Городская семья в XIX в. (На материалах городов ярославской губернии) - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Фёдор Ива́нович Толбу́хин (16 июня 1894 г.) 1 132.13kb.
1150-летию Ростова Ростов 2012 Из журнала 1 283.86kb.
Женский вопрос в первые годы советской власти На материалах Тверской... 1 126.24kb.
Закон ярославской области об областном бюджете на 2009 год принят... 1 30.81kb.
Объекты показа в г. Ярославле 1 115.77kb.
Реферат «Христианское мировоззрение о разводе» 1 118.86kb.
Государственный архив Донецкой области Юзовская городская женская... 1 148.59kb.
Администрации ярославской области показатели деятельности учреждений... 9 2785.71kb.
Рекомендации для повторения темы «Россия во II половине XIX в. 1 18.13kb.
Решение Арбитражного суда Ярославской области от 05. 05. 2009 Административный... 1 160.05kb.
В. Н. Ильин Проблема перехода прихожан из официального православия... 1 160.19kb.
Эмоционально-волевая регуляция деятельности в социальном взаимодействии 2 657.87kb.
- 4 1234.94kb.
Городская семья в XIX в. (На материалах городов ярославской губернии) - страница №1/1

На правах рукописи


ФРОЛОВА Татьяна Владимировна

ГОРОДСКАЯ СЕМЬЯ В XIX В.

(НА МАТЕРИАЛАХ ГОРОДОВ ЯРОСЛАВСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Специальность 07.00.02 - Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Иваново – 2008

Работа выполнена

в Ярославском государственном университете им. П.Г. Демидова


Научный руководитель:
кандидат исторических наук, доцент

Шустрова Ирина Юрьевна



Официальные оппоненты:
доктор исторических наук, профессор

Балдин Кирилл Евгеньевич,

Ивановский государственный университет
кандидат исторических наук

Киселев Алексей Валерьевич

Государственный историко-архитектурный музей-заповедник «Ростовский кремль» (г. Ростов)
Ведущая организация
Ярославский государственный технический университет
Защита состоится «12» декабря 2008 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.062.02 при Ивановском государственном университете по адресу: 153025, г. Иваново, ул. Тимирязева, д.5, ауд. № 101.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ивановского государственного университета.
Автореферат разослан «___»___________2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета В.М. Тюленев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы

Изучение семьи – одно из традиционных направлений в зарубежной и отечественной науке. Семья является наиболее стабильным социальным институтом в любом типе общества. Однако в отличие от других социальных институтов семья предоставляет исследователям заметно больше вопросов для исследования. Это формирование, структура, состав, законодательное регулирование отношений, внешние и внутренние связи, особенности межличностных отношений между членами семьи в разный период формирования и существования семьи.

XIX столетие в истории России – период постепенного перехода от традиционного к индустриальному обществу. Этот процесс затронул все сферы жизнедеятельности общества. Особенности городского образа жизни, расселение рабочих в непосредственной близости от предприятий, иногда в бараках, оказал влияние на обязанности супругов и детей, а также на типологию семьи. Происходившие изменения, затронувшие институт семьи проявлялись не столь ярко как в политической или экономической сфере, поэтому наиболее логичным представляется изучение истории городской семьи в XIX столетии на микроуровне.

В этом отношении региональные исследования представляют особый интерес, поскольку позволяют сравнить местные материалы с общероссийскими тенденциями. Ярославская губерния в XIX столетии являлась достаточно однородной в плане национального и конфессионального состава. Основную часть жителей губернии составляли русские православного вероисповедания, в связи с чем представляется актуальным проследить историю русской городской семьи.



Объектом настоящего диссертационного исследования является русская городская семья. В диссертационных исследованиях городская семья, в том числе, на примере городов Ярославской губернии, рассматривалась лишь в контексте изучения других вопросов социальной истории России XIX века. Поэтому новизну диссертации представляет обращение непосредственно к изучению повседневной семейной жизни, изучение демографических параметров городской семьи в городах Ярославской губернии.

Предметом исследования выступают изменения, происходившие в городской семье под влиянием общероссийских и региональных тенденций и свидетельствующие о начале перехода от традиционному к индустриальному типу общества. Постепенная модификация института семьи затронула не только демографические параметры, но сказалась и на развитии семейного законодательства, что также отражено в тексте диссертационного исследования.

Степень изученности проблемы. Семья является многофункциональным социальным институтом, поэтому исследования, затрагивающие различные аспекты функционирования семьи, формирования и развития семейных отношений, находятся на стыке ряда дисциплин, включающих в себя исследования исторического, этнографического, социологического, юридического, демографического характера.

Во второй половине XIX века в основном происходит осмысление широкого круга проблем, связанных с изменениями типа общества и, соответственно, с изменениями, затронувшими отношение общества к семье, внутрисемейным отношениям, статусу женщины в обществе и семье1. В этот период носителем традиционной культуры считалось исключительно крестьянство, поэтому особый интерес представляло изучение крестьянской семьи.

Отдельные аспекты изучения семьи и семейных отношений затрагивались в работах, посвященных повседневному быту горожан. Интерес к этому вопросу начал формироваться еще в XIX в.2, однако в советский период внимание исследователей было обращено на изучение повседневной жизни одной из основных городских социальных групп – рабочих. Подобное ограничение рабочей тематикой приводило к искусственному сужению темы. Тем не менее, анализ работ показывает, что они содержат богатый фактический материал, собранный во время полевых исследований3. В последней трети ХХ в. вновь обозначился интерес к изучению повседневной жизни других сословий Российского государства XIX столетия.

Целенаправленное изучение городов и всех вопросов, связанных с их жизнедеятельностью, началось в ХХ веке. Особое внимание привлекает исследование П.Г. Рындзюнского, посвященное вопросам формирования городского населения в XVIII – XIX столетиях. Здесь рассматривается изменение сословного состава горожан, истоки пополнения городских сословий, уровень промышленного развития городов4.

