Алексей Васильевич Шишов 100 великих военачальников - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Алексей Васильевич Шишов 100 великих военачальников - страница №1/29




Алексей Васильевич Шишов

100 великих военачальников


Scan, OCR:???, SpellCheck: Chububu, 2007

«100 великих военачальников»: Вече; Москва; 2001

ISBN 5 9533 1127 3
Аннотация
Автор книги «100 великих военачальников» — профессиональный военный историк. За критерий оценки величия каждой полководческой личности он взял, прежде всего, одержанные победы и насколько эти победы определили исход тех или иных войн. Наполеон и Жуков, Цезарь и Суворов, Ганнибал и Тимур, Аврелиан и Вашингтон жили в совершенно разные эпохи и в разных условиях, но их личный вклад в военное искусство несомненен.
Алексей Шишов

100 великих военачальников
ПРЕДИСЛОВИЕ
Военачальник — это судьба народа.

Хельмут фон Мольтке
История человеческой цивилизации знает немало поистине великих личностей, чьи деяния в известной мере изменяли облик современной им эпохи, перекраивали политическую карту мира. К их числу относятся и великие государственники — военные вожди или полководцы. Именно войны на протяжении многих тысячелетий определяли судьбу не только отдельно взятых народов и государств, но и целых исторических эпох.

Летопись мировых событий полна больших войн, которые зачастую охватывали не только целые континенты, но и всю нашу планету. Малые войны и военные конфликты просто не поддаются какому либо учёту, особенно в Древнем мире. В военных пожарищах гибли сотни больших и малых государств, в жертву на алтарь бога войны приносились сотни миллионов человеческих жизней. Такие величайшие завоеватели в истории мировой цивилизации, как Чингисхан и Александр Македонский, покорившие в своё время полмира, по сей день поражают содеянным человеческое воображение.

История убедительно свидетельствует о том, что только те народы или государства, которые сумели выдвинуть из своей среды в годину тяжёлых, поистине судьбоносных испытаний действительно великих полководцев, военных гениев, смогли выжить и отстоять свою независимость. Такие народы и государства были в состоянии не только защитить себя и своё право на будущее вооружённой рукой, но и продиктовать собственную волю победителя другим народам и странам.

Полководцы творили не только военную историю человеческой цивилизации, но и определяли её лицо в годы войн. Их деяния на поле брани, в сражениях на суше и на море, в военных походах стали неотъемлемой частью исторической памяти человечества. Образ великого полководца многолик — это и прославленный защитник Отечества, и завоеватель, проливший море человеческой крови, и тиран для собственного народа и для народа покорённой страны, и надёжный правитель государства, и человек, который приводил страну к победе в вооружённом противостоянии с врагом, военный реформатор и военный теоретик.

В этой книге описаны биографии ста действительно великих полководцев истории человечества, которые представляют различные эпохи, государства и народы. При выборе персоналий автор исходил прежде всего из основополагающих, неоспоримых в биографии каждого из них фактов — одержанных в войнах побед и из того, насколько одержанные победы определяли исход военных конфликтов.

В этой оценке, конечно же, учитывались как полководческий и организаторский талант, так и личный вклад в развитие военного искусства, опыт ведения войн. Учитывалось и состояние исторической памяти о человеке, облечённом огромной властью военного времени и блиставшем ратной славой при жизни.

Непреложным критерием оценки величия каждой полководческой личности было то обстоятельство, насколько слава этих военных вождей выдержала проверку временем. Или, говоря другими словами, насколько дела военного вождя пережили свою эпоху. Безусловно, просто невозможно сравнивать дарование и дела полководцев, которые творили войну в разные эпохи, на разных континентах, обладая при этом несопоставимыми военными силами.

Объективно невозможно сравнивать полководческое величие Наполеона и Жукова, Цезаря и Суворова, Ганнибала и Тимура, Аврелиана и Вашингтона. Они жили и творили на войне в совершенно разные эпохи и в разных условиях.

Французский император Наполеон Бонапарт писал: «Не римские легионы покорили галлов, но Цезарь. Не карфагенское войско, но Ганнибал нагнал страх на римлян. Македонская фаланга не дошла бы до Индии, если бы не Александр. Только Туренн мог довести французов до Везера и Инна. Прусское войско не смогло бы семь лет оборонять Пруссию от трех самых могущественных держав Европы, если бы не Фридрих Великий». В этом изречении кроется историческая правда.

Естественно, что самое большое число великих полководцев дали для истории поистине военные потрясения вселенной — Первая и Вторая мировые войны, европейские войны с участием наполеоновской Франции, войны в Древней Греции и Древнем Риме, европейские коалиционные военные пожары. Именно в них разворачивались те действительно грандиозные события, которые являлись поворотными для судеб многих народов и государств.

Бесспорно, количество великих полководцев мировой военной истории превосходит строго заданное серией число биографий. Однако автор как профессиональный военный историк при отборе героев своей книги исходил из собственных критериев, о которых сказано выше. Чтобы избежать субъективных оценок величия того или иного полководца, их биографии расположены в хронологическом порядке исторических событий.
КИР II ВЕЛИКИЙ (КУРУШ)

? — 530 до н.э.
Первый царь династии Ахменидов. Персидский полководец.
В мировой истории личность основателя огромной Персидской державы — одного из самых выдающихся полководцев завоевателей примечательна тем, что о нём сохранились пусть и небольшие, но вполне достоверные сведения. Поэтому среди исследователей Древнего мира больших споров о Кире II не возникает.

Однако в описаниях его детских лет и молодости трудно отделить реальные факты от мифологических сведений. Считается, что он родился между 600 и 585 годами до н.э. Достоверно известно, что его воинственный отец, Камбиз I, происходил из знатного персидского рода Ахменидов. Геродот говорит, что в детстве Кир был изгнан в горы, был вскормлен волчицей и воспитан простым пастухом.

В 558 году до н.э. Кир стал правителем одной из персидских областей — Аншана. По всей вероятности, к тому времени он уже сложился как военный и государственный деятель. Только этим можно объяснить тот исторический факт, что Кир начал создавать военный союз персидских племён, которому в скором времени суждено будет превратиться в Персидское царство.

Аншанский правитель сформировал из племенных, преимущественно конных ополчений сильную армию. В армии Кира широко применялись боевые колесницы (в сражениях пешее ополчение всегда испытывало страх перед ними), различные метательные машины и всевозможная осадная техника, верблюжья кавалерия.

Через несколько лет после начала своего правления в Аншане, Кир поднял восстание против правящей мидийской династии. В 553 году до н.э. началась упорная трехлетняя война персидских племён во главе с Киром против господства Мидии. В конце концов персы победили мидян, к 549 году до н.э. их государство было окончательно завоёвано персидской армией. Кир для того времени очень милостиво обошёлся с мидийскими властителями, введя их в состав персидской знати. Правитель Мидии Астиаг был смещён с престола. Теперь под властью Кира Персидского находился весь запад современного Ирана.

