Иран в XVI-XIX веках Государство Сефевидов в XVI в - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Иран в XVI-XIX веках Государство Сефевидов в XVI в - страница №4/4

иран афганец аббас сефевид

5. Иран во второй половине XVIII в. и утверждение у власти династии Каджаров. Социально-экономический и политический строй

Вскоре после убийства Надир-шаха его империя распалась. Во главе с Ахмадом-ханом образовалось самостоятельное Афганское государство, в состав которого вошел восточный Хорасан с Гератом (западный Хорасан с Мешхедом остался в пределах Ирана). В Азербайджане (иранском) свою власть утвердил другой полководец Надира Азад-хан афган. На территории современного Азербайджана и соседних районов Армении и Дагестана возникли по существу независимые ханства — Бакинское, Карабахское, Ширванское и другие. Наиболее сильным в ряду закавказских удельных ханств являлось Дербентско-Кубинское, занимавшее северную часть нынешнего Азербайджана и юг Дагестана. Восточная Грузия (Картли и Кахети) объединилась и управлялась Таймуразом II и его сыном Ираклием П. В Гиляне, Исфагане, Мазандаране тоже появились независимые феодальные правители.

В центральном и южном Иране после ожесточенной борьбы победителем вышел вождь лурского племени зендов Ка-рим-хан, сумевший к 1760 г. подчинить почти весь Иран кроме Хорасана, где правил слепой внук Надира Шахрох. Карим-хан отказался от титула шаха и провозгласил себя только «векилем» («наместником», «регентом») государства. Ведя скромную жизнь и пытаясь бороться с лихоимством местных хакимов, он добился определенного подъема сельского хозяйства и ремесла, особенно заметного на фоне последних лет правления Надира. При нем начала восстанавливаться пришедшая в упадок в предыдущие годы ирригационная система, снизились налоги, в городах были установлены твердые цены на продовольственные товары, для безопасности их жителей введено ночное патрулирование. В столице Карим-хана Ширазе появились крупные мастерские по производству стекла, велись работы по благоустройству города — мостились улицы и базары, организовывались новые караван-сараи, разбивались сады, строились дворцы и т. д. При нем оживилась также внутренняя и внешняя торговля. В отличие от Надира, Карим-хан покровительствовал шиитскому духовенству.

Однако после его смерти (1779) в Иране снова разгорелась междуусобная борьба. Победителем из нее вышел оскопленный, жестокий и решительный Ага Мохаммед-хан Каджар, которого Карим-хан больше 15 лет держал при себе в качестве заложника. Бежавший незадолго до смерти Карим-хана из Шираза в Астрабад, к 1783 г. он установил свою власть в Ма-зандаране и Гиляне, в 1785 г. — в Тегеране, Куме, Кашане и Исфагане, в 1791 г. — в Азербайджане. В конце 1794 г. одержал победу над зендами. Утвердившись во внутренних районах Ирана, в 1795 г. Ага Мохаммед-хан вторгся в Закавказье, овладел Карабахом, потом, сломив сопротивление грузинских войск, вступил в Тбилиси и предал его огню и варварскому разрушению. В Иран было угнано до 22 тыс. тбилисцев. Вернувшись, в Тегеране (объявленном столицей в 1785 г.) Ага-Мохаммед короновался в 1796 г. шахом. Между тем время его владычества, отмеченное террором и массовыми казнями, оказалось недолгим. После подчинения Хорасана и нового вторжения в Закавказье в мае 1797 г. в крепости Шуша он был убит своими же придворными. Шахский трон перешел к его племяннику Фатх Али-шаху (1797—1834).

Продолжавшиеся почти столетие изнурительные войны и внутренние усобицы привели страну к разорению и упадку. В сельскохозяйственном секторе по-прежнему господствовали феодальные, а в районах проживания кочевых племен — полуфеодальные-полупатриархальные отношения. Основными формами земельной собственности после установления власти Каджаров были следующие: «халисе» (государственные земли); земли шаха и членов его семьи; ханские (пожалованные шахин-шахом в тиул или союргал); вакуфы (находившиеся в ведении духовенства и религиозных учреждений); земли племен, которыми фактически распоряжались племенные вожди; «арбаби» или «молък» (являлись частной собственностью феодалов, купцов); «омуми» (общинные земли, главным образом пустоши и выгоны) и принадлежавшие мелким землевладельцам земли «Хордемалек». Размер трех последних категорий земель был незначительным.

