Во имя спасения Хроника клуба - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Во имя спасения Хроника клуба - страница №1/1



Сезон-2

Во имя спасения

Хроника клуба «Миасс»

Сезон второй

Родник «Лида»

29 апреля 1988 года
Есть предложение: начать сезон с благоустройства родника, который находится в парке, напротив нового моста по улице Чайковского. На днях один из председателей клуба Б.А. Ярин вместе с главным инженером управления «Зеленстрой» Л.Н. Малышевой побывали на объекте. Выяснилось, что проект благоустройства родника, выполненный архитектором Н.Бабинцевой, управлению не под силу.

Управление способно выделить материалы (камень, кирпич, плитка, щебень, раствор, механизмы. Главное: нет специалистов, которые могли бы воплотить проект.

Первый субботник назначается на субботу 14 мая. Можно надеяться, что члены клуба «Миасс», другие челябинцы выйдут на субботник в качестве разнорабочих. Однако без специалистов не обойтись.

Поэтому мы обращаемся к жителям города: отзовитесь, кто из строителей, каменотесов, каменщиков, плиточников согласится оказать квалифицированную помощь в работе по благоустройству родника.

Родник в парке напротив нового моста – самый популярный в городе. Его водой пользуются тысячи горожан. К сожалению, выглядит он неряшливо. Но мы хотели бы не просто прибирать вокруг него, навести кое-какую косметику, а дать источнику новый, привлекательный облик. Он того достоин.

14 мая

Трехдневное ненастье отступило, утро еще не успело прогреться, но было ясное, солнечное. Ровно в 10 часов началась работа у родника.

Действующие лица: клуб «Миасс», управление благоустройства горисполкома и ПМК объединения «Челябинское» по птицеводству. Клуб собрал людей, управление взяло на себя организацию дела, ПМК – выделила технику.

Были сомнения накануне? Были. Соберутся ли люди после зимнего перерыва? Если соберутся, то сумеем ли мы воплотить хотя бы упрощенный вариант проекта без специалистов? Не помешает ли что-то, не предусмотренное нами заранее? Вообще как все сложится, состыкуется?

Приступив к работе с некоторой робостью, мы, войдя в дело, разогревшись им, обрели уверенность в своих силах. Сразу же выявился строитель, Николай Алексеевич Ларионов, вокруг которого объединилась бригада, занявшаяся расчисткой русла родника и укладкой бутового камня вдоль него. Слесарь ЧЭМК В.Черкашин, бригадир монтажников К.Акользин, наладчик ЧТЗ С.Михалев, педагог Д.Максутова, регулировщик радиоаппаратуры В.Бунковский, корректор В.Чурасов, другие челябинцы – наши постоянные, самые верные члены клуба (их имена мы называли прежде) замешивали раствор, таскали на носилках щебень, рыли траншею под фундамент, укладывали бутовой камень.

Получив «наряд», бульдозерист М.Хасанов начал нивелировку местности вокруг родника, причем работал тщательно, без халтуры, на совесть. Трактористы А.Осинцев и В.Парфентьев грузили бревна и лом, подвозили в ковшах камни, сдвигали грунт. И опять-таки все делали без капризов, как это бывает, а по первому возу, спокойно и доброжелательно. Беспокойно хлопотал «на объекте» мастер В.Хорошеньких, подвозя то инструмент, то материалы.

Четыре часа продолжался субботник.

– Как люди работают! – то и дело удивлялась принимавшая участие в субботнике главный инженер «Зеленстроя» Л.Н. Малышева. – Я уже отвыкла видеть, чтобы люди так работали.

А как мы работали? Нормально. Весело, с удовольствием. И по возможности качественно.

Качество-то теперь нас беспокоит прежде всего. По проекту архитектора Н.Бабинцевой над родником должен быть сложен арочный свод из тесаного камня. Пока мы не решились на такое сооружение. Сама труба, в которую вобран источник, уже заржавела, выглядит она не очень опрятно, но рыть вслепую мы опасаемся: как бы не повредить роднику. Мы были бы благодарны за компетентную консультацию. Что дальше? Оглянувшись к концу субботника, мы с удовлетворением увидели перемены вокруг родника. Но работу мы враз, разумеется, не закончили. Осталось ее на одну-две субботы – в зависимости от того, как полно возьмемся мы воплотить проект. Начать и бросить – это, к сожалению, бывает. Мы же хотим довести дело до конца. Поэтому решено в следующую субботу, 21 мая, собрать вновь.



21 мая

Продолжалась работа у родника. Еще четыре часа челябинцы отдали благоустройству источника.

Конечно, сказывается то, что нет специалиста-консультанта. Поэтому и второй субботник начался с некоторого замешательства. Но не нами сказано: глаза боятся, а руки делают. И вот уже Саша Раневский, слесарь ЧЭМК, взялся за кладку подпорной стены. Еще несколько человек приступили к мощению первой ступени лестницы. Женщины с носилками убирали мусор, подносили материалы, Кто-то углубляет руслице родника, кто-то проволокой прочищает от ила трубу, по которой вода уходит под дорожную насыпь. И дело пошло.

И на этот раз на субботнике мы увидели много новых лиц. Прораб Г.В. Баранов, пенсионер Н.Д. Прохоров, супруги-пенсионеры Валентина Анисимовна и Николай Петрович Загарские, экспедитор В.П. Тимофеев, аппаратчик цинкового завода И.В. Чернов, водитель О.Поляков, пенсионер П.И. Иванов впервые на субботнике, а провизор В. Лукманов, пенсионерка А.В. Макарова уже работали тут, у родника, или в прошлом году на Миассе. Электромонтер В.Шпади прежде бывал один, а на этот раз пришел с женой Любой к сыном Алешей. Ну, а инженер А.В. Акашкин, слесарь Н.А. Каширин (с сыном), преподаватель Г.Е. Осолодкова, научный сотрудник А.Ю. Даванков, пенсионерка Л.П. Злобина – это из когорты самых верных членов клуба.