Воюя против мидийской кавалерии, Кир понял, что нуждается в собственной коннице. Завоевание Мидии с её обильными пастбищами и тысячными табунами лошадей позволило ему быстро набрать в свою армию много прекрасных наездников. В скором времени и среди самих персов появилось немало хороших конников. За сравнительно короткий срок персидская тяжёлая кавалерия и конные лучники стали лучшими в Древнем мире.

Строя Персидское государство, Кир II многое заимствовал из государственного устройства Мидии. В стране персов сохранились некоторые мидийские законы и административные установления. Немало мидийцев, прежде всего образованных, оказалось в среде царских чиновников.

Появление «на свет» сильного в военном отношении Персидского государства встретило противодействие его соседей. Три страны — Лидия, Вавилония (Халдея) и Египет в 547 году до н.э. образовали антиперсидский союз. Главенствовал в нём лидийский царь Крез. Союзники решили совместными силами противодействовать завоевательным устремлениям царя Кира. К антиперсидскому союзу присоединилась и Спарта.

Первый удар персидский полководец нанёс по Лидии. В 546 году до н.э. царь Лидии Крез вторгся в Персию, переправившись через реку Халис в Каппадокию. Однако победного похода у лидийцев не получилось — персы не только изгнали их из пределов своей страны, но и сами вторглись в соседнюю Лидию. Крез собрал в столице Сардах огромную союзную армию. Кир во главе персидской армии вынудил противника пойти на решающее сражение на равнине Тимбра.

Персидское войско по численности уступало войску Креза. (В своей «Киропедии» древнегреческий учёный Ксенофонт упоминает о 200 тысячной армии персов, но эта цифра явно завышена в несколько раз.) Сражение на равнине Тимбра считается одним из самых ярких событий в военной истории Древнего мира.

Персидскую армию на поле битвы царь Кир построил в большое «каре» для того, чтобы его многочисленные лучники из первых рядов могли эффективно мешать лидийцам прорвать их строй. Или, иначе говоря, полководец Кир загнул свои сильные фланги назад, отчего получился огромный квадрат. Хорошо защищённой лучниками оказалась и персидская конница, в том числе и верблюжья. Такое построение неприятельского войска для лидийцев и их военных вождей оказалось полной неожиданностью.

Далее сражение на равнине Тимбра развивалось следующим образом. Лидийцы атаковали необычное боевое построение противника и окружили его. Но при этом на углах огромного квадрата в рядах лидийского войска образовались разрывы. Лидийцы уже в самом начале сражения стали нести большие потери от вражеских стрел и дротиков. Затем Кир послал в контратаку на лидийцев свою конницу, которая массированным ударом разбила вражеское войско на несколько частей. Лишённые единого управления, они были уничтожены персами по отдельности.

Поражение лидийской армии было полным. Царь Крез с небольшими её остатками бежал в свою столицу Сарды (вблизи современного турецкого города Измира). Персидский царь преследовал разгромленного противника до полной победы. Персы штурмом овладели Сардами только после 15 дневной осады города крепости.

Кир пощадил побеждённого царя Креза и жителей Сард, оказавших ему отчаянное сопротивление. Милостивое же отношение персидского владыки к лидийцам положило конец их враждебности к Персии и даже обеспечило в дальнейшем поддержку лидийцами персидской армии. Здесь Кир II Великий проявил себя как искусный дипломат, тем самым обеспечив благонадёжность завоёванной им страны.

Вслед за Лидией персы подчинили себе один за другим многочисленные греческие города государства в Малой Азии, расположенные на побережье Эгейского моря — Фокею, Милет, Галикарнас и другие. Многие из них по собственной воле признавали власть персидского царя. Это было особенно важно для будущей войны Персидской державы против собственно Греции на противоположном берегу моря.

В 545 539 годах до н.э. персы завоёвывают обширные среднеазиатские земли — Согдиану и Бактрию, страны, которые отличались высокой культурой орошаемого земледелия. Победы царской армии добывались во многом благодаря сильным ударам массы конных воинов во фланг и тыл противнику, что позволяло окружать его войска.

После этого основатель династии Ахменидов обратил свой взор на богатое Вавилонское царство (Халдею), но при этом он не торопился выступить против него. Кир стал настойчиво и последовательно проводить изоляцию Вавилонии от внешнего мира. Это быстро дало желаемые результаты — ещё совсем недавно оживлённая торговля вавилонцев пришла в полный упадок, и их государственная казна стала быстро пустеть. Среди населения, особенно торговых слоёв, началось брожение.

В 539 году до н.э. персидский царь, собрав значительные военные силы, выступил в завоевательный поход против Вавилонии. В том же году в сражении под стенами столицы он разбил войска царя Набонида, во главе которых не оказалось способных полководцев. Осада многолюдного крепостного города с его циклопическими стенами продолжалась около двух лет. Халдеи успешно отбили первый вражеский штурм.

В конце концов по приказу Кира от города были отведены воды Евфрата (были открыты шлюзы, и тем самым понизился уровень реки под городскими стенами). По обмелевшему руслу реки персидские войска устремились на штурм той части крепостной стены, где их не ждали. Военная хитрость персидского царя застала защитников Вавилона врасплох. Царь Набонид был пленён и отправлен в почётную ссылку, а его сын наследник Валтасар погиб в бою.

Так описывает взятие города крепости Вавилона древнегреческий историк Геродот. Он утверждает, что часть описываемых событий он видел сам, а часть узнал из достоверных источников или слышал от других. Найденный же в конце XIX века летописный цилиндр сообщает, что персидская армия вступила в Вавилон без боя.

Окончательно овладеть Вавилонским царством Кир смог только благодаря поддержке торговых людей и жрецов этой страны. В трудное время военных опасностей они изменили собственному монарху и безропотно подчинились завоевателям. Вавилонское (Халдейское) царство вошло в состав Персидской державы.

В Вавилонии повторилась та же картина, что и в завоёванной персами Лидии. Кир вновь милостиво отнёсся к побеждённым вавилонцам, которые, по сути дела, покорились ему без большого сопротивления. Почти бескровное овладение Вавилонией позволило захватить персам также Палестину и Сирию.

Персидский завоеватель продолжал гуманно относиться к населению стран, признавших его господство. Среди прочего, он разрешил иудеям и финикийцам, пленённых вавилонцами за пятьдесят лет до этого во время похода Навуходоносора, вернуться на свою родину. Он разрешил иудеям восстановить разрушенный город Иерусалим. Тем самым Иудея превращалась в удобный плацдарм для намечавшегося завоевания богатого Египта. Вернув на родину пленённых финикийцев, Кир рассчитывал привлечь на свою сторону приморские города государства Финикии, которые в случае войны Персии против Египта могли ему помочь своим многочисленным флотом.

После всех этих завоеваний Персидская держава стала простираться от Индии, вдоль Аральского и Каспийского морей, черноморского побережья Малой Азии до восточного Средиземноморья. В Персидское царство входили многие большие города той эпохи, известные ремесленные и культурные центры. Государство заботилось о процветании своих городов, внешней и внутренней торговле и собственном экономическом благополучии.

Изменился и сам правитель Персидского царства. Теперь Кира именовали только Киром Великим. Среди прочих своих титулов он больше всего предпочитал такой: «царь Вавилона, Шумера, Аккада и всех четырех сторон света».

