграна по предварительной договорённости и молодой чиновник стал жертвой ловко составленного заговора.

- Мне очень нравится ваш маленький Буше, - с лёгким поклоном сказал Архип Гиацинтович.

- А мне ваш большой Караваджо, - в тон ему ответила хозяйка.

Мустафин только покачал головой, как бы восхищаясь непомерным аппетитом Одинцовой, но спорить не стал - очевидно, не сомневался в своей победе. А может быть, ставки уже были согласованы меж ними заранее.

Эраст Петрович, несколько опешив от этакой стремительности, развёл руками:

- Но я не был на месте п-происшествия, не видел участников. Насколько я понимаю, полиция, даже располагая всем необходимым, ничего не смогла сделать. Где уж мне теперь? Ведь и времени, вероятно, прошло немало.

- В октябре шесть лет, - был ответ.

- Ну вот в-видите…

- Эраст Петрович, милый, славный, - взмолилась хозяйка, накрыв руку коллежского асессора своей. - Не погубите. Ведь я с этим вымогателем уже сговорилась! Он просто заберёт моего Буше, и дело с концом! В этом господине нет ни капли рыцарственности.

- Мой предок был мурза, - весело подтвердил Архип Гиацинтович. - А у нас в Орде с женщинами разговор короткий.

Зато для Фандорина рыцарство, кажется, было не пустым звуком. Молодой человек потёр пальцем переносицу и пробормотал:

- Разве что вот… А скажите, г-господин Мустафин, не приметили ли вы, каков был багаж у француза? Вы ведь, видели, как он уезжал. Уж верно, там не обошлось без какого-нибудь большого сундука?

Архип Гиацинтович сделал вид, что аплодирует.

- Браво. Спрятал девицу в сундук да вывез? А добродетельную сестру Полинька опоила какой-нибудь дрянью, отчего Анюта и впала в нервное расстройство? Остроумно. Только - увы. Никакого сундука не было. Французик был гол как сокол. Мне вспоминаются какие-то чемоданчики, узелочки, пара шляпных коробок. Нет, сударь, ваша версия не годится.

Подумав немного, Фандорин спросил:

- Вы совершенно уверены, что княжна не могла сговориться с караульными или просто подкупить их?

- Абсолютно. Это первое, что проверила полиция.

Странно, но при этих словах коллежский асессор вдруг сделался мрачен и со вздохом проговорил:

- Тогда ваша история куда сквернее, чем я думал.

И, после непродолжительной паузы, спросил:

- Скажите, не было ли в княжеском доме водопровода?

- Водопровод? В деревне? - удивилась Молли Сапегина и неуверенно хихикнула, решив, что красивый чиновник пошутил.

Однако Архип Гиацинтович вставил в глаз золотой монокль и посмотрел на Фандорина очень внимательно, будто только теперь его по-настоящему заметил.

- Как вы догадались? Представьте, водопровод в усадьбе был. За год до описываемых событий князь распорядился поставить водокачку и котельную. И у самого Льва Львовича, и у княжон, и в гостевых покоях имелись самые настоящие ванные. Но какое это имеет отношение к делу?

- Думаю, что ваш п-парадокс разгадан. - Фандорин покачал головой. - Только разгадка больно уж неприятная.

- Но как?! Каким образом? Что же произошло? - раздалось со всех сторон.

- Сейчас расскажу. Только сначала, Лидия Николаевна, я бы желал дать вашему лакею одно поручение.

И коллежский асессор, совершенно заинтриговав присутствующих, написал какую-то записку, вручил лакею и тихо проговорил ему что-то на ухо. Каминные часы пробили полночь, но расходиться никто и не думал. Все, затаив дыхание, ждали, а Эраст Петрович не спешил начинать демонстрацию своего аналитического дара. Лидия Николаевна, гордая своим безошибочным чутьём, которое и на сей раз не подвело её в выборе главного гостя, смотрела на молодого человека с почти материнским умилением - чиновник особых поручений имел все шансы стать истинной звездой её салона. То-то обзавидуются Кэти Полоцкая и Лили Епанчина.

- История, которую вы нам поведали, не столько т-таинственна, сколько отвратительна, - с гримасой проговорил коллежский асессор. - Одно из чудовищнейших преступлений страсти, о которых мне доводилось слышать. Это не исчезновение, а убийство, причём самого худшего, каинова сорта.

- Вы хотите сказать, что весёлую сестру убила грустная? - уточнил Сергей Ильич фон Таубе, председатель акцизной палаты.

- Нет, я хочу сказать нечто совершенно п-противоположное: весёлая Полинька убила грустную Анюту. И это ещё не самое кошмарное.

- Но позвольте! Как такое возможно? - удивился Сергей Ильич, а Лидия Николаевна сочла нужным заметить:

- И что может быть кошмарнее, чем убийство собственной сестры?