Работа заметно продвинулась, но объект мы, естественно, не сдали. К самому роднику мы вообще не подступались. На субботнике была автор проекта архитектор Н.Н. Бабинцева. Она обещала на этой неделе внести в проект поправки, исходя из «требований жизни».

27 мая

На каждый субботник приходят новые люди. И на этом, на третьем субботнике у родника, были новички. Но и знакомых лиц уже много. Именно лиц, потому что в большинстве своем мы различаем друг друга не по именам-фамилиям или по профессиям и должностям, а по обличью.

А лица тут преимущественно улыбающиеся. Вы скажите: чего, мол, улыбаться? Пошили, мол, работать, а не улыбаться. Да, мы работали. И улыбались. Потому что настроение хорошее. А почему хорошее, и не объяснить, это надо понять без объяснений.

Вот Василий Емельянович Анненков – работает только с шуткой-прибауткой и никак иначе, несмотря на то, что сердце сбивает дыхание. То он приходил один, а на этот раз привел жену, Анну Федоровну.

Не скажу, что работа нас изнурила, но, однако, мы от нее не отлынивали. Это же бессмыслица: придти добровольно – и отлынивать. Вот Николай Алексеевич Ларионов – он собственно, ни разу за три часа и не отвлекся от дела. Такой, видно, норов.

Конечно, без управления благоустройства, а точнее без «Горзеленстроя» благие намерения клуба тотчас и увяли бы. Но, чувствуем, и для зеленстроевцев субботники у родника – не формальный выход на работу. И главный инженер Л.Н. Малышева, и мастер. В.А. Хорошеньких, и рабочий Н.Д. Иванов, подвозивший материалы, и механизатор на погрузчике А.Юдин – все они, судя по их отношению к делу, тоже добровольцы, а не отбивающие повинность люди.

Как у нас дела? Продвигаются! Кажется, уже просматривается финишная ленточка. Архитектор Н.Бабинцева принесла два рисунка, два варианта благоустройства родника. Она исходила, во-первых, из того, на что мы способны, и, во-вторых, из того, чтобы тем не менее не пасть нам до безвкусицы и халтуры. Вроде бы все будет прилично. Пожалуй, уже на следующем субботнике родник приобретет контур, близкий к окончательному. На потом останутся детали: где-то поставить скамейку, где-то протянуть оградку.

Веселая работа у родника привлекла челябинского художника А.Пастухова – он рисовал нас с натуры.


26 июля

НА ИГУМЕНКЕ

Мы работали на Игуменке. Но письма читателей заставляют нас вернуться к предыдущему объекту – к роднику.

Письмо Тамары Даниловны Соколовой:

«Родник «Лида» мы посетили 18 июня. Мы, то есть дочь и ее дети, а мои внуки. От трамвая до родника и обратно шли пешком, а младший ехал в коляске. Очень устали, но остались очень довольны. Детям по дороге было все интересно-полевые цветы, бабочки и шмели. Слышали «концерт» лягушек. Не мы одни, кажется, весь северо-запад шел к роднику. Большое спасибо участникам клуба «Миасс» за их работу, за полезное дело».

Как видим, Тамара Даниловна без тени смущения называет родник по имени «Лида». На бетонной подпорной стене кто-то, действительно, крупно, масляной краской написал это имя. А что? Роднику имя требуется? Требуется. А почему, собственно, и не назвать его «Лида?» Имя-то хорошее. Клуб «Миасс» не против. И если приживется это имя, значит, так тому и быть.

Письмо, подписанное так: инженер-металлург Корнеев:

«Родников в Челябинске много. Необходимо, чтобы люди места их нахождения, а главное, пригодность воды к потреблению. В Металлургическом районе, знаю, люди берут воду из родников в двух местах – на берегу реки в поселке Каштак, у конечной остановки автобуса № 44 и в районе профилактория меткомбината на берегу ручья. Слышал, что много любителей ходить за водой в Шершневский бор. Говорят, что там родоновые источники. То есть нужна ясность по каждому роднику. Еще лучше табличка: «Вода высокого качества, пригодна к потреблению».

Родники – кажется, единственные в городе чистые источники воды. Поэтому, несмотря на водопровод, челябинцы ходят за родниковой водой. Правда, слухи «мутят» и эту воду. Люди хотели бы знать точно, официально, «по науке»: какая в ключе вода?

Что касается родника Лида, то мы, как и обещали, сообщаем сведения о качестве воды. Дело это оказалось сложнее, чем мы предполагали, тем не менее, благодаря настойчивости члена клуба Лидии Павловны Злобиной, на днях мы были приняты главным санитарным врачом области Александром Петровичем Гавриловым и заведующей радиологической лабораторией Элеонорой Михайловной Кравцовой. В результате дотошного обсуждения был составлен следующий текст:

«По данным областной санэпидстанции, качество воды в роднике «Лида» соответствует ГОСТу 2874-62 «Вода питьевая». В весенний паводный период качество воды подвергается колебаниям, в связи с чем рекомендуется кипячение воды в это время. Дополнительно сообщаем, что содержание радона «незначительное», не влияющее на здоровье».

Итак, главное достоинство родниковой воды в чистоте, она чище любой другой.

И последнее о роднике Лида. Работая на благоустройстве источника мы больше всего боялись халтуры, того, что называется «тяп-ляп». Мы очень старались, но не избежали погрешностей. Вполне возможно, что через какое-то время, когда закончится дорожное строительство вокруг родника, клуб вернется к источнику.

