Агата кристи инспектор Баттл 1-4 тайна замка чимниз убить легко тайна семи циферблатов час ноль - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Агата кристи инспектор Баттл 1-4 тайна замка чимниз убить легко тайна семи циферблатов - страница №26/28

Глава 22

Рассказ графини Радски

Графиня приходила в чувство совсем не так, как Джимми Тесиджер, - гораздо

дольше и, безусловно, более артистично, как рассказывала потом Бандл,

которая с необыкновенным рвением бросилась ей помогать. Правда, выразилось

это в том, что она брызнула на прекрасную даму холодной водой. Графиня тут

же что-то забормотала и протянула ко лбу белую холеную ручку. В этот момент

в комнату вошел Билл. Он, по-видимому, уже позвонил доктору. Теперь же,

увидев графиню, он мигом превратился, по мнению Бандл, в достойного

сожаления идиота.

Донельзя расстроенный, он склонился над графиней и разразился глупейшей

речью:


- Послушайте, графиня! Не волнуйтесь. Правда-правда, все хорошо. Не надо

ничего говорить, вам станет хуже. Просто спокойно лежите, и через минуту вам

станет лучше, вы скоро придете в себя. Не говорите ни слова, пока

окончательно не придете в себя. Подождите. Не спешите открывать глаза и

лежите спокойно. Сейчас дурнота пройдет. Глотните еще воды или бренди. Это

именно то, что вам нужно. Ведь правда, Бандл, немного бренди...

- Ради Бога, Билл, оставь ты ее в покое, - сердито оборвала его Бандл, -

Сейчас она придет в себя. Недрогнувшей рукой Бандл выплеснула графине в лицо

стакан холодной воды. Графиня вздрогнула и села, мгновенно очнувшись.

- Что со мной? - прошептала она.

- Подождите, - снова забубнил Билл. - Ничего не говорите, пока не

почувствуете себя лучше.

Графиня запахнула свой весьма прозрачный пеньюар.

- Мне лучше, мне гораздо лучше, - произнесла она и огляделась.

Возможно, она заметила неприязнь на склоненных к ней лицах. Во всяком

случае, она повернулась к Биллу, чье лицо выражало совсем иные чувства.

- О, мой большой англичанин, - ласково проговорила она. - Не тревожьтесь,

со мной все в порядке.

- Вы уверены? - взволнованно переспросил Билл.

- Абсолютно, - с улыбкой подтвердила графиня. - У нас, венгров, стальные

нервы.

Билл облегченно вздохнул.., тут же на лице у него появилось ужасно глупое



выражение, отчего Бандл захотелось пнуть его ногой.

- Выпейте воды, - холодно посоветовала она, Но от воды графиня

отказалась. Джимми, по-видимому, не смог остаться равнодушным к пострадавшей

красавице и предложил ей коктейль. Его графиня выпила с удовольствием. Затем

она снова огляделась, на сей раз с явным интересом.

- Скорее расскажите, что здесь произошло, - потребовала она.

- А мы-то думали, что это вы нам что-нибудь расскажете, - улыбнулся

инспектор.

Графиня пристально на него взглянула. Будто только сейчас заметила этого

рослого невозмутимого мужчину.

- Я заходила в вашу комнату, - сказала Бандл. - Вас там не было, да и

постель была не тронута... - Бандл замолчала и вопросительно посмотрела на

графиню.

Та закрыла глаза и медленно кивнула:

- Да-да, теперь вспоминаю. О, это было так ужасно! - Она вздрогнула. - Вы

хотите, чтобы я вам все рассказала?

- Если нетрудно, - попросил инспектор. А Билл поспешил добавить:

- Если вы еще неважно себя чувствуете, то не стоит.

Графиня переводила взгляд с одного на другого, но подчинилась спокойной,

властной просьбе инспектора Баттла.

- Я никак не могла заснуть, - начала она. - Этот дом.., он угнетал меня.

Я чувствовала себя ужасно, как у вас говорят, не в своей тарелке. Я знаю, в

таком состоянии бесполезно ложиться в кровать. Я походила по комнате,

попробовала читать, но книги мне попались очень скучные. Я решила спуститься

в библиотеку и поискать что-нибудь более подходящее.

- Я вас понимаю, - сказал Билл.

- Полагаю, многие сделали бы то же самое, - заметил Баттл.

- Ну вот. Я вышла из комнаты и стала спускаться вниз. В доме было так

тихо...

- Простите, - прервал ее инспектор, - не можете ли вы хотя бы



приблизительно назвать время, когда вы вышли?

- Я не привыкла следить за временем, - высокомерно заметила графиня и

продолжила свой рассказ:

- В доме было так тихо, что можно было бы услышать, как мышь пробежит,

если, конечно, они здесь водятся. Я шла очень осторожно.

- Осторожно?

- Естественно, зачем же тревожить обитателей дома, - немного обиженно

ответила графиня. - Я вошла сюда и стала просматривать полки, чтобы

подобрать подходящую книгу.

- Конечно, предварительно включив свет?

- Нет, свет я не включала. У меня с собой был карманный фонарик, этого

мне было достаточно.

- Ну, понятно, - как бы про себя пробурчал инспектор Баттл.

- И вдруг, - с театральной интонацией воскликнула графиня, - я услышала

чьи-то приглушенные шаги. Я выключила фонарик и прислушалась. Шаги

приближались, крадущиеся, жуткие шаги. Я спряталась за ширмой, а в следующее

мгновение открылась дверь и зажегся свет. Он был в комнате, этот грабитель.

- Да, но послушайте... - начал мистер Тесиджер. Но тут Баттл с силой

наступил ему на ногу, и Джимми понял, что ему лучше помолчать.

- Я чуть не умерла от страха, - продолжала графиня, - даже боялась

дышать. Человек переждал минуту-другую, прислушиваясь, а потом все той же

ужасной крадущейся походкой...

И снова Джимми с обиженным видом открыл рот, собираясь возмутиться, но

опять ничего не сказал.

- ..он пересек комнату и через застекленную дверь вышел на террасу. А

через пару минут вернулся, выключил свет, запер дверь из коридора. Я сидела

ни жива ни мертва, а он, крадучись, передвигался в темноте. О, это было

ужасно! Только представьте себе, что было бы, если он наткнулся на меня!

