1 июня. Взгляд на организацию – I - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Памятка для (будущих) профсоюзных активистов Вы устали от задержек... 1 73.39kb.
Июнь 1 июня заканчиваются заморозки на почве. 6 июня среднесуточная... 1 106.67kb.
А. В. Зырянов великобритания: взгляд из россии 1 102.04kb.
Ядерный контроль: информация выпуск # 25, 2006 21 июня – 28 июня 1 693.47kb.
Рабочая программа изучения курса «Художественная культура мира 19-20вв. 1 259.05kb.
Закон Тамбовской области от 21 июня 1996 г. N 72-з "Об административно-территориальном... 3 1067.66kb.
Имя картины Стеллинга, заслуженно подарившей воистину мировую славу... 1 44.33kb.
Штатная единица Дата приема в организацию 3 875.35kb.
Лекарственное сырье тибетской медицины: современный взгляд 7 1846.61kb.
Принят Государственной Думой 18 июня 2003 года Одобрен Советом Федерации... 3 837.56kb.
Расходование средств на организацию культурно-массовой работы со... 1 114.88kb.
Отчет о научно-исследовательской деятельности 1 91.12kb.
- 4 1234.94kb.
1 июня. Взгляд на организацию – I - страница №1/2

1 июня.

Взгляд на организацию – I.

«Но истинною любовью все возвращали в Того, Который есть глава Христос, из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви». Еф.4.15-16.

Организация Генеральной Конференции ознаменовала собой окончание некой эры в истории адвентизма. Субботствующий адвентизм перешел от разобщенного начала к умеренно иерархической форме.

Супруги Уайт, будучи «неофициальными» лидерами Церкви, были довольны новой организацией. В 1840-50-е годы они испытали на себе, что значит беспорядочное положение адвентизма. Поэтому они никогда не переставали культивировать идею правильно осуществляемого церковного управления.

В 1892 году Елена Уайт записала одно из наиболее сильных своих утверждений по вопросу организации. Оглядываясь назад, она вспоминала: «Установление организации стоило нам больших усилий. Несмотря на то, что Господь посылал свидетельство за свидетельством по данному вопросу, противостояние было сильным, и мы снова и снова сталкивались с ним. Но мы знали, что Господь Бог Израилев ведет нас и направляет Своим провидением. Мы включились в работу по организации, и с первыми же шагами пришло заметное улучшение...

Система организации принесла огромный успех... Пусть никто не тешит себя мыслью ... что мы можем пренебречь организацией. Чтобы воздвигнуть эту структуру, нам пришлось много исследовать и молиться о мудрости, и мы знаем, что получили ответ. Она была создана под Его водительством ... Пусть никто из наших братьев не впадет в обольщение настолько, чтобы разрушить ее, ибо вы, таким образом, станете причиной такого положения вещей, о которых даже не помышляете. Во имя Господа, я заявляю вам, что ей должно быть, расти, укрепляться и отлаживаться... Пусть каждый будет предельно осторожен, чтобы не смущать умы в отношении того, что Бог предписал нам для процветания и успеха в продвижении Его дела» (Письмо 32а, 1892 г., курсив мой, Д.Н.).

Бог верит в организацию. Верю и я. Передача всему миру вечного Евангелия и других учений из Откр.14 не происходит стихийно. Адвентисты создали организацию, чтобы способствовать продвижению своей миссии. Так и случилось. Успех, последовавший за решением учредить Генеральную Конференцию как координирующий орган в мае 1863 года, привел в изумление тех, кто голосовал за нее.



2 июня.

Взгляд на организацию – II.

«Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею». Деян.20:28.

Движущая сила, стоящая за возникновением организации, представляет собой совокупность взаимосвязанных идей. Важной из них было растущее библейски обоснованное понимание церковной миссии. К 1861 году некоторые лидеры движения пришли к заключению, что им предстоит охватить вестью весь мир. И к 1863 году вновь созданный исполнительный комитет Генеральной Конференции приступил к обсуждению вопроса о том, чтобы направить миссионеров за океан. Более широкое видение своей миссии привело к признанию нужды в организационных мерах в поддержку этой миссии. Словом, Джеймс Уайт и другие постепенно пришли к мысли, что ни одна сколь-нибудь значимая зарубежная миссия не может существовать без разумной и эффективной системы поддержки.

Второй данностью которая помогла Джеймсу и его сподвижникам расширить свое представление о церковной структуре, была необходимость поддерживать доктринальное единство. В 1864 году он резюмировал добрые плоды организации адвентистов седьмого дня, выгодно отличавшиеся от «жалкого беспорядочного состояния тех, кто отвергал организацию».

Дж. А. Батлер развил эту мысль, когда в 1873 году писал, что «мы являемся глубоко организованным народом, и наша организация основывается не на требованиях приличия, а на крепком основании. Имея опыт борьбы со всякого рода влияниями, как внутренними, так и внешними, и будучи теперь силой, провозглашающей одну и ту же весть от океана к океану, мы не так легко подвержены колебаниям; чтобы распасться на части».

Доктринальный вопрос, конечно, имел прямое отношение к миссии. Будучи едиными в доктрине; они были готовы объединиться в миссии, достигая каждого уголка Соединенных Штатов и всего мира.

И, наконец, именно церковная миссия требовала соответствующей церковной организации. Как неоднократно писал Джеймс Уайт, «возникновение организации было обусловлено не стремлением создать новую деноминацию, но прямой необходимостью».

В то время как для Джеймса Уайта в1871 году залогом адекватности системы было то, чтобы «механизм работал хорошо», первые адвентисты также стремились основать свою организационную структуру на фундаменте, который был бы в согласии с библейским учением, и на принципах, которые согласовывались бы с природой и миссией Церкви. В конечном итоге организация была результатом библейского понимания Церкви и ее эсхатологической роли в предостережении мира перед Вторым Пришествием.

3 июня.

Медицина в девятнадцатом веке – старые добрые времена они были ужасны – I.

«Разве нет бальзама в Галааде? разве нет там врача?» Иер.8:22.

