Архиепископ Лука военный хирург В. Ф. Войно-Ясенецкий Махров Антон, 8 фм класс - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Архиепископ Лука военный хирург В. Ф. Войно-Ясенецкий Махров Антон, 8 фм класс - страница №1/1

5.

Архиепископ Лука - военный хирург В.Ф. Войно-Ясенецкий
Махров Антон, 8 ФМ класс
Научный руководитель: Г. Н. Балденков, к.б.н., преподаватель биологии
Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий родился 27 апреля 1877 года в Керчи в семье провизора, третьим из пятерых детей. Род Войно-Ясенецких, довольно древний, известен с XVI столетия. Его представители служили при дворе польских и литовских королей. Но постепенно род обеднел, и уже дед Валентина Феликсовича жил в Могилевской губернии в курной избе, ходил в лаптях, хотя, правда, имел мельницу. Сын его, Феликс Станиславович, выбрался из деревенской глуши, получил образование и стал провизором. Таким образом, будущий святитель Лука (в миру - Валентин Феликсович Войно- Ясенецкий) рос в семье киевского провизора - очень набожного католика. С детства был великолепным рисовальщиком и, окончив гимназию, а потом Киевскую Художественную школу, готовился к поступлению в Петербургскую Академию Художеств. Но однажды, читая Евангелие, остановился на словах Господа: "Жатвы много, а делателей мало", и у него в буквальном смысле дрогнуло сердце. "Я молча воскликнул: "Господи! Неужели же у Тебя мало делателей?" И решил: я не вправе заниматься тем, чем нравится, если вокруг столько страдающих людей".
Учеба и первые годы медицинской практики. Докторская степень

Валентин не поехал в северную столицу, он поступил в Киевский университет имени святого князя Владимира. "Я изучал медицину с исключительной целью: быть всю жизнь деревенским, мужицким врачом, помогать бедным людям", - писал Владыка в автобиографии. Университет он окончил в 1903-м, и "наша квартира превратилась на какое-то время в глазной лазарет, - вспоминала сестра Владыки Виктория. - Больные лежали в комнатах, как в палатах, Валентин их лечил, а мама кормила".

Но тут грянула Русско-японская война. А где должен быть в это время человек, решивший посвятить свою жизнь страждущим? На войне, конечно. И молодой хирург Войно-Ясенецкий выехал в составе медицинского отряда Красного Креста на Восток - заведующим хирургическим отделением. А в составе того отряда была сестра милосердия Анна Ланская, красавица-киевлянка, которую в госпитале называли "святой сестрой". Уже два врача просили ее руки, но она им отказала, потому что дала Богу обет безбрачия. А тут встреча с молодым и талантливым специалистом, потомственным дворянином, чей древний род еще в ХVI столетии служил при дворе польских и литовских королей. Она стала его женой и потом до самой смерти (а умерла молодой, от скоротечной чахотки) мучилась от угрызений совести, что не сдержала данное ею слово.

После войны Валентин Феликсович заведует больницей в Симбирской губернии, оперирует днем и ночью - на глазах, печени, желудке, делает трепанации черепа, гинекологические операции. Слава о замечательном хирурге распространилась так далеко, что у порога больницы выстраивались посетители из других губерний. Однажды он вернул зрение молодому слепорожденному нищему, а тот собрал слепцов со всей округи, и они длинной вереницей пришли в больницу, держа друг друга за палки.В 1915 году в Петрограде вышла книга Войно-Ясенецкого "Регионарная анестезия", блестяще иллюстрированная самим автором, в которой он обобщил результаты собственных исследований и богатейший хирургический опыт. За эту книгу Валентин Феликсович получил степень доктора медицины и премию Варшавского университета, которую обычно присуждали за лучшие сочинения, прокладывающие в медицине новые пути.


