General ciисторические предпосылки генезиса этнополитических конфликтов в закавказье - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
А. А. Гостев принцип ненасилия в разрешении конфликтов 2 620.4kb.
Этнодемографические процессы в казахстане и сопредельных территориях 1 16.17kb.
А. Е. Кузнецов исито, Пермь Профсоюзная организация предприятия в... 1 100.66kb.
Решение социальных проблем, оказание помощи жертвам вооруженных конфликтов... 1 14.77kb.
Иосиф Виссарионович Сталин сочинения 18 4014.16kb.
Освободительная борьба русского народа против монголо-татарского ига 1 99.89kb.
Шевченко Е. Б. Военная тактика и вооружение сарматов 1 114.99kb.
Сервисный центр General Electric в Калужской обл начнет работать... 1 8.94kb.
Карлсона тошнило стихами прямо на конференцию по микроконтроллерам... 1 26.73kb.
General ciсовременные требования к страхованию авиаперевозок 1 159.66kb.
Тема Предпосылки демонтажа системы централизованного планированиия... 1 417.41kb.
Особенности природы Абхазия типичная горная республика. Горы занимают... 1 68.11kb.
- 4 1234.94kb.
General ciисторические предпосылки генезиса этнополитических конфликтов в закавказье - страница №1/1

_general_ciИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ГЕНЕЗИСА ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В ЗАКАВКАЗЬЕ
Барбарян К.Б.
Барбарян Каджик Борисович, стажер кафедры социальной и политической философии Московского гуманитарного университета.
Обращаясь к вопросу генезиса этнополитических конфликтов Закавказья, мы исходим из общепризнанной парадигмы, что конфликт, являясь многоуровневым явлением, включает в себя множество политических, социально-экономических, идейно-психологических и иных контекстов. Все эти составляющие незримо присутствуют в генезисе конфликтов Закавказья, не вызывая у нас особого сомнения. И лишь только условно можно допустить, что этнополитический конфликт является отдельным, уникальным явлением, где основополагающую роль играют исторический фактор и особенности региона. Не абсолютизируя роль исторической основы конфликтов, мы, тем не менее, считаем, что в определенной мере  источники кризисной ситуации в Закавказье были заложены при образовании СССР и связаны с наследием межэтнических отношений в Российской империи. 

По мнению ряда исследователей, фундаментальная причина всех этнополитических конфликтов постсоветского пространства связана с изменением существовавшего строя. Так, например, Накопия Б.Т. связывает причины конфликтов в СССР непосредственно с изменением существовавшего строя (господство административно-командной системы; в период развала последней происходит трансформация межэтнических отношений; переход власти от прежней партийно-государственной бюрократии  к  представителям этнонациональных элит).[1]

Представляется, что такое утверждение вряд ли можно считать исчерпывающим. В определенной мере мы разделяем мнение А.Н. Косолапова, согласно которому конфликты постсоветского пространства имеют особую цивилизационно-историческую основу. «Объективная сложность внутреннего мира постсоветского пространства, - подчеркивает ученый, - нигде не проявляет себя   столь очевидно и не сказывается столь сильно, как в развернувшихся на территории бывшего СССР конфликтах. Естественно, что корни конфликтов постсоветского пространства восходят не  только к советскому, но и к еще  более отдаленному прошлому».[2]

Для этнополитического пространства Закавказья почти всегда было характерно наличие весьма сложного и запутанного  комплекса проблем и противоречий, которые часто становились причиной войн, насильственных ассимиляций, депортаций, ожесточенных споров между различными этническими группами. Одна  из важнейших особенностей этой ситуации состояла в том, что формирование и выживание региональных этнических сообществ не всегда зависело от существования собственного государственного образования.

Сложный и многогранный – с этнической точки  зрения – характер кавказского региона отмечали еще ученые древности. «Много разных племен обитает на Кавказе», - писал «отец истории» Геродот в V веке до н. э.[3] Вслед за ним через 500 лет античный географ Страбон довольно подробно описал Кавказ, особо подчеркивая полиэтничный характер его населения.[4] Арабский мыслитель аль-Масуди  отмечал: «Гора Кабк (Кавказ) – великая гора, занимающая громадную площадь. Она вмещает много царств и народов».[5] Тем не менее, анализировать конкретные аспекты этноисторических процессов, проистекавших в Закавказье, опираясь на античные и средневековые  нарративные источники, довольно сложно. Греко-римские и арабские авторы освещали их крайне слабо и то лишь в связи с римско-парфянским противостоянием, а, позднее, - в контексте борьбы  Византии с арабо-мусульманским миром.

