Военное искусство в России 2-й половины XVIII века - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Военное искусство в России 2-й половины XVIII века - страница №1/2




Военное искусство в России 2-й половины XVIII века

Военное искусство в России 2-й половины XVIII века

План:
1. Вступление


2. Ренессанс.
· Предпосылки и причины ренессанса военного искусства России XVIII века
· Новая тактика: особенности и преимущества
· Русские полководцы, новый взгляд на солдата
3. А.В.Суворов.
· Детство и молодость
· Первый военный опыт. Семилетняя война, первая польская война
· Русско-турецкая война, Кинбурнская битва
· Победа на Рымнике
· Взятие Измаила
· Французская кампания
4. Флотоводческое искусство адмирала Ф.Ф.Ушакова
· Становление и первый боевой опыт Ушакова.
· Особенности морской тактики в Западной Европе и в России. Новаторство Ушакова в этой области.
· Осада Очакова и сражение у острова Фидониси
· Керченское сражение.
· Тендровское сражение
· Взятие острова Корфу
· Особенности стратегии и тактики Ушакова
5. Русские мундиры
· Офицерский шарф
· Погоны
· Эспантон, протазан, алебадра
· Горжет
· Унтер-офицеры
· Генералы
6. Заключение: роль военной истории в национальной идее России.
Вступление
История государства Российского неразрывно связана с его военной историей. В течение столетий России приходилось силой оружия отстаивать свою независимость и территориальную целостность, оказывать военную помощь другим народам. Большинство войн России были оборонительными, освободительными или наступательными, но исторически прогрессивными. Она не только защищала себя, но и осуществляла освободительную миссию по отношению к другим странам и народам. Русские военные гарнизоны стояли на четырёх континентах, корабли под российским флагом бороздили моря всех океанов, памятники русскому воинству воздвигнуты в десятках стран. У России была, как правило одна из лучших в мире военная организация, сильные армия и флот; Россия дала миру немало великих полководцев; русское военное искусство всегда характеризовалось богатством эффективных способов и форм вооружённой борьбы; русские солдаты известны всему миру как одни из самых лучших. Именно с военной историей связаны лучшие традиции России. Народная память бережно хранит всё, что связано с защитой родных очагов, святынь, отеческих надгробий; лучшие черты души русского человека – патриотизм, верность отеческому долгу, честь и достоинство, военная слава Отечества. К сожалению, сегодня распространённое пренебрежение уроками истории в определённой мере препятствует научной разработке ряда весьма сложных проблем военной истории, необходимых для разработки новой военной доктрины, тормозит проведение военной реформы.
Ренессанс
После кончины Петра I в развитии отечественного военного искусства наступил некоторый застой, который был преодолён к середине VIII в., когда дело петрово оказалось в руках его талантливых продолжателей. Перевороты в военном искусстве, как учит история, могут происходить под воздействием социально-политического фактора, когда революция (как, например Французская) ставит под ружьё принципиально нового солдата – не наёмника, а гражданина. Переворот в военном деле может произвести также новая техника или технология, как это было с изобретением пороха и огнестрельного оружия. Случалось, что оба этих фактора совмещались во времени, и тогда революционные преобразования в военном искусстве становились более глубокими.
Ренессанс русского военного искусства второй половины XVIII века не был вызван военно-техническими причинами. «Золотым веком» истории своего военного искусства Россия прежде всего обязана остро назревшим геополитическим потребностям огромной евроазиатской страны, собравшей воедино до того разбросанные земли, жизненно нуждавшейся в выходе к открытым морям и в обретении достойного её места в европейском балансе сил. Из занятой своими внутринациональными проблемами Московская Русь превратилась в великую по европейским меркам империю. Утверждавшее себя имперское величие потребовало радикальных преобразований в военном деле.
Расцвет империи был немыслим без усиления её военной мощи и расцвета военного искусства. А тем, что эта объективная геополитическая потребность бала удовлетворена, Россия обязана прежде всего своим военным гениям. Без ренессанса военного искусства не было бы расцвета империи, а без П.С. Салтыкова, П.А. Румянцева, Г.А. Потёмкина, А.В. Суворова, Ф.Ф. Ушакова, Алексея Орлова, их соратников и последователей не было бы ренессанса военного дела.
Формирование русской национальной военной школы Нового времени охватывает весь XVIII век. В начале его Россия бала отодвинута от активной европейской политики. Её основные усилия уходили на противодействие татарам, за которыми стояла Османская империя. Она решала проблемы внутреннего национального характера, принимала участие в судьбах таких родственных по крови и религиозной вере этносов, как украинцы и белорусы.
Вторая половина XVIII в. в истории России отмечена важными военными событиями, находившимися в тесной взаимосвязи с бурной внешнеполитической активностью русского самодержавия. В ходе многочисленных войн русская армия показала себя самой сильной и боеспособной армией Европы.
Одним из источников боевой мощи армии являлась введённая ещё Петром Великим рекрутская система комплектования, которая вплоть до 1790-х годов была передовой по сравнению с системой комплектования западноевропейских армий, основывавшейся на найме и принудительной вербовке солдат. Существенное преимущество рекрутской системы состояло в том, что она обеспечила России создание массовой армии. Страна располагала армией, которая превосходила размерами армии нескольких ведущих государств Европы, вместе взятых.
Штатная численность полевой армии( в том числе артиллерийский и инженерный корпуса) и гарнизонных войск незадолго перед началом Семилетней войны( в1754 г.) составляла 259 тыс. человек, а с учётом иррегулярных войск и ландмилиции всего 331 тыс. человек. К 1795 г. штатная численность полевых и гарнизонных войск( включая полевую гвардию, артиллерийский и инженерный корпуса, пехоту гребного флота) была доведена до 453 тыс. человек, а с учётом казачьих войск – до 502 тыс. человек.
Преимущество рекрутского набора ( в сочетании с длительным сроком службы ) заключалось в возможности обеспечения высокой профессиональной подготовки солдата, для которого военная служба становилась в прямом смысле слова делом жизни.