Большинство крестьян арендовали землю у феодалов. После окончания сезона им часто доставалось от половины и даже до одной пятой части урожая. Как и раньше, они бесплатно работали на строительстве дорог, ирригационных сооружений, крепостей, поставляли для армии продовольствие и фураж, несли постойные расходы, должны были преподносить подарки («пишкеши») чинившим беспредел хакимам и «мо-баширам» (их управляющим). Массовая нищета и эпидемические заболевания в иранской деревне были обычными явлениями. Вожди белуджских, кашкайских, курдских, лур-ских, туркменских, шахсевенских и других кочевых племен забирали у рядовых соплеменников-илятов часть скота, присваивали себе продукцию скотоводства, заставляли их пасти собственные стада.

В городских мастерских, которые сохраняли средневековую цеховую организацию, ремесленники трудились не только на материале работодателей (обычно богатых купцов), но и на принадлежавшем им оборудовании. Производственные помещения находились непосредственно на территории базаров, где создававшиеся различного рода изделия сразу шли на продажу. Базары в иранских городах представляли собой центр не только экономической, но в немалой степени и политической жизни.

Внутренняя торговля осуществлялась, главным образом, мелкими и средними купцами. Негоциантов с крупными капиталами было мало. Успешному развитию товарооборота и формированию единого рынка препятствовали произвол губернаторов, вымогательства должностных лиц, мятежи удельных правителей, разбои на дорогах, наличие внутренних пошлин. В значительной мере подъему внутренней торговли и накоплению капиталов мешало одновременно отсутствие общих мер веса и длины и то, что чеканка монет производилась в разных областях страны. Внешняя торговля в конце XVIII — начале XIX в. была незначительной и весомой роли в экономике Ирана не играла.

В политическом плане Иран представлял собой феодальную монархию с неограниченной властью шаха. Для непосредственного ведения государственных дел он назначал первого вазира (министра) — «садр-азама». Наряду с ним ранг вазиров при дворе имели «Мостоуфи олъ-мамалек» (отвечал за финансовые вопросы), «монши олъ-мамалек» (возглавлял шахскую канцелярию и отвечал за внешнеполитические связи), третий вазир занимался военными делами. Помимо этого существовали должности церемонимейстера, начальника службы полиции, главного евнуха, начальника шахских конюшен, шахской охоты и т. д. Их влияние было значительным, и при принятии важных государственных решений высказывавшееся ими мнение подчас имело не меньшее значение, чем мнение министров-вазиров.

Административно Иран состоял из 30 областей (велаетов) и четырех провинций (эялетов) — Азербайджана, Кермана, Фарса и Хорасана. Во главе провинций находились генерал-губернаторы или наместники (вали), а областей — хакимы. Как правило, руководить провинциями и наиболее важными областями шах направлял сыновей (шахзаде), родственников или наиболее приближенных к себе лиц. Генерал-губернатором Азербайджана, самой богатой тогда провинции, по традиции становился наследник престола. Провинции и области делились на округа, и ими управляли местные ханы, имевшие своих вазиров, чеканившие медную монету, взимавшие внутренние пошлины, решавшие уголовные дела. Вали и хакимы должны были ежегодно платить в казну шаха часть собираемых налогов и поставлять в его распоряжение в случае объявления войны или борьбы с мятежниками свои войска. Однако временами данные условия не выполнялись. Так, всю первую половину XIX в. налоги с крупнейшей провинции страны Хорасана в Тегеран не поступали. Местные ханы, а также ханы Кермана неоднократно восставали против шаха и его наместников.

Важные позиции в общественно-политической жизни Ирана занимало мусульманское шиитское духовенство. Только ученые-богословы (муджтахиды) обладали правом трактовать Коран и шариат применительно к существующим порядкам. Даже шах советовался с ними о том, соответствуют или противоречат духу и букве Корана те или иные действия и решения, которые он собирался предпринять. Владея вакуфными землями и другим имуществом, представители высшего духовенства играли заметную роль в экономической жизни страны. Под их контролем находилось также народное образование и гражданское судопроизводство (суд шариата), где помимо религиозных дел рассматривались тяжбы о наследстве, правомерность торговых сделок, заключения брака и развода и т. д. Решения выносились религиозными авторитетами, и они были окончательными, если их не отменял более известный и влиятельный Муджтахид. Кроме шариатского суда существовал светский суд (суд урф), разбиравший убийства и другие уголовные преступления. Состоял он из светских чиновников и при принятии решений руководствовался обычаями. Здесь верховным судьей считался шах. Несмотря на хозяйственную, политическую и культурную отсталость, на исходе XVIII в. Иран не являлся зависимой от европейских держав страной. Располагавшиеся исключительно на побережье и островах Персидского залива европейские торговые фактории не оказывали существенного воздействия на общественно-политическую жизнь Ирана и его международные связи.

