Екатерина Павловна - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Екатерина Павловна - страница №1/1




Екатерина Павловна

http://s14.radikal.ru/i187/1201/95/19259d43c517.jpg

 
Одной из наиболее замечательных женщин в истории России была великая княгиня Екатерина Павловна (10.05.1788 — 28.12.1818), «достойная славного имени бабки своей», по словам Ф.Ф. Вигеля.


Великая княгиня Екатерина Паловна — шестой ребенок, четвертая дочь в семье великого князя Павла Петровича и его супруги великой княгини Марии Федоровны, вюртембергской принцессы.
Под руководством графини Шарлотты фон Ливен, занимавшейся воспитанием детей в императорской семье, великая княжна Екатерина Павловна с детства была серьезной не по годам, очень самостоятельной. Рано стала заниматься серьезными науками: математику преподавал академик Крафт, географию, политэкономию и французский язык — знаменитый ученый Шторя, историю — швейцарец Пуже. Училась верховой езде, танцам, отдавая предпочтение русской кадрили, музыке, рисованию. Блестящие природные данные юной великой княжны, мужской склад ума, смелость решений выделяли Екатерину Павловну среди ее старших сестер, рано выданных замуж за европейских принцев. По воспоминаниям современников, «робость совершенно ей несвойственна... в ней нет нисколько женской пустоты, религиозной сентиментальности... обладает особенной силой мышления, во взоре светятся чистые мысли, высшие интересы».
В 15 лет великая княжна будет признана «красой царского дома в России». Особые доверительные отношения с детства сложатся у нее со старшим братом Александром Павловичем, которые сохранятся до конца ее короткой жизни.
В «16 лет вся ее личность, живость, сообразительность характера... легкость и верность в суждениях... весьма красивая внешность выделяли ее... Природная веселость и приветливость сделали ее любимицей всей семьи», — отмечал биограф ее сына Петра Георгиевича Ольденбургского А. Панков.
Обаятельность ее отмечали все современники, оставив эмоциональные воспоминания о великой русской женщине, даже Анна Петровна Керн не удержалась: «...Она была настоящая красавица с темно-каштановыми волосами и необыкновенно приятными, добрыми глазами. Когда она входила, сразу становилось светлее и радостнее». Сардинский посланник в России граф Жозеф де Местр в донесении своему королю писал о Екатерине Павловне: «Если бы я был художником, я послал бы вам только ее глаз, вы увидели бы, сколько ума и доброты вложила в него природа». С ним был солидарен петербургский сановник С.П. Жигарев: «Великая княжна Екатерина Павловна — красавица необыкновенная; такого ангельского лица и вместе с тем умного лица я не встречал в моей жизни; оно мерещится мне до сих пор, так что я хотя и плохо владею карандашом, но могу очертить его довольно охотно».
Ее руки будут домогаться многие европейские принцы. Но будучи с юных лет самостоятельной в решениях, Екатерина Павловна не торопилась покидать Россию. В 1807 году она влюбилась в блестящего гвардейского офицера 27 лет — князя Михаила Петровича Долгорукова, друга и адъютанта императора Александра I. Ее чувства были взаимными, но мать Мария Федоровна не соглашалась на помолвку. В эти же годы у великой княгини Екатерины Павловны сложились дружеские отношения с прославленным генералом, кумиром великосветской молодежи князем П.И. Багратионом. Великая княжна ценила в людях доброту, скромность, порядочность, отвагу, в силу чего и возникли между ними романтические отношения, они переписывались. В день гибели Багратиона на Бородинском поле у Екатерины Павловны родится второй сын — 14 августа 1812 года — принц Петр Георгиевич. В 1808 году молва наречет Екатерину Павловну невестой Наполеона Бонапарта, которому якобы очень нравился появившийся в Париже ее портрет. Но отношение к корсиканцу у великой княжны и ее матери, вдовствующей императрицы, были определенно отрицательные, тем более что у Марии Федоровны были свои виды на дочь: весной 1808 года она пригласила из герцогства Ольденбурга младшего сына своей рано умершей сестры и герцога Петера-Фридриха-Людвига, двоюродного брата Екатерины II — принца Георга Ольденбургского (1784 — 1812 гг.), получившего блестящее образование в Лейпцигском университете. Приехавший в Россию принц стал изучать русский язык с преподавателем русской словесности И.М. Борном (в главном училище святого Петра в Петербурге), одним из организаторов Вольного общества любителей словесности, науки и художеств, и получил назначение в Ревель генерал-губернатором. По приглашению тетушки летом приезжал в Павловск, чтобы общаться с двоюродной сестрой Екатериной Павловной, в которую влюбился с первого взгляда.
