Афанасий Великий. Послание епископа Афанасия к монахам повсюду пребывающим - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Афанасий Великий. Послание епископа Афанасия к монахам повсюду пребывающим - страница №1/3

Афанасий Великий. Послание епископа Афанасия к монахам повсюду пребывающим





15. Послание епископа Афанасия к монахам повсюду пребывающим о том, что сделано арианами при Констанции (= история ариан)

1) Они же, для чего все это строили, в непродолжительном времени привели то и в исполнение. Едва замыслили, как вскоре и в общение приняли ариан, не уважили стольких определений, сделанных против них, в защиту же свою выставляли опять царскую власть. Не постыдились писать: «Поелику Афанасий пострадал, то зависть прекратилась, будем, наконец, принимать в общение ариан, во устрашение слушающих присовокупятся, так повелел Царь». А потом не устыдились прибавить об арианах: «Право мудрствуют эти люди», и не убоялись написанного: горе глаголющим горькое сладкое, полагающим тму свет (Ис 5:20), потому что готовы всё потерпеть за ересь. А этим не ясно ли всякому показывается, что не по церковному суду, но вследствие царской угрозы за благочестивую во Христа веру и тогда мы страдали, и теперь вы нас гоните? Так же злоумышляли и против других епископов, выдумывая такие же предлоги к их осуждению. Одни из них пошли в заточение, заслужив похвалу за исповедание Христово, а другие и теперь еще находятся в изгнании, тем мужественнее восставая против их ереси и говоря: ничто не отлучит нас от любви Христовой (Рим 8:35).



2) Но и из этого можно также узнать ересь и тем паче осудить ее. Кто друг им и вместе с ними нечествует, тот, хотя бы был и виновен в других проступках и подлежал тысячам укоризн, хотя бы против него были самые ясные обличения и доказательства, пользуется у них добрым мнением и скоро делается другом царским, заслуживает себе одобрение своим нечестием, а накопив много денег, берет уже смелость и перед судьями делать, что хочет. Но кто обличает нечестие их и искренно стоит за Христа, тот, хотя бы чист был во всем и сам не сознавал за собою ничего, и другие его не обвиняли по выдуманным ими предлогам, немедленно похищается и по суду царскому делается изгнанником или как виновный, в чем им угодно винить, или, подобно Навуфею, как оскорбивший царя. Защитник же ереси тотчас бывает взыскан и появляется в Церковь изгнанного, а не принимающим его грозят уже опись 106 имения, обиды, все бедствия. И что всего страннее, кого народ желает и признает неукоризненным, того царь отнимает и изгоняет, а кого народ не хочет и не знает, того издали присылает с воинами и со своими посланиями. И тогда настоит великая нужда: ненавидеть, кого любят, кто оглашал их и стал отцом в богочестии; любить же, кого не хотят, и вверять детей своих тому, о ком не знают, какой он жизни, какого поведения и кто он таков, или терпеть наказание, если не послушаются царя.

3) Это и ныне делают, и издавна так поступали злочестивые с православными, везде и всякому давая видеть свое злонравие и нечестие. Положим, что виновен Афанасий, что же сделали другие епископы? Какие против них предлоги? Или и там найден какой мертвый Арсений? И у них какой-нибудь пресвитер Макарий? Какая-нибудь сокрушена чаша? Какой- нибудь мелетианин выведен действующим? Но как из дел этих епископов видно, что показанное на Афанасия есть ложь, так и тем, что предпринимали против Афанасия, объясняется, что и на епископов все выдумано. Великий какой-то зверь (разумею эту ересь) вышел на землю, не словами только, как зубами, наносит он вред простодушным, но и мирскую власть нанял для злоумышления. И странно то, что, как я сказал уже, никто из них не обвиняется, а если и обвинен, не осуждается или по-видимому и требуется в суд, но бывает оправдан во вред обличающим. И скорее обличитель терпит от злоумышления, нежели ответчик подвергнется какому-либо стыду. Поэтому все у них исполнены скверны, и их, вернее сказать соглядатаи, а не епископы всех более покрыты сквернами. И если кто хочет у них стать епископом, слушает не сказанное: подобает 107 епископу быти непорочну (1 Тим 3:2), но одно только: «Мудрствуй против Христа и не заботься о нравах, а того достаточно, чтоб получить тебе одобрение и царскую дружбу». Так бывает с держащимися Ариевых мыслей. А ревнители истины, хотя бы казались святыми и чистыми, по сказанному выше, подвергаются ответственности, когда хотят этого ариане по каким угодно им вымышленным предлогам. И это, как уже сказано мною, можно усмотреть из того, что сделано арианами. 4) Был некто Евстафий, епископ Антиохийский, исповедник и благочестивый в вере муж. Поелику же он много ревновал по истине, ненавидел арианскую ересь и не принимал державшихся ее, то его оклеветали пред Царем Константином: выдуман предлог, будто бы Евстафий оскорбил Цареву матерь. И немедленно делается он изгнанником, а с ним вместе изгнано и великое число пресвитеров и диаконов. Наконец, которых епископ сей за нечестие не принял в клир, тех по изгнании его не только ввели в Церковь, но и весьма многих из них поставили епископами, чтобы иметь их соумышленниками своими в нечестии. Из числа их Леонтий, евнух, ныне епископ Антиохийский, а прежде него Стефан, Георгий Лаодикийский, Феодосий, бывший епископом Трипольским, Евдоксий Германикийский и Евстафий, ныне епископ Севастийский. 5) Остановились ли на этом? Нет. Евтропий, бывший епископом в Адрианополе, муж добрый и во всем совершенный, поелику неоднократно обличал Евсевия и, кому лежал путь чрез Адрианополь, всякому давал советы не слушаться нечестивых Евсевиевых слов, терпит то же, что и Евстафий, изгоняется из города и из Церкви, потому что против него много усиливалась Царица 5. 108 5 Жена Юлия Констанция, мать Юлиана отступника. Евфратиона в Баланеях, Киматия в Палтосе и другого Киматия в Антараде, Асклипия в Газе, Кира в Берии Сирийской, Диодора в Асии, Домниона в Сирмии, Елланика в Триполе, как скоро узнали о них, что ненавидят ересь, одних по какому-нибудь предлогу, а других и без предлога, царскими грамотами отрешив и выгнав из городов, вместо них в их Церкви поставили других, нечестие которых было им известно!