Теперь – о субботнике на Игуменке. Работа началась ровно в десять часов, у переходного моста против вокзала. В субботнике приняли участие второй секретарь Ленинского райкома партии В.И. Буравлев, председатель райисполкома А.Ф. Бородин, заместитель председателя райисполкома С.П. Щиголев, первый секретарь райкома комсомола Ю.Коновалов. Накануне в редакцию позвонил заведующий коммунальным отделом С.М. Корняков, пообещал два самосвала. Самосвалы прибыли.

Таким образом, благодаря хлопотам двух председателей клуба – В.А. Ярова и Р.Н. Вильданова была обеспечена четкая организация работы.

Кто тут был? Ну, прежде всего члены клуба, самые его верные активисты. А кроме того, на субботник пришел Паша по фамилии Болтушкин. Когда мы спросили его, откуда он, Паша заворчал:

– Все спрашивают, откуда, откуда... С Игуменки мы.

Кто-то из мальчиков уточнил: Паша тут уже не живет, на что он горячо возразил:

– Я тут родился, и пришел в гости к бабушке.

Мы познакомились со всей ватагой. Павлик Хрулев с братом Олегом, Андрюша Арапов, Андрюша Деннер, Андрюша Коновалов, Саша Масленников, Олег Логинов – все они живут в соседних домах поселка Порт. Они явились в резиновых сапогах и работали не хуже взрослых. А то и проворнее. Только семилетний Женя Спицын стоял на берегу в туфельках, и когда ребята постарше сказали, что он маленький и пришел так, не работать, Женя тотчас нагнулся и поднял сухую веточку. Мы сказали ребятам, что Женя Спицын, может быть, тут главное действующее лицо. Для него мы защищаем Игуменку. И именно ему, дано знать, какой будет речка в середине грядущего века и будет ли вообще.

В субботнике приняли участие курсанты автомобильного училища: офицер П.Какичев и девять курсантов – Д.Скородумов, С.Шмаков, И.Вединикин, Э.Кадыргалеев, Д.Цыганов, Д.Федюнин, В.Колыванов, Д.Немчинов, И.Козловский. Все они родом челябинцы.

Еще несколько картинок с натуры. Виктор Васильевич и Антонида Андреевна Минаевы пришли на субботник с сыном Колей и дочерьми Таней и Натальей. Но это не все семья. Всего у Минаевых семеро детей, Живут они рядом, в девятиэтажке, Игуменка едва ли не под балконом.

Рядом живет и художник Б.Н. Дегтярев. Он вышел к речке с внуком Антоном рано, раньше всех. Из местных жителей назовем еще электромонтера А.Н. Мещерякова, учителей М.З. Гайдукову и И.П. Масленникову, электромонтажницу В.И. Смолину.

А научный сотрудник В.Бухаров живет в другом районе. Что побудило его придти на субботник? «Интересно, на что мы способны».

Пенсионеры Борис Иванович и Алла Архиповна Прохоровы живут тоже далеко от Игуменки. Есть время – почему бы не поработать часок-другой. День выдался знойный, и все участники субботника по достоинству оценили догадливость Аллы Архиповны: в соседнем доме она попросила ведро с водой и всех напоила.

Словом, опять было просто, дружелюбно и весело.

За три часа работы мы нагрузили несколько кузовов мусором – от досок до покрышек. Особенно много было пружинных матрацев. На самом бойком участке у переходного моста речка Игуменка стала опрятней и чище.

6 августа

Речка Игуменка почти на всем своем протяжении заточена в подземелье. Лишь на двух коротких участках она еще течет на свету – у бывшего поселка Порт и у областной типографии, между улицами Труда и Постышева, от полотна железкой дороги почти до хлебозавода. На первом участке, у Порта (ото в Ленинском районе), речка за два субботника очищена от мусора и хлама. На втором участке (это в Центральном районе) решено поработать в следующую субботу.

Решено-то решено, но тут всплыла новость: уже готовы проекты, по которым Игуменка будет зарыта и на последних двух участках. Если так, то возникает естественный вопрос: зачем же ее чистить?

В самом деле – надо ли чистить Игуменку или нет?

Странные вещи случаются в нашей жизни. По территории Челябинска протекали две речки – Челябка и Игуменка. Многие годы мы считали, что обе эти речки – не благо, а зло, и потому их следует упрятать под землю, с глаз долой. Упрятали. Челябку – целиком, Игуменку – почти всю. Казалось бы, все прекрасно. Речек нет, добро восторжествовало, ничто не нарушает четких линий городских кварталов и магистралей.

Но что это? В геологическом музее, на самом берегу Миасса, параллельно ему, мы начинаем «строить» речку. Бутом на бетоне выложили ей руслице, выгнули его, будто это речка не марочная, а натуральная, мостки перекинули через нее. И все – за деньги, за тысячи, за рублики. А в результате – воды в речке нет, сух жолоб бутовый.

Не будем разводить дискуссии и оценивать, как достойно это занятие: строить речки на берегах рек. Может быть, и достойно. Если они с водой, разумеется. Но не странно ли: город имел две речки, обе зарыл, а третью начал строить? Те, что зарыты, – настоящие речки, сами текли, без нашей помощи, причем, не одну сотню лет текли. Стоило ли их уничтожать, чтобы соорудить игрушечную речку с хлорированной водой?

Значит, не можем мы без речушки. Имеется потребность.

Так в чем же дело? Надо оставить под голубым небом хотя бы то, что осталось от Игуменки. Если благоустроить берега речки у поселка Порт, получится скверик, уголок отдыха, которых так не хватает Ленинскому району. У областной типографии Игуменка протекает буквально под балконами. Чистая вода сделала бы этот жилой квартал уютным. Но речка здесь запущена до самой последней степени.