Через мгновение я услышала, как он снова подошел к застекленной двери, и

снова тишина. Я надеялась, что он выйдет из комнаты через эту дверь. Время

шло, я не слышала больше ни звука и была почти уверена, что он так и

поступил. Я уже собиралась включить свой фонарик и посмотреть, не ушел ли

он, как тут - prestissimo! - все и началось.

- Ну-ну!


- Это было ужасно.., никогда, никогда этого не забуду! Двое мужчин

пытались убить друг друга. Кошмар! Они метались по комнате, все ломая и

круша, мне показалось, что я слышу женский крик, но он доносился откуда-то с

улицы, а не из комнаты... У преступника был грубый голос, он не говорил, а

рычал: ?Пусти меня! Пусти меня!? А тот, кто его схватил, - по-моему

настоящий джентльмен, с очень правильной речью.

Джимми был польщен.

- Собственно, он только ругался, - продолжала графиня.

- Действительно джентльмен, - вставил инспектор Баттл.

- А потом - вспышка и выстрел. Пуля попала прямо в книжный шкаф рядом со

мной. Я.., по-моему, в этот момент мне и стало плохо. - Она взглянула на

Билла, который тут же погладил ее по руке.

- Бедняжка, - сказал он, - как вам не повезло.

"Совсем спятил?, - подумала Бандл.

Инспектор Баттл неслышным шагом подошел к книжному шкафу справа от ширмы,

наклонился и стал искать. Вскоре он что-то поднял.

- Это была не пуля, графиня, - пояснил он, - а гильза от патрона. Где вы

находились во время выстрела, мистер Тесиджер?

Джимми встал у застекленной двери.

- Как мне помнится, примерно здесь. Инспектор Баттл встал на его место.

- Правильно, - согласился он. - Пустая гильза должна была отлететь назад.

Калибр приличный, сорок пятый, понятно, почему графиня решила, что это пуля.

Гильза ударилась о книжный шкаф в футе от нее. А пуля оцарапала дверную

раму, и завтра мы отыщем ее снаружи, если только она не осталась.., в

преступнике.

Джимми был огорчен.

- Боюсь, ?леопольд? был не на высоте, - грустно заметил он.

Графиня с интересом посмотрела на него.

- Ваша рука! - воскликнула она. - Бинты! Так, значит, это были вы...

Джимми подчеркнуто вежливо поклонился:

- Я очень рад, что у меня речь джентльмена. Уверяю вас, если бы я только

мог предположить, что в комнате находится леди, я бы ни за что не употребил

те выражения, которые вырвались у меня в пылу драки.

- Я не все поняла, - поспешила заверить графиня, - хотя в детстве у меня

и была гувернантка-англичанка.

- Гувернантки такому не учат, - с готовностью объяснил Джимми. - Они

заставляют вас зубрить фразы вроде ?это ручка вашего дяди? или ?это зонтик

племянницы садовника?. Уж я-то знаю.

- Но что же все-таки случилось? - спросила графиня. - Я требую, чтобы мне

рассказали, что же все-таки произошло.

Воцарилась тишина, и все повернулись к инспектору Баттлу.

- Ничего особенного, - мягко проговорил Баттл. - Попытка ограбления. У

сэра Стэнли Дигби были украдены очень важные документы. Воры намеревались

вынести их отсюда, но благодаря этой юной леди, - он показал на Лорен, - им

это не удалось.

Графиня посмотрела на девушку весьма странным взглядом.

- Неужели? - сухо спросила она.

- По счастливому стечению обстоятельств она оказалась в нужном месте в

нужное время, - улыбнулся инспектор.

Графиня вздохнула и снова прикрыла глаза.

- Глупо, но я все еще чувствую слабость.

- Конечно! - воскликнул Билл. - Позвольте я провожу вас в вашу комнату.

Бандл побудет с вами.

- Я была бы очень признательна леди Эйлин, но я хочу остаться одна. Все в

порядке, правда, правда. Не поможете ли вы мне подняться по лестнице?

Она тяжело оперлась на руку Билла и вышла из комнаты. Бандл сопровождала

их до холла, но, поскольку графиня настойчиво твердила, что уже все в

порядке, Бандл не стала подниматься наверх, а остановилась у лестницы, глядя

на изящную фигурку графини. И тут она чуть не вскрикнула от изумления.

Сквозь почти прозрачный, из легкого шифона, пеньюар графини, чуть ниже

правой лопатки отчетливо была видна маленькая черная родинка.

Охнув, она стремительно кинулась в библиотеку, откуда выходили инспектор

Баттл, Джимми и Лорен.

- Итак, - сказал Баттл, - я запер ту дверь на террасу и оставил снаружи

дежурного. Теперь запрем и эту, а ключ я возьму с собой. А утром восстановим

картину en flaqrant delit , как говорят французы. Леди Эйлин, что стряслось?

- Инспектор, мне нужно поговорить с вами.., немедленно.

- Конечно, я...

Неожиданно появился Джордж Ломаке с доктором Картрайтом.

- А, вот вы где, Баттл. Хочу вас успокоить - с О'Рурком не случилось

ничего страшного.

- Я так и думал, - сказал Баттл.

- Ему дали сильное снотворное, - объяснил доктор. - Утром все пройдет,

разве что голова будет немного побаливать. А теперь, молодой человек,

давайте взглянем на вашу рану.

- Пошли со мной, милая сиделка, - обратился Джимми к Лорен. - Пошли,

пошли, подержите либо тазик, либо мою руку. Будете свидетелем страданий

сильной личности, узнаете, что это за штука.

Джимми, Лорен и доктор вышли, а Бандл осталась, продолжая выразительно

смотреть на инспектора Баттла, которому Джордж с утомительными подробностями

рассказывал об О'Рурке. Инспектор дождался, когда словоохотливый Джордж на

минуту умолк, и спросил:

- Смогу ли я поговорить наедине с сэром Стэнли? Может быть, вон там, в

небольшом кабинете, в конце коридора?

- Конечно, - ответил Джордж. - Сейчас же пойду за ним.

И он поспешил наверх. Баттл мягко втолкнул Бандл в гостиную и прикрыл

дверь.

- Итак, леди Эйлин, что случилось?



- Я постараюсь быть краткой, но вообще-то это длинная и запутанная

история.


