Владимир Владимирович Петров Чудеса наших субтропиков Человек и окружающая среда – В. В. Петров - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Владимир Владимирович Петров Чудеса наших субтропиков Человек и окружающая среда - страница №1/5

Владимир Владимирович Петров

Чудеса наших субтропиков
Человек и окружающая среда –

В. В. Петров

Чудеса наших субтропиков
АКАДЕМИЯ НАУК СССР
Предисловие
Когда мы видим вокруг себя разнообразные растения, мы редко задумываемся над тем, где их родина, где они растут в диком виде. Мы почти не интересуемся тем, принадлежат ли они к нашей природной флоре, местному растительному населению, или же являются гостями из дальних краев. Эта сторона жизни растительного мира часто не привлекает нашего внимания. А между тем очень важно знать, какие из окружающих нас растений относятся к числу аборигенов, а какие являются чужеземцами. Далеко не все то, что растет вокруг нас, имеет местное происхождение. Это касается даже некоторых самых обычных, хорошо знакомых деревьев, кустарников.

На улицах и площадях наших городов нередко можно видеть стройные голубые ели с особым сизым оттенком хвои. Эти деревья украшают и нашу столицу Москву. Именно они, словно часовые торжественного караула, зимой и летом бессменно несут вахту у Мавзолея В. И. Ленина. Красавица голубая ель – не наше местное дерево, это пришелец из далеких краев, с другого континента. Родина ее – Северная Америка.

Подобным же образом обстоит дело и с такими хорошо известными всем растениями, как чай и мандарины. У нас на Черноморском побережье Кавказа чайные плантации и мандариновые рощи занимают огромные площади. Они так хорошо растут и так естественно вписываются в местный пейзаж, что кажутся произрастающими здесь издавна. Однако и чай, и мандарины – гости с другого континента. Их родина – Юго Восточная Азия.

Эти примеры показывают, что в каждом районе земного шара можно с успехом выращивать множество таких растений, которых здесь не было «от природы». Словом, к естественной, дикой флоре всегда можно добавить немало зеленых иноземцев, в том число и очень полезных для человека. Сама природа сделать это не в состоянии. Только человек, вооруженный научными знаниями, сознательно и целеустремленно переселяет растения с одного континента на другой. Цель такого переселения – получить как можно больше поставщиков пищевых и иных ценных растительных продуктов, увеличить ассортимент декоративных растений.

Путь ботанических переселенцев в новые края часто лежит через ботанические сады. Именно эти сады служат первым пристанищем зеленых путешественников. Отсюда они впоследствии попадают на поля и в парки, на плантации и в сады и становятся там полноправными хозяевами.

Ботанические сады – наглядное свидетельство могущества человека в деле обогащения местного растительного мира, улучшения и преобразования природы. Это своеобразные памятники человеку – преобразователю природы.

В нашей стране имеется много ботанических садов. Есть они и в субтропических районах – на Черноморском побережье Кавказа и Южном берегу Крыма. Здесь на теплом юге выращивается много растений из других стран, с других континентов. Многие из этих растений культивируются и вне ботанических садов – на улицах городов, в парках, скверах, возле санаториев и домов отдыха. Для того чтобы познакомиться с субтропическими растениями, лучше всего отправиться в Батумский ботанический сад. Здесь наиболее богато в нашей стране представлена субтропическая флора земного шара. Тут мы найдем почти полный набор растений, которые культивируются в наших субтропиках. Множество удивительных, замечательных растений есть в этом саду. Много нового откроет для себя человек, интересующийся растительным миром, когда попадет сюда. На страницах лежащей перед вами книги рассказано о наиболее интересных растениях Батумского ботанического сада.

Однако книга посвящена не только одному этому саду. Она имеет более широкое и общее значение. Это рассказ о растительных богатствах наших субтропиков. Ведь многие из тех растений, о которых идет речь, есть не только в Батуми. Их можно встретить почти по всему Черноморскому побережью Кавказа, а некоторые и на Южном берегу Крыма.
Лето в январе
Стоит жаркий январь... Это не опечатка – именно январь и именно жаркий. Кругом – настоящее лето. Светит яркое, не по зимнему теплое солнце и в некоторые дни термометр показывает 20–25° тепла. Люди ходят без пальто, в одних костюмах и платьях. Цветут розы и другие растения. На цветках суетятся пчелы, в воздухе мелькают бабочки. После жаркого солнечного дня наступает восхитительная ночь, ласковая и теплая. Легкий ветерок шевелит листву деревьев и порою доносит характерный сладкий запах каких то цветов.

Где это все происходит? Что это за экзотический край? Может быть Австралия или какой нибудь другой уголок Южного полушария, где в январе разгар лета?

Ничуть не бывало! Такой сказочный уголок есть у нас в СССР. Он находится на самом юге Черноморского побережья Кавказа – в районе Батуми. Климат здесь совершенно особый, какого нет нигде больше в нашей стране. Среднегодовая температура почти как в Неаполе и Риме (+14°), а осадков выпадает за год около 2500 мм – почти в пять раз больше, чем в Москве. Недаром район Батуми называют самым «мокрым» местом в СССР. Здесь много тепла и влаги – это типичный климат влажных субтропиков. Он очень похож на климат Средней Японии и некоторых районов Гималаев.

Зимой в Батуми бывают, конечно, не только жаркие дни. Иногда становится прохладно, идут дожди – совсем как у нас в Подмосковье поздней осенью. В эти периоды температура может опускаться почти до нуля. А порою, при прояснениях, случаются и заморозки. Погода зимой очень капризна и переменчива. Местным жителям знаком и снег, и мороз. Правда, снег лежит лишь несколько дней, а мороз бывает редко и небольшой (не более 5–8°). В некоторые теплые зимы снег совсем не выпадает и столбик термометра ни разу не опускается даже до нуля. Словом, снег – это для местных жителей целое событие.

С нашей точки зрения в Батуми зимы совсем не бывает – просто затянувшаяся осень постепенно переходит в весну.

Именно здесь, в этих благодатных краях, и находится тот замечательный, единственный в своем роде Батумский ботанический сад, о котором рассказывает эта книга (см. рис. 1 на вклейке1).

Но, прежде чем начать рассказ о саде, надо немного сказать о естественной, так называемой коренной растительности в районе сада – своеобразных батумских лесах. Правда, сейчас сохранились лишь небольшие их клочки, но и они дают ясное представление о внешнем облике и особенностях тех первобытных лесов, которые господствовали здесь в недалеком прошлом. Для северного человека эти леса совершенно необычны, как и климат батумского края. Знакомиться с ними лучше всего зимой. Именно в это время года хорошо видны их наиболее характерные черты.