К изучению вопросов, посвященных социальной истории России, в том числе, развитию городского населения, изменению его численности, сословной мобильности горожан, неоднократно обращался и Б.Н. Миронов5. Одно из последних его исследований касалось также вопросов социального развития России в XVIII – начале ХХ вв. В ряде случаев автор привлекает массовые источники, в частности документы церковного и ревизского учета.

Из работ, затрагивавших вопросы изучения городов и горожан, значительный интерес представляет сборник, посвященный развитию городов Европейской части России с XIX до конца ХХ веков6. Сюда были включены статьи, посвященные анализу причин демографических кризисов XIX – ХХ вв.7, развитию городов Европейской части России8, процессам урбанизации9 и другим аспектам развития города и деревни в XIX – конце ХХ вв.

В последние десятилетия на волне повышенного интереса к местной истории появляются исследования о социальном развитии отдельных регионов России10. При этом значительное внимание исследователями удалялось изучению демографических параметров ранее малоизученных по ряду причин городских сословий – купечеству, мещанству, чиновничеству. В рамках указанных трудов немаловажное место отводится анализу демографических характеристик названных сословий.

Немаловажное место в современной науке занимают гендерные исследования. Значительную роль в этом направлении имеют работы Н.Л. Пушкаревой11. Внимание этим проблемам уделяется в разных регионах РФ. Так, с 1994 г. в Ивановском государственном университете работает Российский межвузовский центр гендерных исследований12. В плане изучения Ярославского региона в русле данной тематики представляют определенный интерес материалы научно-практической конференции, посвященной роли женщин в истории и современной жизни г. Ярославля13.

Этнографические аспекты развития городской семьи неоднократно становились сюжетом исследования ученых. В трудах М.Г. Рабиновича14 рассматриваются вопросы семейного быта жителей средневекового города. Занятия населения, материальную культуру, общественный быт и досуг в контексте истории формирования городского населения, его социальной структуры, прослеживают в своей работе Л.А. Анохина и М.Н. Шмелева15. Выявление социально-бытовых групп, представляющих городское население, анализ специфики культуры и быта города стало сюжетом исследования О.Р. Будины и М.Н. Шмелевой16.

В 1980-х гг. в Западной Германии формируется такое исследовательское направление как история повседневности17. Актуальность его в современной науке подтверждается значительным количеством региональных публикаций18. Ряд исследований, посвященных изучению истории повседневности, имеет философскую и культурологическую направленность19. Однако, в этом комплексе исследовательской литературы изучение семьи и семейных отношений представлено в контексте повседневной культуры горожан.

Особое значение в исследовании семьи и семейных отношений имеет изучение семейных праздников и обрядов. В течение первой половины XX столетия идеологическое давление обусловило формирование новых, «передовых» советских традиций. Возвращение к исследованию обрядов русской семьи произошло только во второй половине ХХ в. Семейная обрядность горожан стала сюжетом специального исследования Г.В. Жирновой. Существенными представляются выводы автора о формировании специфических городских черт в свадебном ритуале и его социальной многовариантности20. Отдельные аспекты обрядовой стороны семейного быта рассматриваются в работах В.А. Никонова, А.П. Новицкой, Н.П. Лобачевой, Т.А. Листовой21 и др.

Формирование в середине XIX в. Свода законов Российской империи дало толчок для изучения истории гражданского законодательства в России. Среди исследований можно выделить работы конца XIX века, которые рассматривали историю русского права в целом. В каждой из публикаций один раздел был посвящен развитию семейного законодательства в России22. В первой половине ХХ века ученые также не обходили вниманием юридические аспекты истории семейных отношений23.

Предметом исследования авторов становилось и обычное право24. Юридические аспекты взаимоотношений в семье отчасти затрагивались в исследованиях, посвященных истории семьи25. Во второй половине ХХ в. ученые также неоднократно обращались к изучению юридических аспектов семейных отношений26.

Особую группу исследований представляют работы, в которых проанализированы демографические аспекты развития России. В 1970-1980-е гг. был опубликован ряд работ, посвященных исследованию демографического поведения как сельского, так и городского населения. В сборник «Брачность, рождаемость, смертность в России и СССР»27 вошли статьи, рассматривающие различные аспекты демографического поведения населения России в достаточно обширный временной период. Значительная часть демографических исследований семьи затрагивает лишь общие тенденции, характерные для страны в целом в различные периоды истории28. Изучению семьи как объекта демографического исследования посвящена работа А.Г. Волкова29.

С формированием новых тенденций в изучении демографического поведения населения появляется много региональных исследований. Так, значительный интерес представляет диссертация Р.Б. Кончакова. Основными источниками для работы послужили метрические книги и ревизские сказки30. Диссертация Г.Н. Плотниковой посвящена изучению демографических процессов в крестьянской среде Пермской губернии31. Некоторые аспекты регистрации рождений исследовали В.Л. Дьячков, Р.Б. Кончаков, В.В. Канищев32. Взаимосвязь эпидемий и смертности в карельских деревнях рассматриваются в статье С.С. Смирновой33. Кроме того, следует отметить работу Cтивена Л. Хока, посвященную изучению факторов, влиявших на смертность, в том числе и младенческую, в XIX – начале ХХ вв.34 Однако большинство авторов обращаются к исследованию сельских приходов, тогда как более подробное изучение городского населения оставалось за пределами внимания исследователей.

Во второй половине ХХ в. выходят работы, в которых представлены различные методы демографических исследований и возможности их применения в изучении различных аспектов социально-демографического развития. Немалое значение в этом круге литературы уделяется также привлечению статистических источников35.