С первых лет XIX в. Иран стал объектом политических и экономических интересов Англии и Франции, ступивших на стезю капиталистического развития и превращавшихся в мировые империи. В 1801 г. представитель английского правительства капитан Малькольм подписал с Фатх Али-шахом торговый и политический договор, по которому отдельные виды товаров Великобритании освобождались от ввозных пошлин, ее подданные приобретали право свободно селиться в иранских портах, а в случае нападения французов на Индию Иран обязывался послать свои войска в Афганистан. Заключенный договор был направлен не только против Франции, но и против России. В глазах Тегерана Россия являлась главным препятствием на пути захвата территории Закавказья, особенно после присоединения в 1801 г. к ней Восточной Грузии, избавившего последнюю от окончательного поглощения султанской Турцией и шахским Ираном.

Однако подписание в 1805 г. англо-русской союзной конвенции, направленной против Наполеона, не позволило Великобритании оказать действенную помощь в борьбе против России. Этим обстоятельством попыталась воспользоваться Франция, планировавшая привлечь Иран к своей антианглийской и антирусской политике. В результате встреч, проведенных французскими эмиссарами в Тегеране с Фатх Али-шахом, в мае 1807 г. в ставке Наполеона в Финкенштейне был заключен оборонительно-наступательный ирано-французский договор. За обещанную помощь в реорганизации армии и в установлении иранского господства над всем Закавказьем шах обязывался объявить войну Англии, направить свои войска вместе с наполеоновскими в Индию, открыть для французских кораблей все порты Персидского залива, а также предоставить торговые привилегии Франции.

В связи с заключением в июле 1807 г. Тильзитского договора и отказом Наполеона от открытой конфронтации с Санкт-Петербургом Фатх Али-шах опять пошел на сближение с Англией. В начале 1809 г. по его указанию французская миссия во главе с генералом Гарданом была выслана из Ирана. В марте 1809 г. представитель Великобритании Харфорд Джонс и шахское правительство оформили так называемый «предварительный договор». По нему Тегеран прекращал отношения с Францией и другими враждебными Лондону государствами, допускал в страну английских военных инструкторов, соглашался с присутствием английских военных кораблей в Персидском заливе. Британская сторона брала на себя обязательство выплачивать Ирану ежегодную субсидию в размере 160 тыс. туманов (в 1810 г. она увеличилась до 200 тыс. туманов), подбивая тем самым шаха к борьбе с Россией.

После того, как в мае 1804 г. Фатх Али-шах потребовал от Александра I вывести русские войска из Грузии и других районов Закавказья, началась продолжавшаяся до 1813 г. первая русско-иранская война. В середине июля 1804 г. в битве при Эчмиадзине шахские войска во главе с наместником Азербайджана и наследником престола Аббасом-мирзой потерпели поражение. В 1805 г. русская армия заняла территорию перешедших на ее сторону Карабахского, Шекинского и Ширванского ханств. Спустя год она вступила в Баку, Дербент, Салианы и другие прикаспийские города. Надежды на ослабление России в борьбе с наполеоновским нашествием развеялись в октябре 1812 г. после сражения при Асландузе, когда войска Аббаса-мирзы были разгромлены, а сам он едва не попал в плен.

В октябре 1813 г. был подписан Гюлистанский договор, по которому Иран отказывался от притязаний на Грузию, Дагестан и значительной части Азербайджана. России предоставлялось исключительное право иметь военный флот на Каспийском море, русские и иранские купцы могли свободно торговать на территории другой стороны, ввозные пошлины при этом устанавливались в размере 5% от стоимости товаров.

Гюлистанский договор срывал агрессивные планы Англии по установлению контроля над землями южной части каспийского бассейна. Однако в ноябре 1814 г. на основе «предварительного договора» 1809 г. был заключен новый англоиранский договор. По нему шах брал на себя обязательства объявить недействительными соглашения и союзы со всеми враждебными Великобритании европейскими государствами, не пропускать через Иран их вооруженные силы в направлении Индии, послать иранские войска на помощь англичанам в случае начала войны между Афганистаном и Британской Индией, привлекать военных специалистов только из Англии и дружественных ей стран. Помимо ежегодной денежной субсидии английское правительство обещало Тегерану добиться пересмотра условий Гюлистана. Договор 1814 г. не только ставил внешнюю политику шаха в зависимость от Англии, но и подталкивал его к новой войне с Россией. Усилению реваншистских настроений при шахском дворе способствовала и война с Турцией 1821—1823 гг., в которой персидская армия добилась частичных успехов.

