Й. басанавичюс: патриарх литовского национального - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Й. басанавичюс: патриарх литовского национального - страница №1/1

Й.БАСАНАВИЧЮС: ПАТРИАРХ ЛИТОВСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО

ВОЗРОЖДЕНИЯ ИЛИ «ПОСОБНИК ОККУПАНТОВ» ?



И.А.Кукушкина(Москва)

В конце 2004 г. литовская научная общественность была буквально взбудоражена появлением книги доктора философии Нерии Путинайте “Šiaurės Atėnų tremtiniai”(Ссыльные Северных Афин) в которой рассматривались различные направления поисков литовской национальной идентичности в XX в. Йонас Басанавичюс, которого до этого характеризовали не иначе как «патриарх литовского национального возрождения» и «создатель национальной идеологии», был назван автором книги одним из виновников сложившего самосознания литовцев как «азиатского, а не европейского» народа. «Тип литовской национальной идентичности описал и сформировал Й.Басанавичюс», — утверждала Н.Путинайте. — Вместо европейской идентичности он ориентировал литовцев на азиатскую…Его идеи были подходящими для оккупантов. Из крестьянской народности была сделана декорация, псевдокультура с гармонизированными песнями и танцами»1.

Книга широко обсуждалась в печати, на радио, на сайтах в Интернете. При этом оппоненты Н.Путинайте указывали, что автор плохо ориентируется в истории, политике и даже – в географии2. Сторонники же ее отмечали: «Н.Путинайте в действительности не отрицает заслуг Басанавичюса, а лишь предлагает объективно посмотреть на его деятельность, поскольку именно преувеличенное его почитание позволяло советам манипулировать теориями редактора газеты “Aušra”».3

* * *


Йонас Басанавичюс – уроженец Сувалкийской губернии, родился 11(23) октября 1851 г. в крестьянской семье. Родители его были очень набожные, богобоязненные люди и стремились в этом же духе воспитать своих сыновей. А поскольку маленький Йонас появился на свет в асфиксии и только после больших усилий удалось его оживить, родители решили сделать все, чтобы тот стал священником.

В литовских деревнях тогда было мало школ, поэтому в дома приглашались “daraktoriai”, обучавшие детей в зимнее время за небольшую плату и хлеб. Они учили детей по букварям читать по-литовски и по-польски; по польским учебникам занимались арифметикой и обучали прислуживать во время мессы в костелах. Учителя каждую неделю переходили из одного дома в другой, и в том доме, где учитель гостил данную неделю, дети собирались на учебу. Нередко выученное за зиму в течение лета забывалось и приходилось начинать все сначала. В результате за шесть лет таких занятий Басанавичюс освоил только литовскую и польскую грамоту, арифметику и научился церковному пению.

Весной 1866 г. Йонас со второй попытки сдал экзамены в Мариямпольскую уездную среднюю школу (szkoła powiatowa). «В этой школе директором тогда был ополячившийся француз толстяк Лангри, который ревностно заботился о том, чтобы литовские “мужички” стали настоящими поляками. Его не только волновало, чтобы все хорошо выучили польский язык, Лангри пытался, где это только возможно, переделать литовские фамилии в польские, добавляя одному -icz, другому -ski , Вабаласа превращая в Жуковского и т.п.» - вспоминал позднее Басанавичюс 4.

В 1867 г. школа была пополнена тремя старшими классами и превращена в гимназию, а вместо польского языка языком обучения стал русский. «Ранее неслыханной новостью стало введение уроков литовского языка – по два часа в неделю»5. Такое нововведение было связано с тем, что после подавления польского восстания 1863 г. царская власть вступила на путь русификации Литвы и разрыва культурных связей между польским и литовским народами. Именно с этой целью генерал-губернатор Северо-Западного края М.Муравьев 17 июня 1864 г. издал распоряжение о запрете литовской печати латинским шрифтом.

Вряд ли можно утверждать, что уже с юных лет Басанавичюс готовил себя к просветительской деятельности среди литовского народа. «С малых лет в моем сердце поселилась тяга к странствиям, которая меня терзала, тянула в неизведанные дальние края, - писал он в своих воспоминаниях. - Будучи маленьким мальчиком, приезжая на каникулы домой, я любил гулять по холмам Ожкабаляй и Граяускай и любоваться красивым видом…Особенно меня тогда привлекало следующее зрелище: дым из паровозов над железной дорогой, идущей от Кибартай в направлении Каунаса, вызывающей в моем сердце непередаваемые чувства. Мечтал и я, хотя бы издали посмотреть на широкие дали, людей, другие края!..»6. Поэтому, окончив гимназию с серебряной медалью, он (хотя и с трудом) уговорил своего отца отпустить его учиться в Москву.