Одно из новых направлений в современных гуманитарных исследованиях – микроистория, где решающим фактором является изменение масштаба анализа. Микроисторические исследования позволили более широко привлекать ранее не использовавшиеся источники, в том числе документы церковного учета. Они позволили выявить тенденции, происходившие в демографическом развитии отдельных регионов.

Широкое привлечение в региональные демографические исследования документов ревизского и церковного учета, обусловило обращение к изучению степени их изученности, репрезентативности, методам использования и, что немаловажно, сохранности в различных регионах России36. Трудоемкость обработки названных источников обусловило обращение достаточно большого количества авторов к вопросам технологии обработки первичных данных источников37.

В целом необходимо отметить, что вопросы, касающиеся истории развития русской городской семьи в XIX в. всестороннего освещения не получили. За пределами внимания, в том числе осталось и изучение тенденций в развитии городской семьи в Ярославской губернии, тогда как выведение названной темы на микроуровень позволяет более подробно проанализировать целый комплекс вопросов историко-демографического характера. Так, например, обращает на себя внимание тот факт, что на настоящий момент не существует работ, которые затрагивали бы такие вопросы как тенденции в развитии внутрисемейных отношений, структура и состав городской семьи в Ярославском регионе. Привлечение документов церковного учета для решения поставленных выше задач позволяет проанализировать некоторые проблемы на микроуровне.

Предпринятое исследование призвано ликвидировать отдельные пробелы в изучении обозначенных проблем.



Целью исследования является изучение истории русской городской семьи XIX в. и ее демографических параметров на примере городов Ярославской губернии.

Для достижения поставленной цели были поставлены конкретные задачи:

1. Проанализировать нормы семейного законодательства, касавшиеся порядка заключения и расторжения брака, и соотношение их с реальными жизненными ситуациями, представленными в материалах архивных дел.

2. На основе документов церковного учета проанализировать основные изменения, которые происходили в развитии семьи и демографического поведения горожан Ярославской губернии: изменения в типологии семьи, состояние населения в браке, разницу в возрасте супругов, численность семьи.



3. Проанализировать отношения внутри семьи: практику общения среди родственников, права и обязанности членов семьи, правовой статус членов семьи, прежде всего жены и детей, реализацию в повседневной жизни прав членов семьи.

Хронологические рамки исследования охватывают XIX столетие. В этот период в Российской империи продолжался активный процесс становления и развития городов как административных, промышленных и культурных центров. Начиная с середины XIX в., в России происходит активное развитие промышленности, центры которой в подавляющем большинстве случаев были сосредоточены в городах. Развитие промышленности обусловило изменения в социальном и демографическом развитии городов средней полосы России. Это сказалось и на развитии института семьи. Верхней временной границей является конец XIX в. Однако в ряде случаев в исследовании были привлечены и материалы начала XX в., поскольку нормы семейного законодательства в Российской империи действовали до 1917 г., когда в результате социального переворота изменилось и законодательство, и система учета населения.

Территориальные границы настоящего исследования определены городами Ярославской губернии. Это было обусловлено особенностями проведения микроисторического исследования. Во-первых, ряд вопросов по истории семьи на региональном уровне не нашел отражения в исследованиях. Во-вторых, по уровню экономического развития Ярославская губерния в XIX в. представляет собой достаточно типичный пример среди других губерний средней полосы России. Наконец, следует отметить, что изучение истории городской семьи на микроуровне предполагает привлечение массовых источников. При изучении особенностей структуры и численности городской семьи в регионе эти факторы сыграли решающую роль для определения не только территориальных границ исследования, но и для выборки отдельных приходов в изучаемых городах.

Источниковой основой исследования послужили различные типы и виды источников. Все источники можно разделить на несколько групп:

  1. законодательные документы;

  2. материалы судопроизводства;

  3. документы церковного учета;

  4. описи приданого имущества;

  5. статистические описания городов Ярославской губернии;

  6. мемуары;

  7. фольклорные материалы;

  8. художественная литература.

Первую группу источников представляют законодательные документы. Они включали в себя Указы именные, объявленные каким-либо определенным Департаментам, Указы именные, данные Синоду, Указы Синодские, Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета. В середине XIX в. законодательные акты были объединены в Свод законов Российской империи (далее - СЗРИ). Книга первая рассматривает вопросы «О правах и обязанностях семейственных». Первый раздел касается порядка заключения и расторжения брака. В эту же книгу были включены разделы о правах и обязанностях супругов, о правах супругов на имущество. Отдельной главой были выделены статьи о власти родительской, о незаконных детях, о взаимоотношениях родителей и детей38.

Вторую группу представляют материалы судопроизводства, включавшие заявления истцов, рапорты священников, переписку с гражданскими инстанциями, протоколы заседаний епархиального, совестного судов. Из них в настоящем исследовании наиболее широко были использованы материалы фонда Ярославской духовной консистории (фонд 230) Государственного архива Ярославской области (далее – ГАЯО) и 181 фонда (Ярославский Совестный суд). Материалы 230 фонда представляют значительный интерес с точки зрения изучения повседневной практики заключения и расторжения брака в Ярославской губернии. Они позволяют выявить наиболее распространенные случаи нарушения положений семейного законодательства. Документы 181 фонда позволяют проследить взаимоотношения между близкими родственниками, установить причины конфликтов и имущественных споров.

Третью группу источников составили документы церковного учета – исповедные росписи. Для изучения демографического поведения горожан в XIX столетии эти материалы представляют наибольший интерес и широко представлены в настоящем исследовании. Их привлечение в работе оказало значительное влияние на использование специфических методов при обработке первичных данных. Анализ источников позволяет предположить наличие определенного процента ошибок и неточностей, однако это не влияет на информативность этой группы источников.

Особенности имущественных отношений между членами семьи представлены в комплексе описей приданого имущества. Использование подобных документов позволило проследить не только состав приданого, но и особенности имущественного статуса женщины в России в XIX в.

