Записка комиссии ЦК кпсс под председательством в. М. Молотова в ЦК кпсс о представлении выводов по рассмотренным материалам 10 декаб - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Решение о вводе советских войск в Афганистан было принято 12 декабря... 1 46.35kb.
Решение о вводе войск в Афганистан на заседании Политбюро ЦК кпсс... 1 43.2kb.
Хх сьезд кпсс начало официальной десталинизации 1 34.5kb.
Учебниках истории. "Ленинское завещание" Для многих делегатов XX... 1 439.92kb.
Ссср в последние годы жизни Сталина. Первые попытки реформ и 20 съезд... 1 33.74kb.
Xx съезд кпсс. Экономические реформы 1950-1960-х гг 1 14.1kb.
Бюллетень содержит данные за период с 19 сентября 2011 по 23 сентября... 6 2009.1kb.
Роль ХХ съезда кпсс в разоблачении культа личности И. В. Сталина 1 235.5kb.
Л. Брежнева на посту Генерального секретаря ЦК кпсс сменил: 1 Г. 1 52.9kb.
Зюганов геннадий Андреевич (р. 26 июня 1944, село Мымрино Хотынецкого... 1 8.63kb.
Бухарин H. И. (политический портрет) 1 298.44kb.
Н. Б. Арнаутов1 Использование образа «врага народа» в периодической... 1 191.17kb.
- 4 1234.94kb.
Записка комиссии ЦК кпсс под председательством в. М. Молотова в ЦК кпсс о представлении - страница №1/1

ЗАПИСКА КОМИССИИ ЦК КПСС ПОД ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВОМ В. М. МОЛОТОВА В ЦК КПСС О ПРЕДСТАВЛЕНИИ ВЫВОДОВ ПО РАССМОТРЕННЫМ МАТЕРИАЛАМ
10 декабря 1956 г.
ЦК КПСС
В соответствии с поручением Президиума ЦК КПСС от 13 апреля 1956 года «Об изучении материалов открытых судебных процессов по делу Бухарина, Рыкова, Зиновьева, Тухачевского и других» представляем выводы по рассмотренным Комис­сией материалам.
В. Молотов, К. Ворошилов, Л. Каганович, М. Суслов, Н. Шверник, Е. Фурцева, П. Поспелов, А. Аристов, Р. Руденко
Приложение
ВЫВОДЫ

Комиссии по рассмотрению материалов судебных процессов и других документов,

относящихся к убийству С. М. Кирова и последующим судебным процессам по делу

троцкистско-зиновьевской и правой к[онтр]р[еволюционных] организаций


По поручению ЦК КПСС Комиссия рассмотрела судебные дела:

«О злодейском убийстве С.М. Кирова» - Николаева, Котолынова и др. - декабрь 193 4 года;

«О ленинградской, контрреволюционной зиновьевской группе» - Сафарова, Залуцкого и др. - январь 1935 года;

«Московского центра» — Зиновьева, Каменева и др. — январь 1935 года;

«О контрреволюционных террористических группах в правительственной библи­отеке, комендатуре Кремля и др.» - июль 1935 года;

«Объединенного троцкистско-зиновьевского центра» — Зиновьева, Каменева, Смирнова и др. — август 1936 года;

«Параллельного антисоветского троцкистского центра» - Пятакова, Сокольнико­ва, Радека и др. — январь 1937 года;

«О военно-фашистском заговоре» - Тухачевского, Якира, Уборевича и др. - июнь 193 7 года;

«Правотроцкистского блока» - Бухарина, Рыкова и др. - март 1938 года,

а также связанные с этими делами материалы, имеющиеся в распоряжении ЦК КПСС, Прокуратуры СССР и Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР.

При рассмотрении этих дел Комиссия исходила из того, что «после смерти Лени­на в партии активизировались враждебные течения - троцкисты, правые оппортунис­ты, буржуазные националисты, стоявшие на позиции отказа от ленинской теории о возможности победы социализма в одной стране, что на деле вело бы к реставрации капитализма в СССР. Партия развернула беспощадную борьбу против этих врагов со­циализма». (Из постановления ЦК КПСС от 30 июня 1956 года.)

Завершив восстановление народного хозяйства страны, партия перешла к практи­ческому осуществлению задач построения социализма в СССР и взяла курс на индус­триализацию страны.

Против этого курса партии выступила троцкистско-зиновьевская оппозиция, пы­тавшаяся свернуть партию с ее ленинского пути.

