Андрей Чеботарев Феномен передачи власти: история и современность - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Андрей Чеботарев Феномен передачи власти: история и современность - страница №1/2

Андрей Чеботарев
Феномен передачи власти:

история и современность
От автора: Данный материал является полной версией цикла статей, посвященных феномену передачи власти, которые были опубликованы в газете «Соз» в феврале-мае этого года.
События конца 2003 года в политической жизни Азербайджана, ознаменовавшиеся фактической передачей покойным президентом этой страны Гейдаром Алиевым своего поста и власти своему сыну Ильхаму, впервые в странах СНГ создали прецедент династического правопреемства лидеров государства. В течение трех последних лет и до сих пор многие эксперты предсказывают такой же сценарий смены главы государства и для Казахстана. Все это делает вопрос о преемственности власти в республике все более актуальным и повышает у широкой общественности интерес к самому феномену передачи власти в целом.

Данный феномен своими корнями уходит вглубь истории человечества. Очевидно, что, сколько времени существует политическая или, точнее, государственная власть, столько же действует и институт ее передачи. Однако на всех основных этапах истории осуществление этой передачи было довольно проблематичным делом, даже для самых жесточайших единоличных правлений (деспотий, тираний и т.п.). Обычно данный процесс сталкивался со следующими проблемами:

а) отсутствие преемника (наследника) вообще. Это было характерно для бездетных монархов и приводило к вымиранию целых династий. Правда, как говорится, "свято место пусто не бывает". Поэтому либо верхушка знати выбирала из своих рядов нового монарха, либо вообще призывала на трон "варягов" из числа представителей правящих династий других стран. Хотя и здесь не обходилось без серьезных проблем;

б) наоборот, наличие у правителя очень большого количества потенциальных наследников, причем с неумеренными амбициями. Особенно это было характерно для восточных монархий, где правители имели неимоверное количество жен и наложниц. Правда, как правило, наследником признавался старший сын. Но это нисколько не мешало другим претендентам на отцовский престол выражать свои права вплоть до братоубийства. К тому же данный расклад часто претерпевал изменения вследствие вмешательства различных факторов типа, например, интриг любимых жен правителей, чьи сыновья были младше наследников, являющихся детьми от других жен;

в) неожиданная смерть правителя без названия своего наследника при наличии большого числа потенциальных претендентов на трон. Такие случаи обычно приводили к столкновениям между сыновьями, братьями, другими близкими родственниками и соратниками правителей, метивших на их место. Причем зачастую в них активно участвовали женщины – матери, жены, сестры покойного правителя, которые по своим "державным" амбициям могли переплюнуть любого мужчину;

г) неспособность преемников бывших правителей удержать власть. Иначе говоря, власть предавалась правителем своему сыну или иному наследнику без особых проблем. Однако это не приводило к преемственности политического курса прежнего правителя или даже существующей династии, поскольку через определенное время новый правитель свергался, причем обычно путем физического устранения какими-либо заговорщиками. В этом случае ему на смену нередко приходили новые люди, которые в корне меняли политику своих предшественников и даже подвергали преследованиям их родственников и соратников, вплоть до полного их физического уничтожения.

Обращает также на себя внимание, что в большинстве случаев в самых разных странах мира в древнюю эпоху, средневековье и начальный период нового времени тиранам и деспотам наследовали либо люди без характера и со слабым умом, либо женщины, либо дети. На деле же это приводило к тому, что реальной властью, пришедшей на смену прежнему правителю, становилось правление всевозможных фаворитов, опекунов, попечителей и т.д., которые фактически царствовали от имени державных жен и младенцев.

Еще одним характерным моментом тех времен были случаи, когда наследникам правителей было уж очень невтерпеж ждать своего часа прихода к власти. Поэтому нередко царственные дети, опираясь на команду преданных им лиц, свергали с трона своих отцов, не останавливаясь даже перед их убийством. И хотя сам по себе такой приход к власти был незаконным, тем не менее основная масса послушных подданных принимала его. Крылатая фраза "Король умер. Да здравствует король!", похоже, не утратила своего значения и по нынешний день.



I. Восток – дело тонкое
Персидские страсти
Наиболее остро процесс передачи власти проходил в странах Востока, где форма правления носила характер деспотий. Имея практически никем и ничем, за исключением естественных факторов, неограниченную власть, восточные правители больше беспокоились за то, чтобы как можно дольше удержать ее. Ради этого они шли на устранение любых потенциальных соперников и даже наследников, совершенно не думая порой о последствиях.

Так правивший в Древней Персии царь Астиаг приказал умертвить своего внука Кира вскоре после его рождения под влиянием… сна. Ему приснилось, что когда ребенок вырастет, то обязательно свергнет его. Однако советник царя, которому был отдан этот ужасный приказ, не решился убить ребенка, а отдал его на воспитание простым людям. Через 10 лет эта тайна была раскрыта. Дочь царя, мать Кира, сумела вымолить у отца пощады для сына. Хотя, как оказалось потом, сон был «в руку». Примерно в 550 г. до н. э. возмужавший Кир сверг своего деда и занял его трон, прославившись потом своими завоевательными походами.

Сам Кир был убит в 529 г. до н.э. во время своего похода на территории современной Центральной Азии массагетами во главе со знаменитой царицей Томирис. Трон перешел к его старшему сыну Камбису. Последний же приказал умертвить своего брата Бардию, видя в нем соперника. Однако затем начинают происходить интересные вещи. Когда Камбис находился с войсками в Египте, то из Персии к нему прибыл гонец с сообщением о том, что Бардия не только оказался жив, но и восстал против своего царствующего брата. История не дает однозначного ответа на вопрос, что же было на самом деле: либо Бардия не был убит вовсе, либо вместо него против Камбиса действовал самозванец. Так или иначе, но Камбис в 522 г. до н.э. внезапно умер в Египте. Новым царем стал Бардия (или Лжебардия – прим.). Однако в том же году он был убит заговорщиками во главе с военачальником Дарием, который и занял персидский престол.

Еще при жизни Дария его корона уже стала «яблоком раздора» между его сыновьями. После него должен был царствовать его старший сын Артобазан, рожденный от первой жены. Но вторая жена царя Атосса сумела решить вопрос с передачей власти своему сыну Ксерксу. Главным аргументом в его пользу было то, что Артобазан родился тогда, когда Дарий был еще военачальником. Тогда как Ксеркс родился уже во время его царствования. К тому же Ксеркс по матери был родным внуком Кира. В итоге после смерти отца в 486 г. до н.э. Ксеркс. без особых проблем занял его трон. Однако сам он не избежал насилия и был убит в 465 г. до н.э. вместе со своим старшим сыном в ходе дворцового заговора, приведшего к власти его другого сына Артаксеркса.


Чингисхан и потомки
Серьезную дилемму с передачей власти имел великий завоеватель и создатель монгольской империи Чингисхан. Еще при жизни он выделил каждому из своих четырех сыновей во владение улус, состоящий из завоеванных монголами земель. Фактически сыновья были наместниками своего отца в этих землях. Однако, с другой стороны, такая система управления огромной империей создавала известные центробежные тенденции. Каждый из Чингизидов, имея в своем распоряжении значительные военные силы, мечтал сделать свой улус самостоятельным государством и создать собственную династию.

Вероятно, что именно на этой почве у Чингисхана начались разногласия со своим старшим сыном Джучи. Внезапная смерть последнего в 1227 г. так и осталась тайной истории. Причастность к этому акту Чингисхана является лишь версией. Сам он ненадолго пережил своего сына. Причем даже успел разрешить вопрос о власти в улусе Джучи между своими внуками. По некоторым источникам, у Джучи было 18 сыновей, рожденных от разных жен. На место отца претендовали двое самых старших из них – Орда и Бату. Причем, если верить автору написанной в 16 в. «Чингиз-наме», каждый из них был готов уступить власть другому. Но Чингисхан решил этот вопрос в пользу Бату.

