Бетти монт роман 1-2 ловушка для двоих ты предназначен мне - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Бетти монт роман 1-2 ловушка для двоих ты предназначен мне - страница №1/11

Бетти МОНТ

Роман 1-2

ЛОВУШКА ДЛЯ ДВОИХ

ТЫ ПРЕДНАЗНАЧЕН МНЕ

Бетти МОНТ

ЛОВУШКА ДЛЯ ДВОИХ

ONLINE БИБЛИОТЕКА http://www.bestlibrary.ru
Анонс
Мир бизнеса жесток, потому что в нем правят мужчины. Николь Нолт пришлось

многим пожертвовать, чтобы достигнуть высокого положения. В прошлом у нее -

безрадостное детство и трагическая смерть мужа, а в настоящем одиночество

и.., тайна, которую она тщательно оберегает от посторонних глаз. Снежная

королева, так прозвали героиню романа напрасно домогавшиеся ее мужчины.

Внезапные захватывающие перемены в ее судьбе начинаются во время очередной

деловой встречи в отеле "Хилтон"...
Как пальцы, наши судьбы сплетены...
Глава 1
- Ты приедешь? - Голос Джонни на другом конце провода чуть дрогнул, хотя

он держался с мужеством, удивительным для девятилетнего мальчика.

- Обязательно приеду! - ответила Николь и весело засмеялась, чтобы

приободрить сына. - Я соскучилась по тебе, мой дорогой. Ждите меня на

уик-энд.

Николь Нолт безумно тосковала по сыну. Она не видела его уже несколько

месяцев, поскольку мальчик учился в частной школе в Сан-Франциско. Как

только до нее чуть приглушенно донесся его милый голосок, сразу навернулись

слезы. Однако не пристало ей уступать в мужестве собственному ребенку.

- Значит, мы увидимся только через два дня? - уныло спросил Джон.

- Двенадцать месяцев в году, не веришь посчитай, - произнесла Николь

первые строчки баллады о Робин Гуде, которую читала когда-то своему

маленькому сыну. Тогда они еще жили вместе...

- Но всех двенадцати милей веселый месяц май, - подхватил он и засмеялся.

Мой мальчик приехал, с радостью подумала Николь. Какое везение, что у

меня есть сын!

Хотя счастье, которое нужно скрывать, это радость пополам с болью. Но так

уж сложилась ее жизнь. После загадочной гибели мужа им пришлось уехать из

Вашингтона и перебраться на западное побережье, где давно проживала со своим

большим семейством родная сестра ее покойной матери Кэти Нолт, вышедшая

замуж за Андерсона, преуспевающего бизнесмена из Лос-Анджелеса. А вот Николь

пришлось отказаться от громкого имени покойного супруга и взять свою девичью

фамилию, иначе ей скорее всего не удалось бы получить хорошей работы. Сына

пришлось отправить в закрытую частную школу и утаить от работодателей сам

факт его существования.

Тяжело было привыкать к жизни на новом месте без привычного окружения

друзей и близких ей по духу людей. Одиночество стало ее уделом на годы.

Николь научилась настолько искусно скрывать свои чувства, что порой со

страхом ловила себя на мысли, что ей и прятать-то особенно нечего, кроме

тоски по сыну.

Приезд Джона на летние каникулы означал не только долгожданную встречу с

ребенком, но и общение с многочисленным семейством тетушки Кэти, в доме

которой всегда жил ее мальчик, приезжая погостить из Сан-Франциско.

Доброжелательная, теплая, семейная атмосфера дома Андерсонов в Энсино

вызывала у Николь ностальгические воспоминания об их с Арменом уютном

особняке в Вашингтоне, заставляя снова и снова переживать боль утраты.

Поэтому в промежутках между каникулами сына она старалась избегать визитов в

тетушке. К тому же загруженность делами компании Эрика Форбса,

специализирующейся на поисках новейших разработок в области электронного

оборудования, не оставляла ей свободного времени.

От одиночества мисс Нолт спасалась тем, что с головой уходила в работу,

особенно после того, как Эрик Форбс перевел ее, рядового юриста, из

правового отдела, назначив на должность своего первого заместителя. Николь

была благодарна Эрику за то, что он высоко оценил ее деловые качества, и ее

преданность боссу граничила с обожанием.

Она бросила взгляд на часы. Пора ехать, нельзя заставлять Эрика Форбса

дожидаться ее. А, учитывая вероятность автомобильных пробок в это время,

такое могло произойти, если не поторопится.

Сегодня им предстояло подготовиться к непростым переговорам с Крисом

Леонетти, президентом фирмы "Авангард", который упорно отказывался войти в

корпорацию, контролирующую рынок электронного оборудования. Возможно, Форбса

подобное обстоятельство не стало бы волновать, если б не последняя

разработка этой фирмы, сулившая большие выгоды. Как бизнесмен, Эрик

отличался упорством в достижении намеченных целей, за что его уважали не

только друзья, но даже враги. Вот и теперь в лице Криса Леонетти он

столкнулся с достойным противником, но это лишь раззадорило Форбса.

Размышляя по дороге над собранной о конкуренте информацией, Николь вдруг

почувствовала внутреннюю неуверенность в успехе предстоящей миссии.

Члены правления фирмы "Авангард" уже собрались в зале заседаний, не было

только президента.

- Крис мог бы сегодня и не опаздывать, проворчал раздраженно Чарльз Стил,

руководитель научного отдела.

- Я говорил с ним по телефону перед самым выходом из дома. Должно быть,

он застрял где-то в пробке, - примиряющим тоном сказал секретарь правления

Джон Эристон.

- Мне показалось, что у Криса в последнее время чертовски усталый вид, -

вставила Алекс Харрис, единственная женщина в составе правления фирмы. В ее

голосе слышалась искренняя озабоченность.

Она, как и все остальные, была встревожена положением дел в их

организации, которой грозило банкротство. Но, в отличие от Чарльза Стила, не

раз в кулуарах высказывавшегося за вступление в корпорацию, разделяла

позицию Криса, считавшего, что фирма не должна поступаться своей

независимостью.

В розовом пушистом свитере, слишком теплом для майского утра в

Лос-Анджелесе, Алекс Харрис выглядела уютной и домашней. Однако

проницательный взгляд ее умных глаз, брошенный искоса на Чарльза Стала,

нельзя было назвать добродушным. В правлении явно намечался раскол, и она

хорошо понимала, откуда ветер дует. Неужели этот человек, которому Крис

Леонетти доверял столько лет, сделав фактически своим компаньоном, готов

пойти на предательство? Интересно, кто еще? Алекс исподволь украдкой

вглядывалась в лица присутствующих. Насчет Чарльза ей уже доводилось

предупреждать Криса, но тот не поверил, потому что вместе с ним начинал

создавать свою фирму. Кого же еще могли подкупить?

Об этом же думал Крис Леонетти. Никем не замеченный, он стоял в дверях,

взгляд его темных бархатных глаз скользил по лицам членов правления,

сидевших за овальным столом. Кто из них готовится его предать, вероломно

изменить интересам фирмы, которую пришлось создавать в течение стольких лет

своими руками, трудом и талантом, дарованным ему от Бога? Только у них

ничего не выйдет, думал Крис, он пойдет на все, чтобы не допустить продажи

фирмы. Жестокость не была ему свойственна, но, если понадобится, он будет

непримирим.

Крис сделал шаг вперед, и взгляды присутствующих устремились на него.

Алекс ободряюще и тепло ему улыбнулась, подумав, что, несмотря на глубокую

усталость, которую, возможно, только она одна и замечала в нем, босс

выглядит великолепно. Более умного и красивого мужчины ей не доводилось

встречать в своей жизни. Даже у нее, благополучной замужней женщины,

обремененной тремя детьми, сердце в его присутствии подозрительно екало. Не

зря, наверное, на прошлогодней рождественской вечеринке ее муж Гарри вдруг

устроил сцену ревности, перехватив откровенно-восхищенный взгляд жены, когда

та смотрела на Криса.

- Напрасно стараешься, дорогая, - сказал он ей тогда. - По-моему,

квантовые генераторы его интересуют куда больше, чем женщины. И вообще, что

вы в нем находите? Противно смотреть, как благопристойные леди начинают

вдруг вести себя в присутствии Леонетти! Эти томные восхищенные взгляды и

вздохи! Да что в нем особенного?!

- Ты конечно же лучше, мой дорогой, и я тебя ни на кого не променяю, -

быстро успокоила его Алекс, не желая огорчать действительно любимого ею

мужа.