6)О Маркелле, епископе Галатийском, может быть, не нужно и говорить, потому что всем известно, как обвиняемые им прежде в нечестии Евсевиевы сообщники сами обвиняли его и довели старца до изгнания. Он, прибыв в Рим, оправдался, и по требованию их дал письменное исповедание своей веры, которое принял и Собор Сардикийский, а Евсевиевы сообщники не оправдались и не устыдились обличения в нечестии, доказанном их писаниями, но с большею еще дерзостью стали нападать на всех, потому что от царских жен получили себе одобрение перед Царем и для всех были страшны.

7)О Павле же, епископе Константинополя, знает, думаю, всякий. Ибо в какой мере знатен город, в такой же не утаивается и все, что делается в нем. Итак, и против него выдуман предлог к обвинению. Обвинитель его Максдоний, сделавшийся теперь епископом на его месте, в присутствии моем во время обвинения был в общении с ним и служил пресвитером у самого Павла. Впрочем, поелику Евсевий с завистью желал восхитить себе епископство этого города (так перешел он и из Берита в Никомидию), то предлог к обвинению Павлову пребыл в своей силе, злоумышление не оставлено в небрежении, клеветники устояли в своем. Павел, в первый раз, сослан 109 Константином в Понт, во второй раз Констанцием, окованный железными узами, заточен в Сингару Месопотамскую и оттуда переведен в Емесу, а в четвертый раз в Кукузу Каппадокийскую у Таврских пустынь. Там, как рассказывали бывшие при нем, задушен арианами и кончил жизнь. Сделав это, ни в чем не хранящие правды люди эти не постыдились после смерти Павловой выдумать опять ложь, будто бы Павел скончался от болезни, хотя знают об этом все жители места того. И Филагрий, тогдашний наместник тех мест, все их поступки толкует, как им угодно, дивится, однако же притом, огорчившись, может быть, тем что не он, а другой сделал такое злое деяние; рассказывал же он многим другим, также и моим знакомым, и епископу Серапиону, как Павел, запертый ими в какое-то тесное и темное место, оставлен был там умереть с голода, и как потом, через шесть дней пришедшие нашли его еще дышащим, наконец, вошли и удушили его. И таким образом он кончил жизнь сию. Исполнителем же дела в нанесении такой смерти, как сказывали, сделался Филипп, бывший епархом. Но суд Божий не оставил его ненаказанным; не прошло и года, как Филипп с великим бесчестием лишен начальства и, став частным человеком, потерпел осмеяние, от кого бы не желал. И он весьма огорченный, подобно Каину, стеня и трясыйся, со дня на день ожидая своего убийцы, умер и сам вдали от своего отечества и от своих и как не того ему желалось, став как бы лишенным ума. Сверх того, не щадят они и мертвых, если на кого при жизни выдумывали предлоги к обвинению. Ибо через это постарались показать себя для всех страшными, в живых заточают и мертвых не милуют. Но и в этом случае они одни, вопреки всем людям, 110 ненавидящих отшедших, злоумышляют на их домашних, сии в подлинном смысле бесчеловечные и ненавистники добра, больше самих врагов рассвирепевшие нравом, по нечестию своему не ради истины, но по вымышленным предлогам старавшиеся строить козни и мне и другим.

8)Усматривая это, три брата — Константин, Констанций и Констанс — по смерти отца возвратили всех в отечество и в Церковь, о других написав к Церкви каждого, а об Афанасии выразив то, чем показывается опять насилие, употребленное в деле, и обличается убийственное намерение Евсевиевых сообщников 6.

Это было писано Кесарем, какой же другой свидетель их заговора может быть достовернее сего? Ибо что знал он, то и написал.

9)Евсевиевы сообщники, видя, что ересь их ослабевает, пишут на Афанасия в Рим, пишут и к Царям Константину и Констансу. Как же скоро и Афанасием посланные обличили писанное ими, перед Царями были они постыждены. Епископ же Римский Юлий писал, что надобно быть Собору, где пожелаем, чтобы на нем доказали они то, в чем обвиняют, и смело оправдались, в чем сами обвиняются. Ибо об этом просили и посланные ими пресвитеры, видя себя обличаемыми. В таком положении дела во всем подозрительные люди эти, примечая, что не одержат они верха на суде церковном, приходят к одному Констанцию и его уже как защитника ереси жалобно просят, говоря: «Пощади ересь, видишь, все от нас отступают, и остается уже немного нас, начни гонение, потому что и эти немногие оставляют нас, и нет 111

Это послание от имени Константина Кесаря к жителям Александрии смотри в т. 1. 6 у нас последователей. Кого принудили мы силою по изгнании епископов, тех епископы, возвратившись, опять убедили мудрствовать вопреки нам. Поэтому, напиши указ против всех них и пошли Филагрия вторично епархом в Египет, он способен произвести гонение, доказал уже это на опыте, притом же, он и отступник. Пошли и Григория епископом в Александрию, и он может поддержать нашу ересь».

10) Поэтому пишет тогда Констанций, всех начинает преследовать, посылает епархом Филагрия и с ним какого-то евнуха Арсакия, посылает и Григория с воинскою силою. И произошло подобное тому, что было и прежде. Собрав множество волопасов, пастухов и других площадных и распутных молодых людей, с мечами и дубинами вторглись они внезапно в церковь так называемую Кирина и одних убивали, других топтали, иных же, нанеся им раны, ввергли в узилище и послали в заточение; схватив многих женщин, всенародно влекли в судилище и ругались над ними, таща за волосы; у иных описывали имение, у других отымали хлеб — не для чего иного, а для того единственно, чтобы присоединились они к арианам и приняли присланного Царем Григория.

11) Афанасий же, прежде нежели произошло это, едва услышал, как отплыл в Рим, зная раздражительность еретиков, и вместе с тем для того, чтобы, как положено, составился Собор. Юлий пишет и посылает пресвитеров Елпидия и Филоксена, назначив и срок Собору, чтобы или пришли еретики, или знали уже, что будут их подозревать во всем. Но Евсевиевы сообщники, как скоро услышали, что будет церковный суд, на котором ни комит не присутствует, ни воины не стоят у дверей, и дела соборные совершаются не по 112 царскому приказу (а этим всегда брали они верх над епископами, без этого же едва осмеливаются даже и говорить), в такой пришли страх, что пресвитеров продержали за срок и выдумали неблаговидный предлог, говоря: «Не можем теперь идти по причине войны с персами». Но в этом не было правды; идти же препятствовал страх совести. Ибо какое дело епископам до войны? Или каким образом по причине персов не могли идти в Рим — город, который далеко стоит от персов и за морем, между тем как восточные и близкие персам страны обходят они, как львы, ища, не воспротивится ли им кто, чтобы, оклеветав, довести его до заточения.