Торопясь, немного сбивчиво, Бандл рассказала о своих приключениях в

клубе ?Семь циферблатов?. Когда она закончила, инспектор тяжело вздохнул. На

этот раз даже он не смог сохранить хладнокровие.

- Невероятно! Просто невероятно! Никогда бы не поверил, что такое

возможно.., даже для вас, леди Эйлин. Как это я прошляпил!

- Но вы же сами посоветовали мне спросить у Билла Эверсли.

- Как, оказывается, опасно давать советы таким предприимчивым молодым

леди, как вы. Я и не предполагал, что вы зайдете так далеко.

- Но ведь все обошлось, инспектор, вам не придется испытывать угрызения

совести по поводу моей безвременной кончины.

- Пока нет, - мрачно согласился Баттл, размышляя об услышанном. - Просто

не понимаю, о чем думал мистер Тесиджер, подвергая вас такой опасности.

- Но ведь он узнал обо всем только потом, - призналась Бандл. - Я ведь не

круглая дурочка, инспектор, к тому же он был занят мисс Уэйд.

- Разве? - усомнился Баттл. - Придется попросить мистера Эверсли

присматривать за вами, леди Эйлин.

- Билла! - презрительно воскликнула Бандл. - Но вы же не дослушали меня

до конца! Женщина, которую я там видела... Анна, ?Час первый?, - это графиня

Радски! - И она быстро рассказала о родинке.

К ее удивлению, инспектор только хмыкнул:

- Родинка еще ни о чем не говорит, леди Эйлин. У двух женщин могут быть

абсолютно одинаковые родинки. Вы не должны забывать, что графиня Радски -

личность весьма известная в Венгрии.

- Тогда, значит, это не настоящая графиня Радски. Я абсолютно уверена,

что это та самая женщина, которую я видела в клубе! А как она вела себя! Я

не верю, что у нее был обморок.

- Не скажите, леди Эйлин. Гильза, которая ударилась в книжный шкаф рядом

с ней, могла напугать любого.

- И все-таки, что она там делала? Согласитесь, никто не ходит ночью и

библиотеку, да еще с электрическим фонариком.

Баттл почесал в затылке и принялся расхаживать по комнате. Ему явно не

хотелось продолжать этот разговор. Но он все-таки решился:

- Леди Эйлин, я вам доверяю. Поведение графини и правда подозрительно, я

и сам это вижу. Но надо соблюдать осторожность, ведь могут возникнуть

неприятности с посольством. Тут нужно действовать наверняка.

- А, понятно. Если бы у вас были доказательства...

- И это еще не все. Во время войны общественность возмущало то, что

страна кишит немецкими шпионами. Любители вмешиваться в чужие дела

раструбили об этом во всех газетах. Но мы не обращали внимания даже на

крепкие выражения. Мелкая сошка оставалась на свободе. Вы спросите почему?

Потому что благодаря ей, рано или поздно, в наши руки попадет более крупная

добыча - главарь.

- Вы думаете...

- Пусть вас не волнует то, что я думаю, леди Эйлин. Запомните, что я

сейчас скажу. Я знаю все о графине и хочу, чтобы ее оставили в покое. А

теперь, - поспешно добавил инспектор, - я должен подумать, что мне следует

сказать сэру Дигби.

Глава 23

Инспектор Баттл ведет расследование

Было десять утра. Солнечный свет лился в окна библиотеки, где уже с шести

часов работал инспектор Баттл. После плотного завтрака по его просьбе к нему

присоединились Джордж Ломаке, сэр Освальд Кут и Джимми Тесиджер. Рука Джимми

висела на перевязи, это было единственное, что свидетельствовало об

отчаянной ночной схватке. Инспектор был похож на добродушного экскурсовода,

который собирается показать маленьким мальчикам интересную экспозицию. Перед

ним на столе были разложены разные предметы, снабженные яркими ярлыками.

Среди них Джимми заметил свой ?леопольд?.

- Инспектор, - сказал Джордж, - мне не терпится узнать, как далеко вы

продвинулись в своем расследовании. Вы поймали этого мерзавца?

- Мы предпринимаем все, для того чтобы его найти, - с готовностью ответил

Баттл.

Похоже, неудача не так уж его и огорчала. Но Джордж Ломаке не терпел



легкомыслия и поэтому был крайне недоволен.

- Ситуация мне ясна, - продолжил детектив и взял со стола два предмета. -

Мы нашли две пули. Пуля большого калибра была выпущена из автоматического

кольта мистера Тесиджера и оцарапала дверную раму; я обнаружил ее в стволе

вон того кедра. А эта малышка была выпущена из маузера двадцать пятого

калибра. Она прошла сквозь руку мистера Тесиджера и застряла вот в этом

кресле. Что же касается самого пистолета...

- Да? - нетерпеливо спросил сэр Освальд. - Есть отпечатки пальцев?

Баттл покачал головой:

- Тот, кто держал его, был в перчатках.

- Жаль, - сказал сэр Освальд.

- Опытный преступник всегда носит перчатки. Если я вас правильно понял,

сэр Освальд, вы нашли этот пистолет ярдах в двадцати от ступенек на террасу?

Сэр Освальд подошел к застекленной двери и взглянул:

- Да, именно там.

- Не хочу вас упрекать, но было бы лучше, сэр, если бы вы оставили его

там, где нашли.

- Простите, - холодно извинился сэр Освальд.

- Впрочем, это не страшно. Я и так могу восстановить картину

происшедшего. Вот ваши следы, идущие из глубины парка, вот место, где трава

сильно примята, - очевидно, здесь вы остановились и нагнулись, чтобы поднять

пистолет. Кстати, что вы подумали, обнаружив его?

- Я решил, что его выронил преступник, когда убегал.

Баттл покачал головой:

- Не выронил, сэр Освальд. На этот счет у меня есть два возражения.

Прежде всего, в этом месте газон пересекает только одна цепочка следов - и

это ваши следы, сэр Освальд.

- Понимаю, - задумчиво произнес сэр Освальд.

- Вы в этом уверены, Баттл? - вмешался Джордж.

- Абсолютно, сэр. Есть еще следы, но гораздо левее, и принадлежат они

мисс Уэйд. - Он сделал паузу и продолжал:

- Кроме того, на том месте, где лежал пистолет, осталась ямка. Стало

быть, он не выпал, а был брошен, и брошен с силой.