Когда смотришь зимой на батумский лес издали, то ничего необычного сразу и не увидишь – деревья безлистные, голые как и в нашем северном лиственном лесу. Но если присмотреться к ним внимательно, легко заметить, что эти деревья особые, совсем не те, что у нас. Иной у них и общий облик, и стволы, и ветви, и почки на ветвях. Здесь растут бук восточный, настоящий каштан, граб кавказский, липа кавказская – листопадные теплолюбивые южные деревья. У нас в Средней России они не встречаются.

Но еще больший «сюрприз» ожидает нас, когда мы посмотрим на кустарники в батумском лесу – так называемый подлесок. Здесь сплошная зелень. В этом ярусе леса как будто нет зимы. Кустарники одеты густой листвой и под ними очень темно. Листья их большие, темно зеленые, кое где виднеются цветки. Ничего подобного в наших северных лесах никогда не бывает.

Самое распространенное дерево батумских лесов – бук восточный (Fagus orientalis). Это дерево сразу обращает на себя внимание пепельно серой гладкой корой и мощным стволом. Зимой на, земле легко найти плотные эллиптические листья этого лесного великана, заостренные у основания и на верхушке. Край их совершенно ровный, без всяких зазубринок, как будто обрезанный ножницами. После опадения на землю листья долго не перегнивают (как и листья нашего дуба). Под деревьями бука всегда можно встретить оригинальные твердые шарики размером с вишню, покрытые снаружи множеством коротких деревянистых шипиков. Разломишь такой шарик – внутри него один два трехгранных светло бурых орешка, похожих по форме на сильно увеличенные зерна гречихи. Эти орешки – плоды дерева. Зимой на ветвях бука отчетливо выделяются своеобразные почки – крупные, очень длинные и острые. Они напоминают наконечники пик.

Бук – поставщик высококачественной древесины, которая находит широкое применение. Она используется как строительный материал, из нее делают гнутую, так зазываемую «венскую» мебель, бочки для хранения сливочного масла. Идет она также на фанеру для внутренней отделки помещений, паркет, некоторые части музыкальных инструментов. Буковые дрова – хорошее топливо, они дают много тепла.

Орешки бука съедобны в сыром виде, но лучше есть их поджаренными. Из ядра этих орешков добывают масло, которое применяется и как пищевое, и как техническое.

Другое распространенное дерево – граб кавказский (Carpinus caucasica). По внешнему облику и форме листьев он немного похож на бук, но отличается тем, что его листья по краю зазубренные, пильчатые. Да и почки иные. Они хотя и острые, но короткие, вздутые. Граб – родственник березы (он из семейства березовых). Зимой под его деревьями можно найти интересные трехлопастные пластинки – особые кроющие листья, развивающиеся при плодах орешках (очень маленькие чешуйки сходной формы можно найти и под деревьями нашей березы).

Древесина граба – менее ценная, чем у бука. Как строительный материал она мало пригодна из за того, что стволы дерева обычно кривые. Древесина очень твердая и вязкая, с трудом ломается и раскалывается. Используют ее главным образом там, где требуется большая прочность и сопротивление трению, – на рукоятки для инструментов и топорищ, сапожные колодки и т. д. Она идет также на паркет, клавиши для роялей и пианино. Дрова из граба – очень высокого качества, это один из лучших видов топлива.

Третье дерево батумских лесов – настоящий каштан (Castanea sativa). Это совсем не тот ложный, или конский, каштан, который весной украшается пышными белыми «свечами» соцветий и имеет пальчато сложные листья.

Настоящий кавказский каштан выглядит иначе. Его листья длинно эллиптические, по форме как у черемухи, но раза в два три больше. А цветки очень мелкие, невзрачные (мужские собраны в висячие сережки, как у орешника). Под деревом зимой обычно попадаются оригинальные бурые «ежи» величиной с небольшое яблоко. Они почти неприступны из за своих многочисленных иголок – длинных, тонких и очень колючих. Такой «еж» можно взять в руки только с большой осторожностью. Внутри него осенью развиваются коричневые блестящие плоды каштаны округлой формы. Мякоть их съедобна даже в сыром виде и довольно приятна на вкус (напоминает лесные орехи и желуди дуба). Но обычно каштаны едят жареными или вареными. После варки мякоть становится рыхлой и рассыпчатой, по вкусу она похожа на вареный картофель.

Древесина настоящего каштана очень ценна. Она тверда и весьма устойчива против гниения. Это незаменимый материал для постройки деревянных домов в условиях теплого и влажного батумского климата, где древесина многих деревьев быстро разрушается.

Но древесина каштана пригодна не только для строительства. Она используется также в столярном, мебельном и токарном производствах.

В подлеске батумского леса чаще всего встречается вечнозеленый кустарник рододендрон понтийский (Rhododendron ponticum). Листья его почти как у комнатного фикуса: сходной формы, крупные, блестящие и плотные, но только чуть более узкие (см. рис. 2). Цветки довольно большие, розовато сиреневые, очень красивые, но без запаха. Нередко их можно видеть на растении даже зимой (если зима теплая). Обильное же цветение бывает весной. Лавровишня лекарственная (Laurocerasus officinalis) также имеет крупные, кожистые, темно зеленые листья узкоэллиптической формы. При растирании листьев ощущается специфический запах (по этому признаку лавровишню легко отличить от рододендрона). Растет она не только как кустарник, но в виде настоящих деревьев, правда, невысоких. В Батумском ботаническом саду их довольно много. Цветки лавровишни мелкие, белые, душистые, собраны в узкие соцветия цилиндрической формы, торчащие вверх, как свечи. Они немного напоминают соцветия нашей черемухи. Цветение иногда можно видеть зимой, но обычно оно бывает ранней весной. Черные плоды лавровишни очень похожи на плоды черемухи, только немного крупнее. Эти плоды съедобны и имеют сладкий вкус. Из листьев получают лавровишневые капли, применяемые в медицине. Интересные свойства имеет древесина лавровишни. Она исключительно крепкая и очень тяжелая. Из нее прежде изготовляли ткацкие челноки, клише и другие предметы, где требуется особая твердость.

Обратимся к травянистым растениям батумского леса. В январе многие из них зеленеют, а у некоторых есть раже цветки. В этом ярусе леса, как и в подлеске, никакой зимы не чувствуется.