Наличие такой армии, а также сильного флота позволило правительству России вести активную внешнюю политик, в которой тесно переплетались как имперские, так и национальные цели. Почти половину (21 год) второй половины XVIII века Россия находилась в состоянии войны. Она вела длительные крупномасштабные войны ( Семилетняя 1756-1763, русско-турецкие1768-1774 и 1787-1790, походы 1799 года.), одновременно или почти одновременно с которыми велись войны меньшего масштаба.
Важнейшее значение в развитии военного искусства русской армии XVIII века имела Семилетняя война. В канун её русская военная мысль находилась под большим влиянием западноевропейской, преимущественно прусской школы. Основным методом ведения вооружённой борьбы являлось маневрирование с целью перехвата коммуникаций противника. Таким образом, главной задачей становился захват территорий, а не разгром противника. В это же время наступление на большую глубину вражеской территории считалось опасным из-за страха потери своих коммуникаций, а также ненадёжности разноплеменных наёмников, не спаянных чувством патриотизма( что выгодно отличало русскую армию), и боязни больших потерь личного состава дорогостоящих наёмных армий в генеральном сражении. Такая стратегия приводила к затяжным войнам, исход которых решался истощением одной из сторон.
В ходе Семилетней войны высшее военное руководство России стремилось придерживаться иных, во многом оригинальных взглядов.
Взять компанию 1759г., когда на пост командующего русской армией был назначен П.С. Салтыков. Имея по плану кампании единственную конкретную задачу – искать соединения с австрийской армией на Одере, Салтыков решительно двинулся из района Познани в указанном направлении, игнорируя угрозы своим коммуникациям, 12 июля разбил при Пальциге преградивший ему путь прусский корпус, вышел к Одеру у Кроссена, продвинулся вниз по течению реки к Франкфурту, где присоединил к себе группу австрийских войск и занял этот город. Этим Салтыков создал угрозу прусской столице и вынудил Фридриха с его главными силами атаковать союзные войска, что привело к полному разгрому короля при Кунерсдофе 1 августа.
В действиях воиск под командованием П.С. Салтыкова в 1759 г. присутствовали элементы новой стратегии, в частности, решимость довести операцию до генерального сражения, отказ от лишних опасений за свои коммуникации. Главным стало разбить армию врага, а не захватить территорию. Успехи, достигнутые русской армией в летние месяцы 1759 г., несомненно способствовали созреванию и раскрытию стратегического мышления русских полководцев, отдавших предпочтение разгрому противника. В этом был ключ к победе.
Так в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. А.М. Голицин, командовавший войсками 1-й армии, провёл по старым канонам всю компанию1769 г. в борьбе за приграничную турецкую крепость Хотин. Перелом произошёл, когда в командование этой армией вступил П.А. Румянцев. По плану, составленному в Петербурге военным советом, на армию возлагалась второстепенная задача: прикрыть осаду Бендер, порученную 2-й армии. Вопреки такому плану Румянцев предпринял решительное наступление из района Хотина вдоль р. Прут навстречу главным силам турецкой армии. В сражениях при Рябой Могиле и Ларге Румянцев разбил передовые корпуса турецко-татарских войск, а 21 июля в генеральном сражении при Калуге разгромил главные силы великого визиря. Так на смену маневренной стратегии, привязанной к коммуникациям и крепостям, пришла стратегия, нацеленная на генеральное сражение и разгром живой силы противника. Выжидательной «стратегии маневрирования» русские полководцы противопоставили стратегию решительных действий, которую можно было бы условно назвать комбинированной. Этим термином подчёркивается ограниченное единство составивших новую стратегию элементов и черт, когда манёвр-угроза сменился манёвром для решительного сражения, использовав только часть «маневренной» стратегии.
К концу XVIII в. в русской армии окончательно сложились идеи новой стратегии. Полный отход от ведения мневренной борьбы на истощение, стремление сокрушить главные силы противника были нанесением прямого решительного удара, были её системообразующими признаками.
Новые элементы в развитии русской военной стратегии отражены в суворовских планах предпологаемой войны с Турцией (1793) и Францией (1799). Смысл первого плана зключался в том, чтобы в течение двух кампаний осуществить поход от нижнего течения Днестра до Константинополя (около 800 км.), сломить сопротивление полевой армии противника и завершить войну взятием турецкой столицы. Для снабжения наступающей вдоль побережья Чёрного моря армии А.В. Суворов планировал использовать морские коммуникации; парусному флоту ставилась задача обеспечить их прикрытие, гребная флотилия должна была непосредственно взаимодействовать с сухопутными войсками. Идея глубокого наступления, направленного на жизненно важные центры противника, которая составляла стержень плана, выдвигалась впервые.
План войны с Францией также подтверждает новаторский характер русской военной стратегии, оказывавшей большое влияние на западноевропейскую военно-стратегическую мысль XVIII в. В этом плане А.В. Суворов требовал: «Атаковать и бить противника в открытом поле… Не терять времени на осады… Никогда не распылять сил для сохранения различных пунктов. Не следует перегружаться тщетными комбинациями для контрмаршей или так называемых военных хитростей». Основная идея плана – наступать на Францию сосредоточенной массой войск, «непрерывно сражаясь», идти прямо на Париж. Документ является неопровержимым доказательством, что к концу столетия идеи решительной стратегии в русской армии сложились окончательно.
И ещё одна, чрезвычайно важная и оригинальная стратегическая идея, выдвижением которой как бы завершается развитие русского военного искусства в рассматриваемый период, содержалась суворовском плане Швейцарского похода осенью 1799 г. Он являлся попыткой спасти порочный общий план войны, принятый союзниками без Суворова. Фельдмаршал в своём плане рассчитывал захватить инициативу, нанеся удар главными силами, подходившими с юга, из Италии, по правому (южному) флангу войск противника, а затем разгромить его путём концентрического наступления нескольких групп союзных войск, расчленённых ( в силу сложившейся без участия Суворова обстановки ) на дугообразном фронте протяжением около 250 км. Использование внешних операционных линий для нанесения концентрических ударов и при этом согласование действий нескольких расчленённых групп войск по цели, месту и времени можно оценить, как выдающееся слово в военном искусстве.