- Ну и что? - спросил сэр Освальд. - Допустим, человек бежал левее, по

тропинке, и швырнул пистолет на газон. Что скажете, Ломаке?

Джордж кивнул в знак согласия.

- Верно, на тропинке следов не осталось бы, - подтвердил Баттл, - но,

судя по глубине ямки и по тому, как примят дерн, думаю, пистолет был брошен

с террасы.

- Положим, что так, - сказал сэр Освальд. - Но какая, собственно,

разница?

- Действительно, - поддакнул Джордж. - Разве это.., э-э.., так уж важно?

- Возможно и нет, мистер Ломаке. Но нам нужна ясность. Мне бы хотелось,

джентльмены, чтобы один из вас взял пистолет и бросил его. Согласны, сэр

Освальд? Очень любезно с вашей стороны. Встаньте у окна, а теперь швырните

его на газон.

Сэр Освальд размахнулся и с силой бросил пистолет. Джимми Тесиджер,

затаив дыхание, подошел ближе. Инспектор, как хорошо натасканная охотничья

собака, кинулся за пистолетом. Вернулся он с сияющим от радости лицом.

- Отлично, сэр. Точно такая же ямка, хотя вы послали его дальше ярдов на

десять. Но вы ведь очень сильный человек, сэр Освальд? Простите, кажется,

кто-то стоит у двери.

Должно быть, у Баттла был очень острый слух. Кроме него, никто не слышал

ни звука. Но тут он оказался прав - за дверью с мензуркой в пуке стояла леди

Кут.

- Ваше лекарство, Освальд. Вы забыли принять его после завтрака.



- Я очень занят, Мария, - сказал сэр Освальд. - Мне не до лекарства.

- Вы всегда заняты, и мне приходится думать о вашем здоровье, - с

невозмутимым видом сказала леди Кут, подходя к нему. - Вы хуже ребенка.

Выпейте сейчас же!

И великий стальной магнат послушно проглотил лекарство. Леди Кут одарила

всех печальной улыбкой:

- Я помешала? Вы очень заняты? Только взгляните на эти револьверы! Фу,

какая гадость! Подумать только, Освальд, ведь этот грабитель мог застрелить

вас прошлой ночью такой вот штучкой.

- Вы, должно быть, беспокоились о муже, леди Кут? Когда обнаружили, что

его не могут найти? - спросил Баттл.

- Вначале мне было не до этого, - призналась леди Кут. - Этот бедный

юноша... - Она показала на Джимми. - Раненый.., все было так ужасно, но так

интересно. Но потом мистер Бейтмен спросил меня, где сэр Освальд, и я

вспомнила, что полчаса назад он отправился на прогулку.

- Не спалось, сэр? - спросил Баттл.

- Обычно я прекрасно сплю, но почему-то прошлой ночью я почувствовал

необъяснимую тревогу и решил, что ночная прохлада поможет мне немного

развеяться.

- Полагаю, вы вышли через эту дверь? Показалось, или на самом деле, сэр

Освальд секунду помедлил, прежде чем ответить.

- Да, через эту.

- Да еще в вечерних туфлях, - добавила леди Кут. - Нет чтобы надеть

ботинки на толстой подошве. Что бы вы без меня делали? - Она печально

покачала головой.

- Мария, сделайте одолжение, оставьте нас - нам еще о многом надо

поговорить.

- Знаю, дорогой, уже ухожу.

Леди Кут направилась к двери с таким трагическим видом, словно только что

поднесла мужу яд, а не лекарство.

- Итак, Баттл, - сказал Джордж Ломаке, - все вроде бы ясно. Совершенно

ясно. Неизвестный стреляет в мистера Тесиджера, выбрасывает оружие, бежит

вдоль террасы, а потом вниз по гравиевой дорожке.

- Где его должны были схватить мои люди, - добавил Баттл.

- Ваши люди, Баттл, простите за откровенность, чрезвычайно небрежны. Они

не заметили, как сюда проникла мисс Уэйд. И раз они прозевали ее, то с таким

же успехом могли прозевать и грабителя.

Инспектор хотел было что-то сказать, по передумал. Джимми Тесиджер с

любопытством на него уставился. Дорого бы он заплатил, чтобы узнать, что

сейчас на уме у инспектора Баттла.

- Видимо, этот грабитель - чемпион по бегу, - вот и все, что произнес

детектив.

- Что вы имеете в виду, Баттл?

- Только то, что сказал, мистер Ломаке. -Я сам был за углом террасы через

пятьдесят секунд после выстрелов. Для того чтобы за это время обогнуть газон

и еще свернуть потом на дорожку, ведущую в парк, прежде чем я появился, он

должен быть чемпионом по бегу.

- Не понимаю вас, Баттл. У вас что, есть какие-то предположения? Сначала

вы говорите, что на самом газоне его следов нет, теперь намекаете.. На что

вы, собственно, намекаете? На то, что человек этот не убегал по дорожке?

Тогда, по-вашему, выходит.., э-э.., как же он все-таки скрылся?

Вместо ответа инспектор красноречиво поднял вверх большой палец.

- Не понимаю, - пожал плечами Джордж. Инспектор снова поднял палец.

Джордж запрокинул голову и посмотрел на потолок.

- Поднялся наверх, - сказал Баттл. - Снова поднялся по плющу.

- Ерунда, инспектор. Это просто невозможно.

- Вовсе нет, сэр. Он уже раз проделал это, значит, мог и повторить.

- Да я совсем не то имею в виду. Если бы он захотел скрыться, то ни за

что не вернулся бы в дом.

- Напротив, для него это самое безопасное место, мистер Ломаке.

- Когда мы вошли в комнату мистера О'Рурка, дверь была заперта изнутри.

- А как вы туда попали? Через комнату сэра Стэнли Дигби. Этим же путем

воспользовался и наш грабитель. Леди Эйлин видела, как поворачивается ручка

двери в комнату мистера О'Рурка. По-видимому, в тот момент наш приятель и

вошел туда. Подозреваю, что ключ лежал у мистера О'Рурка под подушкой.

Абсолютно ясно, что вышел он через смежную дверь в комнату сэра Стэнли,

которая была пуста. Сэр Стэнли в это время побежал вместе со всеми в

библиотеку. Наш приятель все хорошо продумал.