Древнейшим политическим образованием на территории Закавказья являлось государство Урарту, расцвет которого пришелся на VIII век до н. э.  Государство Урарту включало в себя различные этнические субстраты хурритских и кавказо-иберийских племен, сыгравших существенную роль в этногенезе армян и грузин.  Упадок Урарту пришелся на конец VII века до н. э. и был вызван экспансионистской политикой Ассирии и вторжением скифских племен, создавших на территории  восточного  Закавказья собственное государство.[6]

К началу нашей эры на территории  Закавказья существовало три крупных государственных образования – Армянское царство, Картли и Албания. Все три государства были ареной борьбы между Римом и Парфией, и от исхода этой борьбы, во многом зависела и этнополитическая ситуация в регионе. Армения большей частью была союзницей Рима, Картли часто меняла свою политическую ориентацию и не раз подвергалась разделу между Римом и Парфией, а Албания, как правило, находилась в сфере влияния Ирана.[7]

Существенно изменилась этнополитическая ситуация в Закавказье тогда, когда на мировую авансцену выступили арабы и началось восхождение арабского халифата. В 642 г. арабы,  вытеснив хазар из восточного Закавказья, подчинили своей власти Кавказскую Албанию, а в конце VII века арабскому завоеванию подверглись  Армения и Грузия. С VIII века начинается процесс исламизации региона, и уже  к IX веку в Восточном Закавказье существовало ряд феодальных владений, где господствовали мусульманские династии.[8]

Единственным крупным государственным образованием, формально сохранившим свою независимость от Арабского халифата, было Абхазское царство, существовавшее в VIII – X веках на северо-западе Закавказья. Помимо Апсилии и Абасгии (Северная и Южная Абхазия), в политические границы Абхазского царства входили вся Западная и значительная часть территории Восточной Грузии. Позднее Абхазия вошла в состав Грузинского царства династии Багратидов, сумевших не только объединить разрозненные территории, но и избавить Грузию от арабского владычества. [9]

С продвижением тюрок-сельджуков на Запад в первой половине XI века в истории Закавказья наступил новый этап. Нашествие тюрок имело огромные последствия для исторических судеб народов Закавказья.

Экспансия тюрок и заселение ими территорий современного Азербайджана и части территорий Армении и Грузии изменили этнический состав населения Закавказья, произошла тюркизация автохтонного албанского населения, что положило начало формированию тюркоязычной азербайджанской народности.[10] Постепенно древнее название «Арран» заменилось тюрско-иранским «Карабах» (Черный сад). Массы тюрков, в основном Огузов и родственных им племен, на основе наречий которых сложились турецкий и азербайджанский языки, прибывали и оседали в Закавказье вплоть до XIX века.

В XIII веке в связи с монгольским вторжением на Кавказ началось массовое переселение осетин с Северного Кавказа на территорию  Восточной Грузии. Вследствие этого имели место две волны миграции осетин  в горные районы Двалетии, что в конечном итоге привело к частичной ассимиляции аборигенного грузинского населения края.[11] Эти обстоятельства и определи в данном регионе формирование Южной ветви осетинского этноса, поддерживавшего тесные этнокультурные связи с осетинами Северного Кавказа.[12]

В 1774 г. в результате русско-осетинских переговоров Северная Осетия добровольно вошла в состав Российской империи. В 1783г. по Георгиевскому  договору Грузинское царство, в которое входили Картли и Кахетия, приняло покровительство России. Это событие стимулировало ускорение процесса присоединения Грузии (в составе Картли и Кахетии) к Российской империи, завершившегося в 1801г. Западное грузинское царство Имеретия было аннексировано Россией в 1810 г., а Гурия, Мингрелия, Сванетия и Абхазия, соответственно, в 1829, 1857, 1858 и 1864 годах. На наш взгляд,  важно отметить, что аннексию Абхазии следует рассматривать в контексте Кавказской войны (завершилась в 1864 г.  покорением убыхов), которую вела Россия с горскими народами Северного Кавказа. Подчинение Северо-Западного Кавказа вызвало массовый отток аборигенного населения в Османскую империю. По некоторым оценкам, Абхазию покинуло до 100 тыс.[13] абхазо-абазин, преимущественно из числа мусульманского населения, что кардинально изменило этнодемографическую ситуацию в регионе.