С. П. Сноу однажды писал, что «никто, находящийся в здравом смысле, не предпочел бы родиться в прошлом веке, не будучи уверен, что родится в процветающей семье, что у него будет в высшей степени крепкое здоровье и что он стоически перенесет смерть большинства своих детей».

Прямо скажем, старые добрые времена и близко не были столь чудесными, какими они нам представляются. В 1800 году средняя продолжительность жизни человека была 32 года, к 1850 году она достигла 41 года, к 1900 году - 50 лет, а к 1950 году - 67 лет. Сегодня средняя продолжительность жизни женщин в Соединенных Штатах составляет около 80 лет, для мужчин она несколько ниже.

«Откуда такая перемена?» - можете вы подумать. Ответ лежит на поверхности: более здоровые привычки, санитария и медицинское обслуживание.

Здоровые привычки, свойственные сегодня почти всем, вначале девятнадцатого века оставляли желать лучшего. Те у кого были деньги, ели слишком много и слишком быстро. Многие думали, что именно употребление фруктов и овощей стало причиной смертельно опасной эпидемии холеры, которая разразилась в 1832 году. Многие считали что овощи и фрукты вредны детям. Основы питания были неизвестны. И даже хорошая пища находилась в сомнительном состоянии по причине антисанитарной обработки и отсутствии условий хранения.

Все это, разумеется, было лишь частью причин, вызывающих проблемы со здоровьем. Например, личная гигиена также практически отсутствовала. Большинство людей редко принимали ванну, а некоторые историки утверждают, что средний американец 1830-х годов ни разу за всю свою жизнь не принимал ванну. Даже в 1855 году город Нью-Йорк насчитывал только. 1 361 ванну на 329 904 человека. А в 1882 году только 2% домов Нью-Йорка имели водопровод...

Отстаивание идеи принятия ванны в субботу вечером не было шуткой.

Когда в 1872 году Елена Уайт рекомендовала «здоровым людям» «принимать ванны два раза в неделю» (Свидетельства для Церкви, т. 3, с. 70); ее взгляды на такой важный аспект личного здоровья были передовыми.

Большинство людей сегодня и не догадываются о том, сколь нездоровой была жизнь в середине девятнадцатого века. Читая труды Елены Уайт и ее современников, выступающих за здоровый образ жизни, мы должны оценивать их на фоне времени невежества, болезней и смерти, среди которых они жили.

Что касается здоровья, мы можем прославить Господа, что живем в лучшие времена.



4 июня.

Медицина в девятнадцатом веке – старые добрые времена они были ужасны – II.

«Место должно быть у тебя вне стана, куда бы- тебе выходить; кроме оружия твоего должна быть у тебя лопатка; и когда будешь садиться вне стана, выкопай ею яму и опять зарой ею испражнение твое». Втор. 23:12-13.

Санитария была одной из проблемных сторон здоровья в Америке девятнадцатого века. Даже в домах среднего и порой высшего сословия середины века удобства находились на улице. В 1855 году в городе Нью-Йорке, например, насчитывалось всего 10 388 туалетов внутри помещения. А утечки из многочисленных уличных уборных приводили к ужасному бактериологическому состоянию колодезной воды.

Что касается мусора, в городах не было системы его переработки. Большая его часть валялась на улицах или поедалась свиньями, которые были повсюду. В 1840-х годах в городе Нью-Йорке бродили тысячи беспризорных хрюшек, которые усугубляли проблему.

Не нужно забывать и про лошадиные отходы которые в сырую погоду размокали на немощеных улицах, а в сухую погоду превращались в дурно пахнущую пыль, которую разносил ветер. Подсчитано, что в 1900 году на улицах Нью-Йорка лошади оставляли свыше 1 130 тонн фекалий и свыше 270 тысяч литров мочи ежедневно. Х. Л. Менкен описывает город Нью-Йорк как одно «сплошное зловоние». Да и деревенская жизнь не слишком отличалась в вопросах здоровья, поскольку большинство домов страдали от «навоза и фекалий».

И кроме того все было заплевано. В те дни, когда курение не было так популярно, американцы жевали табачную смесь повсюду – и дома, и на улице. Правда, более благородные хотя бы не плевали на стол.

«Старые добрые времена» были временами невежества - невежества, которое унесло массу человеческих жизней. Например, в Мемфисе, штат Теннеси, желтая эпидемия 1878 года погубила- 5 150 из 38 500 жителей. В том же году Новый Орлеан потерял 3 977 человек. Но это лишь половина того количества смертей, которое последовало в городе за эпидемией 1853 года (она стоила 7 848 жизней). Причиной желтой лихорадки и других эпидемий называют плохой воздух - то, что в источниках названо «миазмами». Так, люди часто спали в слабо или вовсе не проветриваемых помещениях, чтобы сохранить свое здоровье.



Спасибо Тебе, Боже, за самое простое в жизни - такое, как чистая вода и воздух.

5 июня.


Медицина в девятнадцатом веке – старые добрые времена они были ужасны – III.

«И женщина, страдавшая кровотечением двенадцать лет, которая, издержав на врачей все имение, ни одним не могла быть вылечена». Лк.8:4З .

Если бы вам довелось заболеть в девятнадцатом веке, вам, определенно не хотелось бы посещать больницу. Поездка туда часто означала смертный приговор, поскольку то была эра, в которой еще не знали микробов. Эпидемия была частым гостем в этих негигиеничных заведениях, изначально основанных для бедных. Больница 1840-х годов была местом последнего пристанища - местом, куда приходили умирать. Люди при деньгах приглашали врачей на дом.

К сожалению, домашняя медицинская практика. не отличалась особым разнообразием. Всеобщая точка зрения на болезни заключалась в том, что нарушен баланс «тканевых жидкостей». Вылечить означало восстановить баланс. Первым шагом в этом процессе было сцеживание излишков крови, от пол-литра до литра. Чистка организма слабительными обычно сопровождалось кровопусканием. Врачи давали пациентам сильные препараты, В состав которых входили ртуть и стрихнин - вещества, известные ныне как крайне ядовитые.

Но в век когда лихорадка, диарея и рвота считались признаками выздоровления, такие препараты имели желаемый эффект быстрого обезвоживания организма. Неудивительно, что это время было названо веком «героической» медицины.

