Ангел мой мистическая импровизация в двух действиях рыбинск 2000-2012гг - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Ангел мой мистическая импровизация в двух действиях рыбинск 2000-2012гг - страница №1/2

Владiмiр ЕРШОВ

АНГЕЛ МОЙ

МИСТИЧЕСКАЯ ИМПРОВИЗАЦИЯ В ДВУХ ДЕЙСТВИЯХ

РЫБИНСК 2000-2012гг.

ПЕРСОНАЖИ:

Ангел – мать

Ангел – отец

Виктор

Лика

Неожиданное случается в жизни чаще, чем ожидаемое.

ПЛАВТ.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.

Ничем не примечательная однокомнатная, холостяцкая квартира. С улицы, через зашторенное окно, едва пробивается свет, что создает впечатление зарождающегося утра. Но судя по плотному, монотонному, городскому гулу, за окном, становится понятно, что уже, как минимум полдень. К городскому шуму добавляется размеренный ход часов и невнятно звучащее радио.

На кровати, укутанное в одеяло с головой, лежит неподвижное тело.

Мгновенная, яркая вспышка отпечатывает в проеме двери абрис человеческой фигуры с крыльями за спиной, которые исчезают, когда она поворачивается в анфас, - это Ангел.

Через паузу раздается телефонный звонок. После третьего зуммера включается автоответчик: - «Оставьте информацию на автоответчик. Я вам перезвоню позже». После сигнала мужской голос: - « Сегодня ты проиграл! С тебя банка пива и штраф за отключенный мобильник! Встречаемся, как договорились… Пока, неудачник!»

Тело на кровати зашевелилось, издавая, не то стоны, не то бурчания. Затем из-под одеяла высунулась голова со взъерошенной шевелюрой, - это Виктор. Долго смотрит на часы и с раздраженным стоном роняет голову на подушку.

ВИКТОР. Придурок…

АНГЕЛ. (Из темноты). Надеюсь это не про меня?

Виктор вздрогнув, медленно поднимает голову.

ВИКТОР. Кто здесь?



МОЛЧАНИЕ.

Мотнув головой, Виктор, со стоном валится на подушку.

ВИКТОР. …Что за хренотень?! Вот блин, до глюков нажрался… Скоро черти мерещиться будут…



Ангел в образе, миловидной девушки появляется из темноты.

АНГЕЛ. А вот это не желательно… во всяком случае для меня.



Виктор вскакивает с постели, пошатнувшись, хватается за спинку кровати, медленно поднимает взгляд, и видит перед собой молодую, элегантную особу. Принимая ее за видение, со стоном, валится на кровать.

ВИКТОР. Ма…ма… (Тут же вскакивает). Мама?!

АНГЕЛ. (Осматривая комнату). Можно сказать и так…

ВИКТОР. (Ошарашенно). Бред, какой-то…

АНГЕЛ. Могу тебя заверить, Ты в здравом рассудке.

ВИКТОР. (Не находя слов). А-а-а…ка-а-ак же….

АНГЕЛ. Автокатастрофа?!

ВИКТОР. Вы же с отцом?..

АНГЕЛ. Да, да мы с твоим отцом… Вот уже пять лет, как…

ВИКТОР. (Остолбенев). У меня крыша съезжает… (Садится на кровати).

АНГЕЛ. С твоей крышей, как ты выражаешься, все в полном порядке.

ВИКТОР. (Пытаясь сообразить). Нет, вы же с отцом в лепешку… Врач сказал, что смерть наступила - мгновенно… Я еще подумал, слава Создателю! Хоть не мучились…

АНГЕЛ. Да, то была ужасная авария, точнее сказать, - автокатастрофа!

ВИКТОР. (Жест в сторону Ангела). Но-о…откуда?.. Нет, я схожу с ума!

АНГЕЛ. Я так не думаю, но предпосылки к этому имеются.

МОЛЧАНИЕ.

ВИКТОР. (Сурово). Кто ты?

АНГЕЛ. Мне показалось, ты меня узнал?! Или мне показалось?

ВИКТОР. (Заводясь, с напором). Хватит закручивать мне шарики! Ты же молодая?! А, когда погибли мои предки, им было по шестьдесят…

АНГЕЛ. Чуть больше.

ВИКТОР. Что?

АНГЕЛ. По шестьдесят три.

ВИКТОР. (Трет глаза руками). Сейчас, все пройдет… сейчас…



ПАУЗА.

АНГЕЛ. Не мучайся, глупенький.

ВИКТОР. (Кричит). Не-е-е-т!

АНГЕЛ. Не кричи.



Виктор, убедившись еще раз, что это не видение и не глюки, рванулся к Ангелу по пути сбил стул. Это его остановило. Истерично.

ВИКТОР. Кто ты?! Зачем? Откуда? Быть этого не может?!

АНГЕЛ. (Невозмутимо). Успокойся. Я тебя понимаю…ведь здесь, у вас, принято считать, что с того света не возвращаются. Поэтому тебя страшит мое появление, но это не совсем так… Тебе трудно в это поверить, тем не менее, я попытаюсь объяснить…

ВИКТОР. (Нервно). Замолчи…я не хочу…нет! Этого быть не может!..



МОЛЧАНИЕ.

АНГЕЛ. Успокоился? Можно продолжить?!

ВИКТОР. (Сам с собой). Этого быть не может…это бред, какой-то…

Обхватив голову руками, начинает тереть виски.

ВИКТОР. Это белая горячка… (Неожиданно замирает). Если это белая горячка, то…

АНГЕЛ. (Подхватывая, с иронией). …то голос, а точнее голоса, должны звучать отовсюду. Еще должен раздаваться дикий хохот. Потом появляются зеленые человечки или, если желаешь бесенята. И прочая нечисть в таком духе. Тебе, как психиатру, это очень хорошо известно, а будь ты алкоголиком, весь этот набор признаков, показался бы тебе забавным, или напротив пугающим, или даже страшным…

И заниматься психоанализом, как это ты пытаешься сделать сейчас, уж конечно не смог бы. Но к счастью, ты хороший ученый, а не законченный алкоголик.

ВИКТОР. (Успокоившись, но с опаской). Хорошо, хорошо… Если я, как ты говоришь, в здравом рассудке… неужели ты думаешь, что я поверю в воскрешение своей матери?! Это же…

Виктор крутит пальцем у виска. Ангел, предположив конец фразы, ее по своему, перефразировал.

АНГЕЛ. …По ту сторону сознания?!

ВИКТОР. Вот именно. Поэтому ответь мне просто и доходчиво, человеческим языком. Кто ты? Что ты за явление? И, что тебе вообще надо? Зачем ты здесь?!

АНГЕЛ. Ну, слава Создателю! Раз столько вопросов, стало быть, ты приходишь в себя и начинаешь здраво мыслить…

ВИКТОР. (С угрозой). Какая, к чертя собачьим, слава Создателю?..

АНГЕЛ. (Изменившимся голосом). Замолчи. Мне трудно, так.

ВИКТОР . (Кричит). Да мне плевать, - как там тебе!.. Кто ты?!