Среди зеленеющих зимой трав особенно интересна иглица подлистная (Ruscus hypophyllum) – высокие стебельки с крупными темно зелеными листьями, похожими на укороченные листья ландыша. Иглица хорошо знакома жителям среднерусских городов – это одно из немногих живых растений, которое привозят к нам зимой с юга. Зелень иглицы обычно добавляют к каким нибудь цветам в букете. Зимой на широких плотных листьях иглицы иногда можно найти ярко красные шарики, похожие на большие бусины. Это не что иное, как плоды. Но почему они оказались на листьях? Ведь такого в растительном мире не бывает – ботаники утверждают, что цветки и плоды никогда не образуются на листьях. Загадка разрешается просто: то, что у иглицы принимают за листья, на самом деле совсем не листья, а плоские стебли – филлокладии. Настоящие листья – всего лишь мелкие невзрачные чешуйки, которые даже не сразу заметишь на растении. Каждая такая чешуйка отходит от обычного стебля в том месте, где начинается филлокладий. Зимой иногда удается найти и цветки растения. Они похожи на очень мелкие звездочки и подобно плодам располагаются на листовидных стеблях.

Иглица – интересный пример видоизменения (метаморфоза) стебля, который становится внешне похожим на лист. Однако такой «лист» нетрудно разоблачить: его стеблевую природу сразу выдают цветки и плоды, которые на нем образуются.

Нельзя не упомянуть и о своеобразных папоротниках, которые встречаются в батумском лесу. Многие из них в отличие от папоротников более северных районов сохраняют зимой зеленые листья. Некоторые из этих растений имеют странный, непривычный для нас облик. Таков, например, птерис критский (Pteris cretica), листья которого несколько напоминают листья ясеня.

Еще интереснее выглядит папоротник филлитис, или листовик (Phyllitis scolopendrium). Его листья – широкие и длинные языковидные пластины, за что немцы и чехи называют его «олений язык». Человек, не искушенный в ботанике, вряд ли подумает, что перед ним папоротник (ведь обычно листья папоротников более или менее «кружевные»). Понять, что это за растение, можно только тогда, когда увидишь на нижней стороне листа бурые толстые черточки – так называемые сорусы. Правда, и они не такие, как у многих папоротников: форма их не округлая, а линейная.

В батумском лесу есть замечательный папоротник многоножка пильчатая (Polypodium serratum), который растет только на стволах деревьев (такие растения называют эпифитами). Нередко он располагается на дереве довольно высоко и там прекрасно развивается. Этот папоротник, как и другие, о которых мы говорили, круглый год остается зеленым. В этом растении можно сразу узнать папоротник: листья его перистые, на нижней стороне их – крупные рыжеватые сорусы, похожий на «жирные» точки.

Эпифитные папоротники – особенность батумского леса, отличающая его от среднерусских лесов (там в качестве эпифитов на деревьях мы встречаем только мхи и лишайники).

Наконец, в батумском лесу есть еще одна группа растений, почти не представленная в лесах Средней России. Это лианы. Их здесь несколько видов. Чаще всего мы сталкиваемся с лианой, которая называется сассапариль (Smilax excelsa) и относится к семейству лилейных. Знакомство с ней оказывается не всегда приятным. Стебель этого растения усажен множеством очень крепких и острых шипов, которые могут поранить тело и даже разорвать одежду. Настоящая колючая проволока растительного происхождения!



Листья растений батумских лесов:

а – настоящего каштана, б – папоротника птериса критского, в – папоротника филлитиса
Таким образом, батумские леса имеют ряд специфических черт, отличающих их от среднерусских лесов: вечно зеленые лиственные кустарники и небольшие деревья, папоротники эпифиты, лианы. Все это характерно для лажных тропических лесов. Поэтому батумские леса представляют собой как бы переходную ступень от северных лиственных лесов к тропическим гилеям. Интересно, что некоторые тропические особенности имеет не только батумская природная растительность. Нечто подобное наблюдается и в отношении животного мира, почв и климата. Батумский край – поистине экзотический уголок нашей страны!
Ботаническое Эльдорадо
Район Батуми испытал на себе 300 летнее турецкое владычество, которое закончилось сравнительно недавно – около 100 лет назад (территория отошла к России в 1878 г. после русско турецкой войны). В период господства турок этот край был глухим, малообжитым. Кругом простирались густые девственные леса, куда почти не ступала нога человека. В этих лесах водились медведи, кабаны и волки, бродили стаи шакалов. Батуми был небольшим поселком. В середине XIX в. его население составляло немногим более тысячи человек. К домам подступал дремучий лес и болота. Батумцы нередко стреляли в диких зверей прямо из окон своих домов.

После присоединения батумского края к России началось быстрое его освоение. Сюда устремились крупные военные чины, фабриканты, откупщики и т. д. Они получали огромные земельные участки и спешили построить себе дачи на экзотической «Кавказской Ривьере». Появились пышные особняки, на крутых склонах возникли добротные цементные лестницы, украшенные вазами и статуями. Возле дач стали разбивать скверы и парки, сажать самые разнообразные привозные деревья и кустарники. Многие из этих посадок сохранились до сегодняшнего дня. Некоторые деревья поражают своими огромными размерами, но они еще сравнительно молоды – им не более 80–90 лет.

Глухой, дикий батумский край стал постепенно оживать. Сюда в 1883 г. была проложена железная дорога из Баку. Батуми стал крупным портом.

На неповторимый, уникальный для России климат и растительность этого уголка Закавказья обратил внимание выдающийся русский ботаник и географ, профессор Андрей Николаевич Краснов. Крупный ученый и путешественник, объехавший буквально полсвета и побывавший в ряде субтропических и тропических стран, он сразу оценил по достоинству богатейшие возможности батумского края. Именно Краснов высказал мысль о необходимости организовать здесь субтропический ботанический сад. После долгих хлопот ему в 1912 г. удалось добиться согласия властей на организацию такого сада. А. Н. Краснов был назначен его директором.

Закипела работа, в которой сам он, несмотря на тяжелую болезнь, принимал деятельнейшее участие – руководил планировкой территории, наблюдал за посадкой растений и т. д. Дело быстро подвигалось, но и силы оставляли Краснова. В конце 1914 г. ученый умер. Однако труды его не пропали даром – ботанический сад был основан и стал существовать.