Хирургическая деятельность была не менее героической, если учесть, что она не включала анестезию. Достаточно вспомнить молодого, Урию Смита, которому. ампутировали ногу на кухонном столе, без анестезии, если не считать материнской руки. И даже после операции никто не удосужился обеспечить санитарные условия, поскольку никто не знал о микробах.

А что требовалось, чтобы стать врачом? Немногое. От четырех до восьми месяцев обучения в одном из сомнительных вузов - и человек получал медицинскую степень, даже если он не окончил общеобразовательную школу. Удивительно, что в то время Оливер Уендел Хоумз отмечает, что «если бы вся применяемая materia medica могла быть отправлена на дно морское это было бы лучше для человечества и хуже для рыб».

Сын Елены Уайт Эдсон имел одну из этих медицинских степеней. Он резко отзывается об этом своем опыте, говоря, что врачи - «злодеи, гигиено-терапевтическая клиника - сплошное очковтирательство, а Старинную Врачебную кузницу следует бросить в реку Делавэр».

Заблуждение смертельно.

Истина нас освобождает - даже на физическом уровне.

6 июня.

Санитарные реформаторы.

«И познаете истину, и истина сделает вас свободными». Ин. 8:32.

Именно в контексте невежества в вопросах здоровья мы наблюдаем подъем американского движения за реформу здоровья в 1830-е годы. Одним из самых влиятельных и представительных реформаторов был Сильвестер Грэхэм. В статье журнала «Грэхэм джорнал» от 1837 года можно найти отблески его идей. По Грэхэму, (1) «основой питания должны быть, овощи и фрукты»; (2) хлеб необходимо печь из муки грубого помола; (3) «вместо сливочного масла можно использовать сливки»; (4) пищу необходимо тщательно пережевывать; (5) «мясо и рыбу... лучше исключить»; (6) нужно избегать жирных подлив и острых приправ; (7) «любые. стимуляторы, всех видов и сортов, такие как чай, кофе, вино, табак (в любом виде ), сидр, пиво и пр. недопустимы; (8) «чистая мягкая вода» - лучший напиток; (9) «последний прием пищи за день должен быть легким» и осуществляться за 3-4 часа до сна; (10) «нельзя употреблять ни крошки вне очередного приема пищи»; (11) нельзя переедать; (12) «воздержание всегда предпочтительнее приема лекарств»; (13) необходимо спать около 7 часов в день в «достаточно проветренном помещении»; (14) никогда нельзя носить тесную одежду; (15) «купание [даже ежедневное] в теплой или холодной воде в высшей степени рекомендовано»; (16) «упражнения на открытом воздухе абсолютно необходимы»; и (17) «вновь испеченный хлеб нельзя есть, пока не прошло от 12 до 24 часов».

Для верующих законы здоровья имели Божественный статус; Так, Теодор Дуайт Уэлд утверждал, что «это такие же Божьи законы, как "возлюби Господа всем сердцем твоим",и "возлюби ближнего, как самого себя"»; Соблюдение их означало здоровое тело, тогда как нарушение грозило болезнью. Уэлд утверждал, что выбор был «между повиновением Богу и противлением Ему, сохранением жизни или уничтожением ее, соблюдением шестой заповеди и самоубийством».

Прямое отношение к реформе здоровья, будучи вполне совместимым с ней имел подъем различных медицинских практик, которые противопоставлялись препаратным и кровопускательным техникам того времени. Одна из них, гидротерапия, рекомендовала внутреннее и внешнее использование воды в лечебных целях. Врачи-гидротерапевты в основном придерживались взглядов Грэхэма.

Некоторые адвентисты полагают, что программа санитарной реформы придумана нами.

Вовсе нет! Бог любит всех людей и трудится над сердцами многих, дабы облегчить страдания больной планеты. Слава Богу за необъятность Его милости.



7 июня.

Елена Уайт и санитарная реформа.

«Боже! будь милостив к нам и благослови нас, освети нас лицем Твоим, дабы познали на земле путь Твой, во всех народах спасение Твое.». Пс.66.2-3.

Те из нас, кто знаком с советами Елены Уайт в вопросах здоровья, признают, что она находилась в гармонии со взглядами большинства реформаторов, ратующих за здоровый образ жизни. Таким образом, она не была в одиночестве, отвергая «использование ядовитых лекарств», «которые, вместо того чтобы помогать природе, парализуют ее силы» (Служение исцеления, стр, 126;. Медицинское служение, с.224).

В еще большей степени Елена Уайт поддерживала реформаторов, когда рекомендовала использовать природные средства: «чистый воздух, солнечный свет, воздержание, отдых, упражнения, надлежащая диета; использование воды, доверие Божественной силе» (Служение исцеления, с. 127.)

Первые адвентисты были знакомы со взглядами Елены Уайт и ее современников, а также с ее чисто адвентистскими дополнениями. Так, Дж. Ваггонер в 1866 году писал; что,«мы не претендуем на первенство в открытии основных принципов санитарной реформы. Данные, на которых это движение базируется, в большой мере были тщательно проработаны реформаторами, врачами и авторами работ по физиологии и гигиене, будучи, таким образом, рассредоточены по всей стране. Но мы утверждаем, что посредством Божьего выбора [советов Елены Уайт] эта реформа была более ясно и в большей степени раскрыта и теперь имеет то влияние, какого нельзя было, ожидать от других источников.

Как чисто физиологические и гигиенические истины, возможно они бы удостоились досужего исследования некоторыми, а другими, были бы отложены в сторону как недостойные внимания. Но, будучи помещенной в один ряд с великими истинами третьего ангела велением и властью Духа Святого, а также будучи заявленной как средство, при помощи которого слабые будут превосходить сильных, а наши больные тела очищены и приготовлены к преображению санитарная реформа открывается нам как существенная составляющая истины для наших дней».

В то время как Елена Уайт в основном соглашалась с реформаторами, жившими в ее время; одним из ее вкладов в область здоровья было внедрение вести о санитарной реформе в адвентистское богословие.