Роман с князем М.П. Долгоруковым казался бесперспективным — князь уехал в Финляндию в действующую армию. Однако мольбы Екатерины Павловны, уговоры сына — императора — к осени 1808 года сломили сопротивление Марии Федоровны. Царь спешит сообщить другу о согласии матери на его брак с любимой сестрой, но известие об этом долгожданном событии пришло в часть через два дня после гибели князя в стычке с неприятелем (шведами). И дипломатические игры по поводу возможного сватовства Наполеона к Екатерине Павловне кончились ничем: «Наполеону пришлось в первый раз получить отказ», по замечанию графини Шуазель-Гоффы. В создавшихся условиях желания матери и дочери совпали — в ноябре 1808 года состоялась тайная помолвка, о которой сообщил граф Жозеф де Местр в Сардинию: «Происхождение жениха самое почетное, ибо он, как и император, принадлежит к Голштинскому дому. В прочих отношениях брак неравный, но тем не менее благоразумный и достойный великой княжны... что касается принца... он показался мне исполненным здравого смысла и познаний. Он уже обратил на себя внимание в качестве ревельского генерал-губернатора, он всеми силами старается усвоить русский язык... главная его забота — снискать благорасположение своей новой родины».
«Тонкий ценитель искусства, спокойный, добрый, уступчивый по характеру, хотя и непривлекательный по внешности, принц Георг нашел родственную душу в своей супруге», — вспоминал впоследствии граф А.В. Кочубей, адъютант принца.
Венчались 18 апреля 1809 года в большой церкви Зимнего дворца, а накануне принц получил пост генерал-губернатора трех губерний, «самых лучших в России» — Тверской, Новгородской и Ярославской с местом пребывания в Твери, знакомой великой княгине с детства (в девять лет ее впервые привезли в Тверской дворец при поездке в Москву на коронацию Павла I).
К моменту прибытия Ольденбургских в Тверь 28 августа 1809 года архитектор Кремлевской экспедиции строений К.И. Росси с командой талантливых помощников (Бове, Ткачев, Дильдин, Скотти) за апрель — август 1809 года превратил Тверской императорский дворец в величественную и роскошную резиденцию генерал-губернатора, сверкающую зеркальным блеском своих залов, позолотой мебели красного и палисандрового дерева уютных гостиных. При дворце заново был разбит пейзажный дворцовый сад, куда можно было спуститься из кабинета великой княгини Екатерины Павловны на втором этаже через террасу по пандусу. Дворец принадлежал собственно великой княгине, где кроме парадных помещений и личных покоев хозяев дворца были канцелярии генерал-губернатора и директора Главного управления путей сообщения (дополнительное назначение принц получил осенью 1809 года).
«От водворения царской фамилии Тверь как бы возродилась новою жизнью. Повсюду гремели днем и ночью экипажи, и форейторы, несясь на передовых выносных, заливались звонким, далеко раздающимся криком «па-ади!». Все главные улицы и набережные освещались фонарями, чего прежде не было. Торговля быстро развивалась, шли разные увеселения, иллюминации, фейерверки по праздникам и в торжественные дни, перед Дворцом всегда играла музыка зубцовского помещика Новосильцева... Город встрепенулся, будто от сна, всюду появилось движение. Великая княгиня часто прогуливалась по городу в карете, в большом открытом экипаже цугом в шесть лошадей. Она была красавица в полном значении слова, необыкновенно добра, ангельски ко всем ласкова и приветлива. Народ любил ее до безумия, а как скоро где она появлялась, все бежали за ее экипажем с криком «ура!»... Тверь при великой княгине Екатерине Павловне, как заброшенная сиротка, попавшая в хорошие руки, росла, цвела и хорошела не по дням, а по часам», — вспоминал полвека спустя бывший семинарист Соколов, опубликовавший свои воспоминания в газете «День» в 1866 году.