В последующие годы сад расширялся и пополнялся новыми растениями, но первоначальный «красновский» план его остался прежним. Основная масса растений сада, которые мы видим сейчас, также была посажена при Краснове. Основатель и первый директор сада профессор А. Н. Краснов сделал большое дело. Он положил начало крупнейшему в России (а теперь в СССР) ботаническому саду в условиях влажных субтропиков.

Но ему принадлежит и другая, не менее важная заслуга. Именно он был инициатором широкого внедрения батумском крае ряда хозяйственно ценных растений из восточной Азии («даров Востока»). К ним относятся чай, цитрусовые, хурма, бамбук, тунг и др. До Краснова некоторые из этих растений выращивались в районе Батуми (например, чай, турецкий апельсин), но площади, занятые ими, были ничтожны. Привезенные Красновым уроженцы Восточной Азии так прижились на Черномордом побережье Кавказа, что сейчас стали самыми обычными культурными растениями.

Похоронен А. Н. Краснов, в соответствии с его завещанием, на территории сада в одном из живописных уголков. Отсюда открывается прекрасный вид на побережье Черного моря, хорошо видна Чаква, где начинал свою деятельность в батумском крае А. Н. Краснов. Сейчас на могиле Краснова стоит памятник, увенчанный бронзовым бюстом ученого (он выполнен его внучкой ?. Н. Вертинской). Здесь всегда можно видеть людей, а экскурсанты, которые осматривают сад, обязательно посещают могилу Краснова. Так народ отдает дань любви и уважения крупному ученому, большому труженику и настоящему патриоту, который заботился о процветании своей Родины.

Батумский ботанический сад – чудесный уголок, расположенный на берегу Черного моря в 9 км к северу от Батуми. Здесь выступают в море, образуя мыс, высокие живописные скалы, густо поросшие растительностью. Место это так и называется – Зеленый мыс.

Сад располагается на больших холмах, разделенных глубокими ложбинами, почти ущельями. По дну их журчат ручьи. С одной стороны – крутой обрыв к морю. Этот обрыв очень высок, и с него в обе стороны далеко видно побережье. Отсюда зимой в ясную погоду можно различить на юге далекие заснеженные горы на территории Турции, а на севере – величественную белую цепь гор Главного Кавказского хребта.

Батумский сад поражает своими размерами. Площадь его поистине огромна – более 100 га. Главная аллея сада, пересекающая его из конца в конец, имеет длину несколько километров. Не только осмотреть такой сад, но просто обойти его весь невозможно за один день.

Батумский сад не похож на многие другие и потому, что это не ботанический сад, а скорее дендрарий, т. е. собрание деревьев и кустарников. Дело в том, что специально культивируемых иноземных травянистых растений здесь почти нет (не считая, конечно, декоративных на клумбах, бордюрах, вдоль дорожек и т. д.). Культивируются почти исключительно деревья и кустарники. К тому же и дендрарий это не совсем обычный. Некоторые виды деревьев здесь представлены не отдельными экземплярами, а целыми рощами. Таковы рощи конфетного дерева, североамериканского ликвидамбара, кордилины и т. д.

Наконец, сад имеет и еще одну специфическую черту, отличающую его почти от всех остальных ботанических садов страны, – тут всегда что нибудь цветет. Когда бы вы ни приехали сюда, даже в зимнее время, вы обязательно найдете цветущие растения. В полном смысле слова это сад вечного цветения.

Батумский ботанический сад по праву можно назвать «ботаническим Эльдорадо». Здесь собрано более 1500 видов только одних древесно кустарниковых растений, не считая травянистых. Это обитатели субтропических и умеренно теплых районов всех континентов. Среди них есть очень редкие, отсутствующие в других ботанических садах СССР.

Есть ли какой нибудь порядок в расположении растений на территории сада? По какому принципу размещены здесь растения?

В отличие от многих садов принцип размещения растений тут географический. Это значит, что сад разбит на участки, и на каждом из них выращиваются представители только какой либо одной крупной географической области (например, Северной Америки, Австралии и т.д.). Такие «ботанические посольства» той или иной страны называют географическими отделами. Подобный способ размещения растений наиболее удобен для знакомства с флорой различных континентов и стран. Именно так считал необходимым расположить растения в саду его основатель – профессор А. Н. Краснов, который был прежде всего географом. Он сам выбрал и место для каждого отдела. Выбор этот был, конечно, не случайным. Краснов обратил внимание на то, что различные участки крайне неровной территории сада сильно отличаются друг от друга по температурному режиму и влажности. Здесь есть и холодные низины, и сырые ущелья, и теплые сухие склоны. Для каждого отдела Краснов стремился подобрать такой участок, который лучше всего отвечал бы потребностям «населения» этого отдела. Он старался разместить отделы так, чтобы в условиях Батуми чужеземные растения чувствовали себя возможно лучше.

Какие же географические отделы есть в саду?

Самый большой из них и самый богатый по количеству растений – восточноазиатский. Здесь собраны выходцы из Японии и Китая.

В одном из уголков этого отдела Краснов создал миниатюрный японский садик по образцу тех, которые он видел в Японии. Здесь до сих пор сохранились карликовые, плакучие и причудливо подстриженные деревья, ручейки, островки, бамбуковые мостики, каменный грибок. Этот садик и сейчас кажется уголком далекой экзотической Страны Восходящего Солнца. Он пользуется особенным вниманием у всех, кто впервые попадает в сад. Это традиционное место для фотографирования экскурсантов:

Довольно велики североамериканский, гималайский, средиземноморский, австралийский отделы. Меньше по площади и беднее растениями новозеландский, мексиканский и особенно южноамериканский (бывший чилийский) отделы.

Наряду с отделами, где сосредоточены «чужеземцы», ость и отдел «местных жителей» – там собраны кавказские растения. Это отдел влажных субтропиков Закавказья. Значительную часть его составляет заповедный участок, где сохраняется естественная (коренная) растительность. Именно здесь можно на довольно большой площади видеть уже знакомый нам батумский лес из листопадных лиственных деревьев с вечнозеленым подлеском. Он сравнительно хорошо сохранился. Этот природный эталон, дающий представление о первобытной туземной растительности, – одна из достопримечательностей сада. Далеко не все ботанические сады имеют такие заповедные участки.