Суворов своей «Наукой побеждать» (1769) и Инструкцией по обучению войск Итальянской армии (1799) завершил также разработку новой системы воспитания и обучения эпохи русского военного ренессанса, начало которой было положено ещё в середине 1760-х годов. Суворов лучше, чем кто-либо из современников, проник в психологию русского солдата. Это позволило полководцу найти более эффективные методы боевой подготовки и развития морально-боевых качеств войск.
В наиболее развёрнутом виде основная военно-воспитательная идея Суворова выражена во второй части «Науки побеждать» (1796) – «Словесном поучении солдатам…». Она представляет собой популярное изложение принципов суворовской школы воинского обучения и воспитания. Суворов демонстрирует там своё безграничное доверие к солдату и отеческое отношение к нему, веру в его способность сознательно исполнять воинский долг. В лаконичной форме педагогическое кредо Суворова изложено в знаменитом изречении: «Каждый воин должен понимать свой манёвр».
Взгляды Суворова по вопросам обучения и воспитания, извлечённые из «Науки побеждать» -- «Словесном поручении солдатам…» и его приказов, были включены в изданную в 1918 г. первую служебную книжку красноармейца. Воистину нерасторжима связь времён, если даже такая радикальная революция, как Октябрьская, сохранила преемственность в этой сложной и тонкой области военного дела.
К концу XVIII столетия Россия предстала перед всем миром как могучая в военном отношении держава, которая заняла ключевую позицию в системе баланса сил европейских государств. Успешная внешняя политика, опиравшаяся на победы русского оружия на суше и на море, высоко подняла международный авторитет России. Никогда ранее Российская империя не достигала такого могущественного положения в мире: Россия утвердилась на Балтике и Чёрном море; завершилось воссоединение украинского и беларусского народов с российским народом. Россия заняла в Европе место, подобающее великой державе, стала одним из ведущих субъектов мировой политики.
Русские военачальники и полководцы второй половины XVIII века в своей деятельности учитывали особенности и характерные исторические условия, в которых складывалась и сражалась армия. Они показали себя великими знатоками русского национального характера, и сами воплотили в себе лучшие его черты. Их кругозор и широта мышления вместе с тем далеко выходили за рамки сугубо национального подхода: национальное и общечеловеческое соединились в их полководческом мышлении воедино. Они не только сами были войнами, обладавшими всеми необходимыми для защитника Отечества добродетелями. Лучшие из них в совершенстве владели искусством творить себе подобных. Они создали национальную вонно-педагогическую и военно-патриотическую школу. Её отличало единство обучения и воспитания, глубокое понимание важности моральной подготовки и целенаправленное осуществление её на всём протяжении воинской службы. Благодаря этому русская армия в нравственно-психологическом плане заметно превосходила «хорошо вымуштрованных, но совершенно ненадёжных солдат, которых монархи вербовали из самых испорченных элементов общества, и которых только палка держала в повиновении».
Повседневное внимание к моральному состоянию солдата, к самой жизни его явилось для передовой части офицерского корпуса одним из источников зарождения в армии демократических и гуманистических начал. Эти традиции были восприняты последующими поколениями российского офицерства и нашли определённое отражение в Красной Армии, возникшей на обломках старой царской.
Русское военное искусство второй половины XVIII века – важнейшее национальное достояние. Оно питает своими живительными соками отечественную военную мысль и в наше время.
В этом плане понятен пристальный интерес к тому периоду военная истории, когда русское военное искусство достигало своего апогея. Оттуда, из этого богатейшего и неиссякаемого источника, мы извлекаем бесценный опыт. Как оптимально решалась проблема сочетания оборонительной и наступательной тактики, как вёлся поиск наиболее эффективных способов и средств реализации новаторских идей в организации и ведении оборонительных и наступательных действий? Всё это, а также многое другое продолжает питать военную мысль преображающегося к новой жизни Российского государства. Русская армия XVIII века была сильна потому, что феодальное военное мышление соответствовало уровню феодальной военной техники, тогда как на Западе феодальное мышление отставало от ушедшей вперёд техники.
А.В.Суворов
Александр Васильевич Суворов родился 13 ноября 1730 года в Москве. Отец его генерал-аншеф Василий Иванович Суворов, крестник Петра I, мать, Евдокия Федосьевна Манукова, умерла, когда Александру не было еше и 15 лет. Раннее детство Суворов провел дома, где и получил домашнее воспитание и образование. Он изучал необходимые предметы, а также иностранные языки : французский, немецкий и итальянский. Юноша учился очень прилежно, но в определенном направлении. Ведь Суворов был сыном генерала, жил в военной среде, читал книги преимущественно военного содержания, естественно, что он мечтал лишь о военной карьере. Однако отец считал, что Александр к этому не годился, ибо был маленький ростом, слабый и тщедушный. Суворов-отец решил направить сына в гражданскую службу. Cтремления отца очень огорчали юношу. Он желал быть только военным и упорно стремился развить в себе силу, выносливость, укрепить здоровье. Для этого Александр чередовал чтение книг со скачками на лошади в поле. Дождь, ветер, холод, вьюга все это ему нипочем. И отец переменил свое решение. Одиннадцатилетний мальчик был записан в Семеновский полк рядовым. Еще три года Суворов жил дома. Он читал Плутарха, ознакомился с деятельностью Александра Македонского, Юлия Цезаря, Ганибала и других знаменитых полководцев. Отец занимался с ним инженерной наукой, каждый день читал с сыном «Основание крепостей» - сочинение выдающегося военного инженера Вобана, которое Василий Иванович перевел с французского на русский язык. Одаренный от природы необыкновенной памятью, молодой Суворов знал Вобана почти наизусть.
В 15 лет Суворов поступил в полк простым солдатом. Служа рядовым, Александр ничем не отличался от простых солдат: ходил в караулы, стоял на часах в любую погоду, ел солдатскую пищу. В свободные минуты он продолжал пополнять свои знания, много читал и даже посещал занятия в кадетском корпусе. Вместе с тренировкой ума Суворов не забывал и о тренировке тела, стремясь всеми способами укреплять и закалять его. Строго соблюдал молодой солдат и военную дисциплину. Об этом свидетельствует такой случай. Суворов стоял на часах в Петергофе у Монплезира. Мимо проходила императрица Елизавета Петровна. Узнав, кто часовой, она захотела дать ему серебряный рубль. Но Суворов отказался взять, заявив, что караульный устав запрещает часовому брать деньги.