АНГЕЛ. Тебе не надоело?

ВИКТОР. (Неожиданно, подавленно). Что?

АНГЕЛ. Задавать один и тот же вопрос?!

ВИКТОР. (Вновь вспылив). Ты долго будешь издеваться надо мной?

АНГЕЛ. (Подзуживая). Да, неужели?! Ты нашел еще один вопрос! Для начала иди в ванну и приведи себя в порядок, а я приготовлю кофе.



Направляется в сторону кухни.

ВИКТОР. (Твердо). Стоять! Для начала, ты мне все объяснишь, а уже потом, Я приготовлю кофе…

АНГЕЛ. Надеюсь, вопросы будут по существу?

ВИКТОР. Во-первых, если ты моя мать, то каким образом..? Реинкарнация в самую себя?! Во-вторых, почему тебе двадцать, а не шестьдесят? И, в-третьих, к чему весь этот маскарад?

АНГЕЛ. Во-первых, нет ни какой реинкарнации, во-вторых, шестьдесят три, а в-третьих, о маскараде, чуть позднее…

ВИКТОР. (Наступая с угрозой). Шестьдесят три…

АНГЕЛ. О-о-о! Я пойду варить кофе…

ВИКТОР. (Продолжая наступать). Кофе приготовлю, Я…

АНГЕЛ. (Отступая, шутливо). Ну, хорошо! Хорошо!.. Попытаюсь образумить тебя… Начнем с того, что ваша дружная компания запланировала сегодня пикник на взморье… (Виктор замирает). Будет поставлена желто-синяя палатка, будут шашлыки, красное вино, прогулки по воде на лодке, хотя ты предпочитаешь катамаран, но их там, увы, не нет… Вокруг, влекущие взор, виды на матушку-природу, рядом молодые, красивые девушки… Одним словом – сказка! Палатка, - для прелюбодеяния, шашлыки, - для чревоугодия, а лодка, и пейзажи, - для души!.. Не жизнь, - а РАЙ! Достаточно? Или продолжить?!

ВИКТОР. (Едва слышно). Кто ты? Откуда тебе это известно?

АНГЕЛ. И не только это.

ВИКТОР. Что еще?

АНГЕЛ. То, что не ты, ни твои друзья, сегодня никуда не поедете.

ВИКТОР. (Зло, с сарказмом.). Интересно, кто нам помешает? Не ты ли?

АНГЕЛ. Ну, куда мне?! Скорее обстоятельства.

ВИКТОР. Любопытно посмотреть на эти обстоятельств?! Как это будет выглядеть?

АНГЕЛ. Мне тоже.

ВИКТОР. А я думал…

АНГЕЛ. Не обольщайся, силой удерживать никто не станет.

ВИКТОР. (Надменно). В таком случае, что же это за обстоятельства, которые смогут нас удержать? Мировую войну, вроде бы, не объявляли?!

АНГЕЛ. (Твердо). Во-первых, тебе надо меня внимательно выслушать, а во-вторых…

ВИКТОР. (Отмахиваясь). Я вас умоляю…

АНГЕЛ. (Настойчиво). А во-вторых, тебе необходимо, ты обязан сделать то, что я тебе скажу…

ВИКТОР. (С издевкой). Во-первых, я ни перед кем, и ни чем, не обязан. Во-вторых, я еще не получил ответы на свои вопросы, и в-третьих, на каком основании, ты мне диктуешь, какие бы то ни было, условия?! А?

АНГЕЛ. (Меняя тон). На том основании, что грехи твои тяжки!

ВИКТОР. (Продолжая ерничать). О–о-о! Вот как?! И кто же, позвольте спросить мадам, уполномочил вас, заниматься моими грехам? И о каких грехах, вообще, идет речь?! Я полагаю, если у меня и есть грехи, то они не тяжелее, чем у кого бы то ни было! Все мы смертны, и все мы грешны…

АНГЕЛ. Замечательно. Если алкоголь отшиб твою память, я позволю себе, вкратце напомни некоторые вехи твоей биографии.

ВИКТОР. Боже мой, как интересно! Сделайте одолжение! Я весь - внимание!

АНГЕЛ. Могу уверенно сказать, что когда ты меня дослушаешь, до конца, твой вызывающий том, приобретет иную окраску… И так, все по порядку!

ВИКТОР. Да, да! Уж будьте столь любезны, все по порядку…



МОЛЧАНИЕ.

АНГЕЛ. То, что вы, во грехе рождаетесь – я думаю, можно опустить.

ВИКТОР. Не согласен. Еще раньше происходит зачатие, что является не меньшим, а даже большим грехом. И потом, что значит – вы рождаетесь? А вы?!

АНГЕЛ. Не перебивай и побереги свое красноречие. Грех, как всякое действие имеет начало и конец. Зачатие и рождение, есть грех единый.

ВИКТОР. Ловко! А главное доходчиво. Кто автор изречения?

АНГЕЛ. Дарю. Но не будем отвлекаться. Когда тебе было шесть лет…

ВИКТОР. Господь мой! Какая древность!

АНГЕЛ. …на детской площадке, ты толкнул своего сверстника с горки, просто тебе не понравилось, что он опередил тебя. Падая, он ударился о бортик позвоночником. Тебе это не ведомо, но он по сей день, парализован. Он, как вы в таких случаях говорите – овощ.

ВИКТОР. (Опешив. Сдавленно). Кто ты?

АНГЕЛ. (Не обращая внимания на вопрос). Когда тебе было пятнадцать. Ты со своими друзьями… да, да, именно с этими, что должны сегодня ехать с тобою на пикник, избиваете подростка, такого же, как вы сами, с целью завладеть его плеером. Последствия не утешительны, он и сейчас в инвалидной коляске. Далее. В семнадцать. Ты, с помощью все тех же друзей, насилуешь свою одноклассницу. Во избежание позора, родители увозят ее в другой город, где у нее родилась девочка. В двадцать четыре, чтобы выиграть пари, ты соблазняешь несовершеннолетнюю, последствия этой забавы, аборт и ее бездетность в будущем. В тридцать три, ты за приличные деньги, даешь ложное «медицинское освидетельствование» и невинный человек, которого ты даже в глаза не видел, попадает за решетку, где и совершает суицид. И наконец, твои сорок два!.. О! Твои сорок два!.. Но об этом позже… Я думаю пока и этого достаточно?!

ВИКТОР. (Подавленно). Кто ты?

АНГЕЛ. Помнишь, когда-то в юности, увлекаясь восточной поэзией, ты написал; «Во грехе ты родился на праведный свет,



Во грехе проживешь, если Ангела нет.

Будет долгим и тяжким твой путь на земле.

Во грехе и умрешь, если Ангела – нет!»

ВИКТОР. (Отрешенно. В никуда).



«Жизнь – пустыня, по ней мы бредем нагишом.

Смертный, полный гордыни, ты просто смешен!

Ты для каждого шага находишь причину –

Между тем он давно в небесах предрешен».

АНГЕЛ. Как у вас говорят; - комментарии излишне?! Хаям, был мудрым стариком!