Два семестра (1873/74 гг.) Басанавичюс проучился на Историко-филологическом факультете Московского университета, а затем перешел на Медицинский. Наряду с медициной он интересовался историей и культурой Литвы, собирал литовский фольклор (песни, сказки, поговорки, загадки). Позднее некоторые части его собрания были опубликованы в ежегоднике “Mitteilungen der litauischen literarischen Gesellschaft” и отдельным изданием «Песни Ожкабаляй» в типографии Тильзита. Неоднократно издавались собранные им сказки и загадки. В то же время, большинство записей в его дневнике за 1878-1879 гг. были сделаны на польском языке. Исключение составляет широко цитируемая ныне фраза «Die Sprache ist unsere Geschichte»7 ( датирована 23 декабря 1879 г.), а также примеры литовского фольклора. Так, например, 14 июля того же года со слов его знакомого – Вайчайчиса Басанавичюс записал литовские имена ветров: северный – Jovušas, южный – Pundušas, восточный – Merkiaušas, западный – Tarteušas.

В то время в Московском университете не было литовского землячества, лишь студенты из Сувалкии изредка обменивались имевшимися у них литовскими книгами. Студенты-поляки, напротив, создавшие свое товарищество и библиотеку, приглашали к себе и литовцев. На их собраниях все разговаривали по-польски, пели польские песни, делали доклады на польском языке. «Я не помню, чтобы когда-нибудь говорили о Литве и литовском языке, за исключением разговоров об «унии» между Литвой и Польшей с польской интерпретацией этих фактов», - писал Басанавичюс в своих воспоминаниях. В глазах поляков литовцы были лишь «земляками», и то, если они держались польской стороны; литовский «сепаратизм» высмеивался (такие студенты получали прозвище «литвоманов»). Сам Басанавичюс за все время обучения в университете «так и не смог заслужить титул «земляк» (rodak), его называли просто «литвин», хотя иногда он и посещал собрания товарищества8.

Окончив в 1879 г. медицинский факультет и получив диплом врача, Басанавичюс подал прошение на имя ректора оставить его на кафедре хирургии с целью повышения квалификации. Однако, хотя на его прошение был дан положительный ответ, средств на продолжение образования не нашлось, так как Варшавский учебный округ отказал ему в продлении стипендии, выдаваемой лишь студентам. Попытки заняться медицинской практикой также не были успешными. Получив приглашение из Болгарии, где тогда уже работали его старые знакомые-болгары, и 400 франков на дорогу, Басанавичюс покинул Москву.

В январе 1880 г. он прибыл в небольшой болгарский город Лом-Паланка (насчитывавший тогда 8 000 жителей) и первым делом занялся обустройством больницы. Из Лом-Паланки Басанавичюс стал переписываться с соотечественниками, живущими в Пруссии. Редактор газеты «Naujas Keleivis» обратился к Басанавичюсу с предложением о сотрудничестве и уже в 1880 г. в газете появились статьи «Вспомним!», «Слово о нас самих и нашем языке», «Кому достанется наша родина» и др. В издаваемой М.Шернюсом9 “Литовской газете” в 1882 г. были опубликованы «Пробудись, о Литва!», «О древних литовских замках», «О литовском научном обществе».

Басанавичюс горячо поддержал идею создания Литовского научного общества, основной задачей которого он считал сохранение и развитие литовского языка. «Если останется жить язык, будет жива и Литва, исчезнет язык – не будет Литвы, не будет литовцев»10, - писал он еще в 1880 г.

В Болгарии Басанавичюс вел переговоры о возможном издании газеты на литовском языке, продолжил их в Белграде (куда он выехал в отпуск), но знакомые посоветовали ему отказаться от этой «непрактичной идеи» издавать периодическую литовскую газету вдали от Литвы. 26 декабря 1882 г. (7 января 1883 г.) он направил письма А. Виштеляускасу и Ю. Микшасу11 с предложением издавать газету в Рагайне и, получив согласие, в письме Микшасу от 28 декабря изложил проект издания и приложил к нему несколько статей, программное «Предисловие» и стихи Баранаускаса.

Первый номер газеты «Aušra» («Заря») вышел в марте 1883 г. в Рагайне, издателем и редактором его был Й.Басанавичюс. Со второго номера в качестве редакторов значились «Те, кто любит Литву». В Рагайне были отпечатаны первые пять номеров, а в дальнейшем газета выходила в Тильзите. Газету редактировали Юргис Микшас, Йонас Шлюпас, Мартинас Янкус, Юозас Анджюлайтис. Всего, до 1886 г., вышло 40 номеров тиражом около 1000 экземпляров.