Победы персидского войска до известной степени были облегчены тем, что городская знать, жрецы храмов и торговые круги древних государств Восточного Средиземноморья были заинтересованы в создании такого государственного объединения, которое могло бы способствовать расширению торговли и обеспечению безопасности торговых путей. Полная неудача антиперсидского союза, заключённого в 547 году до н.э. между Лидией в Малой Азии, Вавилонией и Египтом, была в значительной степени обусловлена изменой определённой части господствующего класса союзных стран. Думается, что Кир Великий прекрасно разбирался в такой обстановке и извлёк из неё выгоды для создаваемой им Персидской державы.

Отложив на время поход на Египет, на своего последнего сильного противника, Кир Великий попытался покорить многочисленные и воинственные племена массагетов, кочевавших в Приаральской низменности. Он выступил против них в большой военный поход, добившись на первых порах некоторых успехов. Персидская армия дошла до реки Яксарт.

Однако в большом сражении в бескрайней степи многочисленная конница массагетов разгромила персидскую армию, а сам царь полководец пал в битве. Схватки в ней отличались такой яростью, что царским телохранителям в бою так и не удалось выручить тело своего правителя, которое стало бесценной добычей для воинов массагетов.

По преданию, царица массагетов приказала отрубить голову у персидского царя Кира Великого и бросить её в наполненный кровью кожаный мех.

Гибель царя Кира II Великого не привела к развалу созданной им империи. Персидский престол перешёл к его сыну полководцу Камбизу II, который получил в наследство прекрасно организованную и обученную персидскую армию. Во главе её он добьётся желанной победы над кочевниками массагетами и завоюет Египет.

Персидский царь Кир II Великий оставил заметный след в истории. Созданная им огромная держава просуществовала, процветая, ещё два столетия после его гибели на поле брани. Только Александр Македонский сокрушил её мощь. Кир создавал свою империю не только военной силой, но и редким умением находить верных союзников среди побеждённых. Он был талантливым государственным деятелем, заботившимся как о процветании собственно Персии, так и покорённых народах, терпимо относился к их религии и обычаям.
ДАРИЙ I, ДАРАЯВАУШ

? — 486 до н.э.
Царь Персии из династии Ахеменидов, известный своими войнами.
Сын персидского правителя Гистаспа (Виштаспы), принадлежал к младшей ветви правящей династии Ахеменидов. О начале его жизни не известно почти ничего. Но, вне всякого сомнения, это был выдающийся человек.

Можно считать исторически достоверным, что Дараявауш до того, как вошёл в историю Древнего Востока под именем царя Дария I, уже имел немалый военный опыт, поскольку война в то далёкое время была нормальным состоянием всех государств, народов и племён.

Став царём Персии, Дарий силой оружия подавил крупные восстания против правящей династии Ахеменидов в Вавилонии, Персии, Мидии, Маргиане, Эламе, Египте, Парфии, Саттагидии и мятежи кочевых племён в Средней Азии.

Каждое такое подавление антиперсидского восстания являлось большим военным походом, сопряжённым со сбором большого войска, привлечением войск союзников из числа кочевых племён прежде всего, взятием приступами мятежных городов и крепостей, сбором военной добычи и наказанием государственных преступников. Персидскому царю приходилось быть не только полководцем, но и искусным дипломатом, поскольку с местной знатью выгоднее было ладить, чем воевать.

Персидская держава стремилась распространить свою экспансию прежде всего на богатые земли, которые могли бы постоянно пополнять царскую казну. Именно поэтому царь Дарий I обратил внимание на соседние индийские государства. Поскольку среди них не было согласия, они оказались добычей воинственных персов.

Около 518 года до н.э. Дарий завоевал северо западную часть Индии — западный берег реки Инд. Затем — северо западную часть Пенджаба, расположенного восточнее этой реки. Персидские завоевания в Индии продолжались до 509 года до н.э. Дарий I посылал греческого моряка и географа Скилака исследовать реку Инд до Аравийского моря.

После успешного индийского похода персидской армии Дарий I решил подчинить себе скифов северного Причерноморья. Однако новый поход 511 года до н.э. оказался для него неудачным. По пути в далёкую и неведомую Скифию персидские мореходы навели два наплавных моста — один через пролив Босфор, другой через Дунай. Для защиты последнего Дарию I пришлось оставить большой отряд. Войну в бескрайней степи персы проиграли, и скифы сохранили свою независимость. Чужеземцам пришлось уйти из Причерноморья с огромными потерями.

При царе Дарии I началась серия греко персидских войн (500 449 годы до н.э.), которые шли с переменным успехом. (Всего их было три.) Главными противниками Персидской державы в этих войнах были Афины и некоторые греческие города государства на полуострове Пелопоннес.

Поводом для первой греко персидской войны 492 года до н.э. стало восстание малоазиатских греческих городов, которые находились под гнётом сатрапа — наместника царя Персии. Восстание начал город Милет. Тогда Афины послали на помощь восставшим грекам Малой Азии 20 боевых кораблей с войском на борту. Сильная Спарта отказала в помощи восставшим.

Чтобы пресечь связи восставших городов на восточном берегу Эгейского моря, Дарий I собрал большой флот, который нанёс поражение грекам в сражении близ острова Леде, неподалёку от Милета. Восстание греческих городов в Малой Азии было жестоко подавлено. Помощь Афин явилась поводом для объявления Дарием I войны эллинскому миру по ту сторону Эгейского моря.

Против греческих государств Дарий I совершил два больших военных похода. Первый состоялся в 492 году до н.э., когда царь послал в Грецию войско под командованием своего зятя Мардония. Сухопутная армия шла по южной части Фракии, а флот двигался вдоль морского побережья. Однако во время сильного шторма у Афонского мыса большая часть флота персов погибла, а их сухопутные войска, лишившись поддержки с моря, стали нести большие потери в частых столкновениях с местным населением. В конце концов Мардоний решил вернуться назад.

В 491 году до н.э. Дарий I направил в Грецию послов, которые должны были привести к покорности свободолюбивых греков. Ряд небольших греческих городов государств не устоял и признал власть персов над собой. Но в Афинах и Спарте царские послы были убиты.

В 490 году до н.э. состоялся второй поход. Царь отправил против Греции большую армию под командованием опытных полководцев Датиса и Артаферна. Персидское войско на европейскую территорию доставил огромный флот. Персы разрушили город Эритрею на острове Эвбея и высадились около Марафона, всего в 28 километрах от Афин.

Именно здесь греки нанесли персам наиболее тяжёлое поражение в ходе трех греко персидских войн — в знаменитой Марафонской битве. Произошла она 13 сентября 490 года до н.э. близ небольшого греческого селения Марафон, которому суждено было войти не только в военную историю, но и в историю международного Олимпийского движения.

Греческое войско, которым командовал опытный полководец Мильтиад (один из десяти афинских стратегов), состояло из 10 тысяч воинов гоплитов из Афин и одной тысячи их союзников из Платей (Беотия). Примерно столько же было плохо вооружённых рабов. Спартанцы обещали прислать значительную военную помощь, но опоздали к началу битвы.

