Ядерный контроль: информация выпуск # 32, 2004 8 сентября 15 сентября - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Ядерный контроль: информация выпуск # 32, 2004 8 сентября 15 сентября - страница №2/2


Операция по вывозу высокообогащенного урана из Узбекистана

Россия забрала у Узбекистана уран. Американцы опасаются за безопасность десятков реакторов. Андрей Ваганов. Независимой Газета. 15 сентября 2004

В центре общественных связей Федерального агентства по атомной энергии подтвердили информацию о ввозе 10 сентября в Россию «свежего» высокообогащенного ядерного топлива из Узбекистана. Ранее Министерство энергетики США сообщило о «тайной операции» по ввозу в Россию обогащенного урана из этой страны. Топливо принадлежало Институту ядерных исследований Узбекской академии наук. Всего было ввезено около 11 кг топлива, содержащего высокообогащенный уран-235 в виде тепловыделяющих сборок исследовательского реактора ВВР.

По последней информации, топливо уже поступило в ГНЦ РФ «Научно-исследовательский институт атомных реакторов» Димитровграда (Ульяновская область), где будет переработано в низкообогащенное, то есть негодное для использования в ядерном боеприпасе.

В Росатоме подчеркнули, что операция осуществлялась по заказу Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и финансировалась Министерством энергетики США в рамках Глобальной инициативы по уменьшению угрозы (обеспечение сохранности и/или удаление ядерных и радиоактивных материалов и оборудования высокого риска, представляющих угрозу для международного сообщества).

Как заметил министр энергетики США Спенсер Абрахам, в феврале этого года президент Джордж Буш заявил в Национальном оборонном университете, что самую большую опасность как для Америки, так и для любой другой страны мира представляет ядерный, радиологический, химический и биологический теракт.

Вскоре после этого Абрахам объявил Глобальную инициативу по уменьшению угрозы, в рамках которой его ведомство пытается усилить охрану уязвимых источников ядерных материалов по всему миру или организовать их перевоз в более надежное место.

Обеспечение безопасности транспортировки радиоактивных материалов требует уникальной технической подготовки. Именно этим требованием в Росатоме РФ и объясняют то, что операция по вывозу обогащенного урана из Узбекистана не афишировалась заранее.

Первоначально обогащенный уран был поставлен в Узбекистан для применения в многоцелевом исследовательском реакторе ВВР-СМ мощностью 10 мегаватт, находящемся под Ташкентом. 9 сентября 11 килограммов его были помещены в два специальных контейнера, предоставленных российской стороной, и под охраной отвезены в аэропорт.

Данная операция является пятой подобного рода для предприятий Федерального агентства по атомной энергии. Начиная с 2002 года в Россию доставлено высокообогащенное «свежее» ядерное топливо из Сербии, Румынии, Болгарии и Ливии.

Однако, можно напомнить, что еще в 1993-1994 годах тогдашний Минатом РФ во взаимодействии с МАГАТЭ провел успешную операцию по вывозу ядерных материалов - топливных сборок - из Ирака. В двух исследовательских реакторах Центра ядерных исследований в Тувайте находилось более 200 отработавших тепловыделяющих сборок (ТВС). Изъятие отработанного ядерного топлива осуществлялось в ходе двух экспедиций: 4 декабря 1993 года и 12 февраля 1994 года.

Как пишет газета Вашингтон Пост, в десятках стран мира действует более 130 исследовательских реакторов. И многие из них представляют угрозу, поскольку зачастую охраняются лишь ночным сторожем и проволочной оградой.

ИЗ ДОСЬЕ ПО ХИМИЧЕСКОМУ И БИОЛОГИЧЕСКОМУ ОРУЖИЮ


  • Правительственное решение о создании комиссии по биологической и химической опасности

Правительство приняло решение о создании правительственной комиссии по биологической и химической безопасности. РИА "Новости". 10 сентября 2004

Правительство приняло решение о создании правительственной комиссии по биологической и химической безопасности. Как заявил на заседании правительства премьер-министр Михаил Фрадков, "это важно и актуально в свете последних событий". По словам министра здравоохранения и социального развития РФ Михаила Зурабова, создание комиссии позволит обеспечить координацию действий органов власти в области обеспечения биологической и химической безопасности.

Предложения были внесены министерством, которое предлагает включить в состав комиссии, в том числе представителей Минсельхоза, Минобороны, Минпромэнерго, МЧС, МИД, МЭРТ, МВД, Российской академию наук и Российской академии медицинских наук. В месячный срок должен быть подготовлен проект положения, а также утвержден персональный состав комиссии. Ответственным за эту работу назначен МихаилЗурабов.