В редакционной статье первого номера газеты Басанавичюс выражал обеспокоенность тем, что «Литва постепенно исчезает, потому что исчезает ее язык12», призывал заняться изучением прошлого литовского народа и способствовать его духовному возрождению. «Ведь и мы такие же люди, как и наши соседи, и хотим наравне с нашими соседями пользоваться всеми теми правами, которые принадлежат всему человечеству»13, - писал он. Эти права: получение образования на родном языке, создание национальных школ, право иметь свою историю, свои традиции. Это право быть другими, быть литовцами. Статья сильна и обличительным пафосом, и возвышающим. «Мы забыли, кем мы были в древности»,- сетует Басанавичюс, и тут же звучит призыв ко всем образованным людям, к каким бы слоям общества они не принадлежали, включиться в совместную работу по духовному просвещению на благо Литвы.

Газета, по мнению Басанавичюса, должна была стать светской, неполитической, научно-популярной и выполнять, прежде всего, просветительские функции: рассказывать о древних памятниках культуры Литвы, публиковать народные песни и сказки, практические советы по ведению сельского хозяйства, статьи по естествознанию и медицине.

С газетой сотрудничали 95 авторов, имевших различные политические и культурологические взгляды, в том числе, кроме уже упоминавшихся, писатель и публицист М. Давайнис-Сильвестрайтис, Й. Яблонскис, писатель и историк М. Акелайтис, литературовед С. Дагилис, поэты А. Виштелис, Ю. Зауервейнас, Й. Мачис-Кекштас и др. Здесь начали свой творческий путь Майронис и Винцас Кудирка. Однако «громче всех прозвучал голос Басанавичюса – его произведения самые объемные (охватывают около 250 стр.) и именно они определяют лицо издания»14. Заслугой Басанавичюса, как отмечают его биографы, также является введение им литовских букв č, š (вместо употреблявшихся ранее польских сочетаний cz, sz), начиная с пятого номера газеты15.

Газета неоднократно поднимала вопрос о возвращении литовскому языку латинской графики. Со своей стороны, сам Басанавичюс 22 апреля 1883 г.направил министру внутренних дел графу Толстому письмо, в котором «просил его разрешения 1) печатать литовские издания латинским шрифтом и 2) перенести редакцию «Аушры» в Каунас»16. Ответа, как и следовало ожидать, не последовало.

Издатели газеты основное внимание уделяли вопросам национально-культурного возрождения и подчеркивали свою дистанцированность от политики, однако царская власть рассматривала ее издание как антиправительственную акцию и преследовала распространителей газеты. В официальной печати даже распространялись слухи, что «Aušra» будто бы является орудием прусского правительства и финансируется самим Бисмарком17.

В Праге, где в 1882-1884 гг. жил Баснавичюс, он познакомился со своей будущей женой – Габриэлой Элеонорой, с которой вместе вернулся в Болгарию. К сожалению, семейное счастье супругов было недолгим: заразившись от своей матери туберкулезом, Элле умерла в начале 1889 г., когда ей исполнилось всего 26 лет. Тяжело переживая смерть любимой, Басанавичюс, по свидетельствам очевидцев, каждый день посещал ее могилу и почти совсем удалился от общества. Рассказывали, что одно время он даже хотел покончить с жизнью, но сделать это как подобает ученому-медику, во время проведения эксперимента18.

Чтобы немного отвлечься от печальных мыслей после смерти жены, он еще осенью 1889 г. начал писать монографию о санитарном состоянии департамента Лом-Паланка и этнографии Болгарии, которая была напечатана в 1891 г. и затем широко использовалась в своих научных трудах учеными из различных стран. По словам его редактора Шишманова, ставшего позднее министром просвещения Болгарии, тот не ожидал от простого врача из Лом-Паланки такого вклада в этнографическую науку19.

Обширные познания в медицине и успешная медицинская практика среди различных слоев населения сделали Басанавичюса известным человеком как в Болгарии, так и за ее пределами. В Варне, куда его перевели в 1892 г., его услугами даже пользовались консулы Германии, Австро-Венгрии и Италии. Страховые общества в Триесте, Вене, Софии назначили его своим уполномоченным экспертом (Vertrauensartz). Научно-медицинские статьи Басанавичюса печатались в российских и болгарских медицинских журналах. За свои научные труды он был избран членом-корреспондентом Болгарского общества исследования природы, Общества врачей Варны, Болгарского союза медицинских работников и Общества болгарского Красного креста.