60 тысячную персидскую армию возглавил один из лучших царских военачальников Датис. Царский флот после высадки войска стоял на якорях неподалёку от Марафона. Малые суда персидские мореходы, по традиции Древнего мира, вытащили на берег, чтобы обезопасить их на случай большого волнения моря и сильного ветра. Команды многих кораблей сошли на берег, чтобы после победного окончания битвы с греками принять участие в сборе военной добычи на поле брани.

Сражение персы начали как обычно — основу их построения составлял «победоносный» центр, которому предстояло расколоть на две части неприятельский строй. Мильтиад был хорошо знаком с военным искусством персов и рискнул изменить построение греческих боевых порядков, традиционных для того времени. Он стремился длинной фалангой тяжеловооружённой греческой пехоты охватить всю ширину Марафонской долины. Благодаря этому можно было избежать окружения, ведь персидский полководец имел лёгкую конницу, а Мильтиад нет. Фланги фаланги упирались в каменистые взгорья, через которые конница персов не могла пройти, особенно под обстрелом греческих лучников и пращников. На флангах были устроены засеки из срубленных деревьев.

Удлинив таким образом фалангу пеших воинов, Мильтиад сознательно ослабил её центр, усилив одновременно её фланги. Там встали отборные отряды афинских пеших воинов и немногочисленная конница греков.

Войско персидского царя и объединённое войско афинян и платейцев трое суток стояли на боевых позициях друг против друга. Мильтиад не начинал битву, потому что ждал обещанной помощи из Спарты. Персы тоже выжидали, они надеялись, что их хорошо видимое численное превосходство устрашит противника.

Персы первыми начали битву. Их огромное войско, плохо соблюдая строй, стало накатываться на греческую фалангу, которая в ожидании подхода врага замерла, перегородив по ширине всю Марафонскую долину. Уже само начало сражения обещало царскому полководцу скорую, на его взгляд, победу. «Победоносный» центр персидской армии таранным ударом отбросил назад центр греческой фаланги, которая по приказу Мильтиада нанесла контрудар по атакующему врагу. Под натиском людской массы та все же устояла и не разорвалась на части.

После этой атаки персов произошло то, чего Датис никак не ожидал. Крылья греческой фаланги удлинились, и оба фланга греков нанесли сильные удары по атакующим и отбросили их назад. В результате обнажились фланги «победоносного» центра, который оказался в полукольце и был наголову разгромлен. Датис, как ни пытался, не смог восстановить порядок в своих войсках. Да и к тому же он не имел большого резерва, чтобы направить его на помощь избиваемым греками царским воинам в самом центре Марафонской долины.

Персидское войско охватила паника, и оно устремилось к морскому берегу, к своим кораблям. По приказу Мильтиада греки, восстановив монолитность своей фаланги, начали преследовать бегущего противника.

Персам удалось добежать до близкого берега и спустить на воду суда. Они на всех парусах и вёслах пустились прочь от берега, спасаясь от греческих лучников.

В Марафонской битве персидское войско подверглось полному разгрому и потеряло только убитыми 6400 человек, не считая пленных и раненых, которых на ушедших на восток кораблях царского флота насчитывалась не одна тысяча. В день 13 сентября 490 года до н.э. афиняне потеряли всего 192 своих воина.

Эта победа вдохновила другие греческие города государства на сопротивление господству Персии.

Царь Дарий I прославился как крупный государственный деятель, политик и военный реформатор. При нём огромное Персидское государство было разделено на сатрапии — административно податные округа. Во главе их стояли царские наместники — сатрапы, которые одновременно являлись военачальниками тех военных сил, которые находились на территории сатрапий. Среди прочего, в их обязанности входила охрана государственных границ от разбойных нападений соседей, прежде всего кочевых племён, ведение военной разведки и обеспечение безопасности на путях сообщений.

Владения наместников стали наследственными.

При Дарии I была упорядочена налоговая система, что значительно упрочило экономическое благополучие Персидской державы, а царская казна стала стабильно пополняться за счёт снижения финансовых злоупотреблений в сатрапиях. Поэтому и внутренних возмущений, и мятежей против царской власти становилось гораздо меньше.

Чтобы упрочить могущество Персии, царь Дарий I провёл серьёзную военную реформу. Реорганизации подверглась в первую очередь царская армия. Её ядро составляли пехота и конница, набранные из персов. Это было не случайно — персидские владыки не доверяли войскам, состоявшим не из персов, поскольку те были склонны к измене и избегали рисковать жизнью во время военных походов и битв.

Царские войска возглавляли военачальники, которые были независимы от сатрапов и подчинялись только лично Дарию I. Это позволяло ему избегать опасности возникновения крупных мятежей в стране, в которых могли бы принимать участие войска, расквартированные в сатрапиях. Военачальники имели право в критических ситуациях действовать самостоятельно, руководствуясь только интересами Персидской державы.

Образцово содержались старые торговые пути и строились новые. Царь прекрасно понимал, что от процветания внешней и внутренней торговли, безопасности дорог Персии для торговцев во многом зависит благополучие государства, равно как и доходы казны и персидской знати — главной опоры династии Ахеменидов. Торговля в Персии при Дарии I процветала ещё и потому, что через её территорию проходили многие оживлённые торговые пути от Средиземноморья в Индию и Китай.

Был восстановлен судоходный канал от Нила до Суэца, который соединил богатый Египет с Персией. Царь Дарий I заботился о развитии флота и безопасности морской торговли, благополучии приморских портовых городов, приносивших в его казну немалые доходы. По свидетельству историков Древнего мира, персидского властелина египтяне почитали наравне со своими фараонами законодателями. Даже жители далёкого Карфагена признавали, хотя и номинально, власть Дария.

Чеканка золотых монет, которые по имени царя получили название «дариков», заметно укрепила финансовую систему Персидского государства, в которой имели хождение золотые и серебряные монеты соседних стран, в первую очередь греческих. Введение в обращение золотой монеты свидетельствовало прежде всего о финансовом благополучии Персии при царе Дарии I. Золотые рудники на её территории были особой заботой царской администрации.

Большие доходы позволяли воинственному царю содержать огромную наёмную армию и крепости, стоявшие не только на границах Персии, но и внутри её.

Дарий I, по традиции того времени, задолго стал готовиться к своей смерти. По его повелению в скалах Накши Рустама, близ города Персеполя, была сооружена царская гробница, которую украшали великолепные скульптуры. Она и стала последним прибежищем самого могущественного правителя Древней Персии. Его прямые наследники не проявили ни полководческих и дипломатических дарований, ни последовательности во внешней политике.

Достигнув наивысшего расцвета в правление Дария I, государство Ахеменидов после его смерти стало неуклонно приходить в упадок, прежде всего из за военных поражений, и терять свои владения.
ЛИСАНДР

? — 395 до н.э.
Спартанский полководец и флотоводец. Победитель Афин.
История не сохранила для потомков сведений о начале жизни одного из самых знаменитых полководцев и флотоводцев Древней Греции. Думается, что он прошёл обычный для спартанского гражданина путь воина, начав его с самых азов. Вне всякого сомнения, был участником всех войн, которые вела Спарта при его жизни. Выдвинуться на высшие командные посты в спартанской армии и на флоте можно было только благодаря большому военному дарованию и личной храбрости.