После смерти Чингисхана вопрос о престолонаследии в созданной им империи решил всемонгольский курултай, провозгласивший великим ханом его третьего сына Угедея. Кстати, точно так же в свое время был наделен верховной властью и Чингисхан. Это говорит о том, что, имея большую власть, он вместе с тем не стал нарушать господствующие в то время у монголов традиции и не передал власть своему наследнику в единоличном порядке. Хотя, кто знает, может быть просто и не успел сделать этого. Так или иначе, но смерть основателя монгольской империи стало началом ее конца. Бату, продолживший завоевательную политику деда, расширил свой улус и основал здесь собственное государство – Золотую Орду. Дяде своему он подчинялся чисто номинально. Впоследствии же и Золотая Орда, и владения других Чингизидов распались на множество разных ханств, орд и т.п., причем зачастую воюющих между собой.
В Стамбуле не спокойно
Не менее ужесточенной была борьба за власть в феодальной Турции, называвшейся тогда Османской империей. Правда, очень в редких случаях здесь имели место исключения, когда процесс престолонаследия происходил мирно. Совсем выходящая, для того времени, из ряда вон ситуация произошла в 15 в. В 1444 г. султан Мурад II после 23 лет правления по неизвестным причинам решил удалиться от государственных дел и поставил на трон своего 14-тилетнего сына Мехмеда. Однако активные военные действия против турков со стороны балканских народов вынудили молодого султана и высших сановников обратиться к его отцу с просьбой… вернуться на трон, что и произошло в 1446 г.

Мехмед II стал полноправным султаном в 1451 г. после смерти отца. Но, несмотря на такие мирные переходы власти, он в 1478 г. принял самый иезуитский в истории человечества закон, гласивший следующее: «Тот из моих сыновей, который вступит на престол, вправе убить своих братьев, чтобы был порядок на земле». Тем самым Мехмед II, узаконив братоубийство, рассчитывал укрепить власть своего наследника. Однако такой порядок логически способствовал легитимизации и отцеубийства. По иронии судьбы данный султан был в 1481 г. отравлен собственным врачом по приказу своего сына Баязида, мечтавшего поскорее занять трон. Примечательно, что и сам Баязид II разделил участь своего отца, будучи в 1512 году свергнут своим сыном Селимом, а затем отравлен по его приказу. Селим I, следуя заповеди своего деда, также приказал задушить своих братьев и племянников.

Его же наследник Сулейман I, правивший в 1520-1566 гг., приказал убить своего сына Мустафу, видя его растущую популярность среди сановников и у войска. Другой сын султана, Баязид, предвидя участь своего брата, попытался восстать против отца, но потерпел поражение и тоже был лишен жизни. По некоторым данным, убийство старших сыновей Сулеймана стало следствием интриг, которые вела его любимая жена Роксолана, расчищая тем самым путь к трону для своего сына Селима.

Впоследствии в процесс передачи султанской власти в Османской империи по мере ее ослабления стали открыто вмешиваться янычары, составляющие основу турецкой армии в течение нескольких веков. Только в 1617-1623 гг. бунты янычар привели к смене четырех султанов, которых убивали сами янычары. В 1703 г. янычары низложили султана Мустафу II и провозгласили новым правителем его брата Ахмеда. В 1807-1808 гг., опираясь на янычар, влиятельные сановники свергли султанов Селима III и Мустафу IV. Не случайно, что в целях избежания их участи султан Махмуд II в 1826 г. принял решение о ликвидации корпуса янычар.



II. Римские игры во власть
Древний Рим чуть ли не с самого начала возникновения здесь государства и до крушения великой империи представлял собой "котел" политических страстей. Все началось с того, что основатель города Ромул во время ссоры убил своего родного брата Рема. С этих пор в римском государстве периодически менялись не только правители, но и формы правления. Царская власть уступила место протодемократической республике, последняя плавно переросла в единоличную диктатуру и в конечном итоге – в империю.
Республика под ударом
Одним из первых шагов в сторону вырождения республики в монархию стало укрепление позиций ведущего политического деятеля и полководца Гая Мария. В 107-104 гг. до н. э. он провел серию кардинальных военно-политических реформ. Необходимость проведения данных реформ, а также тяжелая война с германскими племенами привели к тому, что Марий 5 раз подряд избирался на высшую должность консула. Причем это происходило вопреки римской конституции, запрещавшей повторное избрание в консулы, тем более несколько лет подряд.

Именно Марий приблизил к себе выходца из бедной патрицианской семьи Луция Корнелия Суллу, продвигая его на ответственные посты квестора, претора и др. Боевые успехи Суллы привели к росту его популярности. А в 88 г. до н. э. он был избран консулом. Однако во время нахождения римской армии во главе с Суллой в походе против понтийцев сторонник Мария народный трибун Сульпиций Руф выступил с инициативой замены Суллы на своего патрона. Причем ему удалось провести это решение в народном собрании.

Но войско поддержало своего командира и вместе с ним двинулось на Рим. Впервые в римской истории армия выступила против существующего правительства и свергла его. Основные противники Суллы были убиты. Гай Марий был схвачен, но затем ему удалось бежать. Правда, уже в 87 г. до н. э., когда Сулла вновь был занят на войне, Марий и его союзник консул Корнелий Цинна осуществили контрпереворот. Сулла формально вновь был лишен власти, а его имущество в Риме было конфисковано.

Однако противники Суллы повторили ту же ошибку. Они не смогли реально лишить его командования над армией. В итоге в 82 г. до н. э. Сулла осуществил второй поход на Рим, где снова захватил власть и установил личную диктатуру. При нем был развязан террор, который обрушился не только на прямых противников диктатора, но и просто на знатных людей в целях конфискации их имущества в пользу казны. Но самым неординарным поступком Суллы стала… его добровольная отставка со всех постов и уход из политической жизни вообще в 79 г. до н. э.


Трудно быть живым Богом
Избранный на место Суллы консулом Марк Эмилий Лепид стал проводить политику десулланизации. Но при этом он был совсем не против установления своей личной диктатуры. На этой почве у Лепида возник конфликт с сенатом, переросший в гражданскую войну. Несостоявшийся правитель потерпел поражение. На волне борьбы с Лепидом и последующим восстанием рабов под предводительством Спартака на первые роли в Риме выдвинулись Гней Помпей и Марк Лициний Красс. В 70 г. до н. э. Сенат назначил их обоих консулами, что впрочем не помешало им выступать за ограничение власти сената в свою пользу.

В 60 г. до н. э. число противников сената пополнил начинающий свою политическую карьеру Гай Юлий Цезарь. Вместе с Крассом и Помпеем он был избран консулом. В итоге власть в Риме стал осуществлять триумвират. Но затем, пока Красс и Цезарь находились в долгих военных походах, Помпей стал концентрировать всю власть в своих руках. В 52 г. до н. э. он обеспечил избрание себя консулом на новый срок. Причем впервые в римской истории Помпей был избран один, без коллеги, получив тем самым единоличную власть. Красс к этому времени погиб во время войны с Парфией. Цезарь же начал войну с Помпеем и в 49 г. до н. э. нанес ему поражение.

Захватив таким образом всю власть в свои руки, Цезарь добился своего избрания диктатором с практически неограниченными полномочиями. В 46 г. до н. э. он обеспечил продление срока своей диктатуры еще на 10 лет. А уже на следующий год он был провозглашен пожизненным диктатором, получив при этом новые полномочия и почетные звания. Общество стали приучать к реставрации монархии. Были даже сделаны шаги по обожествлению Цезаря. Но считать себя живым божеством не означает быть таковым. В 44 г. до н. э. он, как известно, был убит заговорщиками во время заседания сената.
Трон в крови
После убийства Цезаря римское общество разделилось на две крупные партии – республиканцев и цезарианцев. В лагере последних все больше стал выдвигаться фактический наследник и приемный сын Цезаря Гай Октавий, внук его сестры Юлии. Сперва ему пришлось решить проблему единства цезарианцев путем создания триумвирата с двумя другими лидерами этой партии Марком Антонием и Эмилием Лепидом. В 42 г. до н. э. они нанесли полное поражение республиканцам. Но затем трения начались уже в стане победителей. Сперва от власти был отстранен и сослан в провинцию Лепид. Октавиан и Антоний разделили между собой власть, управляя соответственно западными и восточными владениями Рима. Потом оба правителя начали вести борьбу друг с другом, завершившуюся гибелью Антония и поддерживающей его египетской царицы Клеопатры.