Несмотря на постоянную занятость медицинской практикой, Басанавичюс был активным политическим деятелем. Живя в Варне, он вступил в Болгарскую демократическую партию и, как представитель этой партии, в мае 1899 г. был избран в городской совет Варны. В марте 1902 г. совет принял подготовленный им законопроект о превращении Варны в город-курорт и создании музея, в котором большое место отводилось археологии и этнографии края. Будучи делегатом съезда партии в 1903 г., Басанавичюс подготовил поправки в партийную программу, касающиеся «здоровья народа», и эти поправки съездом были приняты.

Не забывал Басанавичюс и о своей родине – Литве. 4 января 1895 г. он из Варны направил письмо министру внутренних дел Российской империи с просьбой разрешить ему вернуться в Литву, но ответа так и не получил. Поскольку газета “Aušra” из-за банкротства типографии, где она печаталась, перестала выходить уже в 1886 г., Басанавичюс начал сотрудничать с редакциями других газет, в том числе – ежемесячника “Varpas” («Колокол»), издаваемого варшавской группой литовских интеллигентов. В 1898 г. вышли его работы «Литовские труды о фракийцах», «Материалы к нашему национальному лекарствоведению», в 1899 г. – «К истории нашей орфографии» и первый том «Литовских мифологических сказок». В 1902-1905 гг. продолжилась публикация «Песен Ожкабаляй» и сборников литовских сказок, а также вышли работы «Поляки в Литве», «К литовскому вопросу» и др.

Начало русско-японской войны Басанавичюс счел подходящим моментом для возвращения на родину. Распродав большую часть своего имущества, он в середине мая 1905 г., покинул Болгарию. Прибыв 29 июля в Тильже (Тильзит), он, ни кем не замеченный, перешел границу в районе Юрбаркаса и по Неману отплыл в Каунас.

1 ноября 1905 г. в редакции газеты “Vilniaus žinios”20 состоялось собрание, на котором по инициативе Басанавичюса было решено подготовить Обращение к литовскому народу с призывом созвать общелитовский съезд в Вильнюсе. Обращение было опубликовано в газете за подписью Басанавичюса и Й.Кряучюнаса21 . 15 ноября был составлен меморандум о предоставлении Литве культурной и политической автономии (за подписями Й.Басанавичюса, Д.Малинаускаса, М.Сильвестрайтиса и ксендза Ю. Амбразеюса ) и направлен в Петербург главе кабинета министров Витте. Публикация части этого меморандума в «Правительственном вестнике» стало настоящей сенсацией для жителей Вильнюса.

Басанавичюс был также инициатором созыва первого Вильнюсского литовского сейма, открывшегося 21 ноября (4 декабря) 1905 г. Сейм, в заседаниях которого участвовало более 2000 представителей всех слоев литовского общества, принял решение «совместно со всеми восставшими народами Российской империи» вступить в борьбу против «старого порядка», против царской власти. Сейм потребовал предоставления Литве автономии (самоуправления) «с сеймом в Вильнюсе, который был бы избран на основе всеобщего и равного избирательного права прямым и тайным голосованием, независимо от пола, национальности, вероисповедания»22. Предполагалось, что взаимоотношения Литвы с другими народами России будут строиться на принципах федерации. В последний день работы сейма, 5 декабря, в Вильнюсе проходило учредительное собрание «Национальной литовской демократической партии», программу которой было поручено написать Баснавичюсу (чем он и занимался с 26 февраля по 2 марта 1906 г.)

В конце декабря 1905 г. начались преследования инициаторов созыва съезда, были проведены обыски на квартирах многих его участников и в редакции “Vilniaus žinios”. Полиция пока не трогала Басанавичюса, возможно, из-за его болгарского гражданства23, но, узнав, что его все-таки разыскивают, он 12 января 1906 г. покинул Вильнюс и отправился в Петербург.

В Петербурге он познакомился с литовским поэтом Майронисом, этнографом-балтистом Э.Вольтером, академиками А. Шахматовым и Ф. Фортунатовым (с последним беседовал о литовских школах). Как раз в то время в Петербурге проходил съезд Конституционно-демократической партии, и Басанавиичюс воспользовался случаем поговорить об автономии Литвы с лидером этой партии П.Милюковым, а также, по поручению живущих в Петербурге литовцев, выступить на одном из заседаний съезда. Однако, поскольку большинство кадетов выступало против автономии по этнографическому принципу, в решениях съезда этот вопрос не нашел своего отражения.