Во время продолжительной Пелопоннесской войны 431 404 годов до н.э. между Спартой и Афинами Лисандр являлся одним из спартанских стратегов (командующих).

Расцвет Древней Греции неминуемо привёл к борьбе за господство в ней, в результате чего образовались два враждующих между собой союза городов государств: Афинский морской союз во главе с Афинами и Пелопоннесский союз во главе со Спартой. Война между ними длилась 27 лет.

Зачинщиком Пелопоннесской войны стали Афины, наиболее развитое в экономическом и торговом отношении государство Древней Греции. С 445 по 430 год до н.э. афинскую демократию возглавлял крупный политический деятель Перикл. Во многом благодаря ему Афины стали распространять своё господство на многие земли, заселённые греками.

У Пелопоннесской войны было три причины. Во первых, в борьбе за гегемонию в Древней Греции Афины нашли себе противника в лице не менее воинственной Спарты. Во вторых, Афины начали вооружённую борьбу за господство на Средиземном море с такими крупными торговыми республиками, как Коринф и Мегара, входившими в состав Пелопоннесского союза. И, наконец, в третьих, между аристократической олигархией Спарты и афинской демократией шла непримиримая вражда.

Афины, столица Аттики, располагали военным флотом из 300 триер. Но Пелопоннесский союз превосходил своих противников в силе сухопутных войск. Афины были мощной крепостью. Стены — до 7 километров длиной — соединяли город с его морской гаванью Пиреем. Поэтому с суши Афины были неуязвимы, так как их блокада с суши не нарушала морскую торговлю союза.

Поэтому стратегический план Перикла заключался в том, чтобы обеспечить себе господство на море, блокировать берега Пелопоннеса, уничтожить его торговлю с другими греческими государствами и, ослабив таким образом Пелопоннесский союз, заставить Спарту и её союзников капитулировать перед Афинским морским союзом.

Первоначально Пелопоннесская война проходила вяло и на суше, и на море. Правда, спартанцы нанесли большой вред земледельческим хозяйствам Аттики, но самим Афинам угрожать они не могли. Можно предположить, что в этот период войны стратег Лисандр действовал на суше.

На третий год войны — в 429 году до н.э. Перикл умер от чумы. После этого к власти пришли более радикальные демократы, которые активизировали ход Пелопоннесской войны. В 425 году до н.э. афиняне захватили удобную и важную гавань Пилос в Мессении. В ответ спартанцы захватили остров Сфактерию у входа в пилосскую гавань. Афиняне в течение 72 дней блокировали остров, а затем, высадившись на Сфактерию ночью, разгромили спартанцев. Оставшиеся в живых 292 спартанца сдались в плен.

В 421 году до н.э. спартанское войско вторглось во Фракию. После сражения под Амфиполем, в котором Лисандр должен был принимать участие как один из спартанских военачальников, был подписан Никиев мир. Но уже через год лидером афинской демократии стал Алкивиад, аристократ и родственник Перикла. Афиняне решили предпринять большой морской поход в Сицилию.

В ходе Пелопоннесской войны Алкивиад перешёл на сторону Спарты, и по его совету спартанцы заняли Декелею — важный стратегический район севернее Афин. 20 тысяч рабов, трудившихся в хозяйствах афинян на равнине Аттики, встали на сторону врагов своих хозяев. Тем временем военная экспедиция на остров Сицилию потерпела поражение — афинскому войску и флоту не удалось овладеть богатыми Сиракузами. Многие афиняне попали в плен и были проданы в рабство, а их стратегов казнили.

Как флотоводец и полководец Лисандр появился на сцене Пелопоннесской войны в 407 году до н.э. В тот год он возглавил спартанский флот, который нёс на своём борту многочисленные десантные отряды.

К тому времени в Пелопоннесскую войну активно стала вмешиваться соседняя Персидская держава, заинтересованная в военном и торговом ослаблении государств эллинского мира. Военный флот под командованием Лисандра за короткий срок значительно увеличился благодаря большим денежным средствам, полученным Спартой от Кира Младшего, персидского сатрапа (правителя), всячески способствовавшего поддержанию междоусобиц на территории собственно Греции. Малоазиатские греческие города государства к тому времени уже находились в вассальной зависимости от Персии.

К 407 году до н.э. спартанский флот, построенный в Эфесе на персидские деньги, уже мог помериться силами с афинским флотом, господствовавшим в Эгейском и Средиземном морях. Лисандр лично наблюдал за строительством кораблей и руководил обучением экипажей.

В том же 407 году до н.э. у мыса Нотий около Эфеса состоялось первое крупное морское сражение в этой войне. Пелопоннесским флотом командовал Лисандр, афинским, который блокировал эфесскую гавань, — Алкивиад, вновь ставший противником Спарты. Основным классом боевых кораблей того времени являлась триера — крупное парусно гребное судно. Триера могла таранить неприятельский корабль или взять его в морском бою на абордаж. Именно так и развивались события у мыса Нотий, где стал афинский флот, готовившийся к походу.

К началу боя Алкивиада не было на кораблях флота. По всей вероятности, Лисандр знал от лазутчиков об этом и внезапно атаковал его из за ближайших к Нотию островов. Афиняне были захвачены врасплох.

Триерам Лисандра удалось в ходе сражения вывести из строя 15 кораблей противника, после чего афинский флот покинул гавань Эфеса.

После одержанной победы Лисандру пришлось оставить пост флотоводца и передать его Калликрату — законы Спарты разрешали командовать флотом только один год.

Тем временем политическим лидером Афин стал демократ Клефонт. Приложив немало сил и средств, афиняне увеличили свой флот до 150 судов и сумели в следующем 406 году до н.э. одержать морскую победу над Калликратом у острова Лесбоса близ Матилены. Афиняне, которыми командовал Канон, в сражении потеряли 25, а спартанцы — 77 триер. Однако это была последняя крупная победа флота Афин над морскими силами Спарты.

Персидский сатрап Кир Младший вновь помог Спарте восполнить потери её военного флота. По его требованию Лисандр был восстановлен в должности главнокомандующего персидско пелопоннесскими морскими силами. Спарте пришлось переступить через собственные законы. На спартанские триеры были наняты моряки из различных греческих городов, а команды усилены воинами, которым предстояло действовать в морском бою в составе абордажных команд. Лисандр вновь начал охотиться за вражеским флотом в Эгейском море.

Решающее морское сражение Пелопоннесской войны состоялось осенью 405 года до н.э. у берегов Фракии. Под командованием Лисандра находилось 170 кораблей. Его противник Канон имел под своим командованием 180 триер. Стороны имели примерно равные силы, и поэтому исход битвы во многом зависел от искусства древнегреческих флотоводцев.