- Молодец! Знаешь службу. Я положу рубль здесь на земле, как сменишься, так возьми. Этот рубль Александр Суворов хранил всю жизнь.
Много лет будущий полководец тянул солдатскую лямку. Многие из его сослуживцев успели за эти годы выслужиться в генералы, Суворов же служил капралом (с 1747 г. ), унтер-офицером (с 1749 г. ), сержантом (с 1751 г.). Только в 1754 году он был произведен в офицеры. Живя с солдатами, молодой дворянин хорошо изучил нравы солдат, их язык, привычки, сроднился сбытом и стал среди них своим человеком. Солдатская служба приучила его к терпению, дисциплине, самоотверженности. Отразилась она и на характере Суворова. В дальнейшем он по детски радовался, когда обгонял в чем-нибудь равных и старших, не любил роскоши, с большим уважением относился к солдатам.
Первый военный опыт Суворов получил в годы Семилетней войны. Здесь ему сначала не повезло, он состоял в арьергарде. Боевое крещение Суворов получил в набеге на Берлин в отряде Чернышева. В этом деле он себя перед прочими гораздо отличил и сразу составил о себе представление как о прекрасном боевом офицере. Когда создавался отряд генерала Берга, то последний просил командировать к нему подполковника А. В. Суворова, и Суворов себя оправдал. В представлении императрице о нем был такой отзыв : Быстр при рекогносцировке, отважен в бою и хладнокровен в опасности. К этому можно было бы добавить : великодушен с мирным населением.
С окончанием войны Александр Васильевич вернулся в столицу с именем боевого офицера, способного военачальника. В 1763 г. он стал командиром Суздальского пехотного полка. На войне полковник провел время недаром : он досконально изучил достоинства и недостатки русских солдат, сравнил их с немецкими, создал определенную систему, положенную им в основу подготовки своих подчиненных. Суворов издал ряд инструкций и приказов, написанных кратким, образным языком, вполне доступным пониманию солдат и обобщающих боевой опыт прошедшей войны. Держась правила, что воин и в мирное время на войне, он обучал солдат разным маневрам. В короткий срок полковник добился блестящих результатов. Его стрельцы образцово знали строй и проделывали все приемы, были бодры, крепки, не знали усталости, не признавали ни голода, ни холода. Это были суворовские чудо-богатыри.
Слухи о необычном полковнике и его солдатах дошли до императрицы Екатерины II. Она произвела смотр полка и осталась очень довольна. По признанию Суворова, это первое свидание с царицей проложило ему путь к славе.
Наступила первая польская война (1768 г.). Бригадир Суворов был направлен со своим полком туда. Поход суздальцев как нельзя лучше продемонстрировал эффективность суворовской системы подготовки солдат : 850 верст полк прошёл за 30 дней, причем в дороге заболело всего шесть человек. Прекрасно оправдала себя система Суворова и на месте военных действий. Война в Польше была в основном партизанской, успех в ней приносили быстрота и натиск. А эти положения были главными в суворовской системе. Способность быстро оценить позицию неприятеля и воспользоваться его слабыми сторонами, стремительно ударить в нужном направлении неизменно приносила Суворову победы и обратила на него внимание в европейских армиях. Польская война была закончена, причем успех ее почти всецело принадлежал Суворову. За эту войну он получил ордена Анны первой степени ,Георгия третьей степени, Александра Невского и чин генерал-майора.
Наступил мир. В Петербурге генерала обласкали, достойно наградили, но придворная жизнь была слишком тяжела для Суворова. При его честности, прямоте и откровенности он являлся для императрицы и ее придворных чрезмерно беспокойным человеком. Поэтому его отправили в Финляндию изучать край, строить крепости, реорганизовывать армию, зондировать настроения и намерения правительства Швеции. Это была ссылка, но боевой генерал предпочел уехать из столицы, нежели жить в атмосфере лукавства, зависти, лживости и пресмыкательства.
Суворов быстро выполнил все возложенные на него поручения в Финляндии и стал тяготиться бездельем. В 1773 году Суворов был направлен на Дунай, в армию П. А. Румянцева, действовавшую против турок.
Уже через восемь дней после приезда генерал Суворов принял участие в боях. Возглавив небольшой отряд, он форсировал Дунай и захватил хорошо укрепленный город Туртукай. 18 июня перешла Дунай и 20-тысячная армия фельдмаршала Румянцева, но успеха в боях не имела и отступила на исходные позиции. И тут фельдмаршал получил рапорт Суворова :
Слава богу, слава вам ! Туртукай взят, и я там.
Румянцев разгневался, ибо увидел в этом послании насмешку, и решил отдать победителя-стихотворца под суд за невыполнение приказа об отступлении. Однако Екатерина II решила дело иначе: Суворов был награжден орденом св. Георгия второй степени.
Высокая награда ободрила героя Туртукая. Он, несмотря на контузию и болезнь, одержал полную победу над турками под Гирсовом, где с трехтысячным отрядом разгромил десятитысячное войско противника. Отряд Суворова, единственный из русской армии, зимовал на правом берегу Дуная. Суворов был произведен в генерал-поручики.
Компанией 1774 года Румянцев решил закончить затянувшуюся войну и проникнуть, невзирая на трудности, до самых Балкан. Свою армию (50 тыс.) он разделил на четыре корпуса и главные силы. Основная роль отводилась корпусам Каменского и Суворова (по 10000 человек), которым было приказано наступать на Шумлу, где находилась 50-тысячная армия визиря. Оба генерала получили полную свободу действий.
В конце апреля Суворов и Каменский перешли и очистили от турок Добруджу. Соединившись 2 июня у Базарджика, они двинулись к Шумле. Суворов отличился под Козлуджей. Имея всего восемь тысяч человек, он смело атаковал 40-тысячный авангард турецкой армии. Генерал учел, что сильный ливень промочил патроны у турецких солдат, носивших их в карманах за неимением кожаных подсумков. Отбросив турок в лагерь, Суворов в течене трех часов подготавливал атаку огнем, а затем стремительным штурмом овладел лагерем. Потери русских составили 209 человек. Турок положили на месте 1200, пленных не взято, захвачено 107 значков и знамен и 29 орудий.