Фандорин встал, прошёлся по гостиной.

- Я попробую восстановить последовательность событий, как они мне представляются. Итак, две скучающие б-барышни. Утекающая меж пальцев, да, собственно, уже почти и утёкшая жизнь - я имею в виду женскую жизнь. Праздность. Перебродившие силы души. Неоправдавшиеся надежды. Мучительные отношения с самодуром-отцом. Наконец, физиологическая фрустрация - ведь это молодые, здоровые женщины. Ах, прошу прощения…

Поняв, что сказал неприличность, коллежский асессор смутился, но Лидия Николаевна обошлась без реприманда - очень уж он был мил с румянцем, вдруг проступившим на белых щеках.

- Даже не берусь представить, сколько всего намешано в душе д-девушки, оказавшейся в подобном положении, - помолчав, продолжил Фандорин. - А тут ещё особенность: рядом всё время твоё живое зеркало, двойняшка-сестра. Вероятно, здесь не могло обойтись без причудливого смешения любви и ненависти. И вот появляется красивый, молодой мужчина. Он проявляет к барышням явный интерес - очевидно, небескорыстный, но какая же из девушек об этом думает? Меж сёстрами неизбежно возникает соперничество, но выбор сделан б-быстро. До сего момента у Анюты и Полиньки всё было одинаково, всё поровну, теперь же они оказываются в совершенно разных мирах. Одна счастлива, воскрешена к жизни и - во всяком случае, по видимости - любима. Другая чувствует себя отринутой, одинокой и оттого вдвойне несчастной. Счастливая любовь эгоистична. Для Полиньки наверняка не существовало ничего кроме страсти, накопившейся за долгие годы затворничества. Это была настоящая, полная жизнь, о которой она так долго мечтала и на которую уже перестала надеяться. И вдруг всё это оборвалось в один миг - причём именно т-тогда, когда любовь достигла наивысшей своей вершины.

Дамы слушали прочувствованную речь писаного красавца как заворожённые, а Молли Сапегина прижала тонкие пальцы к вырезу платья, да так и застыла.

- Ужаснее всего то, что виновницей т-трагедии оказалась родная сестра. Которую, согласимся, тоже можно понять: вынести такое счастье рядом c собственным несчастьем - на это требуется особый склад души, которым Анюта явно не обладала. Итак, Полинька, которая только что пребывала в райских кущах, была низвергнута. Нет на свете зверя опаснее женщины, у которой отняли любовь! - увлёкшись, воскликнул Эраст Петрович и снова стушевался, ибо эта сентенция могла оскорбить прекрасную половину присутствующих.

Однако протестов не последовало - все жадно ожидали продолжения, и Фандорин заговорил в убыстрённом темпе:

- Тут-то, под воздействием отчаяния, у Полиньки и возникает безумный план - страшный, чудовищный, но свидетельствующий об огромной силе чувства. Впрочем, не знаю. Возможно, идея принадлежала Ренару. Хотя осуществить её пришлось именно девушке… Ночью, когда вы, Архип Гиацинтович, клевали носом, слушая излияния хозяина, в спальне княжон происходило адское действо. Полинька умертвила сестру. Не знаю, каким образом - задушила ли, отравила ли, но во всяком случае обошлась без кровопролития, иначе в спальне остались бы следы.

- Следствие допускало возможность убийства, - пожал плечами Мустафин, слушавший Эраста Петровича с нескрываемым скепсисом. - Но возник резонный вопрос: куда делся труп?

Чиновник особых поручений без малейших колебаний ответил:

- В том-то и к-кошмар. Убив сестру, Полинька перетащила тело в ванную, там разрезала его на куски и спустила кровь в трубу. Француз произвести расчленение не мог - вряд ли он сумел бы незаметным образом отлучиться из своего флигеля на столь долгое время.

Переждав истинную бурю возмущённых возгласов, среди которых чаще всего звучало слово "Невозможно!", Фандорин печально молвил:

- К сожалению, невозможно ничто иное. Другого решения у поставленной з-задачи нет. Лучше даже не пытаться вообразить, что происходило в ту ночь в ванной, Полинька не могла обладать никакими анатомическими познаниями и вряд ли располагала каким-нибудь более серьёзным инструментом, чем похищенный украдкой кухонный нож.

- Но не могла же она спустить в трубу куски тела и кости, произошёл бы засор! - с несвойственной ему горячностью воскликнул Мустафин.

- Не могла. Расчленённая п-плоть покинула усадьбу, разложенная по чемоданам и шляпным коробкам француза. Скажите, высоко ли от земли были расположены окна спальни?

Архип Гиацинтович прищурился, вспоминая:

- Не очень. Пожалуй, в человеческий рост. И выходили окна в сад, на лужайку.