Вернувшись из Петербурга и получив разрешение находиться на территории Российской империи до10 марта 1907 г., Басанавичюс вновь окунулся в научную и политическую работу: принимал активное участие в организации выборной кампании в Госдуму от Ковенской (Каунасской) губернии, выдвинул идею создания «Общества за возвращение прав литовского языка в римско-католической церкви Литвы», возглавил Комитет подготовки 1-й литовской художественной выставки.

25 марта (7 апреля) 1907 г. в Вильнюсе состоялось учредительное собрание «Литовского Научного Общества», о необходимости создания которого Басанавичюс писал еще в 1882 г.24 Собрание приняло разработанный Басанавичюсом устав, где отмечалось, что «1.Заботой созданного в Вильнюсе Литовского научного общества является…литовская нация и земля ее проживания. Поэтому оно будет заниматься а) антропологией и этнографией Литвы; b) литовской археологией и историей; c) географией и статистикой; d) геологией, изучением флоры, фауны и другими естественными науками. 2. Научное общество займется сбором: а) литовских песен и напевов, фамилий, прозвищ и т.п.; b) образцов древней и современной национальной одежды, предметов народного творчества, находок на древних кладбищах и т.д.; c) рукописей, актов и книг о Литве; d) геологических, ботанических и зоологических собраний. 3. Научное общество а) будет издавать свою газету, где будут печататься его труды; b) займется изданием других научных трудов; c) будет выдавать премии за проделанную работу; d) создаст собрание научных докладов и рефератов…; e) создаст в Вильнюсе музей и библиотеку, которой смогут пользоваться не только его члены, но и другие ученые…».25 Председателем правления общества был избран Басанавичюс.

C апреля 1907 г. Басанавичюс начал выпускать ежегодник “Lietuvių Tauta“, через год ставший официальным органом Литовского Научного Общества. В первом номере было напечатано несколько научных работ самого Басанавичюса, в том числе исследование, которому он придавал особое значение: «Лев в литовских сказках и песнях и фракийском искусстве. Исследование фольклора и археологии», охватывающее 70 страниц печатного текста. Другая, не менее важная, его работа – «Крепостничество в Литве. Культурологическое исследование», занимала 50 страниц. Фактически “Lietuvių Tauta” стала собранием научных трудов, выходившим один раз в год тиражом 700 экземпляров; четыре части (тетради) ежегодника составляли отдельную книгу, имевшую сквозную нумерацию страниц. Кроме Басанавичюса, в ежегоднике печатались известные литовские исследователи и политики Й. Тоторайтис26, К. Буга27, К. Гринюс28, М. Биржишка29, Й. Яблонскис30, А. Янулайтис31, Э. Вольтер и др.

Басанавичюс создал также основу библиотеки Общества, подарив ему около 4 000 томов книг. Э.Вольтер пожертвовал 900 книг, ксендз Тумас-Вайжгантас32 – около 700, Литовское общество в Пруссии – 750, Объединение литовцев в Америке – 823, а доктор Ф.Каунацкис – всю библиотеку Даукантаса33. В 1914 г. библиотека насчитывала уже 20 000 томов, в основном, подаренных различными людьми. Заслугой Басанавичюса является также создание архива и музея Общества, которым он подарил все свое собрание рукописей, нумизматическую коллекцию, археологические находки.

К сожалению, любимое детище Басанавичюса – Литовское Научное Общество, во время его отсутствия часто оставалось без присмотра; вся корреспонденция лежала непрочитанной. «Когда только наши литовцы начнут заботиться об общественных делах больше, чем о своем желудке?» – с горечью отмечал он в своем дневнике в мае 1910 г.34

Но весной 1912 г. Научному Обществу под руководством Басанавичюса удалось выиграть дело против вильнюсских городских властей, которые решили провести в городе водопровод и канализацию по священному для каждого литовца месту – Замковой горе, где в XIV в. стоял замок князя Гедиминаса. На заседании городского совета 1 декабря 1911 г. был одобрен проект, в соответствии с которым предполагалось возвести на Замковой горе резервуар или коллектор. Выяснив, что при установке резервуара намечается снести верх горы, комитет решил протестовать против такого решения совета и, подготовив меморандум о важном значении горы в истории Литвы, обратиться за поддержкой в Императорское Археологическое Общество в Петербурге. Меморандум «О необходимости ограждения Замковой горы в г.Вильне от эксплуатации ее Виленским городским общественным управлением под устройство на ней коллектора для городского водопровода» был составлен Басанавичюсом и членами Общества – Й.Вилейшисом и Д.Малинаускасом35, и Басанавичюс по поручению Общества отправился в Петербург. Председатель Императорской Археологической Комиссии граф Бобринский, член комиссии профессор В.Латышев встали на сторону Литовского Научного Общества в данном вопросе и вскоре губернатор запретил устройство резервуара на Замковой горе.