  • Утилизация химического оружия в России

Двукратное увеличение средств на уничтожение химоружия заложено в проекте российского бюджета-2005. "НТА Приволжье". 13 сентября 2004

В проекте российского бюджета на 2005 год заложено двукратное увеличение средств на уничтожение химического оружия. Об этом заявил на пресс-конференции в Токио полномочный представитель президента РФ в Приволжском федеральном округе СергейКириенко. По словам Кириенко, который занимает пост главы Госкомиссии по химическому разоружению России, "отставания от графика уничтожения нет". В апреле был выполнен первый этап программы, которая была принята два года назад.

В то же время Кириенко отметил, что есть "проблемы по графику финансирования", и это может в итоге обернуться и задержкой в осуществлении программы. Он подчеркнул, что "не все страны, которые обещали финансовую помощь России, полностью выполняют свои обязательства".

По словам Кириенко, "большая часть этих средств тратится в самих этих странах на различную внутреннюю бюрократию, а на уничтожение химического оружия в России доходит очень немного".



МНЕНИЕ

  • Интервью с командующим войсками Командования специального назначения ВВС Юрием Соловьевым

Вижу цель. Олег Одноколенко. Итоги. 13 сентября 2004

"На московских высотках целесообразно поставить порядка 10-12 радиолокационных и активных средств ПВО - например, систему типа Панцирь или пушечное вооружение, работающие на автоматике. Залетел в запрещенный сектор - знай, что тебя обязательно собьют", - считает командующий войсками Командования специального назначения ВВС Юрий Соловьев Террористы нащупали еще одну уязвимую точку в структуре индустриального общества - высокотехнологичную. Авиационная атака на Америку 11 сентября откликнулась три года спустя страшным эхом в России, когда террористки-смертницы взорвали в воздухе два пассажирских лайнера. Можно ли ожидать дальнейших "воздушных атак"? И что этому могут противопоставить российские ПВО? О том, по какому сценарию будут действовать военные, если к Москве прорвутся захваченные террористами самолеты, рассказал командующий войсками Командования специального назначения ВВС генерал-полковник Юрий Соловьев.



ВОПРОС: Юрий Васильевич, как изменились задачи ПВО с появлением воздушного терроризма?

Пока все осталось на прежнем уровне, хотя вопросы борьбы с терроризмом мы активно отрабатываем. Существует специальная программа, согласованная с Генеральным штабом и правительством Москвы, которой предусмотрено создание системы непрерывного, сплошного радиолокационного контроля над столицей и системы управления полетами в небе Москвы и ближайшего Подмосковья. Кроме того, учитывая опыт 11 сентября и наши последние события, на московских высотках целесообразно поставить порядка 10-12 радиолокационных и ударных средств ПВО - например, систему типа Панцирь или пушечное вооружение, работающие на автоматике. Залетел в запрещенный сектор - знай, что тебя обязательно собьют. Но для этого нужна законодательная база. Пока же мы имеем право уничтожать только боевые самолеты и самолеты, захваченные террористами, на которых уже нет ни экипажа, ни пассажиров. Если экипаж и пассажиры на борту, по действующей инструкции самолет следует принудить к посадке на специальный аэродром. Но это легче сказать, чем осуществить на практике. Поэтому я считаю: если точно известно, что самолет захвачен террористами и идет на город, он должен быть уничтожен - ущерб будет меньше, чем в том случае, если террористам удастся выполнить задуманное.



ВОПРОС: И как быстро должна сработать система ПВО столицы, чтобы гарантированно отразить такую угрозу?

В течение 40-50 секунд, от силы полторы минуты. Но для этого, как я уже говорил, нужны средства поражения, работающие в автоматическом режиме.



ВОПРОС: А возможен ли захват террористами военного самолета?

Такой вариант тоже не исключен, причем в любом исполнении. Достаточно вспомнить, как старший лейтенант Беленко в свое время угнал боевой самолет в Японию. Но при этом надо учитывать, что применение средств ПВО - это последний рубеж, своего рода последний патрон в системе безопасности. Поэтому главные меры желательно принимать еще на земле, до взлета, до возможного захвата боевого самолета.



ВОПРОС: Тогда давайте вспомним Руста, который долетел от границы до Красной площади. А если бы у него на борту была бомба?

Здесь необходим комплекс мер. В том числе надо поставить на дежурство вдоль границ боевые вертолеты, способные работать по малоразмерным и малоскоростным целям.



ВОПРОС: А почему не ставите, если необходимо?

Потому что нет ресурса.



ВОПРОС: Значит, наша воздушная граница стала более проницаемой?

Наоборот, количество нарушений воздушной границы существенно уменьшилось. А вот статистика нарушений порядка использования воздушного пространства ухудшилась.



ВОПРОС: Это вы о частных летательных аппаратах?