12) И без сомнения, отпустив от себя пресвитеров с этим неудовлетворительным предлогом, рассуждали они между собою: «Поелику не имеем возможности одержать верх на суде церковном, то покажем обычную нам дерзость». Поэтому пишут к Филагрию и убеждают его в скором времени вместе с Григорием обозреть Египет, и теперь-то епископы без жалости подвергаются бичеваниям и заключаются в узы. Сарапаммона, епископа-исповедника, посылают в заточение, Потаммону, епископу-исповеднику, который лишился даже глаза во время гонения, нанесли множество ударов по вые и не прежде перестали мучить его, как признав уже мертвым, так был он брошен и едва через несколько часов, после многих стараний и отдуваний начал дышать, потому что Богу стало угодно даровать ему жизнь. Но через несколько времени он умер от тяжести этих ударов и может о Христе похвалиться двукратным мученичеством. Сколько же других монахов терпели бичевание, между тем как Григорий сидел с Балакием, так называемым дуком? Сколько епископов 113 были мучимы? Сколько дев несли на себе удары?

13) Потом, после всего этого жалкий Григорий приглашает всех вступить с ним в общение. Но если желаешь иметь с ними общение, то не были они достойны рая; если же терзал ты их, как людей негодных, то для чего приглашаешь, как святых? Но у него не было другой цели, как только исполнить волю пославших и поддержать ересь. Посему-то этот безумный человек сделался убийцею, исполнителем казни, обидчиком, коварным, гнусным и вполне христоборцем. Тетку епископа до того преследовал он, что и умершую не позволял предать погребению. Это и случилось бы, и она была бы брошена непогребенною, если бы поднявшие ее не вынесли, как своего мертвеца. Так и в этом показал он свой нечестивый нрав. Поелику вдовы и другие недвижимые собирали милостыню, то велел отнимать подаваемое и разбивать сосуды, в которых держали масло и вино, чтобы не только нечестиво отнять у них, но самим делом обесчестить Господа и вскоре услышать от Него: обесчестив этих, обесчестил ты Меня.

14) Многое и другое им сделано, что даже трудно и выразить словом и о чем иной, выслушав, почтет это невероятным. Поступал же так потому, что не был поставлен по правилу церковному и был назначен епископом не по апостольскому преданию, но прислан от Двора с воинскою силою и пышностью, как будто бы вручалась ему мирская власть. Поэтому желал он более быть другом градоправителей, нежели епископов и монашествующих. И если когда писал ему с горы отец Антоний, то, поелику богочестие неприятно грешнику, он гнушался письмами сего святого. А если писал 114 царь, или военачальник, или какой судья, столько же бывал весел, как и те, о которых, как бы оплакивая их, говорит Писание в Притчах: о оставившие пути правыя! о веселящиися о злых и радующиися о развращении злем (2:13–14)! И без сомнения, приносящихэтиписьмачествовалонденежными вознаграждениями. А когда написал ему однажды Антоний, велел дуку Балакию оплевать и бросить послание. Но суд Божий не оставил этого ненаказанным:, немного прошло времени, как поименованный дук садился на коня, отправляясь еще только в путь, конь обернулся и укусил его в лядвею, дук упал и чрез три дня умер.

15) Так поступали они со всеми. Между тем, в Риме собралось до пятидесяти епископов. Евсевиевых сообщников как подозрительных и убоявшихся прийти не приняли они в общение и писанного ими не уважили, а меня приняли и возлюбили со мною общение. Но пока это происходило, дошло до сведения Царя Констанса и о Соборе, бывшем в Риме, и о том, что сделано против Церквей в Александрии и на всем Востоке. Тогда пишет он к брату Констанцию, и обоим уже было угодно, чтобы составился Собор, и были разобраны дела, и обиженные не терпели более обид, обидчики же не могли более осмеливаться .на подобные поступки. Поэтому в город Сардику сходятся епископы с Востока и Запада числом более или менее 170-ти. Западные епископы были одни с отцом Осиею, а восточные привели с собою пестунами и ходатаями Мусониана комита и Исихия Кастрисия, которых ради и пришли охотно, надеясь опять сделать всё их властью. Ибо так и всегда с их помощью показывали себя страшными, кому хотели, и строили козни, против кого было им угодно. Когда же пришедши увидели, что 115 производится один церковный суд без комита и воинств, увидели против себя обвинителей и обличителей от каждой Церкви и от каждого города, увидели, что почтенные епископы Арий и Астерий, хотя пришли с ними, но уклонились от них, присоединились к нам и пересказали нам о лукавстве их и о том, сколько они подозрительны по делам и сколько боятся судопроизводства, чтобы и мы их не обличили как клеветников, и представленные ими обвинители не показали, что сами они все это внушили им и подстроили, примечая все это, хотя пришли со тщанием в той мысли, что иначе не встретят нас как устрашенными, но как скоро увидели нашу готовность, заключаются во дворце (ибо там жили) и начинают рассуждать между собою: «С иною целью мы шли и иное видим, пришли мы с комитами, а суд производится без комитов; без сомнения, мы будем осуждены; все вы знаете данные предписания, Афанасиевы защитники имеют у себя мареотские записи, по которым он оправдается, а мы посрамимся. Поэтому что же нам делать? Для чего медлить? Выдумаем какие-нибудь предлоги и уйдем, чтобы, оставаясь, не быть осужденными; лучше, бежав, понести стыд, нежели потерпеть посрамление, когда обличат нас клеветниками. Если убежим, то будем еще в состоянии хоть сколько-нибудь защитить ересь. Хотя и осудят нас бежавших, но нашим покровителем Царь, он не попустит, чтобы народ изгнал нас из Церквей».