Помимо географических отделов, заложенных Красновым, сад включает в себя и так называемые Нижний и Верхний парки. Это земельные участки, принадлежавшие до революции богатым частным владельцам. Они интересны тем, что здесь сохранилось много некогда посаженных деревьев и кустарников из других стран. На этой территории можно видеть наиболее старые и мощные экземпляры некоторых экзотических деревьев (гинкго, магнолия крупноцветковая, эвкалипты и др.). В географических отделах растения, конечно, значительно моложе и меньше по размерам. Правда, на территории парков не соблюдалось географического принципа в размещении растений. Эти парки имели декоративное назначение. Поэтому мы видим здесь растущими рядом европейский пробковый дуб и североамериканскую магнолию, гималайский кедр и южноамериканскую араукарию. В Верхнем парке находится здание, в котором сейчас помещается дирекция сада. Это бывший частный особняк, построенный задолго до основания сада – в 1902 г.

Таков в общих чертах Батумский ботанический сад.

Познакомимся теперь подробнее с населением этого «ботанического Эльдорадо». В какое время года лучше всего совершить туда экскурсию? Пожалуй, зимой. Как ни странно, но именно в это время лучше всего видны многие интересные особенности сада.
Растительный мир субтропиков зимой
Итак, заглянем в этот уникальный сад зимой – в январе. В это время у нас на севере сильные морозы, все засыпано снегом, нигде не найдешь ни одного зеленого листика. Природа спит... Приехав в Батуми, видишь совершенно иное. Кругом зелень, зелень и зелень... Как не похоже все на наши заснеженные леса, поля и луга! Куда ни глянешь – всюду вечнозеленые деревья и кустарники. Немало их и в ботаническом саду. Они дают много тени, и поэтому некоторые уголки сада зимой так же тенисты, как летом. Идешь под сенью зеленой листвы и совершенно забываешь о том, что на календаре – зима.

Вечнозеленые деревья и кустарники в саду очень разнообразны. Среди них много хвойных, но еще больше лиственных – магнолии, эвкалипты, камелии и другие. Есть и такие вечнозеленые деревья, которые имеют очень своеобразный, непривычный для нас облик (пальмы, бамбуки, казуарина).

Помимо вечнозеленых имеются также листопадные деревья и кустарники. Зимой они стоят без листьев и на первый взгляд кажутся однообразными, ничем не примечательными. Но это впечатление ошибочно. Именно зимой у них можно видеть много интересного и прежде всего, конечно, плоды. А среди них встречаются настоящие диковинки, например плоды конфетного дерева. Ими можно полакомиться только зимой.

Имеются в саду и такие необычные растения, как листопадные хвойные деревья (ведь не все хвойные – вечнозеленые!). Зимой воочию убеждаешься в том, что они действительно сбрасывают свою хвою на холодное время года.

Наконец, в саду есть удивительные «растения зимоцветы», которые действительно цветут зимой, словно не обращая внимания на календарь. И в этом можно удостовериться только в том случае, если посетишь сад в зимнее время. Словом, преимущества зимней экскурсии очевидны.

Познакомимся теперь подробнее с каждой из перечисленных групп растений.
Вечнозеленые хвойные деревья
Эта группа растений богато представлена в саду. Здесь можно встретить хвойные деревья со всех континентов – из Европы и Азии, из Северной Америки и Австралии, из Южной Америки и Африки. Когда посмотришь на них издалека, многие чем то похожи по внешнему виду на наши северные хвойные – сосну или ель. Но вблизи, как только увидишь хвою и особенно шишки, этого не скажешь. Заметнее всего отличаются шишки. У разных хвойных они очень различны – мелкие и крупные, рыхлые и твердые, короткие и длинные, торчащие вверх и свисающие вниз, в виде шара и в виде бочонка, похожие на конус и напоминающие цилиндр и т. д. Зима нисколько не мешает нам знакомиться с хвойными. В это время года они стоят с зеленой хвоей, нетрудно бывает отыскать и шишки.

Больше всего в саду, пожалуй, различных сосен. Их насчитывается здесь до 30 видов (а вообще на земном шаре около 100 видов). До чего они разнообразны! Мы даже не представляем себе, какие интересные бывают сосны! Вот, например, сосна длиннохвойная (Pinus longifolia) родом из Гималаев. Она вполне оправдывает свое название. Ее иглы – невероятной длины (до 30 см). А шишки тоже необычные – очень крупные (больше, чем кулак) и твердые, почти как камень. Такой шишкой можно забивать гвозди. Пока шишки висят на дерево, они плотные, чем то похожие по внешности на небольшой ананас. Но если шишка упала на землю и сильно подсохла, она меняется до неузнаваемости: чешуи ее растопыриваются во все стороны, форма делается иной (нечто подобное бывает с шишками пашей северной сосны).

Огромные, но более легкие шишки имеет сосна приморская (Pinus pinaster), родина которой – берега Средиземного моря. Эти шишки хорошо знакомы многим из тех, кто бывал на Черноморском побережье Кавказа и на Южном берегу Крыма: там нередко встречается в парках приморская сосна и под деревьями обычно можно найти опавшие шишки. Приезжих всегда привлекает необычно большой размер таких шишек, и они охотно увозят их с собой домой как сувенир с юга. При подсыхании шишки сильно «раздуваются», становятся очень широкими и рыхлыми. Смолистые шишки приморской сосны прекрасно горят и дают много тепла. Зимой их специально собирают местные жители – это отличное топливо для печей.

Чрезвычайно декоративна сосна Монтезумы (Pinus montezumae), растущая в диком виде в горах Мексики. Ее длинная мягкая хвоя повисает красивыми рыхлыми пучками, напоминающими пряди волос (рис. 3). Это как бы «плакучая» хвоя. Она находит весьма своеобразное применение – сухая опавшая хвоя используется для набивки мебели, матрацев и т. п.

А вот сосна высокая (Pinus excelsa), происходящая из Гималаев. Она интересна своими «еловыми» шишками. Шишки ее внешне очень похожи на шишки пашей ели, но только раза в три крупнее. Они хотя и довольно большие, но очень рыхлые и легкие. Как топливо такие шишки, конечно, никуда не годятся. Поражает их длина – до 30 см (но и это не рекорд: у североамериканской сосны Ламберта, или сахарной сосны, шишки еще длиннее – до 60 см!).

Очень похожие по строению, но гораздо более мелкие шишки имеет веймутова сосна (Pinus strobus), уроженец Северной Америки. Надо заметить, что этот континент очень богат разнообразными соснами. Веймутова сосна иногда культивируется у нас на севере.

Своеобразные колючие шишки имеет другой представитель флоры Северной Америки – сосна ладанная (Pinus taeda). Каждая чешуйка такой шишки снабжена на конце небольшой острой колючкой наподобие крючка. А сами шишки довольно мелкие.