Большевики, служение Богу и медицинская деятельность

Революцию семья Войно-Ясенецких встретила в Ташкенте, где будущий Владыка получил должность главврача городской больницы. Здесь он впервые столкнулся с законами нового порядка. Был у него в больнице служитель морга - пьянчужка и бездельник. Обидевшись на постоянные выговоры главврача, он оболгал Валентина Феликсовича, и того вместе с молодым коллегой забрали в железнодорожные мастерские, где заседала "чрезвычайная тройка". Ее суд был скорым и жестоким: три минуты разбирательства - и приговор. Обычно смертный, немедленно приводившийся в исполнение. Более полусуток просидели два врача под дверью, из-за которой слышались рыдания и мольбы о помиловании. Перепуганный коллега то и дело спрашивал: почему нас не вызывают? Как вы думаете, что это значит? А в ответ слышал невозмутимое: сидите спокойно, вызовут, когда придет время. Их спасла счастливая случайность: мимо проходил видный партиец, хорошо знавший известного хирурга, который и освободил врачей. А на следующее утро профессор, как ни в чем не бывало, стоял у операционного стола.

Он регулярно посещал воскресные и праздничные богослужения, был активным мирянином, принимал участие в религиозных диспутах. И в начале 20-х годов епископ Ташкентский и Туркестанский Иннокентий сказал Войно-Ясенецкому: "Доктор, вам надо быть священником". Это был период, когда делателей на Господней ниве становилось все меньше, волна воинствующего безбожия затопила страну. И потому профессор, никогда и не помышлявший о священстве, согласился.

Став священником, он по-прежнему оперировал, читал лекции студентам - но только в рясе и с крестом на груди. Перед операцией благословлял больного, молился перед иконой Божьей Матери о благополучном ее исходе, ставил на теле больного иодовый крест - и только после этого начинал священнодействовать. Он был безотказным, оказывал помощь страждущим днем и ночью и только раз отказался это сделать: когда по приказу комиссара Гельфгота из операционной вынесли икону. Несколько дней Войно-Ясенецкий просидел дома, работая над своей новой книгой "Очерки гнойной хирургии". Но у высокого начальства заболела жена, и его попросили вернуться в больницу, предварительно повесив икону на прежнее место. Профессор возобновил операции, извинившись перед коллегами: "Это произошло по вине комиссара Гельфгота, в которого вселился бес, и он учинил кощунство над иконой".

Сохранились свидетельства очевидцев его разговора с главой Ташкентской ЧК Петерсом, имевшим репутацию свирепого человека с руками, обагренными кровью. Петерс спросил профессора:

- Как это вы, Войно-Ясенецкий, ночью молитесь, а днем режете людей?

- Я режу людей во имя их спасения, - ответил священник, - а во имя чего их режете вы?

- Но как вы можете верить в Бога? - гнул свою линию Петерс. - Разве вы его видели?

- Нет, не видел. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там ума. И совести тоже там не находил. Значит ли это, что их нет?

В 1923, а затем 1934 годах и Великую Отечественную войну выходит в свет книга Войно-Ясенецкого "Очерки гнойной хирургии" - это было в то время, когда еще не применялись антибиотики. Его "Очерки", выдержавшие 3 издания и выпущенные 60-тысячным тиражом, спасли жизнь тысячам и тысячам людей. Особенно в Великую Отечественную. Уже после войны Войно-Ясенецкий получил за нее Сталинскую премию I степени (которую, кстати, почти полностью раздал нуждающимся) - но все это было еще впереди. А пока книга, выйдя из издательства получила восторженные отзывы. Вот один из них: "Очерки" написаны с большой любовью к страдающему человеку, сразу видно, что их писал христианин".

Это правда, ведь в "Очерках" мы встречаем, например, такие слова: "Приступая к операции, надо иметь в виду не только брюшную полость, а всего больного человека... Человек в смертельной тоске и страхе, сердце у него трепещет не только в переносном смысле. Поэтому надо,.. подкрепив сердце камфарой или дигаленом, позаботиться о том, чтобы избавить его от тяжелой психической травмы: вида операционного стола, разложенных инструментов, людей в белых халатах и резиновых перчатках - усыпите его вне операционной".