ВИКТОР. Ты пришел меня карать, в облике моей матери? Изощренно!

АНГЕЛ. Почему карать? Скорее наоборот…

ВИКТОР. (Глядя в одну точку). Почему ты в облике моей мамы? Моей молодой мамы?!

АНГЕЛ. Наконец-то твои мозги протрезвели, и ты стал соображать.



МОЛЧАНИЕ.

Звонит телефон. Виктор сидит не двигаясь. Ангел пристально смотрит на него. Срабатывает автоответчик, женский голос: - «Старичок, это я, Лика! Что случилось? Мы же договорились, что заедешь за мной пораньше?! Викто-о-р, возьми трубку, я знаю, что ты дома… вот… мягко говоря, негодник… и мобильник отключил и трубку не берет! Ну, соня-засоня, я сейчас приеду и такую тебе побудку устрою… Всех святых вспомнишь!»… Виктор сделал движение к телефону, но передумал и остался неподвижен.

МОЛЧАНИЕ.

ВИКТОР. Ну, и как мне тебя называть? Мамой? Или…

АНГЕЛ. Мамой называть меня глупо… Это всего лишь оболочка.

ВИКТОР. Мне же надо, как-то к тебе обращаться?! Может просто - Ангел?

АНГЕЛ. Можно, конечно и Ангел, только у Ангелов тоже есть имена.

ВИКТОР. И какое же имя у тебя?

АНГЕЛ. Такое же, как и у тебя.

ВИКТОР. Стало быть, Виктория?!

АНГЕЛ. Пока можно Викторией.

ВИКТОР. (Задумчиво). Виктория… Не правда ли, красивое имя для женщины?.. Виктория! (Очнувшись). Скажи, а ты какой Ангел?.. просто Ангел или мой Ангел-хранитель?

АНГЕЛ. К сожалению – твой!

ВИКТОР. (С сарказмом). Почему же к сожалению? Знать такая у тебя судьба! И идти нам по ней, стало быть, вместе!

АНГЕЛ. Не ерничай. Будь моя воля…

ВИКТОР. (Раззадориваясь). А-а-а, воля значит, все - таки, не твоя?! А, что ж так-то? И вообще, каковы твои обязанности? Ты только охраняешь или способен на большее? Ну вот, что ты умеешь?.. предсказывать, предвидеть, оберегать?.. Ах! Ну да, ты же Ангел-хранитель!

АНГЕЛ. (Игнорируя выпады Виктора). К тебе сейчас придет гостья. Прими ванну, а я приготовлю кофе.

ВИКТОР. Да, какая же она гостья… (Вдруг). Ох! Как интересно!

АНГЕЛ. Как не прискорбно, но спешу огорчить тебя, сцены ревности не предвидится.

ВИКТОР. Да, да, да! Не предвидится… уж конечно… будет сцена, будет, и еще какая! Ты ее не знаешь! Эта кошка, все глазенки тебе выцарапает, весь фейс, тебе исполосует! (Злорадствуя). Я с огромным интересом понаблюдаю эту встречу!

АНГЕЛ. (Уходя на кухню). Я тоже.

МОЛЧАНИЕ.

Виктор, оставшись наедине, начинает хаотично двигаться по комнате. Останавливается, беспомощно разводит руками. И вновь начинает ходить.

ВИКТОР. Что это? Что происходит? Чушь какая-то?! Этого не может быть, но откуда она…он все знает? Розыгрыш?! Не похоже! Стоп! Стоп! Стоп! Эти придурки, нашли кого-то, похожую на маму и… Ну-ка, ну-ка!..



Достает с книжной полки массивный фотоальбом. Лихорадочно перелистывает страницы и вынимает из альбома фотографию.

ВИКТОР. Вот она! Та-ак… Здесь маме и отцу по двадцать три… Не может быть… тоже самое платье?!



Недоумевая, смотрит на дверь, в которую ушел Ангел, и вот же самый момент в нее входит молодой человек в элегантном костюме, неся на подносе две чашки кофе. Виктор, сравнивая вошедшего с фотографией.

ВИКТОР. Тот же самый костюм… Отец! О! боже!

АНГЕЛ. Извини, но я подумал, что ты не откажешь мне в чашке кофе?!

ВИКТОР. Папа?!

АНГЕЛ. У тебя очень глупый вид.

ВИКТОР. А-а, где ма-а-ама?

АНГЕЛ. Успокойся, никого больше нет. Я решил, что в таком обличие, мне не грозит быть исцарапанным твоей кошкой.

ВИКТОР. (Все еще в растерянности). Но-о, а-а-а, ка-а-ак эт-то?

АНГЕЛ. (Улыбаясь). Все еще не сообразишь, с кем имеешь дело?! С уверенностью могу сказать, что сюрпризы на этом не закончились.

Ангел садится к столу и пьет кофе. Виктор, показывая на фотографию.

ВИКТОР. Но, почему именно с этой фотографии?

АНГЕЛ. Как мне известно, это твоя любимая фотография, так? И я подумал, что тебе будет приятно, еще раз, увидеть своих родителей молодым, красивыми и в полном здравии. Вот ответ, на твой вопрос о маскараде. А так же, это тебе еще одно подтверждение, что появление мое, не бред, не чушь, и уж конечно, не розыгрыш. И потом, будет проще представить меня, твоей гостье! Скажем, как своего ассистента.

ВИКТОР. Обалдеть!

АНГЕЛ. М.Н.с., подойдет? Младший Научный сотрудник в области медицины по социально-трудовой реабилитации… Каково?

ВИКТОР. Да, чтоб мне сахара не видеть!.. Ну, ты даешь?!

АНГЕЛ. С сахаром расставаться не торопись, а вот за челюстью своей следи, она в последнее время отвисает у тебя часто.

ВИКТОР. Посмотрел бы я на твою челюсть, будь ты на моем месте.

АНГЕЛ. Я и так на твоем месте.

ВИКТОР. То есть? Ах, да!

АНГЕЛ. Ты не думаешь идти в ванну? Твоя гостья уже на подходе!

ВИКТОР. (Засуетившись). Вот, черт!

АНГЕЛ. (Изменившись в лице). Запомни, раз и навсегда, такие восклицания, пагубны для тебя, и вообще для рода человеческого. Подобное, даже в мыслях не следует держать.

ВИКТОР. (Оправдываясь). А-а, что тут особенного? Я это произнес бессознательно…

АНГЕЛ. Вот именно… Тебе, как ученому, доктору психологии, такое, непростительно. Как же Гартман, Фрейд, Юнг? А твоя специализация, - психология мышления по Узнадзе? На трудах, которого ты основываешь свою концепцию установки и экспериментального исследования?

ВИКТОР. Тебе и это известно?

АНГЕЛ. А ты: - «Я произнес бессознательно»!

ВИКТОР. Подожди, ну а как же тогда…

АНГЕЛ. Не советую тебе тягаться со мной в области психологии, да и речь сейчас не об этом.

ВИКТОР. Ах, да! Это слово…для тебя ведь оно…понял!

АНГЕЛ. Ничего ты не понял. Иди в ванну.