В июле 1826 г. войска под командованием Аббаса-мирзы внезапно напали на русских, и началась вторая русско-иранская война. Оставив на начальном этапе Ленкоран, Салианы, Ширван, Ганджу, в сентябре—октябре 1826 г., русская армия разгромила иранцев при Шамхоре и Гандже, 1827 г. перешла.

Аракс и заняла города Хой, Маранд, Тебриз, Урмию и Ардебиль. Реорганизованная Аббасом-мирзой с помощью английских советников иранская армия почти полностью распалась. В феврале 1828 г. в небольшом селении Туркманчай, расположенном по дороге из Тебриза в Тегеран, произошло подписание договора, который составил А.С. Грибоедов, ведавший при штабе генерала Паскевича иностранными делами.

По Туркманчайскому договору, заменившему Гюлистанский и завершившему Русско-иранские войны, граница устанавливалась в основном по р. Аракс. К России отходили не только Грузия и Северный Азербайджан, но и Восточная Армения — ханства Ереванское и Нахичеванское с Ордубадский округом. Подтверждалось исключительное право России иметь военный флот на Каспийском море.

На Иран возлагалась контрибуция в размере 20 млн рублей. Одновременно с мирным договором был подписан особый трактат о торговле, закреплявший за подданными России право экстерриториальности и иные экономические и политические привилегии, обеспечивавшие им более благоприятный статус по сравнению с представителями других стран.

Чрезвычайные налоги, введенные шахом для выплаты контрибуции России по Туркманчайскому договору, вызвали рост недовольства населения Ирана.

Власти и высшее духовенство во главе с Муджтахид ом мирзой Месихом, с одобрения опасавшихся растущего русского влияния англичан, стремились направить народный гнев против российского посланника А.С. Грибоедова. 11 февраля 1829 г. в результате спровоцированного нападения на дипломатическую миссию России А.С. Грибоедов был убит. Николай I, прежде всего из-за войны с Турцией, не принял ответных решительных мер возмездия за убийство официального представителя России и удовлетворился извинениями и подарками Фатх Али-шаха, доставленными в Петербург шахским внуком Хосров-мирзой, и даже решил уменьшить на 2 млн рублей сумму контрибуции с Ирана.

Направленные, в первую очередь, на реализацию экспансионистских целей царского правительства, Русско-иранские войны вместе с тем для народов Закавказья имели немалое прогрессивное значение, покончив с эпохой разрушительных иноземных вторжений, феодальных смут и междуусобиц, а также предоставив им возможность установления тесных связей с более передовой русской экономикой и культурой.



6. Проблема Герата и начало проникновения иностранного капитала в Иран
Во время русско-иранских войн на территории Хорасана систематически происходили восстания местных ханов, которые, отказываясь повиноваться центральной власти, нередко получали поддержку из Герата, входившего при Сефеви-дах в состав Ирана. Большое значение Герату придавала и Англия, поскольку последний прикрывал северо-западные проходы в Британскую Индию и мог быть использован в качестве стратегического плацдарма для утверждения господства над Ираном и Туркестаном. После вступления на шахский престол Мохаммеда (1834—1848), внука Фатх Али-шаха и сына Аббаса-мирзы, проблема Герата резко обострилась.

Предпринимая с одобрения царских представителей в Иране в 1837 г. поход на Герат, Мохаммед-шах стремился не только умерить строптивость хорасанских ханов, но и покончить с притязаниями афганцев на Систан. Но осада Герата, начавшаяся в ноябре 1837 г., вызвала недовольство Англии. В Персидском заливе появились ее военные корабли и захватили остров Харг неподалеку от порта Бушира. В ноябре 1838 г. Великобритания пошла на разрыв с Тегераном дипломатических отношений. Давление и постоянные угрозы Лондона вынудили шаха Мохаммеда снять осаду и полностью вывести в марте 1841 г. свои войска из Афганистана.

Вскоре после восстановления дипломатических отношений в 1841 г. между Англией и Ираном был подписан договор об экстерриториальности британских подданных, освобождении их товаров от внутренних иранских пошлин. На ввозимые английские товары таможенная пошлина устанавливалась в размере 5%. Спустя 14 лет аналогичные права и привилегии получили сначала Франция, а вслед за ней — Австрия, Бельгия, Голландия, Дания, Норвегия и Швеция. В 1856 г. неравноправный договор с Ираном, называвшийся «договором о дружбе и торговле», заключили также США.