Но было в Крисе Леонетти действительно что-то особенное, что заставляло

всех сотрудниц, работавших в фирме, обсуждать своего начальника за чашкой

кофе во время перерыва на ланч. Его темно-карие глаза, обаятельная улыбка,

великолепная худощавая фигура, легкая походка - все это в сочетании с живым

умом и деловой хваткой делали президента фирмы необычайно притягательным для

женских сердец.

Но и муж Алекс был прав: Крис как будто не замечал, что вызывает

восхищение у представительниц противоположного пола. Всегда вежливый, по

холодный и непостижимый, как звезда в небе, он был занят исключительно своей

работой. После гибели жены в автомобильной катастрофе, произошедшей около

двух лет назад, в его жизни больше не было ни одной женщины. Пожалуй, только

Алекс со свойственной ей проницательностью понимала, какие адские страдания

причинила Крису гибель любимого человека. В конце концов, думала она,

встречаются же на земле мужчины-однолюбы. Вот только каково воспитывать

маленькую дочь без матери? Однажды она попыталась заговорить с ним на эту

тему, но толку из такой беседы не получилось.

- Спасибо тебе за сочувствие, Алекс, но я не хочу говорить об этом, -

ответил Крис и замкнулся.

Внезапная смерть жены настолько потрясла его, что он несколько дней не

появлялся в своем кабинете, а когда вновь приступил к делам, то это был уже

совсем другой человек. Он похудел, словно бы постарел лет на десять, говорил

только о делах и почти потерял способность улыбаться. Все были тогда

напуганы такими переменами. Но постепенно к нему вернулась способность

посмеяться хорошей шутке, поболтать с сотрудниками на праздничных

вечеринках. Только в бархатных глазах затаилась грусть. И даже в святые для

каждого американца уик-энды он частенько оставался в городе и занимался

делами фирмы. А теперь ему грозила еще и потеря любимого детища...

- Извините за опоздание. Всем доброе утро и благодарю за то, что вы

собрались здесь по моей просьбе. Не будем терять времени на пустые

переживания. Вам хорошо известно, что произошла утечка информации о нашей

последней разработке, и кто-то бросился скупать наши акции. Чем это нам

грозит, вы в курсе. На "Авангард" готовится серьезная атака. В прошлые годы

нам удавалось выстоять под натиском со стороны корпорации. Что нас ждет

сейчас? У меня уже есть кое-какие сведения, и мой секретарь продолжает

заниматься их сбором. Кое-что прояснилось, о чем ответственный за

общественные связи Алан Килмер поставит нас сегодня в известность. А сейчас

я хочу узнать точку зрения каждого на перспективу продажи нашей фирмы. После

чего мы обсудим план действий. Согласны?

- Крис, ты хочешь сказать, что тебе уже сделали такое предложение? -

спросил Чарльз Стил. Покрасневшие щеки выдавали его волнение.

- Еще нет, - спокойно ответил тот. - Но, судя по всему, оно не заставит

себя долго ждать. Есть у меня подозрение, что кого-то мы здорово интересуем.

Ставка слишком велика, наша новая разработка - это очередной прорыв в

области электроники. Если нам не удастся сохранить наше открытие для себя,

мы проиграли. А долго нам его беречь от чужих глаз бессмысленно, год-другой

и технологии устаревают. Значит, нужны дополнительные средства для

самостоятельного и быстрого внедрения нашего изобретения.

Крис задумался. Любые инвестиции приведут к такому же результату - к

потере независимости. Где взять деньги? Продать роскошный особняк, который

он купил для жены семь лет назад? Ему, холостяку, теперь хватило бы и

скромной квартиры. Дочка все равно живет у его матери, в небольшом, но

удобном доме в пригороде. Глаза Криса потемнели при воспоминании о Вивьен и

маленькой Джуди. Он до сих пор не мог смириться с мыслью, что никогда больше

не увидит любящих глаз жены, ее теплой улыбки, не ощутит под пальцами

шелковистых волос, не услышит веселого звонкого смеха. В горле встал ком, и

Крису пришлось сделать усилие, чтобы прервать поток воспоминаний. Нельзя ему

сейчас думать о Вивьен, нельзя вспоминать о прошлом, - под угрозой

существование его фирмы.

Итак, можно продать дом и даже не покупать квартиру, а поселиться у своих

родных. Если он будет жить с матерью и дочкой, то появится возможность

больше внимания уделять Джуди, в чем, несомненно, нуждалась пятилетняя

девочка.


- Атака хорошо организована и никем иным, как Эриком Форбсом. - Услышал

Крис и резко обернулся в сторону Алана Килмера.

- Я так и думал, - заметил он. - Ему не впервой заниматься подобными

авантюрами. Алан Килмер тяжело вздохнул.

- Сейчас я зачитаю вам список крупных владельцев наших акций. - Он стал

монотонно перечислять имена собственников. - За большинством сделок с нашими

ценными бумагами скрывается железная рука помощницы Эрика Форбса, юриста по

образованию, Николь Нолт. Собственно, это не первое ее серьезное задание,

хотя на столь ответственном посту она пребывает с недавнего времени. Мне

удалось заполучить ее фотографию.

Алан положил на стол цветной снимок молодой женщины. Перешептывания в

комнате заседаний постепенно стихли, всем захотелось посмотреть на нее.

- Да-а, - протянул Джон Эристон, - такая, похоже, ни перед чем не

остановится!

Глядя на фотопортрет Николь Нолт, Алекс Харрис с завистью подумала, что

действительно перед такой женщиной вряд ли кто-то сможет устоять. Надо

полагать, она была натуральной платиновой блондинкой. Холодные зеленоватые

глаза придавали ей загадочный, несколько отрешенный вид, скорее

жестко-деловой, чем романтический.

Крис был немного наслышан об этой особе, но встречаться с ней ему не

доводилось. Вглядываясь в красивое, но лишенное женской теплоты лицо Николь

Нолт, он скривил губы.

- Хорошая работа, Алан, но девушка не в моем вкусе. Ты только взгляни,

какие у нее пустые глаза, словно две ледышки. Она из породы тех

самовлюбленных особ, о которых принято говорить: "Не тронь меня, а то

завянешь".

Алекс улыбнулась. В глубине души она была довольна тем, что Крис именно

так отреагировал на классическую красоту этого женского лица, которое

оказалось к тому же лицом их главного противника.

- Интересно, сколько ей лет? - спросил кто-то из членов правления. - На

вид она слишком молода, чтобы ворочать такими делами.

- На самом деле она уже не так молода, как вам кажется. На днях ей

исполнилось тридцать два года, - ответил Алан.

- Для меня она почти юная, - мрачно заметил Чарльз Стил, возраст которого

приближался к шестидесяти. - Где мои тридцать и даже сорок пять?!

- Она замужем? - тихо спросила Алекс неожиданно для себя.

Странная тревога зародилась в ее душе при виде самоуверенной и слегка

надменной помощницы Форбса. Только это смятение явно не было связано с

делами их фирмы.

Алан отрицательно покачал головой.

- Насколько мне известно, а известно о ней подозрительно мало, не замужем

и даже не имеет связей с мужчинами. Впрочем, ходили о ней разные слухи.

Будто у нее были романтические отношения с Клинтом Моранисом...

- Это сын того Мораниса, чью фирму заполучил Эрик Форбс в прошлом году? -

живо заинтересовался Крис.

- Да. Но после того как сделка состоялась, Николь Нолт больше не

появлялась в обществе его сына.

Крис Леонетти, прищурившись, снова посмотрел на фотографию и задумчиво

покачал головой.

- Интересно, кто был инициатором разрыва отношений, Клинт или она... Алан

пожал плечами.

- Ужасная женщина! - вырвалось у Джона Эристона.

Алекс Харрис готова была интуитивно с ним согласиться.

- Возможно, в ее задачу входило использование младшего Мораниса

исключительно для достижения деловых целей, поскольку давно ходит слушок,

что она тайная любовница своего босса, Эрика Форбса. Уж слишком быстро эта

загадочная мисс заняла столь высокое положение у него в компании, а ведь

начинала рядовым юристом в правовом отделе. В общем, о ее прошлом почти

ничего не известно. Кажется, она приехала из Нью-Йорка или Вашингтона.

- Если так, то она просто безнравственная особа, ведь Эрик Форбс женат, у

него дети, сказал Крис и нахмурился.

- Двое мальчиков, которые в этом году оканчивают школу, они близнецы,

девочка, которой не исполнилось десяти, и шестилетний сын, - сообщил

присутствующим Алан Килмер. - Форбсу уже под пятьдесят, хотя выглядит он

моложе. Кстати, он нигде не появляется с женой. Та постоянно живет в

Бэверли-Хиллз с детьми, занимается благотворительностью, а Эрик Форбс

разъезжает по всему миру в сопровождении Николь Нолт.

