Функциональная нагрузка средств коммуникативного уровня в ролях второго плана - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Функциональная нагрузка средств коммуникативного уровня в ролях второго плана - страница №1/1

Функциональная нагрузка средств коммуникативного уровня в ролях второго плана (на материале творчества А.Папанова)

Баранова Анна Ивановна

Аспирантка Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, филологического факультета, г. Москвы, Российской Федерации
Тема данного доклада – функциональная нагрузка средств коммуникативного уровня в ролях второго плана (на материале творчества А.Папанова). Объектом исследования является звучащий диалог. Работа выполнена в рамках метода семантического анализа коммуникативного уровня русского языка [Безяева].

Система значений коммуникативного уровня включает значения целеустановки, значения конструкций, реализующих данную целеустановку, и значения коммуникативных средств, формирующих данную конструкцию. Каждое коммуникативное средство имеет набор инвариантных параметров. Реализация этого набора подчинена алгоритму развертывания, который состоит в их антонимическом развертывании и розыгрыше по позициям говорящий-слушающий-ситуация.

В отличие от ряда работ, изучающих комическое на номинативном уровне, объектом нашего исследования является создание комического при помощи средств коммуникативного уровня.

В данном докладе мы рассмотрим функционирование средств коммуникативного уровня на примере ролей А.Папанова в комедиях «Берегись автомобиля» (1966 г.) и «Бриллиантовая рука» (1968 г.). Оба фильма представляют собой пародию на детективный жанр.

В «Берегись автомобиля» герой Папанова – «отрицательный» положительный персонаж. Номинативное содержание его высказываний говорит о том, что перед нами резонер, носитель норм социума. Однако средства коммуникативного уровня снижают образ, делая его отрицательным.

В качестве иллюстрации приведем небольшой эпизод.

Инга: Па2почка,/ у Топтунова да2чу отбирают.

Семён Васильевич: И пра4вильно отбирают./ Давно2 пора./ С жульем, допустим, надо боро6ться6.

Дима: Ну почему он жу2лик?/ Человек умеет жи2ть.

Семён Васильевич: Ты мне скажи, на какие за23работки/ заместитель директора трикотажной фа3брики/ отгрохал себе двухэтажный особня2к?

Дима: Семё2н Васильич,/ это его/ де2ло!

Семён Васильевич: Не2т, на2ш[а]!/ Мы будем просто-таки неща6дно боро6ться с ли3цами,/ живу6Èщих на, допу6Èстим, нетрудовые дохо2ды.

Ошибки в речи (бороться с лицами, живущих), алогичное употребление коммуникативных средств разрушают заданный номинативно положительный образ, делая его комическим. Коммуникативные средства говорят о неспособности героя адекватно выразить свою мысль, что может свидетельствовать о невозможности понять ситуацию. Так, например, коммуникативное допустим указывает на введение вариантов предполагаемого развития ситуации и неуместно в реплике, не допускающей никаких вариантов.

В «Бриллиантовой руке» основой комического является пародирование распространенных детективных ходов, таких как общение спецагентов, разработка операции, сокрытие подлинного лица агента и др. В этом фильме используется прием жанровой коммуникативной провокации: на номинативном и коммуникативном уровне задается определенный жанр (в данном случае жанр детектива), который затем разрушается при помощи средств коммуникативного уровня.

В качестве примера приведем одну из сцен фильма.

Лёлик и Геша (герой А.Миронова) обсуждают план очередной операции. На столе разложена карта.

Лёлик: Да2./ Шеф дает нам возможность реабилити1роваться./ Местом о[пэ]рации под кодовым названием «Ди3чь»

Геша: Ка3к?

Лёлик: «Ди2чь»./ Он определи6Èл летний ресторан «Плакучая и1ва»./ Строγо на се6вер,/ поря6дка/ пятидесяти ме6троў,/ располо6жен/ [туалэ2т]./ Типа [со]рти2ра./ Обозначенный на схе6ме буквами «Мэ6» и «Жо2»./ Асфальтовая дорожка, ведущая к туале6ту,/ проходит мимо/ [пы2хты]./ Где буду находи6ться/ я2./ Такова наша дислока1ция.

Коммуникативно и номинативно (термины дислокация, кодовое название) задаются жанровые особенности детектива. Но затем при помощи средств коммуникативного уровня происходит развенчание данного жанра. В речи Папанова эту функцию выполняют говор и просторечие, которые начинают работать на коммуникативном уровне. Так, актер намеренно произносит твердые согласные на месте мягких (туа[лэт], [пы]хта), гласные полного образования на месте редуцированных ([со]ртир), придумывает комический вариант прочтения букв м и ж«мэ» и «жо».

Данные значения поддерживаются ИК-6. При помощи этой интонации говорящий привлекает внимание собеседника и зрителя к тому, что будет сказано, в данном случае, обозначению места операции: Строγо на се6вер,/ поря6дка/ пятидесяти ме6троў,/ располо6жен/ [туалэ2т]. ИК-6 настраивает на важность и особенность места операции, но вдруг оказывается, что это туа[лэ́т], да еще и типа [со]ртира. В следующей реплике ИК-6 и значимая пауза готовят слушающего к введению варианта, известного говорящему и неизвестного слушающему, но вдруг появляется совершенно ожидаемый вариант (его подсказывает форма глагола – буду находиться) – я, интонированный ИК-2 (именно этот вариант и никакой другой): Где буду находи6ться/ я2.

Итак, в рассматриваемых нами комедиях комическое формируется за счет обмана ожидания зрителя. Коммуникативная и номинативная заданность положительного образа в первом фильме и определенных детективных ходов во втором снимается при помощи средств коммуникативного уровня. В качестве таких средств выступают говор, просторечие, ошибки в речи, а также алогичное использование единиц коммуникативного уровня.



Литература

Безяева М.Г. Семантика коммуникативного уровня звучащего языка. М., 2002.