С того времени, как она начала писать на данную тему, с 1863 года и по сей день адвентисты ведут особый образ жизни. Результатом стали оздоровление тела и продление жизни. Долголетие стало особым аргументом для мира, наглядной иллюстрацией чего стал недавний выпуск журнала «National Geographiс» и др. свидетельство Церкви должно быть свидетельством здоровья во всех областях жизни.

8 июня.

Адвентисты не всегда придерживались санитарной реформы.

«Еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить». Ин.l6:12.

Адвентисты не всегда придерживались здорового образа жизни.

Взять, например, нечистое мясо. В ноябре 1850 года Джеймс Уайт заметил, что некоторые верующие были «обеспокоены вопросом употребления свиного мяса», а, кто-то и вовсе воздерживался от него. У него не было возражений против такого поведения, но он утверждал, что сам он «ни в коем случае не верил, что, согласно библейскому учению, правильное его употребление является грехом». Против чего он действительно протестовал, так это против лиц, отвлекающих других от центра их вести - субботы в эсхатологической перспективе.

Несколько лет спустя, после того, как его супруга написала, письмо женщине "по имени Кертис, что употребление свиного мяса не является принципиальным вопросом веры, Джеймс написал на обороте: «Чтобы вы знали нашу позицию по данному вопросу, сообщаю вам что мы только что зарезали борова весом в двести фунтов».

И снова, в 1859 году Елена Уайт наставляла С. Н. Хаскелла и других, что его взгляды на свиное мясо не принесут вреда, если сохранят их при себе. «Но своими мнениями и суждениями вы сделали этот вопрос принципиальным, и ваше поведение ясно показывает ваши убеждения, поданному вопросу» (Свидетельства для Церкви, т. 1, с.206- 207).

Она также добавила: «Если Бог требует от Своего народа воздерживаться от употребления свиного мяса, Он пошлет убеждение в этом вопросе ... Если долг Церкви воздерживаться от свиного мяса, Бог откроет это более чем двоим или троим. Он наставит Свою Церковь о ее долге.

Бог выводит целый народ,- а не несколько разрозненных индивидуумов, один из которых верит в одно, другой в другое... Третий ангел выводит и очищает народ, и эти люди должны следовать за Ним стройно. Некоторые же бегут впереди ангелов, ведущих народ... (там же, с. 207).

На протяжении своего долгого служения Елена Уайт твердо верила, что Бог совершенствовал Свой народ. И как только они объединялись в одном вопросе (но не ранее), Он подводил их к следующему шагу. Прогресс вплоть до 1863 года был очевиден. Сначала они объединились в доктрине, затем по вопросу организации. Только теперь они были готовы к Его водительству в области Санитарной реформы и всего, что касается стиля жизни.

Божье водительство всегда имеет определенную логику.

9 июня.

Но один санитарный реформатор все же был.

«И отдалит от тебя Господь всякую немощь». Втор.7:15.

Джозеф Бейтс, как и во многих других областях, был пионером санитарной реформы. Будучи капитаном в 1821 году, он отказался от употребления горячительных напитков, когда обнаружил, что ожидает своего ежедневного глотка спиртного больше, чем еды. Вскоре, в 1822 году, он оставил вино, в 1823 году - табак, а все виды алкогольных напитков...,- в 1824 году. Затем в 1831 году он отказался от чая и кофе, поскольку «Это яд». «О ни так влияли на мой организм, - писал он, - что я не мог ни спать, ни отдыхать до полуночи».

Далее на очереди была мясная пища. «В феврале 1843 года, - вспоминает он, - я принял решение не употреблять мясо в пищу. «Спустя несколько месяцев я перестал есть сливочное масло, жир, сыр, пироги и пирожные».

Впервые он оценил преимущества вегетарианской диеты в 1820 году, обнаружив, что двое рабочих-ирландцев, которые ели картофель, были в состоянии выполнить больший объем работы, чем семь или восемь их товарищей, которые ели мясо. Позднее такие писатели, как Сильвестер Грэхэм, привели его к полному вегетарианству.

Жизнь Бейтса наилучшим образом демонстрировала преимущества санитарной реформы. В отличие от большинства ранних субботствующих лидеров он обладал исключительным здоровьем. С того момента, как в конце 1820-х он оставил море, известны только два случая его болезни. И, похоже, оба были связаны с малярией. В возрасте 79 лет он выступил на конгрессе, посвященном вопросам здоровья, свидетельствуя о своем опыте санитарной реформы и превосходном состоянии своего здоровья как результате этой реформы. «Вопреки моим прежним убеждениям о том, что если мне будет позволено дожить до таких лет, то я, судя по рискам, которым подвергался в море, буду страдающим калекой, - слава Богу... Чьи обильные благословения сопровождают каждую попытка человека к преобразованиям, я абсолютно свободен от всякой хвори и боли. И при условии соблюдения санитарной реформы и отказа от неполезного мне предстоит радостная, отрадная перспектива стоять без порока пред престолом Божиим в окружении искупленных Агнцем».

Однако вплоть до начала 1860-х Бейтс хранил молчание о своей санитарной реформе. Когда его спрашивали, отчего он не использует некоторые продукты, его обычным ответом было: «Я свое уже поел». Джеймс Уайт сообщает, что «в то время он не упоминал о своих взглядах, касающихся особой диеты, ни публично, ни в частных беседах, если его не спрашивали напрямую».

Все изменится в 1863 году.

Но прежде чем мы двинемся далее, давайте помыслим о связи между здоровым образом жизни и крепким здоровьем. Эта пропорция не была случайной в жизни Бейтса. Так же, как и в нашей.



10 июня.

Видение о санитарной реформе.

«Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога?» 1Кор.6:19.

Несколько дней назад мы отметили, что истина развивается и что Бог шаг за шагом ведет Свой народ. Так было и с санитарной реформой. Поскольку доктринальные и организационные неурядицы были улажены, вопросы образа жизни (включая вопросы здоровья) стали следующей ступенью, развития адвентизма и истины для настоящего времени.