- Значит, передача останков происходила именно ч-через окно. Судя по тому, что на подоконнике не осталось следов, Ренар снаружи передавал в комнату какую-то ёмкость, Анюта уносила её в ванную, клала внутрь очередной кусок тела и передавала соучастнику. Когда же зловещая т-транспортировка была закончена, Полиньке осталось только ополоснуть ванну и смыть кровь с себя…

Лидии Николаевне очень хотелось выиграть пари, но во имя справедливости она не могла смолчать:

- Эраст Петрович, всё это очень складно - за исключением одного обстоятельства. Если Полинька совершила такую монструозную операцию, она непременно запачкала бы одежду, а кровь не так-то просто отстирать, в особенности если ты не прачка.

Это практическое замечание не столько озадачило, сколько сконфузило Фандорина. Кашлянув и потупив глаза, он тихо сказал:

- Я п-полагаю, что, прежде чем приступить к разделке т-трупа, княжна сняла с себя одежду. Всю…

Некоторые из дам ойкнули, а Молли Сапегина, бледнея, пролепетала:

- О mon Dieu…

Эраст Петрович, кажется, испугался, не приключится ли с кем обморока, и поспешно продолжил, перейдя на тон сухой научности:

- Вполне вероятно, что затяжное беспамятство мнимой Анюты было не симуляцией, а естественной реакцией психики на страшное п-потрясение.

Здесь все заговорили разом.

- Но ведь исчезла вовсе не Анюта, а Полинька! - вспомнил Сергей Ильич.

- Ах, да это просто Полинька нарисовала на щеке родинку, - нетерпеливо объяснила более сообразительная Лидия Николаевна, - вот все и приняли её за Анюту!

Отставной лейб-медик Ступицын с этим суждением не согласился:

- Не может быть! Близкие люди умеют отлично различать двойняшек. Манера поведения, оттенки голоса, наконец, выражение глаз!

- Зачем вообще понадобилась подмена? - перебил лейб-медика генерал Липранди. - Зачем Полиньке понадобилось изображать, будто она Анюта?

Эраст Петрович дождался, пока поток вопросов и возражений иссякнет, и ответил всем по очереди:

- Если б исчезла Анюта, ваше превосходительство, то на Полиньку неминуемо пало бы подозрение, что она расправилась с сестрой из мести, и тогда следы убийства искали бы более т-тщательно. Это раз. Исчезновение влюблённой девушки одновременно с французом выводило на первый план версию, что это именно побег, а не преступление. Это два. Ну и, наконец, под видом Анюты она могла бы когда-нибудь в будущем выйти замуж за Ренара, не выдав себя задним числом. Очевидно, именно это и произошло в далёком Рио-де-Жанейро. Я уверен, что Полинька забралась так далеко от родины, чтобы спокойно соединиться с предметом своего обожания. - Коллежский асессор обернулся к лейб-медику. - Ваш аргумент относительно того, что близкие умеют различать двойняшек, вполне резонен. Однако обратите внимание на то, что домашний д-доктор Каракиных, которого обмануть уж во всяком случае было бы невозможно, незадолго перед тем умер. Кстати г-говоря, мнимая Анюта после роковой ночи изменилась самым решительным образом - словно стала д-другим человеком. Учитывая особенные обстоятельства, все сочли это естественным. На самом же деле преображение свершилось с Полинькой, но стоит ли удивляться тому, что в ней не осталось прежней живости и весёлости?

- А смерть старого князя? - спросил Сергей Ильич. - Уж очень удобно вышло для преступницы.

- Весьма подозрительная смерть, - согласился Фандорин. - Вполне вероятно, что не обошлось без яду. Вскрытия, разумеется, не производили - отнесли внезапную кончину за счёт отцовского горя и склонности к апоплексии, а между тем очень возможно, что после этакой ночи пустяк вроде отравления родного отца Полиньку бы уже не смутил. Впрочем, произвести эксгумацию не поздно и сейчас. Яд долго сохраняется в костных тканях.

- Держу пари, что князь был отравлен, - быстро произнесла Лидия Николаевна, обернувшись к Архипу Гиацинтовичу. Тот сделал вид, что не слышит.

- Изобретательная версия. И остроумная, - медленно проговорил Мустафин. - Однако нужно иметь слишком живое воображение, чтобы представить княжну Каракину в наряде Евы, разделывающую хлебным ножиком труп собственной сестры.

Снова все заговорили одновременно, с одинаковой горячностью отстаивая обе точки зрения, причём дамы в основном склонялись к версии Фандорина, а мужчины её опровергали, почитая невероятной. Сам виновник спора в дискуссии участия не принимал, хотя слушал доводы сторон с большим интересом.

- Ах, да что же вы молчите! - воззвала к нему Лидия Николаевна. - Ведь он (показала она на Мустафина) спорит против очевидного, только чтоб заклад не отдавать! Скажите же ему. Приведите ещё какое-нибудь основание, которое заставит его замолчать!