В июне 1913 г. Басанавичюс вместе с М.Ичасом отправился в США для сбора средств на строительство нового дома для Общества. Всего удалось собрать 23 799 долларов, но замысел так и остался неосуществленным: началась Первая мировая война.

Басанавичюс в это время находился на лечении в Германии. 22 июня ему была сделана операция по извлечению камня из мочевого пузыря, а через несколько дней он уже был вынужден покинуть санаторий и отправиться в Литву. Вернувшись в Вильнюс, он c головой окунулся в общественную деятельность: принял участие в создании «Литовского общества помощи пострадавшим от войны», заседаниях Научного общества, товарищества “Rytas”, правления цементной фабрики, редакциях различных периодических изданий. По его инициативе 14 августа 1914 г. представителями вильнюсских литовских товариществ была принята декларация, в которой, хотя и в дипломатичной форме, содержалось требование предоставления Литве автономии. Не прекращал Басанавичюс и научную работу: незадолго до вступления в Вильнюс немецких частей на открытом заседании Научного общества им были прочитаны две лекции: «Лев в сказках и песнях литовцев и других народов Европы и Азии», а также «Природа в литовских песнях и сказках».

В сентябре 1915 г. германская армия заняла Вильнюс. Хотя большинство литовских общественных деятелей к тому времени перебралось вглубь России, Басанавичюс остался в городе, видя свою главную задачу в сохранении имущества Литовского Научного Общества, которое даже в эти годы продолжало активно работать на благо Литвы. В частности, был организован выпуск учебников литовского языка для начальной и средней школы, гимназии, семинарии. Продолжались собрания Общества и чтение лекций.

Продолжалась и врачебная практика Басанавичюса. Когда летом 1916 г. ему удалось получить разрешение на поездку к себе на родину в Ожкабаляй, он принимал больных не только в самом селе, но и в его окрестностях. Одновременно им собирались сведения о положении литовского населения в годы германской оккупации, что дало ему возможность по возвращении сделать подробный доклад о состоянии Сувалкийской губернии на заседании «Литовского общества помощи пострадавшим от войны».

В 1917 г. оккупационные власти, планируя окончательное присоединение Литвы к Германии, стали искать возможность налаживания контактов с литовской общественностью. 1 июня 1917 г. немецкие газеты, выходившие в Литве, опубликовали сообщение, что командование Восточного фронта разрешило создать «Совет литовских доверенных лиц» (Litauischer Vertrauensrat), который должен был состоять из «самых известных литовских деятелей». С этой целью на переговоры были приглашены Й.Басанавичюс и А.Сметона. «26 июня вместе с А.Сметоной были в “Военном управлении Литвы” у обер-лейтенанта Кюглера, чтобы переговорить по поводу Совета, - писал в своих воспоминаниях Басанавичюс. - Узнали, что члены этого Совета, численностью около 20 человек, должны быть только литовцами, что они будут не избраны, а назначены властью из поданного ей списка кандидатов…Когда разговор зашел о политическом положении Литвы, Кюглер заявил, что полную независимость Литва не получит, она должна принадлежать Германии, которая опасается как бы Россия, окрепнув после войны, не стала для Германии опасна …»36. Во время следующих переговоров, состоявшихся 3 июля, Басанавичюс и Сметона выяснили, что Кюглер не возражает против созыва конференции представителей литовской общественности в Вильнюсе и представили ему список ее оргкомитета.

Конференция, в которой приняло участие 213 человек, приглашенных оргкомитетом, состоялась 18-22 сентября 1917 г. 21 сентября была принята резолюция, носившая компромиссный характер. В частности, в ней говорилось о необходимости создания в Литве «независимого демократического государства в этнографических рамках», созыва в Вильнюсе Учредительного сейма, избранного демократическим путем всеми гражданами. «Если Германия, - отмечалось далее в резолюции, - еще до созыва Мирной конференции согласится признать Литовское государство и на самой Конференции поддержать его, то Литовская конференция…признает возможным установить особые, не наносящие вреда развитию Литвы, отношения между будущим Литовским государством и Германией»37. Была избрана Литовская Тариба (Совет) в следующем составе:


  1. Йонас Басанавичюс (врач, 66 лет, беспартийный),

  2. Саламонас Банайтис (печатник, 31 год, член христианско-демократической партии),

  3. Миколас Биржишка (юрист, 35 лет, социал-демократ),

  4. Казис Бизаускас (студент, 24 года, член христианско-демократической партии),

  5. Пранас Довидайтис (юрист, 31 год, член христианско-демократической партии),

  6. Степонас Кайрис (инженер, 40 лет, социал-демократ),

  7. Пятрас Климас (юрист, 26 лет, беспартийный),

  8. Донатас Малинаускас (агроном, 48 лет, беспартийный),

  9. Владас Миронас (священник, 37 лет, таутининкас),

  10. Станисловас Нарутавичюс (юрист, 56 лет, беспартийный),

  11. Альфонсас Петрулис (священник, 44 года, член христианско-демократической партии),

  12. Антанас Сметона, юрист, 43 года, таутининкас),

  13. Йонас Смиглявичюс (крестьянин, 46 лет, беспартийный),

  14. Юстинас Стаугайтис (священник, 31 год, член христианско-демократической партии),

  15. Александрас Стульгинскис (агроном, 31 год, член христианско-демократической партии),

  16. д-р Юргис Шаулис (экономист, 38 лет, беспартийный),

  17. Казимерас Шаулис (священник, 45 лет, член христианско-демократической партии),

  18. Йокубас Шернас (юрист, 29 лет, беспартийный),

  19. Йонас Вайлокайтис (банкир, 31 год, член христианско-демократической партии),

  20. Йонас Вилейшис (юрист, 29 лет, член крестьянской народной партии).

11 декабря Тариба приняла резолюцию, провозглашающую «восстановление независимого литовского государства со столицей в Вильнюсе и разрыв всех тех государственных связей, которое оно имело с другими народами». Одновременно отмечалось, что «для создания этого государства и обеспечения его интересов на Мирной конференции Тариба нуждается в защите и помощи со стороны Германии» и поэтому «выступает за вечный и прочный союз Литвы с Германией на основе военной и транспортной конвенции, общей таможенной и денежной системы»38.

После жарких дебатов на последующих заседаниях, выхода из Тарибы в знак протеста представителей левых партий, демонстративного сложения с себя полномочий председателя А.Сметоной и избрания председательствующим Й.Басанавичюса, Тариба приняла, наконец, историческое решение: 16 февраля 1918 г. единогласно была провозглашена независимость Литвы.

После принятия Акта от 16 февраля Басанавичюс, в отличие от других членов Тарибы, вынужденных вскоре перебраться в Каунас, остался в Вильнюсе и разделил с жителями города самые драматические моменты в его истории: польскую оккупацию, провозглашение советской власти, возвращение поляков и включение Вильнюсской области в состав Польского государства. Основным видом его деятельности стала научная работа, а также сохранение и расширение библиотечной и музейной коллекции Литовского Научного Общества. Интересно при этом отметить, что если польские легионеры были не прочь поживиться коллекцией (в частности – собранием старинных монет), то правительство Литовской Советской республики вело себя в этих вопросах иначе. Назначив Басанавичюса с его согласия директором Исторического музея, правительство выделило немалую сумму денег на ремонт здания и перевод в него экспонатов39. Новое вторжение поляков свело на нет все эти планы.

Тем не менее, Басанавичюс верил, что Вильнюс рано или поздно будет принадлежать Литве. Заключительное заседание ежегодного собрания Научного Общества, проходившее в конце декабря 1920 г., он закрыл словами: «Да здравствует независимая Литва со своей столицей Вильнюсом! Это непременное условие существования и процветания и самого Литовского научного общества!»40.



Биограф Басанавичюса Адольфас Незабитаускис так писал о деятельности Научного общества и его бессменного председателя Басанавичюса: «Его значение в истории культуры нашего народа огромно…Вильнюс стал действительным центром литовского культурного движения…Создателем, руководителем, вдохновителем… этой работы был Басанавичюс. Поэтому его роль во всем этом очень велика и навсегда войдет в историю народа. Его имя будет хорошо известно не только образованным литовцам, но и тем друзьям нашего народа, деятельность которых так и иначе будет связана с историей и культурой Литвы»41. До выхода в свет книги Н.Путинайте оставалось 66 лет…



1 Цит.по: http://www.slaptai.lt

2 Daktarė Putinaitė, Jonas Basanavičius ir banditų Lietuva. - http://www.delfi.lt/archive/article.php?id=6069664&categoryID=2997120&ndate=1108717216

3 http://www.skaityta.lt

4 Basanavičius J. Iš autobiografijos.// Basanavičius J. Rinktiniai raštai. Vilnius, 1970. Р.15.

5 Ibidem.

6 Ibid., p.21-22.

7 Язык – наша история (нем.яз.)