Между прочим, и дальше, до самого впадения Игуменки в Миасс, где речка взята в бетонные трубы, ее долина ничем не застроена, никак не оккультурена. Там, где текла речушка, теперь – пустыри, заросли кустарника, буйный бурьян. Что мы выиграли, заточив реку в сырую землю? Абсолютно ничего.

Но кто те люди, которые так настойчиво стремятся зарыть Игуменку? Может быть, они в Ленинском райкоме партии или райисполкоме? Как будто нет. По крайней мере секретарь райкома партии Валентин Иванович Буравлев за то, чтобы у поселка Порт Игуменку сохранить и благоустроить. Правда, он высказал лишь свое личное мнение, но и оно – в счет.

Может быть, то архитектор Центрального района Людмила Ивановна Штакан? Да, она признает: есть проект, по которому речку следует спрятать а коллектор, потому что речка превращена в сточную канаву, А что касается ее сохранения и очистки, то об этом лучше поговорить с главным инженером ГАПУ горисполкома Николаем Дмитриевичем Обутковым.

– Я за то, – сказал он, – чтобы речку Игуменку очистить и благоустроить ее берега.

Кто же против? Я их не нашел. Если и есть возражения, то лишь одно: речка-то грязная. Да, грязная. Но чистить ее надо в любом случае – зароем, мы ее под землю или нет. Кстати, в последнее время вода в Игуменке заметно посветлела. У Порта она почти чистая. Правда, только визуально, на глаз, но и то благо. Отвечая на письмо клуба «Миасс», директор объединения «ЧГЗ имени Ленина» Н.Р. Ложченко сообщил: завод резко уменьшил сброс в Игуменку нефтепродуктов и других вредных соединений. Сдвиг есть. Надо, наверное, надеяться на то, что мы все-таки в состоянии отстоять и защитить Игуменку. И значит, есть смысл ее чистить.



13 августа

Дождь едва не помешал работе. Правда, к десяти часам он прекратился, но, наверное, многих из тех, кто собирался на субботник, испугал. Тем не менее субботник состоялся.

Тут следует сказать, что клуб «Миасс» нигде не встречал такой готовности к сотрудничеству, как в Ленинском районе. Два субботника на Игуменке у поселка Порт были обеспечены всем необходимым. В них приняли участие руководители района.

Видя, как на глазах изменилась Игуменка, жители района решили по примеру клуба «Миасс» организовать субботник на озерке Тальянке, что между улицами Тухачевского и Руставели.

* * *

По пути от агентства Аэрофлота до Игуменки кто-то вспомнил, что клубу «Миасс» исполнился год. Разумеется, никаких торжеств и юбилейных речей по этому поводу не было. Но вопрос о первом итоге возник: что мы успели за год? Конечно, немного.



В прошлом году четыре субботника провели на берегу Миасса у кинотеатра «Родина». А нынче? Ну, родник напротив нового моста благоустроили. Ну, Игуменку у Порта привели в порядок... Кто бы это сделал, если не мы? Никто. А глядя на нас, управление благоустройства взялось самостоятельно благоустроить родник, что у поселка Шершневекие каменные карьеры. Вот и озерко Тальянка по нашему примеру очистили.

Таких примеров, к сожалению, раз, два и обчелся. Зато больше случаев, когда люди считают своим долгом унизить насмешкой: ненормальные, мол, какие-то, работают за так...

Впрочем, у нас, как говорится, собственная гордость. Дело в общем-то не в плате. И мы отнюдь не против, если кто-то хорошо зарабатывает. Только не получилось бы так, что они останутся при деньгах, но без чистой воды и воздуха...

Итак, еще один субботник. Мы взяли участок Игуменки метров в двадцать-тридцать. Нагрузили две автомашины мусора, но, как оказалось, прибрали только то, что на поверхности. Само русло хранит несколько слоев бытового хлама, до дна речку пока не вычистили. Осталось работы на следующий раз.

Жители домов, выходящих к Игуменке окнами, предпочитают, чтобы речку заточили в трубы. Вода в ней на этом участке, действительно, очень грязная. А запахи выдают явное присутствие ней канализационных стоков. Откуда они?

Тем не менее на субботник пришли и местные жители – Л.Г. Павленко, С.Д. Веклич с сыном Димой, М.Абрарова, Н.Колунтаева и другие.

Впервые на субботнике электромеханик О.В. Присяжных, лектор М.И. Сляднев с женой Людмилой Викторовной и сыном Артемом и другие. Хорошо работали школьники. Я их, пожалуй, всех назову. Это Алеша Малев, Саша Федькаев, Женя Малков, Женя Большаков, Сережа Полянский, Лена Чисникова, Марат Воронцов, Алеша Сапогов, Лена Ахмина, Мила Бендер, Света Побежимова, Сережа Побежимов, Надя Гашкова. Мы надеемся, что теперь ребята с помощью их любимицы собаки Шары будут следить, чтобы никто в Игуменку не бросал мусор. А то на участке в Порту речка уже захламляется: кто-то бросал раму детского велосипеда, кто-то худое ведро, кто-то ящик. А больше всех мусора от рыбаков, которые копают тут червей. Уж рыбаки-то должны понимать, что без чистой воды не будет и рыбы.

20 августа

Мы вновь чистили Игуменку. Сначала рубили заросли чертополоха и полыни, чтобы открыть руслице, потом сбрасывали в кучи мусор и хлам, извлеченный из воды. З.А. Яров пытался расширить отверстие под огромной трубой, которая плотиной перегородила русло. Р.Н. Вильданов и ГЛ. Юсупов спустились в бетонный колодец, куда Игуменка «падает», чтобы скрыться в шумящем тоннеле коллектора. Стоя внизу, на решетке, сваренной из арматурного прута, они выбрасывали наверх доски, камни, ветки, куклы и другую синтетику, которыми был запружен колодец.