Афинский флот к началу сражения находился в Эгоспотамах напротив Лимпсака, где стоял пелопоннесский флот. Лисандр вёл постоянное наблюдение за Эгоспотамами и в конце концов дождался удобного момента для атаки. Узнав, что небольшая часть афинских триер отделилась от флота Канона, он приказал спартанским кораблям незамедлительно атаковать противника. Вновь, как и в сражении у мыса Нотий, спартанцам удалось застать афинян врасплох и взять на абордаж почти все их корабли, стоявшие в гавани, экипажи которых в своём большинстве находились на берегу. Дозорная служба афинян слишком поздно обнаружила приближение вражеского флота. Пленения избежали только экипажи 20 триер. Спартанцы жестоко расправились с побеждёнными: все захваченные в плен афиняне были убиты.

Поражение при Эгоспотамах положило конец морскому могуществу Афинского государства и приблизило конец Пелопоннесской войны. Теперь на море господствовал флот Спарты.

Будучи дальновидным стратегом, Лисандр поддерживал в малоазиатских греческих городах партии противников Афин и, если было нужно, посылал им в помощь пелопоннесские корабли с десантом спартанских воинов на борту. В захваченных спартанцами фракийских и малоазиатских городах и на греческих островах Эгейского моря создавались олигархические правительства и, в случае необходимости, оставлялись спартанские гарнизоны. Своими решительными действиями на море и на суше Лисандр скоро добился ощутимого перевеса в ходе затянувшейся Пелопоннесской войны.

После побед на море Лисандр возглавил сухопутные войска Спарты и её союзников и захватил несколько полисов на Геллеспонте и во Фракии, в которых поставил у власти своих наместников. Круг союзников демократических Афин неумолимо сужался под ударами морских и сухопутных сил Пелопоннесского союза.

В конце концов усилия Лисандра увенчались полным успехом. В 405 404 годах до н.э. флот и армия Пелопоннесского союза осадили Афины с моря и суши.

Афины, защищённые высокими и мощными крепостными стенами, были почти неуязвимы с суши. Однако этого нельзя было сказать об афинских морских воротах Пирее, которые были открыты со стороны моря. Осенью 405 года до н.э. корабли Лисандра блокировали пирейский порт.

Афиняне были преисполнены решимости выстоять в осаде и переломить ход войны. Лидеру афинских демократов Клефонту удалось на общем собрании свободных граждан города государства провести закон, согласно которому каждый, кто заговорит о мире со Спартой, предавался смертной казни.

Но теперь Афины оказались в чрезвычайно тяжёлом положении. Запасов продовольствия в городе было очень мало. Вместе с голодом начались эпидемии, от которых умерло много людей. В осаждённых с моря и с суши Афинах началась нешуточная внутриполитическая борьба между сторонниками олигархии и демократии. Она закончилась тем, что Клефонт был свергнут, предан безжалостному суду и публично казнён. Его казнь по сути дела стала концом демократического правления в Афинах.

В апреле 404 года до н.э. Афины после шестимесячной осады капитулировали перед Спартой. Условия мира, продиктованные им Лисандром, были крайне суровы и унизительны. Они преследовали одну цель — уничтожить военное и политическое могущество поверженного противника. Афинский морской союз прекратил своё существование.

В городе по требованию победителей ликвидировался демократический строй правления и устанавливалось олигархическое правление «тридцати тиранов» — олигархической коллегии из 30 человек, бывших у власти в Афинах в апреле — декабре 404 года до н.э. Их власть Лисандр поддерживал военной силой. Эмигранты, которые подверглись гонениям со стороны афинской демократии, подлежали амнистии. Но при всём этом Афины, согласно заключённому мирному договору, сохраняли свою государственную независимость.

Лисандр одновременно позаботился о полной ликвидации военной мощи Афин. Кроме Аттики теперь во владении Афин оставалось всего четыре острова в Эгейском море. Почти весь афинский военный флот (за исключением 12 небольших сторожевых кораблей) отошёл победителям. По требованию Лисандра были срыты пирейские стены и другие городские укрепления. Тем самым Афины лишались реальной возможности воссоздать свою военную мощь.

В результате Пелопоннесской войны Афины ушли с политической арены, и гегемоном Древней Греции стала Спарта.

Лисандр, при финансовой поддержке Персии, приобрёл огромную силу и влияние не только в родной Спарте, но и во всей Греции. В зависимых от Спарты городах государствах его поддерживала местная олигархия, аристократические круги в лице недавних противников афинской демократии.

Теперь деятельность Лисандра была направлена на дальнейшее возвеличивание Спарты в эллинском мире, по сути дела на создание спартанской империи. Однако амбиции прославленного стратега, получившего слишком большую власть, вскоре стали вызывать недовольство самих спартанцев.

После неудачного заговора Лисандра, стремившегося к единовластному правлению, против тиранов в 404 году до н.э., коллегия эфоров, осуществлявшая олигархическое правление в Спартанском государстве, отстранила его от командования армией и флотом. При этом были напрочь забыты его военные заслуги.

Довольно скоро в эллинском мире у Спарты появились новые сильные противники в лице городов государств Коринфа и Фив (Беотии). Началась тяжёлая для неё Коринфская война (395 387 годы до н.э.), и коллегия эфоров вновь поручила Лисандру возглавить спартанскую армию. В Спарте на него возлагали большие надежды, которым не суждено было сбыться.

В самом начале Коринфской войны, в 395 году до н.э., герой Пелопоннесской войны погиб в сражении с беотийцами при Галиарте. Спартанский полководец, не дожидаясь запланированного соединения с войском царя Павсания, напал на эту крепость в Беотии и осадил её. Горожане совершили вылазку и разгромили спартанский отряд, который был одновременно атакован беотийцами и с фронта и с тыла. В завязавшейся рукопашной схватке Лисандр погиб с оружием в руках. Для Спарты это была огромная потеря.

В истории Древней Греции полководец и флотоводец Лисандр — один из самых знаменитых военных вождей. Именно он оказался подлинным победителем в длительном противоборстве Спарты и Афин. С его именем связано крушение могущества Афин и начало гегемонии Спарты в эллинском мире.
АГЕСИЛАЙ II

ок. 442 — ок. 358 до н.э.
Спартанский царь, полководец и дипломат, сын царя Архидама II и Евполии.
Агесилай происходил из спартанского царского рода. Рано проявил талант военачальника и стал известным в государствах Древней Греции. После смерти своего старшего брата Агида II занял в Спарте царский престол благодаря своим дарованиям и стараниям верного друга Лисандра, пользовавшегося большим влиянием в греческих городах государствах.

Выбор воинственными спартанцами нового царя правителя и одновременно полноправного полководца в лице Агесилая II оказался для них удачным. В своих царях спартанцы ошибались крайне редко, поскольку те превращались в испытанных военных вождей у них на глазах. Сын славного в войнах Архидама II и царицы Евполии отвечал всем требованиям греческого народа воина.

Хромой на одну ногу царь Агесилай II отличался невзрачной внешностью, но замечательным живым умом и прозорливостью. Как спартанский воин, с детства получил прекрасную выучку под присмотром отца, не раз демонстрируя в походах и битвах лучшие черты прирождённого бойца. То есть он прошёл обычный путь становления любого военачальника Спарты, в которой каждый мужчина с юности имел только одну обязанность перед государством — быть воином. Агесилай II научился сперва подчиняться воле старших, затем с неменьшим успехом стал подчинять своей воле единоплеменников.