Другие виды источников представлены в исследовании фрагментарно, поскольку имеют вспомогательный характер. Так, статистические описания городов Ярославской губернии позволили проанализировать в целом социальный и конфессиональный состав городов, особенности их экономического развития. Фольклорные материалы включают сведения, собранные членами Ярославской губернской ученой архивной комиссии (далее - ЯГУАК). Они содержат описания обычаев и обрядов, бытовавших в различных районах Ярославской губернии в конце XIX в. Кроме того, для формирования представления о поведенческих стереотипах, распространенных в исследуемый период привлекались анекдоты, пословицы и поговорки, произведения художественной литературы.

Методология исследования. В настоящем исследовании методология понимается как сочетание теоретических, источниковедческих, инструментальных подходов, принятых в современной науке. В качестве основного теоретического метода был использован цивилизационный подход. Его использование предполагало, прежде всего, изучение заявленной темы в контексте перехода от традиционного к индустриальному типу общества.

Настоящее исследование опиралось на основные принципы исторического познания и, прежде всего на принцип объективности. Это позволило избежать определенной предвзятости к оценке семейного законодательства Российской империи, особенностям взаимоотношений в семье в исследуемый период. Принцип историзма позволил подойти к исследованию русской городской семьи с учетом конкретной исторической ситуации. Применение комплексного подхода в исследовании позволило обратиться к изучению истории городской семьи с различных сторон.

При проведении настоящего исследования были использованы как общенаучные, так и специально-исторические методы. В ходе работы с источниками применялся историко-описательный, источниковедческий, сравнительный анализ. Наряду с общепринятыми в исторической науке методами исследования были использованы и специфические, принятые в социологии и демографии. Так, обработка первичных документов церковного учета – исповедных росписей – потребовала использования статистико-математических методов.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые рассматриваются вопросы развития института семьи в XIX в. на материалах городов Ярославской губернии. В процессе работы были выявлены региональные особенности развития института семьи: демографические характеристики городской семьи, повседневная практика заключения и расторжения брака, межличностных отношений в семье. Кроме того, при написании диссертации впервые были введены в научный оборот материалы фонда Ярославского Совестного суда.

Практическая значимость. Материалы диссертации могут быть использованы при подготовке работ по истории семьи и брака в России, при чтении курсов по отечественной истории XIX в., по истории Ярославского края, а также при разработке спецкурсов и спецсеминаров.

Апробация результатов работы. Основные положения и выводы диссертации изложены в выступлениях на конференциях различного уровня: студенческих и аспирантских научных конференциях (Путь в науку: 2003, 2007 гг.), региональных научных конференциях (VIII, X, XI Золотаревских чтения: 2000, 2004, 2006 гг.), научно-практической конференции «Женщины Ярославля: история и современность» (2004 г.), Всероссийской научной конференции «Социальная истории Российской провинции» (2006 г.).

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, списка использованных источников и литературы, 7 приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава I. Заключение и расторжение брака в России XIX в.


Во введении обосновывается актуальность темы, раскрывается степень изученности проблемы, сформулированы цель и задачи исследования, представлена характеристика использованных источников.

Первая глава «Заключение и расторжение брака в России в XIX в. включает два параграфа.

Первый параграф «Брак как основание легитимности совместного проживания в XIX в.» посвящен анализу существовавшего в Российской империи XIX в. семейного законодательства, практике заключения брака.

Законодательством устанавливались препятствия, при которых брак не мог быть заключен. Эти препятствия носили как безусловный, так и условный характер. К безусловным относились возраст вступления в брак – людям старше 80 лет запрещалось вступать в брак. Запрещалось вступать в брак лицам, имевшим психические заболевания, монашествующим. Формально законодательством запрещалось вступление в брак ранее определенного возраста: для женщин – до 16, для мужчин – до 18 лет. Однако анализ архивных дел показал, что в Ярославской губернии нередки были случаи, когда это условие нарушалось. В то же время данные исповедных росписей наглядно демонстрируют, что для горожан вступление в брак ранее установленного возраста не было характерным. С течением времени в городах Ярославской губернии наметилась тенденция к более позднему вступлению в брак, как для мужчин, так и для женщин. Условным препятствием к браку могло являться отсутствие разрешения родителей.

Второй параграф «Расторжение брака в России в XIX столетии» посвящен законодательному регулированию и процедуре развода в Российской империи. Здесь же рассматриваются наиболее распространенные причины расторжения брака в Ярославской губернии.

Процедура формального развода относилась к юрисдикции Епархиального суда. Но при вынесении решения о разводе консистории руководствовались как церковными установлениями, так и гражданскими законами. Законодательством XIX в. четко определялись причины, на основании которых брак мог быть расторгнут. Это прелюбодеяние; неизлечимое заболевание, в результате которого брак не мог иметь продолжения; безвестное отсутствие одного из супругов в течение 5 лет (10 лет для военных в случае их участия в военных действиях); ссылка с лишением всех прав состояния. Процедура формального развода была строго регламентирована, и, в зависимости от причины расторжения брака, варьировались лишь детали.

Анализ архивных дел показал, что для Ярославской губернии наиболее частыми были разводы по причине прелюбодеяния одного из супругов. Особенности социально-экономического развития губернии, в частности, преобладание крестьян, сложившаяся практика отходничества, определили распространение общей численности разводов среди крестьянского населения по причине измены жены.

Привлечение для сравнения материалов начала XX столетия показал, что промышленное развитие городов Ярославской губернии, способствовало резкому увеличению случаев расторжения брака. Это, в свою очередь повлекло и изменения в законодательстве – с 1905 г. виновному супругу разрешалось вступить в новый брак после наложенного наказания. Произошли изменения и практике бракоразводных процессов – резко увеличилось количество разводов по причине «раздельного жительства супругов», что для XIX в., особенно в первой половине столетия было недопустимым.