Не только. Сегодня многие авиафирмы, в том числе и государственные, стали покупать иностранные самолеты, на которых не установлена система опознавания. В результате многие самолеты, даже оборудованные системой "Пароль", тоже стали ее отключать. Все это приводит к сумятице. Например, идут по коридору наши и иностранные самолеты - и никто не отвечает на запрос. Что мы должны делать? Или другой случай, причем совершенно свежий, который имел место накануне нашей беседы. С востока курсом на Москву шли пять бортов. Даем специально предусмотренный сигнал проверки действий экипажа. Двое ответили правильно, трое неправильно. Вопрос: что случилось? Кто даст гарантию, что самолеты не захвачены террористами? Автоматически приводятся в готовность номер один дежурные экипажи и зенитно-ракетные войска вокруг Москвы. А ты в это время сидишь и лихорадочно думаешь: уничтожать или не уничтожать? При этом правовая ситуация - не пожелаешь и врагу. Собью не тот самолет - наденут наручники, не собью тот, который по логике надо было бы сбить, все равно наденут. Потом, правда, выяснилось, что экипажи оказались просто не подготовлены. Не знают, как отвечать на запрос, элементарно не обучены...



ВОПРОС: Существует ли система материального наказания за то, что вхолостую приводятся в готовность средства ПВО? Это же огромные затраты.

В том-то и дело. Подсчитываем ущерб, вчиняем иски, а платить некуда и некому, даже если нарушитель готов возместить убытки.



ВОПРОС: Что же будет, когда в небе Москвы, как это планирует столичное правительство, появятся воздушные такси?

Сейчас над Москвой летают три структуры: "Скорая помощь", МЧС и ГАИ. Здесь все более или менее упорядочено, но есть деталь: своими радиолокационными средствами я не вижу, куда они направляются после взлета. А если начнет летать и другая малая авиация, это будет полный кошмар и полная бесконтрольность. Например, полет дельтаплана, который, как известно, изготовлен из перкали, даже теоретически вообще проконтролировать невозможно.



ВОПРОС: Существуют ли средства, все-таки способные обеспечить слежение за малоразмерными воздушными целями в пределах Москвы?

Пока нет. Поэтому, прежде чем запускать воздушные такси и подсчитывать возможную прибыль, на всякий случай нелишне вложить средства и в безопасность.



ВОПРОС: Правильно ли я вас понял: речь идет о необходимости воссоздания системы ПВО Москвы и прилегающего региона?

В принципе такая система есть, она существовала и существует. Не такая, как в прежние времена, но вполне рабочая. Есть органы управления, есть трассовые локаторы... Структурно в состав нашего командования входят 16-я воздушная армия и два корпуса ПВО, общая численность - порядка 50 тысяч человек. Более двух тысяч из них круглосуточно несут боевое дежурство. Это два экипажа истребительной авиации, четыре зенитных ракетных полка и 10-12 радиолокационных комплексов. Данный состав сил вполне позволяет выполнить поставленные задачи. На вооружении группировки состоят комплексы С-300 нескольких модификаций, самолеты МиГ-25, МиГ-29, МиГ-31, Су-24, Су-25, Су-27. Уже в следующем году мы должны получить первый комплекс С-400. Специалисты дают ему весьма высокие оценки. По их словам, комплекс может решать как задачи ПВО, так и задачи нестратегической противоракетной обороны. Новая зенитная ракетная система способна поражать самолеты тактической и стратегической авиации, а также крылатые ракеты типа Томагавк на расстоянии 300-400 километров. Эффективно работает комплекс и по другим целям на всех высотах и направлениях. В том числе и по летательным аппаратам, выполненным по технологии "стелс".



ВОПРОС: А как же с так называемыми дырками, которые образовались после развала единой системы ПВО? Уже все закрыли?

К сожалению, пока еще не все. Но работа продолжается. В радиолокационном поле мы их закрываем, используя позиции двойного назначения: работаем совместно с гражданскими секторами, с противоракетной обороной. Есть и хорошие технические разработки. Например, после слияния концернов "Алмаз" и "Антей" появилась возможность соединить в одном ракетном комплексе ракету "Антея" и станции слежения, разработанные на "Алмазе". Это будет очень эффективный комплекс.



ВОПРОС: ПВО пережила несколько преобразований. Не кажется ли вам, что в силу особой значимости последних событий резонно восстановить ПВО как самостоятельный вид Вооруженных сил? Правда, есть и другие соображения - передать ПВО в Космические войска. Ваша точка зрения?

Вопрос сложный. В принципе те, кто стоял за процессом так называемой интеграции ВВС и ПВО, добились, чего хотели: в результате оба вида Вооруженных сил оказались существенно ослабленными. Но если сейчас заняться восстановлением ПВО в прежнем формате, ничего хорошего не получится. Государство такие расходы просто не потянет - средства нужны огромные, практически неподъемные для нашего нынешнего бюджета. Не лучший вариант, который сейчас активно озвучивается, - переподчинение ПВО Сухопутным войскам или передача их в Космические войска. По моему мнению, тогда все будет разрушено абсолютно и теперь уже окончательно и бесповоротно. Другое дело, что в мирное время силы и средства ПВО должны быть в одних руках, управляться с одних командных пунктов, готовиться по единой методике. Сейчас же, к сожалению, подразделения ПВО Сухопутных войск в основном свернуты, а техника стоит в ангарах, вместо того чтобы нести боевое дежурство. И это в то время, когда мы испытываем определенный дефицит в силах и средствах, когда наши возможности не такие, как прежде.