На первом издании этой книги нарком просвещения А.В. Луначарский запретил на титульном листе написать церковный сан хирурга, ставшего к тому времени епископом, что запрещалось и в последствии.


Аресты, ссылки и работа Епископа Луки

В 1923 году 46-летний священник Войно-Ясенецкий был посвящен в епископы и получил имя Луки - в честь евангелиста, врача и художника. Но после первой же архиерейской службы в кафедральном соборе к его дому подкатил "черный ворон". Оставив детей на попечение своей хирургической сестры, епископ Лука покинул дом - так начался период его 11-летних скитаний по тюрьмам и ссылкам.

Ему приходилось сидеть в камере с уголовниками, которые уважительно относились к Владыке, благодаря тому, что однажды, идя длинным коридором в туалет, он увидел сквозь решетчатую дверь камеры-одиночки одного из них по щиколотку в холодной воде. Епископ тут же снял с себя тулупчик, которыми снабдила некоторых заключенных супруга писателя Горького, и отдал его замерзающему человеку.

В ссылках его встречали толпы народа, нуждавшиеся во врачебной помощи и пасторском благословении. И он благословлял, лечил, оперировал - иногда с помощью перочинного ножа, слесарных клещей, зашивая рану женским волосом. Ему пробовали запретить это делать, но не получалось. Однажды, например, после его изгнания из туруханской больницы, умер крестьянин, которому не сумели оказать квалифицированную помощь. Народ вооружился вилами, косами и топорами и пошел громить местное ГПУ и сельсовет. Владыке разрешили вернуться в больницу, но не вести религиозную пропаганду. Во время их разговора с уполномоченным ГПУ в больничный кабинет Войно-Ясенецкого вдруг вошла группа тунгусов с руками, сложенными для благословения. И Владыка, конечно же, всех благословил, а ГПУшник сделал вид, что ничего не видит.

Был в жизни Владыки и 13-суточный допрос конвейером, когда заключенному не дают есть, спать. Его мучители ели, пили, отдыхали, а измученный епископ то сидел на стуле, то стоял, изнемогая от побоев и слепящего света лампы. Пока не потерял сознание. Но Господь уберег его.
Годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Когда началась война, Владыка послал телеграмму Председателю Президиума Верховного Совета Калинину: "Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий, отбываю ссылку по такой-то статье. Являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку". Местные власти долго совещались, как поступить? Все-таки ученый с мировым именем, книги которого издавались даже в Лондоне. Решили-таки телеграмму послать.

Известный врач стал заведовать хирургическим отделением в Красноярском эвакогоспитале на десяток тысяч коек. Он забирал к себе наиболее тяжелых больных и раненых и вылечивал их. Одна из комиссий свидетельствовала, что не встречала таких блестящих результатов лечения инфицированных ранений суставов, как у хирурга Войно-Ясенецкого. "Почет мне большой, - писал в те дни Владыка детям. - Когда вхожу в большие собрания, все встают". А во время утренних обходов, раненые салютовали ему высоко поднятыми загипсоваными ногами, которых, не будь этого замечательного человека, они бы лишились.
Архиепископ Лука

1941 г. назначается архиепископом Красноярским. Затем в 1944 г. переводится в Тамбов заведовать объединением военных госпиталей (более 150), где назначается архиепископом Тамбовским и Мичуринским. После войны архиепископ Лука был награжден медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне", переведен в 1946 г. в Симферопольскую и Крымскую епархию. Жил он очень скромно, но ежедневно на архиерейской кухне готовились обеды на 15-20 человек - многих симферопольцев спасла в те голодные годы похлебка епископа Луки. Все, что имел, раздавал неимущим, а сам ходил в латаной-перелатаной рясе. Бывало, племянница уговаривала сшить новую, а он неизменно отвечал: "Латай, Вера, бедных много".