В целом тенденции, проявившиеся в Ярославской губернии, имели сходство с общероссийскими процессами.



Вторая глава «Структура и численность русской семьи в провинциальном городе в XIX в.» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Состав и численность семьи в городах Ярославской губернии в XIX в.» на основании исповедных росписей анализируются особенности демографических параметров городской семьи в Ярославской губернии.

Анализ источников показал, что в XIX столетии в городах Ярославской области преобладали семьи, включавшие в себя два поколения прямых родственников – родителей и их детей. Из трехпоколенных семей преобладающими типами являлись семьи, состоявшие из одного вдового супруга, его детей и внуков, а также семьи супругов с детьми и внуками. Однако нередкими являлись случаи, когда в состав семьи сходили также вдовые снохи, тетки, племянники.

Из данных исповедных росписей видно, что на типологию семей значительное влияние оказывал социальный состав приходов. Так, исключение могли составлять приходы, где были расквартированы военные. Большое влияние на типологию семьи оказывала и численность чиновников, проживавших в приходе.

В зависимости от числа поколений варьировался и людность городских семей. Однопоколенные семьи, включавшие более двух человек, как правило, состояли из бессемейных братьев или сестер, или же бездетных женатых братьев. Среди двухпоколенных семей более распространены были семьи, включавшие от 3 до 6 человек, в зависимости от численности детей и других родственников, проживавших в семье. Для трехпоколенных семей было характерно большее количество членов, поскольку часто эти семьи включали в себя, помимо супругов, нескольких женатых или вдовых детей со своими женами и детьми, в результате чего средняя численность семей варьировалась от 6 до 10 человек.

Во втором параграфе анализируется «Брачное состояние населения городов Ярославской губернии в XIX в.». Выше уже упоминалось, что ранние браки не были характерны для горожан. Анализ исповедных росписей по шести приходам подтвердил данную тенденцию. С середины XIX в. как для мужчин, так и для женщин было характерно вступление в брак в более позднем возрасте: 21-25 лет среди женщин и 26-30 лет среди мужчин. В возрастной группе 26-30 лет проявляется стабильный процент вдов, который варьировался в пределах около 3% и увеличивался по мере взросления. С одной стороны, этот факт мог означать более высокий уровень смертности среди мужчин. Сопоставление исповедных росписей с метрическими книгами позволило предположить, что это могло быть обусловлено более частыми случаями вступления в брак вдовцов.

В целом, сравнение данных по приходам городов Ярославской губернии с данными по другим регионам Российской империи позволяет сделать вывод об отсутствии принципиальных различий в демографическом поведении горожан.

В третьем параграфе «Разница в возрасте супругов» представлена попытка проанализировать вопрос о типичности представлений о старшинстве мужа в русской городской семье.

Как показывают данные исповедных росписей, нормой в городской семье в Ярославской губернии являлось старшинство мужчины, хотя были и исключения. За исследуемый период в городских приходах было выявлено в среднем не более 10%, где жена была старше мужа. Примерно одинаковое количество браков насчитывалось между ровесниками, и с возрастной разницей в 7-10 лет. Но в последнем случае иногда для одного из супругов это был второй или третий брак. Если разница в возрасте между супругами варьировалась от 11 до 20 лет, процент повторных браков был намного больше (около 26%). Наконец, можно говорить о том, что разница в возрасте более 20 лет была более характерна для второго и третьего брака. В то же время, при наличии в приходе значительного числа солдатских или чиновничьих семей, процентное соотношение могло увеличиваться до 20%.

Таким образом, исповедные росписи городов Ярославской губернии не показали сколько-нибудь заметных изменений в традиционных представлениях горожан, согласно которым муж должен быть старше жены. С другой стороны, в городских семьях не были распространены и крайности, когда возраст мужа намного превышал возраст жены.



Третья глава «Внутрисемейные отношения в России в XIX в.» включает два параграфа.

В первом параграфе рассматриваются «Особенности статуса женщины в русском провинциальном городе XIX столетия» Этот аспект семейных отношений рассматривался в гражданском законодательстве Российской империи в XIX столетии достаточно подробно.

В XIX в. общественный статус женщины определялся статусом ее отца или мужа. Согласно Своду законов Российской империи, жена приобретала все права состояния, присущие мужу, если его социальный статус был выше, но не теряла свои права, приобретенные ею от рождения, если статус мужа был ниже. Жена не теряла свои права даже в том случае, если муж по приговору суда был лишен прав состояния. Регламентировалось законодательством и имущественное положение женщин: право на ведение собственной торговли, получения приданого имущества, право на наследование. Однако часто, после получения приданого, дочь не имела права претендовать на оставшееся после родителей имущество.

В семейной жизни положение женщины во многом определялось сохранявшимися в XIX столетии обычаями, традицией. Анализ архивных дел показал, что случаи насильственного обращения с женой и детьми были нередкими, но в изученных нами архивных делах брак по этой причин не расторгался. Межличностные отношения между мужем и женой часто зависели от характера обоих.

К концу XIX столетия с развитием промышленности в России в целом и Ярославской губернии, в частности, появилось множество рабочих мест, где был востребован женский труд. Таким образом, к концу XIX в. участились случаи фактического ухода жены от мужа.

В то же время, по данным исповедных росписей женщина могла являться главой семьи в случае вдовства. Эта практика была достаточно распространена: в среднем около 30 % семей в исследуемых приходах в Ярославской губернии возглавлялись женщинами.

Во втором параграфе представлена попытка проанализировать «Права и обязанности детей в русской городской семье в XIX веке». В исследуемый период отношения родителей и детей отчасти регулировались положениями гражданского законодательства. Это касалось вопросов об обязанностях родителей, в отношении содержания, воспитания, наделения имуществом детей. Второй раздел СЗРИ был полностью посвящен этому вопросу: «О союзе родителей и детей и союзе родственном». Значительная часть раздела посвящена определению законности рождения ребенка.