Турки были потрясены. 10 июля в деревушке Кучук-Кайнарджи был подписан мирный договор. Россия получила Кабарду, Кинбурн, крымские крепости. Турция была вынуждена признать независимость Крыма. Первая турецкая война закончилась. Она принесла Суворову славу знаменитого боевого генерала, любимого солдатами, золотую, украшенную бриллиантами шпагу и Георгия второй степени.
Суворов был назначен начальником дивизии в Петербурге, но как и раньше, оказался беспокойным человеком для придворного общества. Суворова направили усмирять Пугачева, где он принял командование над отрядом Михельсона. Генерал действовал по обыкновению стремительно : посадил пехоту на лошадей, отбитых у Пугачева, взял в одной из бунтовавших деревень 50 пар волов и двинулся в степь, где скитался вождь повстанцев. По пути отряд рассеял бунтующих казаков и прибыл в Яицкий городок, где находился преданный соратниками Пугачев. Самозванец был посажен в деревянную клетку на двухколесной телеге, окружен сильным отрядом, доставлен в Симбирск и сдан графу П. И. Панину.
В начале 1787 года произошло событие, взбудоражившее Стамбул и все другие столицы Европы. Екатерина II, пригласив с собой австрийского императора Иосифа II, послов европейских держав, отправилась в путешествие по Малороссии и вновь присоединенным землям. Цель такого путешествия заключалась в том, чтобы показать Европе, что Россия твердо обосновалась у Черного моря и никому не позволит изменить это положение. Нужно было показать товар лицом, и за это брался светлейший князь Потемкин. Фаворит блестяще справился со своей задачей гости были изумлены и восхищены. Однако следовало убедить их и в военном могуществе России. Это дело поручили Суворову, и он с обычной энергией и ответственностью взялся за него.
Смотр войск и показательное учение прошли как нельзя лучше. Иностранцы и русские вельможи были поражены внешним видом солдат : на них были удобные куртки, а не длинные мундиры ; шерстяные шаровары, а не штаны из лосиной кожи ; легкие каски, а не огромные треуголки ; не было ни буклей, не кос. Но самым удивительным оказалась выучка. Многотысячные массы с четкостью и слаженностью маршировали, совершали перестроения из линии в колонны, из колонн в каре. В заключение дивизия пехота, конница и артиллерия разделились надвое и две воинские линии пошли в атаку друг на друга. С двух сторон били пушки, гремели орудийные залпы. Затем солдаты, имитируя удар штыками, побежали, а кавалеристы, обнажив шпаги, пустили лошадей в галоп. Из густых клубов порохового дыма донеслись раскаты ура. Зрителей охватил невольный страх : еще мгновение и тысячи людей, столкнувшись, начнут убивать друг друга. Но этого не произошло солдаты были научены в нужное мгновение поднимать штыки и делать полуоборот направо, пропуская встречных сквозь свой строй.
Никогда не видел лучших солдат! так говорили иностранные генералы. Сама Екатерина писала потом в письме из Кременьчуга : Мы нашли здесь расположенных в лагере 15 тысяч человек превосходнейшего войска, какое только можно встретить.
Суворов в солдатской куртке, украшенной орденами, подъехал к императрице. Екатерина II в присутствии блестящей свиты обратилась к генералу с вопросом : чем она может выразить ему благодарность ? Кланяясь и благодаря, Суворов отвечал, что задолжал несколько рублей за квартиру и просил бы заплатить. Императрица достала деньги и дала их генерал-аншефу. Иностранцы расценили этот диалог, как веру правительницы России в победоносный талант Суворова. К впечатлению от грозного войска прибавилось впечатление от его чуть ли не колдовского предводителя.
Вскоре силу русского оружия пришлось употребить на полях боевых действий. Подстрекаемая Англией и Пруссией, Турция летом 1787 года объявила России войну. Главной целью войны было овладение Крымом, чему должен был способствовать флот с сильным десантом и гарнизон в Очакове. Стремясь использовать выгодное положение нападающей стороны, турки сразу же проявили большую активность на море и 1 октября высадили десант на Кинбурнской косе. Охрана Кинбурна, прикрывавшего Херсонские верфи, была доверена Суворову. Его отряд значительно уступал в численности янычарским полчищам. Тем не менее после картечного залпа русских орудий пехота и конница бросились на врага. В первые же минуты был убит командир янычар Эюб-ага. Противник не выдержал удара и откатился к своим траншеям на оконечности косы. Русские воины с ходу захватили 10 траншей из 15. Но тут же они попали под жестокий огонь корабельных батарей турецкого флота. Ядра и картеч косили солдат и казаков. Ранены были почти все батальонные командиры. У лошади Суворова ядром оторвало голову. Пехота, в основном состоящая из новобранцев, дрогнула и начала отступать.
Суворов со шпагой в руке отходил в последних рядах. И тут несколько янычар бросились на генерала, чтобы пленить его. Гренадер Шлиссельбургского полка С. Новиков, оказавшийся поблизости, спас Суворова, а солдаты бросились в атаку и погнали турок к траншеям. Вечером Суворова ранило картечью в грудь, очнувшись, он увидел, что русские вновь не выдержали огонь кораблей.
Лишь третья контратака принесла победу русским. Полководец точно определил момент для решающего удара и ввел в бой резерв 400 отборных пехотинцев и 900 кавалеристов. Бой был смертельный убито и потоплено до 5000 янычар. Потери русских 16 офицеров и 419 солдат. Кинбурнская победа произвела сильное впечатление и в Стамбуле, и в Петрограде. Екатерина II пислала Суворову орден Андрея Первозванного высший российский орден. Турки же пытались высадить новый десант и вновь были разбиты.
В 1788 году война приняла новый оборот. На стороне России против Турции выступила Австрия. Именно в этот период известность Суворова стала европейской. Летом Потемкин двинулся к Бендерам и стянул к себе все силы русской армии. В Молдавии оставались 18-тысячный австрийский корпус принца Кобургского и дивизия Суворова ( 7 тыс.).
