За то, что заговор действительно существовал, говорят - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
За то, что заговор действительно существовал, говорят - страница №1/1

Существуют разные версии, объясняющие арест группы Тухачевского. Начиная с 60-х годов 20го века, принято считать, что заговора не существовало, но так ли это на самом деле? Часть исследователей полагают, что заговор был, часть – что дело маршала было сфабриковано.

За то, что заговор действительно существовал, говорят:

- признание Тухачевским вины спустя несколько дней после ареста;

- собственноручные признания маршала(«План поражения»);

- материалы следствия и суда 1937 года, материалы процесса право-троцкистского блока;

- легенда о бонапартистких устремлениях Тухачевского;

- его контакты с белыми и представителями РОВС, открыто говорил о скором повороте во внешней политике СССР и соглашении с Германией во время поездки в Европу

- сведения о готовности маршала участвовать в «правом перевороте»;

За то, что заговора не было, говорит то, что:

- Сталин «не любил» Тухачевского с 1920 года, как следствие, естественны сомнения в его правосудии;

- Тухачевский был прочно связан с советской властью и к 1936 году уже не мог играть самостоятельную политическую роль;

- максимум зафиксированной оппозиционности маршала – надежда стать Наркомом и конфликты с Ворошиловым;

- высшее политическое руководство страны, скорее всего, не верило показаниям на Тухачевского в 1931 году – они были оставлены Сталиным без внимания;

- заявления маршала по поводу заговора во время его визита в Европу в 1936 году, как и заявления по поводу возможного скорого соглашения с Германией делались с ведома Сталина, следовательно, являлись элементом политической игры.

Так был ли заговор? Тухачевскому давали оценку ненадежного человека, но «ненадежным» он казался всегда. Так почему же в 1937 году ненадежность маршала стала казаться Сталину опасной?

В 1956 году Орлов публикует в журнале «Life» статью, в которой рассказывает о том, что в 1936 году чекистами якобы была найдена «папка Виссарионова», неопровержимое доказательство принадлежности Сталина к царской Охранке. Орлов пишет, что теперь это завладело умом Сталина и влекло смерть любого, кого он подозревал в проникновении в нее, что утверждает это потому что знает из «абсолютно надежного источника» о том, что дело маршала Тухачевского было связано с одним из самых ужасных секретов Сталина.

Во время подготовки одного из московских процессов нарком Ягода поручил одному из сотрудников НКВД, Штейну, отыскать в полицейских архивах документы, компрометирующие большевиков, против которых и планировался процесс. Во время поисков Штейн наткнулся на папку, содержавшую информацию, характеризовавшую Сталина как агента-провокатора, работавшего на царскую полицию.

Информация о папке распространялась. Якир обсуждал дело со своим другом Тухачевским, человеком из высшего комсостава Красной Армии, чья личная неприязнь к Сталину была известна. Тухачевский рассказал заместителю Наркома обороны Гамарнику, Кальцнельсон так же называл в списке информированных Корка. Так вырос заговор Тухачевского, целью которого являлось свержение Сталина. В феврале 1937 года у заговорщиков еще не было точного плана. Тухачевским была составлена первая часть плана и выдвинуло предложение сразу убить Сталина и после этого созвать пленарное заседание ЦК, предъявить на нем «папку Виссарионова». Косиор, Балицкий и Кальцнельсон предлагали арестовать Сталина и доставить на плениум ЦК где ему и было бы предъявлено обвинение в его полицейском прошлом.

Орлов полагал, что Тухачевский и его генералы находятся вне подозрений, а возможность того, что один из участников провалит конспирацию исключен – никто в здравом уме не стал бы сообщать Сталину о полицейской папке, это грозило неминуемой ликвидацией. Далее он рассказывает о судьбе остальных участников заговора – Штейн, нашедший сталинское досье, застрелился. Касиор был казнен, Гамарник покончил жизнь самоубийством еще до ликвидации генералов, Балицкий был расстрелян. Причины репрессий Орлов объясняет все той же «страшной тайной Сталина» после казни заговорщиков последовала волна казней и арестов тех, кто был близок к заговорщикам или мог каким бы то ни было образом знать о папке.

Так же в пользу этой версии говорит то, что одновременно с арестом военных Балицкий, нарком Украины, был переведен на Дальний Восток, подальше от «своих людей».

Однако у этой версии есть много сомнительных моментов. Нет ясных данных об офицере Исааке Штейне. Орлов в своей статье утверждает, что встречался с Жуковым в Испании, однако Жукова так не было – для чего нужен этот вымысел? Участие Касиора в заговоре противоречит его политической роли сталинского «чистильщика» в 1937 году, к тому же он был арестован только спустя год, не смотря на то, что представлен самой значительной фигурой среди заговорщиков.

Есть сведения, что когда комкор Фельдман предлагал действовать, прежде чем Сталин ликвидировал их всех, Тухачевский отказался, мотивируя это тем, что то, что предлагает Фельдман – заговор, и он на это не пойдет. Так же от участия отказался и Якир. Когда в марте Фельдман вновь призывал Тухачевского к перевороту, тот вновь отказался. Но по версии Орлова, в феврале заговор уже был сформирован.