  • Заместитель Государственного секретаря по вопросам разоружения и международной безопасности Дж. Болтон о ядерной программе Ирана

Как предотвратить обладание Ираном ядерного оружия. Джон Р. Болтон. Соб.инф. 15 сентября 2004

Речь в Хадсоновском институте.

17 августа 2004 года

Вашингтон

Я очень рад быть в Хадсоновском институте среди большого количества старых друзей. Сегодня я хотел поговорить об Иране, который в течение 18 лет скрывал тайную широкомасштабную программу создания ядерного оружия и который, поэтому, является одним из фундаментальных вызовов нераспространению.

Все попытки Ирана по созданию ОМУ, а именно химического, биологического и ядерного оружия, а также ракетных технологий представляют серьезную угрозу международной безопасности. Погоня Ирана за этим смертельным оружием, несмотря на подписи под договорами его запрещающими, заставляют относиться к Ирану как к стране изгою, и это отношение сохранится до той поры, пока он полностью, необратимо и подконтрольно не свернет свои программы связанные с ОМУ.

В ответ на недавнюю критику Администрации Буша за то, что она не вполне внимательно относилась к ядерной угрозе, исходившей от Ирана, позвольте мне сказать, что с самого начала работы Администрации, Президент относился к Ирану как к серьезной и растущей угрозе международной безопасности, чему свидетельством является его знаменитая речь об “оси зла”. Настоящая Администрация была первой, кто предупреждал международное сообщество о серьезности Иранской ядерной программы. Мы использовали все дипломатическое оружие, которое имеется у нас в распоряжении, мы работали через многосторонние каналы, такие как МАГАТЭ, Большую восьмерку, и с нашими российскими, китайскими, британскими, французскими и немецкими коллегами, а так же по многим другим каналам для того, чтобы оказать давление на Иран с целью остановки его незаконной деятельности.

Разрешите мне начать с описания некоторых аспектов ядерной деятельности Ирана и почему они нас так сильно беспокоят. Есть очень много того, что мы не знаем об оружейной программе Ирана, но то что мы знаем подтверждается целым рядом отчетов МАГАТЭ, выпущенных в прошедшем году. И сумма этих публичных и непротиворечивых доказательств, а не только наша закрытая разведывательная информация привели нас к выводу о настоящих целях Ирана. До настоящего момента Иран не предоставил ясного объяснения каковы его намерения, и это является еще одним индикатором того, что мы являемся свидетелями развивающейся скрытой ядерной оружейной программы.

Иран идет к ядерному оружию двумя путями, первый из которых это использование для ядерного оружия высокообогащенного урана и второй-использование плутония. Что касается пути связанного с ураном, то Иран делал попытки развивать два разных метода по обогащению урана для того, что бы получить уран оружейного качества. Во-первых, в Иране создан целый ряд установок для производства и испытаний центрифуг (многие из которых принадлежат военно-промышленному комплексу), пилотная установка разработанная под 1000 центрифуг, и большая подземная установка предназначенная для 50000 центрифуг.

Параллельно Иран разрабатывает другую программу по обогащению урана с помощью лазеров. Обе эти программы в течение ряда лет успешно скрывались от инспекторов МАГАТЭ пока иранские оппозиционные группы не раскрыли их существование. Как было подтверждено отчетами Генерального директора МАГАТЭ М. Эльбарадеем, Иран использовал оба метода для секретного обогащения урана, достигнув обогащения в 1.2% используя центрифуги и до 15% используя лазеры.

Иран также использовал программу производства плутония как альтернативный путь создания ядерного оружия. Скрытое сооружение большого завода по производству тяжелой воды было раскрыто иранскими оппозиционными группами. Цель этого завода - снабжение тяжелой водой исследовательского реактора, который Иран планирует начать сооружать в этом году. Технические характеристики такого тяжеловодного исследовательского реактора являются оптимальными для производства оружейного плутония. Иран заявляет, что цель строительства реактора это производство изотопов для мирных целей, и это заявление противоречит подтвержденному в прошлом интересу Ирана к строительству горячих камер на таком тяжеловодном реакторе, которые, оказалось, были разработаны для выделения плутония.