- И куда же он потом делся? Инспектор Баттл пожал широкими крепкими

плечами и неопределенно ответил:

- У него была масса возможностей скрыться. Например, он мог пробраться в

пустую комнату на противоположной стороне дома и спуститься вниз по плющу..,

или выйти через черный ход.., или, если это был кто-то из своих.., остаться

в доме.


Джордж был потрясен:

- Послушайте, Баттл.., я буду.., я буду очень огорчен, если грабителем

окажется кто-то из моих слуг.., э-э.., я им абсолютно доверяю, мне бы очень

не хотелось их подозревать.

- А зачем кого-то подозревать, мистер Ломаке? Я просто выдвигаю различные

версии. Скорее всего, слуги тут ни при чем.

- Вы расстроили меня, - сказал Джордж. - Очень расстроили. - Его

выпученные глаза еще больше вылезли из орбит. Чтобы отвлечь его, Джимми

показал на нечто бесформенное, лежащее на столе.

- Что это? - спросил он.

- Это вещественное доказательство, - ответил Баттл. - Последнее из нашего

списка. Перчатка, - вернее, то, что от нее осталось. - Он взял обуглившийся

предмет и с гордостью его продемонстрировал.

- Где вы ее нашли? - спросил сэр Освальд. Баттл кивнул в сторону камина:

- Лежала на решетке.., почти сгоревшая. Такое впечатление, что ее жевала

собака.


- Может быть, это перчатка мисс Уэйд, - предположил Джимми. - У нее

несколько собак. Инспектор покачал головой:

- Нет, это определенно не женская перчатка.., даже если учесть, что

сейчас носят свободные перчатки. Примерьте ее, сэр. - Он приложил обугленный

клочок кожи к руке Джимми. - Видите, она велика даже вам.

- И вы считаете эту находку важной? - сухо спросил сэр Освальд.

- Заранее трудно сказать, сэр Освальд, что окажется важным, а что нет.

В дверь постучали, и на пороге появилась Бандл:

- Простите, только что звонил отец. Он просит меня вернуться, потому что

обеспокоен одним обстоятельством. - Она замолчала.

- Что же его беспокоит, дорогая Эйлин? - подбодрял ее Джордж, понимая,

что она пришла не только для того, чтобы сообщить об отъезде.

- Я бы не стала мешать вам.., но подумала, вдруг это имеет какое-то

отношение к тому, что здесь произошло. Видите ли, отца расстроило

исчезновение одного из наших лакеев. Он ушел прошлой ночью и не вернулся.

- Как его имя? - Сэр Освальд взял инициативу в свои руки.

- Джон Бауэр.

- Англичанин?

- Кажется, он назвался швейцарцем, но, скорее всего, он немец, хоть и

прилично говорит по-английски.

- Вот как! - Сэр Освальд облегченно, даже с присвистом вздохнул. - И как

долго он служил в Чимнизе?

- Около месяца.

Сэр Освальд повернулся к Баттлу и Ломаксу:

- Вот вам и пропавший грабитель. Вы не хуже меня. Ломаке, знаете, сколько

иностранных разведок охотятся за формулой. Я отлично помню того парня -

высокий, прекрасно вышколенный. Приступил к работе за две недели до нашего

отъезда. Умный ход. Любой новичок здесь, в Аббатстве, привлек бы к себе

пристальное внимание, а в Чимнизе, за пять миль отсюда...

- Вы полагаете, что план был разработан уже тогда?

- Почему бы и нет? Формула стоит миллионы, Ломаке. Несомненно, Бауэр

хотел подобраться к моим личным бумагам и заранее, еще в Чимнизе, узнать из

них о предстоящих переговорах. Похоже, у него здесь был сообщник.., тот, кто

дал ему сведения о расположении комнат и подсыпал снотворное О'Рурку. Вот

этого самого Бауэра и видела мисс Уэйд - когда он спускался по плющу. Она

ведь и сказала - большой, сильный человек. - Он повернулся к инспектору

Баттлу:

- Бауэр - вот кого вы должны были изловить, инспектор. А вы дали ему



ускользнуть.

Глава 24

Бандл удивляется

Инспектор Баттл явно не знал, что ответить, и принялся задумчиво тереть

подбородок.

- Сэр Освальд прав, Баттл, - сказал Джордж. - Это именно тот человек. Ну

что, вы сможете его поймать?

- Постараемся, сэр. Несомненно, исчезновение Бауэра выглядит

подозрительно. Конечно, он может вернуться... В Чимниз, я имею в виду.

- И вы думаете, что это возможно?

- Вряд ли, - признался Баттл.

- Создается впечатление, что Бауэр и есть грабитель. Но я не понимаю, как

он проник в дом и как сумел выбраться незамеченным.

- Я уже, кажется, высказал свое мнение о ваших помощничках, - сказал

Джордж. - Полнейшая беспомощность. Не в укор вам будет сказано, инспектор,

но... - Его молчание было красноречивее слов.

- Ничего, ничего, - спокойно сказал Баттл. - У меня достаточно широкие

плечи, я выдержу. - Он вздохнул и покачал головой. - Простите, джентльмены,

мне нужно позвонить... Виноват, мистер Ломаке, признаюсь, я действительно

неважно справился с порученным делом, но уж очень оно запутанное, более

запутанное, чем можно было себе представить. - И он поспешно вышел из

комнаты.


- Выйдемте в сад, - попросила Бандл Джимми. - Мне нужно с вами

поговорить.

Они вышли на террасу. Джимми, нахмурившись, стал рассматривать газон.

- Что это вас там так заинтересовало? - спросила Бандл.

Джимми рассказал о том, как бросали найденный сэром Освальдом пистолет.

- Не понимаю, зачем старине Баттлу было нужно, чтобы Кут бросил пистолет

на газон. Клянусь, за этим что-то кроется. Знаете, Баттл далеко не прост.

- Да, он исключительный человек, - согласилась Бандл. - Я хочу рассказать

вам о прошлой ночи.

Она пересказала свой разговор с инспектором. Джимми слушал очень

внимательно.