Став единоличным правителем, Октавиан, к имени которого впоследствии было добавлено имя Август, в 27 г. до н. э. разыграл грандиозный политический спектакль. На заседании сената он объявил об отказе от верховной власти, сложении с себя всех полномочий и намерении уйти в частную жизнь. Такой демарш правителя обеспокоил его сторонников, получивших к этому времени выгодные посты и привилегии. Под их влиянием и "от имени народа" сенат обратился к Октавиану с просьбой, не бросать государство, и провозгласил его императором.

А вот с наследником у первого римского императора возникли проблемы. Сыновей у него не было. Его же дочь Юлия трижды была замужем и родила двух мальчиков. Но они оба преждевременно умерли. В связи с этим Августу пришлось назначить своим преемником Тиберия, сына своей жены Ливии от первого брака. Причем Тиберий не пользовался у императора ни доверием, ни любовью. Тем не менее, Август вынудил его жениться на своей дочери Юлии. После же смерти Августа в 14 г. н. э. Тиберий занял его место.

Сам Тиберий умер в 37 г., не успев назвать своего преемника. По некоторым данным, он собирался передать власть своему внуку Тиберию Гемеллу. Однако сенат и преторианская гвардия, которая в будущем неоднократно будет играть ведущую роль при решении вопроса о преемственности имперской власти, провозгласили императором Гая Калигулу. Последний приходился Тиберию внучатым племянником. Свое восшествие на престол Калигула отметил казнью несостоявшегося императора. За 4 года своего правления он прославился репрессиями против тех, кого подозревал в нелояльности себе, и всевозможными оргиями.

Логическим концом правления Калигулы стало его убийство преторианцами из его же охраны в 41 г. Вместе с ним погибли его жена и дочь. Новым императором был провозглашен дядя Калигулы и племянник Тиберия Клавдий. Причем, по некоторым источникам, преторианцы посадили его на трон чуть ли не силой. В 54 г. до н. э. Клавдий умер. Есть версия, что он был отравлен своей женой Агриппиной. Освободившийся трон занял ее сын от первого брака Нерон.

Правление Нерона по жестокости и произволу было схожим с правлением Калигулы. Сперва, видимо, под влиянием своей матери он приказал отравить 13-тилетнего Британика, родного сына Клавдия от первого брака. А в 59 г. император не остановился перед физической расправой и над своей матерью, вмешательством которой в дела правления его сильно угнетало. Подобная политика привела к восстанию в 68 г. легионеров, во главе которых стал наместник Рима в Испании Гальба. На их сторону встали сенат и преторианцы, провозгласившие Гальбу новым императором. Нерон был вынужден бежать из Рима и покончил с собой. С его смертью в Риме завершилось почти 100-летнее правление первой императорской династии Юлиев Клавдиев.


Династии приходят и уходят
Но борьба за власть на это не закончилась. Гальба успел повластвовать всего лишь 9 месяцев. В 69 г. он и его наследник были убиты преторианцами. Примечательно, что сразу два человека были провозглашены императорами. В Риме преторианцы сделали ставку на Сальвия Отона. Легионы в Германии же выступили в поддержку своего легата Авла Вителлия и, захватив Рим с бою, возвели его на трон. Однако с этим не согласился командующий римскими войсками в Палестине Веспасиан Флавий, который выступил на Рим.

В одном из столкновений Вителлий был убит. Веспасиан же стал императором и основал династию Флавиев. На фоне политических страстей того времени ему удалось стабилизировать ситуацию в стране. Одним из важных показателей этого стало спокойное решение порядка престолонаследия. После смерти Веспасиана в 79 г. трон занял его старший сын Тит. В 81 год он умер от болезни и власть перешла к его младшему брату Домициану. Однако последний установил тиранический режим правления и в 96 г. был убит заговорщиками.

Новым императором был провозглашен один из авторитетных сенаторов Марк Кокцей Нерва. С него началось правление новой династии – Антонинов. Не имея прямых наследников, Нерва усыновил популярного в империи полководца Траяна, который после его смерти в 98 г. стал императором. Начавшееся, таким образом, спокойное правление новой династии завершилось, однако, в 192 г. заговором и убийством императора-тирана Коммода.

После убийства Коммода в разных местах империи было провозглашено сразу… 5 императоров. За каждым из них стояли руководимые ими армии и влиятельные аристократические круги. Началась новая гражданская война, победителем в которой вышел командующий дунайской армии Септимий Север. В 197 г. он стал полноправным императором и основал новую династию. В 235 г. правление этой династии закончилось убийством ее последнего представителя Александра Севера взбунтовавшимися легионерами.


Когда бремя власти невыносимо
С уходом династии Северов императорская власть ослабла настолько, что правители менялись очень часто, а их преемниками по воле заговорщиков, как правило, из военных кругов, становились совсем чужие им люди. В 284 году легионеры убили императора Марка Аврелия Проба и возвели на престол Гая Аврелия Валерия Диоклетиана. Последний прославился не столько своими кардиальными экономическими, административными и военными реформами, сколько… своим добровольным отказом от власти. Причем к этому шагу он шел поэтапно.

Сперва Диоклетеан в 286 г. провозгласил своего наиболее верного соратника Максимиана своим соправителем. При этом империя фактически была разделена на две части – западную и восточную, где соответственно правили Максимиан и Диоклетиан. В 293 г. процесс разделения империи и власти был продолжен. Каждый из императоров провозгласил своим соправителем соответственно Флавия Констанция Хлора и Гая Галерия, передав им в управление часть находящихся под их юрисдикции территорий.

Таким образом, впервые в Риме была установлена тетрархия – власть четырех. Более того, Диоклетиан и Максимиан женили соправителей на дочерях и усыновили их, провозгласив своими преемниками. При этом они объявили, что по истечению 20 лет своего совместного правления оба императора… отрекутся от престола в пользу в пользу своих наследников. Это произошло в 306 году.

Правда, потом данная практика передачи власти своего развития не получила. В том же году неожиданно скончался правитель западной части империи Констанций Хлор. Новым императором легионеры провозгласили его сына Константина. Восточному правителю Галерию пришлось признать его право на власть. Однако затем неожиданно к правлению вернулся раннее отрекшийся от власти Максимиан, который вместе со своим сыном Максенцием начал борьбу за власть над всей империей с Галерием. После смерти последнего в 311 г. его преемник Лициний Лициниан заключил союз с Константином, который до сих пор занимал нейтралитет, против Максенция.

Одержав победу, Константин и Лициний восстановили правление диумвирата, поделив между собой западную и восточную части империи. Но на этом их альянс закончился, что предрешило начало войны между ними. В 324 г. Лициний потерпел поражение, был низложен с престола и вскоре убит. Константин же стал единственным правителем всей Римской империи. Но его попытка разделить империю и власть между его тремя сыновьями привела к новым усобицам, которые продолжались до самого распада Римской империи. По сути дела именно они и обусловили этот распад.

III. Рокировки в английском стиле
Историю Англии вплоть до новейшего времени можно назвать ярким образцом проблемных ситуаций, связанных с передачей королевской власти. Особенно же остро этот процесс проходил в средние века.
Сын на отца, брат на брата
После смерти в 1135 году происходившего из династии завоевавших Англию нормандцев короля Генриха I, у которого не было сыновей, началась феодальная усобица. Свои претензии на место покойного короля предъявили его дочь Матильда, бывшая замужем за французским графом Жоффруа Плантагенетом, и племянник, также французский граф Стефан Блуа. Межфеодальная борьба прекратилась только в 1153 г., когда обе стороны при посредничестве церкви заключили мир. Королем был признан Стефан. После же его смерти трон должен был перейти к сыну Матильды Генриху. Последний стал королем в следующем году и основал династию Плантагенетов, правившей Англией до конца 14 в.

Генрих II имел четырех сыновей, каждому из которых были выделены во владение определенные земли. В целях избежания разлада между детьми король еще при жизни в 1170 г. короновал старшего сына как Генриха III. Но юный монарх, сознавая формальность своего статуса, в 1183 г. поднял мятеж против отца. Правда, мятеж был быстро подавлен, а его руководитель вскоре умер от болезни.