Другой потенциальный источник оружейного плутония это стоящийся в Бушере легководный энергетический реактор. Этот реактор находится под гарантиями МАГАТЭ. Россия согласилась поставлять свежее топливо на этот реактор и Иран и Россия обсуждают соглашение по возврату всего использованного ядерного топлива в Россию. Однако, если Иран действительно выйдет из Договора по нераспространению ядерного оружия (ДНЯО) и разорвет свое соглашение с Россией, то тогда реактор в Бушере будет нарабатывать ежегодно плутония достаточного для производства 30 ядерных боеголовок.

Возможность производства плутония на реакторе в Бушере это только одна из озабоченностей в области распространения. Этот большой ядерный проект дает Ирану доступ как к ядерным технологиям, так и к соответствующей экспертизе и подготовке в области сооружения и эксплуатации ядерной установки. Проект в Бушере может быть использован как ширма и предварительная стадия другой чувствительной и беспокоящей деятельности в области ядерного топливного цикла. Исходя из целого набора причин, включая отсутствие соглашения с Ираном о возврате в Россию использованного ядерного топлива содержащего плутонии, Россия до настоящего момента не поставила топливо, необходимое для начала эксплуатации реактора в Бушере.

Дорогая инфраструктура, необходимая для выполнения всей этой деятельности, распространяется далеко за пределы любой возможной мирной ядерной программы. Ни одна другая настолько же богатая нефтью нация никогда не вовлекалась или не стала бы вовлекаться в такую программу и не занималась бы этим в течение двух десятилетий под покровом секретности и лжи инспекторам МАГАТЭ и международному сообществу, если бы она не была твердо нацелена на создание ядерного оружия.

Версии выдвигаемые Ираном для прикрытия развития ядерного топливного цикла и конкретных установок просто не заслуживают доверия. Например, Иран делает огромные инвестиции по добыче, переработке и обогащению урана и говорит при этом, что ему необходимо его собственное реакторное топливо поскольку он не может положиться на зарубежные поставки. Однако, по крайней мере в следующей декаде, Иран будет обладать самое большое одним энергетическим ядерным реактором. В добавление к этому, Иран не обладает достаточными местными урановыми ресурсами, что бы снабжать топливом даже один ядерный реактор на протяжении его срока службы, хотя у него вполне достаточно урана что бы сделать несколько ядерных бомб. Нас просят поверить в то, что Иран строит мощности по обогащению урана для реактора, который еще не существует, и из урана, которого в Иране нет. Иран хочет, что бы мы поверили, что он строит большую установку по обогащению урана без проведения испытании центрифуг, а так же строит завод по производству тяжелой воды без ясного и разумного плана по использованию получаемого продукта. Более достоверное объяснение заключается в том, что Иран строит инфраструктуру для производство высоко обогащенного урана на центрифугах и плутония на тяжеловодном реакторе.

И, наконец, Иран заявлял, что он строит большие и дорогие установки топливного цикла, что бы покрыть спрос на электричество в будущем, а нефть и газ сохранить для продажи на экспорт. Этому невозможно доверять. Запасы Ирана по урану невелики и составляют по расчетам менее одного процента обширных запасов нефти и даже больших запасов газа. Запасы газа в Иране являются вторыми по величине в мире и по оценкам промышленности в Иране за год сгорает газа в пересчете на выработку электричества столько, сколько электричества вырабатывается на четырех реакторах Бушерского типа.

В течение двух последних лет МАГАТЭ сообщало о многих деталях Иранской ядерной программы, которые не оставляют сомнения в намерениях Ирана получить ядерное оружие. Рассмотрим, например, срочность с которой Иран предпринимает усилия, направленные на овладение центрифужной технологией, сталкиваясь с призывом международного сообщества остановить деятельность, связанную с обогащением. 19 июля 2003 председатель Совета управляющих МАГАТЭ выпустила заявление Совета, призывающее Иран не помещать ядерный материал в каскад центрифуг до разрешения вопросов, которые были подняты связи с ядерной программой Ирана. В соответствии с последующим отчетом Генерального директора МАГАТЭ, шесть дней спустя, 25 июня Иран поместил в каскад гексофторид урана. Целью, как заявил Иран, является производство топлива для реактора, строительство которого еще не началось и который не был бы пущен в эксплуатацию еще по крайней мере 10 лет, и это с трудом может обосновать такое поспешное начало работ. Но такая срочность абсолютно соответствует желанию произвести ядерное оружие, как можно быстрее.

Примем во внимание также, что МАГАТЭ открыло факт, что Иран произвел полоний 210 на Тегеранском исследовательском реакторе. Отчеты Генерального директора МАГАТЭ указывают на две основные возможности использования полония 210, а именно: инициатор нейтронов в некоторых конструкциях ядерного оружия и батареи для спутников. Поскольку у Ирана нет спутников, либо какой-нибудь космической программы, то его применение ясно касается ядерного оружия.