С конца 40-х годов Владыка начинает слепнуть, и в начале 1955 года Владыка полностью ослеп. Задолго до потери зрения архиепископ Лука писал: "Князь Василий Темный сказал ослепившему его: “Ты дал мне средство к покаянию”. После того, как Владыка потерял зрение, никто не слыхал от него жалоб или ропота. "Я принял как Божию волю быть мне слепым до смерти, и принял спокойно, даже с благодарностью Богу"; "Свою слепоту переношу благодушно и с полной преданностью воле Божией", — пишет он.

Год спустя архиепископ Лука писал: "Слепота, конечно, очень тяжела, но для меня, окруженного любящими людьми, она несравненно легче, чем для несчастных одиноких слепых, которым никто не помогает. Для моей архиерейской деятельности слепота не представляет полного препятствия, и думаю, что буду служить до смерти".

В 1954 году поднялась новая волна гонений на Церковь, начатая Первым секретарем ЦК КПСС Н.С. Хрущевым. Опять возникло "Дело Войно-Ясенецкого". Телефонные разговоры Владыки прослушивались, его письма вскрывались, так называемые церковные фотографы запечатлевали лица тех, кто с ним общался...

Новые скорби встречали архиепископа, продолжалась тяжелая борьба с уполномоченным по делам Церкви за храмы, которые разрушались или закрывались борцами с религией. Владыка Лука до последних дней своей жизни отстаивал веру и боролся за сохранение Церкви.

Сыновья Владыки стали известными учеными. Михаил — анатом, доктор медицинских наук, профессор; Валентин занимался офтальмологией и патанатомией, также профессор, доктор медицинских наук. Алексей — один из старших научных сотрудников и один из основателей института эволюционной физиологии и биохимии имени И.М. Сеченова, доктор биологических наук.
Основные награды и научные и религиозные труды архиепископа Луки

Владыка написал 42 научные статьи, за 38 лет священничества произнес 1250 проповедей - исключительное явление в современной богословской жизни… Более семисот пятидесяти были записаны и составили двенадцать толстых томов машинописи (4500 страниц). Совет Московской Духовной Академии назвал это собрание проповедей исключительным явлением в современной церковно-богословской жизни и избрал автора почетным членом Академии. По его медицинским трудам учатся до сих пор студенты медицинских институтов.

1. Войно-Ясенецкий В.Ф. «Регионарная анестезия». 1915 г. Петроград.

2. Степень доктора медицины и премия Варшавского университета. 1916 г. Варшава.

3. Войно-Ясенецкий В.Ф. "Очерки гнойной хирургии". 1923 г., 1943 г. Ташкент

4. Медаль "За доблестный труд в Великой Отечественной войне".1945 г.

5. Войно-Ясенецкий В.Ф. "Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов".1946 г. Москва.

6. 1945 г. награжден Патриархом Алексием правом ношения бриллиантового креста на клобуке.

7. Сталинская премия I степени за книги "Очерки гнойной хирургии" и "Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов".1946 г. Москва.

8. Архиепископ Лука «Дух, душа, тело». 1946 г. Симферополь.

9. Архиепископ Лука «Наука и религия». Впервые в книге "Очерки гнойной хирургии". 2000 г. Москва.

10. Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) «НАУКА И РЕЛИГИЯ; ДУХ, ДУША И ТЕЛО»

"Феникс, Троицкое слово" - 2001, 316 стр.





Причисление к лику святых

В День Всех Святых, в земле Российской просиявших, 11 июня 1961 года, архиепископ Лука скончался. В течение трех дней не иссякал людской поток к гробу владыки и врача, а в день похорон процессия растянулась на три километра. Затем стали поступать сообщения, что многие больные, приходившие к могиле святителя Луки, по молитвам получали исцеления.В 1996 году Святейший Синод Украинской Православной Церкви Московской Патриархии принял решение о причислении архиепископа Луки к лику месточтимых святых, как святителя и исповедника веры.



В этом же году, 18 марта, состоялось обретение мощей архиепископа Луки, перенесенных 20 марта в Свято-Троицкий кафедральный собор Симферополя. Здесь 25 мая состоялся торжественный акт причисления высокопреосвященного Луки к лику месточтимых святых. К раке с его мощами приезжают люди со всех концов России и стран СНГ.