Однако страсти борьбы за власть на этом не закончились. Официально наследником престола стал будущий король Ричард Львиное Сердце, а тогда еще просто герцог Аквитанский. Однако, по некоторым данным, Генрих II хотел сделать своим преемником младшего сына Иоанна. Так или иначе, но он потребовал у Ричарда отдать вассальную ему Аквитанию (историческая область на территории Франции – прим.) Иоанна. Ричард же поднял мятеж против отца. Причем его поддержали мать и братья, в том числе даже и Иоанн. Правда, каждый из них имел свои собственные интересы, и объединяли их только претензии к отцу. Эта война закончилась за два дня до смерти Генриха II в 1189 г.

Королем стал Ричард, прославившийся участием в крестовых походах на Иерусалим. Иоанн в тот момент был в хороших отношениях с братом. Правда, в определенной мере эти отношения держались на соглашении, по которому Иоанн не должен был находиться на территории Англии и жить в своих владениях в континентальной Европе, пока Ричард находится в крестовом походе. Но король перед своим отъездом в 1190 г. назначил наследником трона не Иоанна, а своего племянника Артура, сына своего покойного брата Жоффруа. Узнав об этом Иоанн собрал своих сторонников и вступил в Англию, развязав очередную усобицу. Но он так и не смог захватить власть, а по возвращению в 1194 г. Ричарда был выслан из страны. Но через некоторое время братья помирились и Ричард объявил Иоанна своим наследником.

Заняв престол в 1199 г. король Иоанн, прозванный Безземельным, за время своего правления часто был на грани потери трона. Он, в частности, находился в конфликте с римским папой Иннокентием III и королем Франции Филиппом II Августом. В 1212 г. папа объявил о лишении Иоанна престола и передал права на английскую корону французскому монарху. Как видно, в процесс передачи власти в данном случае вмешался внешний фактор. Правда, Иоанн выпросил у папы прощение, точнее даже купил его обещанием выплачивать папе 1000 марок серебром ежегодно. В 1215 г. против короля выступили влиятельные феодалы. Однако и в этот раз он сохранил свою корону путем капитуляции. Король принял требования мятежной знати и подписал Великую хартию вольностей, несколько ограничившую его властные полномочия.
Война роз
В 1399 г. мятежные феодалы низложили Ричарда II, последнего короля династии Плантагенетов. На престол они посадили своего ставленника Генриха IV Ланкастера. В 1455 г., когда королем был его внук Генриху VI, ему бросил вызов влиятельный феодальный клан Йорков, стремившихся занять трон. С этого момента началась так называемая война Алой и Белой розы (по гербовым знакам противостоящих кланов – прим.). В 1461 г. Эдуард Йоркский занял Лондон и был провозглашен королем.

Правда, ни война двух роз, ни тем более борьба за власть на этом не закончились. В 1483 г. после смерти Эдуарда королем стал его брат Ричард III. Но на своем пути к власти он отдал приказ убить малолетних сыновей Эдуарда, являющихся законными наследниками престола. Партия Ланкастеров же выдвинула своим претендентом на престол представителя младшей ветви своего рода Генриха Тюдора. В 1485 г. в одном из сражений Ричард III был убит. На этом война Алой и Белой розы закончилась. Представитель Ланкастеров стал королем Генрихом VII.


Двух королев не бывает
В 1547 году после смерти Генриха VIII Тюдора, известного частой сменой своих жен, королем стал его 9-тилетний сын Эдуард VI. Правда, до достижения совершеннолетия он должен был править под опекой совета во главе со своим дядей по матери Эдуардом Сеймуром. Однако фаворит малолетнего монарха Джон Дадли через два года добился отстранения, ареста, а затем и казни своего соперника, и стал таким образом фактически первым лицом в государстве. Далее следуют весьма занятные события.

В июле 1553 года юный король умирает от тяжелой болезни. Согласно воле его отца после него должны были поочередно править его дети - Эдуард, затем дочери Мария и Елизавета. Видимо, это было намечено на случай отсутствия у первого из них собственных детей. Однако интриган Дадли решил все по-своему. Он уговорил умирающего короля, который не питал большой любви к своим сводным сестрам, передать корону своей двоюродной сестре Джейн Грей. Изюминкой данного замысла было то, что 16-тилетняя "наследница" престола была женой сына Дадли Гилфорда. Тем самым хитрый временщик пытался продлить свое пребывание в роли правителя де-факто при королеве де-юре.

Первоначально он добился своего. Джейн Грей надела корону, хотя сама, по свидетельству современников и историков, этого искренне не желала. Но все ее правление длилось всего лишь… 9 дней. Большинство представителей знати выступили в поддержку прав старшей дочери Генриха VIII Марии и возвели ее на престол. Экс-королева, ее муж, отец и свекор были преданы казни. С этого шага началось правление Марии Тюдор, прозванной Кровавой Мэри.

Сама королева Мария при отсутствии у нее прямых наследников тем не менее третировала свою сводную сестру Елизавету и даже хотела предать ее суду со всеми вытекающими отсюда последствиями по подозрению в участии в заговоре против нее. Прошение Елизавете, говорят, выхлопотал бывший тогда супругом Марии король Испании Филипп II, ставший впоследствии, по иронии судьбы, главным врагом новой королевы Англии. Как бы там ни было, но именно Елизавете достался трон после смерти сестры. Сама же она скончалась в 1603 г., не оставив наследника. По иронии судьбы, феодальная знать пригласила на английский престол короля Шотландии Якова Стюарта, сына королевы Марии Стюарт, которую в 1558 г. Елизавета отправила на плаху, видя в ней соперницу. Тем самым династия Тюдоров уступила место династии Стюартов.



IV. Экстримы на политическом поле Франции
Трон за трон
Не менее проблематично процесс передачи власти проходил во Франции в 16-18 вв. Об этом хорошо написано в произведениях Александра Дюма. После нелепой гибели в 1559 г. на рыцарском турнире короля Генриха II Валуа поочередно правили три его сына – Франциск II, Карл XI и Генрих III. Но на деле реальную власть осуществляла их мать знаменитая Екатерина Медичи. Правда, в годы правления Генриха III она постепенно свою власть утратила в силу не только своего возраста, но и того, что вследствие различных объективных и субъективных факторов королевская власть в целом едва тогда держалась.

Что касается ее детей, то последних Валуа можно назвать изгоями судьбы. Ни один из них не имел прямых наследников. Франциск и Карл умерли сравнительно молодыми от болезни. После смерти в 1574 г. Карла XI, который не назвал своего наследника, должен был править его младший брат Франсуа Алансонский. Это было связано с тем, что их средний брат Генрих Анжуйский в 1573 г. стал королем Польши.

Кстати, позднесредневековая Польша, или, как ее тогда называли, Речь Посполитая, является еще одним примером проблемных ситуаций с передачей власти. Приход на трон этой страны французского принца стал следствием вымирания по мужской линии здешней династии Ягеллонов. Посадить же на трон единственную наследницу династии принцессу Анну шляхта, которая в то время определяла политическую "погоду" в стране, не пожелала. Но и из своих рядов было трудно кого-либо выдвинуть. Видимо, слишком много было желающих сесть на трон. Поэтому в 16-18 вв. на польском престоле кто только не перебывал: французы, шведы, немцы.

Но вернемся к Генриху Валуа. Он очень тяготился польским престолом, тем более будучи ограничен в своей власти законами и традициями польской шляхты, и искал возможности вернуться на родину. Для этого он пошел на откровенное бегство из страны, создав для поляков новую проблему с выбором претендента на трон. С помощью своей матери Генрих вернулся во Францию в нужное время и стал ее королем.


В кольце врагов
Однако правление Генриха III пришлось на время разгара нового военного противостояния между католиками и протестантами (гугенотами). При этом ему приходилось постоянно лавировать, враждуя и примиряясь, со следующими основными силами.

Во-первых, со своим обделенным и обиженным братом Франсуа, который в наследство от царственного брата получил только титул герцога Анжуйского. Франсуа и его соратники плели интриги и заговоры против короля, за что принц, будучи разоблаченным, нередко был предан домашнему аресту. А один раз он даже сбежал из-под стражи в свою вассальную провинцию и фактически поднял мятеж против брата. Но всякий раз герцог Анжуйский потом был прощен, не без участия матери.