- Я жду, когда вернётся ваш Матвей, - кротко ответил на это Эраст Петрович.

- А куда вы его послали?

- В генерал-губернаторскую канцелярию, на телеграфный пункт, он работает к-круглосуточно.

- Но ведь это на Тверской, в пяти минутах ходьбы, а миновало уже больше часа, - удивился кто-то.

- Матвею велено дождаться ответа, - пояснил чиновник особых поручений и вновь замолчал, а всеобщим вниманием завладел Архип Гиацинтович, который произнёс обширную речь, доказывавшую совершённую невозможность версии Фандорина с точки зрения женской психологии.

В самом эффектном месте, когда Мустафин убедительно говорил об исконных свойствах женской натуры, которая стыдится наготы и не выносит вида крови, дверь тихо отворилась, и вошёл долгожданный Матвей. Бесшумно ступая, приблизился к коллежскому асессору и с поклоном протянул листок.

Эраст Петрович развернул, прочёл, кивнул. Хозяйка, внимательно наблюдавшая за лицом молодого человека, не утерпела и вместе со стулом придвинулась к нему поближе.

- Ну, что там? - шепнула она.

- Я был прав, - тоже шёпотом ответил Фандорин. В тот же миг Одинцова торжествующе перебила оратора:

- Хватит нести вздор, Архип Гиацинтович! Что вы можете понимать в женской натуре, вы и женаты-то никогда не были! У Эраста Петровича есть решительное доказательство!

Она взяла из рук коллежского асессора телеграфный бланк и пустила его по кругу.

Гости с недоумением прочли депешу, состоявшую всего из трёх слов: "Да. Да. Нет".

"И это всё? Что это? Откуда?" - таков был общий тон вопросов.

- Телеграмма прислана из русской миссии в Б-бразилии, - стал объяснять Фандорин. - Видите дипломатический гриф? У нас в Москве ночь, а в Рио-де-Жанейро как раз присутствие. На это я и рассчитывал, когда велел Матвею дожидаться ответа. Что же до депеши, то узнаю лаконичный стиль Карла Ивановича. Моё послание звучало так. Матвей, верните-ка листок, который я вам давал. - Эраст Петрович взял у лакея бумажку и прочёл. - "Карлуша, срочно сообщи следующее. Замужем ли проживающая в Бразилии российская подданная урождённая княжна Анна Каракина? Если да, то хром ли её муж? И ещё: есть ли у княжны на правой щеке родинка? Все это необходимо мне для пари. Фандорин". Из ответа посланника явствует, что к-княжна вышла замуж за хромого и никакой родинки на щеке у неё нет. Зачем ей теперь родинка? В далёкой Бразилии нет нужды прибегать к подобным ухищрениям. Как видите, дамы и господа, Полинька жива и благополучно вышла замуж за своего Ренара. У страшной сказки вполне идиллический конец. Кстати, отсутствие родинки лишний раз подтверждает, что Ренар был соучастником убийства и отлично знает, что женат именно на Полиньке, а не на Анюте.

- Так я велю послать за Караваджо, - с победительной улыбкой молвила Одинцова Архипу Гиацинтовичу.
Из жизни щепок
//-- Кое-кому не повезло --//

Пять человек? Пожалуй, многовато для "сугубо конфиденциальной беседы" - вот первое, что подумалось Эрасту Петровичу, когда он вошёл в кабинет главноуправляющего железнодорожной компании "Фон Мак и сыновья".

Коллежский асессор поклонился присутствующим и остановил взгляд на человеке, что сидел во главе стола. Это, несомненно, и был барон Сергей Леонардович фон Мак, к которому Фандорина отправило начальство для вышеупомянутой беседы. Следовало ожидать, что барон представит чиновника особых поручений остальным: лысому господину с угрюмой физиономией, заплаканной женщине в летах и двум молодым людям с одинаковыми, несколько рыбьими глазами (у Сергея Леонардовича были точно такие же - стало быть, братья). Все кроме лысого были в чёрном, а трое братьев фон Маков ещё и с траурными повязками на рукаве.

Странно, но никаких представлений не последовало. В ответ на поклон глава предприятия лишь слегка кивнул и пояснил, адресуясь к угрюмому господину:

- Можете продолжать. Это… Свой человек в семье. Не имеет значения, - да ещё рукой пренебрежительно махнул. - Прошу вас, господин Ванюхин. Вы начали рассказывать о Стерне.

Эраст Петрович не привык, чтобы на него махали рукой, будто на муху или комара, и чуть приподнял бровь, однако, услышав имя угрюмого господина, вернул бровь на место.

Ах, вот это кто. Сам Зосим Прокофьевич Ванюхин.