Позиции иностранных держав, прежде всего Англии и России, после заключенных договоров в Иране заметно укрепились. Иран приобретал теперь для них значение не только стратегическое, но экономическое — как рынок сбыта промышленных товаров. Если в 1833 г. в Тебриз, бывший тогда основным торговым центром Ирана, через Трапезунд было ввезено европейских товаров на 15 млн рублей, то в 1836 г. данный показатель составил уже 40 млн рублей. Зарубежные коммерческие компании, пользуясь в условиях капитуляционного режима экономическими льготами и рядом политических преимуществ, начали открывать в Персии собственные филиалы и торговые дома, вытесняя иранских купцов из сферы как внешней, так частично и внутренней торговли. Импортные западноевропейские товары фабричного производства продавались в 2—3 раза дешевле, чем местные, разрушая традиционные национальные ремесла и домашнюю промышленность. Ускорившийся рост товарно-денежных отношений усилил кризис феодально-ленного землевладения и повлек за собой увеличение фонда частнособственнических земель. Многие крестьяне покидали родные места и уходили в города, чтобы пополнить в них ряды бедноты и безработных. Недовольство складывавшейся обстановкой распространялось не только среди крестьян, ремесленников, купцов, но и среди выражавшей их интересы и близкой к ним по своему общественно-политическому положению и условиям жизни части иранского духовенства.

В конце 1840-х годов в Иране прошли антиправительственные народные выступления, во главе которых оказались представители религиозной шиитской секты бабидов. Основал ее родившийся в 1819 г. в семье ширазского купца, сам занимавшийся в течение пяти лет торговлей хлопчатобумажными тканями, сеид Али Мохаммед. Совершив паломничество в Кербелу и Неджеф, он примкнул к секте шейхитов. Последняя проповедовала идею о скором пришествии для установления на земле справедливых порядков исчезнувшего, по преданию, около 1000 лет назад 12-го имама Мехди.

После смерти главы шейхитов сеида Казема, не оставившего преемника, в 1844 г. Али Мохаммед объявил себя Бабом — «дверью», «вратами», через которые ожидаемый 12-ый имам передает волю народу. Спустя три года он провозгласил себя уже самим пророком Мехди и, в подражание Корану, написал книгу «Веян» («Откровение»), объявив ее новой священной книгой и изложив в ней принципы своего учения.

В «Беяне» главной причиной того, что жизнь переполнена несправедливостью и притеснениями, называлось упорное нежелание захвативших власть хакимов (светских правителей) и высшего духовенства, обращающихся за советом к Корану и шариату, отказаться от старых косных норм и порядков. Али Мохаммед провозглашал равенство всех людей, в том числе женщин, и скорое утверждение в Азербайджане, Мазанда-ране, Фарсе, Хорасане, Центральном Иране, а затем и во всем мире, царства бабидов. Отвергающих его учение небабидов и иностранцев предполагалось изгнать, а их имущество распределить среди жителей образованного священного государства. Наряду с общими положениями о том, что не будет гнета, и люди обретут, наконец, счастье, Али Мохаммед выдвигал и ряд совпадавших, прежде всего, с интересами купцов конкретных требований: обязательность уплаты долгов, тайна коммерческой переписки, разрешение ростовщического процента, создание отлаженной почтовой службы, возможность выезда за границу для ведения торговли и другое.

На первых порах Баб и его ученики (бабиды) не апеллировали к широким народным массам, а пытались привлечь на свою сторону шаха, его придворных, отдельных губернаторов провинций и богословов. Однако власти не приняли программу бабидов и начали их преследовать. В 1847 г. Али Мохаммед был арестован и помещен сначала в крепость Маку, а потом в крепость Чех-рик (западнее озера Урмия около ирано-турецкой границы).

Убедившись в невозможности найти понимание среди правящих кругов Ирана, бабиды активизировали пропаганду среди ставших стихийно объединяться вокруг них широких слоев соотечественников, недовольных существовавшими порядками. В ряду последователей Баба выделялся выходец из крестьян молла Мохаммед Али Барфорушский, развивший демократические элементы программы Али Мохаммеда. Летом 1848 г. на собраниях бабидов в селении Бедашт (район г. Шах-руда) он заявил, что в связи с пришествием нового пророка прежние порядки утратили силу, и поэтому люди освобождаются от налогов и повинностей в пользу господ. Одновременно им были провозглашены идеи об отмене привилегий и прав «высоких» (знати), а также разделе принадлежавшей им частной собственности. После разгона властями Шахруд а собраний бабидов, молла Мохаммед Али Барфорушский в сопровождении единомышленников направился в Мазандаран.