Виктор, пожав плечами, уходит в ванну. Ангел встал из-за стола, прошелся по комнате. Вновь присел за стол, сделал глоток из чашки. Затем резко встал и стремительно вышел из комнаты.

За сценой послышались невнятные голоса, но по мере их приближения, более различимые.

АНГЕЛ. Здравствуйте, Лика! Виктор, пока занят, но через несколько минут освободится. Проходите, пожалуйста!

ЛИКА. Честно признаюсь, вы меня напугали…

АНГЕЛ. Поверьте, мне этого не хотелось. Прошу меня извинить!

ЛИКА. Как, вы же не знаете, за что извиняетесь?!

АНГЕЛ. Догадываюсь.

ЛИКА. Ну-ка, ну-ка! Интересно?!

АНГЕЛ. Все, проще простого. (Вкрадчиво). Вы не успели дотронуться до кнопки звонка, как дверь с шумом распахнулась…

ЛИКА. Как точно и образно, вы рисуете картинку, такой способностью обладают писатели. Вы не из их разряда?!

АНГЕЛ. Нет, я больше по коррекционной части.

ЛИКА. То есть?

АНГЕЛ. Немного поправить то, что уже написано.

ЛИКА. Понимаю. Но ведь действительно, так и было. Едва я не притронулась к звонку, как дверь распахнулась… Вы, вероятно еще и ясновидящий?!

АНГЕЛ. Ничего нельзя исключать в нашей жизни. Проходите!

ЛИКА. А вы, простите, кем доводитесь Виктору?

АНГЕЛ. Да вы не волнуйтесь. Проходите! Вот уж, что верно, то верно – женский глаз обмануть не возможно. Но должен вас разочаровать. (Жестом предлагает ей присесть). Наша легкая схожесть, ни о чем не говорит. Многих это вводит в заблуждение, но я всего-навсего его коллега и не более.

ЛИКА. (Изумившись). Как забавно… вы работаете вместе? Или?.. Просто, я вас раньше не встречала…

АНГЕЛ. Мы сотрудничаем недавно. Я немного помогаю ему, в работе над ошибками.

ЛИКА. (С интересом). Над ошибками?! Вы, меня заинтриговали!

АНГЕЛ. Разрешите представиться, - Виктор.

ЛИКА. (Радостно). С ума сойти! Два Виктора! Надо загадать желание! (Вдруг). Ой! Откуда вам известно мое имя? Вы сейчас в прихожей назвали меня по имени?!

АНГЕЛ. Ну, это очень просто…

ЛИКА. (Перебивая). Позвольте… Я догадаюсь сама. Этот засоня отмокает в ванне, а вас попросил меня встретить?! И если это так, то обо мне, разумеется, шел разговор?! В чем я уверена на все сто! Верно?

АНГЕЛ. Ваше аналитическое мышление поразительно!

ЛИКА. (Отмахнувшись). А, это совсем не сложно. Как говорил Кулыгин, в «Трех сестрах», - реникса

АНГЕЛ. Я смотрю, вы владеете не только психоанализом, но и вероятно разбираетесь в драматургии Чехова? (Пододвигая ей чашку). Пожалуйста, кофе!

ЛИКА. Благодарю! Как говорится, с кем поведешься… А если серьезно; таким психоанализом владеет, каждый мало-мальски, мыслящий человек. Только, вот, не все хотят напрягать свои извилины. Легче спросить, ведь так? Многими, элементарная логика, воспринимается, как нечто необыкновенное. (С иронией). Поэтому мы, цивилизация болтунов.

АНГЕЛ. Вы интересный собеседник, Лика! Мне любопытно с вами общаться. Пейте кофе, а то остынет. Чехова задели просто так или увлекаетесь?

ЛИКА. Я преподаю русскую литературу в школе… Виктор, разве вам не говорил?!

АНГЕЛ. Обмолвился, как-то вскользь. Поэтому я хотел уточнить.

ЛИКА. Ну, это все предсказуемо. А вот, как вы рассчитали приготовить к моему приходу, горячий кофе?! Это для меня загадка! Здесь одной логикой не обойтись.

АНГЕЛ. (С подвохом). А если, мало-мальски поразмыслить?!

ЛИКА. (Шутливо). Нет, это не возможно! Даже если этот засоня сразу встал после моего звонка, в чем я сомневаюсь… Эврика! Вариант только один – Вы!

АНГЕЛ. Вы, абсолютно, правы! Признаюсь, я слышал ваш звонок, но брать трубку мне было не удобно …

ЛИКА. Почему же?!

АНГЕЛ. Ну, понимаете… хозяин в ванне… я, как бы, человек посторонний, а чужой голос мог бы вас обеспокоить…

ЛИКА. Боже мой! Галантность 19-го века! Сейчас такого уже нигде не встретишь! Вы, случайно не на машине времени путешествуете?

АНГЕЛ. В наше время ничего нельзя исключать. А мои достоинства, вы явно преувеличиваете!

ЛИКА. (Заговорщически). Вы можете мне по секрету сказать, что этот тип говорил вам обо мне?!

АНГЕЛ. В этом нет никакого секрета. Этот тип, как вы выразились, очень лестно отзывался о вас! А увидев вас воочию, я, честно говоря, стал немного ему завидовать!

ЛИКА. (Полушепотом). Правда? А, что конкретно, этот льстец вам говорил?

АНГЕЛ. (Шепотом). А у вас в роду, не было подпольщиков или чекистов?

ЛИКА. (Не поняв подвоха). Нет, не было… (Сообразив). Да ну, вас! Вы шутите?! Мне просто интересно, что он рассказывает обо мне посторонним.

АНГЕЛ. Ну, скажем, я не совсем посторонний… А то, что вы красивая и умная, я знаю с его слов.

ЛИКА. Спасибо за комплимент!

.АНГЕЛ. Ну, мне-то, за что?

ЛИКА. За то, что вы добрый! Виктор, а вы тоже едите с нами на пикник?

АНГЕЛ. К сожалению, нет...

ЛИКА. (Разочарованно). И совсем, даже напрасно! Там такие замечательные места!...

АНГЕЛ. Да, я знаю.

ЛИКА. Вы, там бывали?

АНГЕЛ. Где я только не бывал…



Входит Виктор, в махровом халате продолжая вытирать полотенцем влажные волосы.

ВИКТОР. Привет, старушка!



Лика радостно бросается к нему на шею.

ВИКТОР. Извини, немного проспал. Вчера, что говорится – «дали дрозда»!

ЛИКА. (Целуя его). Ничего себе – немного! Уже час дня! А во сколько мы договорились?!

ВИКТОР. (Ответный поцелуй). В одиннадцать.

ЛИКА. Вот именно… Зачем мобильник отключил… «Дрозда», видишь ли они дали! Знаю, я вашего «дрозда»…как соберетесь всей лабораторией, так не то, что дроздам, всем орнитологам тошно…

ВИКТОР. Что есть, то есть!.. Мобильник?.. (Поискал глазами). Я, не знаю, где-то вчера, наверное, оставил… Так?! А мне сегодня полагается кофе?