16) Подобно этому рассуждали они. Осия же и все другие епископы часто давали им уразуметь ревность Афанасиевых защитников, и сколько готовы они к оправданию, даже обещаются обличить их как клеветников. Епископы говорили: «Если боитесь суда, для чего пришли? Или приходить не 116 надлежало, или пришедши, не должно бежать». Слыша это и еще в больший пришедши страх, прибегли к новому предлогу, более нелепому, нежели выдуманный в Антиохии, будто бы Царь писал им о торжествах по случаю победы над персами, и решились бежать. И предлог этот без стыда представили через Евстафия, пресвитера Сардикийской Церкви. Однако же побег их по желанию не состоялся. Ибо Святой Собор, на котором председателем был великий Осия, вскоре написал им ясно: «Или явитесь оправдаться в представленных на вас обвинениях и в сложенных вами клеветах, или знайте, что Собор осуждает вас как признанных виновными. Афанасия же и защитников его объявляем свободными и чистыми от всякой вины». Но они больше были гонимы страхом совести, нежели способны внять этому посланию; видя перед собою обиженных ими, не дали ответа делающим это предложение, но скорее бежали.

17) Так постыдно и неблагообразно было их бегство. Святой же Собор, созванный из 35-ти и более епархий, признав злонравие ариан, допустил Афанасия и прочих с ним к оправданию, в чем обвиняли их, и за что пострадали, и когда оправдались, как сказали мы выше, Собор принял их и признал достойными всякого удивления, а потому и возлюбил общение с ними, отписал всюду, послал писания в округ каждого и особенно в Александрию, Египет и Ливию, что Афанасий и прочие с ним чисты и не подлежат никакому упреку, а противники их — клеветники, люди злобные и вовсе не христиане. Посему Афанасия и прочих с ним отпустили с миром, а низложили Стефана, Минофанта, Акакия, Георгия Лаодикийского, Урзация, Валента, Феодора и Наркисса. Григория же, присланного Царем в Александрию, отлучили от 117 Церкви, потому что вовсе не был епископом и не должен именоватьсяхристианином.Поэтомуобъявили недействительными и те поставления, которые сделаны Григорием, приказав, чтобы они вовсе не именовались в Церкви по необычайности беззакония. Так Афанасий и прочие с ним отпущены с миром. Соборные же послания по длинноте их писаны в конце 7. И Собор разошелся.

18) Низложенные, которым теперь надлежало бы успокоиться после такого постыдного бегства, совершили дела, в сравнении с которыми прежние их поступки оказываются малыми. Ибо когда жители Адрианополя не захотели вступить с ними в общение, потому что бежали они от Собора и признаны виновными, тогда донесли об этом Царю Констанцию и сделали, что на тамошней фабрике десять человек мирян были обезглавлены, при содействии арианам опять и в этом Филагрия, бывшего там комитом. Надгробные памятники умерщвленных находятся перед городом, как и мы это видели, проходя мимо. Потом как будто сделано ими хорошее дело, потому что бежали, чтобы не обличили их как клеветников, — всё, чего только хотели, и Царь подтвердил своим приказанием. Поэтому успели и в том, что из Александрии сосланы в заточение в Армению два пресвитера и три диакона, Ария же и Астерия, из которых один был епископом Петры Палестинской, а другой епископом Аравийским, за то, что отделились от них, не только послали в заточение в верхнюю Ливию, но и подвергли их оскорблениям.

19) С Адрианопольским епископом Лукием, поелику увидели, что обходится с арианами очень 118 7 Эти послания помещены уже выше, в т. 1. смело и обличает их нечестие, поступили опять, как и прежде: возложили железные оковы на выю и руки и потом послали в заточение, где Лукий и скончался, как они это знают. Удалили с места епископа Диодора, Олимпия же Энейского и Феодула Траянопольского, которые оба были епископами во Фракии, добрых и православных мужей, поелику видели, что они ненавидят ересь, оклеветали сперва Евсевиевы сообщники, о чем и писал Царь Констанций, а во второй раз и сии подтвердили то же. Констанцием же писано было не только изгнать этих епископов из городов и Церквей, но и предать смертной казни, если будут где найдены. Как ни удивительно это, однако же нимало не чуждо их образу действия. Научившись подобным вещам у Евсевиевых сообщников и как бы став наследниками их нечестия и поведения, как отцы их делали во Фракии, так и они захотели в Александрии показать себя страшными, и по их домогательству было написано наблюдать за пристанями и входами в города, чтобы епископы не возвратились как-нибудь в Церкви вследствие соборного дозволения. Написано было по их домогательству и к александрийским судиям об Афанасии и о некоторых пресвитерах поименно, что если епископ, или кто- нибудь из тех пресвитеров найден будет вступившим в город или в пределы его, то судья вправе обезглавить найденного. Так новая иудейская ересь не только отрицается от Господа, но и поучается убийствам.

20) И при этом они не успокоились, но как отец их ереси ходит яко лев, иский кого поглотити (1 Пет 5:8), так и они, захватив во власть свою общенародное гульбище и ходя по нему, если находили, что кто-нибудь порицает их за бегство и изъявляет ненависть к арианской ереси, 119 всех таковых секли бичами, связывали, высылали из отечества в заточение. А через это сделали себя столь страшными, что многие обратились в лицемеров, а многие согласились лучше бежать в пустыни, нежели жить с ними вместе. Таковы были неистовые их дерзости после побега. Ибо совершают нечто необычайное, приличное только их ереси, чего прежде и не слыхивали и чего, может быть, никогда не случится даже у развращенных язычников, не только у христиан. Святой Собор епископов Викентия из Капуи, где митрополия Кампании, и Евфрата из Агриппинии, где митрополия верхней Галлии, отправил послами к Царю, чтобы, поелику он изгнал епископов, то сам же и дозволил бы, по суду соборному, возвратиться им в свои Церкви. Писал также и благочестивейший Констанс к брату своему и поддерживал сторону епископов. Эти же достойные удивления и на всё отважные люди, как скоро увидели послов в Антиохии, составляют общий совет, исполнение же принимает на себя один Стефан как способный к подобным делам. В самые дни святейшей Пасхи нанимают распутную женщину и, раздев ее донага, вводят ночью к епископу Евфрату. Женщина эта, думая сперва, что призвана молодым человеком, шла охотно. Когда же, оставленная ими, увидела человека сонного, который ничего не знает о случившемся, а потом рассмотрела лицо старца и догадалась, что это епископ, тотчас подняла крик и стала жаловаться, что введена насильно. Но они просили ее молчать и солгать на епископа. Так наступил день, дело разгласилось, и стекся весь город, придворные пришли в движение, дивясь распространившемуся слуху и прося не молчать о деле. Поэтому произведен суд, содержатель непотребного дома обличил приходивших за женщиной, 120 они же обличили Стефана, потому что это были его клирики. Посему Стефан отрешается, и на место его поставляется скопец Леонтий, только бы арианской ереси не оставаться без защитника.