Во-вторых, потенциальным наследником престола был король небольшого государства Наварра Генрих Бурбон, женатый на сестре короля Франции знаменитой Марго. Последняя, кстати, активно подталкивала мужа к занятию французского трона и участвовала во многих его заговорах против своей же царствующей семьи. Вообще Генриха Наваррского можно было назвать баловнем судьбы. Уцелев в 1572 г. во время печально известной резни гугенотов в ночь Святого Варфоломея, он затем жил в Лувре фактически на положении пленника. При этом ему постоянно приходилось быть на чеку, поскольку против него почти все время что-то замышляла королева-мать. Но потом ему удалось бежать в свое королевство, и постепенно он стал отвоевывать у своего августейшего шурина различные "спорные" территории.

В-третьих, большим влиянием обладало семейство лотарингских герцогов Гизов. Они создали и возглавили Католическую лигу. Сперва считалось, что эта лига направлена на противодействие врагам престола, в первую очередь гугенотам и их королю. Но затем она ополчилась и против Генриха III, считая его "недостаточным" поборником и защитником истинной веры. На деле же все упиралось в амбиции Гизов. Глава этой семьи Генрих Гиз сильно стремился занять трон. С этой целью нанятыми специалистами был даже подделан документ, доказывающий происхождение Гизов от самых первых французских монархов. Короля же предполагалось постричь в монахи. Хотя не исключались и крайние меры.


Париж стоит мессы
Ситуация во Франции начала обостряться в 1574 г. после смерти последнего наследника престола из династии Валуа герцога Анжуйского. По саллическому закону 1316 г. этот статус переходил к Генриху Наваррскому. Данный закон устанавливал порядок престолонаследия исключительно по мужской линии по праву первородства. Женщины не только не могли наследовать корону, но и передавать ее. Корону также не могли наследовать иностранные принцы. Это право принадлежало только принцам крови короля Людовика IX Святого, правившего в 1226-1270 гг. Он был общим предком Валуа и Бурбонов: первые происходили от его старшего сына Филиппа, вторые – от младшего сына Робера Клермона. Правда, кроме короля Наварры свои права на трон мог предъявить его дядя кардинал Карл Бурбон. Но он был уже очень стар и не имел сыновей. Видимо, этот факт также предопределил выбор короля Франции в пользу своего наваррского тезки.

Гизов такой расклад не устраивал еще больше и они перешли к активным действиям. 12 мая 1588 г. сторонники Католической лиги подняли восстание и изгнали короля из Парижа. Правда, при посредничестве матери Генриху III затем удалось договориться с Гизами и сделать главу этого семейства наместником королевства. Это означало фактическое двоевластие, причем постепенно перетекающее к всевластию Гизов.

Однако теперь уже возмутился пока еще формальный король. По его приказу Генрих Гиз был убит. Но это вызвало новую волну гражданской войны, которую историки окрестили "войной трех Генрихов". Лигу возглавил брат убитого герцог Майенский. Монарх же вновь оставил столицу и вступил в альянс с королем Наварры. Ультракатолики нанесли ответный удар, направив в стан противников своего агента, который в 1589 г. убил последнего представителя мужской линии Валуа.

Теперь полноправным королем Франции де-юре стал Генрих Наваррский. Однако ему нужно было утвердить это звание и де-факто. Для этого же необходимо было решить следующие задачи. Во-первых, сломить сопротивление своих противников и занять Париж. А, во-вторых, принять католичество, что существенно повышало бы уровень легитимности нового монарха. Генрих IV успешно решил обе задачи. Причем ему пришлось столкнуться не только с внутренними, но и внешними врагами. Король Испании Филипп II, активно поддерживающий Гизов, на деле стремился поставить на французский престол свою дочь, рожденную от его брака с дочерью Генриха II Елизаветой Валуа. Но в открытую войну с Францией он все же вступать не стал, ограничившись отправкой на сторону Католической лиги небольшого легиона.



От теракта до эшафота
Победив и пережив многих своих врагов, Генрих IV за годы своего правления сделал немало для укрепления своей власти и развития Франции. Однако в 1610 году судьба неожиданно изменила ему и он был убит заговорщиком из числа ультракатоликов. Наследником престола стал его сын Людовик XIII. Но до его совершеннолетия в качестве регента правила его мать Мария Медичи, а реально – ее фаворит Кончини. Причем им настолько понравилось быть у власти, что даже при достижении совершеннолетия короля они не спешили допускать его к ней. Людовику и его сторонникам пришлось отстаивать свои права традиционно силой оружия. Кончини был убит без всякого суда и следствия, а Марию Медичи впоследствии отправили в ссылку.

Правда, все это не привело к полновластию короля. В силу его слабоволия реальным правителем Франции стал первый министр, знаменитый кардинал Ришелье. Парадокс такого двоевластия привел к тому, что и формальный, и реальный правители передали свою власть своим преемникам. В 1643 г. после смерти своего отца королем стал Людовик XIV, хотя и при регентстве матери Анны Австрийской. Реально же Францией правил фаворит королевы, новый кардинал Мазарини. И лишь после смерти последнего в 1661 г. Людовик смог наконец-то стать "королем-солнцем" и отождествлять себя с целым государством.

Далее в процесс правопреемственности королевской власти вмешались уже естественные факторы. Похоронив сына и внука, Людовик XIV сделал своим наследником малолетнего правнука. По этим же причинам преемником Людовика XV стал его внук Людовик XVI, который закончил свою жизнь в 1793 г. под ударом гильотины во время Великой французской революции и порожденного ею террора.

V. Исторические парадоксы
Всемирная история знает множество, можно сказать, парадоксальных ситуаций, связанных с процессом передачи государственной власти. Приведем лишь некоторые примеры.
Править вместе накладно
В некоторых странах в разное время случалось, что власть передавалась не одному, а нескольким претендентам на трон одновременно.

В 1682 г. в России смерть царя Федора Алексеевича нарушила плавную тенденцию перехода власти от отца к сыну. Детей он не имел. Но у него были родной брат Иван и сводный брат Петр. При этом за каждым из них стоял влиятельный боярский клан – соответственно Милославских и Нарышкиных. И хотя первые, инспирировав бунт стрельцов, заметно потеснили вторых, они не решились совсем отстранять от власти их претендента. Поэтому был выбран компромиссный вариант, при котором впервые в России царями провозгласили одновременно и Ивана, и Петра да еще при правительнице Софье Алексеевне.

Именно Софья определенное время и правила страной со своим фаворитом Василием Голицыным. Затем, как известно, находящийся на положении сосланного в деревню Петр постепенно набрал силу и твердо занял свой трон, удалив Софью в монастырь. Правда, некоторое время до своей смерти в 1696 г. с ним делил трон его брат Иван. Но это его сидение рядом с реально властвующим братом было, скорее, церемониальной процедурой.
Французы на шведском престоле
Бывали ситуации, когда власть передавалась иностранцам. Обычно это происходило тогда, когда правящая династия практически полностью вымирала. Поэтому влиятельные круги приглашали на царствование представителей правящих династий из других государств. Одним из наиболее известных примеров стало приглашение в 9 в. местными славянскими племенами Древней Руси на княжение в Новгороде варяжского (выходца из Скандинавии – прим.) князя Рюрика. Последний основал династию русских князей и царей, которая правила в течении 7 веков.

Самым же неординарным фактом в этой ситуации был приход к власти в Швеции королевской династии Бернадотов, которая правит здесь и ныне. Парадокс заключался в том, что основателем данной династии был не представитель одного из царствующих домов Европы, а маршал Франции, соратник императора Наполеона I Жан Батист Жюль Бернадот. Он даже был не дворянином, а из семьи мелкого чиновника. Восшествие Бернадота на шведский престол произошло в силу того, что у местного короля Карла XIII не было никаких наследников. Хотя кандидатуры на престол из других стран не исключались, король решил обратиться за советом к Наполеону.