Об этом человеке Фандорин много слышал, но видел впервые и, честно сказать, испытал некоторое разочарование. Живая легенда сыска был похож на лакея из богатого, но не слишком бонтонного дома: голый череп с обеих сторон обрамлён довольно нелепыми бакенбардами, воротнички сияют белизной, но галстук явно перебрал по части пышности, да и жемчужная заколка с малиновым жилетом никак не сочетается. Однако что ж о человеке, да ещё мужчине, судить по одежде? В своё время Ванюхин распутал немало запутанных дел. Шутка ли: простой хожалый, а дослужился до генерала, начальника петербургской уголовной полиции - всё благодаря природной смекалистости и бульдожьей хватке.

Взгляд у Ванюхина был цепкий. Колючие глазки так и впились в Фандорина.

- А позвольте поинтересоваться, где "свой человек" пребывал сего шестого числа? - спросил петербуржец, обращаясь к старшему из фон Маков.

Манера говорить у Зосима Прокофьевича была исключительно неприятная - ехидная, как бы заранее не дающая веры всему, что скажет собеседник. Ванюхин словно давал понять главноуправляющему: пускай ты магнат-размагнат и сто раз миллионщик, мне на это наплевать, для меня все люди одинаковы.

Хоть Фандорин и был врагом всякой невежливости, но эта демонстрация ему, пожалуй, понравилась. Видно, недаром рассказывают про Ванюхина, что человек он независимый и своё дело исполняет, невзирая на лица.

- Он только что приехал после длительной отлучки, - ответил следователю Сергей Леонардович, и Зосим Прокофьевич к вновь вошедшему интерес сразу утратил, даже имени не спросил.

- Засим продолжим, сказал Зосим, - не особенно изящно скаламбурил Ванюхин (судя по лёгкой гримаске, исказившей бесстрастное лицо управляющего, эта присказка прозвучала не в первый раз). - Ваш батюшка, а ваш, стало быть, супруг, - здесь следователь с преувеличенной уважительностью поклонился пожилой даме, - почувствовал себя скверно ночью с шестого на седьмое и час спустя уже был, как говорится, с ангелами на небеси.

Двое молодых людей возмущённо переглянулись, уязвлённые интонацией следователя, один даже сделал порывистое движение, но Сергей Леонардович чуть нахмурил лоб, и младшие братья немедленно взяли себя в руки. Субординация в семье фон Маков, кажется, соблюдалась неукоснительно.

- Всего получасом позднее в своей двадцатирублевой квартирке испустил дух, в ужасных корчах, секретарь новопреставленного, некто Николай Стерн. В корчах, ибо доктора над сим малозначительным лицом не хлопотали, и никто его мук камфорою и прочими новейшими средствами не облегчал. - Следователь сделал паузу, обводя членов одного из богатейших семейств империи ироническим взглядом. - Засим мысленно перенесёмся в контору вашего достопочтенного предприятия, то есть в то самое место, где мы нынче находимся. Ибо третий акт трагедии разыгрался здесь. Перед рассветом швейцар услыхал крики, доносившиеся из коридора, где мыл полы ночной уборщик Крупенников. Перед тем как испустить дух, сей несчастный имел с швейцаром непродолжительную беседу. Если только это возможно именовать беседой. Крупенников крикнул: "Нутро жгет! Мочи нет!" Швейцар спросил: "Чего несвежего покушал?" "Не снедал ишшо, - с видимым удовольствием изобразил Зосим Прокофьевич простонародный говор уборщика, - только чайку барского духовитого хлебнул, с чайнику". И минуту спустя Крупенников присоединил свою душу к двум отлетевшим ранее.

Поскольку все эти обстоятельства Фандорину были уже известны (после разговора с генерал-губернатором он успел коротко ознакомиться с делом), молодой человек не столько слушал, сколько присматривался.

Старший сын покойного предпринимателя, унаследовавший дело, интересовал коллежского асессора более всего. Это был довольно красивый, молодой ещё брюнет с правильными, но какими-то очень уж холодными чертами лица. Первоначальное суждение насчёт "рыбьих" глаз Эраст Петрович был склонён переменить. Это у меньших братьев взгляд отливал белесоватой прибалтийской селедочностью, а у Сергея Леонардовича, пожалуй, мерцал не рыбьей чешуёй, а сталью. Судя по этому блеску, предприятие отравленного магната попало в крепкие руки.

Двух младших фон Маков особенно разглядывать было нечего, юноши и юноши, а вот вдова Эрасту Петровичу понравилась: чувствовалось, что эта женщина способна и мужественно страдать, и женственно сострадать. Хорошее лицо.

Многое о семействе фон Маков объяснял и вид кабинета.

Отсюда на тысячи километров протянулась стальная паутина, по которой пульсировала кровь огромной державы; здесь обретался мозг, руководивший работой десятков тысяч людей; Бог весть, сколько миллионов рублей, франков и марок нащёлкали костяшки бухгалтерских счётов, лежавших на этом столе, - а между тем, обстановка была самая простая, даже аскетическая. Всё необходимое (несгораемый шкаф, полки для бумаг, стол, несколько кресел и стульев; географические карты; новейший аппарат Белла) и ничего лишнего (ни картин, ни скульптур, ни ковров). Столь тщательно подчёркиваемое спартанство означало: мы деньги на пустяки не тратим, у нас каждая копейка должна работать. Идея для российского предпринимательства экзотическая, почти небывалая.