В сентябре 1848 г. умер Мохаммед-шах, и мазандаранский губернатор с приближенными уехал в Тегеран, чтобы определить свой статус при новом шахе Наср эд-Дине (1848—1896). Этим моментом решили воспользоваться бабиды. Около гробницы шейха Табарси (юго-восточнее г. Барфоруша) они возвели укрепленный лагерь и начали открыто вооружаться. Вскоре к ним стали стекаться крестьяне и ремесленники из окрестных деревень. Возглавившие восстание молла Мохаммед Али Барфорушский и молла Хосейн Бошруйе на подвластных им территориях попытались ликвидировать частную собственность, осуществить равенство людей, ввести общность имущества. Питались все бабиды из одного котла. Попытки местных ханов расправиться с ними постоянно завершались неудачами. Двухтысячный отряд правительственных войск, направленный против повстанцев в октябре 1848 г. из Тегерана, также потерпел поражение. В течение восьми месяцев восставшие отражали атаки шахских воинских формирований и лишь в мае 1849 г., когда их силы иссякли, прекратили сопротивление.

С подавлением восстания в Мазандаране движение баби-дов не прекратилось, а приобрело даже еще больший размах. В мае 1850 г. поднялись бабиды Зенджана, активно поддержанные крестьянами окружающих деревень и городскими ремесленниками. Руководил ими молла Мохаммед Али Зенд-жанский. Ближайшими его помощниками являлись кузнец Казем, хлебопек и купец хаджи Абдалла. Так же, как и в Шейх-Таберси, все оказавшееся в их руках имущество бабиды объявили общим достоянием. Против «бунтовщиков», разгромивших тюрьму города и освободивших заключенных, шахское правительство направило регулярные воинские части с артиллерией, которая беспощадно обстреливала позиции восставших в занятой ими восточной части города.

Тем временем к месту заключения Баба, крепости Чехрик, массами прибывали паломники из разных провинций Ирана, даже из Турции и Индии. Опасаясь дальнейшего разрастания бабидского движения, первый министр шаха мирза Таги-хан настоял на казни Баба. В начале июля 1850 г. по приказу Наср эд-Дин-шаха Али Мохаммед был расстрелян в Тебризе.

Третьим крупным восстанием бабидов стало Нейризское (июнь 1850), возглавленное учеником Баба сеидом Яхья Да-раби, который руководил до этого бабидскими выступлениями в Йезде. Однако прибегнувшим к обману шахским войскам довольно скоро удалось подавить это выступление.

После поражения восставших в Зенджане (декабрь 1850 г.) бабидское движение, утратив широкий организованный характер, пошло на убыль. Представители низшего духовенства и торговцы в ответ на аресты и массовые казни перешли к индивидуальному террору. В августе 1852 г. они совершили неудачное покушение на Наср эд-Дин-шаха.

В последующем один из учеников Баба Бехаолла стал выразителем интересов той части торговцев, которые превратились во второй половине XIX в. в агентов иностранного капитала. Он выступал в защиту частной собственности и оправдывал социальное неравенство людей. Отвергая насильственные методы борьбы, Бехаолла в посланиях к шаху доказывал, что цель бе-хаитов — «очищение и просветление людских душ и сердец», а оружие — мирная пропаганда. По его мнению, ни один человек не должен гордиться любовью к родине, поскольку надо любить не родину, а весь мир. Являясь идеологией нарождавшейся компрадорской буржуазии, бехаизм способствовал сохранению пережитков феодального строя и служил одновременно оправданием иностранного проникновения в Иран.

Между тем, увидев в бабидских восстаниях проявление обострившихся в стране социальных противоречий, часть представителей господствующего класса попыталась провести некоторые реформы. Первый шахский министр (садр-азам) мирза Таги-хан, являвшийся одновременно командующим войсками и потому носивший титул Амир Незам, предпринял попытку укрепить центральную власть и ограничить влияние иностранных держав. Сначала он занялся реорганизацией армии и повел борьбу за укрепление дисциплины воинских формирований и их командиров. Для улучшения финансового положения Ирана он затем значительно сократил государственный управленческий аппарат, а оставшимся на службе чиновникам в два раза уменьшил жалованье. Губернаторы и должностные лица, уличенные во взяточничестве и казнокрадстве, строго наказывались. При нем прекратилась широко распространенная прежде продажа постов и должностей, одновременно принимались меры к развитию торговли, местной промышленности, системы образования. Под руководством Амир Незама был разработан также проект, имевший целью устранить чрезмерные притеснения крестьян ханами.