Еще один безошибочный индикатор намерений Ирана - это его постоянное вранье и предоставление сфабрикованных отчетов в МАГАТЭ. Например, Иран отрицал проверку центрифуг с использованием урана, отрицал эксперименты по лазерному обогащению, отрицал производство обогащенного урана и отрицал получение любой помощи из-за рубежа в разработке его центрифужной программы. В каждом случае Иран признавал правду только когда сталкивался с неопровержимыми техническими доказательствами инспекторов МАГАТЭ. В представленном в октябре 2003 года в МАГАТЭ Ираном отчете, который должен был бы содержать полную и правдивую, окончательную историю иранской ядерной программы, не было упоминания разработки и испытания новых центрифуг Р-2, которые были обнаружены инспекторами МАГАТЭ в начале 2004 года.

Нарушения Ираном соглашения о гарантиях с МАГАТЭ заключаются в производстве плутония путем тайного размещения урановой мишени в Тегеранском исследовательском реакторе и последующем выделением плутония из облученной мишени, и в обогащении урана в центрифугах, и с помощью лазерной технологии. Генеральный директор МАГАТЭ в ноябре 2003 года пришел к заключению, что “ясно, что в ряде случаев в течение длительного периода времени Иран не смог соответствовать со своими обязательствами, принятыми в соответствии с соглашением о гарантиях.’’

В прессе появлялись статьи о попытках Ирана приобрести дейтерий с предположениями, что он может быть использован для усиления мощности взрыва ядерного оружия. Такие отчеты подчеркивают насколько не полна наша информация об иранской ядерной программе. Зачем Иран должен искать дейтерий, когда он строит, как я уже говорил, установку для производства тяжелой воды (что является другим названием дейтерия), чтобы получить ее для своей тяжеловодной реакторной программы? Какую другую роль играет дейтерий в иранской ядерной программе? В прессе также появлялись тревожные заметки к продолжающемуся интересу Ирана к закупкам за рубежом чувствительного, имеющего отношение к ядерным технологиям оборудования, которое может быть использовано при создании ядерного оружия. К такому двухцелевому оборудованию можно отнести высокоскоростные камеры и искровые разрядники. Мы надеемся, что МАГАТЭ расследует попытки таких закупок и сообщит о своих находках в ближайших отчетах. Побуждение Ирана по обладанию ядерным оружием настолько велико, что заставляет его нарушить обещание данное МАГАТЭ по ратификации Дополнительного протокола и полностью сотрудничать с инспекторами. Кроме того, обещание данное Европейским странам по остановке обогащения урана также нарушено. Если мы позволим Ирану продолжать обман, то будет слишком поздно. Иран будет обладать ядерным оружием.

С того времени как в августе 2002 года оппозиционные иранские группы сделали публично доступной информацию об элементах ядерной программы, скрытой от МАГАТЭ, Агенство провело серию инспекции на иранских установках. Результатом этого явилась серия из пяти отчетов генерального директора МАГАТЭ. Все их можно найти на веб-сайтах МАГАТЭ. В этих отчетах задокументирован большой объем информации по иранской ядерной программе. Также из них ясно, что остается большое количество вопросов без ответа, включая реальный объем и состояние дел с продвинутой программой по центрифужному обогащению урана; помощью, которую Иран получил по центрифужной технологии и в других областях; вовлечение военных в центрифужную программу и в другие аспекты иранской ядерной программы; планы по горячим камерам, которые могут быть использованы для выделения плутония и много других вопросов. Выход шестого отчета генерального директора МАГАТЭ предполагается в конце августа, но он вряд ли даст ответ на все вопросы.

В ответ, Совет управляющих МАГАТЭ, состоящий из 35 стран участниц, с июня 2003 выпустил заявление и четыре резолюции, принятые единогласно и выражающие возрастающую озабоченность иранской ядерной программой, порицающие неисполнение Ираном обязательств и недостаточное сотрудничество и призывающие Иран к полному сотрудничеству с МАГАТЭ. Совет управляющих неоднократно призывал Иран приостановить всю деятельность, связанную с обогащением, и Иран непоколебимо отказывается это сделать. Последняя резолюция, датированная июнем 2004 года, порицает Иран за то, что "его сотрудничество не было полным, своевременным и активным, как должно было быть" и подчеркивает еще раз свой призыв к Ирану приостановить деятельность, связанную с обогащением, и конкректно призывает Иран воздержаться от производства гексофторида урана и компонентов центрифуг. Иран ясно дал понять, что он работает по запуску в эксплуатацию завода по конверсии урана, конечным продуктом которого будет гексофторид урана и другие материалы для иранской ядерной программы, а также продолжает производить компоненты и сборку центрифуг.