6 июня 1863 года, через каких-нибудь 15 дней после формирования Генеральной Конференции адвентистов седьмого дня, Елена Уайт получила одно из самых знаковых видений за всю историю своего служения. В тот же день она писала: «Я видела, что мы [они с Джеймсом]' должны особо заботиться о здоровье, которым наделил нас Бог, ибо наше дело еще не сделано... Я видела, что нам следует поддерживать радостный, полный надежд и умиротворения образ мыслей, ибо от этого напрямую зависит наше здоровье... Чем совершеннее наше здоровье, тем совершеннее будет наш труд.

Мы не должны оставлять попечение о себе на усмотрение Бога, но заботиться о том, что Бог поручил нам блюсти и хранить. Нарушать Божьи законы здоровья, а затем просить Его позаботиться о нашем самочувствии и сохранить от болезней, тогда как мы живем в прямом противоречии собственным молитвам, все это небезопасно и не имеет Божьего благоволения.

Я видела, что наш святой долг - обратить свое внимание на здоровье и призывать других к выполнению этого долга... Мы должны говорить, выступать против всякого рода неумеренности - в работе, в еде, питии, употреблении лекарств - и указывать им на великое Божье средство: вода, чистая мягкая вода для исцеления, здоровья, чистоты и удовольствия» (Рукопись 1,1863 г.).

Хотя это был личный совет Елене и Джеймсу; он в одинаковой степени применим и к Церкви в целом. «Я видела, - писала она, - что мы не должны молчать, но пробуждать умы на предмет здоровья» (там же).

И она стремилась пробуждать людей. С этого момента в своих трудах она в большей степени говорила о долге и необходимости сохранять здоровье и показывала, как этого добиться.

И весьма своевременно. Ее муж находился на грани инсульта, который будет препятствовать его служению всю его последующую жизнь. По причине болезни они недавно потеряли двоих из четверых своих детей. А многие церковные лидеры страдали хроническими заболеваниями.

На тот момент не было ничего более насущного, чем благословение здоровьем. Это верно и теперь.

11 июня.

Второе видение о санитарной реформе

«Вы не свои... ибо выкуплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших; которые суть Божии». 1Кор.6:19-20.

«В видении, полученном мною в Рочестере, штат Нью-Йорк, 25 декабря 1865 года, мне было показано, что наш народ, соблюдающий субботу, небрежно относится к свету, который дал Бог о санитарной реформе. Что нам еще предстоит великая работа и что как народ мы слишком медлительны в следовании Божьему провидению, которым Он ведет нас» (Свидетельства для Церкви, т. 1, с.485).

Ее видение 1865 года показало, что санитарная реформа для адвентистов седьмого дня была не просто личным делом каждого, но имела социальное и евангельское значение. Это видение призывало адвентистов создать свои собственные лечебные учреждения.

Такое учреждение, с точки зрения Елены Уайт, имело двойное евангельское значение. Во-первых, оно окажет влияние на верующих, приготовляя их к «громогласной вести третьего ангела» и готовя к преображению. Конечно, укрепленное здоровье также будет способствовать распространению, их вести среди других.

Вторым евангельским аспектом их нового лечебного учреждения станет прямой доступ к неверующим. «Когда неверующие, - писала Елена Уайт - обратятся в учреждение, призванное успешно лечить болезни и обслуживаемое врачами, соблюдающими субботу; они окажутся под непосредственным влиянием истины. Познакомившись с нашим народом и нашей истинной верой, они перестанут прислушиваться к предрассудкам и получат благоприятное впечатление. Оказавшись таким образом, под влиянием истины, некоторые не только получат облегчение от телесных недугов, - но найдут исцеляющий бальзам своим пораженным грехом душам... Спасение одной такой души ценнее всех средств, необходимых для создания этого учреждения» (там же, с. 493).

Такой в общих чертах была философия Елены Уайт на предмет лечебных учреждений. Их евангельская функция была центром ее мышления. Церкви надлежало создавать учреждения, которые помогали бы не только своим членам, но стали бы средством распространения вести третьего ангела среди тех, кто находился за пределами церковного членства. Такие учреждения отвечали бы не только физическим, но моральным и духовным нуждам людей.

Мы живем. в разбитом мире, и Бог желает, чтобы все мы вновь обрели целостность. Как адвентисты мы все еще владеем преимуществом не только жить здоровой жизнью, но и делиться принципами здорового образа жизни с другими.

12 июня.

Равновесие неуравновешенных

«Господь - крепость жизни моей». Пс.26:1.

Видение, которое увидела Елена Уайт 25 декабря 1865 года, не только показало евангельское предназначение адвентистских лечебных учреждений, но и определило место санитарной реформы в адвентистском богословии, давая понять, что «санитарная реформа ... является частью трехангельской вести и имеет к ней столь же прямое отношение, как рука и кисть руки к человеческому телу» (Свидетельства для Церкви, т. 1, с. 486).

Это открытие одновременно принесло пользу лично адвентистам и имело решающее значение в установлении, связи между вопросом образа жизни и эсхатологическим богословием Церкви, обнаруживая, что как наши тела едины в своем физическом, умственном и духовном аспектах, как и адвентистская доктрина представляет собой одно целое, в противоположность набору разрозненных идей.

Вскоре адвентисты уже рассматривали весть о здоровье как «правую руку (трехангельской) вести». И это правильно. Но некоторые проповедники и другие верующие, должно быть, по причине излишнего рвения впали в крайность.

Таким образом уже несколько месяцев спустя Елена Уайт старательно пыталась исправить любое ложное впечатление, могущее иметь место, и потому писала: «Санитарная реформа тесно связана с третьей вестью, но это не сама весть. Наши проповедники должны наставлять людей о санитарной реформе, но не замещать ею саму весть. Ее место там, где говорится о том, как приготовиться к событиям, провозглашаемым вестью. Здесь она особо значима. Нам следует приниматься за любую реформу с ревностью, и все же нельзя создавать впечатление, что мы проявляем нерешительность и страдаем фанатизмом» (там же, с. 559).

К несчастью, для многих оказалось трудным удерживать равновесие в вопросе санитарной реформы. Как отмечает Джеймс Уайт, некоторые слишком быстро углублялись в тему, впадали в фанатизм и бросали тень как на Церковь, так и на сам предмет их проповеди. Другие и вовсе никуда не двигались.