Однако что всё-таки означал странный приём, оказанный чиновнику особых поручений?

Здесь Эрасту Петровичу пришлось вновь сосредоточиться на рассказе следователя, поскольку Ванюхин заговорил о результатах лабораторного исследования, очевидно, только что к нему поступивших.

- …Засим, сказал Зосим, перейдём к чайнику, из которого уборщик так неудачно полакомился барским чайком. Хоть московская полиция и косолапа, но отдать чайник в лабораторию всё же догадалась. На наше счастье, Крупенников был нерасторопен и помыть посудину ещё не успел.

Эти слова сопровождались таким нехорошим взглядом, устремлённым на старшего фон Мака, что Фандорин весь подобрался и тоже посмотрел на барона. Тот дёрнул краем рта, более ничем своих чувств не выдав.

- Почему вы всё ходите вокруг да около? - не выдержал самый юный из братьев, с чёрным пушком над верхней губой. - Что показало исследование чайника?

Ванюхин воззрился на юношу с величавым негодованием.

- Не забывайтесь, молодой человек! Родиться в семье толстосумов - это ещё не заслуга. Вы разговариваете с действительным статским советником, кавалером Владимирской звезды! Это у вас в Москве молятся златому тельцу, а я ему не последователь, я, милостивый государь, следователь! Я прибыл сюда не по вашему мановению, а для сыска по делу о тройном убийстве! И злодея сыщу, кем бы он ни был, уж можете быть уверены!

Видно было, что Зосиму Прокофьевичу давно уже хотелось всё это проговорить: и про свой чин, и про звезду, и про следователя-последователя. Он, наверное, для того и испытывал терпение фон Маков, чтобы получить повод указать богачам их место, обозначить, кто здесь главный.

- Володя не желал вас обидеть, ваше превосходительство, - мягко произнесла дама. - Прошу вас, продолжайте.

Ещё немного попыхтев, Ванюхин продолжил все тем же ядовитым тоном, по преимуществу глядя на Сергея Леонардовича:

- В чае с мятой обнаружен мышьяк. Отравитель обошёлся без аристократичных цикут и цианидов. Между прочим, очень неглупо рассудил. Ведь мышьяк, в отличие от ядов более изысканных, продают в любой аптеке, а иногда даже в скобяных лавках. Чрезвычайно ходовой товар - как известно, крыс и мышей в городе насчитывается куда больше, чем двуногих жителей. Это, так сказать, соображение общего порядка. Далее перейду к фактам.

Следователь пошуршал бумажками, просматривая свои, записи.

- Факт номер один: покойный барон вечером всегда пил чай с мятой, в одно и то же время.

- У Леона был больной желудок, мята успокаивала рези, - печально сказала вдова.

- И преступник отлично об этом знал, - подхватил Ванюхин. - Факт номер два: ровно в половине восьмого конторская горничная Марья Любакина подала в кабинет чайник. Это подтверждают сотрудники канцелярии, которые в тот день были удержаны сверхурочно. К девятому часу все ушли, в кабинете остались лишь управляющий и секретарь. По свидетельству швейцара, эти двое покинули здание почти одновременно, в половине одиннадцатого. Барон в карете, секретарь Стерн, разумеется, на своих двоих. Судя по чашкам, оставшимся на столе, управляющий с барского плеча угостил беднягу Стерна чаем. Вот уж воистину, минуй нас пуще всех печалей.

Здесь даже хладнокровный Сергей Леонардович не выдержал.

- Я прошу вас изменить тон, он оскорбителен, - опустив взгляд, глухо сказал наследник. - Отец был человеком неспесивым и к своим помощникам относился уважительно. Если в кабинет подали чай, разумеется, отец предложил и секретарю.

Это было сказано без вызова, но с таким достоинством, что даже старый волк Ванюхин немного присмирел.

- Пусть так. Выпили они чаю с мятой и мышьяком, разошлись, а остатки дохлебал несчастный болван Крупенников. Отравитель на подобный исход никак не рассчитывал. Если бы барон умер один, преступление наверняка сошло бы с рук. Ваш батюшка был человек нездоровый, приступы недомогания и рвоты случались с ним часто. Полиции бы и в голову не пришло усомниться в причине смерти. Но кое-кому здорово не повезло. Три смерти зараз! Такое даже здешней полиции покажется подозрительным, - вновь всадил шпильку в московских коллег петербуржец. - Что не стали умничать сами, а пригласили меня - похвально. Зосим Ванюхин своё дело знает. Одно умышленное смертоубийство и два неумышленных - это вечная каторга, - с нажимом произнёс следователь, в упор глядя на Сергея Леонардовича. - Лес рубили - щепки полетели. Вот по этим-то щепкам я преступника и разыщу. Много времени не понадобится. От "кому выгодно" до "кто виноват" тропа короткая. Засим откланиваюсь. Ненадолго.