Работа, скажем прямо, грязная. Вода Игуменки, и так отнюдь не прозрачная, а взбаламученная и вовсе черная от ила и мазута, неприятна и на вид и на запах. Носилок нет (за лопаты и грабли и то приходится благодарить, поэтому каждую веточку бросаем в кузов отдельно. А кузов один, и тот невелик. За час нагрузили, и шофер М.И. Белоусов поехал не выгрузку, на что ему потребовался еще час. (Из двух обещанных прибыл один самосвал). Нет, что ни говори «Горзеленстрой» и Ленинский райисполком встречал нас иначе – обеспечивал всем, вплоть до рукавиц. А в Центральном районе от нас хотели бы откровенно отвязаться...

Нас было около тридцати. Хотелось бы больше. Из новичков назову Нину Георгиевну Грехову с дочерью Олей. Живут они на северо-западе.

– Мы давно следим за работой клуба, – сказала Нина Георгиевна, – но никак не могли выбраться на субботник. Сегодня, наконец, это удалось.

Mы подозреваем, что в Челябинске много таких, как Нина Георгиевна, сочувствующих клубу. И надеемся, что в конце концов познакомимся с ними и примем в свой круг.

Впервые на субботнике и Е.М. Казанцева, научный сотрудник теплотехнического института. Работая на Игуменке, она тоже осуществила свое давнее намерение причаститься к клубу «Миасс».

Еще одно знакомство – с семьей Микушиных – Сергеем Филипповичем (он инженер), Татьяной Александровной (она тоже инженер) и их сыном Максимом. Живут они не сказать, что бы у самой Игуменки, но недалеко. Работали дружно. Даже и четырехлетний Максим, обутый в голубые сапожки, таскал в кучи палочки.

Жители соседних домов на этот раз не пришли. Правда, работали дети, живущие в прилегающих кварталах. Мало того, как выяснилось, их, детей, делегация ходила защищать Игуменку в областную типографию и в райисполком. И там, и там детей приняли, что-то объясняли, после чего выпроводили.

Теперь на участке у областной типографии Игуменка на две трети вчерне вычищена. Но работы тут еще много. Нас, а особенно местных жителей, волнует состояние мостика через речку: доски шатаются, прогибаются, перила отогнуты. Кто-то должен бы привести в порядок мостик. Кто?

Если бы чистая вода в речке, тут бы уместен был бы мостик, как-то украшенный, допустим, с резными или точенными перилами. А рядом, у воды, как раз бы поместилась беседка. И двор тотчас преобразился бы.

Нам сообщили из бассейнового управления: наша просьба принята к исполнению – специалисты изучат, кто загрязняет Игуменку на участке у областной типографии. Информация об этом будет сообщена.



10 сентября

Рассказ о последнем субботнике на Игуменке будет состоять из нескольких эпизодов.

Эпизод первый, о новичках. Заметили мы, что, появившись однажды, далеко не все они приходят во второй раз. Задумались мы: а почему? Что им у нас не понравилось? Конечно, на первых порах они чувствуют себя стесненно, держатся в сторонке, приглядываются. Мы считали, что это естественно. Потом освоятся. Но «потом-то» бывает не всегда.

Может быть, мы все-таки слишком холодны к новичкам и даже как-то, может показаться, равнодушны к ним? Вполне допустимо, что тут мы не все учли.

Как бы то ни было, мы решили поручить Свете Осатчук и Лидии Павловне Злобиной заботу о новичках. Каждый раз они будут их встречать, вводить в курс дела, обеспечивать работой, приобщать к нашим делам, пока они не почувствуют себя членами клуба.

Кстати, о членстве – эпизод второй. У нас нет такого правила, чтобы принимать в клуб официально. Членом клуба надо себя именно почувствовать. На последнем субботнике был проведен опрос: считаете ли вы себя членом клуба «Миасс»? На этот вопрос утвердительно ответили 30 человек. Остальные участники субботника сочли, что у них нет морального права зачислить себя в клуб, объяснив это тем, что лишь один-два раза принимали участие в работе на берегах Миасса или его притоков.

Постепенно мы все ближе знакомимся друг с другом: различаем лица, запоминаем имена-отчества, вникаем в биографии. Сам собой образовался круг людей, насчитывающий человек 50, которые на субботниках чувствуют себя «своими». Они-то и записали себя в клуб без раздумий. Однако мы и впредь не намерены вводить строгого членства. Правда, поддержана мысль о желательности иметь значок клуба, который стал бы единственным «документом», удостоверяющим приверженность к клубу.

Пусть никого не смущает слово «Клуб», якобы предполагающее какую-то замкнутую общность. Кто-то не пропускает ни одного субботника, кто-то приходит часто, кто-то реже, кто-то изредка – всем мы рады.

Продолжая тему новичков, назову тех, кто впервые работал на последнем субботнике. Это пять курсантов автомобильного училища: Олег Егоров, Алексей Попов, Валерий Ефременков, Артур Бауэр, Александр Кондаков. Это пенсионер В.Н. Богданов, уборщица Н.А. Дружинина, инженер-конструктор A.M. Носков. Это Сергей Сизов и Александр Марченко (он однажды уже приходил). Это 16 учеников из школы № 63 с учителем. Кондратюком. Наконец, это пятиклассник Андрюша Трофименко, живущий в соседнем дворе.

Эпизод третий. И был один новичок, который отказался назвать себя.

– Почему?

– Та не надо.

– Но почему все-таки?

– Смеяться будут.

– Кто?

– Люди.


– Какие?

– На работе.