В то, что рассказ Орлова – сознательная дезинформация, психологически трудно поверить – он искренен в своем антисталинизме, как и в своей верности коммунистическим идеалам. Он убежден, что страшная правда о режиме это не правда о ГУЛАГе, а «папка Виссарионова» и, похоже, не понимает, что своей версией подтверждает то, что Тухачевский – заговорщик, готовый убить Сталина без суда, а Сталин лишь защищается, его версия реабилитирует Сталина в глазах всех, кто спокойно относится к его возможному сотрудничеству с царской Охранкой. Но возможно и то, что он утаивает какую-то информацию. В этом случае рассказ Орлова дает нам только одно – он действительно верил в заговор и в папку Виссарионова, потому что получил эту информацию из источника, которому мог доверять. Таким источником мог был Кальцнельсон.

Мы знаем, что есть чекисты-заговорщики, и они в курсе разговоров про заговор в армии, а так же намерены использовать его в своих целях. Но какие цели они преследуют? Чтобы определить их стратегию сначала нужно определить, как они относились к возможности переворота. Знали ли. Что заявления маршала Тухачевского в Париже и Берлине – только игра Сталина или же принимали это за правду?

Сведения должны быть дозированы – никто не знал всех подробностей. Тухачевскому, вероятнее всего, не было известно о том, что Скоблин – сотрудник НКВД, а Скоблин же не мог знать о том, что Тухачевский выполняет задание Сталина, они оба принимали разговор за чистую монету.

Есть еще одно интересное обстоятельство. В 1931-1932 году к власти в Германии идет Гитлер. И именно в это время агенты берлинской резидентуры начинают сообщать в Центр о существовании «национал-большевистской группировки... сторонников устранения евреев от управления государством и провозглашения военной диктатуры». Во главе этого заговора, вроде бы, стоял Тухачевский. Следовательно, для евреев-коммунистов это была предельно тревожная ситуация, однако, в Москве их сигналы приняли спокойно. Ягода, ознакомившись с ними, начал ругаться, что агент, давший их, является двойником и передал их нам по заданию германской разведки в целях дезинформации. Так же сотрудник ИНО НКВД Кедров показывал, что имя Тухачевского легендировалось по многим делам КРО ОГПУ как заговорщика бонапартистского типа и нет никакой уверенности, что наша дезинформация, направленная нами в польскую и французскую разведку, не была перехвачена немецкой разведки и не попадает обратно к нам же из немецких источников. Существование заговора в СССР, тем более – в Красной Армии, вряд ли вообще возможно.

Судьба чекистов – участников этих событий – различна. Орлов, Балицкий и Кальцнельсон будут арестованы летом 1937 года, Кривицкий в 1937 же стал «невозвращенцем», Слуцкий умер в феврале 1938 года. Орлов верно служил СССР еще год, в 1938 же, летом, ушел на Запад. Берман был арестован в сентябре 1938 года.

Эти идейные чекисты считали, что Сталин причастен к убийству Кирова, а первый московский процесс вызвал у них подозрения. Вождь обманул на первом процессе и осужденных, и следователей, обещав сохранить жизни. Так же они были напуганы и тем, что Сталин велел Ежову и Ягоде отобрать из числа заключенных пять тысяч человек, отличавшихся ранее наиболее активным участием в оппозиции, и тайно расстрелять их – в истории СССР это был первой случай массовой смертной казни без предъявления даже формальных обвинений, примененный к коммунистам. Внутри страны – буржуазное разложение партии и бюрократии, в мире – усиление Германии, опасность сговора с фашистами. Важно не допустить, чтобы борьба Сталина с оппозицией не привела к угрозе реставрации капитализма.

Скорее всего, не было никакого «заговора Тухачевского» - все разговоры о нем, о соглашении Тухачевского и Сталина с Гитлером – информационный фон, или же прикрытие, реальной попытки Кальцнельсона, Орлова и Кривицкого изменить тот путь, по которому идет страна. В политической ситуации 1936-1937 годов разговоры о заговоре должны были иметь целью срыв соглашения Москвы и Берлина. Надо было найти такой политический ход, чтобы не дискредитировать родину социализма в глазах потенциальных союзников. Самый эффективный путь к этому – представить западным антифашистам миссии Тухачевского и Канделаки в 1936 году самодеятельностью, изменой, а самого Тухачевского – заговорщиком. Этим можно достигнуть сразу нескольких задач:

- предотвратить эволюцию СССР в направление национал-социализма,

- сорвать переговоры Сталина и Гитлера,

- сохранить лицо страны перед антигермански настроенными политиками в Лондоне и Париже.

Сделать это можно только убедив Сталина, что Тухачевский – предатель. Формальных доказательств этой версии нет, но она является единственной непротиворечивой версией, объясняющей все известные факты:

- проведение официальной политики единого антифашистского фронта и создание системы коллективной безопасности,

- зондаж Берлина через Канделаки и Тухачевского,

- в 1936 году Тухачевский пользовался доверием Сталина,

- возможность соглашения Сталина и Гитлера пугала антифашистов и интернациалистов,

- ничего не известно о попытках переговоров Москвы и Берлина во время большой чистки,



- официальной идеологией репрессий был антифашизм, ликвидированы именно те группы, которые могли быть посредниками в переговорах с Берлином,

- нет доказательств реального участия Тухачевского в заговоре против Сталина