- Возможно, Форбс и сочетает приятное с полезным. Но слухи есть слухи.

Давайте не будем особенно полагаться на это. Нам предстоит большая работа по

сбору более точной информации. Важно найти в их позиции самое уязвимое

место, так сказать, слабое звено. Сегодня я договорюсь о встрече с Форбсом,

чтобы попытаться выяснить, какие действия он готовится предпринять против

нас в ближайшее время.

Взгляд Криса снова задержался на фотографии Николь Нолт. Интересно, что

скрывается за этой ангелоподобной внешностью? Женщина с таким холодным

взглядом скорее всего руководствуется в жизни рассудком, а не сердцем. Он

вспомнил обворожительно-теплую красоту своей покойной жены и с трудом

сдержал тяжелый вздох. Вот кто жил по велению сердца, так это Вивьен...

Господи, как он тосковал по ней! Особенно по ночам в ставшей для него

слишком широкой постели. Да, дом надо продавать, чтобы не страдать от

воспоминаний. Но Крису было жаль рвать последние ниточки, что связывали его

с Вивьен, и ему не оставалось ничего другого, как терпеть муки одиночества

дальше. Наверное, я мазохист, он усмехнулся про себя и снова посмотрел на

фото молодой женщины. Дыма без огня не бывает, надо бы больше узнать об этой

пройдохе Нолт. Если сплетня подтвердится, то ее связь с боссом можно было бы

использовать в своих целях.

В последнее время Николь ловила себя на том, что ее раздражает выражение

безмятежного счастья на лице Дениз, своей секретарши, которая вот уже

несколько месяцев была обручена и готовилась к свадьбе. Наверное, потому что

та, в предвкушении момента, когда ей не придется больше ходить на работу,

стала небрежно выполнять свои обязанности.

- Неужели тебе будет интересно сидеть целыми днями дома и ждать:, когда

муж соизволит вернуться с работы? - спросила как-то у нее Николь, не сдержав

внутреннего раздражения.

- Рик хочет, чтобы мы сразу обзавелись детьми, ему уже тридцать семь лет.

Я тоже люблю ребятню, обожаю заниматься домом и вести хозяйство. Мне это

интересно! - с безмятежной улыбкой ответила доброжелательная Дениз.

Да, она милая, но не слишком обязательная, думала мисс Нолт, диктуя

очередное письмо. Оставалось совсем немного, когда раздался телефонный

звонок Форбса.

- Ты готова? - спросил он в своей обычной деловой манере.

Николь посмотрела на часы и удивилась, как быстро пролетело ее рабочее

утро. Она умела настолько погружаться в дела, что не замечала времени. Слава

Богу, на сегодня план почти удалось выполнить, а впереди еще намечалась

деловая встреча за ланчем.

- Через пять минут закончу и спущусь, - ответила она Эрику Форбсу.

Босс положил трубку. Николь привыкла, что Эрик никогда не тратил время на

пустые слова. Быстро продиктовав Дениз письмо, она поднялась и взяла с

письменного стола изящный портфель с уже приготовленным текстом договора.

- Просмотри утреннюю корреспонденцию и распечатай эти два документа.

Подпишу, вернувшись после ланча.

- А когда вы вернетесь? - попыталась уточнить секретарша.

- Пока не знаю. Все зависит от того, как пойдут переговоры с Крисом

Леонетти. В любом случае письма должны быть у меня на подписи не позже пяти

вечера, - сухо ответила она, с некоторым злорадством подумав, что сегодня

Дениз не удастся отпроситься пораньше.

Спиной ощущая на себе недовольный взгляд девушки, Николь задержалась у

зеркала возле двери, чтобы проверить, как она выглядит. Освежив светлую

помаду на губах и проведя пуховкой из пудреницы по слегка влажному носу и

подбородку, она осталась довольна и готова была использовать свою

безукоризненную внешность, как серьезное оружие в битве, где сталкивались

деловые интересы двух мужчин.

За последние месяцы мисс Нолт хорошо изучила своего противника, Криса

Леонетти. У него была репутация мужчины стойкого к женским чарам. Но, как и

остальные, он вряд ли останется совершенно равнодушным, увидев ее, проверено

на опыте. Представителей противоположного пола особенно поражало в ней

редкое сочетание рафинированной женственности и жесткой деловой хватки. Этим

она напоминала героиню знаменитого романа "Скарлет". К тому же ее стройная,

почти девичья, несмотря на материнство, фигура была облачена в строгий

деловой костюм темно-синего цвета. Она всегда так одевалась для особо

сложных переговоров.

В прежние годы, как ей сейчас казалось, Николь, не имея опыта,

столкнулась с множеством трудностей на работе в Верховном суде Вашингтона,

где проходила стажировку. И все из-за того что изящными нарядами

подчеркивала свою красоту и женственность. Приходилось почти постоянно

отклонять всевозможные предложения мужчин, точнее, защищаться от их

домогательств в той или иной форме. Слишком поздно она поняла, в чем ее

ошибка. На работе неуместно подчеркивать свои женские достоинства,

коллеги-мужчины не воспринимают тебя всерьез, а сотрудницы начинают

завидовать. В результате под угрозой оказывается карьера. Неизвестно, чем бы

все кончилось тогда, если бы не ее скоропалительное замужество. Брак с

верховным судьей Арменом Григоряном положил конец бушевавшим вокруг ее особы

мужским страстям.

Здесь, в компании Эрика Форбса, она отдавала предпочтение скромным

деловым костюмам, больше похожим на мужские. Так было спокойнее. Коллег это

поначалу сбивало с толку. Они не могли сообразить, как надо вести себя с

ней, но тем внимательнее приглядывались к ее деловым качествам. Однако ума

ей было не занимать, а дар красноречия удалось развить за время богатой

практики предыдущих лет.

Николь направилась к лифту.

Эрик Форбс уже ждал ее в синем лимузине, стоявшем у подъезда. Даже для

этой вместительной машины он казался огромным. Больше всего в его внешности

поражала крупная голова с выпуклым лбом и, нависающими над стального цвета

глазами, густыми черными бровями.

Склонный к полноте, босс был вынужден соблюдать диету и почти ежедневно

посещать тренажерный зал, чтобы хоть как-то поддерживать форму. Форбсу было

около пятидесяти, но выглядел он моложе. Седина, правда, уже слегка

посеребрила его буйную темную шевелюру, придав некоторое благородство

грубоватой внешности. От всего облика этого мужчины исходило ощущение силы.

Достаточно было взглянуть на его тяжелый квадратный подбородок, чтобы

понять, его обладатель использует в достижении целей поистине бульдожью

хватку.


Николь великолепно чувствовала себя рядом с ним. Энергичность, надежность

и убежденность в своей правоте... Этим он напоминал ей Армена. Только

благодаря напору, Верховный судья ухитрился десять лет назад убедить

молоденькую практикантку выйти за него замуж. Николь даже не успела понять,

любит ли она этого человека. Но почти африканской страсти мужа хватало на

двоих, да еще последовавшая вскоре беременность...

Мисс Нолт скользнула на сиденье рядом с боссом и сразу ощутила на себе

его взгляд, которым он обычно оценивал ее с придирчивостью собственника. Сам

Форбс одевался безукоризненно и требовал того же от своих ближайших

помощников.

- Опаздываешь, - буркнул он недовольно.

- Извини, Эрик, надо было закончить письма, - с невозмутимым спокойствием

ответила Николь, быстро научившаяся разговаривать с ним в том же деловом

телеграфном стиле.

- Сегодня их надо отправить.

- Знаю.


Наконец Форбс удовлетворенно кивнул ей.

- Умница. - И снова оглядел с ног до головы, только странным образом

изменилось выражение его глаз. - Знаешь, ты единственная женщина из тех,

кого я знал, которой идут мужские костюмы. Надеюсь, на Криса Леонетти ты

произведешь такое же неизгладимое впечатление, как и на младшего Мораниса. -

Эрик Форбс закинул руку на спинку сиденья за ее головой, и его пальцы почти

коснулись ее шеи.

Если Николь и удивилась, то вида не показала. Только когда его колено как

бы невзначай дотронулось до ее ноги, она прикусила нижнюю губу, слегка

отодвинулась и наклонилась вперед, чтобы избежать угрожающей близости.

Она слышала сплетни о похождениях Эрика, но не придавала им значения,

считая, что личная жизнь босса ее не касается. Впервые за все время их

совместной работы он повел себя с ней как с женщиной. Николь напряглась, ей

это не понравилось. Учитывая решительный и упрямый характер своего

начальника, она видела в его заигрывании прежде всего угрозу своей карьере.