Однако в июне 1810 г. посланный с его письмом к французскому монарху лейтенант Мернер неожиданно обратился к Бернадоту с предложением стать престолонаследником в Швеции. Скорее всего, эта инициатива исходила от влиятельных кругов шведской элиты, наслышанных о таланте и успехах Бернадота на поле брани. Сам же он не стал отказываться от столь заманчивого предложения. Тем более, что тогда был не в милости у императора и удален из армии. Поскольку власть короля в Швеции была тогда несколько ограничена парламентом – риксадгом, то именно последний и решил судьбу экс-маршала, избрав его наследным принцем. А в 1818 г. после смерти Карла XIII Бернадот, который уже успел многое сделать для своей новой родины, вступил на престол под именем Карла XIV Юхана.
Корону за любовь
Случалось, что серьезные проблемы с престолонаследием для правящих домов тех или иных государств создавали сердечные дела их представителей.

Так российский император Александр I, который не имел своих детей, стоял перед дилеммой, кому завещать свою корону в случае кончины. По всем правилам наследником должен был быть его брат великий князь Константин Павлович. Однако тот тоже не имел прямых законных наследников, хотя имелись внебрачные дети. А в 1819 г. царь дал своему брату разрешение развестись со своей женой Анной Федоровной, саксен-кобургской принцессой по происхождению, и на морганатический брак с польской графиней Иоанной Грудзинской.

Правда, в обмен на это Константин обязался отказаться от своих прав на престол в пользу младшего брата Николая. В марте 1820 г. император издал манифест, согласно которому член императорской фамилии при вступлении в брак с лицом, не принадлежащим к правящему дому, не мог передать детям права на наследование престола.

Казалось бы, что вопрос с престолонаследием нормально разрешился. Однако загадочная смерть Александра I в 1825 г. привела к серьезному политическому кризису в стране, поскольку царь официально никого своим наследником не объявлял. В связи с этим великий князь Николай сам присягнул Константину и привел к присяге гвардию, Государственный совет и Сенат. После этого он стал ждать, когда его брат приедет из Варшавы, где он был в качестве наместника Царства Польского, и уже официально отречется в его пользу.

Константин же в свою очередь присягнул Николаю. Но решительно отказался проходить процедуру одновременного вступления на царство и отречения от него. Вместо этого он письменно подтвердил об отказе от трона в пользу брата. В связи с этим Николаю пришлось второй раз проводить присягу, только теперь себе. В результате такого выяснения отношения между братьями возникла неопределенность в руководстве империей, которая спровоцировала известное восстание декабристов.

Еще более неординарная ситуация произошла с английским королем Эдуардом VIII. Его избранница была не только американкой и простолюдинкой по происхождению, но и успела дважды побывать замужем и развестись. Всего этого британское общество, известное своими строгими пуританскими нравами и традициями, вынести не могло. Поэтому когда в 1936 г. Эдуард вступил на престол перед ним встал серьезный выбор – трон или брак с любимой женщиной.

Совместить две эти вещи оказалось невозможно. Тем более, что свое возмущение любовным связям монарха выразили не только его родственники, но и парламент и правительство, не говоря уже об общественном мнении. В конечном итоге человек победил в Эдуарде правителя и, не успев провластвовать и года, он отрекся от престола в пользу своего младшего брата Георга.
Тернистый путь к реставрации
Довольно интересная ситуация произошла во 2-й половине 20 века в Испании. До 1931 г. здесь существовала монархия. Правда, власть короля была ограничена то парламентом, то военной диктатурой. В 1930 г. пала диктатура генерала Примо ди Ривера, на которой фактически удерживалась формально существующая монархия. В следующем году на муниципальных выборах победил блок республиканцев и социалистов. Победители же решили не упускать свой шанс и пошли дальше, инициировав проведение плебесцита по изменению формы правления в стране и сопровождая его многочисленными манифестациями.

В итоге в апреле 1931 г. в Испании произошла своя «бархатная» революция, когда мирным путем народ высказался за введение в стране республики, а король Альфонс XIII бежал из страны. Правда, находясь в изгнании он до самой своей смерти в 1941 г. официально не отрекся от престола и даже передал все права на него своему сыну дону Хуану.

В результате гражданской войны 1936-1939 гг. был свергнут режим республиканцев и установлена диктатура генерала Франсиско Франко. Что касается дона Хуана, то в 1942 г. он впервые публично заявил о своих правах на испанский престол. А в 1945 г он выступил с манифестом к испанскому народу, в котором осудил фашистский режим Франко и призвал восстановить парламентскую монархию с ее демократическими порядками.

Примечательно, что Франко, имевший неограниченную власть, все же не смел долго противостоять мнению общества, в котором были сильны традиции монархического порядка. В 1947 г. он провел плебисцит, на котором большинство население высказалось в пользу реставрации монархии. В то же время диктатор установил небывалую до этого форму правления. В стране, провозглашенной королевством, вся власть сохранялась в руках Франко. Лишь в случае его смерти или добровольной отставки власть переходит к королю, назначенному специально созданным королевским советом.

Таким образом, механизм наследования верховной власти был создан. Но возник вопрос с потенциальным преемником Франко. В 1948 г. состоялась встреча Франко и дона Хуана, во время которой они договорились, что наследником престола станет сын последнего Хуан Карлос, который в 1955 г. вернулся на родину. Однако ждать своего звездного часа ему пришлось почти 20 лет. Лишь в 1969 г. Хуана Карлоса официально утвердили наследным Принцем Испании. В 1974-75 гг. он несколько раз исполнял обязанности главы государства в связи с болезнью Франко. И лишь после смерти последнего в 1975 г. Хуан Карлос взошел на престол, на котором сидит до сих пор.

VI. Правители иногда устают
Парадоксальными в истории человечества также были ситуации, когда правители, имеющие неограниченные полномочия и правящие не один десяток лет, в какой-то момент добровольно отказывались от верховной власти. Довольно богатыми на них были 80-90-е гг. 20 века.
Атаки и отступления чилийского генерала
Руководитель «фашистской хунты», по определению советской пропаганды, Аугусто Пиночет вошел в историю Чили не только потому, что возглавил в 1973 г. военный переворот, свергнувший законное демократическое правительство, и установил диктатуру. Видимо, еще больше, особенно в глазах молодого поколения, экс-диктатор запомнится тем, что спустя более 16 лет своего правления он мирно отдал власть. Да еще к тому же не какому-либо своему преемнику, в том числе и сыну, а… законно избранному президентом страны представителю демократической оппозиции.

Конкретные причины, толкнувшие Пиночета на этот шаг, однозначно определить трудно. Видимо, здесь тесно переплелись как внутренние, так и внешние факторы. Это, в частности, нарастание протеста в различных кругах чилийского общества, в том числе и среди тех, кто первоначально был лоялен к политике хунты. Свою роль сыграло и международное общественное мнение, осуждающее режим Пиночета за нарушения прав человека. Особый вес при этом, вероятно, имели рекомендации чилийским властям относительно либерализации режима со стороны США. К тому же в соседних Чили странах падение диктатур шло одно за другим.

С другой стороны, Пиночет вполне мог проигнорировать все это и с помощью различных механизмов, прежде всего правовых, периодически продлять свою власть. Тем более, что к закату его правления, благодаря проведенным им социально-экономическим реформам, страна добилась заметных успехов в этих сферах. В связи с этим основная масса населения жила в достатке и внешне была всем довольна.

Первоначально Пиночет так и делал. В 1977 г. власти объявили о проведении политики «либерализации» и переходе к «авторитарной демократии». На этой волне в следующем году хунта провела референдум относительно сохранения своей власти и получила в свою поддержку 75% голосов. Хотя, скорее всего, здесь не обошлось без фальсификаций итогов голосования. Затем в 1980 г. также через референдум была принята новая Конституция страны. Президент по ней избирался всенародным голосованием на 8 лет. В то же время власти не спешили исполнять те статьи Основного закона, которые касались проведения выборов, деятельности парламента – конгресса – и политических партий. Поэтому без всяких выборов Пиночет был объявлен «конституционным президентом» на 8 лет да еще с правом последующего переизбрания на тот же срок.