Будучи разбиты на XIV съезде КПСС, зиновьевцы не подчинились партии и, со­брав своих сторонников, начали вести активную борьбу против решений съезда. Особенно политически острой эта борьба была в г. Ленинграде.

Выехавшая в г. Ленинград группа делегатов XIV съезда партии при активном уча­стии С.М. Кирова провела большую работу по идейному разгрому зиновьевской оппо­зиции.

Однако и после этого борьба зиновьевцев против генеральной линии партии не прекратилась.

Летом 1926 года был создан троцкистско-зиновьевский блок - беспринципное объединение оппортунистов, которых соединяла общая ненависть к ленинской линии партии и ее руководству.

Грубо нарушая Устав партии и решения партийных съездов, участники блока по-; вели активную подрывную деятельность, направленную против политики партии на , социалистическую индустриализацию страны.

В 1927 году они навязали партии новую общепартийную дискуссию, состряпав для этой цели антиленинскую «платформу 83-х». Однако, видя неизбежность своего провала, троцкисты и зиновьевцы уже в этот период скатились на путь антисоветской борьбы и создания подпольной организации. Они созывали нелегальные собрания, со­здавали типографии, выпускали антисоветские листовки и даже устроили открытые антисоветские демонстрации в Москве и Ленинграде.

Этими действиями троцкистско-зиновьевский блок способствовал развязыванию антисоветских проявлений враждебных сил внутри страны.

Как показало «Шахтинское дело» и судебный процесс по делу «Промпартии», вредительство, организованное в шахтах Донбасса и в промышленности, ставило сво­ей целью сорвать развитие социалистической промышленности и облегчить восста­новление капитализма в СССР. В то же время была раскрыта и разоблачена вредитель­ская контрреволюционная организация меньшевиков, т.н. «Союзное бюро ЦК РСДРП меньшевиков», также ставившая своей целью восстановление капитализма в СССР. Контрреволюционная деятельность этой организации вдохновлялась и поощрялась лидерами Второго Интернационала.

В этих условиях репрессии, принятые партией по государственной линии с целью пресечения враждебных вылазок троцкистов и зиновьевцев, были правильными.

После XV съезда партии, взявшего курс на коллективизацию сельского хозяйства, в 1930 году был проведен ряд мер, направленных к ликвидации кулачества как класса, на базе сплошной коллективизации.

Используя экономические трудности в стране и имевший место неурожай, кула­чество стало на путь активной антисоветской борьбы (террор, диверсии).

С переходом партии в наступление на кулачество, против партии выступили пра­вые в лице Рыкова, Бухарина, Томского и других. Они требовали отмены чрезвычайных мер в отношении кулаков, вели борьбу против строительства колхозов и совхозов, про­тив политики индустриализации, за отказ от регулирующей роли государства в области ; торговли, то есть по существу вели линию на восстановление капитализма в стране.

Коммунистическая партия решительно разгромила правых капитулянтов.

Враждебные силы внутри страны вели борьбу против социализма, возлагая на-[ Иды на обострение международной обстановки и возникновение войны, как средст­во насильственной реставрации капитализма.

В этот период Япония захватила Маньчжурию и стала готовиться к нападению на СССР, а германская буржуазия установила в своей стране фашизм и, зверски подавив сопротивление рабочего класса, направила усилия на развязывание войны в Европе.

Так создались два очага войны — один на Дальнем Востоке, а другой — в центре Европы.

В этой международной обстановке особенно активизировал свою деятельность и Троцкий, высланный из СССР за границу в 1929 году за свою подпольную антисовет­скую деятельность.

Упорно продолжая борьбу против Советского государства, Троцкий, помимо сво­его обращения в Президиум ЦИК СССР с письмом, призывающим «пересмотреть всю советскую систему» и «убрать Сталина», в 1932 году установил подпольные связи со своими сторонниками, находившимися в СССР, и ориентировал их на усиление контр­революционной борьбы против партии и ее руководства.

Эта установка Троцкого в обстановке идейного и организационного разгрома всех оппозиционных течений внутри СССР могла быть принята только как указание на совершение террора.

Наряду с этим активизировали свою деятельность и правые, которые выступили с «рютинской платформой», призывающей к террору и свержению советской власти.

В такой обстановке 1 декабря 1934 года в г. Ленинграде, в Смольном, был злодей­ски убит С. М. Киров.

С. М. Киров, являвшийся одним из руководителей коммунистической партии, воз­главил борьбу по выкорчевыванию остатков зиновьевцев и троцкистов в Ленинграде, что вызывало к нему ненависть и озлобление враждебных партии сил.