Не говоря уже о том что, как мужчина, он не вызывал у нее никаких особых

эмоций. Николь отдавала должное его уму и деловым качествам, но не

собиралась нарушать дистанцию, разделявшую их. К тому же Эрик Форбс имел

семью, жену и детей. Правда, он, кажется, мало уделял им внимания. Семья

жила в загородном доме, а он обретался один в большой городской квартире и,

если верить слухам, водил туда своих любовниц, которых к тому же часто

менял.


Николь старалась не задумываться над интимной стороной его жизни, потому

что с детства презирала мужчин, которые изменяют женам. Отец бросил их с

матерью, уйдя к другой женщине.

Но испытывать подобные чувства к своему боссу ей не хотелось, мисс Нолт

слишком дорожила работой. Именно Эрик Форбс дал ей возможность реализовать

полностью деловые качества в жестоком мире бизнеса, где правили в основном

мужчины. Каждая заключенная при ее непосредственном участии сделка была

победой над этим миром. В результате ей удалось то, что редко удается

женщине, - занять высокое положение в профессиональной сфере. Так что

сексуальные домогательства Эрика были ей ни к чему.

- Может, ты фригидна? - спросил Форбс и сам посмеялся над своим вопросом.

Было очевидно, что он в это не верил, а, значит, надеялся на то, что

Николь уступит ему рано или поздно. Она слегка сдвинула брови. Только сейчас

до нее дошло, что Эрик хотел сказать, упомянув имя младшего Мораниса.

Выходит, ее дружеские отношения с Клинтом способствовали тому, что его отец,

владелец крупной торговой фирмы, пошел на заключение сделки с компанией

Форбса. Но почему сразу после этого Клинт порвал с ней, обвинив в любовной

связи с Эриком? Для Николь такое нелепое обвинение было настолько

оскорбительным, что она даже не стала оправдываться, считая приведение

каких-либо доводов ниже своего достоинства, а просто повернулась и ушла.

Николь чувствовала на себе взгляды, которые то и дело бросал на нее

начальник.

- Послушай, Эрик, ты женат, и я не собираюсь разбивать твою семью.

- Ну, у нас с ней очень ненавязчивые отношения. - Форбс засмеялся,

довольный своей шуткой. - Понимаешь, у нее своя жизнь: дом, дети,

благотворительные базары... А у меня - своя, и мы друг другу не мешаем. - Он

снова хохотнул. - Ты не похожа на нее и тем привлекательнее для меня.

Николь еле сдерживала нараставшее раздражение. Интересно, как бы повел

себя Форбс, узнай, что она вдова и мать маленького сына? Впрочем, это вряд

ли остановило бы его.

- Твоя личная жизнь меня не касается, но должна предупредить, я не из

тех, кто легко вступает в близкие отношения с мужчинами. Амплуа любовницы

женатого мужчины тем более не для меня.

- Не прикидывайся старомодной! Все равно не поверю. Кстати, имей в виду,

Крис Леонетти вдовец.

- Я полагала, что мы едем на деловые переговоры. Надеюсь, ты меня везешь

с собой не как сексуальную приманку для президента заинтересовавшей тебя

фирмы, чтобы тот, не глядя, подписал с тобой договор о продаже своего

предприятия? Если так, то побойся Бога!

- Посмотрим по обстоятельствам. - Форбс поджал свои мясистые губы, явно

уязвленный ее прямотой. - В нашем деле все средства хороши, пора бы тебе это

уяснить. Основа всему деньги! Запомни! Все остальное не в счет! - Эрик

улыбнулся, довольный собственным каламбуром.

- Слишком цинично, - обронила тихо Николь.

- Если нам удастся заполучить их новую разработку, купив фирму, мы быстро

сможем внедрить ее в производство. И скоро начнем получать огромные доходы,

- продолжил он, словно не услышав слов мисс Нолт. - Леонетти останется на

своем месте, он слишком талантлив, чтобы терять его. Его мозги нам очень

пригодятся.

- Осталось только убедить в этом самого Леонетти, - с ехидством заметила

Николь.

- Понимаешь, - заговорил он вкрадчиво, - Леонетти тяжело переживает



смерть своей жены. Наверняка ему одиноко сейчас, и хороший секс бы не

помешал. Короче, я прошу тебя просто быть с ним поласковее. Во всяком

случае, не такой холодной, какой ты обычно бываешь. Надеюсь, ты меня

правильно поняла. - Форбс многозначительно улыбнулся.

Николь ответила ему холодным настороженным взглядом.

- Не вижу ничего смешного, Эрик. И не надейся, что я стану утешать

несчастного Леонетти в постели только потому, что мы должны убедить его

заключить сделку. - Ей удалось произнести все это холодным тоном, хотя ее

душил гнев. Такого она от него не ожидала. - Мне хватит самоуважения, чтобы

не опуститься до...

Форбс поморщился, но не успел ничего сказать, их лимузин остановился у

входа в ресторан отеля "Хилтон", который был выбран для проведения деловой

встречи за ланчем с президентом фирмы "Авангард". И вот уже служащий в

униформе отеля поспешил открыть дверцу со стороны Николь. Она вышла из

машины, испытывая чувство облегчения, но успела услышать слова Форбса:

- ..Зато тебе не хватает чувства юмора! Крис Леонетти со своим референтом

уже дожидался их в баре ресторана. Прежде чем подойти к ним, Эрик Форбс

обернулся к Николь.

- Видишь того брюнета? Это тот, за кем мы охотимся. Улыбнись, девочка.

Помни, нам необходимо получить его подпись на тех бумажках, что лежат в

твоем портфеле. Вперед!

Она глубоко вздохнула и заставила себя выбросить из головы неприятный

разговор, затеянный боссом в дороге.

Крис Леонетти с интересом наблюдал за весьма необычной парой, что

приближалась к ним. С Эриком Форбсом он встречался и раньше. Но рядом с

женщиной, чье лицо напоминало лик мадонны, а изящество фигуры которой не мог

скрыть даже деловой костюм мужского покроя, так вот - рядом с этой хрупкой

статуэткой тот показался ему гибридом медведя-гризли с орангутангом. Крису

почему-то стало легко и весело, он встал, чтобы поздороваться с ними.

- Крис, рад снова видеть вас. Позвольте представить вам мою помощницу

мисс Николь Нолт... Крис Леонетти.

- Секретарь правления нашей фирмы, Джон Эристон, - представил Крис своего

спутника.

Обменявшись рукопожатиями и официальными любезными фразами, все четверо

поднялись на лифте в небольшой зал для деловых приемов, где уже был накрыт

стол для ланча.

Николь доводилось видеть фотографии Криса Леонетти, она собрала всю

доступную информацию о нем, много слышала о его неотразимости, но оказалась

совсем неподготовленной для непосредственной встречи с ним. Короткое пожатие

его крепкой руки оставило у нее ощущение свежести и силы. Она с удивлением

испытала на себе воздействие его легендарного магнетизма. И что могла

означать искрящаяся веселость в его красивых бархатных глазах? Меньше всего

он был похож на жертву, за которой они охотились.

Николь всегда серьезно относилась к первому впечатлению от человека. Как

правило, оно и оказывалось самым верным. И сейчас ей предстояло серьезное

сражение с умным противником, который еще к тому же, похоже, втайне

насмехался над ней и Форбсом. Да, легкой победы здесь ждать не приходится,

подумала она. И смотрит он на нее так, словно они встретились не для деловых

переговоров, а для дегустации вин и легкого флирта. Николь почувствовала,

что краснеет. К счастью, появился официант и отвлек от нее внимание

присутствующих.

- Что будем пить? - спросил Форбс, разыгрывая роль гостеприимного

хозяина.

Приглашение исходило от него, и ланч оплачивал он, что давало ему

некоторый перевес в расстановке сил. Форбс был опытным игроком в игре,

которая называется бизнес.

- Думаю, надо прежде узнать желание дамы, заметил Леонетти.

- Николь, как насчет шампанского? Может быть, все будут шампанское? -

спросил снова Форбс, недовольный тем, что ему указали на плохие манеры.

Николь нерешительно согласилась, и Форбс, в свою очередь, кивнул

официанту, который поспешил выполнить заказ.

- Как поживает ваша жена, Эрик? - спросил Леонетти. - Я познакомился с

ней в прошлом году на приеме у мэра Нью-Йорка. - Голос его звучал

доброжелательно и непринужденно.

- Странно, что я этого момента не запомнил. Разве меня там не было?

На этот раз вид у Форбса был довольно глуповатый, и Николь стало смешно.

- Не было, Эрик.

В голосе президента фирмы "Авангард" Николь уловила легкую иронию.