21) Царь Констанций, несколько тронутый этим, пришел в себя и, из поступка с Евфратом заключив, что и против других бывают подобные замыслы, повелевает немедленно освободить сосланных из Александрии в Армению пресвитеров и диаконов и в Александрию пишет прямо, чтобы более не преследовать клириков и мирян у Афанасия. Потом, когда месяцев через десять скончался Григорий, с великою честью приглашает Афанасия, не однажды и не двукратно, но три раза написав к нему дружественно, убеждает ничего не опасаться и идти в путь, посылает пресвитера и диакона, чтобы с тем большею уверенностью возвратился он. Царь думал, что, страшась бывшего прежде, не забочусь о возвращении. Пишет же и к брату своему Констансу, чтобы и он убеждал меня возвратиться. Он уверял, что целый год ожидает Афанасия и никак не дозволял какого-либо нововведения или поставления, сохраняя Церкви епископу Афанасию.

22) Когда же так писал Царь и убеждал через многих, потому что заставлял писать и комитов Полемия, Датиана, Бардиона, Фаласса, Тавра и Флоренция, которым более можно было верить, тогда, предав все Богу, и на сие подвигшему Констанция, пришел к нему Афанасий с бывшими при нем. Царь принял его искренно и дозволил возвратиться в отечество и в Церкви, написав к поместным судьям, чтобы (так как прежде приказывал оберегать входы) иметь ему невозбранный доступ. Потом, когда епископ стал жаловаться на то, что потерпел и что писано было против него, присовокупил 121 же и просьбу, чтобы по отбытии его опять не стали клеветать враги, и сказал: «Призови их, если угодно, пусть станут они передо мною, и я обличу их», — тогда Царь не сделал этого, но все, что прежде писано было на Афанасия по клевете, велит уничтожить и изгладить, подтвердив, что впредь не потерпит клеветы и что намерение его в этом твердо и непременно. И сказал это не просто, но запечатлел слова клятвами, призывая при этом свидетелем Бога. Убедив же Афанасия многими другими словами и посоветовав ему остаться в том уверенным, к епископам и судьям пишет следующее 8.

23) Победитель Констанций Август — экзарху

египетскому Несторию

Известно, что прежде сего было наше приказание 9 отыскатьнекоторыеписания,противныечести достопочтеннейшего епископа Афанасия, состоят же они в заведывании твоей правдивости. Посему угодно нам от испытанной нами трезвенности твоей, чтобы все письма, касающиеся сказанного выше имени и бывшие в твоем заведывании, сообразно сему нашему приказу, отослал ты в наш комитет.

24) А что писал он по смерти блаженного Констанса, то по переводу с латинского подлинника состоит в следующем.

Победитель Констанций Август — Афанасию

Всегдашним моим желанием было, чтобы все делалось в угодность покойному моему брату Констансу, 122

См. в т. 1 два послания Констанциевы: одно — к епиекопам и пресвитерам Вселенской Церкви, другое — ко всем верным Вселенской Церкви в Александрии. 9См. в т. 1. 8 это небезызвестно и твоему разумению. В какой же был я скорби, узнав, что он умерщвлен какими-то людьми преступными, об этом может опять догадываться твое благоразумие. Поскольку же в настоящее столь печальное время покушаются иные устрашать тебя, то заблагорассудил я послать к твердости твоей письмо сие, поставляя тебе в обязанность, как прилично епископу, учить народ тому, чего требует Божественная вера, и вместе с ним обычным образом проводить время в молитвах, а не верить пустым слухам, какие бы они ни были. У нас же укоренено в душе это желание, чтобы тебе, согласно с нашим изволением, всегда быть епископом на месте твоем. Божественный Промысл многие годы да соблюдает тебя, возлюбленнейший отец 10.

______________ 25) Когда происходило это, Афанасий и бывшие с ним простились и вступили уже в путь; друзья, взирая на друга, радовались, а что до прочих, то одни, видя его, стыдились, другие, не осмеливаясь видеть, скрывались, иные же раскаивались в том, что писали на епископа, Все палестинские епископы, за исключением двоих или троих, и то подозрительных, так приняли Афанасия и возрадовались общению с ним, что писали и оправдывались, говоря: «Что писано нами прежде, то сделано не по произволению, но принужденно». А о епископах в Египте и в Ливиях, также о народе в этих странах и в Александрии излишнее дело и говорить, потому что все стекались, и несказанна была их радость, не потому только что сверх чаяния сретали своих живыми, но и потому что освобождались 123 Письмо это читается выше (см. т. 2) в других несколько выражениях, вероятно, по другому переводу с латинского языка. 10 от еретиков, как от мучителей и бешеных псов. Великое было веселие, когда люди мирские в церковных собраниях друг друга поощряли к добродетели. Сколько незамужних, которые прежде готовы были вступить в брак, остались девами Христовыми? Как многие юноши, смотря на других, возлюбили иноческую жизнь? Как многие отцы увещевали детей? И сколь у многих просили дети, чтобы не препятствовали им подвизаться о Христе? Сколь многие жены убедили мужей и сколь многие убеждены мужьями пребывать, как сказал апостол, в молитве (1 Кор 7:5)? Сколько вдов, сколько сирот прежде были голодны и наги, а теперь, вследствие великого народного усердия, не только не чувствовали голода, но ходили уже одетыми? Вообще, такое было соревнование в добродетели, что каждое жилище, каждый дом по добротолюбию обитающих и по молитве к Богу можно было почесть церковью. Глубокий и чудный был мир в Церквах, повсюду сущие епископы писали и принимали от Афанасия обычные мирные послания.