Очередная русско-иранская война (1826-1828) закончилась полным поражением Ирана, что положило конец персидским притязанием на Восточное Закавказье, с тех пор переставшим быть предметом разногласий между Россией и Ираном.[14]

По Туркменчайскому мирному договору в состав России вошла почти вся Восточная Армения. Под патронажем России  с 1828 по 1830 год в Закавказье было переселено свыше 40 тысяч иранских и 84 тысячи  турецких армян. Мы отмечаем тот факт, что подавляющая часть переселенцев была расселена не в горных районах Карабаха (присоединен к России по Гюлистанскому договору в 1813г.) и Зангезура, как утверждают ряд азербайджанских исследователей,[15] а на равнинных территориях Араратской долины.

До начало XX века этнополитическое состояние Закавказья было относительно стабильным. Исключением является лишь период революционных событий в России  1905-1907 годов, когда в Закавказье имели место армяно-татарские[16] столкновения, вызванные ослаблением влияния  центральных властей. Начавшись с незначительных инцидентов 6 февраля 1905 года в г. Баку, конфликт перекинулся на другие регионы Закавказья и продолжался до конца 1906 года. В ходе распри погибло около 10 тысяч человек. Наиболее тяжелые столкновения имели место на территории Карабаха и в г. Баку.[17]

Поворотной вехой в истории региона стало начало первой мировой войны. С вступлением в войну Турции на стороне Тройственного союза Закавказье оказалось в эпицентре военных действий. Апогеем этих действий стали события в апреля 1915 г. по отношению к армянам Западной Армении, обвиненных младотурецкой администрацией в симпатиях к России.[18], которые повлекли за собой значительный поток беженцев в Россию. Поток беженцев из Западной Армении  в российскую часть Закавказья осложнил и без того непростые армяно-тюрские отношения.

Февральская революция 1917 года и процесс дезинтеграции Российской империи привел к возникновению в Закавказье трех  независимых государств – Азербайджана, Армении и Грузии. Нежданное обретение независимости ввергло новоявленные Закавказские государства в пучину внешних и внутренних междоусобиц этнополитического характера. С целью нейтрализации возникшего комплекса противоречий в феврале 1918 г. в регионе была  создана Закавказская Федерация, куда вошли Азербайджан, Армения и Грузия.[19] По сути дела - это было эфемерное политическое образование, показавшее в дальнейшем свою несостоятельность. Ситуация в  регионе усугублялась еще и тем, что с 1918 по 1920 годы Закавказье подвергалось неоднократной оккупации со стороны Германии, Турции и Англии. Степень влияния оккупационных властей на эскалацию этнополитической ситуации в регионе  была чрезвычайно высока.

Пользуясь политической  поддержкой со стороны Турции, а затем и Англии, Азербайджан предъявил претензии на армяно-населенные области Карабаха, Зангезура и Нахичевана, находившиеся в сфере политического влияния Армении. Получив отказ, турецкие войска перешли к боевым действиям, спровоцировав очередную серию армяно-азербайджанских столкновений.[20] После вынужденной эвакуации  турецких войск спорные территории перешли под юрисдикцию британского экспедиционного корпуса. Бездействие оккупационных властей вынудили в августе 1919 г. карабахских армян подписать договор, по которому Карабах признавался частью Азербайджана, где ему была гарантирована культурная автономия. Спустя девять месяцев очередной съезд Национального Совета армян Карабаха постановил (не дожидаясь международного вердикта) отменить решение о временном вхождении в состав  Азербайджана и объявил о присоединении Карабаха к Армении.[21]              

Непросто складывалась ситуация и на территории Грузии. Приняв в мае 1918 года германский протекторат и получив политическую поддержку немецкого правительства, меньшевистские власти Грузии установили контроль над всей территорией Абхазии, которая в тот период входила в состав Горской республики. Несмотря на упорное сопротивление абхазов, грузинскому экспедиционного корпусу генерала Мазниева (Мазниешвили) удалось захватить  Абхазию, а  затем Сочи и  Туапсе. Аннексия Абхазии и арест членов абхазского парламента вызвали протест со стороны администрации союзных (британских) войск в Закавказье и командования русской Белой армии.[22]

Другим регионом Грузии, где имела место этнополитическая конфронтация, были территории внутренней Картли, населенные преимущественно осетинами. В 1920-1921 годах отряды «Народной Гвардии» Грузии под лозунгом борьбы с «большевизацией» региона провели широкомасштабную военную операцию на территориях, где осетины составляли доминирующее большинство.[23] После ликвидации политического руководства национально-революционного движения в Южной Осетии (расстрел 13 комиссаров в Джаве и Цхинвали в июне 1920 г.) действия военных отрядов были направлены на уничтожение и выдавливание осетинского населения из центральных районов Грузии. По данным на июнь 1920 г. было убито свыше 5 тысяч человек, уничтожено 50 осетинских сел, несколько десятков тысяч беженцев нашли убежище на Северном Кавказе.[24] Методы и масштабы антиреволюционных мероприятий были санкционированы правительством Грузии, которое не скрывало своих намерений по вытеснению осетинского этнического субстрата с данных территорий, созвав специальную комиссию по перемещению переселенцев из других регионов Грузии в осетино-населенные области Картли.