Однако реформаторская деятельность Амир Незама встретила ожесточенное сопротивление со стороны представителей феодальной элиты, не хотевших терять привилегии и расставаться с прежними методами управления. Несмотря на то, что за его трехлетнее пребывание на посту главы кабинета министров финансовое положение Ирана улучшилось, противникам Амир Незама удалось внушить молодому Наср эд-Дин-шаху, будто первый вазир намерен захватить престол, а свои преобразования проводит для того, чтобы завоевать популярность среди населения. В результате в ноябре 1851 г. мирза Таги-хан впал в немилость, его сослали в Кашан, и в январе 1852 г. по приказу шаха он был убит.

Неудача государственных реформ Амир Незама способствовала сохранению в Иране феодальных пережитков, что облегчало процесс закабаления Ирана иностранными державами.

Вторая половина XIX в. стала периодом активной колониальной экспансии в Иран европейских стран, прежде всего Англии и России. При этом каджарская правящая группировка с большей охотой соглашалась удовлетворять требования иностранных держав, чем требования своего народа. В качестве основных средств усиления закабаления Ирана иностранный капитал использовал получение у шахского правительства разного рода концессий, а также предоставление Тегерану денежных займов.

Во время Крымской войны, пользуясь тем, что англичане были заняты осадой Севастополя, Наср эд-Дин-шах решил предпринять поход на Герат с целью упредить его захват афганским эмиром Дост-Мохаммедом. В октябре 1856 г. после пятимесячной осады Герат был взят. В ответ Англия объявила войну и оккупировали часть иранской территориии, включая остров Харг, города Бушир, Мохаммеру (ныне Хорремшехр) и Ахваз. По Парижскому договору, подписанному в марте 1857 г., шах признавал независимость Герата, а в случае появления разногласий между Ираном, с одной стороны, Гератом и Афганистаном, — с другой, обязывался обращаться к посредничеству Лондона.

В 1862—1872 гг. Англия добилась от шахского правительства заключения трех конвенций, по которым приобрела право строить на территории Ирана наземные телеграфные линии для обеспечения бесперебойной связи Лондона с Индией. Эти линии явились орудием расширения британского влияния в Иране. Обслуживавший персонал, состоявший из англичан, пользовался правом экстерриториальности. На сами же телеграфные линии, как на мечети и иностранные посольства, распространялась привилегия беста (неприкосновенного для властей места убежища).

В 1872 г. шах предоставил владельцу английского телеграфного агентства барону Ю. Рейтеру концессию на монопольную эксплуатацию всех промышленных ресурсов Ирана сроком на 70 лет: разработку природных богатств, возведение-ирригационных сооружений, строительство дорог и т. п. Однако подобного рода концессия вызвала в стране широкую волну протестов (против нее выступила и российская дипломатия), и вскоре Наср эд-Дин-шаху пришлось ее аннулировать. В качестве компенсации иранское правительство разрешило в 1889 г. Рейтеру организовать Имперский (Шахиншахский) банк Персии, который получил право выпускать банкноты, контролировать монетный двор, принимать на свой текущий счет государственные доходы и таможенные пошлины, начал устанавливать курс иностранных валют.

В 1888 г. английский подданный Линч приобрел концессию на организацию судоходства по единственной в Иране судоходной реке Карун. В 1891 г. в ведение британской компании Тальбот перешла скупка, продажа и переработка всего иранского табака, против чего по всей стране начались мощные выступления протеста, а высшее духовенство издало даже специальную фетву о запрещении курения. В результате в 1892 г. шах был вынужден эту концессию отменить. Для погашения неустойки фирме Тальбот Шахиншахский банк выделил Наср эд-Дин-шаху заем в 500 тыс. ф. ст. под залог южных иранских таможен, ставший первым крупным иностранным займом.

Если на юге Ирана преобладающим было влияние Англии, то на севере оно принадлежало России. В 1879 г. русский подданный Лианозов получил разрешение на эксплуатацию рыбных промыслов Каспийского моря, в том числе впадающих в него иранских рек. В 1889 г. шахское правительство выдало русскому капиталисту Полякову лицензию на организацию Учетно-ссудного банка Персии, открывшего в дальнейшем отделения и агентства в Тебризе, Реште, Мешхеде, Казвине и других городах страны. В него поступали пошлины с северных таможен Ирана. Между Шахиншахским и Учетно-ссудным банком происходила острая конкурентная борьба. В 1890 г. Полякову было разрешено учредить «Персидское страховое и транспортное общество», построившее и взявшее под свой контроль шоссейные дороги, соединявшие с русской границей города Северного и Центрального Ирана, а также водные коммуникации вдоль южного побережья Каспийского моря.