Кажется, в этом «смеяться будут» – одно из объяснений того, что к нам на субботники ходят десятки, а не сотни и не тысячи челябинцев. Я нисколько не хочу обидеть мужчину в зеленой штормовке, который не захотел назваться. И если позволю себе поразмышлять по поводу его ответов, то только потому, что и сам таков. Когда меня спрашивают: «И ты ходишь чистить Игуменку бесплатно?» Я отвечаю: «Да», но так, будто в чем-то виноват. У него, у вопрошающего, в глазах откровенная насмешка, а я чего-то стыжусь, будто он мудрец, все постигший, а я глупей, недотепавший до элементарных вещей. Странно...

У многих из нас синдром скромности. Мы стесняемся делать добрые дела. Хотелось бы, а стыдно. Но почему?

Я нахожу две причины. С одной стороны, на нашем веку так много всяких выскочек, расчетливых «активистов», дутых починов и быстрых взлетов, что мы пуще всего боимся такой славы.

С другой стороны, позыв к доброму делу в нас – еще так слаб, что достаточно чьей-то кривой усмешки, чтобы лишить нас самообладания. Не то, чтобы вступить в спор, отстоять свое убеждение, убедить другого, мы и сами готовы отступить, обидеться и умолкнуть. Не открыто и гордо, а втихаря мы делаем добрые дела. Не созрели, значит, еще для них. А иначе – почему?

Следующий эпизод: как мы работали. Работали обычно, как говорится, весело и дружно. Игуменку, собственно, очистили. С прошлого раза остались кучи мусора, к которым добавили новые. А самосвал – один. Мы его нагрузили доверху, отправили на свалку и целый час ждали, пока вернется. Весь мусор так не вывезли.

Теперь о тех, кто загрязняет Игуменку. Клуб «Миассе» обращался в бассейновое управление с просьбой сообщить, кто загрязняет речку. Специалисты управления подготовили справку. Полной ясности все-таки нет. Высказывается мнение, что Игуменку загрязняет объединение «Завод им. С.Орджоникидзе», однако директор объединения Т.М. Самарин категорически возражает против такого утверждения. Жители соседних домов сообщают, что бывают дни и особенно ночи, когда грязная вода в Игуменке прибывает. К сожалению, используемые ныне способы контроля не способны засекать факты экологического хулиганства на предприятиях.

При всем при том отметим: за последний год вода в Игуменке стала несколько чище.

Короткий эпизод о благоустройстве. Очистив русло Игуменки, мы оглянулись и увидели: хорошо бы украсить речку мостиком. А еще бы благоустроить два пустыря по правому берегу. На одном пустыре – хоккейная коробка, заросшая травой-муравой и одуванчиком, на другом– пусто, сплошной бурьян. Хорошо бы набросать проект благоустройства, а поэтому проекту разбить на пустырях детские и спортивные площадки, поставить беседку – мало ли что... Жаль, место пропадает.

Что дальше? В следующую субботу мы намерены совершить прогулку по берегу реки Миасс, обсудить свои дальнейшие дела. Но сначала соберемся на Игуменке, чтобы погрузить мусор, оставшийся от прежних субботников.

И последний эпизод. Когда в субботу 10 сентября мы погрузили последний самосвал, а сверху стал накрапывать дождик, из соседнего дома вышла Александра Яковлевна Гурьевских. В одной руке она держала горячий чайник, а в другой – две чашки. Она наливала нам по чашке крепкого чая, угощала конфетой «Маска» и приговаривала: «Пейте, добрые люди, пейте. Спасибо вам, пришли и вычистили нашу Игуменку. Кому еще чайку? Пейте, как не угостить добрых людей»...

Мы пили чай, благодарили Александру Яковлевну. И было тепло на душе оттого, что в этот осенний день речка Игуменка собрала на своем берегу добрых людей.
24 сентября

РАЗДУМЬЯ НА ПОРОГЕ ОСЕНИ

В последнюю субботу сентября мы вновь собрались у родника Лида. Работа предстояла простая – только и всего, что посадить вокруг родника ивы и боярку. Председатель клуба В.А. Яров накануне похлопотал в конторе зеленого хозяйства, чтобы нам подбросили саженцев. Дело это оказалось нешуточным: за саженцы надо платить, их надо подвезти, а не на чем, к тому же нет бензина. Однако главный инженер конторы Галина Никифоровна Седова хотела нам искренне помочь и каким-то образом извернулась: саженцы мы нашли прикопанными в условленном месте.

Сысаживать деревья золотым осенним днем – не работа, а праздник.

Впрочем, мы хотели поработать не только руками, но и головой. Сезон заканчивается, и надо определиться, чем мы будем заниматься будущим летом. В прошлую субботу мы прошли правым берегом Миасса от устья Игуменки до проспекта Победы. Общее впечатление: в Челябинске, кажется, нет места более глухого, запущенного и забытого, чем берега реки Миасс. Всех нас особенно огорчила заросшая протока вокруг сада-острова, а именно черная от нефти лужа, из которой «пьет» тракторный завод. Заросли лебеды, крапивы и репейника тянутся вдоль всего берега. Нелеп у реки завод оргстекла.

Однако сама линия уреза не очень захламлена. Менее, чем, допустим, год-два назад. Правда, на мелководье наберется, конечно, и досок, и шин, и металлу. Но берег надо благоустраивать капитально. Пора уж, наконец. Сколько же откладывать?

Вот мы и думали: как нам подключиться к i тому делу? Пока, признаться, ничего толкового не придумали.

У высоких тополей, что ниже плавательного бассейна «Электрометаллург» (тут берег почище), мы пили чай с блинами, которыми нас угощала Г.Е. Осолодкова, и ее дочь Света, и вели всякие разговоры, в том числе и деловые. Однако мозговая атака не удалась, яркая идея не вспыхнула, к единому мнению мы не пришли, надо думать.