На этой зловещей ноте Ванюхин поднялся, склонил голову перед вдовой и вышел. Братьев фон Маков поклоном не удостоил, а на Фандорина даже и не взглянул.

//-- Сугубо конфиденциальная беседа --//

К сему моменту Эраст Петрович уже решил для себя, что за дело не возьмётся. Хоть грубость Ванюхина и оставила у коллежского асессора неприятный осадок, но понять Зосима Прокофьевича было можно. Очень богатые люди похожи на больных, страдающих каким-то малопристойным недугом. Им неловко перед окружающими, а окружающим неловко с ними. Вероятно, даже самые обычные человеческие чувства - любовь, дружба - для такого вот Сергея Леонардовича совершенно невозможны. В сердце у него всегда будет копошиться червячок: невеста не меня, а мои миллионы любит; товарищ не со мной, с моими железными дорогами дружит.

Ну и потом, что за отвратительное высокомерие? Князь Владимир Андреевич говорил, что молодой фон Мак очень просит, прямо-таки умоляет навестить его для сугубо конфиденциальной беседы. А он даже поздороваться не соизволил.

Фандорин чувствовал себя задетым и, едва за следователем закрылась дверь, тоже хотел молча повернуться и уйти (сесть коллежскому асессору так никто и не предложил).

Но новый главноуправляющий компании "Фон Мак и сыновья" предупредил его движение.

- Ради Бога, простите! - воскликнул он, поднявшись. - Я сейчас объясню моё странное поведение… Матушка, это тот самый господин Фандорин, из-за которого я ездил к губернатору. Эраст Петрович - моя мать Лидия Филаретовна, мои братья - Владимир и Александр.

Дама ласково улыбнулась, оба юноши вскочили, учтиво наклонили головы и снова сели.

- Прошу сюда, - показал глава компании на кресло подле себя. - Ах, если б вы знали, как я раскаиваюсь, что сразу не послушался совета Владимира Андреевича! Он мне ещё на похоронах сказал: "На что вам впутывать в это дело Петербург? Попросите Фандорина, он разберётся". Но мне непременно хотелось, чтобы делом занялся сам Ванюхин. О, как мало у нас в России можно верить репутациям!

Эраст Петрович прошёл вдоль всего длинного стола, очевидно, предназначенного для служебных совещаний, и сел. Разглядев чиновника вблизи, Сергей Леонардович тревожно нахмурился.

- Но вы очень молоды для вашей должности! - недовольно заметил он (издали Фандорин, благодаря седым вискам, казался старше своих лет).

- Как и вы д-для вашей, - сухо ответил коллежский асессор, которому эта реплика пришлась не по нраву. - Вы намеревались мне что-то объяснить?

Барон смотрел на него оценивающим взглядом. Видно было, что смутить этого человека непросто.

- …Ну что ж, - наконец молвил он, кажется, приняв решение. - Попробуем. Князь обещал, что сможет предоставить вас в моё распоряжение на неограниченное время…

У Фандорина чуть порозовели щёки. В беседе со своим помощником генерал-губернатор, правда, выразился деликатнее, но сути дела это не меняло: коллежского асессора именно что "предоставили в распоряжение" этому богачу.

Первая же неучтивость, первый же признак высокомерия - и откланяюсь, сказал себе чиновник особых поручений. Пускай фон Маки дали сто тысяч на Храм и основали два приюта, это ещё не причина, чтобы государственный служитель был на побегушках у денежного мешка.

Но главноуправляющий был нисколько не высокомерен - лишь деловит и очень встревожен.

- Я не стал привлекать внимание к вашей персоне, чтобы вы имели возможность спокойно понаблюдать за следователем и составить суждение о его действиях. Есть и ещё одна причина, но о ней позже. Итак, что вы скажете о действительном статском советнике Ванюхине?

В упоминании о чине Зосима Прокофьевича, пожалуй, прозвучала ироническая нотка, но лицо барона осталось хмурым.

Фандорин не очень охотно начал:

- Когда-то господин Ванюхин, вероятно, был неплохим сыщиком, но его т-таланты остались в прошлом. Это раз. Слишком самоуверен, что ограничивает поле зрения. Это два. Он уже выбрал основную версию, на другие отвлекаться не намерен. Это три. Версия для вас крайне неприятна. Это четыре.

- Что отца отравил я, из видов на наследство? - кивнул Сергей Леонардович, переглянувшись с родными. - М-да… Нам очень нужна ваша помощь, Фандорин.