Почувствовав на себе его взгляд, она опустила глаза, чтобы скрыть

одолевавший ее смех.

- Наверное, как всегда, горели на работе, - добавил Леонетти.

Николь стало не по себе, тот явно намекал на что-то определенное.

- У вас очаровательная жена, Эрик, и к тому же умная. Какое счастье иметь

постоянно рядом такую женщину! Вам можно позавидовать.

Форбс нахмурился. Этот красавец явно издевался над ним, поняла Николь. Но

не может быть, чтобы жена Эрика и его противник состояли в каких-то

отношениях!

Воцарившееся за столом напряженное молчание разрядил официант,

появившийся с бутылками шампанского и бокалами на подносе. Он открыл одну

бутылку и наполнил бокалы.

- За то, чтобы нам удалось достичь взаимного понимания, - провозгласил

Форбс, поднимая бокал и лучезарно улыбаясь, как ни в чем не бывало.

Николь уже хорошо знала, что для Эрика Форбса главное в жизни это деньги.

Ради них он готов был пожертвовать чем угодно и.., кем угодно. Странно,

подумала она, при таком уме и такое ущербное понимание главных ценностей

жизни. Интересно, а Крис Леонетти из той же породы? Насколько ей известно,

за весьма короткий срок он здорово преуспел в делах. Значит, они стоили друг

друга.


Ей вдруг стало все безразлично. До боли в сердце захотелось перенестись в

дом, где совсем другая жизнь, где ценятся именно те вещи, которые здесь ни в

грош не ставят, а главное, где ждет ее маленький Джонни.

- Разумеется, Эрик. Что касается меня, то я уже очень хорошо вас понимаю,

- ответил Леонетти и поднял свой бокал.

Николь отвлеклась от своих мыслей, в голосе Криса ей снова послышалась

недобрая насмешка.

Форбс натянуто улыбнулся.

- Отлично! Рад, что вы настолько проницательны. В таком случае приступим

к делу. - Он бросил искоса взгляд на Николь, и она напряглась. - Мне очень

нравится ваша фирма, Крис, и, не буду скрывать, я хотел бы ее приобрести. А

как вам, наверное, известно, я всегда получаю то, что мне нужно.

Что он говорит? Что он говорит?! Николь похолодела, Форбс нарушил

заготовленный ими сценарий переговоров и пошел ва-банк! Неужели он не

сообразил, что Леонетти не из тех людей, на которых можно воздействовать с

помощью грубой силы. Она же предупреждала его! Тем более у них сейчас не

такое положение, чтобы выступать с позиции сильного противника. Контрольного

пакета акций им так и не удалось пока приобрести, думала Николь, приступая к

ланчу.

Время от времени она исподтишка разглядывала Криса Леонетти. Казалось, он



не замечал ее взглядов, но, когда она в очередной раз посмотрела на него, то

встретила насмешливый взгляд его красивых, слегка прищуренных глаз, и

неожиданно для себя смутилась. Сердце ее почему-то стало биться быстрее, к

щекам прилила кровь. Невероятно, чтобы ее так взволновали взгляды

практически незнакомого мужчины! С ней такого никогда раньше не случалось.

Николь разозлилась на себя, увидев довольную улыбку, скользнувшую по

толстым губам Эрика, который заметил, как на мгновение встретились взгляды

его помощницы и его противника. Озабоченная собственным состоянием, она

пропустила начало разговора, который возобновился после десерта. Наконец ей

удалось уяснить, что противная сторона намерена всеми способами помешать

устремлениям корпорации, чьи интересы представляла компания Форбса,

приобрести их фирму. А чего собственно ее босс мог ждать после своего

грубого демарша?

За кофе с коньяком Форбс неожиданно сменил тактику.

- Понимаю, что такие дела за одну встречу не делаются. Нам надо бы

встретиться еще раз в ближайшие дни, но завтра я должен улететь на неделю в

Лондон. Впрочем, спорные пункты договора вы можете обсудить с мисс Нолт. Она

готовила договор и будет доступна.., для переговоров.

Николь уловила презрительное выражение глаз Леонетти, и ее бросило в жар.

Крис, кажется, понял, на что намекал Форбс.

- А с кем еще я мог бы разговаривать в ваше отсутствие? - спросил он у

Форбса, метнув уничтожающий, полный презрения взгляд на Николь.

- Больше ни с кем, только с мисс Нолт. Она одна в курсе дела. К тому же

вдвоем вы быстрее придете к соглашению.

Николь опустила глаза. Она сгорала от унижения, ненавидя Форбса, но не

имела права, взорвавшись, высказать все, что она думает о его поведении.

- Тогда, может, мы поужинаем завтра, мисс Нолт? Если вы, конечно, не

имеете других планов. - Неожиданно услышала Николь обращенный к ней вопрос

Леонетти.

- Завтрашний вечер у нее свободен, не правда ли, Николь? - ответил за нее

Форбс, опасаясь, что та откажется. - Во сколько и где?

- Предлагаю в моем особняке, если нет возражений, - неторопливо произнес

Крис, пристально глядя на Николь, затем он перевел взгляд на Форбса. - В

ресторане есть опасность оказаться в поле зрения репортеров. А нам обоим это

ни к чему, верно? Восемь часов устроит?

Форбс опять поторопился ответить.

- Восемь часов, ваш особняк. Адрес у нас есть, и мисс Нолт будет вовремя.

- Что ж, буду ждать, - сказал Леонетти. Николь подняла глаза. Как она

ненавидела этого самодовольного красавца за презрительную насмешку, которая

откровенно читалась в его глазах! Как хотелось ей сказать, что она не

согласна, но понимала, Эрик ей этого никогда не простит.

Форбс оплатил счет и поднялся из-за стола.

- Извините, мы вас покинем. Сами понимаете, дела ждут! Было приятно с

вами встретиться, Крис! Приятно было познакомиться, господин Эристон.

Подхватив Николь под локоть мертвой хваткой, Форбс почти вынес ее из

зала. В лифте она высвободила руку и набросилась на него.

- Как ты посмел так распоряжаться мной? Кто дал тебе право предлагать

меня, словно жаркое на тарелке?! Ты хоть понимаешь, что он может вообразить

себе о нас?

- Не беспокойся, от тебя потребуется немного, всего лишь нежно улыбаться

ему, он растает и подпишет что угодно. Вспомни, как гладко все прошло с

Моранисами. Я же не прошу тебя ложиться в постель с Леонетти. Но будь

поласковее с ним, это все, о чем я тебя прошу. Неужели это так трудно?

Уставившись на него горящими от гнева зелеными глазами, Николь онемела на

миг от его цинизма.

- Ушам своим не верю, Эрик. Как ты можешь?! Нет, я не стану дурачить

Леонетти.

- Неужели он тебе ни чуточки не понравился? - задал Форбс провокационный

вопрос.

- Он производит приятное впечатление, сдержанно ответила Николь, - но мы



сейчас говорим совсем о другом.

- Иногда мне кажется, ты вообще не способна влюбиться, - вдруг сказал

Эрик. - Признайся, ты когда-нибудь хоть немного кем-то увлекалась?

- Не твое дело, - отрезала Николь.

- Знаешь, правильно тебя прозвали наши мужики Снежной королевой. И

все-таки уверен, что и на тебя найдется мужик, который сумеет растопить лед.

Во всяком случае, я тебе этого желаю! Возможно, им буду я.

Николь оскалилась.

- У тебя нет никаких шансов, мой дорогой Эрик, и не надейся! Форбс

расхохотался.

- Ладно, не злись. Не хочешь флиртовать с Леонетти, не надо. Но

постарайся с ним подружиться. За ужином у вас просто деловая встреча и

никакой романтики. Подбери к нему ключик, он ведь не глупый малый, да и ты

умница. Думаю, вам будет интересно пообщаться друг с другом. Лишнего себе он

не позволит, он не из таких, можешь его не опасаться.

Похоже, я лучше знаю мужчин, чем ты, подумала Николь. Самые

непредсказуемые существа на свете! Тем более что Форбс прозрачно намекнул

своей будущей жертве, что она доступна. Кто знает, чем может закончиться

ужин наедине с мужчиной, да еще в его доме?
Глава 2
Сегодня вечером я смогу обнять Джонни! Это было первое, о чем подумала

Николь, выплывая из объятий ночного сна. Она сразу представила себе увитую

розами беседку, в которой им будет удобно "шептаться" вдали ото всех, так

они с сыном называли свои разговоры после долгой разлуки, во время которых

делились друг с другом всем, что приключилось с ними за прошедшее время. Да

к тому же здорово будет уехать из города, где в конце мая жарко как в пекле!