Старейшины Спарты довольно скоро стали признавать полное главенство над ними молодого царя. Он рано проявил мудрость, отличался здравым умом и обстоятельными решениями, умел не терять себя в глазах спартанской аристократии и всегда помнил о высоком месте своей родины в эллинском мире. Однако за это высокое место приходилось постоянно бороться с оружием в руках. Примером тому для Агесилая был его отец, царь Архидам II. Считается, что именно он воспитал в сыне большого государственника и талантливого военного вождя.

Спартанское государство в истории Древней Греции всегда отличалось своей воинственностью в отношении ближних и дальних соседей и прежде всего могущественных и богатых Афин. Воцарившись, молодой честолюбивый правитель с первых же дней задумался о приумножении военной славы родной Спарты.

Первый же военный поход молодого царя весной 396 года до н.э. в Малую Азию во главе восьмитысячного войска (многочисленного для истории Древней Греции) был успешным, и спартанцы возвратились на родину с богатой добычей и славой, понеся при этом самые малые потери. О нём заговорили в эллинском мире, и многие предсказывали новому спартанскому правителю будущее большого полководца.

Через два года царь полководец вознамерился повести войско спартанцев ещё дальше, в глубь Малой Азии. По опыту первой военной экспедиции он был уверен в полном успехе нового предприятия, поскольку сильного противника на Востоке не видел. Однако этому походу за военной добычей помешало известие о том, что греческие города государства на Пелопоннесе и ближайших к нему землях единодушно восстали против деспотического господства Спарты. Против неё объединились Афины, Фивы, Коринф, Аргос, ряд других более малых государств, которые получили поддержку Персии.

Её противники, прежде всего Афины, решили воспользоваться удобным случаем — царь Агесилай II во главе большей части спартанского войска ушёл в дальний азиатский поход. В самой Спарте оставалось совсем мало войск, которые просто не смогли бы отстоять свою землю, не говоря уже о защите границ, в случае быстрого нападения вражеских армий. К тому же уход в плавание спартанского флота позволил врагу господствовать в прибрежных водах.

Тревожную весть о начале Коринфской войны против Спарты полководец Агесилай получил на полпути к намеченной цели. Он быстро возвратился на родину, которая крайне нуждалась в нём и его закалённых воинах. Спартанской флотилии с войсками на борту удалось счастливо избежать штормовой погоды в восточном Средиземноморье и без потерь прибыть в родные гавани. Появление испытанной в боях и походах спартанской армии в её отечестве стало большим сюрпризом для противников. Афины и её союзники намеревались разделаться со Спартой до возвращения из дальнего похода царя Агесилая II, войско которого к тому же могло заметно поредеть в войне на Востоке.

В ходе войны, вошедшей в историю под названием Коринфская, хорошо организованное и обученное войско царя Агесилая II одержало трудную победу в кровопролитном сражении при Коронее над объединённым войском афинян, аргосцев, фиванцев и коринфян. Битва произошла в августе 394 года до н.э.

Сражение первоначально шло с переменным успехом. Спартанский правый фланг в мощной атаке плотной фаланги отбросил назад противостоявших ему аргосцев. Однако их левый фланг стал отступать под натиском фиванцев, которые славились своей тяжеловооружённой и хорошо обученной пехотой. Одержав на поле битвы частный успех, воодушевлённые фиванцы затем атаковали правый фланг спартанской армии, но там желанного успеха не добились. Царь Агесилай II понял, что именно здесь следует искать ключи к победе в битве, и приказал своим воинам усилить натиск на врага. Пошла вперёд и та часть спартанской армии, которой пришлось отступить в начале битвы.

В жаркой и кровопролитной битве при Коронее та и другая стороны сражались с большим мужеством и желанием одолеть врага, но победа к концу сражения досталась более стойким и умелым спартанцам. Их противникам пришлось отступить от Коронеи в свои пределы, чтобы там вновь собраться с силами для продолжения борьбы со спартанской деспотией.

Военное поражение не привело к развалу Коринфского союза греческих городов государств, выступивших против гегемонии Спарты. Победители, однако, понесли в битве при Коронее такие большие потери, что их царь вполне разумно приказал войскам оставить Беотию, на земле которой произошло самое большое сражение за время Коринфской войны. Агесилай II принял решение укрепиться на время на границах Спарты, чтобы пополнить ряды своей армии, дать воинам возможность отдохнуть. К тому же он знал, что его противники также не смогут в скором времени возобновить войну.

На пограничных горных проходах были выставлены надёжные заслоны, и в стан противников засланы лазутчики, которые должны были разведать планы противников. Велась разведка действий военных флотов врага, прежде всего Афин, которые могли высадить многотысячный десант на спартанское морское побережье. Вернувшийся после Коронейской победы в Спарту Агесилай II развернул там кипучую деятельность для продолжения вооружённой борьбы за главенство в эллинском мире. Уже довольно скоро армия царя полководца вновь была готова к битвам и походам.

Коринфская война положила конец кратковременному морскому владычеству Спарты в восточном Средиземноморье. В 394 году до н.э. флотоводец Канон, командовавший объединённым афинско персидским флотом, истребил спартанский флот под начальством Пейсандра в морском сражении под малоазийским портовым городом Книдом близ острова Родос у берега Малой Азии. В 388 году до н.э. спартанские мореходы, по сути дела воссоздавшие военный флот страны, попытались вернуть себе главенство в Эгейском море, но победы в морских боях флотоводца Спарты Анталкида желаемого результата не принесли.

Возобновившись в том же 394 году до н.э., Коринфская война шла с переменным успехом, поскольку военные силы противоборствующих сторон оказались примерно равными. Полководец Агесилай во главе спартанской армии осадил город Коринф с его мощными крепостными стенами. Однако в 390 году до н.э. афинская армия под командованием полководца Ификрата освободила Коринф.

К концу Коринфской войны стало сказываться воинское искусство спартанской армии и умение командовать ею царём Агесилаем II. Его противников часто подводила несогласованность в проведении совместных действий и желание самим победить войско Спарты. В ходе Коринфской войны древнегреческий полководец не раз демонстрировал умение разгадывать неприятельские замыслы и упреждать их быстрыми и решительными действиями своей армии. К тому же Персия, обеспокоенная заметным усилением своего союзника Афин, стала тайно помогать своему врагу Спарте.

Царю Агесилаю II в конце концов удалось силой оружия восстановить полное господство Спарты над другими греческими городами государствами и подписать в 387 году до н.э. Анталкидов мир (известный в истории ещё и под названием «Царского мира»). Он отвечал всем требованиям государства — победителя Коринфского союза. Победа в Коринфской войне прославила молодого спартанского царя как великого полководца Древней Греции.