- Чтобы я помог снять с вас п-подозрение?

Старший фон Мак поморщился:

- Да нет же. Меня беспокоят не подозрения Ванюхина, а то, что следствие идёт по неверному пути. В конце концов он откажется от идеи, которая кажется ему такой логичной, но будет поздно.

- Я не с-совсем вас понимаю. В каком смысле "поздно"? Вы хотите сказать, что истинный виновник уйдёт от наказания?

- Ах, опять вы не о том! - в голосе барона зазвучала досада. - Виновника, конечно, покарать нужно, этого требуют закон и интересы общества. Но главное здесь другое!

- Что же?

- Business, - жёстко сказал Сергей Леонардович. - Жаль, что у нас в языке нет этого слова, "дело" звучит слишком высокопарно. Мой отец жил на свете ради business, а я его сын. Мы, фон Маки, все таковы.

Младшие братья одинаково выпятили нижнюю челюсть и насупили брови, а вдова вздохнула и перекрестилась.

Определённо, быть чересчур богатым нездорово для ума и сердца, вновь подумал Фандорин. Вслух же спросил:

- Правильно ли я понимаю, что у вас есть иная версия случившегося?

- Да. И я говорил о ней Ванюхину, но он сказал: "Хотите меня использовать, чтобы бросить тень на конкурента? Не на дурачка напали".

Барон поднялся и подошёл к карте, занимавшей чуть не всю стену.

- Конкуренция в железнодорожном business нашей империи жесточайшая. Рельсы, шпалы, локомотивы, станции, мосты - вот то, на чём сегодня создаются и лопаются огромные состояния. Вы только взгляните! Какое поле деятельности! Какие возможности! Куда там американцам с их Trans-American против России. Чудо, а не страна! Сколько тысяч километров пути можно по ней проложить!

Оказывается, Россию можно любить ещё и за это, удивился Эраст Петрович, глядя, как нежно рука фон Мака поглаживает Урал, Оренбургские степи и Сибирь.

- Ради получения подрядов дают миллионные взятки, шпионят друг за другом, а если понадобится, то и… - Сергей Леонардович красноречиво провёл пальцем по горлу. - Отец всегда говорил: "Business - это война, а компания - армия". Добавлю от себя: гибель полководца в разгар сражения - почти всегда разгром… Ну, а теперь от преамбулы к делу. Сейчас в правительстве решается, кому достанется подряд на строительство Юго-Восточной линии. Смета - 38 миллионов! Даже для нашей компании это дело огромной важности, а уж для Мосолова просто вопрос жизни и смерти.

- Мосолов - это кто? - переспросил Фандорин, плохо знавший предпринимательские круги.

- Наш основной конкурент. Владелец "Пароходного товарищества", старейшей железнодорожной компании.

- А при чём тут п-пароходы, если компания железнодорожная?

- Раньше, когда дело только создавалось, говорили не "паровоз", а "пароход", - терпеливо пояснил профану барон. - Помните, у Глинки?

И вдруг пропел хорошо поставленным, очень приятным голосом:


Дым столбом, кипит, дымится пароход.

Быстрота, разгул, волненье, ожиданье, нетерпенье…

Веселится и ликует весь народ,

И быстрее, шибче воли

Поезд мчится в чистом поле…
- П-помню, - кивнул несколько оторопевший чиновник - он никак не ожидал, что стальной Сергей Леонардович способен музицировать.

- "Пароходное товарищество" по уши в долгах и займах. Если Мосолов сейчас не получит эти 38 миллионов, всё его дело рассыплется, как карточный домик, а сам он окажется под судом… Будь жив отец, юго-восточный подряд был бы наш, это уже почти решилось. Но теперь всё меняется! Против отца Мосолов был как Моська против слона. Нынче слон - Мосолов, а Моська - я. Кто доверит человеку моего возраста и опыта такое дело - особенно, когда есть Мосолов? "Пароходное товарищество" может торжествовать, оно спасено.

- И вы полагаете, что г-господин Мосолов из-за подряда мог отравить вашего отца?

- Не сам, конечно. Кто-то в нашей канцелярии состоит у Мосолова на жалованье. Это обычная практика, у нас в "Пароходном товариществе" тоже есть… человечек. Нехорошо, конечно, но иначе в серьёзном business нельзя. Кто больше знает о конкуренте, тот и выигрывает. Осведомителям платят очень большие деньги. А в исключительных случаях, вроде истории с юго-восточным подрядом, можно потребовать от такого человека и исключительных услуг. Надо полагать, за столь же исключительное вознаграждение. Я уверен: кто-то из наших самых близких сотрудников подсыпал в чайник мышьяку. Круг этот очень узок. Отец терпеть не мог помпезности и многолюдства. В канцелярии постоянно находится всего несколько человек. Никто кроме них проникнуть в этот кабинет не мог.


<< предыдущая страница   следующая страница >>