Итальянская сосна, или иначе пиния (Pinus pinea), привлекает внимание своим необычным видом. Деревья ее похожи на гигантские зонтики. Пинии – характерный элемент ландшафта Италии, их часто можно видеть на итальянских пейзажах. Шишки пинии большие, тяжелые. Семена этой сосны крупные, бескрылые и очень напоминают всем известные кедровые орешки. В Италии их называют «пиньоли». Они съедобны и еще в глубокой древности использовались в пищу человеком. Правда, скорлупа этих орешков гораздо тверже, чем у кедровых.

Как видим, шишки разных сосен сильно отличаются по своему внешнему виду. Есть различия между соснами также и в расположении хвоинок на ветвях. У одних видов сосен хвоинки собраны в пары, у других – в пучки по три иголки, а у некоторых – по пять. Когда будете знакомиться с соснами, посмотрите, как у них расположены хвоинки. Заметно отличается у разных сосен также и кора. Она бывает то ячеистая, разделенная на четкие многоугольники, то бороздчатая, прорезанная продольными и поперечными трещинами, то, наконец, гладкая и отслаивающаяся тонкими «лепешками».

В Батумском ботаническом саду сосны, как и некоторые другие деревья, растут в толщину исключительно быстро. За год ствол в нижней части иногда утолщается на 4 см (ширина годичного кольца достигает 2 см). Северяне просто не могут поверить, что толстые могучие сосны, которые едва обхватывают два человека, еще совсем молоды – им не более 70–80 лет (на севере их сверстницы раза в два три тоньше).

Помимо сосен, в саду имеются и разнообразные пихты. Это хвойные деревья, которые по внешнему виду похожи на нашу ель. Однако во всем остальном сходства мало. У пихт иные хвоинки: не иглы, а очень узкие пластинки, как правило, с закругленным концом (поэтому почти всегда мягкие, не колючие). Иные у пихт и шишки. На ветвях они не висят, как у ели, а торчат вверх и после созревания рассыпаются на отдельные чешуйки, которые опадают на землю одновременно с семенами. От шишки остается на дереве только длинный тонкий стержень.

Пихты – обитатели Северного полушария. Они есть в Европе, Азии, Северной Америке и Северной Африке. В более северных широтах (например, у нас в Сибири) пихты растут на равнине, а в более южных (например, на Кавказе) – только в горах. В Батумском ботаническом саду в числе прочих есть интересные южные пихты, родина которых – горы Греции, юга Испании и Северной Африки.

Мы познакомились с некоторыми соснами и пихтами, родина которых находится за пределами нашей страны. Эти деревья хотя и не растут у нас в диком виде, но их родовые названия нам знакомы. Однако в саду есть такие экзотические хвойные, которые мало кому из нас известны даже по названию. К ним относится, например, криптомерия японская (Cryptomeria japonica). Это первое растение с видовым названием «японская», которое встречается на страницах данной книги. Дальше мы познакомимся с целым рядом других растений с тем же видовым названием (их в саду более трех десятков).

Криптомерия – мощное дерево с довольно гладким красновато коричневым стволом и густой пирамидальной кроной. Внешне она несколько напоминает крупный кипарис. Интересна хвоя этого растения. Короткие игольчатые хвоинки словно вросли в веточки и составляют с ними одно целое. Эти хвоинки не осыпаются с дерева поодиночке, а опадают вместе с веточкой, на которой они сидят. Иными словами, опадают не отдельные хвоинки, а целые веточки с хвоей. Удивительное и незнакомое нам явление «ветвепада»! Оно встречается не только у криптомерии, но и у ряда других иноземных хвойных деревьев – туи, араукарии, куннингамии, таксодиума, тайвании, секвойя дендрона. С некоторыми из них нам еще предстоит познакомиться. Хвоя криптомерии обладает приятным запахом и находит применение как благовонное средство.

Криптомерия часто культивируется с декоративными целями в странах с достаточно теплым и влажным климатом. В благоприятных условиях дерево достигает высоты более 50 м при диаметре до 2 м. Родина растения – горы Южной Японии и Южного Китая. Древесина криптомерии, легкая и очень прочная, используется в кораблестроении, при постройке мостов, выделке различных инструментов, украшений и т. д. Окраска древесины красноватокоричневатая. Старая древесина, долгое время пролежавшая в почве, приобретает темно зеленый цвет и высоко ценится для разных поделок (в частности, в Японии).

Деревья криптомерии часто встречаются в Батумском ботаническом саду. Их много и в окрестностях сада. Они обычно бывают посажены рядами. Такие «лесополосы» широко используются для защиты чайных плантаций от холодных ветров. Но в Батуми криптомерия имеет и другое, несколько неожиданное применение. Она здесь служит новогодней елкой (настоящей ели тут не достанешь). Деревца криптомерии, украшенные обычными елочными игрушками, можно видеть на Новый год в клубах многочисленных домов отдыха и санаториев, в домах местных жителей. Эта «елка» даже лучше, чем наша северная, – хвоинки ее совершенно не осыпаются. Никакого мусора на полу от нее нет.

В ботаническом саду можно видеть еще одно интересное хвойное – каллитрис продолговатый (Callitris oblonga), родина которого – Австралия. По внешнему виду он напоминает обыкновенный кипарис небольшого размера. Однако шишки его совершенно не «кипарисовые». Они вообще не похожи на шишки – настолько причудлива их форма. Это словно какие то странные одревесневшие луковицы черного цвета. Такие шишки долго не опадают, и их видишь даже на довольно толстых стволах (они словно наклеены на кору). В саду есть небольшая рощица каллитрисов близ метеостанции. На родине, в Австралии, каллитрис имеет хозяйственное значение: из растения получают особую смолу, а из листьев и плодов – ценное эфирное масло.

Мы привыкли видеть в наших лесах только такие хвойные деревья, у которых листья – тонкие иглы. Но есть хвойные с листьями в виде пластинок. Вот, например, японское хвойное дерево – подокарпус Наги (Podocarpus nageia), растущий в Батумском ботаническом саду. Листья его ни в малейшей степени не похожи на хвоинки: это пластинки почти такой же ширины, как листья нашей березы. Форма их удлиненно овальная, а концы острые. Никаких шишек у этого хвойного дерева никогда не образуется, крупные семена развиваются поодиночке на концах особых коротких веточек. Семя шаровидное и внешне напоминает вишню. Оно несколько сходно с вишней и по строению: снаружи – рыхлая мякоть, глубже – косточка. Не правда ли, странное хвойное дерево? У него нет ни шишек, ни хвои! Если показать ветку подокарпуса с листьями и семенами не очень опытному ботанику, он может ошибиться и принять крупные семена за плоды, а само растение – за представителя цветковых.