Однако поражение греческих государств в большой войне против Спарты не сломило их волю и стремление добиться полной независимости от деспотического правителя на земле греков. Они всегда выше всего ценили свободу и независимость своих городов государств. В 379 году до н.э. на земле Древней Греции началась новая большая война, на сей раз между сильными в военном отношении Фивами и Спартой.

У царя Агесилая II оказался серьёзный противник, хорошо подготовившийся к войне. Жители Фив славились своим свободолюбием, и Спарте было всегда трудно доказывать собственное военное превосходство над этим древнегреческим городом государством. К тому же фиванцы в новой войне против Спарты могли рассчитывать на военную помощь из многих других городов Греции. И когда дело дошло до сражений, Фивы такую помощь получили.

В тяжёлом сражении при Левктре закалённое в боях и походах спартанское войско потерпело поражение от фиванцев во главе с Эпаминондом, которых поддержали многие другие греческие государства. В сражении царь Агесилай II оказался бессильным изменить ход событий. Его противник Эпаминонд повёл битву не по спартанским правилам, которые предусматривали построение в традиционную линию фаланги с лучшими отрядами на правом фланге. Полководец Фив выстроил своих лучших воинов в ударную колонну в 48 человек глубиной и 33 человека шириной. Ударная колонна, прорвав фалангу, и решила исход сражения.

При всём своём несомненном воинском профессионализме спартанские воины не смогли преодолеть сопротивления фиванцев, которые сражались с гораздо большим воодушевлением и желанием победить. Их полководец Эпаминонд превзошёл полководческое искусство Агесилая, действовавшего излишне традиционно. Cпартанской армии пришлось отступить с большими потерями, которые превысили 2 тысячи человек.

Неприятельское войско после одержанной победы при Левктре без промедления вторглось во владения Спарты, в подвластную ей область Лаконию, и начали её опустошать. Помешать этому царь Агесилай II оказался не в состоянии, поскольку его армия после сражения при Левктре сильно поредела. Людские же резервы для её пополнения иссякли, хотя немало спартанских юношей ускоренно заканчивали курс воинского обучения.

Однако несомненной заслугой Агесилая II как правителя и полководца стало то, что благодаря ему сама столица государства город Спарта была дважды спасена от врагов. Фиванцам и их союзникам так и не удалось овладеть Спартой, хотя они и нанесли её территории большой урон. На своей родной земле спартанские воины бились с таким упорством и яростью, что противник вскоре отказался от мысли завоевать и лишить самостоятельности враждебную для них страну.

Отразив неприятельское войско от собственной столицы, царь Агесилай II активизировал военные действия и несколько раз добивался успехов в продолжившейся войне. Однако победы одерживали и фиванцы со своими союзниками. Чаши весов склонялись то в одну, то в другую сторону. Битва при Мантинее в 362 году до н.э., в которой погиб фиванский полководец Эпаминонд, и последовавший за ней мир положили конец этой кровопролитной и разорительной войне. Побеждённой в долгой и упорной Коринфской войне Спарта не оказалась, но её неоспоримое лидерство в эллинском мире ушло в прошлое.

Заключённый мир не удовлетворил честолюбивого царя Агесилая II и спартанцев. Полководец стал искать новые средства и пути для восстановления утраченного Спартой военного и политического могущества на земле греков. В итоге он решил попытать счастья за пределами Греции, на Востоке. В 360 359 годах до н.э. Агесилай во главе спартанского войска оказался в Египте, где начал на берегах Нила военные действия против персидских войск.

Туда его призвал Тахос, царь египтян, восставших против персидского владычества в их стране. Однако большой военной силой египтяне не обладали. Тогда их государь принял мудрое решение нанять целую армию профессиональных греческих воинов. Спартанцы для этой роли подходили больше всего, поскольку они всю жизнь не расставались с оружием, равно как и с желанием прославиться и захватить побольше добычи.

Военное наёмничество в древнегреческом мире было явлением обычным. Греческие воины профессионалы большими и малыми отрядами, военными флотилиями охотно нанимались на службу к любым правителям восточных стран, получая за это хорошую плату. Войны были для них прибыльным ремеслом. Спартанский царь Агесилай II не был исключением из военных вождей древности.

Немалые деньги египетского монарха позволили спартанскому царю в короткие сроки собрать большое наёмное войско. Однако властный Агесилай II скоро поссорился с царём Тахосом, которого стало пугать присутствие в его царстве такого трудноуправляемого военного союзника. Развязка наступила довольно быстро. Царь Спарты неожиданно для многих перешёл на сторону врага египтян персидского правителя Нектанеба II, которого и возвёл силой оружия наёмного греческого войска на египетский престол.

Египтянам пришлось признать власть чужеземного владыки из Персии, поскольку сопротивляться многочисленному войску спартанского царя они оказались не в силах. На этом война в Египте за обладание троном единовластного монарха прекратилась самым неожиданным образом. Египтяне смирились со своей судьбой и о свергнутом чужеземцами правителе Тахосе не очень сожалели.

Новый царь Египта щедро одарил царя Агесилая II и его воинов за оказанное содействие в войне с Тахосом. Однако Нектанеб II и его ближайшее персидское окружение серьёзно опасались дальнейшего пребывания спартанцев в Египте и сделали все для того, чтобы их флотилия взяла обратный курс на родину. Спартанскому наёмному войску и его предводителю преподнесли новые богатые дары. В их честь были устроены очередные пышные празднества. Одновременно наёмникам дали понять, что свою миссию в Египте они уже полностью выполнили.

Агесилай II вместе со своим войском на кораблях отправился в Грецию, где было уже известно о его славных делах. Однако обратный путь на родину оказался для спартанцев труден, хотя греки и были опытными, бесстрашными мореходами. В пути флотилия попала в сильный шторм, и ей пришлось искать укрытие от шквального ветра и огромных волн в гавани Менелая. Она стала последним пристанищем царя полководца — там он скоропостижно скончался, вызвав большую печаль среди спартанских воинов, свято веривших в воинское искусство своего предводителя.

Со смертью царя Агесилая II Спартанское государство лишилось не просто умелого воинственного правителя, но прежде всего победоносного полководца и выдающегося в Древней Греции стратега. Он с величайшим упорством провёл трудные Коринфскую войну и войну с Фивами, выиграл несколько сражений и почти не знал поражений, заслужив большое уважение в стане своих противников как на греческой земле, так и в странах Востока.

Известие о смерти Агесилая побуждало противников Спарты, и прежде всего Афины, к новым враждебным действиям, и теперь спартанцев ожидали новые испытания. Им предстояли тяжёлые войны, одерживать победы в которых им помогало полководческое искусство царя Агесилая II. Последующие полководцы древней Спарты не раз обращались к истории его жизни, изучали тактику и стратегию его военных походов, учились они у него и умению воодушевлять своих бойцов в трудные минуты битвы.

Древние письменные источники донесли до нашего времени следующую характеристику победоносного спартанского царя Агесилая II: он был обожаем войском, безукоризненно нравственен и правосуден. Для правителей в Древней Греции такое было нечастым явлением. Может быть, поэтому в её истории спартанский царь полководец Агесилай II выглядит особенно ярко, привлекательной и необычной фигурой для своей бурной эпохи.
следующая страница >>