В апреле 1920 года 11 армия РСФСР с помощью сил регионального отделения РКП(б) установила контроль над территорией Азербайджана. 28 апреля 1920 года дашнакскому правительству Армении был предъявлен ультиматум с угрозой в трехдневный срок начать  военные действия, если не будут очищены от армянских войск  территории Карабаха и Зангезура. 10 августа того же года Армянская Республика вынуждена была подписать соглашение с Советской Россией, по которому спорные территории Карабаха и Зангезура переходили под контроль войск РСФСР. [25]

Первоначально декларацией Азербайджанского ревкома от 30 ноября 1920 г. спорные районы Зангезур и Нахичевань были признанны частью уже Советской Армении, а Нагорному Карабаху, большую часть населения которого составляли армяне, было предложено право на самоопределение. На торжественном заседании Бакинского совета 1 декабря 1920 г. С. Орджоникидзе заявил о вхождении Нагорного Карабаха в состав Армении. Это подтвердили И. В. Сталин в газете «Правда» от 4 декабря 1920 г., а также Кавбюро ЦК РКП(б) решением от 3 июня 1921года. Однако вскоре эти решения были пересмотрены. Кавбюро на своем пленуме, состоявшемся  5 июля 1921 г., приняло другое решение, предусматривающее включение Нагорного Карабаха на правах автономии  в состав Азербайджана.

Московский договор 1921 года предусматривал уступку Турции Карской провинции, входившей раннее  в состав независимой Армении.[26] Согласно Карскому договору того же года, предусматривалось создание Нахичеванской АССР в составе Азербайджана.[27] По Лозаннскому договору был окончательно закрыт вопрос о Турецкой Армении.[28] В июле 1923 года была создана Автономная область Нагорного Карабаха (АОНК) в составе Азербайджанской ССР, которая в 1937 году была преобразована в Нагорно-Карабахскую автономную область (НКАО).

Что  касается Грузии, то она  была последним государством в Закавказье, подвергшимся определенной советизации в результате вхождения войск Красной Армии в феврале 1921 года. 31 марта 1921 была провозглашена независимая Абхазская ССР, которую большевистское правительство Грузии официально признало. В том же году Абхазская ССР была вынуждена заключить союзный (конфедеративный) договор, по которому она на особых условиях входила в состав Грузии. Абхазия все еще оставалась союзной республикой до 1931 г., когда ее статус был понижен от союзной республики до автономной единицы в составе Грузии.[29]

В апреле 1922 года в осетино-населенных территориях  центральной Грузии была образована Южно-Осетинская автономная область. Это решение в большей степени было основано на ранее заключенном договоре, в мае 1920 года, между Советской Россией и меньшевистской Грузией о разделе сфер политического влияния в Северной и Южной Осетиях.[30] В состав Южно-Осетинской автономной области вошли г. Цхинвал и ряд территорий, где имелось значительное количество грузинского населения, что еще более осложнило   этнодемографическую ситуацию в  автономном образовании.[31]

В советский период интеллигенция и даже партийное руководство отдельных Закавказских автономий неоднократно обращались к союзному центру о пересмотре административно-территориального  деления региона (Абхазская АССР в 1956, 1967, 1978 гг.[32]; Нагорно-Карабахская АО в 1945, 1967, 1977 гг.[33]), но, в силу известных причин, Москва не могла идти дальше отдельных уступок в кадровой и этнокультурной политике. Либеральные процессы в СССР в конце 80-х гг. XX в., ослабившие жесткие устои тоталитарного режима, генерировали весь комплекс застарелых противоречий этнонационального характера, создав основу для эскалации этнополитической ситуации в регионе.

Таким образом, исторические аспекты межэтнических отношений в прошлом во многом  предопределили обоюдное негативное восприятие  противоборствующих сторон в период развертывания этнополитических конфликтов в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии в конце 80-х г.г. XX в.  На наш взгляд, именно установки и стереотипы, изначально направленные на конфликт, заложили благодатную почву  для актуалиализации целого ряда объективных причин - политических, экономических, демографических, этнокультурных, конфессиональных и иных – легших в основу генезиса этнополитических конфликтов в регионе.