Николь так и не смогла привыкнуть к местному климату. Мысли о предстоящей

поездке наполняли ее давно забытой радостью.

Но, окончательно проснувшись, она вспомнила, что вечером должна ужинать с

Леонетти в его городском особняке. Теперь перед ней стояло две проблемы:

объяснить Джонни, почему она не может приехать в пятницу, хотя обещала, и

объяснить Крису Леонетти, почему она не хочет ужинать в его доме, хотя

накануне промолчала. Решать их она направилась в душ. Ледяные струи лучше

всего стимулируют умственную деятельность.

Рабочее утро началось как обычно. Николь проработала два часа с Эриком

Форбсом, передавая ему документацию по тем делам, которые он должен был

завершить в Лондоне. Потом босс отправился на ланч. Вернувшись в свой

кабинет, Николь стала просматривать свежую прессу. С досадой обнаружив, что,

несмотря на принятые предосторожности, информация об их встрече уже

просочилась на страницы газет, она задумалась. Возможно, Леонетти был прав,

предложив устроить их деловое свидание у себя дома. И так уже представители

всех средств информации буквально обрывали все телефоны в офисе,

заинтригованные повышенным интересом на бирже к акциям фирмы "Авангард".

Также они пытались выведать причину тайной встречи президента этой фирмы с

Эриком Форбсом, которого корпорация обычно использовала в делах, связанных с

приобретением фирм, работающих на электронную промышленность. Дениз все утро

как попугай отвечала одной фразой: "Форбс в отъезде, никаких комментариев".

Из-за накопившихся дел Николь пришлось отказаться от похода в кафе во

время перерыва на ланч и ограничиться купленным в буфете кофе с сэндвичем и

апельсином. Дениз упорхнула в ресторан, где ее ждал жених, так что кому-то

надо было отвечать на телефонные звонки. А еще надо было закончить все

срочные письма.

Телефонный напор во время перерыва ослаб, и Николь решила поесть, поэтому

очередной звонок застиг ее с набитым ртом. Машинально взяв трубку, она

смогла только невнятно промычать.

- Могу я поговорить с мисс Нолт? - Услышала она голос и сразу узнала его.

- Меня зовут Крис Леонетти.

Судорожно проглотив недожеванный кусок сэндвича, Николь поспешила

ответить:

- Здравствуйте, мистер Леонетти, я вас слушаю.

- Зовите меня просто Крис, - сказал он. - Похоже, я не вовремя позвонил,

вы что-то ели? Растерявшейся Николь пришлось признаться.

- Сэндвич.

- Вы вроде меня, питаетесь всухомятку. А с чем сэндвич?

- С сыром.

- А у меня с ветчиной. Ваш босс еще не улетел?

- Нет, но и на месте он не сидит.

- В отличие от нас с вами, похоже, Форбс не отказывается от радостей

жизни. Наверняка поехал на ланч в какой-нибудь превосходный ресторан. Могу

поспорить, что запивает он еду не соком. Как можно потом работать?

- Форбс знает меру и никогда не напивается, - приврала Николь, задетая

тоном Леонетти, хотя прекрасно знала, сколько вина способен влить в себя

Эрик в любое время суток. - Передать ему, чтобы он перезвонил вам?

- Да он мне, собственно, не нужен. Я хотел оговорить с вами. Вчера мне

показалось, что ты не в восторге от моего предложения поужинать в моем доме

сегодня вечером.

Николь молчала, не зная, как ответить, чтобы не показаться невежливой.

Леонетти тихо засмеялся.

- Можете не отвечать, я уже понял, что мне не показалось. Тогда я закажу

столик в ресторане. У вас есть любимый ресторан?

- Я полагаюсь на ваш вкус, - ответила Николь и с облегчением перевела

дыхание.


- Хорошо, заеду за вами в половине седьмого. Тогда до встречи у вас дома.

Николь заикнулась было, чтобы сообщить ему вой адрес, но в трубке

послышались короткие гуд-м. Господи, какая тупость на нее напала, конечно не

его фирме давно известен ее адрес и не только...

Если она собрала всю доступную информацию о Леонетти и его ближайшем

окружении, тало быть, и там не сидели сложа руки. К тому же Николь

беспокоила мысль о сыне, существование которого ей удавалось до сих пор ото

всех скрывать. Кроме этой лжи во имя спасения ребенка, в ее биографии больше

не было ничего особенного, что могло бы в той или иной степени

скомпрометировать ее.

Вот Эрик - другое дело. Если они начнут под него копать, то неизвестно,

какие тайные стороны его жизни появятся на страницах бульварной прессы.

Война есть война, вздохнула Николь. Утверждает ведь сам Форбс, что в бизнесе

все средства хороши.

Не успела она подумать о своем боссе, как тот шумно вошел в ее кабинет,

заполнив его благоуханием одеколона и винными парами.

- Как, ты еще здесь? - громогласно возмутился он. - Тебе давно уже пора

наводить красоту перед свиданием с Леонетти! Немедленно отправляйся домой!

- У нас деловое свидание, - напомнила Николь сухим тоном. - Ты не

опоздаешь на самолет?

- Я полечу завтра, - буркнул Эрик недовольно. - Не забывай постоянно

держать меня в курсе, как будут продвигаться ваши переговоры.

- Не забуду.

Форбс развернулся, чтобы уйти, но бросил ей через плечо:

- Надеюсь, в твоем гардеробе найдется хоть одно вечернее платье и

какие-нибудь украшения? Полагаю, у тебя есть шанс покорить красавчика Криса

и к моему возвращению он станет ручным, как домашний котенок.

- Я взяла на себя обязательство быть с ним вполне корректной, ничего

другого обещать не могу! - отрезала Николь.

К тому моменту, как она покинула свое рабочее место, времени до встречи

оставалось совсем мало. Пришлось воспользоваться услугами такси. Улицы

города были пустынными, поток служащих, спешащих провести уик-энд за

городом, иссяк, и Николь быстро добралась до дома, в котором снимала

подобающую своему положению квартиру. Ни одному мужчине пока не удалось

переступить ее порог, даже Эрику. Хотя он и намекал не раз, что не прочь

посмотреть, как она устроилась.

Окна ее спальни и гостиной выходили во внутренний дворик, засаженный

деревьями и украшенный клумбами. Больше всего ей нравилась огромная цветущая

магнолия, ветки которой почти касались карнизов. Николь распахнула окна и

вдохнула аромат ее цветов.

Снова подумав о Джонни, она нахмурилась, вспомнив их утренний разговор.

Чувство вины перед сыном, которому она уделяла так мало времени, тяготило и

тревожило. Конечно, это не ее вина, а скорее беда, что так, а не иначе

сложилась их жизнь. Зато мальчик в безопасности. И лучше пусть так все и

остается, чем постоянно волноваться за него...

Бой старинных часов напомнил мисс Нолт, что у нее осталось минут сорок на

то, чтобы привести себя в порядок и переодеться. Быстро приняв душ, она

открыла гардероб и стала выбирать платье на вечер. Остановив выбор на черной

тунике с узкими бретельками, Николь распустила и расчесала волосы, но,

подумав, решила снова забрать их в гладкий пучок. Такая прическа придавала

ей более строгий вид. В качестве украшения она использовала узкую золотую

цепочку с изумрудной подвеской.

Почти механическим движением подкрасив губы светлой помадой, Николь

открыла флакон своих любимых духов "Сингл" и в этот момент услышала громкий

звонок в дверь. Только тут до нее дошло, в каком напряжении были ее нервы.

От неожиданности она вздрогнула и пролила на себя духи. Не хватало только,

чтобы от меня разило как от кокотки, подумала Николь, закрыла флакон и

попыталась вытереть бумажными салфетками руки и платье. Звонок в дверь

повторился. Господи, почему же я так нервничаю? - озадаченно вопрошала она.

Словно ей предстояло в первый раз идти на переговоры с деловым партнером!

Сколько уж ей приходилось их проводить: и одной, и с Форбсом... Чем,

собственно, этот случай отличается от других?

Николь вышла в прихожую, размахивая руками, чтобы разогнать удушливое

облако аромата крепких духов, и остановилась перед старинным зеркалом. На

нее смотрело бледное лицо с потемневшими глазами. Надо взять себя в руки,

скомандовала она, и быстро сделала одно из упражнений дыхательной

гимнастики, которой ее когда-то обучила подруга в Вашингтоне. Набросив на

плечи широкий серебристый шарф и взяв портфель, Николь открыла дверь

квартиры.

Прислонясь к стене у двери, в непринужденной позе стоял Крис Леонетти.

