За свободную россию - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
За свободную россию - страница №1/1

ЗА СВОБОДНУЮ РОССИЮ


выходит с марта 1982

Но.71 март 2006 г.

===== СООБЩЕНИЯ МЕСТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ НТС НА ВОСТОКЕ США =====

R.Polchaninov, 6 Baxter Ave., New Hyde Park, NY 11040-3909, USA rpolchaninov@verizon.net
НТС В ГАТЧИНЕ И НА ПСКОВЩИНЕ
Когда я, вскоре после прибытия в марте 1943 г. во Псков, узнал что Лабутин, руководитель одной из союзных групп во Пскове, рекомендовал членам своей группы не давать повода немцам заподозрить себя в принадлежности к Союзу, я не был уверен, действительно ли немцы расстреляли кого-то из союзников, как он говорил, или он, как служащий СД, по приказу немцев, под этим предлогом, парализовал деятельность своей группы. Только в конце 2004 г., ознакомившись с книгой Ильи Глазунова «Россия распятая», я узнал, что на подступах к Ленинграду, действительно в 1942 г. была группа Союза, подвергшаяся к концу года полному разгрому.

Со слов члена НТС Николая Николаевича Рутченко, бывшего военнопленного, служившего переводчиком, Илья Сергеевич Глазунов писал: «Весной 1942 года Борис Федорович (Глазунов, дядя И.С.Глазунова – прим. РВП) состоял в качестве переводчика и делопроизводителя в одном из подразделений гатчинской комендатуры под непосредственным начальством латыша-офицера из Риги Павла Петровича Делле <...>. Делле, весьма прорусски настроенный антикоммунист, православный, был женат на русской эмигрантке. Тогда же в команду Павла Делле прибыл из Риги Сергей Смирнов, сын известного водочного фабриканта, бывший осенью 1941 года русским бургомистром города Калинина (ныне снова Тверь). Он рассказал, что, будучи проездом в Смоленске, близко сошелся с представителями НТС Околовичем и Ганзюком. Смирнов привез также литературу, распространявшуюся НТС, в том числе брошюру Ивана Ильина «О сопротивлении злу силою». Примерно в июле 1942 года с участием Бориса Федоровича и Смирнова состоялось тайное совещание нескольких человек, собравшихся из Луги, Сиверской и Гатчины, на котором было принято решение создать подпольную организацию для борьбы как против коммунизма и Сталина, так и против Гитлера, имея целью освобождение России от большевистских и немецких оккупантов. Помимо вербовки новых членов эта организация занималась распечаткой на ротаторе программных материалов НТС, а также сокращенных текстов других изданий, в том числе брошюры Ильина. Эта подпольная деятельность лежала целиком на плечах Бориса Федоровича. А в самой организации он будучи самым старшим, являлся как бы судьей чести... Поздней осенью 1942, при тайном содействии Павла Петровича Делле, представитель организации Борис Федорович вошел в контакт с группой русских эмигрантов в Риге, связанных с НТС, после чего было принято решение о формальном слиянии с этой организацией. Тогда же была установлена постоянная связь и с представителями НТС в Пскове и Гдове» (1).

По моим сведениям сам Павел Петрович Делле был членом Союза, связь в Пскове была установлена с Андреем Александровичем Тенсоном (1911-1989) а в Гдове с Евгением Евгеньевичем Поздеевым (1916-1994).

С Е.Е.Поздеевым я познакомился в Варшаве в 1942 г. До войны он работал в Главной квартире польских харцеров (скаутов) и в годы войны поддерживал связь с подпольными

харцерами, с которыми познакомил и Б.Б.Мартино и меня. В Гдове он работал в отделе пропаганды. Встретившись со мной в 1944 г. в Берге, и рассказывая о своей работе в Гдо-
ЗаСвР Но. 71 - 2

ве, Женя Поздеев показал мне небольшую детскую книжечку «Ёж и заяц» братьев Гримм. Книжка как книжка, автор немец, а издатель немецкая пропаганда, но замечательной была у нее последняя сторона обложки. На ней от руки был нарисован русский трехцветный флаг (в НТС слово «триколор» не в почете) и надпись, сделанная на машинке под копирку: «Русский национальный флаг с 1667 г.

Впереди еще дорога дальняя!

Ни врагов, ни горя – не боюсь.

Цель моя – моя национальная, -

Заново построенная Русь!»

Видя мой неподдельный восторг, Женя Поздеев мне эту книжечку подарил и она хранится у меня. Эти книжки, как служащий отдела пропаганды, Женя давал отличникам учебы, при выдаче свидетельств об окончании школы. Попадись такая книжечка кому не надо, был бы скандал, но Бог хранил, и все обошлось благополучно (2).

Женя Поздеев говорил мне, что в Гдове был очень хороший немецкий комендант. Пленных там кормили по-человечески и потому побеги из плена были редкостью.

Много помогали местным русским жителям два члена НТС в Острове, служившие в ВиКадо (Wirtschaftskomando). Это был барон Б.Врангель, родственник последнего главнокомандующего Русской армии в Крыму и Лев Львович Зальцберг, протестант, полу-немец, полу-латыш, но большой русский патриот.