[1] Накопия Б.Т. Грузино-абхазский конфликт: поиск путей урегулирования. Автореферат  диссертации на соискание уч. степени канд. полит. наук. - М.1997. С. 2 – 3.

[2] Косолапов Н.А. Конфликты постсоветского пространства и современная конфликтология // Мировая экономика международные отношения. 1995. № 10. С. 5.

[3]Геродот. История. Т. 1. - М.: «Ладомир», 1999. С. 89.

[4]Страбон. География. Т. 11. - М.: Наука, 1964. С. 468-480.

[5] Цит. по: Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербента X-XI веков. - М.: АзССР. 1963. С. 189.

[6] История Древнего востока / Под. ред. В.Н. Кузищина. - М.: Высшая школа, 2001. С.2 07- 215.

[7] Всемирная история. / Ред. коллег.  И.А. Алябьев,  Т.Р. Джум. Т. 6. - Минск: «Литература», 1996. С. 280 – 285.

[8] Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. - М.: «Междунар. Отношения», 2001. С. 15.

[9] История Абхазии / Под. ред. З. В. Анчабадзе. - Сухуми: «Алашара», 1986. С. 45-49.

[10] Алекперов А.К. Исследования по археологии и этнографии Азербайджана. - Баку: АН АзССР, 1960. С. 92 – 93.

[11] Гамрекели В.Н. Двалы и Двалетия в I – XV веках н. э. - Тбилиси: АН Груз. ССР, 1961. С. 30.

[12] Кузнецов В.А. Алания в X – XIII веках. - Орджоникидзе: «Ир», 1971. С. 41 – 42.       

[13] Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX  столетия. - Сухуми: «Алашара». 1982. С. 493.

[14] Дегоев В.В. Кавказский вопрос в международных отношениях 30 – 60 годов XIX века. - Владикавказ: СОГУ. 1992. С. 8.

[15] Баллаев А. Азербайджанское национальное движение в 1917 – 1918 г.г. - Баку: «Елм». 1998. С. 25. 

[16] В Российской империи тюрок Азербайджана официально именовали закавказскими татарами.

[17] Баллаев А. Указ. соч. С. 41.

[18] Геноцид Армян в Османской империи / Под. ред. М.Г. Нерсесяна. - Ереван: Айастан, 1982. С. 4 – 8.

[19] Азатян Г. Судьбоносные договора. - Ереван: НАН РА. 2000. С. 12.

[20] Гарибджанян Г.Б. Страницы истории армянского народа. - Ереван: Гитутюн. 1998. С. 178.

[21] Казананджян Р. К предыстории самоопределения Нагорного Карабаха. - М.: НАН РА. 1997. С. 7.

[22] Деникин А. Очерки русской смуты. - Минск: «Хорвест». 2002. С. 271, 280.

[23] Цховребов В.Д., Санакоев М.П. Южная Осетия в период трех революций (1900-1921г.). - Тбилиси: Мецниерба. 1981. С. 194 – 197.

[24] Осетия и осетины / Состав. К. Челехсаты. - Владикавказ: «Ир». 1994. С. 265.

[25] Микаэлян К. Преодоление заблуждения // Содружество-НГ. 1999. Сентябрь. С. 11.

[26] Дипломатический словарь / Под. ред. А.А. Громыко. Т. 3. - М.: Наука. 1986. С. 313.

[27] Там же.

[28] Обращение к народу Западной Армении об учреждении своего Представительства  в эмиграции // Независимая газета. 2000. 21 ноября. С. 5.

[29] Ардзинба В. «В возобновлении грузино-абхазского конфликта никто не заинтересован» // Независимая газета. 2000. 18 мая. С.5.

[30]  См. указ. соч.Осетия и осетины. С. 299.

[31] Жоржалиани Г., Тоидзе Л., Лекишвили С. Исторические и политико-правовые аспекты грузино-осетинского конфликта. - Тбилиси: «Самшобло». 1995. С. 10.

[32] Смолянский В.Н. Национальные конфликты в СССР и СНГ (1985-1992 гг.). - Улан-Уде: БНЦ СО РАН. 1996. С. 103.

[33] Восканян С.С. Очерк истории армяно-азербайджанских этнополитических отношений. - Волгоград: ВолГУ. 2002. С. 167.
Версия для печати. URL: http://www.pvlast.ru/archive/index.325.php