В 1998 г. власти вновь решили обыграть ситуацию в свою пользу. Вместо президентских выборов на альтернативной основе они решили провести 5 октября референдум по поводу продления полномочий Пиночета еще на 8 лет. Однако в этот раз 55% избирателей сказали свое «нет». К этому времени было отменено чрезвычайное положение, допущена деятельность партий и разрешено возвращение в страну политэмигрантов. В декабре 1989 г. были проведены парламентские и президентские выборы, на которых победу одержал блок из 17 оппозиционных партий «Согласие во имя демократии». Новым главой государства был избран председатель Христианско-демократической партии Патрисио Элвин.

Примечательно, что Пиночет даже не стал баллотироваться на пост президента. Не исключено, что свою роль в этом сыграл и возрастной фактор: диктатору тогда уже было 74 года. В то же время на основе Конституции и путем негласных договоренностей с новым руководством страны Пиночет сохранил за собой пост главнокомандующего вооруженными силами, а также получил должность пожизненного сенатора. В связи с этим он сохранил свое немалое влияние в политической жизни страны.

В марте 1998 года Пиночет подал в отставку с поста главнокомандующего, а в октябре выехал на лечение в Великобританию. Но с этого момента его иммунитет перестал действовать. В Лондоне он был арестован по запросу органов правосудия Испании, обвиняющих его в применении насилия, проведении массовых пыток и убийств своих сограждан в годы диктатуры. В 2000 г. в связи с состоянием здоровья британские власти позволили Пиночету вернуться на родину. Однако теперь за него взялся Верховный суд Чили, лишивший экс-диктатора сенаторской неприкосновенности и возбудивший в отношении него судебное расследование по более 100 обвинениям. Правда, благодаря своим адвокатам, в июле 2002 г. он был признан судом недееспособным в силу старческого маразма и освобожден от всякого уголовного преследования. А чуть позже Пиночет подал в отставку с должности пожизненного сенатора и тем самым, надо полагать, навсегда ушел с политической арены Чили.
Отставка - дело чести
В определенных случаях правители слагали с себя властные полномочия в силу различных так или иначе воздействующих на них обстоятельств. Особенно это происходило в связи с громкими скандалами, к которым были причастны как сами руководители государств, так и члены их семей, ближайшие соратники и подчиненные. Правда, уровень добровольности такого ухода от власти здесь явно низок. В основном к такому уходу подталкивали влиятельные круги правящей элиты, не желающие быть запятнанными своими связями с оскандалившимися, общественное мнение, оппозиция, пресса.

К примеру, в 1887 г. президент Франции Жюль Греви был вынужден подать в отставку в связи с тем, что его зять был обоснованно обвинен во взяточничестве. В мае 1974 г. аналогично поступил федеральный канцлер ФРГ Вилли Брандт. Причиной ухода Брандта со своего поста стало разоблачение контрразведкой как агента восточногерманской разведки его референта Гюнтера Гильйома. Последний имел доступ к важным, в том числе и секретным, правительственным документам. К тому же он был в курсе некоторых дел, раскрытие которых в ходе суда над ним могло дискредитировать канцлера и возглавляемую им Социал-демократическую партию Германии.

В августе 1974 г. о своей отставке объявил президент США Ричард Никсон. Это произошло на волне последствий «уотергейтского» скандала, когда в 1972 г. во время президентских выборов при попытке взлома и установления прослушивающего устройства в офисе Демократической партии были задержаны лица, связанные с предвыборным штабом республиканцев. Расследование по этому делу выявило причастность лиц из ближайшего окружения президента. В связи с этим Конгресс возбудил процедуру импичмента. Однако Никсон предпочел покинуть свой пост сам. Функции главы государства согласно Конституции перешли к вице-президенту США Джеральду Форду, который исполнял их до начала новых выборов в 1976 г.

Рассмотренные инциденты позволяют утверждать о высоком уровне политической культуры и этики политиков демократического толка, для которых отставка была не только выходом из сложившейся критической ситуации, но и делом чести. В то же время история знает очень мало примеров, чтобы точно так же в схожих ситуациях поступали лидеры стран с тоталитарными и авторитарными режимами.

Одним из этих примеров является отставка в 1970 г. первого секретаря ЦК Польской объединенной рабочей партии Владислава Гомулки. Это стало следствием событий в г. Гданьске, где силами армии и милиции была расстреляна демонстрация рабочих, протестующих против повышения цен на продукты питания. Но такой поступок лидера правящей партии и государства для данных режимов правления был, скорее, исключением из правил. К тому же отставка Гомулки стала возможной в связи с наличием внутри руководящего состава партии заинтересованных в ней групп, а также с получением одобрения из Москвы.


Под влиянием «бархатных революций»
1989-1990 гг. прошли под флагом так называемых «бархатных революций» в социалистических странах Восточной Европы. Толчок этим событиям дала проводимая в Союзе ССР политика перестройки и демократизации. Фактически Союз встал на путь отказа от статуса лидера «системы мирового социализма» и вмешательства во внутренние дела входящих в нее государств. Это стало одним из главных условий для осуществления здесь демонтажа тоталитарной системы. За исключением Румынии, где революция прошла по-настоящему, в восточноевропейских государствах произошел вполне мирный процесс перехода власти к новым силам, ратующим за демократизацию общества.

В каждой из данных стран ситуация со сменой первых лиц осуществлялась по-своему. В ГДР, Болгарии и Чехословакии это была «революция сверху», когда лидеры правящих коммунистических партий, соответственно Эрих Хонеккер, Тодор Живков и Милош Якеш, были смещены со своих постов представителями реформаторского крыла данных партий. Сменившие же их лидеры отменили правящий статус данных партий и создали все необходимые условия для проведения всеобщих выборов, в ходе которых к власти пришли уже совсем новые демократические силы. А в ГДР реформаторы пошли еще дальше - на воссоединение своей страны с капиталистической ФРГ.

Руководивший почти 32 года Венгрией Янош Кадар в мае 1988 г. уступил свой пост стороннику реформ главе правительства Карою Гросу, под руководством которого затем были созданы условия для прихода к власти новых сил. Президент Польши Войцех Ярузельский сделал попытку сам возглавить процесс реформ. Для этого он, в частности, сделал главой правительства одного из видных активистов оппозиционного профсоюзного объединения «Солидарность» Тадеуша Мозовецкого. Однако начавшаяся под их руководством демократизация еще больше активизировала выступления оппозиции и недовольных политикой правительства слоев населения. В этих условиях Ярузельский предложил парламенту (сейму) провести досрочные президентские выборы. Последние состоялись в ноябре 1990 г. и, как и ожидалось многими, привели к победе лидера «Солидарности» Леха Валенсы.

Свои «бархатные революции» имели место и в некоторых социалистически ориентированных странах третьего мира. В частности, в 1990 г. в Никарагуа после 11 лет своего пребывания у власти перешел в оппозицию Сандинистский фронт национального освобождения. Это произошло потому, что на парламентских и президентских выборах победу одержал Национальный союз оппозиции, состоящий из 14 различных партий. Президентом от этого блока была избрана Виолета Барриос де Чаморо, сменившая на этом посту лидера сандинистов Даниэля Ортегу.

Это произошло в силу того, что власть сандинистов, свергнувших в 1978 г. реакционный режим клана Самосы, постепенно начала перерастать в новую диктатуру. К тому же они оказались не в состоянии прекратить многолетнюю гражданскую войну и заключить мир с силами «контрас». Наконец, Никарагуа рисковала оказаться в международной изоляции. Примечательно, что обещание осуществить широкую демократизацию страны и досрочно провести всеобщие выборы Ортега дал на состоявшемся в феврале 1989 г. в Сальвадоре совещании президентов пяти стран Центральной Америки. Как говорится, дал слово – держи.

Дорогу молодым

Беспрецедентным результатом завершился прошедший 14 ноября 2002 г. 16-й съезд Коммунистической партии Китая. Первый руководитель страны Цзян Цземинь, занимающий с 1989 г. пост генерального секретаря ЦК КПК и с 1993 г. пост председателя КНР, и еще пять высокопоставленных представителей руководства партии не вошли в состав нового ЦК. Тем самым они фактически отказались от верховной власти в стране в пользу сравнительно молодых кадров.