В отличие от законнорожденного, незаконнорожденный ребенок не имел право на ношение отцовской фамилии и отчества. Отчество в этом случае присваивалось по имени крестного отца, что и оговаривалось во всех документах, а также лишался права на наследование имущества, принадлежащего отцу или его родственникам. Законодательство XIX века предусматривало и возможность оспаривать законность рождения. Но инициатором в установлении законности рождения мог выступать строго определенный круг родственников. Для каждого из них устанавливались сроки давности, и условия при которых они могли требовать от властей расследования. Причисление незаконнорожденных детей к тому или иному сословию зависело от того, к какому сословию относилась его мать.

«Обязанности родительские» поддерживались личной властью. Ограничивалась эта власть лишь когда сыновья поступали в общественное училище или на службу, а дочери выходили замуж. Но даже и в этих случаях обязанность детей была в «выказывании» родителям почтения и покорности, а по достижении родителями преклонного возраста дети обязаны были содержать их до смерти. Отказ предоставлять родителям содержания считалось подсудным делом, но рассматривался этот вопрос Совестными судами.

В заключении сделаны выводы о том, что в XIX столетии основные процедуры, определявшие семейный статус человека были строго регламентированы гражданским законодательством, и церковными установлениями. Гражданским законодательством отчасти регулировались и внутрисемейные отношения, прежде всего, это касалось только имущественных отношений в семье.

Анализ источников позволил показать развитие института семьи в городах Ярославской губернии на микроуровне. Этот подход позволил сравнить региональные и общероссийские тенденции в развитии городской семьи.

Изучение архивных дел позволило сделать выводы о преобладании в Ярославской губернии таких нарушений брачного законодательства, как вступление в брак раньше достижения установленного законодательством возраста. В целом, эта тенденция, особенно в первой половине XIX в., была более характерна, для крестьянства.

Характерной чертой бракоразводных процессов в Ярославской губернии можно назвать нарушение супружеской верности со стороны жены в среде крестьян и мещан. Эта особенность определялась спецификой социально-экономического развития – отходничество и общее доминирование численности крестьян. В то же время, общей тенденцией для Российской империи являлось увеличение в конце XIX – начале ХХ вв. численности разводов, что привело, в том числе, к изменениям в семейном законодательстве. Эта тенденция проявилась и в Ярославской губернии.

При анализе демографических характеристик городской семьи в городах Ярославской губернии был выявлен ряд тенденций. Во-первых, преобладание двух- и трехпоколенных семей. В городах Ярославской губернии их соотношение проявлялось примерно 3:2, при условии относительно однородного социального состава приходов. Во-вторых, была выявлена такая тенденция, как более позднее вступление горожан в брак, тесно связанная с развитием процессов урбанизации и индустриализации. В то же время малая численность не состоявших в браке женщин и мужчин может служить доказательством того, что сохранялось отношение к браку, как институту, делавшему совместную жизнь легитимной в глазах общества, что было более характерно для традиционного типа общества. В-третьих, подавляющее большинство городских семей включало представителей двух, чуть реже – трех поколений, являвшихся родственниками по прямой линии. Не менее четко прослеживается и тенденция к сокращению численности семьи. Наконец, возрастная разница между супругами в целом соответствовала общим представлениям о главенстве мужа в семье. Соответственно, преобладание браков, где муж был старше жены, было характерным для городских семей в регионе.

В целом, можно отметить, что в XIX столетии в России сохранялись типичные для традиционного типа общества тенденции в развитии института семьи. Внутрисемейные отношения, за исключением некоторых положений об имущественных правах членов семьи, регулировались представлениями, характерными для традиционного общества. Соответственно, права, прописанные в законодательстве, не ограждали женщину от жестокого обращения мужа. Развитие промышленности обусловило формирование новых тенденций – фактический уход жены от мужа, и раздельное проживание. В городах, имевших достаточно развитую промышленность, женщина менее зависела от мужа в экономическом плане и могла обеспечить свое существование. В то же время межличностные отношения в семье формировались и на основе психологических особенностей супругов.

Очень четко регулировалась государством законность рождения ребенка, поскольку это определяло его статус не только в семье, но и обществе. От признания законности рождения ребенка, зависело не только присвоение имени и отчества отца, но и его имущественные права. Во взаимоотношениях родителей и детей русская городская семья в основном ориентировалась на традиционные представления, согласно которым дети должны были беспрекословно подчиняться родителям и обеспечивать их материально в старости.

Проведенное исследование показывает, что в XIX столетии изменения в развитии городской семьи были обусловлены социально-экономическим, культурным, политическим развитием городов. В ходе этого процесса начался постепенный переход к индустриальному типу общества, что отразилось и на модернизации института семьи, семейного законодательства, общественного мнения.



В целом можно отметить, что представленная работа не затронула весь спектр проблем, связанных с изучением истории городской семьи и ее региональных особенностей. Появление новых направлений в изучении отечественной истории значительно расширило круг источников, еще не используемых достаточно широко в региональных исследованиях. Потенциал этих источников в настоящее время не использован в полной степени и предполагает дальнейшую разработку темы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Фролова Т.В. Изучение русской городской семьи XIX века в исследованиях отечественных авторов // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». 2006. № 8. Архангельск, 2006. С. 41-44. (0,2 п.л.)




  1. Фролова Т.В. К вопросу об этнографических аспектах изучения русского города в отечественной историографии второй половины ХХ в. // VIII Золотаревские чтения. Рыбинск, 2000. С. 119-121. (0,2 п.л.)

  2. Фролова Т.В. Институт брака в России в первой половине XIX века (на основе законодательных актов и материалов Государственного архива Ярославской области) // Путь в науку. Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета ЯрГУ им. П.Г. Демидова. Вып.8. Ярославль, 2003. С.46-51. (0,3 п.л.)