Слышал, что в Опочке было тоже два члена НТС. Варшавянин Владимир Евгеньевич Скоробогач (1894-1970) и Горбунов (кажется из Югославии). Оба служили в Зонднрштабе «Р» под командой полковника Регенау (настоящая фамилия Смысловский).

Работа членов НТС в Гатчине закончилась трагедией. Об этом И.С.Глазунову рассказал тот же Н.Н.Рутченко: «В конце 1942 года Борис Федорович и многие другие, входившие в его организацию, были арестованы гестаповцами по доносу одного из ее членов – бывшего студента ленинградского института имени Лесгафта Вадима Добочевского, заподозрившего их, в связи с советской разведкой. В ходе следствия и очных ставок, в том числе с Борисом Федоровичем, Добочевский покончил самоубийством, выбросившись из окна четвертого этажа. Бориса Федоровича спасло лишь вмешательство Павла Делле и офицера при штабе 18-й армии барона фон Клейста – родственника фельдмаршала. Вместе с ним из-под гестаповского ареста были освобождены и его друзья, сумевшие, как и он, скрыть во время допросов истинное назначение их организации. Только один из арестованных был отправлен в концлагерь. Это дело было закончено в феврале 1943». (3). Хоть И.С.Глазунов и написал, что один из арестованных членов Союза был отправлен в концлагерь, в Пскове говорилось о по меньшей мере двух расстрелянных, и это мне подтвердил Н.Н.Рутченко письмом от 3 октября 2005 г. Что касается судьбы Б.Ф.Глазунова, то на С.388 помещена его фотография с пояснением «С 1945 по 1953 год был репрессирован за антисоветскую деятельность. Семья угнана немцами в Германию», а на С.389 добавлено, что Б.Ф.Глазунов был выдан союзниками на расправу Сталину.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Глазунов И. Россия распятая. М.: ООО «Агентство «КРПА» Олимп», 2004, С.415-416.

2. Сказочная библиотечка Под редакцией В.В.Гладилина Бр.Гримм Еж и заяц.

Издатель и год издания не указаны.

3. Глазунов И. указанное сочинение С.416 – 417.


Р.Полчанинов




БОРИС ФЕДОРОВИЧ ГЛАЗУНОВ

Борис Федорович Глазунов (1895-) был старшим братом отца художника Ильи Сергеевича Глазунова. В своей книге «Россия распятая» И.Глазунов пишет: «В детстве я плохо запомнил дядю Бориса. Он всегда держался замкнуто. Он был инженер-путеец и очень любил классическую музыку, сам играл на рояле. Закончив институт, Борис, как его младший брат Сергей – мой отец, ушел добровольцем в Первую мировую войну на фронт воевать с немцами. После революции он жил с семьей в Царском Селе до того момента, когда оно было захвачено немецкими войсками. Захват Царского Села, переименованного к тому времени в город Пушкин, произошел стремительно. Проснулись горожане – а на улицах немецкие танки и патрули на мотоциклах, водящая колонна войск. Комендатура предложила всем явиться, встать на учет и начать работать, как раньше, по своим специальностям... В семье при мне не поднимали тему, где семья дяди Бори – его жена и двое моих двоюродных сестры, Таня и Наташа, хотя я и знал, что он, как и многие тогда, ушел в потоке отступавшей немецкой армии на запад. Много лет спустя я узнал о трагической выдаче всех русских антикоммунистов Сталину, прочтя книгу воспоминаний Краснова-младшего. <...> Будучи выдан союзниками, дядя Боря получил срок, который отбывал в Мордовии, а потом в Сибири. Его жена и дети в конце войны оказались в положении «остарбайтеров», испытав на себе все тяготы и унижения вынужденной русской эмиграции так называемой "второй волны" " (1).

«В лагере Боря использовался на инженерно-технических работах. Поосмотревшись и попривыкнув, он начал заниматься, возможно, первоначально в порядке хобби, математикой, в частности, решением так называемой «великой теоремы» Пьера Ферма» (2).

Родные посылали ему продуктовые посылки и книги «пребывание его в лагере было сносным. Питался сытно. Был здоров. Работал по специальности. Не чрезмерно. Имел возможность гораздо больше времени и сил отдавать своим приватным занятиям по физике. Последнее обстоятельство окружало его неким ореолом, влекло извне льготы». После смерти Сталина был освобожден и вернулся к сестре Антонине, которая была замужем за инженером Александром Георгиевичем Ермолаевым, проживавшем Охте около Ленинграда, в ноябре 1953 г. (3).

Из концлагеря «через довольно короткий срок прибыли Борины вещи: книги, ящики с чертежами, ящик с опытными установками по магнетизму» в том числе чертежами, «посвященными рассмотрению взаимодействия атомов и внутриатомных сил, выполненных с великим тщанием и аккуратностью» (4). Старые сослуживцы знали Б.Ф. Глазунова как квалифицированного и талантливого инженера и он, без труда был принят в один из проектных институтов в качестве руководителя группы по расчету и конструированию стальных конструкций (5).

Судя по письмам А.Г.Ермолаева, Б.Ф.Глазунов был жив в конце 1964 г. О его кончине у И.С.Глазунова ничего не сказано.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Глазунов И., Россия распятая. М.: ООО «Агентство «КРПА Олимп», 2004. С.386-387

2. там же С.428.

3. там же С.423 и 430.

4. там же С.432-433.

5. там же С.434.



Р.Полчанинов