Среди вечнозеленых хвойных мы встречаем в саду и кедр гималайский (Cedrus deodara). Это настоящий кедр. (А то дерево, которое дает всем известные кедровые орешки, представляет собой один из видов сосны.) В диком виде в СССР кедр не растет, его родина – Гималаи. В саду имеется довольно много экземпляров гималайского кедра. Это красивые мощные деревья с длинными, горизонтально распростертыми ветвями и сизоватой хвоей. Молодые деревья по внешнему виду немного похожи на лиственницу.



Шишки хвойных деревьев:

а – псевдотсуги тиссолистной, б – кедра гималайского (чешуйки шишки, семя), в – каллитриса продолговатого
Интересны шишки кедра – толстые, короткие, похожие на бочонок. На ветвях дерева они располагаются, как свечи на елке. Когда шишки созревают, они рассыпаются на отдельные чешуи и на ветке остается один стержень. Точь в точь, как у пихты. Созревание шишек продолжается два года, рассыпаются они в течение осени и зимы. В зимнее время чешуи пташек обычно во множестве валяются под деревом вместе с семенами. Когда видишь все это на земле, можно подумать, что над шишками основательно потрудились какие нибудь птицы или животные, доставая себе корм.

Что же представляют собой семена кедра? Они «крылатые» и несколько похожи на семена нашей сосны или ели, только крылышко их значительно больше и шире. Собственно семя чуть больше конопляного зерна и содержит много смолы. Эти семена, конечно, совершенно несъедобны. Их не едят даже грызуны.

Древесина кедра твердая, светло бурая, ценится как строительный материал и используется для изготовления мебели и различных столярных изделий. Она обладает специфическим приятным запахом. По своим механическим свойствам кедровая древесина близка к древесине нашей лиственницы.

Кроме гималайского кедра, известно еще несколько видов настоящего кедра. Все они очень декоративны. Их часто культивируют у нас не только на Черноморском побережье Кавказа, но и на Южном берегу Крыма (они достаточно засухоустойчивы). Один из видов кедра – ливанский – изображен на флаге государства Ливан. Кажется, это – единственное дерево, которое удостоилось такой чести.

Очень своеобразны по своему облику и строению хвойные деревья Южного полушария – араукарии. Некоторые виды их обитают в Южной Америке, другие – в Австралии и на островах в южной части Тихого океана. В ботаническом саду можно познакомиться, например, с араукарией чилийской (Araucaria imbricata). Внешний вид ее для нас совершенно необычен. Крона дерева очень рыхлая, так что хорошо видна каждая из кривых, изогнутых кверху ветвей. Они толстые, словно мохнатые от густо покрывающей их темно зеленой хвои. Своеобразна и хвоя. Она совсем не похожа на хвою нашей сосны и ели. Каждая хвоинка – широкая остроконечная пластинка, напоминающая лист какого то цветкового растения. Хвоинки араукарии очень долго сохраняются на ветвях (10–15 лет). Интересно, что на молодые ветви араукарии не садятся птицы. Эти ветви для птиц неудобны, так как они густо покрыты жесткими колючими пластинками листьями.

На своей родине, в горах Чили и Юго Западной Аргентины, араукария чилийская образует своеобразные редкостойные светлые леса. Она отличается засухоустойчивостью и является самой морозостойкой среди других видов араукарий. В благоприятных условиях вырастает мощным деревом до 60 м высоты. Крупные коричневые шишки араукарии, достигающие 20 см в диаметре, имеют шаровидную форму и содержат семена, похожие на большие орехи. Семена араукарии съедобны. В некоторых районах Чили они составляют основную пищу местных жителей – южноамериканских индейцев. Прочная светло желтая древесина находит разнообразное применение (она, например, пригодна даже для получения бумажной массы).



Ветви «широколистных» хвойных деревьев

а – подокарпуса Наги, б – араукарии чилийской
Одна из достопримечательностей Батумского ботанического сада – оригинальное японское хвойное дерево, которое называется сциадопитис мутовчатый, или зонтичная сосна (Sciadopitys verticillata). Хвоинки этого дерева – узкие и очень длинные лентовидные пластинки, толстые, плотные и блестящие. Расположены они на ветвях своеобразными пучками (так называемыми мутовками). В каждом пучке хвоинки направлены во все стороны, как спицы раскрытого зонтика. Благодаря этому ветви и крона дерева имеют не совсем обычный вид. Надо заметить, что хотя это растение и называется «зонтичная сосна», но настоящей сосне оно не родственно (относится к другому семейству). Зонтичная сосна – обитательница горных районов Японии с прохладным и влажным океаническим климатом. В условиях Батуми она растет хорошо, но в засушливом климате Южного берега Крыма гибнет.

Совершенно незнакомы многим два хвойных дерева родом из Северной Америки. Первое из них – тсуга канадская (Tsuga canadensis). Внешне она похожа на нашу ель, однако хвоинки у нее совсем другие – плоские, более короткие и не колючие. Удивляют крохотные шишки этого дерева. Это шишки малютки: они не больше желудя нашего дуба и напоминают сильно уменьшенные и немного вздутые шишки ели. С ними легко познакомиться, не залезая на дерево – их всегда можно найти на земле. Тсуга канадская широко распространена в восточной части Северной Америки. Ее древесина, как и древесина нашей ели, – основное сырье для производства бумаги, кора используется как дубитель кожи. Тсуга принадлежит к числу сравнительно медленно растущих древесных пород. Она очень требовательна к влажности воздуха, не выносит сухих почв.

Второе североамериканское дерево – псевдотсуга тиссолистная (Pseudotsuga taxifolia). Это одно из самых мощных хвойных деревьев в мире. У себя на родине оно достигает высоты 100 м и диаметра 6 м. Известен случай, когда из одного очень крупного ствола псевдотсуги получили столько лесоматериала, что его хватило на постройку дома в 14 комнат. По хвое псевдотсуга напоминает пихту: у нее такие же плоские, хотя и узкие, хвоинки. Но зато шишки особенные – «лохматые». На поверхности шишки виднеется множество бурых «хвостиков» (концы так называемых кроющих чешуй). Зимой эти шишки также легко найти под деревьями.