Иранские заявления и действия не предвещают успеха подходу, о котором договорились при рассмотрении подобных вопросов. В июне иранский министр Хамид Реза Ассефиотказался от основной части соглашения, которое Иран заключил с Англией, Францией и Германией по приостановке программы обогащения урана, при этом он заявил, что "Иран не считает себя более обязанным выполнять обещания, данные трем странам Европейского сообщества, а также пересмотрит свою политику по ядерной деятельности и в ближайшие дни сообщит о своем решении". Президент Ирана Мохамед Хатами объявил, что Иран более не связан никакими "моральными обязательствами" по продолжению приостановки обогащения урана. Решение Ирана о возобнавлении собственного производства и сборки составных частей центрифуг, объявленное 29 июля, а также удаление пломб, поставленных МАГАТЭ на контейнерах с материалами, является еще одной причиной вызывающей тревогу.

Отказ Ирана от основного элемента договоренности с тремя странами Евросоюза является существенным препятствием на пути Европейского подхода и объясняет почему мы продолжаем надеется, что иранская оружейная ядерная программа должна быть рассмотрена Советом безопасности ООН, так как попадает под мандат Совета безопасности отвечать на угрозы международному миру и безопасности.

В этом присутствует, конечно, настоящая ирония. Большее давление оказывается на Иран не международным сообществом, угрожающим применением силы против Ирана, а только преспективой того, что иранская ядерная программа попадет в повестку дня Совета Безопасности. Никогда еще Совет Безопасности не был таким страшным. И это, конечно, достижение Администрации, которую часто критикуют за то, что там собрались “сторонники одного“ подхода.

Ясно, что время переноса этого вопроса в Совет безопасности давно прошло. Невозможность это сделать будет означать риск подать сигнал будущим возможным нарушителям режима нераспространения о том, что не будет никаких серьезных последствий за тайную разработку ядерной оружейной программы. Как две недели назад сказала Кондолиза Райс в своем интервью Fox News “ Иранцы представляли угрозу в течение длительного времени. И это является одной причиной почему этот режим должен быть изолирован, а не, говоря в кавычках, вовлечен”.

В то время как мы работаем над тем, чтобы поднять этот вопрос на заседании Совета Безопасности ООН, мы одновременно используем другие методы, чтобы остановить стремление Ирана овладеть ядерным оружием. Мы уделили особое внимание России, поставщику иранского реактора в Бушере. В результате длительных переговоров на высоком уровне, инициированных Президентом Бушем, мы считаем, что Россия стала разделять наши опасения по поводу деятельности Ирана в ядерной области. Она присоединилась к нам в поддержке текущих инспекций МАГАТЭ и поддержала формулирвоки декларации, принятой в июне в Си-Айленде, порицающей нежелание Ирана сотрудничать с МАГАТЭ.

Кроме того, Россия недавно присоединилась к ключевой группе стран, участвующих в новой Инициативе по безопасности в области распространению (ИБОР), новом мощном инструменте в борьбе с распространением, инициированным год назад президентом Бушем. ИБН задумана для прекращения попадания ОМУ, систем доставки, и относящихся к ним материалов к отдельным группам и странам изгоям, таким как Иран. В высшей степени положительная реакция на эту инициативу и возрастающее осознание, возникшее благодаря ИБОР по поводу реальных, практических шагов, которые можно предпринять для борьбы с теми, кто распространяет ОМУ, явились свидетельством значимости, придаваемой странами делу борьбы с угрозой распространения и развитию новаторских способов борьбы с ней. Скоординированное с помощью ИБОР воспрещение прохождению китайского корабля ВВС, направлявшегося в Ливию с оборудованием для ее программы ядерного оружия, было важным фактором при принятии Ливией решения о прекращении программы создания ОМУ и разборке его компонентов.

В своей речи в Национальном Университете Обороны в феврале с.г. Президент Буш обратил внимание на слабые места в режиме ядерного нераспространения, которые позволили таким странам, как Иран и Ливия а также другим странам с скрытыми ядерными программами нарушить свои обязательства ДНЯО. Он перечислил целый ряд предложений, благодаря которым стал ясен основополагающий подход Администрации: передний край нашей стратегии нераспространения должен продвинуться за рамки хорошо известных стран- изгоев и приблизиться к торговым путям и группам, причастным к поставкам в страны, вызывающие наибольшие опасения с точки зрения распространения ОМУ. Это «впередсмотрящая» политика, которую правильно будет назвать не «нераспространением», а «борьбой с распространением». Мы используем целый ряд инструментов, чтобы помешать развитию ОМУ и программам по ракетным технологиям. Они включают санкции, запрет и заслуживающий доверия экспортный контроль. Даже те, кто наиболее нацелен на распространение ОМУ, все равно зависят от поставок и технологий, поступающих извне. Таким образом, мы можем замедлить и даже пресечь их планы по разработке ОМУ путем срыва их усилий по закупкам.

Стремление Ирана создать возможности производства ядерного оружия все больше и больше продвигают его по направлению к международной изоляции. Мы не можем позволить Ирану, который является главным спонсором международного терроризма, обладать ядерным оружием и средствами его доставки в Европу, большую часть Средней Азии, на Ближний Восток или в другие регионы. Без серьезных, согласованных немедленных вмешательств со стороны международного сообщества, Иран вплотную к этому приблизится.