АНГЕЛ. Йес, Милорд! Ваш кофэ, сэр, на кухне! А этот кофэ, был приготовлен для миледи!

ВИКТОР. (Принимая игру). А-а-а! Леди-Мледи, (Подхватывая и кружа Лику). Так это вы выпили мой кофэ?! (Опускает Лику на пол, к Ангелу). Позволь тебе представить…

ЛИКА. (Перебивая). Уже познакомились, бесстыдник! Оказывается, ты обо мне всем рассказываешь, а я инее знаю?!

ВИКТОР. (Виновато-игриво). Почему же всем… (Растерянный взгляд на Ангела). Вот, только ему…

АНГЕЛ. (Приходит на помощь Виктору). Могу вас заверить, Лика, кроме меня и, наверняка, ваших друзей, о вашем существовании никто и не догадывается!

ЛИКА. (Игриво капризничая). Почему же никто? О моем существовании знает мама, бабушка и еще много-много народу.

ВИКТОР. (С подозрением смотрит на Ангела). Да, да, милая, ты права. Пойду, сделаю себе кофэ…

ЛИКА. Хочешь, я отдам тебе свой?! Я только пригубила… правда он уже немного остыл…

ВИКТОР. Ну, что ты, дорогая! Я приготовлю себе кофэ!

АНГЕЛ. Извини, Виктор! Я не приготовил тебе кофе сразу, потому что ты не был еще готов…

ВИКТОР. (Юродствуя). Не был готов к чему?

АНГЕЛ. (Двусмысленно). К принятию кофе…

ВИКТОР. (Раздражаясь). Насколько мне известно, для того, чтобы пить кофе, не требуется, какой бы то ни было готовности! Кофе пьют всегда и везде, не зависимо от времени и самочувствия…в самолете, на горшке и в постели…

АНГЕЛ. (Как бы, не замечая нервозности Виктора). Кофе в постели, пьют дегенераты.

ЛИКА. (Не понимая,происходящего. Пытается шутить). И аристократы…

АНГЕЛ. (С вызовом к Виктору). Нет, Лика! Вот здесь вы не правы! Это ошибочное мнение, что кофе в постель – аристократично! Каждый уважающий себя человек, не зависимо от сословия, никогда не станет пить кофе в постели, а стало быть, натощак. Это значит заведомо убивать свой организм.

ВИКТОР. Что-то я не пойму, к чему ты клонишь?

АНГЕЛ. (Дидактично). К тому, что интеллигентный, образованный, уважающий себя человек, бережно относится к своему здоровью, а не напивается до поросячьего визга! Только и всего!

ВИКТОР. (Срываясь). Послушай, ты!..

АНГЕЛ. (Останавливает его жестом). Тебе, надо выпить кофе!

ЛИКА. (В совершенной прострации). Что с вами мальчики? Успокойтесь! (К Ангелу). Виктор, вы не правы! Вчера была, защита… Виктор прекрасно защитился… Такое, ведь бывает не каждый день?! Да, что я вам рассказываю? Вы его коллега, и сами все прекрасно знаете…

ВИКТОР. (Выкатив глаза). Виктор?! Коллега?!

АНГЕЛ. (Твердо с вызовом). Совершенно верно, коллега… Тебя, что-то не устраивает?

Ангел демонстративно берет родительскую фотографию из альбома. Виктор от бессилия, что-либо противопоставить, истерично, вызывающе выкрикивает.

ВИКТОР. А кофе, я буду пить, когда захочу и где захочу! И никто мне не указ! Понятно?!

АНГЕЛ. (Обреченно). Понятно.

ЛИКА. Виктор, успокойся! Ведь, совсем не важно, где и когда пить, этот злосчастный кофе?! (Ласково). Важно, что ты защитил диссертацию и позади бессонные ночи. Наконец-то у тебя будет своя лаборатория и вся кафедра теперь в твоем распоряжении. А главное, ты спокойно сможешь продолжить свои изыскания, и я буду тебе в этом помогать, как верный друг и соратник… А кофе, ты будешь пить, как Черчилль – в постели! Который, в ней, не только завтракал, но, как утверждают очевидцы, и обедал!

ВИКТОР. Вот именно! И никто не считал его дегенератом… Вывести страну из кризиса и поставить в один ряд с супердержавами – значит быть дегенератом?

АНГЕЛ. Самый яркий представитель дегенерации. Форма политики, которую он проводил, известна еще со времен древнего Рима и Византии – то есть, быть на стороне сильнейшего. И Тегеран сорок третьего, был ему, ох, как кстати! Хоть он и изображал из себя недовольного и делающего одолжение... Политика – сродни лицедейству. А потом! Только, благодаря ему, весь Мир, полвека жил в состоянии «холодной войны»… Видели б вы этого дегенерированного политика сейчас?!

ЛИКА. Вы, так говорите, словно видели его, только что?!

ВИКТОР. (Не двусмысленно). Можешь ему поверить, дорогая… Он Черчилля – видел!

АНГЕЛ. (Переводя в шутку). Да! Недавно, что-то приснился! А так, только в кинохронике и на фотодокументах, как все…

ВИКТОР. (Ерничая). Вот, вот… мне больше нравятся фото…

ЛИКА. Да, ну вас… Вы опять меня разыгрываете?! Дурачки! То ссоритесь, то прикалываетесь… Виктор, мы едем сегодня или нет?

ВИКТОР. (Усмехнувшись в сторону Ангела). Непременно, милая! Вот только кофэ попью…

АНГЕЛ. Да, да, коллега, давно пора!

ВИКТОР. (Свысока). А ты мне не указывай, М.Н.с!.. может мне, не хочется оставлять Лику с тобой наедине… Ну нет, у меня к тебе доверия!

АНГЕЛ. Можешь поэтому поводу не переживать. Лика любит тебя, и потом не забывай мое положение.

ВИКТОР. А я и не переживаю.

АНГЕЛ. Хотя следовало бы…

ВИКТОР. Что ты опять темнишь?

АНГЕЛ. Смешно. Подумай сам, разве я могу темнить?

Виктор, в бессилии, не зная, что сказать, резко уходи на кухню.

ЛИКА. Вы сказали – «мое положение»! А, какое ваше положение?

АНГЕЛ. Ох, женщины! Все-то они услышат, и все-то им надо знать!

ЛИКА. Вы меня извините! Я, может, кажусь навязчивой и не тактичной, но честное слово, я ничего дурного не имела ввиду…

АНГЕЛ. Да, нет! Не стоит извиняться! Все очень просто; - я женат и очень люблю свою жену! (Помедлив). К тому же у нас с супругой, не так давно появился малыш…

ЛИКА. (Восхищенно). У вас родился мальчик?! Боже мой! Как вы наверно счастливы! Поздравляю! Как вы его назвали?!

АНГЕЛ. (В сторону ушедшего Виктора). Виктором!

ЛИКА. (Восторженно). Потрясающе! Сегодня меня окружают одни Викторы! Надо загадать, что-нибудь несбыточное и оно обязательно исполнится!