Со своей стороны, Елена Уайт долгие года боролась с теми, кто «отбирают высказывания, порицающие те или иные привычки, связанные с питанием, - высказывания, написанные в предостережение и наставление конкретным людям, становившимся на путь зла или уже идущим по нему. Упомянутые братья и, сестры цепляются за эти высказывания и максимально усиливают их, выдвигая их наряду со своими предосудительными чертами характера, делая их мерилом для других и используя их там, где они могут принести лишь вред» (Избранные вести, т.3, с. 285).

Господи, даруй нам равновесие всех сторон нашей жизни. Аминь.



13 июня.

Распространяя слово о здоровье – I.

«Исцеляет тебя Иисус Христос». Деян.9:34.

Через четыре месяца после второго видения о санитарной реформе Елене Уайт представилась возможность изложить свои взгляды перед молодой Церковью на четвертой сессии Генеральной Конференции в мае 1866 года. В присутствии руководителей она в решительной форме обозначила принципы санитарной реформы, а также важность принятия и передачи этих принципов другим.

Она подчеркнула, что такой реформе «пока уделяется мало внимания» и что Церкви предстоит «гораздо более великий труд» в этой области, чем кто-то мог представить. Свое выступление она завершила призывом о том, что для здоровья и исцеления адвентисты седьмого дня «должны иметь собственные учреждения» (Свидетельства для Церкви, т. 1, с. 486-487;492).

В результате на сессии Генеральной Конференции было принято несколько резолюций. Одна из них признавала важность санитарной реформы «как части работы Божьей, возложенной на нас сегодня. Мы обязуемся жить в соответствии с этими принципами и приложим все старания, чтобы внушить другим важность этих принципов».

Вторая резолюция поручала доктору Горацио С. Лэю (вероятно, единственному врачу адвентисту того времени) «написать в "Ревью" серию статей на тему санитарной реформы».

Наступил новый этап. Резолюции отражали глубокое убеждение в том, что санитарная реформа имеет великое значение.

Часто бывает так, что в своих решениях люди сильнее, чем в последующих действиях. Но в данном случае все было иначе. Люди ждали серию статей г. С. Лэя на тему санитарной реформы, а получили нечто лучшее: доктор Лэй был назначен редактором ежемесячного издания в 16 страниц под названием «Реформатор здоровья».

В предисловии к «Реформатору здоровья» доктор Лэй утверждает, что цель издания «оказать помощь, насколько это возможно, в великой работе преобразования нездорового образа жизни, столь распространенного в наши дни». Оно будет отстаивать идею лечения болезней посредством «использования природных средств - воздуха, света, тепла; упражнений, пищи; сна, отдыха» и т; д.

Первые адвентисты серьезно относились к распространению своего нового видения. Поскольку в то время многие из них страдали слабым здоровьем, они тем более ценили это новое понимание. Они радовались, что Господь ведет их наилучшим путем.

14 июня.

Распространяя слово о здоровье – II.

«Я буду еще славить Его, Спасителя моего и Бога моего». Пс.41:12.

Церковь не стала медлить с изданием «Реформатора здоровья». Первый номер издания вышел в свет в августе 1866 года, через, три месяца после сессии Генеральной Конференции.

Это первое издание содержало статьи нескольких служителей, доктора Лэя и одну от Елены Уайт. Она настаивала, что «мужчины и женщины должны самостоятельно вникать в санитарное учение», и закончила тем, что «невежество в этом вопросе является грехом. На нас изливается свет, и нет нам оправдания, если мы не дорожим этим светом и не просвещаемся в отношении вещей, понимание которых должно стать предметом наивысшего интереса на земле» (Ревью энд Геральд, август 1866г.).

Наряду со многими другими служителями, чьи статьи печатались в издании, во втором номере доктор Лэй поместил заметку для тех, кто думал, что «О здоровье. Могут говорить только доктора медицины, а о богословии – только доктора богословия». Он указывал, что многие из авторов статей, не имеющих медицинского образования, применяют санитарную реформу на практике и что все статьи «проходят профессиональную проверку и одобрение, прежде чем попасть в руки читателей».

Было множество свидетельств о преобразовании здоровья. Например, Дж. У. Амадон сообщает: «Каждый день мое сердце исполняется радостью, когда я вижу благословения санитарной реформы на примере жизни ее искренних последователей. От себя лично я могу сказать, что чувствую себя во сто крат лучше, чем когда жил в грубом нарушении законов нашего бытия. Сегодня вместо болей и слизистых выделений, перегруженного мозга и длинного списка умственных и телесных недугов я в большой степени наслаждаюсь полной свободой. Благословен Бог за все это!»

Исаак Санборн сделал наблюдение о том, что благодаря санитарной реформе он абсолютно свободен от ревматизма, приступами которого страдал до такой степени, что целыми днями не мог ступить и шагу, и, несмотря на то, что он часто подвергался риску заболеваний в плохую погоду и в слабо проветриваемых помещениях, он уже два года не знал, что такое серьезная простуда.

Далее следовало острое высказывание одного человека о том, что «если бы ему нужно было принести дьяволу жертву всесожжения, он выбрал бы свинью, набитую табаком».

Наши сердца должны исполняться радостью при мысли о возможных альтернативах крепкого здоровья. Так легко забываются дни невежества и обильные благословения доброго самочувствия.



15 июня.

Взгляд на санитарную реформу

«Бог же надежды да исполнит вас всякой радости». Рим.15:13.

Мое сердце все еще согрето словом, которое мы читали вчера; тем, о чем поведал один адвентист, который заявил, - что его сердце трепещет от радости при виде благословений санитарной реформы.

Эта мысль напомнила мне мою первую евангельскую кампанию. Местом проведения был городок Корсиканна, штат Техас, население которого в 1968 году составляло около 26 тысяч человек, а адвентистская церковь насчитывала 12 членов; и из этих 12 почти всем было за 70, и только один из них был мужчиной.