Что касается железных дорог, то под нажимом Англии и царской России в 1890 г. правительство Ирана взяло на себя обязательство от их строительства воздержаться.

Постоянно нуждавшаяся в деньгах правящая группировка государства за сравнительно небольшие суммы предоставляла концессии, причем иногда весьма неожиданные, также и другим европейским странам. В частности, бельгийцам было выдано разрешение на обустройство игорных домов, производство и продажу вин, французам — бессрочно вести археологические раскопки и половину обнаруженных древних реликвий вывозить из Ирана.

С 1870-х годов в Иран резко увеличивался импорт заграничных фабричных товаров, конкуренция которых подрывала местное ремесло и тормозила создание национальной промышленности. Одновременно рос вывоз из страны сельскохозяйственной продукции и сырья, диктовавшийся требованиями внешнего рынка. В стране стали расширяться посевные площади под хлопок, табак и другие технические культуры. Иран превращался в сырьевой придаток европейских держав.

Под контроль иностранцев переходила не только экономика, но и некоторые сферы государственного управления. Созданный в 1879 г. под руководством русских офицеров казачий полк, развернутый потом в бригаду, сделался единственной боеспособной частью иранской армии, что усилило зависимость шахского режима от царской России. Наряду с русскими в Иране появились австрийские, германские, итальянские и французские военные инструкторы. Иностранцы начали внедряться и в центральный управленческий аппарат — в министерстве почт и телеграфа решающий голос принадлежал англичанам, во главе таможенного дела в 1898 г. был поставлен бельгиец Наус. В северных районах и в столице на ответственные должности назначались лица, угодные русскому послу. В южных областях хозяйничали англичане, которые, не считаясь с мнением шахского правительства, заключали соглашения с местными ханами, субсидировали их и снабжали оружием.

Упрочение позиций иностранного капитала повлекло за собой также перемены в классовой структуре общества. В результате усиления зависимости сельского хозяйства от запросов внешнего рынка представители купечества, чиновничества и духовенства стали захватывать участки мелких землевладельцев и скупать угодья феодальной аристократии и шахской семьи, формируя тем самым слой помещиков нового типа. Развитие товарно-денежных отношений и возрастание доли налогов, взимавшихся в деньгах, вели к ростовщическому закабалению крестьян. Нередко в качестве ростовщиков выступали те же самые помещики.

Во второй половине XIX в. попытки перехода в городах от ремесленного и мануфактурного производства к фабрично-заводскому, организации национальных акционерных компаний и обществ, где использовался бы наемный труд, из-за отсутствия соответствующего предпринимательского опыта, подготовленных должным образом технических кадров, а также дефицита капитала, как правило, завершались неудачей. Терявшие работу и средства к существованию ремесленники и наемные рабочие вместе с разорявшимися крестьянами пополняли армию голодных и десятками тысяч уходили на заработки в Россию — в Закавказье и Закаспийскую область.

Совершивший в 1873, 1878 и 1889 гг. поездки в Россию и Европу Наср эд-Дин-шах ввел в сферу государственного управления отдельные новшества: учредил министерства внутренних дел, почт и телеграфа, просвещения, юстиции, основал ряд светских школ для сыновей феодальной знати, провел некоторую европеизацию одежды придворных. Однако эти мероприятия носили поверхностный характер и не затрагивали основ существующего строя. Попытка же ограничить судебную власть духовенства восстановила против шаха многих авторитетных и влиятельных шиитских богословов.

В 1893—1894 гг. в Исфагане, Мешхеде, Ширазе и других городах прошли массовые «голодные бунты». Убийство на волне нарастания народного недовольства 1 мая 1896 г. Наср эд-Дин-шаха панисламистом Реза Кермани и приход к власти его сына Мозаффар эд-Дин-шаха ситуацию не изменили. Отправив в отставку нескольких министров и губернаторов, новый шах со своим окружением по-прежнему придерживался реакционного курса отца. При нем в Иране еще больше укрепилось влияние иностранцев, продолжало нарастать народное недовольство, множились приобретавшие все более широкий размах волнения.




<< предыдущая страница