подпись: орден андрея первозванногоУзнав о движении Потемкина, визирь решил разбить войска союзников в Молдавии. Он двинул превосходящие силы Османа-паши ( 30 тыс.) против австрийцев. Принц Фридрих-Иосиф Кобург был человеком умным, отважным, чистосердечным, но военачальником посредственным. Узнав о продвижении турок, он сильно обеспокоился и попросил у Суворова помощи. Генерал-аншеф стремительным маршем привел своих воинов к Фокшанам и соединился с австрийцами. 21 июля союзники атаковали и разбили армии Османа. Военный талант Суворова и благоразумие принца Кобургского привели к тому, что план русского полководца был блестяще реализован.
Тогда визирь Юсуф двинул против союзников стотысячное войско. Принц Кобургский вновь запросил помощи. Не медля Суворов соединился с австрийцами, пройдя за два с половиной дня по непролазной грязи 85 верст. После разговора с принцем генерал занялся разведкой. С двумя офицерами и несколькими казаками прискакал он на берег Рымны (приток Рымника), взобрался на высокое дерево (и это в 60 лет !) и долго разглядывал пространство между Рымной и Рымником. Суворов разглядел слабые места противника : войска были разбросаны по трем лагерям (у деревни Тыргу-Кукули, у леса Крынгу-Мейрор, у местечка Мартинетши на берегу Рымника), леса и овраги затрудняли переброску помощи из лагеря в лагерь, сохранялась возможность для союзников незаметно форсировать Рымну. Он принял решение бить турок по частям.До турецких позиций было 15 километров. Поэтому союзники снялись с лагеря вечером и скрытно переправились через Рымну. Турки были застигнуты врасплох. Союзная армия наступала углом, вершиной к неприятелю. Русские (вставшие полковым каре) составили правую сторону угла, австрийцы (в батальонных каре) левую сторону. При движении между ними образовался промежуток свыше двух верст. Его заполнил двухтысячный отряд венгерских гусар генерала Карачая.
Бой начался в 8 часов блестящей атакой через овраг фанагорийских гренадер, овладевших лагерем у Тыргу-Кукули. Подоспевший визирь бросил 45-тысячную конницу на союзников, но атака была отбита. Повторная атака (25 тыс. всадников) имела такой же успех. Вся конница турок была рассеяна. В три часа дня союзники подошли к главному лагерю, в котором находилось 15 тысяч янычар. Правила военной науки требовали штурмовать укрепления силами пехоты. Именно таких действий ожидали от Суворова турецкие военачальники. Однако генерал поступил иначе. Он заметил, что турецкие укрепления не завершены : ров неглубок, насыпь невысока. И он решил атаковать конницей (6000 сабель). Первым пронесся через укрепления Стародубовский карабинерный полк. Завязалась убийственная сеча, в которой приняла участие и подоспевшая пехота. В рядах турок началась паника. Бросив укрепления, они бежали к лагерю в Мартинешти, до которого было семь километров.
Великий визирь встал на пути отступавших с Кораном в руках и заклинал остановиться, затем в беглецов стали бить из пушек, взорвали мост через Рымник. Но все было напрасно. Армии визиря больше не существовало. Победителям достались 100 знамен, 85 орудий, тысячи повозок с продовольствием и имуществом, верблюды, буйволы, мулы и т. д. Потери русских и австрийцев составили всего 650 человек. Суворов был награжден орденом св. Георгия первой степени и титулом графа Рымникского.
Победа на Рымнике была столь значительна, что ничто больше не препятствовало союзникам перейти Дунай и закончить войну походом на Балканы. Турецкой армии фактически не существовало. Однако Потемкин ограничился тем, что очистил земли от левого берега Дуная и взял 3 ноября 1789 г. Бендеры.
Русская армия осталась зимовать на левом берегу реки. Турки обрели возможность собрать новые силы. Мало того, в феврале 1790 умер Иосиф II. Новый император Австрии, Леопольд, получил ультиматум от Пруссии и Англии разорвать союз с Россией, завершить войну с Турцией. Двухсоттысячная армия, угрожая вторжением, подошла к австрийской границе. В этих условиях Австрия заключила сепаратный мир.
Г. А. Потемкин намеревался в 1790 г. взять ряд турецких крепостей на Дунае, в том числе Измаил неприступную твердыню, как считалось в Европе. Русский флот перекрыл подступы к Дунаю, и турецкие корабли не осмелились здесь показываться. Дунайские крепости турок, лишившись поддержки с моря, несмотря на стойкость гарнизонов, капитулировали одна за другой. Но оставался у турок Измаил крепость без слабых мест, как говорил Суворов. Осадившие крепость русские генералы действовали неудачно и решили снять осаду. Тогда Потемкин, придававший взятию Измаила особое значение, дабы склонить Турцию к миру, поручил Суворову принять начальство над войсками, осаждавшими Измаил, и самому решить на месте, снять осаду или продолжить ее. Суворов обрадовался новому назначению, ведь целый год прошел у него в бездействии. При этом он ясно осознавал, что ему предстоит выполнить дело труднейшее, почти невозможное. Захватив свои любимые Фанагорийский и Апшеронский полки, генерал поспешил к Измаилу. Шесть дней длилась подготовка к штурму. 11 декабря 1790 г. в 5 часов 30 минут утра начался штурм. Всего два с половиной часа ушло на то, чтобы штурмующие оказались в неприступном Измаиле. Однако это еше не была победа. Яростные, смертельные схватки начались в городе. Каждый дом являл собой маленькую крепость, турки не надеялись на пощаду, сражались до последней возможности. Но и храбрость русских войск была необычайной, дошедшей как бы до совершенного отрицания чувства самосохранения.
Неприступный Измаил пал. Турки пришли в ужас, вся Европа была изумлена и поражена. Россия славила своего героя-победителя. Суворов лично отправился к главнокомандующему Потемкину с докладом. Оба горели нетерпением встретиться. Генерал влетел к фельдмаршалу, и они обнялись.
-Чем я могу наградить ваши заслуги, граф Александр Васильевич?
-Ничем, князь. Я не купец и не торговаться приехал. Кроме Бога и государыни, никто меня наградить не может.
Потемкин побледнел. Оба молча прошлись по комнате несколько раз, раскланялись и разошлись.