Область распространения псевдотсуги – тихоокеанское побережье Северной Америки с умеренно теплым морским климатом. Дерево сравнительно мало требовательно к почве, но плохо переносит продолжительную засуху и ветры. В условиях Батуми это дерево растет очень хорошо.

Псевдотсуга – одна из наиболее важных древесных пород, поставляющих древесину в странах умеренного пояса, особенно в Северной Америке. Дерево отличается быстрым ростом, что позволяет получать большее количество древесины и в более ранние сроки, чем у многих других хвойных. Поэтому псевдотсуга широко культивируется для получения древесины в США и во многих странах Западной Европы с подходящими климатическими условиями.



Ветви и шишки «мамонтовых деревьев»

а – секвойи вечнозеленой, б – секвойядендрона гигантского
Наиболее мощными хвойными деревьями в мире являются так называемые мамонтовы деревья, также обитатели Северной Америки. Их два вида – секвойядендрон гигантский (Sequoiadendron giganterum) и секвойя вечно зеленая (Sequoia sempervirens). По внешнему облику оба они довольно сходны. Но зато хвоя их совершенно различна: у первого дерева – короткие толстые чешуйки, у второго – длинные узкие пластинки. Интересно, что оба вида на земном шаре нигде кроме Северной Америки в диком состоянии не встречаются. Говоря ботаническим языком, это эндемы, или эндемичные растения, Северо Американского континента.

Мамонтовы деревья – настоящие гиганты растительного мира. У себя на родине, в горных лесах Сьерра Невады (штат Калифорния), они достигают высоты свыше 100 м. Наряду с некоторыми эвкалиптами это самые высокие деревья в мире. Они же и одни из наиболее долговечных (доживают до 4–5 тыс. лет). Поражает толщина ствола этих колоссов – до 10–11 м в нижней части. Известен, например, случай, когда громадный пень одного из мамонтовых деревьев служил танцевальной площадкой и на нем свободно танцевало 16 пар. Для перевозки по железной дороге ствола старого дерева, распиленного на части, едва хватает целого товарного поезда.

Внешний вид старых мамонтовых деревьев очень своеобразен: непомерно толстые громоздкие стволы, совершенно не соответствующие относительно «жидкой» кроне. Удивительно, что при своих гигантских размерах мамонтовы деревья имеют, однако, совсем небольшие шишки – величиной не более сливы – и очень мелкие семена. Это один из парадоксов природы.

Мамонтовы деревья – вымирающие растения. В прежние геологические эпохи они росли не только в Северной Америке, но также в Европе и Азии (об этом свидетельствуют ископаемые остатки). Однако с течением времени область их естественного распространения сильно сократилась. Во многих районах они вымерли, а сейчас сохранились только в юго западной части Северной Америки.

Названия мамонтовых деревьев – «секвойя» и «секвойядендрон» – имеют интересное происхождение. Оба они даны в честь создателя первого индейского алфавита – североамериканского индейца по имени Секвойя, жившего с 1770 по 1843 г.

В Батумском ботаническом саду есть оба вида мамонтовых деревьев. Но одно из них – секвойя вечнозеленая – чувствует себя в здешнем влажном климате явно лучше (она и на родине растет в более влажных приморских районах). Ее деревья, несмотря на свой «младенческий» возраст (им около 70 лет), выглядят могучими старыми великанами. Высота их более 40 м, диаметр – 1,3 м. Эти гиганты намного превосходят по размерам 200–300 летние сосны и ели у нас на севере.

Интересна кора секвойи. Она темно коричневая, очень толстая (у старых деревьев – до 30 см) и весьма рыхлая, волокнистая, напоминающая асбест. Сходство с асбестом не только внешнее. Кора эта почти не загорается, вследствие чего дерево не боится лесных пожаров. Для секвойи даже полезно, если огонь проходит по земле, уничтожая сухую опавшую хвою – на обнажившейся почве лучше прорастают ее семена.

В размножении секвойи есть примечательная особенность. Это одно из очень немногих хвойных деревьев, которое способно восстанавливаться от пня после рубки. Почти все остальные хвойные, подобно нашей сосне и ели, никогда не дают поросли от пня. На родине секвойи нередко встречаются рощи этого дерева, имеющие порослевое происхождение.

В Америке секвойю называют «redwood» – красное дерево. Древесина ее имеет красивый красноватый цвет и используется на разнообразные поделки. Ценится она исключительно высоко. В 1969 г., например, 1 м3 древесины секвойи стоил в США 2 тыс. долларов (это цена первоклассной легковой автомашины новейшей марки). Древесина секвойи загорается с трудом и быстро впитывает воду, что облегчает борьбу с пожаром.

На этом мы закончим знакомство с главнейшими хвойными деревьями Батумского ботанического сада. Как видим, эти растения во многих отношениях заслуживают внимания. Они имеют много интересных особенностей в своем строении и развитии, размножении и распространении. Важную роль играют они и в жизни человека, доставляя строительный материал, топливо, пищевые продукты, сырье для производства бумаги и многое другое.

Хвойных насчитывается на земном шаре около 600 видов. Среди них есть мощные деревья и низкорослые кустарники, влаголюбивые растения болот и засухоустойчивые обитатели песчаных дюн. Очень разнообразны листья хвойных: у одних – длинные, узкие иголки, у других – широкие пластинки, у третьих – короткие толстые чешуйки.

Хвойные можно найти почти по всему земному шару – от тропиков до полярного круга, от высокогорных областей до равнин. Самое холодостойкое из всех деревьев на земле – лиственница – относится к числу хвойных. В географическом распространении хвойных много примечательного. Наибольшее количество видов их встречается сейчас в Северном полушарии. Но распределены они здесь очень неравномерно: в одних районах мало, в других много. Особенно богаты хвойными Северная Америка и Восточная Азия (Япония и Китай). Европа же сравнительно бедна ими. Чем объяснить этот факт? Прежде, в третичном периоде, хвойные были распространены в Северном полушарии более или менее равномерно и видов их было много. Об этом свидетельствуют данные, полученные при изучении ископаемых растений. Но позже, в четвертичном периоде, флора хвойных испытала на себе сильное влияние оледенений. Надвигавшийся ледник одни хвойные уничтожил, другие оттеснил далеко к югу. Особенно пострадали от ледника хвойные в Европе и на большей части Азии. Гораздо меньший урон понесли хвойные в Северной Америке. А в Юго Восточной Азии, куда ледник вовсе не дошел, флора хвойных осталась почти такой же богатой, как в третичное время.
следующая страница >>