  3. Фролова Т.В. Статус детей в русской семье в XIX веке // Х Золотаревские чтения. Материалы науч. конф. (19-20 октября 2004 г.). Рыбинск, 2004. С.143-149. (0,3 п.л.)

  4. Фролова Т.В. Статус женщины в русской городской семье первой половины XIX в. (на основе законодательных актов и материалов ГАЯО) // Женщины Ярославля: история и современность. Материалы научно-практич. конф. Ярославль, 2004. С. 99-103. (0,2 п.л.)

  5. Фролова Т.В. Исповедные росписи как источник для изучения русской городской семьи в перв. трети XIX в. (на примере г. Ярославля) // Путь в науку. Ярославль: ЯрГУ, 2005 Вып. 10. С. 144-154. (0,4 п.л.)

  6. Фролова Т.В. Возраст супругов в русской городской семье в XIX в. (на примере г. Ярославля, Ростова, Рыбинска) // XI Золотаревские чтения. Материалы науч. конф. Рыбинск, 2006. С. 117-122. (0,3 п.л.)

  7. Фролова Т.В. Типология семьи в городах Ярославской губернии в XIX в. (на примере Ярославля, Ростова, Рыбинска) // Социальная история российской провинции. Материалы Всероссийской научной конференции. Ярославль, 2006. С. 72-81. (0,4 п.л.)

  8. Фролова Т.В. Документы церковного учета в историко-демографических исследованиях городского населения России в XIX в. и состояние их сохранности в ГАЯО // Путь в науку. Выпуск 11. Ярославль, 2007. С. 98-103. (0,3 п.л.)

  9. Фролова Т.В. Законодательство Российской империи о порядке заключения брака (на материалах городов Центральной России) // Вестник Ярославского государственного университета имени П.Г. Демидова. Серия История. № 3. 2007. Ярославль, 2007. С.106-108. (0,2 п.л.).



Формат А5. Печ. л. – 1,5. Тираж 100 экз.

Подписано к печати 31.10.2008. Заказ № 1118.

Лицензия ЛР № 071542 от 24.11.1997.

Редакционно-издательский центр МУБиНТ

150003 г. Ярославль, ул. Советская, 80




1 См., напр. Плосс Г. Женщина в естествоведении и народоведении. Т. 1. СПб., 1898, Т. 2. СПб., 1899; Мужчина и женщина. Их взаимные отношения и положение, занимаемое ими в современной культурной жизни. Коллективный труд. Т. 2. СПб., 1896, Т. 3. Б.г.; Розанов В.В. Семейный вопрос в России. СПб., 1903.

2 См.: Забелин И.Е. Домашний быт русского народа в XVI-XVII столетиях. М., 1990; Костомаров Н.И. Домашняя жизнь и нравы великорусского народа: утварь, одежда, пища и питье, здоровье и болезни, обряды, прием гостей. М., 1993. Книги, изданные в XIX в., в следующем столетии стали библиографической редкостью и были переизданы в последние десятилетия ХХ в.

3 См., напр.: Рождественская С.Б. Жилище рабочих Горьковской области (XIX – ХХ вв.). Этнографический очерк. М., 1972.

4 Рындзюнский П.Г. Городское гражданство дореформенной России. М., 1958.

5 Миронов Б.Н. Русский город в 1740-1869-е гг. Л., 1990; Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало ХХ в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. Т.1. СПб., 2000.

6 Город и деревня Европейской России: сто лет перемен. М., 2001.

7 Полян П. Двадцатое столетие: путем демографических катастроф // Город и деревня в Европейской России... С. 33-62.

8 Лаппо Г. Города Европейской России в конце XIX в. // Город и деревня в Европейской России…С.65-78

9 Лаппо Г. Урбанизация в Европейской России: процессы и результаты // Город и деревня в Европейской России… С. 124-154.

10 Кострикина О.А. Мещанство уездных городов Ярославской губернии в конце XVIII – начале XIX вв. Дисс… канд. ист. наук. Ярославль, 2003; Анкушева К.А. Городские сословия Зауралья в конце XVIII – начале ХХ в. Дисс… канд. ист. наук. Тюмень, 2005. 262 с.; Первушкин А.В. Население провинциального города второй половины XIX – начала ХХ вв: историко-демографический анализ. Дисс… канд. ист. наук. Пенза, 2006; Фролова Т.А. Социокультурный облик чиновничества Западной Сибири в конце XIX – начале ХХ в. Дисс….канд. ист. наук. Омск, 2006; Макитрин К.М. Самарское купечество в конце XIX – начале ХХ вв.: социально-демографическая характеристика. Автореф. дисс…канд. ист. наук. Самара, 2005; Чутчев В.С. Мещанское сословие Западной Сибири во второй половине XIX – начале ХХ в. Дисс…канд. ист. наук. Томск, 2006.

11 См., напр.: Пушкарева Н.Л. Женщины Древней Руси. М., 1989.

12 См.: Гендерные исследования в Ивановском государственном университете // http://ivanovo.ac.ru/win1251/science/gend.htm

13 См.: Ельцова О.Д. Благотворительная деятельность ярославских монахинь в конце XVIII – начале ХХ вв. // Женщины Ярославля: история и современность. Материалы научно-практической конференции. Ярославль, 2004. С. 25-27; Смирнова Ю.Б., Шильникова И.В. Женщины-работницы Ярославской Большой Мануфактуры: мотивация труда, заработная плата (последняя треть XIX – начало ХХ века) // Там же. С. 108-111.

14 См.: Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города. М., 1978. Он. же. Очерки материальной культуры русского феодального города. М., 1988.

15 См.: Анохина Л.А., Шмелева М.Н. Быт городского населения средней полосы РСФСР в прошлом и настоящем: нам примере г. Калуга, Елец, Ефремов. М., 1977.