Я, собственно, ничего не имею против пожилых людей. В конце концов, я сам становлюсь таковым. Равно как и против женщин. Моя мать женщина. Но молодой проповедник жаждет разнообразия полов и возрастов. И я был рад, что каждый вечер собиралась большая компания людей, включая женщину - неадвентистку, которая приглашала на каждую встречу пятерых своих знакомых. Но, выходя однажды после очередной встречи; она сказала:

- Брат Найт, я не приду завтра и не приведу своих друзей.

- Почему? - осведомился я.

- Мне не нравится название вашей проповеди. Вы собираетесь говорить о том, что я не в силах сделать.

Я считал свое название симпатичным, если не искрометно остроумным.

- «Почему Я не ем крыс, змей и улиток».

Обретя дар речи, я пригласил эту женщину и ее друзей на следующую встречу и заверил, что завтра, покидая собрание, они скажут, что это лучшая из моих проповедей. Единственная проблема заключалась в том, что проповедь была еще не готова, и я не знал, как выполнить свое обещание.

Бессонная ночь. Но в 4:00 или 5:00 утра мозаика сложилась.

Бог любит тебя!

И поскольку Он любит тебя, Он желает тебе счастья. И Он знает, что ты не счастлив, когда болен.

Вот почему Он дал несколько идей, как стать счастливее.

В тот вечер, покидая собрание вместе со своими друзьями, она остановилась и сказала: «Брат Найт, это лучшая из ваших проповедей!»

Если это принесло пользу ей, то тем более мне. Этот случай направил меня от негативной манеры проповеди к позитивной.

А что может быть позитивнее и радостнее, чем крепкое здоровье?

Благодарю Тебя, Отче, за это особое благословение. Наши сердце тоже исполняются радостью.

16 июня.

Собственное лечебное учреждение

«Когда мы видели Тебя больным? И Царь скажет им в ответ: «истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне». Мф.25:39.

Исцеление играло важную роль в земном служении Христа. Так было и с адвентизмом. Сегодня наша Церковь спонсирует целую систему в состав, которой входит около 800 учреждений; занимающихся вопросами здоровья по всему миру.

Эта огромная структура берет свое начало от видения, полученного Еленой Уайт в декабре 1865 года, и от ее призыва создать собственное адвентистское медицинское учреждение в мае 1866 года. Подобно случаю с «Реформатором здоровья», отклик церкви был незамедлительными мощным. Адвентисты открыли свой Институт санитарной реформы в Батл-Крике, штат Мичиган, 5 сентября, спустя всего четыре месяца после сессии Генеральной Конференции.

Разумеется, его открытие не было особо впечатляющим. Институт располагал «двумя врачами, двумя банщиками, одной медсестрой (необученной), тремя-четырьмя помощниками, одним пациентом, массой неудобств, огромной верой в будущее института и принципами, которые он имел в своем основании».

Заметка Джеймса Уайта, напечатанная на обороте номера «Ревью» от 11 сентября, выражает радость от быстрого отклика Церкви и ее членов. «Не успели мы оглянуться на конференцию этого мая, [имевшую место] менее чем четыре кратких месяца назад, как дело уже начало осуществляться практически среди нашего народа.

Теперь мы созерцаем прекрасный участок земли; готовые к работе здания; знающую команду помощников; два уже изданных номера журнала, чей подписной лист удвоился за последние несколько недель; сумму, граничащую с одиннадцатью тысячами долларов, уже находящуюся в активах предприятия; открытый институт и уже начавшиеся процедуры. Ни в одном предприятии, когда-либо предпринимаемом этим народом, не была столь явно видна рука Господа, как здесь».

Это небольшое учреждение, возможно, имело весьма скромное начало.

Но в последующие 35 лет оно вырастет в одно из ведущих мировых лечебных учреждений, когда Дж. Х. Келлогг преобразует его в батл-крикский санаторий.

Тем временем само существование этого заведения свидетельствовало о расширении чувства миссии среди адвентистского народа. Так и должно быть. Весть, содержащаяся в притче из Мф.25:31-46, заключается в том, что Бог ожидает от Своего народа социального служения для нужд других.

17 июня.

Перед вами Джон Харвей Келлогг

«Я обложу тебя пластырем и исцелю тебя от ран твоих». Иер.30:17.

Деятельный, сильный и прозорливый - вот лучшие слова, позволяющие описать 23-летнего Джона Харвея Келлогга, который принял на себя руководство батл-крикским санаторием в 1876 году. Он был всего около 160 см. ростом, но чего ему недоставало внешне, он добирал смелой настойчивостью в любом деле, за которое брался.

Изначально он не собирался становиться врачом. На самом деле он собирался стать учителем. Но после того как Джеймс Уайт оплатил его учебу, а также учебу Эдсона и Уилли Уайт в Гигиено-терапевтическом колледже в 1872 году, он не только получил медицинскую степень, но и желание учиться дальше.

При финансовой поддержке супругов Уайт он провел год, изучая медицину в Мичиганском университете и еще год в Нью-Йоркской медицинской школе при больнице в Бельвью, пожалуй, лучшем на тот момент медицинском учебном заведении в стране. По окончании учебной программы в 1875 году он сказал Елене Уайт: «Я чувствую, что вешу на 50 фунтов больше с тех пор, как получил кусок овечьей кожи площадью в два квадратных фута. Овца, кстати, самая настоящая. Ни одна липовая бумажка не сравнится с Гигииено-терапевтическим документом».

Летом 1875 года он вернулся в Батл-Крик и вскоре уже работал в Институте санитарной реформы. На следующий год он стал его директором, на условии с его стороны, что его контракт продлится один год, даже не догадываясь, что задержится на этой должности 67 лет.

На момент его вступления в должность в 1876 году в институте находилось 20 пациентов, шесть из которых уехали вместе с предыдущим руководителем, а еще двое ретировались, едва взглянув на врача-мальчишку. Но Келлогга это не смутило.

3а несколько месяцев количество его пациентов удвоилось, и к 1877 году потребовалось новое здание. Это было началом программы строительства, которая к концу столетия превратит батл-крикский санаторий в одно из крупнейших и известнейших лечебных учреждений в Соединенных Штатах.

Тем временем Келлогг в свободное время успел написать около 50 книг, изобрел кукурузные хлопья и производство сухих завтраков, сделал вклад в развитие передовой медицинской технологии и стал хирургом с мировым именем.