Президент "Авангарда" был в элегантном вечернем костюме, в котором казался

выше и выглядел еще более соблазнительно, чем накануне. Вчера ей не удалось

заметить, как он был одет, поскольку все ее внимание было приковано "к

невероятно привлекательному лицу. Его красота могла бы показаться приторной,

если бы не мужественность, которой дышали правильные черты, и не насмешливый

ум, светившийся в глазах.

- Я уж подумал, что вы забыли обо мне, - лениво произнес он, быстро

окидывая ее взглядом.

Удивительный низкий певучий голос! Наверное, из-за него так участилось у

нее сердцебиение. Почему у этого бизнесмена все необыкновенное? И внешность,

и одежда, и голос? Может, все дело в ее личном восприятии? Этого ей только

не хватало! В ее то годы трепетать словно школьнице перед первым свиданием.

- Извините. Вы пришли раньше назначенного времени, и я не была готова, -

сухим тоном ответила Николь.

- Теперь вы готовы?

Николь почувствовала, что злится, то ли на себя, то ли на него. Ей вдруг

захотелось прогнать Мистера Леонетти, чтобы никогда больше не видеть этих

насмешливых глаз, этих длинных ног и узких бедер, этого красивого

мужественного лица в обрамлении темных волос. Если б не ее работа на Форбса,

она бы так и поступила. Но сейчас у нее нет права демонстрировать женскую

слабость, им предстоит сражение, победа в котором достанется тому, у кого

крепче нервы. Да и вообще, по ее мнению, ни один мужчина не достоин того,

чтобы из-за него так волноваться, даже такой, как этот великолепный Крис

Леонетти.

- Может, мне войти и подождать, пока вы будете готовы? - спросил тот,

по-своему истолковав молчание женщины.

- Нет! - слишком поспешно воскликнула Николь и заметила удивление,

мелькнувшее в его глазах. - Я абсолютно готова и мы можем ехать.

Она заперла дверь квартиры и первой начала спускаться по лестнице. У

подъезда стоял красный спортивный автомобиль. Николь с восхищением осмотрела

его.

- Это ваш? - вырвался у нее восторженный вопрос.



Он остановился рядом, поигрывая ключами на пальце и искоса поглядывая на

нее.


- Нравится?

- Потрясающая машина! - с завистью воскликнула Николь, понимая, что такая

роскошь ей не по карману, хотя Форбс платил ей очень хорошо. - На такой

машине, наверное, можно участвовать в автогонках.

- Да, из нее можно выжать все двести при желании.

- Только, пожалуйста, сегодня не надо этого делать, - испуганно попросила

она.

- Как скажете, - любезно ответил Крис и распахнул перед ней дверцу.



Усевшись на переднее сиденье и поймав взгляд Леонетти, которым тот окинул

ее длинные стройные ноги, Николь пожалела, что надела короткую тунику. Она

попыталась натянуть подол на обнажившиеся колени, но этим лишь вызвала на

губах своего спутника насмешливую улыбку. С досады бедняга чуть не прикусила

губу, но в последний момент ей хватило самообладания сохранить на лице

непроницаемое выражение.

Но то было лишь началом тех трудностей, которые ожидали Николь во время

их встречи. Когда Крис Леонетти устроился на водительском месте и закрыл

дверцу, она оказалась с ним в замкнутом пространстве, где почти

соприкасались их плечи, где слышалось его дыхание и ощущался слабый запах

его одеколона, который почему-то возбуждал ее.

Во рту вдруг пересохло, и Николь тупо уставилась на удивительные мужские

руки. Руки музыканта, подумала она, обратив внимание на длинные нервные

пальцы в то время, когда он включал зажигание. Ей с большими усилиями

удалось вырваться из состояния смущенного оцепенения лишь тогда, когда

машина, взревев, быстро рванула с места.

- И куда мы направляемся? - спросила Николь бесстрастно.

- В мой любимый итальянский ресторан в Калабасосе. Я ведь наполовину

итальянец, как вы, думаю, догадались. Много лет назад мой дед юношей приехал

в Америку из Милана на поиски счастливой жизни. Надеюсь, вам нравится

итальянская кухня?

- Нравится, - сдержанно ответила Николь, подумав, как много у них общего.

Ведь ее отец тоже был итальянцем, только он в отличие от деда Криса уехал

из Америки, бросив ее с матерью, и обзавелся новой семьей именно в Милане.

Кроме того, они с ним оба вдовствуют. Но об этом ему знать совсем ни к чему.

- А далеко этот... Калабасос?

Николь до сих пор имела слабое представление о пригородах Лос-Анджелеса.

Кроме Энсино, где жила тетушка Кэти, она вообще нигде не бывала.

- На моей машине мы туда доберемся довольно быстро. Если я правильно

понял, вы в окрестностях ориентируетесь весьма слабо, хотя работаете в этом

городе не первый год. В Калабасосе очень красиво. Когда-то там были фермы.

Теперь же новые владельцы, скупив землю, понастроили на месте коровников и

конюшен роскошные загородные виллы и превратили это райское местечко в

небольшой поселок со своей инфраструктурой. Но сельский дух там сохранился.

Да вы сами скоро все увидите.

- Это, конечно, очень заманчиво, но стоило ли терять время на дорогу,

можно было найти для нашей беседы какой-нибудь неприметный ресторан и

поближе.


- Главное, что там не столь высок риск напороться на очередного

репортера. - Он помолчал. - Слух о нашей вчерашней встрече уже просочился в

печать. Но мы не давали сегодня никаких комментариев. Так что пока о наших

переговорах известно лишь на уровне слухов. Чем позже мы официально сообщим

о них, тем лучше для обеих сторон. Вы согласны?

- Согласна. Мы тоже сегодня отбивали телефонные атаки журналистов.

Николь тоскливо поглядывала на пустынное загородное шоссе, по которому ее

увозил в незнакомое место этот красивый чужой человек. Его близость

волновала ее, что было глупо, и тяготила. С какой радостью она перенеслась

бы сейчас в дом тетушки Кэти, чтобы наслаждаться там общением с сыном.

Проклятая работа, неожиданно пронеслось в ее голове.

- Я понимаю, что после Вашингтона здешние места вам кажутся

малопривлекательными, - вдруг сказал Крис.

Николь внутренне напряглась. Что еще ему известно о ней?

- Но для эмигрантов из Европы и Азии наши просторы - сущий рай. Они

селятся замкнутыми общинами на окраинах города. Жизнь тут для них куда

дешевле, чем на восточном побережье, да и рабочих мест больше.

- А в Калабасосе есть итальянская община?

- Нет, там ведь прочно обустраиваются толстосумы со всех концов света. -

Крис искоса бросил на нее взгляд. - В Вашингтоне вам нравилось больше?

Николь молчала, хотя понимала, что ведет себя не правильно.

- Да, - наконец лаконично ответила она и напряглась в ожидании следующего

вопроса, который не замедлил последовать.

- Что же заставило вас переехать? Николь с надеждой подумала, что, к

счастью, агентам Леонетти не так много удалось разузнать о ней.

- Так сложились обстоятельства. - Ответ был правдивый, хотя не содержал

никакой информации.

- И вам нравится работать у Форбса?

- Да, он великолепный руководитель, мистер Леонетти.

- Просто Крис, пожалуйста, - дружелюбно попросил он.

- Эрик Форбс умный и знающий свое дело человек. Внешность бывает

обманчива. За его грубоватыми манерами и наружностью скрывается доброе

сердце. Он великолепно разбирается в людях, поэтому в его штате трудятся

хорошие специалисты. Лучшего начальника для себя я и пожелать не могла бы. С

первого дня моей деятельности в компании Эрик поддерживал меня.

- Да, я успел заметить его повышенный интерес к вам, - насмешливо заметил

Крис.

- Что вы хотите этим сказать?



- Не пытайтесь убедить меня, что он питает к вам только профессиональный

интерес. Вы - очаровательны, и я могу понять Эрика.

- А не кажется ли вам, что подобные намеки оскорбительны? Впрочем, многие

судят о других лишь по себе.

- Теперь вы сами пытаетесь задеть меня. Но оставим эту тему, раз она вас

раздражает. Только еще один вопрос. Как вы получили эту работу?

- Прочитала объявление о конкурсе на должность юриста в правовом отделе

фирмы, заполнила и отправила анкету. Личные показатели и рекомендации.., из

Вашингтона помогли мне победить в этом конкурсе.

- А что вы заканчивали?

- Юридический колледж в Нью-йоркском Университете. Стажировку проходила в

Вашингтоне, в суде третьей инстанции. У меня были хорошие учителя.