АНГЕЛ. (В сторону). Боюсь, что оно не исполнится…

ЛИКА. (Тем не менее, услышала). Почему? Вы не верите в исполнение желаний?! Не верите в судьбу? Мне кажется, каждый человек должен быть немножко суеверный, а иначе ведь скучно… Скучно жить!

АНГЕЛ. (В сторону). Каждый – хоть немножко! И этого «немножко», достаточно, чтобы погибали великие умы… (Лике). Если бы судьба зависела, только от тех желаний, которые мы загадываем, мир давно бы погрузился в такой хаос, что Содом и Гоморра были бы в сравнении с этим, не набухшими почками сирени.

ЛИКА. Ну, зачем же так мрачно?! Я, например, верю в добрые намерения людей. (Помедлив). У вас бывало так, что когда чего-нибудь сильно, сильно захочешь, по настоящему… То, оно сбывается?!

АНЕЛ. Нет. Такого у меня не было.

Входит Виктор с чашкой кофе в руках.

ВИКТОР. О чем воркуете, ангелочки?

ЛИКА. (Радостно). Представляешь, у Виктора родился сын и его тоже назвали Виктором!

ВИКТОР. (С притворным удивлением). Да-а-а! (Иронично). Вот про имя я еще не знал!

АНГЕЛ. Я хотел сделать тебе сюрприз.

ВИКТОР. Считай, что тебе это удалось!

ЛИКА. Виктор, поторопись, мы уже опаздываем!

ВИКТОР. (Не решительно, косясь на Ангела). Да, да, милая, вот кофе только допью. (Делает глоток). Черт! Горячо!

АНГЕЛ. (Вздрогнул и глядя на Виктора в упор). Прошу прощенья, Лика! Вам надо позвонить домой.

ЛИКА. Хм! Зачем?

АНГЕЛ. Если вас не затруднит, наберите номер своего домашнего телефона. Сделайте, прошу вас, ведь это нетрудно.

ВИКТОР. (Настороженно). Что ты задумал?

ЛИКА. Я, только, что из дома, зачем мне звонить?!

АНГЕЛ. Я прошу вас.



Лика достает из своей сумочки сотовый и…

ЛИКА. Вот незадача, батарея села. Как же я не уследила! (К Виктору). Я, по-городскому?!

ВИКТОР. (Пристально, глядя Ангела). Конечно, дорогая!

Лика неуверенно подходи к аппарату. Посмотрев на Виктора, затем на Ангела, осторожно, словно телефон хранит в себе какую-то опасность, набирает номер. Долго слушает гудки.

ЛИКА. Алло! (Тревожно). Кто это?.. Какой врач?.. Ее дочь…



Какое-то время слушает трубку, затем медленно опускает ее на аппарат. На ее лице растерянность.

ЛИКА. У мамы инфаркт… Странно, на сердце никогда не жаловалась. (Пустыми глазами смотрит на Ангела). Как вы узнали, что мне нужно позвонить? (Переводит взгляд на Виктора). Дорогой, мне срочно надо домой.

ВИКТОР. Конечно, милая, конечно, поезжай! Я тебе позвоню.

Провожает ее до входной двери. Врывается обратно в комнату.

ВИКТОР. Объясни мне, что происходит? Что с ее матерью?

АНГЕЛ. Мне известно не больше твоего. Ко мне поступила информация и я, распорядился в соответствии с ситуацией.

ВИКТОР. Не юли! Распорядитель! Что ты задумал?

АНГЕЛ. О чем ты? Я ничего не могу задумывать. Книга жизни каждого человека пишется свыше, нам достается лишь - читать ее. Поэтому не заводись. Все идет своим чередом.

ВИКТОР. Но ведь, кто-то же, пишет эту твою книгу?! Кто?

АНГЕЛ. Как, кто? Всевышний! Успокойся! Я же говорю, все идет сом чередом!

ВИКТОР. (Взрываясь). Слушай, иди ты к чертям собачьим, со своим чередом… (Ангел вздрагивает). Что, слово не нравится? А мне плевать, что тебе нравится, а что нет! Я хочу знать, что ты задумал?! Отвечай или я…



В растерянности лихорадочно крутит головой, словно ищет что-то. Но осознав свою беспомощность, опускается на стул.

ВИКТОР. Ну, хотя бы, что будет дальше, ты можешь мне сказать?

АНГЕЛ. Я не знаю. Ко мне информация приходит чуть раньше, чем к вам простым смертным. Пока я , как и ты, ничего не знаю. (Утвердительно). А ты все-таки в меня поверил…

ВИКТОР. Не твое дело, поверил я или нет! (Распаляясь). Какой ты к черту, Ангел?! Где твои крылья, Ангел?! Ангелы прилетают, а ты как появился? А?! Ангелы не пьют кофе, они вообще не видимые… Вот что, давай-ка, убирайся к чертовой матери и…



Колючий взгляд Ангела заставил Виктора замолчать на полуслове.

АНГЕЛ. (Гипнотически). Повторять больше не буду. В противном случае я буду вынужден воздействовать не словами.

ВИКТОР. (В оцепенении). Ты можешь мне прямо сказать, зачем ты здесь?

АНГЕЛ. Могу. Но всему есть свое время. Когда время придет, ты все узнаешь.



МОЛЧАНИЕ.

ВИКТОР. (Оправившись от шока). Что это было? Что ты сделал? (Потирая шею). На меня, как будто накинули удавку. Было невозможно дышать.

АНГЕЛ. Извини. Впредь не будь тупым и упрямым. Это моя защитная реакция.

ВИКТОР. Не понимаю.

АНГЕЛ. Как у людей говорят – «повторение – мать учения»? Так вот, я повторять не хочу и не буду. (Вколачивая). Чем больше ты будешь чертыхаться, тем чаще будешь получать выплеск моей отрицательной энергетики в виде удушья, как сейчас…

ВИКТОР. Хорош, Ангел-хранитель! Так, не моргнув глазом, ты можешь, кого угодно уничтожить, только за то, что он произнес не удобное тебе слово?!

АНГЕЛ. Кого угодно не могу.

ВИКТОР. Понятно, значит, твое влияние распространяется только на меня?

АНГЕЛ. Тебе, надеюсь достаточно одного урока?

ВИКТОР. Мне достаточно. Я быстро учусь. Вот хотелось бы знать, что еще можно от тебя ожидать?

АНГЕЛ. Ты абсолютно верно понимаешь – на этом мои возможности не ограничиваются.

ВИКТОР. Да, все это ерунда! (Осекся). Люди, по сто раз на дню произносят подобные фразы…

АНГЕЛ. (Перебивая). Отсюда и все ваши беды.

ВИКТОР. (Не решительно). Пойми, до сих пор мне не приходилось сталкиваться с потусторонними силами и я, честно говоря, в них, не верил… Поэтому мне тяжело находиться рядом с тобой, не просто тебя понять…

АНГЕЛ. Правильнее сказать – не хотел верить в потусторонность! Вы, люди – материалисты, хотя, как ты выразился и сталкиваетесь, с «потусторонними силами» на каждом шагу.

ВИКТОР. Растолкуй.

АНГЕЛ. Что тебе растолковать?