8 Basanavičius J. Mano gyvenimo kronika ir nervų ligos istorija. Цит.по: Klasikinė Lietuvų Literatūra. Antologija. -http://anthology.lms.lt/teksts/20/tekstas/03.html

9 Мартинас Шернюс (Šernius) – литовский общественный деятель, издатель. С 1878 г. - редактор «Литовской газеты», выходившей в Малой Литве. Спонсировал издание газеты “Aušra”.

10 Цит. по: Nezabitauskis A. Jonas Basanavičius. Vilnius, 1990. P.247.

11 Юргис Микшас (Mikšas)- редактор, издатель, общественный деятель Малой Литвы; Андрюс Виштеляускас (Višteliauskas) – литовский поэт, переводчик, общественный деятель, участник восстания 1863 г.

12 Basanavičius J. Iš autobiografijos.//Rinktiniai raštai. P.695.

13 ibid. P.696.

14 Aušra. - http://ualgiman.tinklapis.lt/ausra.htm

15 Nezabitauskis A. Jonas Basanavičius. Р.148.

16 Basanavičius J. Iš autobiografijos.//Rinktiniai raštai P.34.

17 http://ualgiman.tinklapis.lt/ausra.htm

18 Nezabitauskis A. Jonas Basanavičius. Р.196.

19 Basanavičius J. Iš autobiografijos. Р.37-38.

20 “Vilniaus žinios” («Вильнюсские новости») – первая литовская ежедневная газета, издавалась в Вильнюсе в 1904-1909 гг.

21 Йонас Кряучюнас (Kriaučiūnas ) – деятель литовского национально-освободительного движения, один из редакторов газет “Varpas” и “Ūkininkas”, в 1904-1906 гг. работал в редакции “Vilniaus žinios”.

22 Цит. по: Lietuvių Tauta. Vilnius,1998. T.I. P.50.

23 По версии самого Басанавичюса - http://anthology.lms.lt/teksts/20/tekstas/15.html ; по версии же комментаторов его «Биографии», возвращение Басанавичюса на родину просто осталось незамеченным царскими властями - Basanavičius J. Rinktiniai raštai. Р.899.

24 Nezabitauskis А. Jonas Basanavičius. Р.245.

25 Lietuvių Mokslo Draugijos įkūrimas.//Lietuvių Tauta. Vilnius, 1997. T.I. P.48.

26 Йонас Тоторайтис (Totoraitis) – священник, историк, автор «Истории Сувалкии».

27 Казимерас Буга (Būga) – лингвист, составитель и издатель «Словаря литовского языка».

28 Казис Гринюс (Grinius) – общественный и политический деятель, лидер Крестьянской народной партии Литвы, президент Литвы, избранный в 1926 г.

29 Миколас Биржишка (Biržiška) – общественный деятель, историк, литературовед, в 1915-1922 гг. – директор Вильнюсской литовской гимназии, профессор Каунасского университета (1922-1939), ректор Вильнюсского университета (1939-1943).

30 Йонас Яблонскис (Jablonskis) – лингвист, составитель грамматики литовского языка.

31 Аугустинас Янулайтис (Janulaitis) – юрист, историк, член ЦК Социал-демократической партии Литвы, издатель газеты “Darbininkų Balsas”.

32 Юозас Тумас-Вайжгантас (Tumas-Vaižgantas) – писатель, публицист, литературный критик, один из редакторов газеты “Tėvynės Sargas”, создатель Прогрессивной партии.

33 Симонас Даукантас (Daukantas) – литовский историк, представитель романтического направления в литовской историографии, автор трудов по истории Литвы и Жемайтии.

34 http://anthology.lms.lt/teksts/20/tekstas/20.html

35 Йонас Вилейшис (Vileišis) – адвокат, общественный деятель, публицист; доцент Каунасского университета.

Донатас Малинаускас (Malinauskas) – общественный деятель, один из создателей просветительского общества “Rytas”.



36 http://anthology.lms.lt/teksts/20/tekstas/25.html

37 Lietuvos Valstybės Tarybos protokolai. Vilnius,1991. P.76.

38 ibid., p. 156-157.

39 http://anthology.lms.lt/teksts/20/tekstas/26.html

40 Цит.по: Nezabitauskis А. Jonas Basanavičius. P.446.

41 Ibid., p. 277.