26) Раскаялись и Урзаций, и Валент, как бы терзаемые совестью. Дружеское и мирное послание пишут они к епископу, хотя сами не получили от него письма. Пришедши же в Рим, приносили покаяние, признаваясь, что все, что ни делали и ни говорили они против Афанасия, есть ложь и одна клевета. И не это одно сделали они, но, предав анафеме арианскую ересь, письменно изложили свое покаяние, написав епископу Юлию на латинском языке, с переводом на эллинский, следующее послание, с которого на латинском языке 11 прислан список мне Павлом, епископом Триверским.

______________ 124

См. в т. 1 послания Урзация и Валента: одно — к епископу Юлию, а другое — к св. Афанасию. 11

Написав это, подписались они и к мирным посланиям, когда проходили у них Афанасиевы пресвитеры Петр и Ириней и мирянин Аммоний, хотя Афанасий с ними ничего не написал к Урзацию и Валенту.

27) Посему кто не дивился, видя все это и такой мир Церквей? Кто не радовался, взирая на единомыслие стольких епископов? Кто не славил Господа, примечая веселие народа в церковных собраниях? Сколь многие из врагов принесли покаяние? Сколь многие из клеветавших прежде старались оправдаться? Сколь многие из ненавидевших прежде Афанасия впоследствии возлюбили его? Сколь многие из писавших против него переменили склад песни? Многие из бывших в общении с арианами не по произволению, но по нужде приходили ночью и оправдывались; они предавали ересь анафеме и просили себе прощения, потому что по заговорам и клеветам, от них бывшим, видимо и телесно были они с арианами, сердцем же соединены с Афанасием и с ним всегда пребывают. Ей, поверьте, что это было так!

28) Но слыша и видя это, в великом были стыде наследовавшие мнения и нечестие Евсевиевы, а именно: скопец Леонтий, с которым не должно иметь общения и как с мирянином, потому что оскопил себя, чтобы свободно уже жить с какой-то Евстолией, которая имела прежде с ним связь, хотя именовалась еще девою, также Георгий, Акакий, Феодор, Наркисс, которые низложены еще Собором. Потом, видя согласие и мир с Афанасием более нежели 400 епископов, и именно: епископов великого Рима, всей Италии, Калабрии, Апулии, Кампании, Бруттии, Сицилии, Сардинии, Корсики и всей Африки, также епископов Галлии, Британии, Испании и великого исповедника Осии и еще епископов 125 Паннонии, Норика, Сискии, Далмации, Дардании, Дакии, Мисии, Македонии, Фессалии, всей Ахаии, Крита, Кипра, Ликии и большей части епископов Палестины, Исаврии, Египта, Фиваиды, всей Ливии и Пентаполя, — видя все это, объяты они были завистью и страхом: завистью по причине общения с Афанасием столь многих епископов и страхом, чтобы обольщенные ими не приступили к единодушию со столь многими и обессиленная ересь их не была всюду предана посрамлению и позору.

29) И во-первых, убеждают Урзация и Валента переменить свои мысли и, подобно псам, возвратиться на свою блевотину или, подобно свиньям, снова погрузиться в прежнюю тину нечестия и выдумать такой предлог принесенного ими покаяния, будто бы сделали это, убоявшись благочестивейшего Констанса. Но если был в этом и страх, то ежели дело совершаемо было с уверенностью в нем, не надлежало изменять сделанному. Если же и страха не было, но они солгали, то не всякого ли достойны они осуждения? Не было тут воина и не посылались царедворцы или письмоводцы (как делают они ныне), не присутствовал царь, и вовсе не по чьему-либо приглашению писали они, но сами, по своей воле пришли в Рим и в церкви, где нет внешнего страха, действует же один страх Божий, где всякий имеет свободное произволение, сами собою принесли покаяние и написали оное. И однако же, в другой раз став арианами, не краснеют, придумав снова такой неприличный предлог.

30) Потом, собравшись вместе, обратились с просьбою к Царю Констанцию, говоря: «О чем представляли мы прежде, в том нам не поверили. Когда вызывал ты Афанасия, говорили мы, что, приглашая его, изгоняешь наш толк, потому что Афанасий изначала против него и не перестает 126 предавать его анафеме. Он всюду уже разослал свои против нас писания, весьма многие в общении с ним, а которые по- видимому нас держались, те или уже присоединились к нему или думают присоединиться, и мы остались одни, есть опасность, что огласится наше учение, и мы, и ты будем, наконец, провозглашены еретиками. А если сделается это, то смотри, чтобы не причли нас к манихеям. Поэтому начни опять гонение и будь покровителем нашего толка, потому что и он признает тебя своим царем». Таковы были лукавые их слова. И Царь, когда шел против Максентия, видя общение епископов с Афанасием, как бы возгоревшись огнем, переменил свою мысль, не сохранил в памяти клятв, но забыл, чт писал, и не соблюл данного братуó слова, потому что и в письмах к нему, и при свидании с Афанасием уверял клятвенно не иначе поступать, но только как пожелает народ и угодно будет епископу. Усердие к нечестию сделало то, что все вдруг стало им забыто. Но не должно дивиться, что переменился Констанций после стольких писаний и клятв. И некогда египетский мучитель Фараон, многократно давая обещания и получая за то освобождение от казней, переменял свое намерение, пока вконец не погиб со своими единомышленниками.

31) Сперва Констанций в каждом городе принуждал епископов перемениться, а когда был в Арелате и в Медиолане, стал уже поступать, как советовали и внушали еретики, лучше же сказать, сами они стали так поступать и, воспользовавшись властью, нападать на всякого. И вскоре пришли повеления и писания к епарху немедленно отнять у Афанасия выдававшийся ему хлеб и отдать мудрствующим по-ариевому, а также дозволить желающим оскорблять всякого, кто сходится на богослужение вместе 127 с Афанасием. Угрожали даже судьям, если будут собираться на богослужение не с арианами. Все же это было только предначатием того, что сделано потом дуком Сирианом. Посланы предписания и в другие места, кроме Александрии, отправлены в города письмоводцы и придворные с угрозами к епископам и судьям, чтобы судьи поспешали, а епископы или писали против Афанасия, вступив в общение с арианами, или в наказание сами подвергались заточению, а также миряне, сходящиеся с ними на богослужение, знали, что против них употреблены будут узы, поругания, раны и отъятие собственности. Предписание это не оставлено в небрежении, потому что посланные имели при себе клириков Урзациевых и Валентовых, чтобы и побуждали они нерадивых судей, и доносили о них Царю. И другим ересям, как меньшим своим сестрам, дозволяли хулить Господа, против одних только христиан злоумышляли, не имея терпения слышать благочестивые о Христе вещания. Посему сколько епископов, по Писанию, ведени были пред воеводы и цари (Мк 13:9) и слышали от судей: «Или подпишитесь, или оставьте Церкви, потому что Царь велел низложить вас»? Сколь многие в городах приведены были в смущение, что и их обвиняют как друзей епископских? Ибо и гражданам было писано, притом с угрозою денежного взыскания, если каждый не будет епископа своего города принуждать к тому, чтобы подписался. Вообще, всякое место и всякий город исполнились страха и смятения, потому что епископов влекли, а судьи видели сетование и стенания народа.