Бог благословил маленького гиганта сверх всяких ожиданий. Он всегда благословляет тех, кто стремится к развитию.

18 июня.

Адвентизм во время войны - I

«Не убивай». Исх.20:13.

Адвентизм седьмого дня как церковная организация только зарождался, когда на Соединенные Штаты обрушилась Гражданская война 1861-1865 гг. В соотношении, к общей численности населения эта война унесла больше американцев, чем Война за независимость, война 1812 года, Мексикано-американская война, Испано-американская война, Первая и Вторая мировые войны, Корейская и Вьетнамская войны вместе взятые. Тем не менее адвентисты не послали ни одного солдата для участия в этом наиважнейшем столкновении, входе которого решалось два вопроса: продолжат ли Соединенные Штаты существовать как единая нация и останется ли на территории США рабство.

Почему они не принимали участия?

Вот вопрос, на который попытался ответить Джеймс. Уайт в «Ревью энд Геральд» от 12 августа 1861 года. Первые его высказывания подчеркивали тот факт, что адвентисты были законопослушными гражданами Соединенных Штатов, отмечая, что «пророческое слово указывает на рабство как на грех, самый мрачный и навлекающий проклятье на эту нацию»; что многие адвентистские публикации «были строго запрещены в рабовладельческих штатах», поскольку осуждали рабство; что «те из нас, кто вообще участвовал в последних президентских выборах, голосовали за Авраама Линкольна». «Мы не знаем, - писал в заключение Уайт, - ни одного человека среди адвентистов седьмого дня, кто хоть немного сочувствовал бы расколу».

Обозначив адвентистов как законопослушных граждан, он перешел к пояснениям, почему они как Церковь не направляют своих солдат. Твердо отстаивая Десятисловие, писал он, мы заявляем что «позиция, которую заняли наши люди по отношению к вечности и святости Божьего Закона, содержащегося в Десяти Заповедях, не согласуется с требованиями войны. Четвертое предписание этого Закона гласит: "Помни день субботний, чтобы святить его", шестое гласит: "Не убивай"». Его точка зрения довольно ясна. Адвентисты не могли пойти добровольцами на военную службу, поскольку это поместило бы их в среду, где они сознательно нарушили бы как минимум две Божьи заповеди.

Уайт приступил к решению проблемы, хотя и не решил ее окончательно.

Но он поднял вопрос, который затронет десятки тысяч молодых адвентистов. Не все нравственные вопросы столь просты для понимания в мире греха. В такие моменты Церковь нуждается в Божьем руководстве.

19 июня

Адвентизм во время войны - II

«Итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу». Мф.22:21.

Как должны христиане относиться к военной службе? Вот вопрос, который поднял Джеймс Уайт 12 августа 1861 года. Его первый ответ. был довольно прямолинеен: адвентисты не могут идти добровольцами в армию, поскольку подобный акт ставит их в такое положение, при котором они делают выбор в пользу нарушения как минимум двух из Десяти Заповедей.

Таким образом; мы имеем ответ Джеймса Уайта на сложный вопрос о поведении адвентистов в отношении Бога и правительства. Вкратце:

Адвентисты - законопослушные граждане.

Адвентисты не могут идти добровольцами на войну, поскольку это вынуждает их нарушить Божий Закон.

Будем помнить, что в то время в Соединенных Штатах закон о призыве на военную службу еще не был принят. Речь шла о вероятности. Но именно эту вероятность молодая адвентистская Церковь, еще не имевшая в 1861 году Генеральной Конференции, которую можно было бы представить правительству, должна была тщательно проработать, тогда как «мясорубка» жестокого , противостояния продолжала уносить жизни.

Адвентисты седьмого дня в США зарегистрированы правительством как не участвующие в боевых операциях. Они всегда готовы служить везде, за исключением ношения оружия, участия в военных операциях и в совершении обычных дел в субботу.

Церковь адвентистов седьмого дня неоднократно выражала свое отношение к войне. В принятых декларациях было обращение к властям с просьбой, чтобы наши религиозные убеждения были признаваемы и чтобы от нас требовалось такое служение своей стране, которое не будет нарушать свободу нашей совести в послушании Закону Божьему, который содержится в Десяти Заповедях, как он истолкован в учениях Христа и подтвержден примерами Его жизни.

Как христиане мы являемся гражданами двух царств: и все мы сталкиваемся с проблемой как оставаться верными обоим царствам.

20 июня

Адвентизм во время войны - III

«Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение». Рим.13:1-2.

Любимый стих Адольфа Гитлера! Он постановил, что этот или параллельный ему стих в 1Петр.2:13 должен читаться по меньшей мере раз в год в каждой церкви Третьего рейха.

Римлянам 13-я глава не оставляет никаких сомнений в том, что христиане обязаны повиноваться правительству. Но что, вновь спрашиваем мы, делать нам, если Богом назначенный представитель власти (правительство) велит нам совершать поступки, которые вынуждают нас идти наперекор Божьему учению? Вот вопрос, который волновал адвентистов в течение Гражданской войны - первой войны, с которой они должны были столкнуться как Церковь.

Статья Джеймса в «Ревью» от 12 августа 1862 года, в которой он высказал свою точку зрения по вопросу войны была воспринята неоднозначно.

На протяжении трех месяцев после выхода статьи Д. Уайта на страницах «Ревью» проходило публичное обсуждение проблемы христианского долга в случае их ролевого конфликта как граждан царства Небесного и, граждан конкретного земного государства,- каждое из которых имеет свои законы, порой противоречащие друг другу.

Первое, что кажется очевидным в этих дискуссиях, это необходимость изучать такие неоднозначные, но важные вопросы в мирное время, когда эмоции находятся в покое и есть время, как следует обдумать вопрос.

Правда, в данном случае все было иначе. Они пытались найти ответ на фоне эмоционального кризиса. Но важна сама идея обдумывать важные вопросы до наступления кризиса.

Помоги нам, Отче, использовать мирные времена нашей личной и церковной жизни, приходя к Тебе в исследовании Слова и молитве с целью более полного понимания Твоей воли.


следующая страница >>