«Тихая и однообразная жизнь губернского города с прибытием в Тверь великой княгини и ее двора совершенно изменилась. Тверь сделалась не только попутным между Петербургом и Москвою местом, в котором останавливались для свидания с великой княгиней все особы императорской фамилии и величайшие сановники, но она... была некоторое время центром, куда стремились замечательные по талантам своим и просвещению люди, находившие всегда сочувствие и покровительство великой княгини», — вспоминал князь Александр Петрович Оболенский, адъютант принца Ольденбургского, камер-юнкер Малого двора при тверском Дворце. «В Твери Екатерина Павловна провела самые веселые и самые счастливые дни своей жизни», — утверждал в своих «Воспоминаниях» Ф.П. Лубяновский, руководивший канцеляриями принца во дворце. В кабинете Екатерины Павловны проходили литературные вечера, о которых Лубяновский писал: «...не один раз Николай Михайлович Карамзин в Твери читал свою «Историю», тогда еще в рукописи. Боялись даже изъявлением удовольствия прервать чтение, равно искусное и увлекательное слушали с вниманием». Здесь же в марте 1811 года Н.М. Карамзин читал отдельные главы своего труда Александру I в узком семейном кругу, а перед его отъездом из Твери великая княгиня передала брату «Записку о старой и новой России», написанную Карамзиным по заказу Екатерины Павловны. В Тверском дворце решались дела, далеко выходящие за рамки губернаторства. В милой и любезной Твери великая княгиня Екатерина Павловна устраивала ярмарки, народные гулянья на берегу Волги, занималась благотворительностью. 1812 год — особая страница в жизни великой княгини Ольденбургской. Ее решительность, ее способность к неординарному мышлению проявились с момента вторжения Наполеона в Россию. Одна из первых в России Екатерина Павловна высказала мысль об организации народного сопротивления захватчикам, вместе с супругом побывала в Новгороде, Ярославле с целью организации народных ополчений, принятия мер по снабжению продовольствием и фуражом войска. На собственные средства она организует егерский батальон из 714 ратников из числа крепостных крестьян, набранных из личных имений великой княгини в 12 губерниях, под командованием князя А.П. Оболенского. С момента формирования и до расформирования батальона в 1814 году Екатерина Павловна вооружала, одевала, обувала, кормила ратников своего батальона, освободила их семьи от уплаты податей и оброка, заботилась о раненых и больных.
Генерал-губернатор принц Георг Ольденбургский распределяет прибывающих военнопленных, открывает лазареты для раненых. При очередном посещении госпиталя принц заразился тифом и через десять дней — 15 декабря 1812 года — скончался в Твери. Принц был похоронен 10 января 1813 года по старому стилю в Петербурге в лютеранской церкви на Невском проспекте и только в 1826 году его останки перезахоронят на родине — в фамильном склепе герцогов Ольденбургских в городе Ольденбурге, где и поныне в центре города есть улицы Георгштрассе и Екатериненштрассе.
О состоянии великой книги в феврале 1813 года пишет Н.М. Карамзин И.И. Дмитриеву: «...великая княгиня не хочет никого видеть и живет только горестью, изнуряя свое здоровье». Весной 1813 года Екатерина Павловна со старшим сыном Александром уезжает на два года в Европу лечиться, посещает сестру Марию Павловну, великую герцогиню Веймарскую, встречается с друзьями, присутствует с братом-императором на Венском конгрессе, выполняет его дипломатические поручения в Австрии и Англии, навещает родных своего покойного супруга в Ольденбурге. В Вене великая княгиня Екатерина Павловна встретила своего двоюродного брата, сына одного из братьев Марии Федоровны, кронпринца Вильгельма, делавшего ей предложение еще в 1807 году. Венчались они в Петербурге в январе 1816 года, после чего уехали в Штутгарт. В день рождения дочери Марии в конце 1816 года ее супруг стал королем Вюртемберга, в 1818 году родилась их вторая дочь София (станет королевой Голландии-Нидерландов после замужества, ее супруг — сын младшей сестры матери Анны Павловны, то есть двоюродный брат). В декабре 1818 года королева Вюртембергская Екатерина Павловна простудилась во время прогулки, началось рожистое воспаление лица, перешедшее на мозг. Королева сгорела за неделю — 28 декабря 1818 года (по старому стилю) ее не стало. На ее смерть откликнулись многие поэты, в том числе в России — Н.И. Гнедич, В.А. Жуковский. Похоронена она в Штутгарте, в Ротенберге, над ее могилой построена православная часовня (капелла) в виде ротонды, ставшей одной из первых православных церквей в Германии, где до сих пор проходят службы в день святой Троицы. В Штутгарте сохранилось женское училище, открытое на средства Екатерины Павловны и названное в ее честь Екатерининским институтом. В ее замке Анштальт-Штеттен при жизни королевы ее врач из Твери Г.Ф. Моллер открыл мастерскую для лечения искусством людей, признанных неполноценными. В наши дни она продолжает действовать. В 1995 году в Петербурге, в залах Инженерного замка, состоялась выставка художников этой мастерской в память русской великой княгини Екатерины Павловны.