32) Так поступали посланные царедворцы. Эти же чудные люди, смело полагаясь на покровительства, употребляют свое старание, и таким образом, одних епископов вызывают к Царю, против других 128 строят опять козни, в письмах выдумывая на них обвинения, чтобы одни убоялись присутствия Констанциева, другие же, устрашившись посланных и угроз вымышленною клеветою, отступили от своего правого и благочестивого образа мыслей. Так, Царь великое число епископов то угрозами, то обещаниями принуждал сказать: «Мы уже не в общении с Афанасием». Приходящим к Царю не прежде дозволяли его видеть, и вообще, не прежде давали им какой-либо покой и свободу оставлять свое жилище, как взяв с них подпись. А если отказывались подписаться, то посылали их в заточение. И это делал Царь, примечая, что ересь ненавидима всеми. Посему-то наипаче и принуждал многих присоединиться к числу немногих, старался собрать кучу имен из зависти к епископу Афанасию, и чтобы придать большую важность арианскому учению, которому он покровительствовал, думая, что в состоянии будет так же извратить истину, как превращал людские мнения, но не знал и не читал того, что саддукеи и иродиане, присоединив к себе фарисеев, не возмогли утаить истину. Напротив же того, истина при всем этом с каждым днем делается более блистательною, а они, вопия: не имамы Царя, токмо Кесаря (Ин 19:15) и имея на своей стороне Пилатов приговор, тем не менее, остаются лишенными всего и во всем стыде, ожидая, что и сами будут совершенно обнажены, как раб (Иер 17:11), как скоро увидят умершим своего покровителя.

33) Хотя совершенно неприлично, что некоторые из епископов, устрашась сего, переменили свои мнения, но гораздо неприличнее, что не полагающиеся на правоту своей веры употребляют насилие и принуждают других верить против воли. Так, диавол, поелику нет в нем истины, нападая 129 сечивом и оскордом, сокрушает двери приемлющих его (Пс 73:6). Спаситель же столь кроток, что, хотя спрашивает: аще кто хощет по Мне ити (Мф 16:24), и: кто хочет быть Моим учеником, однако же, приходя к каждому, не употребляет насилия, а напротив того, ударяет в дверь и говорит: отверзи Ми, сестро Моя невесто (Песн 5:2); и когда отворяют, входит; когда же медлят и не хотят, удаляется. Не мечом и стрелами, не с помощью воинов возвещается истина, но убеждением и советом. Какое же там убеждение, где страх царев? Или какой совет, где прекословящий имеет перед собою в виду заточение или смерть? И Давид, будучи Царем, когда в руках своих имел врага и воины его покушались убить сего врага, не с властью запретил им, но, как говорит Писание, словами убеждал мужей своих и не дал им восстать и умертвить Саула (1 Цар 26:9–11). А Констанций, поелику нет у него слова, принуждает всех властью, чтобы всякому было явно, что мудрование их не по Богу, но человеческое, и мудрствующие по-ариеву действительно не имеют Царя токмо Кесаря, потому что христоборцы через него делают все, что только хотят.

Но положив при его помощи строить козни многим, не знали они, что заставят многих сделаться исповедниками; таковы ныне показавшие достославное исповедничество мужи благоговейные и добрые епископы: Павлин, епископ Триверов митрополии Галльской, Люцифер, епископ митрополии Сардинской, Евсевий Верчелльский в Италии и Дионисий епископ Медиолана, также митрополии Италийской. Ибо Царь, призвав их, приказывал подписаться против Афанасия и вступить в общение с еретиками; потом, когда они, удивившись этому новому предприятию, сказали, что нет такого церковного правила, 130 он тотчас возразил: «Я хочу этого правила, исполняйте, так сказано мною и епископам сирийским, и они согласны. Поэтому и вы или повинуйтесь, или будете в заточении».

34) Епископы, выслушав и весьма удивившись, воздев руки к Богу, с великим дерзновением обратили к нему речь, поучая, что царство — не его, но даровавшего ему Бога, и умоляли убояться Бога, чтобы не отнял оного внезапно; угрожали ему днем суда, советовали ему не расстраивать дел Церкви и римского народоправления не смешивать с церковным постановлением, не вводить арианской ереси в Церковь Божию. Но он не внял им, не позволил продолжать речь, а напротив того, еще более стал угрожать, обнажил на них меч, и некоторых из них велел отвести на казнь, и опять, как Фараон, отменил приказ. Посему святые эти, отрясши прах и возведя очи к Богу, не убоялись царской угрозы и ради обнаженного меча не изменили истине, но и само изгнание свое обратили в дело служения. Проходя по местам и городам, хотя были в узах, благовествовали они, проповедуя благочестивую веру, анафематствуя же арианскую ересь и предавая позору раскаяние Урзация и Валента. И из сего вышло противное желанию злоумышлявших. Чем дальше отстояло место заточения, тем больше возрастала к ним ненависть, и шествие заточаемых стало проповедью об их нечестии. Ибо кто, смотря, как проходили заточаемые, не дивился им как исповедникам, и не отвращался от ариан, и не гнушался ими не только как нечестивыми, но как кровопийцами и убийцами, давая им всякие именования, только не имя христиан?