Она с благодарностью вспомнила Армена, который и стал ее главным

учителем. Он помог ей разобраться не только в вопросах права. Главный урок,

который тот преподал, был уроком высокой нравственности. Именно поэтому ее

муж стал в конце концов кому-то настолько неудобен, что его, верховного

судью, решили убрать с дороги, обставив гибель как самоубийство. Полиция

поверила этой версии, но не Николь...

Им известно обо мне не так уж и много, подумала она, но в ее душе

поселилась тревога.

Тем временем они свернули на скоростную автостраду. Когда же кончится эта

пытка, маялась мисс Нолт. Скорей бы уж приехать в этот чертов Калабасос.

- А вы знакомы с женой Форбса? Похоже, он расставляет ей очередную

ловушку, решила Николь и косо посмотрела на Леонетти.

- Видела ее несколько раз. Она редко приезжает в город, предпочитая жить

с детьми в предместье. Форбс проводит всю неделю в городской квартире и

приезжает к ним на выходные.

- Из того, что рассказала мне Мэри Форбс, я тоже понял, что Эрик крайне

редко наезжает в свою загородную резиденцию в Бэверли-Хиллз.

Николь обернулась к Леонетти, ожидая увидеть на его губах насмешливую

ухмылку, но лицо ее спутника было серьезным, даже немного печальным. Что бы

это значило?

- А вы, как я понимаю, хорошо знакомы с женой Форбса, если она

рассказывает вам такие вещи о своем муже, - язвительно отпарировала Николь,

испытывая непонятную досаду.

- Нет, я недавно познакомился с ней. Странное совпадение, оказалось, что

она, несмотря на разницу в возрасте, дружила в колледже с моей женой,

Вивьен.


Николь было известно, что Крис очень любил свою жену и до сих пор не

обзавелся женщиной, видимо, тосковал по ней, хотя со дня ее гибели прошло

почти два года. Встреча с близкой подругой жены, наверное, много значила для

него. Досадное совпадение для Эрика, подумала Николь.

- Мэри Форбс, скажу вам, личность незаурядная, - продолжал Леонетти. -

Женщина огромного обаяния и проницательного ума. По-моему, Эрик просто

недостоин ее. Но вы, конечно, со мной не согласитесь, Николь?

- Я ничего не могу сказать о его жене, - сдержанно ответила Николь,

подумав про себя, что никакая женщина не заслуживает в мужья такого эгоиста.

Но Форбс - начальник и в этом качестве устраивает ее. А личная жизнь

этого Казановы не касается никого, кроме жены и тех доверчивых красоток, что

угодили в его сети то ли по наивности, то ли вполне сознательно в поисках

романтических приключений.

- Далеко еще? - спросила она, чтобы окончательно закрыть тему жены

Форбса.

- Скоро будет поворот и, считайте, что мы уже там.



- Ну, наконец, а то я было подумала, что вы заблудились, - недовольным

тоном произнесла Николь.

Не успела она договорить, как машина свернула с шоссе и в одно мгновение

перенесла их в сказочный мир цветущих деревьев и всевозможных причудливых

строений в глубине садов с фонарями, создававшими приглушенный световой фон.

Воздух был напоен божественными ароматами. И над всей этой красотой сияла в

безоблачном небе полная луна, освещая вдалеке серебристый шпиль собора и

готические башенки какого-то современного замка.

- Волшебный мир! - вырвалось у Николь. Сердце ее трепетало от восторга,

ей не приходилось видеть раньше такого изумительного места. Она была

благодарна Крису за то, что тот сбросил скорость. Теперь машина ползла

еле-еле, и можно было разглядеть окружавшее их великолепие.

- В таком раю должны жить только счастливые люди, - тихо сказала Николь

и, почувствовав на себе взгляд Криса, повернулась к нему.

Машина остановилась, хотя мотор продолжал работать. Странное выражение

увидела она в его глазах. Там не было обычной насмешки, скорее грусть и

сожаление о чем-то в сочетании с молчаливым вопросом, словно обращенным к

ней. Но каким? Николь взволновал его взгляд, она внутренне притихла...

Они чуть проехали дальше, и у бензоколонки Крис притормозил.

- Одно мгновение, - извинился он, вышел и направился к окошку.

В это время из остановившейся за ними машины буквально выскочил сухонький

старичок и, размахивая шляпой, прокричал:

- Мистер Леонетти, мистер Леонетти, подождите!

Он подбежал к Крису и стал что-то сбивчиво говорить ему. Николь не могла

слышать, что именно, но увидела, как изменилось выражение лица Криса.

Он кивнул старику и вошел в стеклянную дверь бензозаправочной станции.

Было видно, как Леонетти снял телефонную трубку висящего на стене аппарата и

стал набирать номер.

Испытывая странную тревогу, мисс Нолт вышла из машины и остановилась на

полпути к двери. Но и оттуда она услышала напряженный голос своего спутника.

- В каком состоянии она сейчас? - спрашивал он, чуть ссутулившись.

Теперь Николь явственно видела, как заострились черты его лица, и поняла,

что произошло нечто серьезное.

- Нет-нет! - горячо протестовал в трубку Крис. - Пожалуйста, не отдавайте

ее, я сейчас приеду. Мне понадобится не больше десяти минут, к счастью, я

нахожусь совсем рядом. Очень прошу, побудьте еще немного с ней, только не

будите ее! Она может испугаться.

Он выслушал ответ.

- Благодарю вас, миссис Бримли, вы добры как ангел. Ждите меня!

Леонетти быстро повесил трубку на рычаг, вышел из павильона. Николь едва

успела заскочить в автомобиль и усесться на свое место. Ей было неловко

оттого, что подслушала чужой разговор. Но Крис, пожалуй, не заметил этого.

Он так нажал на газ, что машина рванула с места, а виды за окном стали

мелькать с такой скоростью, что у Николь закружилась голова.

- Что-то случилось? - спросила она, перекрывая рев мотора.

- Да, Николь, мне очень жаль, но наш с вами деловой ужин сегодня

отменяется. Мою мать забрали в больницу. У нее был тяжелый сердечный

приступ, есть подозрение на инфаркт. Мне сказал об этом мистер Грей, ее

сосед. Каким-то чудом он оказался здесь, на заправочной. Николь, простите

меня, я довезу вас до шоссе и вызову такси, чтобы вы могли вернуться в

город.

- Не надо беспокоиться, я доберусь сама. Надеюсь, что подозрение на



инфаркт не подтвердится и ваша мама скоро поправится.

- Я тоже на это надеюсь. Сейчас меня больше беспокоит моя пятилетняя

дочь, которую полицейские собираются забрать в ночной приют. Таков закон,

детей нельзя оставлять одних в доме. А миссис Бримли, маминой подруге, уже

под восемьдесят, она не сможет управиться с девочкой. Мне необходимо

примчаться, чтобы остановить их. Вам это, конечно, все в диковинку. Вы не

мать и не понимаете, какое потрясение для маленькой девочки оказаться в

незнакомом месте среди чужих людей.

У Николь чуть было не вырвалось, что лучше ее этого никто не поймет.

Разве не ей пришлось пережить мучительное расставание с сыном два года

назад?! Она до сих пор помнила растерянность и страх в глазах Джонни, его

дрожащие губы. Сдержав свой порыв, мисс Нолт искренне произнесла:

- Бедная малышка! Хоть бы они не успели разбудить ее! Представляю, каким

кошмаром обернется это для девочки. Как ее зовут?

- Джуди. Она еще не успела оправиться после смерти матери, а теперь новое

несчастье. - Крис вздохнул. - Проблема в том, что мне надо будет съездить в

больницу, а оставить дочь не с кем.

- Я могла бы побыть с ней до вашего возвращения из больницы, - неожиданно

для себя предложила Николь, движимая состраданием к малышке.

И сразу поняла, что совершает большую глупость. Неизвестно, как расценит

ее предложение Крис, но по отношению к собственному сыну она совершала явное

предательство. Единственное оправдание, что он сейчас в окружении любящих

людей, а пятилетняя девочка, потерявшая мать, находится в доме одна, если не

считать престарелой приятельницы ее бабушки.

- Вы мне просто Богом посланы, Николь. Спасибо. А вам не трудно будет

иметь дело с маленьким ребенком?

- Не трудно. - Николь не сдержалась и улыбнулась своим мыслям. Джонни

согласится, что она поступила правильно, когда узнает, как обстояло дело.

- Вы мне здорово поможете.

Вот уж чего Форбс от меня не ждет, так именно того, чтобы я вам помогала,

подумала Николь. Как бы ей не пришлось пожалеть о своем благородном порыве,

если босс узнает об этом. Впрочем, если она сама не расскажет, то Крис тем

более не станет этого делать, пришла к ней успокоительная мысль.


следующая страница >>