Об этом же шла речь у родника. Сначала мы вслух прочитали письма, поступившие в адрес клуба. Челябинцы К.Воронова, Е.Казак, Ю.Воронин, Т.Ильиных и другие обращаются к нам то с благодарностью, то с просьбой, то с советом. В частности, они называют адреса родников, которые требуют ухода. Видимо, в надежде на то, что мы позаботимся об источниках.

Вот мы и думали: должны ли мы стать «специалистами» по родникам?

Кстати, о специалистах. У подножия крутого берега Миасса, ниже Дворца культуры ЧЭМК, мы видели благоустроенный родник. Люди хотели сделать доброе дело, а не получилось– труба, из которой должна была струиться родниковая вода, – сухая, а ключ пробился ниже, из-под облицовки».

Летом жители дома, что напротив моста по улице Чайковского (дом по прозвищу «Пентагон») могли наблюдать, как до позднего вечера на берегу Миасса старательно тарахтел бульдозер, ровняя грунт. «Наконец-то, – улыбались жители дома, – началось благоустройство берегов реки». Ничего другого они и предположить не могли. И уж совсем были ошарашены, когда узнали, что не будет на берегу ни тенистых аллей, ни беседок, ни спортивных площадок. – Это кооператив «Сервис» строит платную автостоянку.

Клубу «Миасс» об этом сообщила жительница дома Г.С. Томилова. Мы решили: посадив саженцы, перейдем мост и спустимся к реке, к месту будущей автостоянки.

Мы там были. Действительно, кооператив строит автостоянку на 280 машин. Строит законно: есть у него разрешение, проект и другие бумаги. От имени архитекторов документ подписал заместитель начальника ГлавАТУ Челябинска Н.Д. Абутков.

– И я подписала, – сказала нам позже архитектор Калининского района Г.Я. Киприянова. – Я считаю, что там никакие нормы не нарушаются.

Может быть, 260 автолюбителей и дюжина кооператоров будут довольны, а тысячи горожан? Ведь они хотели бы спускаться к берегу реки, чтобы загорать и отдыхать, а не ходить вокруг стада автомобилей. На берегах Миасса и без того лишку всяких автобаз и автогаражей. Куда еще-то? И почему архитекторам надо доказывать, что берег реки исконно и заведомо предназначен для досуга, для красоты, для души. Это зона покоя.

Если бы речь шла об удобствах только жителей «пентагона», и то стоило бы прислушаться к их возмущенным голосам. Но возмущены не только они. И мы тоже. А наши протесты рассматривают, как капризы несведущих людей. Мы хотим знать, что творится вокруг. Или кто-то нас лишал такого права?

Что еще было в последнюю субботу сентября? У родника звучали стихи. Их прислал нам М.Ф. Федорчук. В стихах – добрые слова о клубе. Автор просит их опубликовать, но мы воздерживаемся от этого. Почему?

То нас хвалят, то ругают. Одно нам, конечно, приятно, другое – огорчительно. Все чаще нас винят за всякие безобразия на реке Миасс: плохо, мол, работаете. Скоро, видно, с нас начнут спрашивать «по всей строгости», а там, глядишь, и бюрократами нарекут...

Нет, ругать нас не за что. Мы добровольно делаем то, что можем. Но и хвалы особой мы не заслужили. Успехи наши более чем скромны. Если что-то у нас и есть, то это надежда на будущее. А. М.Ф. Федорчуку – спасибо, как говорится, на добром слове.

О новичках. Они были и на этот раз. Назовем только тех, кто назвался: педагог-пенсионерка А.И. Киселева, инженер Сергей Микулин, следователь Г.Л. Ионова с дочерью Олей.

Последнее. Член клуба Гильман Лукманович Юсупов (он у нас с первого дня) серьезно болен. Электрик по профессии, он попал под высокое напряжение и сейчас лечится в ожоговом центре. После субботника наши товарищи навестили его, принесли ему родниковой воды. Было бы справедливо, если бы эта вода вылечила Гильмана Лукмановича: он помог роднику, а родник – ему. Мы ждем, вас, Гильман Лукманович.



10 декабря

Однако надо подвести итоги сезона.

Начну с арифметики. Первый субботник в том году состоялся 14 мая. За сезон клуб выходил на субботники 17 раз. Работали мы примерно три часа. И значит, многие из самых верных членов клуба отдали реке Миасс свыше 50 часов свободного времени, другими словами, полную трудовую неделю.

Мы понимаем: далеко не у каждого есть такая возможность – отдать общественному делу 17 летних суббот. Этого и не требуется. Допустим, что каждый из нас, челябинцев, «пожертвует» ради реки только одной субботой за лето. Тогда каждый из 17 субботников соберет, страшно сказать, по 70 тысяч участников. Впрочем, исключим малых детей, немощных стариков, допустив, что их половина. Но и 35 тысяч человек на субботнике – то, как говорится, не приведи господь. Исключим тех, у кого суббота выпадет рабочей, кто болеет – еще половину. Останется 17 тысяч. Тоже, пожалуй, многовато. Исключим еще кого-нибудь. Не знаю, право, кого именно. Оставим 8 тысяч участников субботника. Тоже внушительно. Но нам придется половинить еще не раз, чтобы достичь числа истинных участников – 50 человек.

Такая арифметика. Судите сами, что к чему.

Сезон был посвящен родникам и Игуменке. Члены клуба встречались с генеральным директором объединения «ЧТЗ имени В.И. Ленина» Н.Р. Ложченко, который проинформировал представителей общественности о некоторых мерах, принятых заводом, чтобы Игуменка стала чище.