- Итак, графиня - это ?Час первый?, - задумчиво подытожил он. - Все

сходится. ?Час второй? - Бауэр - приезжает сюда из Чимниза, проникает в

комнату О'Рурка, зная, что графиня каким-то образом подсыпала ему

снотворное. Они договорились, что он бросит б; маги графине, которая будет

ждать внизу, пробравшись через застекленную библиотечную дверь наружу. Затем

она через ту же дверь с террасы попадет в библиотеку, а оттуда - в свою

комнату. И если бы Бауэра схватили, то ничего бы не обнаружили. Да, план

отличный. Однако им не повезло. Войдя в библиотеку, графиня услышала мои

шаги и спряталась за ширму. Она не смогла предупредить своего сообщника. А

тот с бумагами в руках подходит к окну, видит - так он думает - графиню,

бросает ей бумаги и продолжает спускаться по плющу. И внизу его ждет

неприятный сюрприз - я собственной персоной. Представляю, как нервничала

графиня, прячась за ширмой. Учитывая ситуацию, она придумала неплохую

историю. Да, все сходится.

- Слишком гладко, - решительно заявила Бандл.

- Почему же? - удивился Джимми.

- А при чем тут тогда ?Седьмой?, который нигде не появляется, но всем

руководит? Графиня и Бауэр? Нет, все не так просто. Да, Бауэр приходил сюда

прошлой ночью, но чтобы подстраховать заговорщиков, если возникнет

непредвиденная ситуация, что и случилось. Он наверняка должен был просто

отвлечь внимание от "Седьмого?, от шефа.

- Послушайте, Бандл, - озабоченно сказал Джимми, - не слишком ли вы

увлекаетесь детективными романами?

Бандл бросила на него укоризненный взгляд.

- Я пока не чувствую себя красной королевой - не могу поверить в шесть

невероятных вещей перед завтраком, - сказал Джимми.

- Завтрак уже прошел, - заметила Бандл.

- И даже после завтрака. У нас есть отличная гипотеза, подкрепленная

фактами, а вас она не устраивает только потому, что вы любите все усложнять.

- Простите, но я совершенно уверена, что таинственный ?Седьмой? находится

в доме.


- А что думает Билл?

- Билл меня раздражает, - сухо заметила Бандл.

- Надеюсь, вы рассказали ему о графине? Его необходимо предупредить. Ведь

он может разболтать ей невесть что.

- Да он не желает ничего такого о ней слышать, он... Ох, он просто дурак!

Может, вы попытаетесь рассказать ему про родинку?

- Вы забываете, что меня в том шкафу не было. И вообще, я не могу

обсуждать с Биллом родинки его пассии. Неужто он и вправду такой осел, что

сам ничего не замечает.

- Да, такой вот осел, - с горечью сказала Бандл. - Вы совершили огромную

ошибку, Джимми, рассказав ему обо всем.

- Простите меня, тогда я этого не понимал, а теперь вижу, что вы были

правы. Я свалял дурака, но, черт побери, старина Билл...

- Вы же знаете этих иностранных авантюристок! У них просто мертвая

хватка! - воскликнула Бандл.

- Честно говоря, не знаю, - признался Джимми. - В меня пока еще никто не

вцеплялся, - вздохнул он.

Какое-то время оба удрученно молчали. Чем больше думал Джимми о

сложившейся ситуации, тем больше грызло его беспокойство.

- Так, говорите, Баттл просил вас оставить графиню в покое? - спросил он

наконец.

- Да.


- Он что, надеется через нее выйти на сообщников? Бандл кивнула. Джимми

нахмурился, пытаясь представить себе, к чему это приведет. Ясно одно: у

Баттла есть на этот счет совершенно четкие планы.

- Правда ли, что сэр Стэнли Дигби рано утром уехал в город? - ,спросил

он.

- Да.


- О'Рурк поехал вместе с ним?

- Думаю, да.

- А вам не кажется.., нет, это невозможно.

- Что?


- Что О'Рурк как-то в этом замешан?

- Как знать, - задумчиво ответила Бандл. - Он юноша весьма энергичный.

Нет, не удивлюсь, если окажется.., впрочем, меня уже ничто не удивит.

- Я могу с уверенностью назвать только одного человека, который никак не

может быть ?Седьмым?.

- Кто же это?

- Инспектор Баттл.

- А-а! Я-то думал, что вы назовете Джорджа Ломакса.

- Тс-с, вот он идет.

Джордж неотвратимо приближался к ним, это было очевидно. Джимми,

извинившись, улизнул, и Бандл осталась наедине с великим политиком.

- Эйлин, голубушка, неужели вы действительно намерены покинуть нас? -

галантно начал Ломаке.

- Увы! Отец, кажется, действительно здорово напуган. И я обязана

протянуть ему руку помощи.

- О, эта маленькая ручка поистине способна творить чудеса, - игриво

сказал Ломаке, пожимая означенную чудотворную святыню. - Эйлин, голубушка, я

понимаю и ценю ваши чувства, они заставляют меня еще больше восхищаться

вами. В наши дни, когда все так перепутано и зыбко...

"Ну, пошло-поехало?, - с ужасом подумала Бандл.

- ..когда поколеблены даже казавшиеся неколебимыми семейные устои и

традиции, в такие дни на нас, на представителях аристократии, лежит особая

ответственность - мы призваны показать и доказать, что есть люди, способные

устоять против новомодных веяний времени. Нас называют ?вымирающими

упрямцами?. Что ж, я горжусь этим пренебрежительным прозвищем, повторяю -

горжусь. Есть ценности, которые необходимо отстаивать со всем возможным

упорством: это достоинство, честь, красота, святость семейных устоев,

почитание родителей - что останется, если это умрет?! Я уже говорил вам,

голубушка, как я завидую вашей юности! Уверяю вас, оценить это сокровище в

полной мере способен только человек в ..э-э-э, зрелом возрасте. Должен

признаться, что поначалу я был неприятно поражен вашим легкомыслием. Но

теперь я понял: то было детское легкомыслие - веселое и беззаботное

легкомыслие резвого ребенка. Теперь-то я вижу серьезность и основательность

ваших умственных интересов. Если позволите, голубушка, я счел бы за честь

помочь вам советом в выборе книг для чтения.

- О, благодарю вас, - упавшим голосом откликнулась Бандл.

- И пожалуйста, голубушка, не надо меня бояться. Честно говоря, я был

потрясен, когда лорд Кейтерэм рассказал мне о том благоговении, которое вы

испытываете к моей скромной персоне. Поверьте, на самом деле я очень прост и

доступен.