35) Посему Констанцию лучше было в самом начале вовсе не приступать к этой ереси, или, приступив, не уступать в такой мере нечестивым, или, 131 уступив до такой степени, стать в один с ними ряд, чтобы понести общее с ними осуждение за учиненные доныне дерзости. Но, как видно, подобно обезумевшим, опутав себя оковами нечестия, навлекают они на себя еще большее осуждение. Ибо и вначале не пощадили Либерия, римского епископа, но и туда простерли свое неистовство, не постыдились, что это апостольский престол, не уважили, что Рим есть митрополия Романии, не привели себе на память, что прежде сами в письмах именовали их мужами апостольскими. Все смешав вместе, обо всем вдруг забыли и заботились только ревновать о нечестии. Как скоро увидели, что Либерий держится православия, ненавидит арианскую ересь и старается убедить всякого, чтобы отвращался и удалялся от ереси, тотчас рассудили эти злочестивые: «Если Либерия склоним на свою сторону, то вскоре и всех преодолеем». И клевещут они Царю, а он в чаянии через Либерия привлечь к себе всех, немедленно пишет и посылает какого-то евнуха по имени Евсевия с письмом и дарами, чтобы обольстить дарами и привести в страх письмом. Посему евнух, прибыв в Рим, сперва убеждал Либерия подписаться против Афанасия и вступить в общение с арианами, говоря: «Этого хочет Царь и так велит тебе поступить», потом, показывая дары, снова убеждал и брал его за руки, говоря: «Послушайся Царя, и прими сии дары».

36) Епископ же, желая убедить словом, вразумлял его: «Можно ли поступить так с Афанасием? Кого совершенно оправдал не только первый, но и второй, отовсюду созванный Собор, и кого Римская Церковь отпустила с миром, того можем ли мы осудить? И кто одобрит нас, если заочно окажем отвращение к тому, кого лично возлюбили и допустили с собою в общение? Нет такого церковного 132 правила, не имеем у себя подобного предания от Отцов, которые сами заимствовались у блаженного и великого апостола Петра. Но если Царь заботится о церковном мире, если повелевает уничтожить написанное нами в пользу Афанасия, то пусть будет уничтожено составленное ими против Афанасия, а также уничтожено составленное и против всех других и пусть, наконец, составится церковный Собор вдали от дворца, где не присутствовал бы Царь, не появлялся комит, не угрожал судья, но было бы достаточно Божия только страха и апостольских постановлений, чтобы, таким образом, паче всего сохранена была церковная вера, как определили отцы на Никейском Соборе, а мудрствующие по-ариеву были изринуты и ересь их предана проклятию. И тогда уже по произведении суда о том, в чем обвиняется Афанасий или другой кто и в чем обвиняют их самих, виновные будут извергнуты, а оправдавшиеся возымеют дерзновение. Ибо непозволительно было бы причислить к Собору тех, которые нечестиво учат о вере, и неприлично исследование о частном деле предпочесть исследованию о вере. Прежде надобно пресечь всякое разногласие о вере и потом производить исследование о делах. И Господь наш Иисус Христос не исцелял страждущих прежде, нежели обнаружат и скажут они, какую имеют в Него веру. Этому научились мы от Отцов, это и возвести Царю. И ему это полезно, и Церковь созидает. Пусть не слушает Урзация и Валента. Они и в прежнем каялись, и что теперь говорят, не заслуживают в том веры».

37) Так сказал епископ Либерий; евнух же, огорчась не столько тем, что Либерий не подписал, сколько тем, что нашел в нем противника ереси, и забывшись, что он пред епископом, после великих 133 угроз удалился с дарами; совершает же нечто беззаконное, чуждое христианину и для евнуха слишком дерзкое. В подражание Саулову преступлению входит он в храм апостола Петра и ему посвящает дары. Но Либерий, узнав об этом, сильно вознегодовал на того, кто был блюстителем места и не воспрепятствовал ему, дары же как незаконную жертву отринул. И это на больший гнев подвигло скопца. Поэтому раздражает он Царя, говоря: «Не о Либериевой подписи у нас теперь забота, страшит же Либериев образ мыслей о ереси — предавать ариан анафеме за одно имя». К тому же возбуждает он и других евнухов, а у Констанция их много, и лучше сказать, все одни евнухи, и во всем имеют у него силу, без них ничто не может там быть сделано. Поэтому Царь пишет в Рим, снова посылаются придворные и письмоводцы, комиты и письма к епарху, чтобы Либерия или, обманув хитростию, увели из Рима и прислали к Царю в стан, или изгнали его насильно.

38) После того как было это написано, страх, наветы усилились там по всему городу. Скольким домам сделаны угрозы? Сколько обещаний получили многие, только бы действовали против Либерия? Сколь многие епископы, видя это, скрывались? Сколь многие благородные жены удалялись в деревни по причине клевет, распространяемых христоборцами? Сколькимподвижникамустроеныкозни?Скольких проживавших в Риме и там уже водворившихся довели до изгнания? Сколько раз и с каким старанием охраняли пристань и вход в городские ворота, чтобы кто из православных не вошел и не имел свидания с Либерием? И Рим на опыте узнал христоборцев, и ему уже сделалось известным, чему не верил прежде, слыша, как другие церкви по городам были ими разоряемы. 134 Все же это, как и везде против других, приводили в движение евнухи. И в этом злоумышлении странно то, что арианская ересь, отрицающая Божия Сына, находит себе помощь в евнухах, которые как по природе, так и по душе бесплодны добродетелями и вовсе не терпят слышать о Сыне. Ефиопский евнух, не понимая, чтó читал, поверил Филиппу, который учил о Спасителе (Деян 8:27–39), но Констанциевы евнухи не терпят исповедающего Петра, отвращаются даже, когда Отец показует Сына, с неистовством восстают на утверждающих, что есть преискренний Божий Сын, присвояя себе скопческую ересь, будто бы ничего нет преискреннего и истинного от Отца. Посему-то и закон запрещает допускать евнухов в церковное совещание. Однако же ныне и они признаются владыками церковных судов, и что им заблагорассудится, то присуждает Констанций, а так называемые епископы притворствуют. О, кто будет описателем всего этого? Кто возвестит об этом иному роду? Кто поверит, слыша, что евнухи, которым едва доверяются домашние службы (потому что это род людей сластолюбивых, о том только заботящихся, чтобы воспрепятствовать и другим, в чем отказано им природою), управляют ныне делами церковными? И их-то власти подпав, Констанций злоумышлял против всего и изгнал в заточение Либерия.


следующая страница >>