Примечательно, что этот шаг лидеров Компартии Китая был их добровольным волеизъявлением без давления каких-либо внутриполитических, в том числе внутрипартийных, и внешних факторов. Свою роль здесь сыграл исключительно возраст данных лиц – от 68 до 76 лет. Кстати, сам Цзян Цземинь в свое время получил власть в партии и стране от «отца реформ» Дэн Сяопина, который по достижению 85-ти лет ушел в отставку со всех руководящих постов в партии и государстве. Тем самым китайские лидеры как бы заложили традицию уступать дорогу молодым по достижению преклонного возраста.

Новым генеральным секретарем ЦК КПК был избран 59-летний Ху Цзиньтао. В 2003 г. он также занял пост председателя КНР, сосредоточив тем самым в своих руках всю полноту верховной власти в стране. Цзян Цземинь же был избран председателем Центрального военного совета КНР и фактически сохранил за собой пост главнокомандующего вооруженными силами страны. Правда, подобное «омоложение» власти не привело к существенным изменениям в монопартийной политической системе Китая. Тем не менее, оно свидетельствует о способности руководства КНР поддерживать стабильность системы и официального курса, в том числе путем ротации руководящих кадров.


К чему бы это?
Перечисленные выше примеры добровольного отказа теми или иными лицами от верховной власти в стране говорят о том, что, какова бы велика не была эта власть и какого бы, благодаря ей, авторитета в обществе, вплоть до откровенного обожествления, не достигли те или иные правители, они всегда были и остаются самыми обычными людьми. Рано или поздно у них появляется желание просто отдохнуть где-нибудь на природе, заняться своими любимыми делами, не имеющими никакого отношения к политике, воспитанием детей и внуков и т.п. Наконец, сказывается возраст и соответствующее ему физическое состояние.

Иначе говоря, в жизни каждого правителя наступает тот миг, когда бремя власти становится для него тяжелым и невыносимым. А особенно таковым оно становится тогда, когда со всех сторон идет давление внутренних и внешних факторов. Это могут быть постоянная критика со стороны оппозиции, акции протеста различных групп населения против непопулярных действий правительства, громкие скандалы, в которых оказываются замешаны члены семьи и лица из ближайшего окружения правителя, амбициозные претензии близких людей, рвущихся стать «наследниками», споры и разногласия с внешнеполитическими партнерами. Поэтому те или иные правители рано или поздно предпочитают уйти со своих постов.

Очевидно также, что более всего к отказу от власти склонны те лица, которые уверены в своем благополучном существовании в будущем. Правда, для этого необходимо править так, чтобы потом не тянуть за собой «хвост» неблаговидных и незаконных дел. В этом плане тот же Пиночет явно переоценил свою роль в истории Чили, полагая, что за «спасение» страны от «прокоммунистического режима» и достижения в социально-экономическом развитии соотечественники простят ему все преступления властей в годы его диктатуры.

Но вместе с тем нельзя не отдать должное Пиночету и подобным ему экс-диктаторам за то, что они отдали свою власть мирно, дали возможность независимым от них лицам прийти к руководству государством и провести кардинальные демократические преобразования. Те же, кто всеми силами цеплялся за свою власть, игнорировал мнение своего народа и готовил передачу власти по наследству, в большинстве случаев заканчивали плачевно. В лучшем случае, бегством из страны, как это сделал в 2003 г. экс-президент Либерии Чарльз Тейлор, в худшем – тем, что произошло в 1989 г. с четой Чаушеску в Румынии. Правда, объективности ради нужно признать, что есть и обратные примеры – Северная Корея, Сирия, Азербайджан. Однако относительно легкий приход нынешних глав этих государств к власти наследственным путем еще не означает, что таким же может быть и их уход. Время покажет.



VII. Семейственность во власти: зло или благо?
Для политической жизни ряда стран мира в ХХ веке, особенно его второй половине, был характерен переход от монархической к республиканской форме правления. Хотя в некоторых случаях было и наоборот (Испания). Так или иначе, но традиции преемственности власти в рамках одной семьи, представители которой занимали посты первых лиц тех или иных государств, все же сохранились. В зависимости от характера существующего в этих странах политического строя и режима правления можно выделить три варианта такой преемственности:

а) династическое наследование власти по типу монархии путем ее передачи основателем династии своему сыну или другим близким родственникам;

б) политическая преемственность, достигнутая исключительно путем выборов;

в) преемственность, сочетающая элементы династического наследования и выборности.



Политика – дело семейное
Ярким примером политической преемственности, достигнутой выборным путем, является история двух семей Греции – Караманлис и Папандреу. Их представители, сменяя друг друга, с некоторыми перерывами руководили и до сих пор руководят Грецией почти 60 лет. При этом каждый из них пришел к власти демократическим путем в результате выборов, благодаря своим личностным способностям. Что же касается семейственности, то, видимо, она здесь проявилась лишь в том, что имеет место некоторое освящение данных лиц родством, благодаря высокому авторитету их отцов и дедов в обществе. Хотя, что очень важно для такого варианта преемственности власти, фактор родства нисколько не гарантирует постоянного пребывания данных лиц в руководстве страны. К тому же сами они в своей политической деятельности не стремятся подчеркивать свое родство с прежними лидерами Греции, уповая на собственные способности и возможности.

Нужно отметить, что Греция до 1973 г. была конституционной монархией, затем стала парламентской республикой. Главной фигурой здесь является премьер-министр, возглавляющий правительство, сформированное партией, победившей на парламентских выборах. Георгиос Папандреу, родоначальник династии, возглавлял правительство в 1944-45, 1963, 1964-65 гг. В 1965 г. в результате конфликта с военными кругами он под давлением короля подал в отставку и через три года скончался.

Его сын Андреас начинал свою политическую карьеру в партии своего отца Союз центра. При чем на первых порах Георгиос Папандреу открыто продвигал сына. В 1963 г. Андреас был избран в парламент, а затем введен в состав правительства. Во время военной диктатуры «черных полковников» в 1967-74 гг. он был подвергнут аресту, а затем выслан из страны, став лидером оппозиции в эмиграции. По возвращению в Грецию Папандреу основал свою партию Всегреческое социалистическое движение (ПАСОК). В результате победы этой партии на выборах он дважды занимал пост главы правительства в 1981-89 и 1993-96 гг. В январе 1996 г., тяжело заболев, он подал в отставку, но остался лидером ПАСОК до своей кончины в июне того же года.

Эстафета перешла к его сыну Георгиосу. Последний занимал пост министра иностранных дел в правительстве, сформированном преемником своего отца в руководстве ПАСОК Костасом Симитисом. В январе этого года Симитис подал в отставку с поста председателя партии, обеспечив избрание на этот пост Георгиоса Папандреу. Это делалось в связи с предстоящими 7 марта выборами в парламент. Ожидалось, что ПАСОК вновь победит и ее новый лидер возглавит правительство. Однако выборы завершились победой оппозиционной право-центристской партии «Новая демократия». Правительство в связи с этим возглавил ее лидер Константинос Караманлис. Последний является продолжателем дела своего дяди и полного тезки, который пять раз – в 1955-63 и 1974-80 гг. – возглавлял правительство, а в 1980-85 и 1990-95 гг. был президентом Греции.

Другим примером демократической преемственности является президентство отца (1989-92 гг.) и сына (с 2000 г.) Бушей в США. Сюда же следует отнести целую плеяду женщин из азиатских государств, которые были или до сих пор являются первыми лицами своих государств. Причем вопреки традиционному положению женщин в восточном обществе. Это, в частности, бывшая в 1988-90 и 1993-96 гг. премьером Пакистана Беназир Бхутто, президенты Филиппин и Индонезии с 2001 г. соответственно Глория Макапагал-Арройо и Мегавати Сукарнопутри. Правда, свои посты в правящих партиях и государстве им удалось обрести во многом из-за ореола вокруг имен их отцов, которые в разное время занимали те же должности. Последние же были отстранены от власти в основном путем переворотов и преследовались своими преемниками. Их судьбу в той или иной мере разделили и дочери. Так что статус этих женщин как борцов с недемократическими режимами оказался дополнен образом «мучениц», что играет немалую роль для достижения большого рейтинга известности и популярности у народа.


следующая страница >>