Турецкая война была блестяще завершена. Потемкина осыпали почестями, милостями и наградами. В награду же Суворову была выбита памятная медаль и пожалован чин подполковника Преображенского полка. Хотя сама императрица являлась в знаменитом полку полковником, все это было изощренным оскорблением.
Далее последовала третья польская война, в которой Суворова сперва вообще обошли назначением. Но видя бездарные действия русского командования Екатерина II решила направить его против повстанцев. Она сказала приближенным : Я посылаю в Польшу две армии одну армию, а другую Суворова.
Суворов выполнил своё обещание императрице и закончил войну за 45 дней с капитуляцией Варшавы.
6 ноября 1796 года умерла Екатерина II. Воцарение Павла I привело к опале многих любимцев покойной императрицы. Военные преобразования царя, насаждение гатчинских порядков в армии встретили резкое сопротивление в военных кругах. Особенно сильно оно проявилось в ближайшем окружении А. В. Суворова. Он не ввел в действие новые уставы, не распустил своего штаба, по-прежнему сам увольнял офицеров в отпуска, посылал их курьерами. В ближайшем окружении фельдмаршала вынашивались планы государственного переворота. . Полковник Каховский намеревался поднять дивизию Суворова, присоединить к ней другие полки, двинуть войска на столицу и свергнуть царя. Каховский не открыл своего плана Суворову, но зондировал его мнение на этот счет. Идеи заговорщиков, видимо, находили отклик в душе фельдмаршала, но затевать гражданскую войну он не хотел. Молчи, молчи, ответил он Каховскому, не могу. Кровь сограждан. До императора дошли слухи о назревавшем заговоре. Последовала серия арестов офицеров, сам Суворов был взят под наблюдение. Над головой полководца сгущались тучи, и спасло его то, что в этот момент в Европе сложилась новая антифранцузская коалиция, в которую вошла и Россия. Австрия и Англия потребовали, чтобы во главе союзных войск был поставлен знаменитый полководец. Поэтому Павел подписал рескрипт о назначении фельдмаршала главнокомандующим армией, действовавшей в Италии.
В Вене император Франц, двор и народ приняли Суворова с чрезвычайным почетом. Он был назначен австрийским фельдмаршалом и главнокомандующим австрийскими войсками. Однако, отдавая армию в ведение русского полководца, австрийский военный совет потребовал от него план войны. Суворов считал, что ведение войны зависит от обстоятельств, и предоставил министру чистый лист бумаги.
Перед выступлением фельдмаршал произвел смотр австрийских войск. Внешне он казался довольным: «Хороший шаг, будет победа!». Но все-таки послал по полкам своих инструкторов-офицеров, чтобы ознакомить австрийцев с его приемами.
Вскоре Суворов дал им и урок дисциплины. Русские солдаты шли в поход стремительными маршами. Австрийцы же отставали, утомлялись и обижались, а однажды не выполнили приказ фельдмаршала. На это Суворов дал генералу Меласу, объявившему себя больным, такой приказ :
«До моего сведения дошли жалобы на то, что пехота промочила ноги. Виной тому погода. Переход был сделан на службе могущественному монарху.За хорошей погодой гонятся женщины, щеголи да ленивцы. Большой говорун, который жалуется на службу, будет как эгоист отрешен от должности. У кого здоровье плохое, тот пусть и остается позади. Ни в какой армии нельзя терпеть таких, которые умничают, глазомер, быстрота, натиск на сей раз довольно .»
Суровое напоминание австрийцам было весьма своевременным, ибо союзникам противостоял очень сильный противник победоносные французские армии генералов Моро (Северная Италия) и Макдональд (Южная Италия).
4 апреля 1799 г. Суворов прибыл в Виченцу, а 8-го открыл компанию, двинувшись на армию Моро. План фельдмаршала заключался в том, чтобы разбить французские армии порознь и овладеть Северной Италией. Здесь он предлагал устроить базу для дальнейшего похода на Францию. 16 апреля на реке Адде Суворов атаковал армию Моро и нанес ей полное поражение. Французы (28000) потеряли 2500 убитыми и ранеными, 5000 пленными, 27 орудий. Урон русских и австрийцев 2000 человек.Милан открыл ворота победителю. Разбитый Моро отступил в Пьемонт и занял сильные позиции, опираясь на крепости Верону и Алессандрию.
Суворов дал отдых своей армии в Милане.
5 мая 1799 г. фельдмаршал двинулся на Турин столицу Пьемонта и главный узел сообщений Северной Италии. Моро стал отступать на Геную, опасаясь вторичной встречи с Суворовым. 15 мая союзные войска вступили в Турин и Алессандрию.Вся Северная Италия была в течение месяца очищена от французов, сохранивших лишь Геную и Ривьеру.
Тем временем армия генерала Макдональда спешила на выручку армии Моро.У Макдональда было свыше 30000, Моро усилился до 25000 солдат. Оба французских генерала должны были соединиться у Тортоны.
Суворов мог сосредоточить против них 34000 солдат, главным образом русских (остальные войска союзников отвлечены были, по требованию венского двора, для более или менее бесполезных осад крепостей). Фельдмаршал решил разбить французских генералов порознь. В первую очередь он обрушился на армию молодого и энергичного Макдональда, перевалившую 31 мая через Апеннины.
4 июня Суворов выступил из Алессандрии навстречу Макдональду. Молниеносным маршем его чудо-богатыри прошли 85 верст за 36 часов и обрушились на противника, совершенно не ожидавшего такого стремительного подхода главных русских сил. В последовавшем четырехдневном ожесточенном бою (6 - 9 июня) на реке Треббии армия Макдональда была наголову разбита и бежала. Моро, устрашившись, отступил. За Треббией была взята Мантуя. Император Павел даровал полководцу титул князя Италийского. Сардинский король, которому Суворов вернул престол, наградил его чином фельдмаршала сардинских войск и титулом потомственного принца и брата королевского.
Зато австрийский двор делал все, чтобы поставить русского полководца в невыносимые условия. У Вены были свои виды на Пьемонт. Поэтому военный совет стал задерживать поставку продовольствия, фуража, обмундирования и боеприпасов для русских войск, а австрийские генералы стали выказывать неповиновение главнокомандующему.