Последнее замечание напрочь лишило Бандл дара речи.

Джордж продолжал:

- Помните, голубушка, стесняться меня на надо. И не бойтесь побеспокоить.

Знайте, что для меня большая честь участвовать в формировании, если можно

так выразиться, распускающегося бутона вашего неокрепшего ума. Я стану вашим

политическим наставником. Наша партия сегодня как никогда нуждается в

очаровательных юных леди - блистательных, талантливых; и кто знает, может

быть, судьба предначертала вам пойти по стопам вашей выдающейся тетушки леди

Кейтерэм.

Столь жуткая перспектива окончательно добила Бандл. Не зная, что сказать,

она беспомощно глядела на Джорджа. Что, впрочем, его отнюдь не обескуражило,

скорее наоборот. Ибо в ряду главных женских недостатков Джордж Ломаке числил

излишнюю разговорчивость. В его многотрудной ораторской практике редко

встречался слушатель более благодарный, чем Бандл. Ломаке снисходительно

улыбнулся и продолжал:

- Быть свидетелем того, как из куколки появляется великолепная бабочка.

Дивное зрелище. У меня есть несколько прекрасных работ по политической

экономии. Я дам их вам с собой в Чимниз. Обсудим, когда вы прочтете. У вас

могут возникнуть вопросы. Это естественно, не стесняйтесь, пишите мне,

спрашивайте. Конечно, мой пост практически не оставляет мне свободного

времени, но даже среди океана дел я всегда выкрою время для занятий с

друзьями. Пойду отберу книги.

Ломаке встал и зашагал прочь. Бандл ошарашенно глядела ему вслед. В

чувство ее привело неожиданное появление Билла.

- Послушай, - спросил он, - зачем это Индюк держал тебя за руку?

- Рука тут ни при чем. Все дело в бутоне моего неокрепшего ума.

- Бандл, не валяй дурака.

- Извини, Билл, я немного не в себе. Помнишь, ты предупреждал Джимми, что

он сильно рискует, напрашиваясь на этот прием?

Билл кивнул:

- Конечно. Когда Индюк проявляет к кому-то интерес, этот несчастный черта

с два потом от него отделается. Джимми и сам не заметит, как окажется в его

паутине.

- В паутине оказалась я, - раздраженно сказала Бандл. - Это мне предстоят

встречи с бесконечными миссис Макатта, книги по политической экономии,

обсуждение с Джорджем непонятных мест и Бог его знает что еще!

Билл присвистнул.

- Бедная Бандл! Он всерьез за тебя взялся?

- Что делать? Я в ужасе!

- Не расстраивайся, - успокоил ее Билл. - Вряд ли Джордж верит, что

парламентские дебаты под силу женщинам. Так что тебе не придется нести

всякий вздор на митингах и целоваться с чумазыми ребятишками в Бермондси.

Пойдем лучше выпьем коктейль. Сейчас как раз уже время ленча.

Бандл встала и послушно поплелась за ним.

- Я так ненавижу политику, - жалобно пробормотала она.

- Конечно, как все нормальные люди. Политика для таких, как Индюк и

Понго, они-то охотно принимают всех этих деятелей и с удовольствием слушают

то, что те несут. Но все равно, - внезапно возвращаясь к началу разговора,

заявил Билл, - ты не должна позволять Индюку хватать тебя за руку.

- Почему? Он знает меня с самого рождения.

- Добродетельный Вильям... Ой, посмотри-ка на Баттла.

Они как раз проходили мимо чуланчика, где хранились клюшки для гольфа,

теннисные ракетки, мячи и прочий спортивный инвентарь, необходимый для

загородных развлечений. Инспектор Баттл, стоя у распахнутой двери,

рассматривал клюшки для гольфа, и появление молодых людей, казалось, застало

его врасплох.

- Хотите поиграть в гольф, инспектор?

- К сожалению, пока я в этом не преуспел, леди Эйлин. Но, как говорится,

лучше поздно, чем никогда. Попробую. У меня есть одна хорошая черта, которая

помогает в любой игре.

- И какая? - спросил Билл.

- Никогда не признаю себя побежденным. Если что-то не складывается, все

начинаю сызнова.

С этими словами он решительно вышел из чуланчика и закрыл за собой дверь.

Глава 25

Джимми излагает свой план

Джимми Тесиджер чувствовал себя подавленным. После обеда, подозревая, что

Джордж намерен втянуть его в политические дискуссии, он улизнул из дома.

Несмотря на то, что он теперь назубок знал причины пограничного конфликта в

Санта-Фе, у него не было ни малейшего желания их обсуждать.

Сбылось то, на что он даже не смел надеяться, - по тенистой дорожке

прогуливалась Лорен Уэйд, и она была одна. Джимми тотчас же ее нагнал.

Некоторое время они шли молча. Наконец он решился заговорить:

- Лорен!


- Что?

- Я не умею говорить красиво, поэтому не стану попусту тратить время, а

просто предлагаю вам выйти за меня замуж, и, как говорится, будем счастливы

- пока смерть не разлучит нас!

Неожиданное предложение не удивило Лорен. Но вместо ответа она

запрокинула головку и откровенно расхохоталась.

- Не смейтесь над несчастным, - укорил ее Джимми.

- Простите, не могла удержаться. Вы были так забавны.

- Лорен.., вы просто чертенок.

- Вовсе нет, по общему мнению, я просто ангел.

- Это мнение тех, кто вас не знает.., кого ввела в заблуждение ваша

красота, кротость, и.., благовоспитанность.

- Мне нравятся эти ваши слова. Прямо как из романа.

- Я взял их из кроссвордов.

- Бы так образованны.

- Лорен, дорогая, не увиливайте. Да или нет? Лорен сразу посерьезнела,

лицо стало почти суровым. Она сжала губки, решительно выпятив подбородок.

- Нет, Джимми, нет! Сначала мы должны довести это дело до конца.

- Да, достигли мы немногого, - согласился Джимми. - Но кое-что сделано..,

бумаги в целости у министра авиации.., добро восторжествовало. Пока мы

больше и не можем ничего предпринять...

- Ну разве что справить свадьбу, - усмехнулась Лорен.