Уже в октябре, на одном из последних субботников, мы посадили 130 саженцев недра. Посадили на берегу Миасса и полили миасской водой.

Что еще? Почти месяц пролежали на берегу Игуменки мусорные кучи, оставшиеся после последнего субботника. Мы понимали: уборка, отвлечение транспорта, отсутствие бензина. Но очень не хотелось оставить работу незавершенной, дав жителям соседних домов еще один пример из практики последних лет: дело начинается и не доводится до конца. Нам все-таки удалось добыть трактор с прицепом и автомобиль – весь мусор был вывезен на свалку.

Вообще техническое обеспечение субботников остается главной проблемой.

Жители дома «пентагон» пригласили клуб «Миасс» рассудить конфликт между ними и кооперативом «Сервис», развернувшим строительство автостоянки на берегу реки. Строительство прекращено. Если у жителей – «пентагона» хватит запала до весны будущего годы, то клуб готов оказать им помощь в благоустройстве этой площадки.

Клуб принял участие в конкурсе на должность председателя областного комитета по охране природы. Чтобы познакомиться с претендентами очно, без посредников мы пригласили каждого из них отдельно на откровенный разговор. Такие беседы состоялись с М.В. Исаевым, И.П. Вороновым и В.А. Бакуниным.

Недавно был случай, на первый взгляд частность: областное отделение Фонда культуры предложило клубу открыть счет в банке. Этот вопрос обсуждался пока лишь в «верхах». Прежде всего, с благодарностью был воспринят шаг навстречу сотрудничеству. Счет в банке, может быть, как-нибудь и пригодился бы. От этого предложения клуб пока не отказался. Но есть очень глубокие сомнения. Мы с самого начала не хотели иметь дело с деньгами. И если теперь они у нас появятся, то, не исключено, осложнят нашу жизнь. В чем именно? И сейчас, при безденежье, «встречаются проницатели, которые подозревают, что, мол, какие-то «стимулы» у нас есть. А при счете в банке поди докажи, что ты бессребренник...

Мы хотели бы остаться верными, самим себе.

Говорят, ныне без платы дела не делаются, потому как ныне у нас время такое – хозрасчет. Ну, и пусть. А мы обойдемся без финансов.

Видно, приучены мы так: по команде беги в строй, равняйся и не высовывайся. Если хозрасчет, то поголовно, единодушно и единообразно. Моноидея, монопослушание и монодействие. Без исключений. Но почему же? Мы ничего не имеем против хозрасчета. Более того, весьма на него рассчитываем и надеемся, что он займет в нашей экономике достойное место. Но не хозрасчетом единым жив человек.

Жизнь не терпит догм и схем, она всегда богаче в проявлениях, полнее в охвате интересов и побуждений. Пусть кооператоры, дошлые в дебете-кредите, делают деньги. Пусть их будет больше и больше. Но сколько бы их ни стало, всегда найдется еще кто-то из «чудаков», который с удовольствием согласится 17 суббот за лето работать «за так». Потому что мы люди, мы разные. Да и те же кооператоры в иных случаях отнюдь не прочь обойтись и без платы.

Бесплатно... А бывает ли в жизни что-нибудь бесплатно? Спросите у нас, у членов клуба «Миасс»: бесплатно ли мы работаем? Нет, не такие уж мы и дураки. Может быть, самая высокая плата за то, что отдаешь бесплатно. Если хочешь много взять, больше отдавай. Отданное неминуемо возвращается. Так уж устроен человек: полученное в дар вызывает беспокойное побуждение вернуть с лихвой. На добро ответить добром.

Наконец, разве то не плата – чистая река для наших детей, внуков и правнуков?

Еще одно событие, к которому клуб считает себя косвенно причастным: выставка в геологическом музее, посвященная охране природы Южного Урала. Обычно, и мы к тому привыкли, на выставках демонстрируются достижения. Эта экспозиция другая. Это выставка-плакат. Она не претендует на строгую научность, на всеобщий обзор, на сенсационные открытия. Она предпочитает взять известный факт, но преподнести его нам образно, наглядно, а иногда и страстно. И если у ее авторов есть сдерживаемые побуждения, то это сатира.

Один из тематических блоков выставки – река Миасс. Миасская вода предстает перед нами в трех измерениях. Первая дана в цитате. Некий А.Орлов в середине прошлого века так писал о реке: «Миасс в обыденное время имеет ширины до 20 саженей. Вода в этой реке прекрасная. Употребляется исключительно жителями в пищу, несмотря на то, что на дворах у всякого почти колодцы. Из них вода употребляется для домашней скотины. Колодезная вода по свойству своему не может сравниться приятностью и мягкостью с водой миасской».

Кроме того, нам предлагаются для рассмотрения вода Миасса в двух колбах. В одной из них вода взята из реки в районе станции Бутаки. Она почти прозрачная, но уж, конечно, не такая, какой ее описывает А.Орлов.

Во второй колбе вода мутная, с черными хлопьями, с жирной пенистой пленкой. Ее зачерпнули в районе ЧМК. Оказывается, достаточно выставить две колбы с разной водой – это производит впечатление.

Выставка сравнивает в макетах разрез двух русел реки в тех же точках – у Бутаков и у ЧМК.

Но более всего необычна диорама «Река Миасс в 2... году». Чахлое руслице, заваленное досками, трубами, тросами, строительным мусором. Две горловины, из которых в реку сливается черная жидкость. Вокруг, по горизонту, – сумрачный город, застроенный трубами и занавешенный дымами. А на переднем плане – ворона, которой все нипочем, и черная собака, которая, безусловно, воет, глядя на этот «конец» света.



Мрачная диорама. Сатира. Но так ли уж сильно сгущены краски?