ВИКТОР. О потусторонних силах, на каждом шагу!

АНГЕЛ. Смешной! Тебя обязательно надо ткнуть носом, сам напрячься не хочешь?

ВИКТОР. Знаешь, если бы меня ежедневно посещали Ангелы, то я наверное уже сделал бы кое какие выводы и более свободно чувствовал себя в твоем присутствии. Но поскольку такое со мной впервые, то будь так добр, растолкуй мне тупому, как я на каждом шагу, сталкиваюсь с вашим братом?!

АНГЕЛ. Хорошо, тупой профессор, доктор медицинских наук, слушай и анализируй. Надеюсь на это, твои похмельные мозги способны?

ВИКТОР. Способны, способны…

АНГЕЛ. Первое и самое простое – это ваши грезы. Желая чего то, мечтая о чем то, ты уже материализуешь это желание, только, правильно говорит Лика, нужно очень сильно, сильно захотеть. Вы же, люди бросаете свои мечты в зародыше и щадите свою силу воли, которая способствует, запомни это на будущее, реализации ваших мечтаний. Второе, и тоже не сложное, - это ваши сны. Благо, что человечество стало, хоть как-то толковать эти сновидения. Порой не совсем правильно и точно, но иногда случаются попадания. Третье – астрология. На поверхности это выглядит, как некая забава, хотя каждый в отдельности надеется и верит, что гороскоп трактует истину. И каждый в отдельности уверен на сто процентов, что именно ему повезет.

ВИКТОР. Пожалуй достаточно. Я теперь понимаю, почему есть предсказатели, а есть предсказываемые. Все зависит от того, кто сильнее и искреннее поверит. Здесь трудно с тобой не согласиться. Пожалуй ты прав! Мы цивилизация потребителей и лентяев.

АНГЕЛ. Прав, прав, еще как прав! Главное, что ты понял все правильно. (Изменившимся голосом). Подойди к телефону.

ВИКТОР. (Вздрогнул). Зачем?



Звонит телефон. Виктор бросается к трубке.

ВИКТОР. Это, наверное, Лика!

АНГЕЛ. Нет, это твой приятель, которому ты задолжал пиво.

ВИКТОР. (Опешив и глядя на Ангела, поднимает трубку). Алло! Да, Макс! Нет, пока не получается… у Лики с матерью что-то… Ты на машине? Слушай, заскочи ко мне… (Ангел подходи к Виктору). …и мы с тобой вместе… (Ангел нажимает рычаг телефона). В чем дело?

АНГЕЛ. На кого же ты меня оставишь?

ВИКТОР. Как на кого? Ты же не ребенок, чтобы за тобой приглядывать?! У тебя есть обязательства оберегать, вот и оберегай, а у меня своя личная жизнь.

АНГЕЛ. Тебе нельзя ехать. Это серьезно.

ВИКТОР. (Нервозно). Я, что, теперь сам себе не принадлежу?

АНГЕЛ. Почти угадал. Сейчас ты перезвонишь и скажешь, что ехать не можешь. И давай так; прежде, чем сделать необдуманный шаг, ты посоветуешься со мной. Договорились?!

ВИКТОР. Почему я не могу ехать? (Кричит). По-че-му я не мо-гу е-хать???

АНГЕЛ. (Спокойно). Не кричи. По пути вашего следования в больницу, водитель фуры, не справится с управлением, и перевернется. Вы с другом попадете под эту фуру, как под каток. (Монотонно). Впоследствии выяснится, что водитель-дальнобойщик был в состоянии алкогольного опьянения.

ВИКТОР. Погоди. Ты хочешь сказать, что вот так банально может все прекратиться?

АНГЕЛ. Совершенно верно.

ВИКТОР. (Истерично). Господи!.. Пьяный водила… посмешнее, что-нибудь придумай… (Осекся). Тогда я позвоню и скажу?!



( Вдруг). Ты сказал по пути в больницу? А зачем мне ехать в больницу? Я хотел заехать к Лике?!

АНГЕЛ. Она никого не застанет дома. И по адресу на записке, оставленной врачом, отправится в больницу, куда увезли ее мать.

ВИКТОР. А-а-а?

АНГЕЛ. Она тебе позвонит.

ВИКТОР. А, ну конечно…

АНГЕЛ. Хотя все это уже ни к чему. В больницу привезут просто тело.

ВИКТОР. Ты, хочешь сказать?..

АНГЕЛ. Она скончалась в машине скорой помощи.

ВИКТОР. Что ты городишь? От одного инфаркта не умирают!

АНГЕЛ. Да нет, городишь ты, мой дорогой доктор медицинских наук. Тебе хорошо известно, что кто-то после трех, а то и четырех, инфарктов выкарабкивается, а кому-то достаточно и одного…

ВИКТОР. Да. Ты, как всегда прав… (Спохватившись). Что же это я

- пустая голова, надо же позвонить Максу…

АНГЕЛ. Уже не надо.

ВИКТОР. (Испуганно). Как не надо? (Лихорадочно набирает номер). Почему не надо…

АНГЕЛ. Поздно, он уже едет.

ВИКТОР. Куда?!

АНГЕЛ. На встречу, своей судьбе.

ВИКТОР. (В панике). Что? Какой судьбе?.. Сделай же, что-нибудь!.. Останови его!!!

АНГЕЛ. Не могу.

ВИКТОР. Человек едет на свою погибель, а ты вот так спокойно говоришь – не могу?!

АНГЕЛ. Ну, во-первых, Д.Т.П. случилось бы по пути следования в больницу, а туда он мог ехать только с тобой. А, во-вторых… (Как бы прислушиваясь). Твой Макс уже никуда не едет.

ВИКТОР. (Беспокойно). То есть?

АНГЕЛ. Когда я говорю, что человек не едет, значит, он стоит на месте.

ВИКТОР. На каком месте? Что с ним?!

АНГЕЛ. В данный момент, он находится под чарами ослепительной блондинки и их ждет долгая и счастливая жизнь.

ВИКТОР. Почему ты, мне раньше этого не сказал?.. (Тупо). Подожди, какой блондинки?!

АНГЕЛ. Которую он взялся подвезти, и остановившись под запрещающим знаком, нарушил закон. А возмездие, в виде дорожного инспектора, не заставило себя ждать.

ВИКТОР. Не так витиевато. Нормально можешь сказать?

АНГЕЛ. Могу. Штрафную квитанцию, блондинка оставит себе, на память, и сама оплатит этот штраф.

ВИКТОР. (На выдохе). Ну и шуточки у тебя!

АНГЕЛ. При чем, тут я? Вы, сами придумываете себе законы, и сами же нарушая их, попадаетесь. После данного инцидента, могу суверенностью сказать, что, твоему дружку, теперь до лампочки пикник ваш.

ВИКТОР. (Устало). Да, какой уж тут пикник. Господи, что за день сегодня?!

АНГЕЛ. Сегодня, - ты, почитай, второй раз родился. Сегодня – день, Большого перелома. (Опережая вопрос Виктора). У меня к тебе просьба; пока, не задавай мне никаких вопросов.