Суворов обратился даже в Петербург с просьбой об отзыве его из армии. Однако просьбы шли в Петербург, а полководец делал свое дело. 4 августа 1799 года он стремительно атаковал, разбил и рассеял у городка Нови французскую армию генерала Жубера. Обе стороны дрались одинаково доблестно, и победа досталась лучше управляемой гению Суворова. От преследования пришлось отказаться, чтобы не погубить голодом солдат. Да и военный совет задержал австрийские войска. Отношения между союзниками испортились окончательно.Было решено, что австрийцы останутся в Италии, а русские перейдут в Швейцарию.
28 августа русская армия выступила из Алессандрии, а 4 сентября была уже в Таверне, у подножия Альп. Суворову и его чудо-богатырям предстояло совершить немыслимое: осенью перейти высочайшие вершины Альп, одновременно сражаясь с превосходящими силами французов, занявших заранее выгодные позиции. При этом русские храбрецы были страшно утомлены, голодны и оборваны.По совету австрийцев, Суворов избрал кратчайший путь на Беллинцону, Сен-Готард, долину Рейссы к озеру Четырех кантонов. Однако подлые союзники утаили главное :вдоль озера дорог не было, и русская армия попадала в тупик.
Фельдмаршал отдал приказ о выступлении. В авангарде шли дивизия Багратиона (8 батальонов, 6 горных пушек), далее главные силы Дерфельдена (14 батальонов, 11 орудий), в арьергарде дивизия Розенберга (10 батальонов, 8 орудий). Всего у Суворова было 32 батальона и казаки (20000).
12 сентября армия вышла из Таверны, 13-го в бою у Сен-Готарда Суворов, разгромив французскую дивизию Лекурба, открыл себе дорогу в Альпы. 14 сентября у Чертового моста на глазах пораженных ужасом французов была форсирована бурная Рейсса. 15 сентября армия достигла озера Четырех кантонов, и здесь полководец увидел, что дальнейшее движение невозможно. Дорог не было, русские оказались в мышеловке.
Суворов узнал здесь о двух горных тропах. Выбора у него не оказалось. 16 сентября имел место труднейший двенадцатичасовой переход через Роштокский перевал. То под дождем проливным, то в метель двигались русские воины. Вместе с ними бодро ехал на казачьей лошади семидесятилетний полководец, одетый в ветхий плащ и легкую шляпу.
Бывали минуты, когда его солдаты приходили в отчаяние и начинали роптать. В эти минуты Суворов не злился на них, а старался ободрить шутками, добрым отношением.
Положение русских войск казалось безнадежным : сухарей не оставалось, мяса почти не было, сапоги разорвались у многих, люди истощены до крайности. А впереди предстоял бой с армией Массены, разбившей при Цюрихе русский корпус Римского-Корсакова. Собранный Суворовым военный совет постановил : вместо Швица (там находился Массена) идти на Гларус и Кенталь. На арьергард Розенберга выпала задача прикрыть отход армии от французов. Три дня 18, 19, 20 сентября вели неравный бой русские воины. 4000, затем 7000 русских оборванных, голодных, изнуренных разгромили 15 тысяч солдат Французской республики. В руках одного из чудо-богатырей генерала Махотина, схватившего было Массену, французский командующий оставил свой эполет.
Но и теперь предстоял последний подвиг для русских войск перевалить через Роштокский хребет и закончить компанию. 19 октября А. В. Суворов привел свою армию в Баварию. В строю после двухнедельного перехода оставалось 15000 человек (1600 было убито, разбилось и замерзло, 3500 ранено). Здесь он получил от Павла I повеление вести войска в Россию. За изумительный подвиг Суворову был присвоен чин генералиссимуса. Вся Европа рукоплескала русскому полководцу, он был признан гением войны, ума, счастья и успеха. Однако русский император не забывал о конспирациях великого полководца. По пути из Праги Суворов узнал, что дома его ждет далеко не торжественная встреча, ему даже было запрещено въехать в столицу днем. В дорожном возке, под покровом сумерек прибил генералиссимус в Петербург. Ему запретили посещать Зимний дворец. Имя его исчезло со страниц газет. Напоследок отобрали любимых адьютантов.
Заболев еще в пути, Суворов слег, и 6 мая 1800 года его не стало. Но и после смерти его преследовала царская немилость. Хоронили полководца не как генералиссимуса, а по штату фельдмаршала. За исключением конногвардейцев, гвардию не нарядили на похороны. Ни царь, ни двор на погребении не присутствовали. Но многотысячные толпы народа явились на проводы своего любимца.
Русские Мундиры
Во второй половине XVIII века в период царствования императрицы Екатерины II (1762-1796) президентом военной коллегии становится ее фаворит Григорий Потемкин. Выдающийся государственный деятель и талантливый военачальник Потемкин в 1782 году предложил радикально изменить униформу Русской Армии, сделать ее простой, удобной, дешевой, максимально приспособленной к полевым условиям. Однако внешний вид формы опережал эпоху более чем на сто лет, и поэтому новая униформа встретила активное сопротивление офицерства и генералитета. Потемкин употребил весь свой авторитет, все свое влияние на императрицу. Однако после четырех лет борьбы новую униформу удалось внедрить только для солдат и унтер-офицеров. Офицеры и генералы отстояли свое право носить прежнюю униформу. Впрочем в частях, подчиненных непосредственно Потемкину и офицеры были вынуждены перейти на новую форму. Генералы же частично одели новую форму, частично нет.
Потемкинскую униформу солдаты проносили всего десять лет, до воцарения императора Павла I.
Одним из важных элементов любой армии является ее униформа, т.е. одинаковая для всех военнослужащих одежда . Основой любой армии является ее командный состав (унтер-офицеры, офицеры, генералы). Они как на поле боя, так и вне его должны отличаться от солдат с тем, чтобы последние могли распознавать и выделять своих командиров. Первоначально офицерская форма ничем от солдатской не отличалась.
Каждый элемент военной формы имеет определенное предназначение и появляется на ней не случайно, а под воздействием определенных условий, в том числе и исторических. Можно сказать, что каждый элемент формы несет на себе как историческую нагрузку, так и утилитарное назначение.
следующая страница >>