ИНФОРМАЦИЯ ПИР-ЦЕНТРА


  • Комментарии СМИ сотрудников ПИР-Центра

13 сентября старший советник ПИР-Центра В.З. Дворкин прокомментировал газете Время Новостей заявления министра обороны РФ С.Б. Иванова и начальника Генерального штаба Ю.Н. Балуевского о возможности нанесения ударов по базам террористов. Подробнее, см. рубрику: ИЗ РАКЕТНОГО И ЯДЕРНОГО ДОСЬЕ, тему: Заявления российских официальных лиц о возможности нанесения ударов по базам террористов

15 сентября директор ПИР-Центра В.А. Орлов прокомментировал газете Ведомостиситуацию с взрывом большой мощности на территории КНДР. Подробнее, см. рубрику:ИЗ РАКЕТНОГО И ЯДЕРНОГО ДОСЬЕ, тему: Ситуация вокруг ядерной программы КНДР



  • Заседание Экспертно-консультативного совета ПИР-Центра

15 сентября ПИР-Центр политических исследований провел очередное заседание Экспертно-консультативного совета на тему: «Трансформация системы экспортного контроля в России в 1999-2004 гг.»

С докладами выступили: научный сотрудник ПИР-Центра А.Л. Фролов и заведующая Центром Североамериканских исследований ИМЭМО РАН Э.В. Кириченко. Аудитории был представлен доклад ПИР-Центра «Трансформация системы экспортного контроля в России», подготовленный совместно с Центром международной торговли и безопасности университета штата Джорджия, при поддержке Министерства энергетики США.

В своем комментарии советник управления Совета безопасности РФ О.Д. Ходыревотметил, что «Готовность правительства и президента России заниматься рассмотрением вопросов функционирования системы Экспортного контроля в России, говорит о многом. Соответствующий временной этап развития нашего государства сам поставил перед российским руководством задачу совершенствования системы Экспортного контроля. Рассмотрение в рамках заседаний Совета Безопасности этих вопросов говорит о готовности «штурмовать» существующие проблемы».

В выступлении руководителя Департамента экспортного контроля Министерства экономического развития и торговли С.Ф. Якимова было отмечено, что «МЭРТ и МИД подготовлен проект документа под рабочим названием «Основы государственной политики в области нераспространения». В случае одобрения данного документа руководством страны, информированность общественности значительно повысится. Это первый шаг на пути ознакомления общества с основами нераспространения. В идеале, для разработки этого документа необходимо привлекать независимых экспертов, но правительство не имеет возможности финансировать эти работы».

Отмечая роль Федеральной таможенной службы в системе экспортного контроля России, начальник отдела военно-технического сотрудничества и экспортного контроля главного управления товарной номенклатуры и торговых ограничений ФТС А.И. Плоткинподчеркнул, что «Действующая в России система ЭК сложилась за 12 лет, однако преждевременно говорить о выполнении участниками внешнеэкономической деятельности тех требований, которые изложены в законодательстве. Виной тому превалирующие интересы наших предприятий. Более того, приходится сталкиваться с безграмотностью сотрудников внешнеэкономических объединений и предприятий выходящих на внешний рынки в сфере законодательства, которое относится к экспортному контролю».

Комментируя процесс развития национальной системы ЭК в России, А.Л. Фролов отметил: «Период 1999 - 2004 гг. в развитии российской системы экспортного контроля прошел под знаком общего укрепления и совершенствования всех составляющих ее элементов. К 2004 г. в России была сформирована достаточно логичная исполнительная инфраструктура системы экспортного контроля. Она позволила упростить процесс лицензирования для экспорта, оставив в силе механизм межведомственного согласования заявки на лицензию. Россия инкорпорировала в свою законодательно-нормативную базу все элементы режима ЭК, соответствующие современным мировым тенденциям развития экспортного контроля. В целом созданная система подтвердила свою эффективность, и в первую очередь, в части обеспечения международных обязательств Российской Федерации».



В заседании ЭКС приняли участие представители МИД РФ, Совета Безопасности РФ, Министерства экономического развития и торговли, Федеральной таможенной службы, ряда научно-исследовательских и общественных организаций (ИМЭМО, Центр по проблемам экспортного контроля, ГНЦ РФ ФЭИ, Центр международной торговли и безопасности (США), ПИР-Центр, РИСИ, Ядерное общество России) представители посольства Франции, а также Министерства энергетики США

Доклад ПИР-Центра «Трансформация системы экспортного контроля в России» будет вскоре опубликован на русском языке в журнале Ядерный Контроль. С ним также можно ознакомиться здесь: www.pircenter.org/data/news/kir_frol150904.pdf.
<< предыдущая страница