ВИКТОР. Хорошо. Чего-нибудь определенного, от тебя все равно не добьешься.



Ангел погрузился в какие-то раздумья. Виктор подходи к телефону и набирает номер.

АНГЕЛ. Не звони ей. Она на пути в больницу.

ВИКТОР. Так я, на сотовый.

АНГЕЛ. Забыл? У ее мобильного села батарея.

ВИКТОР. (Раздраженно). Послушай, я прошу тебе, избавь меня от своей дидактики… иначе, я либо свихнусь, либо… (Вдруг). Ты можешь мне ответить?

АНГЕЛ. Я же просил…

ВИКТОР. Ах, да! Извини!

МОЛЧАНИЕ.

Некоторое время, Ангел сидит неподвижно. Виктор, не зная, что делать, отдернув штору, пустым взглядом смотрит в окно. С глубоким вздохом, Ангел выпрямляется, как бы сбросив с плеч огромный груз.

АНГЕЛ. Ну, что ты хотел знать? Дух я или плоть?

ВИКТОР. (Почти не удивляясь). Да!

АНГЕЛ. В данный момент, плоть. Поэтому могу пить кофе, любить женщину, курить и прочее… Словом такой же полноценный индивид, как и ты.

ВИКТОР. Ты владеешь телепатией?

АНГЕЛ. Глупее, ничего, не мог спросить?

ВИКТОР. (Обиженно). Ты специально меня заводишь?

АНГЕЛ. Ну, что ты, каков вопрос, таков ответ.

ВИКТОР. У меня сегодня мозги набекрень, что ты от меня хочешь?

АНГЕЛ. Успокойся. Все очень просто, и в то же время непостижимо. Просто для меня, а непостижимо для тебя. Но это пока.

ВИКТОР. Давай договоримся, если ты что-то хочешь сказать, то говори прямо без витиеватостей. А то, «просто», «непостижимо»... Давай конкретно!

АНГЕЛ. ( В сторону). До чего ж ты сегодня тупой?!



МОЛЧАНИЕ.

ВИКТОР. (В нетерпении). Что мы будем делать дальше?

АНГЕЛ. Не мы, а ты!

ВИКТОР. (Смиренно). Хорошо, что мне необходимо, делать дальше?

АНГЕЛ. (Глубоко вздохнув). Отвечать на телефонные звонки.

Звонит телефон.

ВИКТОР. (Не двигаясь). Это кто?

АНГЕЛ. Твой, закадычный.

ВИКТОР. (Берет трубку). Алло! Да, Макс!.. Все знаю…да я знаю… и про твою блондинку…и про штраф…и что вы с ней будете счастливы и умрете в один день… Сам ты сбрендил!.. Я не обижаюсь… ладно, привет блондинке…не забудь познакомить… Пока! (Ржет, опуская трубку). Представляю его физиономию…

АНГЕЛ. За этим смехом прячется горечь и разочарование.

ВИКТОР. (Осекся). Что ты имеешь ввиду?

АНГЕЛ. Тебя, сейчас позабавило, твое псевдовидение, произведшее, как тебе показалось, эффект на твоего приятеля. Но ты сам еще не знаешь, как отреагируешь на то, что уже известно мне. Один человек узнав об этом, ушел в мир иной.

ВИКТОР. (Помедлив). Ты говоришь о матери Лики?

АНГЕЛ. Верно.

ВИКТОР. Что же она такое узнала, что отправило ее к прародителям?

АНГЕЛ. Каждый узнает то, что ему положено знать. Всему, есть свое время.

ВИКТОР. Мне не понятно одно, зачем надо начинать тему разговора, которого ты не завершаешь или не можешь довести до конца?

АНГЕЛ. Верно, мыслишь, профессор, не могу, то есть не имею права.

ВИКТОР. Тогда не начинай. Подожди, ты сказал, не имеешь права?! У тебя, что есть права? А стало быть, и обязанности?!

АНГЕЛ. Есть. Но это не те права и обязанности, что заложены в вашей конституции.

ВИКТОР. Растолкуй.

АНГЕЛ. Видишь ли, в вашем понимании, Ангелы, - это такие, милашки с крылышками, которые приносят счастье, радость, или как вы говорите; - «благую весть»! На само же деле, – это некая информационная субстанция, находящаяся в Эфире. И стоит тебе только захотеть, очень сильно захотеть, как она тут же материализуется, но опять же, только в твоем сознании. Вы это называете – «наитием» или «вдохновением». Все великие достижения в различных сферах, начиная от науки и кончая искусством, были сотворены именно при таких стечениях - желания и материализации. И если такая материализация движет прогресс, то тут и вступают в права, мои обязанности

ВИКТОР. Хм! Неувязочка получается. Я то, тебя не хотел, а ты материализовался, и не информационно, а в образе моих родителей?!

АНГЕЛ. Моя материализация произошла раньше. С той минуты, как ты загорелся темой своей диссертации. Но до сего дня, я был в твоем сознании, теперь наступила фаза, которая потребовала моего физического присутствия.

ВИКТОР. И чем же, так особенна эта фаза, что тебе пришлось проявиться.

АНГЕЛ. Ты будешь смеяться. Тем, что тебе надо сохранить жизнь. Ты должен довести до конца то, что начал. Диссертация – это только начало. Ты должен закончить свою работу.

ВИКТОР. А когда я закончу, то закончат и меня, так?

АНГЕЛ. Как вы, люди меркантильны, только о себе, только о себе… Все в твоих руках, и от тебя, целиком и полностью зависит – закончат тебя или нет.

ВИКТОР. Но, я могу и не продолжать разработку. Можно остановиться на достигнутом.. Тем более, что меня эта тематика уже не греет. Она мне, порядком надоела.

АНГЕЛ. Ты доведешь свои изыскания до конца. И дело тут не в тебе. Это надо всем. Всему человечеству!

ВИКТОР. Погоди. Следуя тому, что ты мне тут проповедуешь, я стою на пороге большого открытия?!

АНГЕЛ. Иногда ты умеешь мыслить.

ВИКТОР. И, что же это?..

АНГЕЛ. Не надо. Не продолжай. Стоит тебе отключить логику, как ты становишься невыносимым тупицей. Ты стоишь у истока Великого открытия – твоя диссертация, это только начало… Чуть позже ты поймешь значение своего детища.

ВИКТОР. (Не сразу). Ты, не шутишь?.. Ого!.. Но, ведь это!.. Нет, ты это серьезно?..

АНГЕЛ. Угу! Потрепаться, с тобой забежал.

ВИКТОР. Стоп. Но, ведь это же, палка о двух концах?!

АНГЕЛ. Вот ты и должен создать палку с одним концом, который пойдет на пользу человечеству, а не погубит его.

ВИКТОР. Так, 2012, 12, 20 – календарь Майя?! Я верно мыслю?

АНГЕЛ. У тебя в руках открытие галактического масштаба, а ты об играх шарлатанов.

ВИКТОР. Да, но цифра-то, магическая?! Обязывает задуматься?!

АНГЕЛ. Возможно. Ничего нельзя исключать.


следующая страница >>