- Вы сами это сказали. Отличная идея. Но Лорен снова покачала головой:

- Нет, Джимми, до тех пор, пока все не кончится, пока мы не будем в

безопасности...

- Вы думаете, нам грозит опасность?

- А разве нет?

Розовощекий херувим Джимми помрачнел.

- Вы правы, - наконец согласился он. - Если дурацкая болтовня Бандл

окажется правдой, а я думаю, так оно и есть, мы не можем быть спокойны, во

всяком случае, до тех пор, пока не разделаемся с этим ?Седьмым?.

- Ас другими?

- Нет, другие не в счет. Меня пугает именно ?Час Седьмой?. Мне не

нравятся его методы. И то, что я не представляю, кто он и где его искать.

Лорен вздрогнула.

- Мне страшно, - тихо сказала она. - С тех пор как умер Джерри...

- Не нужно бояться, с вами ничего не случится, положитесь на меня. Обещаю

вам, Лорен, я доберусь до этого ?Седьмого?. Как только мы его обнаружим,

остальные ряженые ничего нам не смогут сделать, кто бы они ни были.

- Это если вы его обнаружите.., а если он - вас?

- Исключено, - бодрым голосом заявил Джимми. - Я наверняка гораздо умнее

его. Главное - верить в свои силы. И все будет в порядке.

- А я, как подумаю о том, что могло случиться этой ночью... - Лорен

вздрогнула.

- Но ведь все обошлось. Мы целы и невредимы, хотя, должен признаться,

рука чертовски болит.

- Бедняжка!

- Ради такого дела можно и пострадать. А потом благодаря моей ране и

личному обаянию я завоевал доверие леди Кут.

- Это так важно?

- Как знать, как знать.

- Джимми, я вижу, у вас есть план. Что вы еще замышляете?

- Истинные герои никогда не раскрывают карты, - улыбнулся Джимми. - Они

предпочитают держать свои коварные замыслы втайне.

- Какой вы дурачок, Джимми.

- Знаю-знаю. Так многие думают, но, уверяю вас, Лорен, идей в этой голове

хоть отбавляй. Ну, а какие планы у вас?

- Бандл пригласила меня погостить в Чимнизе.

- Превосходно, - одобрил Джимми. - Лучше и не придумаешь. За Бандл нужен

глаз да глаз, никогда не угадаешь, что она выкинет в следующий раз.

Абсолютно непредсказуемая девица. Удивительно - как это ей все сходит с рук.

Вам понадобится немало усилий, чтобы держать ее в узде.

- Пусть лучше Билл за ней присматривает.

- Билл уже нашел, за кем ему присматривать.

- Вы так считаете? - удивилась Лорен.

- А разве он не увлечен графиней? Он ведь от нее без ума.

Лорен с сомнением покачала головой:

- Я что-то не совсем понимаю... Билл ничуть не влюблен в графиню, нет..,

ему нравится Бандл. Сегодня утром, когда мы болтали с ним, появился мистер

Ломаке и сел рядом с Бандл. Так вот, Билл прямо взвился, когда Ломаке то ли

взял ее за руку, то ли еще что.

- Ну и вкусы у некоторых, - заметил мистер Тесиджер. - Обращать внимание

на кого-то еще, когда рядом вы.., даже не верится. Но вы меня поразили,

Лорен. Я-то думал, наш простачок угодил в сети к прекрасной иностранке. И

Бандл так считает.

- Бандл может считать что угодно. Но, уверяю вас, Джимми, это не так.

- Тогда зачем он вьется около мадьярки?

- А вы не допускаете, что Билл ведет свое собственное расследование?

- Билл? С его-то мозгами!

- Ну не скажите, внешность обманчива, вполне вероятно, что Билл только

разыгрывает из себя простачка.

- А тем временем ведет свою игру. Да, в этом что-то есть. И все же мне

трудно принимать Билла всерьез. Он так охотно исполняет роль барана при

графине. По-моему, Лорен, вы ошибаетесь. Графиня все-таки невероятно

красивая женщина, не в моем вкусе, конечно, - поторопился заметить он. - А

старина Билл - очень падок на женские чары!

Лорен протестующе покачала головой.

- Ну что ж, оставайтесь при своем мнении. Итак, мы обо всем договорились.

Вы с Бандл едете в Чимниз. Ради Бога, постарайтесь удержать ее, если ей

взбредет в голову вновь посетить клуб ?Семь циферблатов?. Неизвестно, как

это может обернуться.

Лорен кивнула.

- А теперь, - продолжил Джимми, - пожалуй, стоит перекинуться парой слов

с леди Кут.

Леди Кут сидела на скамейке в парке и вышивала. Она вдохновенно трудилась

над фигурой молодой женщины, безутешно рыдающей над могилой. Леди Кут

подвинулась, Джимми, как и положено воспитанному молодому человеку, принялся

тут же восхищаться ее работой.

- Вам правда нравится? - спросила польщенная леди Кут. - Эту вышивку

начала моя тетя Седина за неделю до смерти. У бедняжки был рак печени.

- Бедная страдалица, - посочувствовал Джимми.

- А как ваша рука?

- Ничего страшного. Немного болит, правда.

- Будьте осторожны, - предостерегла леди Кут. - Мне говорили, что, если

начнется заражение крови, можно остаться без руки.

- Надеюсь, до этого не дойдет.

- Я так за вас беспокоюсь.

- Куда же вы теперь намерены отправиться? - спросил мистер Тесиджер. - В

Лондон.., или куда-то еще?

И хотя Джимми прекрасно знал ответ, вопрос он задал с самым невинным

видом. Леди Кут тяжело вздохнула.

- Сэр Освальд снял имение герцога Элтонского в Лезербери. Вы там бывали?

- Конечно. Прелестное место, не правда ли?

- Ну, не знаю. Огромное и мрачное поместье, и все стены увешаны

портретами этих чопорных аристократов. Старые мастера - так, кажется, их

называют - действуют на меня угнетающе. Видели бы вы, мистер Тесиджер, наш

маленький домик в Йоркшире. Тогда сэр Освальд был просто мистером Кутом.

Какой там был замечательный холл - с удобными креслами, а в гостиной такой

уютный уголок у камина - помнится, я выбрала для нее белые полосатые обои с

каймой. Знаете, полоски атласные, а не муаровые, они мне больше нравятся.


<< предыдущая страница   следующая страница >>