Комиссия считает, что злодейское убийство С.М.Кирова явилось политическим актом, совершенным террористом Николаевым в условиях преступного попуститель­ства со стороны должностных лиц НКВД, отвечающих за охрану С.М.Кирова.

Как видно из имеющихся в деле материалов, Николаев был резко антисоветски настроен, проявлял озлобленность против руководителей партии и советского прави­тельства и длительное время вынашивал террористические настроения.

Преступная организационная связь Николаева с Котолыновым, Шатским, Леви­ным, Румянцевым и др., а также с группой Сафарова, Залуцкого по совершению терак­та не установлена.

Существование ленинградских террористических центров в составе: Котолынова, Шатского и других, а также в составе Сафарова, Залуцкого и др. материалами дела тоже не доказано, хотя в Ленинграде в тот период существовали антисоветские груп­пы из числа активных участников зиновьевско-троцкистской оппозиции и других враждебных лиц.

В то же время установлено, что Николаев по своей прошлой работе неоднократно встречался с бывшими оппозиционерами Котолыновым, Шатским и другими, а с неко­торыми из них он поддерживал личные связи до последнего времени.

Следовательно, Николаеву были известны настроения, сложившиеся у активных участников разгромленной оппозиции, и эти настроения могли оказать воздействие на формирование его гнусных террористических замыслов.

В связи с убийством С.М. Кирова были арестованы и в январе 1935 года осужде­ны Военной коллегией Верховного Суда СССР по делу зиновьевской контрреволюци­онной организации «Московский центр» Зиновьев Г. Е., Каменев Л. Б., Евдокимов Г.Е. и другие в количестве 19 человек.

Комиссия считает, что осуждение Каменева, Зиновьева и других лиц по делу «Московского центра» и изоляция их от общества были правильными, поскольку они на протяжении ряда лет вели борьбу против партии, ее руководства, против Советско­го государства и социалистического строительства, возбуждали антисоветские настро­ения, чем объективно способствовали разжиганию террористических настроений у

враждебных партии и государству лиц и, следовательно, должны были нести мораль­ную и политическую ответственность за убийство С. М. Кирова.

В то же время ни предварительным следствием, ни судом по делу «Московского центра» в 1935 году не установлено, чтобы осужденные по данному делу лица были осведомлены о готовящемся террористическом акте против Кирова или чем-либо спо­собствовали его осуществлению.

При рассмотрении материалов остальных процессов, перечисленных в настоя­щей записке, Комиссия установила, что предъявленные осужденным обвинения в из­мене Родине, шпионаже, терроре, подготовке и осуществлении убийства С.М.Кирова материалами дела не доказаны.

Показания по существу этих обвинений с признанием вины были получены от осужденных в результате применения к ним незаконных методов следствия: обмана, шантажа и мер физического воздействия.

Комиссия также считает, что обвинения, выдвинутые против Тухачевского, Якира и других осужденных по делу «Военно-фашистского заговора» в июне 1937 года, являются необоснованными и должны быть с них сняты.

После злодейского убийства С.М.Кирова были проведены судебные процессы против троцкистов, зиновьевцев и правых, а затем, применяя Закон от 1 декабря 1934 года об упрощенном рассмотрении дел, начались массовые репрессии в отно­шении многих честных членов партии, которые вынесли на своих плечах граждан­скую войну, первые самые трудные годы индустриализации и коллективизации, кото­рые активно боролись против троцкистов и правых, за ленинскую линию партии. В их числе были подвергнуты репрессиям многие делегаты XVII съезда партии и избран­ные на этом съезде в состав ЦК и в другие руководящие органы партии.

Эти массовые репрессии по государственной линии явились результатом злоупо­требления властью со стороны И. В. Сталина, а также пробравшихся в органы НКВД ка­рьеристов и провокаторов, фальсифицировавших дела на честных советских граждан. Эти репрессии нанесли нашей стране огромный политический и экономический вред.



Комиссия приходит к выводам, что оснований для пересмотра дел в отношении Бухарина, Рыкова, Зиновьева, Каменева, Евдокимова, Пятакова, Радека, Раковского, Ягоды, Крестинского, Сокольникова, Серебрякова, Залуцкого, Сафарова, Бакаева и Смирнова И. Н. не имеется, поскольку они на протяжении многих лет возглавляли антисоветскую борьбу, направленную против строительства социализма в СССР. В отно­шении же других осужденных по этим процессам Комиссия считает возможным дела пересмотреть персонально в отношении каждого.
АПРФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 446. Л. 53-60. Подлинник. Машинопись.