16 См.: Будина О.Р., Шмелева М.Н. Город и народные традиции русских. М., 1989.

17 Кром М.М. Историческая антропология // http://www.tuad.nsk.ru

18 Сазонова Е.И. Материальная культура и быт русского провинциального города кон. XVIII – начала XX вв. на примере городов Владимирской и Ярославской губернии. Дисс…канд. ист. наук. Ярославль, 2005; Ольнева О.В. Повседневная жизнь провинциального города в 1917 г.: по материалам Ярославской губернии. Дисс…канд. ист. наук. Ярославль, 2005; Щербинин П.П. Военный фактор в повседневной жизни русской женщины в XVIII – начале ХХ в. Дисс… докт. ист. наук. М., 2005.

19 Белик А.А. Культура повседневности провинциального купечества конца XVIII – первой половины XIX в.: на материалах Вятского края. Дисс…канд. культуролог. наук. Киров, 2005.

20 Жирнова Г.В. Брак и свадьба русских горожан в прошлом и настоящем. М., 1980.

21 Никонов В.А. География фамилий. М., 1988.; Он же Имя и общество. М., 1974; Новицкая А.П. Выбор фамилии русскими при вступлении в брак // Советская этнография. 1991. № 6; Лобачева Н.П. Что такое свадебный обряд (опыт изучения содержания брачно-свадебной обрядности) // Этнографическое обозрение. 1995. № 4; Листова Т.А. Кумовья и кумовство // Советская этнография. 1991. № 6. Она же. Крестины // Родина. 1999. № 10. С. 110-111; Она же. Кум да кума // Родина. № 11.

22 См., напр: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1886. Сергеевич В. Лекции и исследования по истории русского права. СПб., 1883; Неволин К. История гражданских российских законов. СПб., 1851; Шершеневич Г.Ф. Русское гражданское право. СПб., 1894

23 См., напр.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Пг., 1917; Ростовский И.А. Новый закон о браке, семье и опеке. М., 1927; Стучка П.И. Курс советского гражданского права. М., 1931.

24 Александров В.А. Обычное право крепостной деревни России, XVIII – нач. XIX в. М., 1984.

25 Миненко Н.А. Русская крестьянская семья в Западной Сибири (XVIII – первой половине XIX вв.). Новосибирск, 1979.

26 См., напр.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. Л., 1965; Рясенцев В.А. Семейное право. М., 1971; Лещенко В.Ю. Семья и русское православие (XI – XIX вв.). СПб., 1999; Цатурова М.К. Русское семейное право. М., 1991; Косова О.Ю. Семейное и наследственное право России. М., 2001. Антокольская М.В. Семейное право. М., 2000.

27 Брачность, рождаемость, смертность в России и в СССР. М.: Статистика, 1977.

28 См., напр.: Развод. Демографический аспект. М., 1979; Голод С.И. Стабильность семьи: социологический и демографический аспекты. Л., 1984; Детность семьи: вчера, сегодня, завтра. М., 1986.

29 Волков А.Г. Семья – объект демографии. С., 1986.

30 Кончаков Р.Б. Демографическое поведение крестьянства тамбовской губернии в XIX – начале ХХ в. Новые методы исследования. Автореф… канд. ист. наук // http://www.tambovdem.ru/abstract.php?id=konchacov

31 Плотникова Г.Н. Демографические изменения крестьянского населения Пермской губернии во второй половине XIX в. Дисс… канд. ист. наук. Пермь, 2006.

32 Дьячков В.Л., Кончаков Р.Б., Канищев В.В. Декабрьские рождения. К вопросу о роли религиозного фактора в демографическом поведении традиционного крестьянства. Тамбовская губерния, XIX- начало XX в. [Электронный ресурс] // http://www.tambovdem.ru/thesises.php?id=conference.december. См. также: Дьячков В.Л. Общее и особенное в социально-демографическом развитии с. Знаменка Тамбовского уезда Тамбовской губернии как сельского населенного пункта в середине XVIII – начале ХХ в. // Социальная история российской провинции… С. 48-65

33 Смирнова С.С. Демографические процессы в Олонецкой губернии в XIX-начале XX вв. Опыт компьютерного анализа метрических книг. Дисс. ... канд. ист. наук. СПб., 2002.

34 Хок. Стивен Л. Голод, болезни и структуры смертности в приходе Борщевка, Россия, 1830 – 1912 // http://tambovdem.ru/thesises.php?id=conference.distribut.

35 Методы демографических исследований. Под ред. Л.Е. Дарского. М., 1969; см. также: Палли Х.Э. Демографические процессы в прошлом: методы получения и обработки информации // Методы исследования. М., 1986. С. 34-44.

36 Владимиров В.Н., Силина И.Н. Метрические книги как историко-демографический источник // [Электронный ресурс] http://www.hist.msu.ru; Дитрих И.И. Исповедные росписи и метрические книги как источник по исторической демографии г. Пскова // http://e-lib.gasu.ru/mak/arhiv/2005/37.doc; Канищев С.Г. Современные исследования по исторической демографии России. Особенности массовых источников и некоторые проблемы их изучения // http://kleio.asu.ru/aik/bullet/30/106.html.

37 См., напр.: Канищев В.В., Кончаков Р.Б., Морозова Э.Б. Технология комплексной обработки баз данных по исторической демографии России // http://www.hist.msu.ru; Канищев В.В., Зайцева О.М., Стрекалова Н.В. Технология обработки электронных баз данных по социальной стратификации Российского города начала ХХ в. // http://www.hist.msu.ru; Маркова М.А. О точности учета младенческой смертности в метрических книгах Карелии // http://www.hist.msu.ru

38 Свод законов Российской империи (Свод законов гражданских). Т. 10. Ч. 1. 1857.