Выведение из семян новых культурных сортов плодовых деревьев и кустарников - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Выведение из семян новых культурных сортов плодовых деревьев и кустарников - страница №1/2

Выведение из семян новых культурных сортов плодовых деревьев и кустарников.

Глубоко и внимательно изучая на практике в течение более 40 лет различные культуры садовых растений в средней полосе России, я пришел к убеждению, что уровень развития этого дела у нас находится на очень низкой степени, потому что сорта культивируемых растений, по своим качествам и продуктивности, слишком неудовлетворительны.

 

Хотя многие из деятелей сельского хозяйства, бывшие владельцы крупных земельных участков и старались в былые времена улучшить тот или другой ассортимент растений, но, к сожалению, по большей части шли к достижению своей цели совершенно неправильным путем.



 

За весьма редкими исключениями, каждый из таких деятелей, стараясь приобрести тот или другой, по его мнению, продуктивный сорт растения, всегда очень мало считался с местом его происхождения, вследствие чего в наших садах появилась масса «сортов заграничного происхождения, полученных там при совершенно других климатических условиях и поэтому в большинстве негодных к новой непривычной для них среде.

 

Сколько потрачено было труда и средств в приложении различных, и иногда довольно хитроумных, а по большей части до смешного наивных способов пресловутой акклиматизации, но результаты, в конце концов, получались почти всегда плохие. Такие сорта насильственно перемещенных растений, за очень редкими исключениями, едва-едва влачат у нас свое жалкое существование, постепенно чахнут и, наконец, совершенно погибают или вырождаются до того, что приносят плоды по своим качествам гораздо хуже наших старых местных сортов.



 

Все эти различные иностранные выходцы у нас вырождаются не от одной плохой обработки почвы, как это принято утверждать, а главным образом от невозможности искусственно дать этим растениям необходимые для их полного развития климатические условия, при исключительном воздействии которых и создались эти сорта на родине. Обратите внимание, — целые столетия мы перетаскивали к себе, платя большие деньги и затрачивая совершенно напрасно труд и время, различные заграничные сорта ранетов, кальвилей, бере, дюшесов, ренклодов и т. п. «сокровищ», а между тем и до настоящего времени только один Крым да Западная окраина с грехом пополам доставляют на наши столичные рынки лишь жалкое подобие тех плодов, какими мы их получаем до сих пор в огромных количествах с их настоящей родины, из-за границы.


Про центральные же местности Северной и Средней полосы России и говорить нечего: мы до сих пор пестуемся со случайно посланными нам судьбой антоновкой, анисом, различными репками, плодовитками и чуть ли не единственным съедобным сортом груши — бессемянкой. Возьмем еще для примера вишни. Что у нас есть хорошего из сортов этого, кажется, совершенно неприхотливого, но очень доходного ягодного кустарника? Ведь нельзя указать почти ни одного сколько-нибудь значительного по размерам коммерческого сада в местностях Средней России, не говоря уже о северной ее части, засаженного постоянно рекомендуемыми нашими торговыми заведениями различными английскими, французскими и голландскими сортами морелей, натов, гриотов и т. п.

 

Тут опять, за исключением западной окраины и Крыма, в остальных местностях ничего подобного не найдете. Везде по необъятной шири центральной России фигурируют одни лишь полудикие заросли, немые свидетели того, что тут когда-то были посажены выписанные иностранные сорта вишен, но пришельцы не выдержали и в первые суровые зимы поголовно погибли, а от уцелевших корней диких подвоев появились побеги, да и те не всякую зиму выдерживают вполне благополучно, вследствие чего владельцам сада редко приходится пользоваться урожаем с них.


Затем довольно часто встречаются заросли Владимирской вишни, но последний сорт хорош и продуктивен лишь на почве г. Владимира и его ближайших окрестностей, в других же местах дает очень мелкие ягоды, и урожайность его крайне незавидная. То же самое, если еще не хуже, вы. встретите и в культуре слив у нас. Это ли не достаточное доказательство правдивости моего мнения о плохом качестве сортов культивируемых у нас растений...


Мне кажется, двух различных мнений в ответах на эти вопросы быть не может; соглашаясь с моими доводами, многие укажут мне, как на неустранимую причину упомянутых недостатков нашего садового дела, — на суровые климатические условия наших краев. Но такое убеждение есть грубая ошибка: климат в данном случае играет видную роль лишь при неправильном ведении дела.

 

Повторяю, климатические невзгоды могут служить помехой лишь при стараниях водворить и акклиматизировать у нас уже готовые растения сортов, выведенных в чужих краях совершенно с другими климатическими условиями, а при настоящем ведении дела, при выращивании своих собственных местных сортов растений из семян, эта помеха отойдет на задний план.



 

При таком способе получения растений с применением гибридизации и подбора, этих могучих и еще недостаточно оцененных по своей силе рычагов, климатические невзгоды утратят большую часть своего влияния вследствие того, что выращенные таким образом растения с самой ранней стадии своего развития приспособляются и привыкают к климатическим условиям местности своей родины, они, так сказать, создаются под воздействием этих условий и, следовательно, они не будут им страшны. Это — аксиома, не требующая доказательств...


Далее, на вопрос, могут ли климатические условия наших местностей допустить возможность выращивания новых сортов растений с лучшими достоинствами плодов, чем это имеет место в качествах старых наших сортов растений, я, на основании своих 40-летних работ в этом деле, могу с уверенностью дать ответ в положительном смысле.

 

Достаточно даже беглого просмотра помещенных мною статей в разных периодических изданиях по садоводству в течение 1905, 1906, 1907, 1908, 1909 и 1910 годов, с описанием выведенных мною сортов плодовых растении из семян, чтобы убедиться не только в полной возможности иметь свои собственные прекрасного качества сорта привычных для нашего края ридных (родных) растений, но даже в основательной надежде иметь и такие, о культуре которых у нас в открытом грунте нельзя было и думать прежде.



 

Мы смело можем рассчитывать иметь в своих садах черешни, виноград, абрикосы и, наконец, может быть, даже и персики. Но всего этого, повторяю, мы можем достигнуть только путем выведения из семян новых сортов растений, а никак не акклиматизацией готовых растений иностранных сортов.


Ввиду распространенного неправильного понятия о возможности акклиматизации сортов плодовых растений, выведенных и в других странах, нахожу необходимым на основании личного опыта сделать следующее разъяснение. Акклиматизация растений в полном смысля этого слова достижима лишь при естественном размножении растений путем посева семян.

 

Никакой сорт (имеющиеся у нас выносливые сорта иностранного происхождения, как, например: яблони Аппорт, Бабушкина, Скрижапель, Розенапфель, Эйзер; груши:Магоржатка, Молдавская, Сапежанкавишня Остгеймская и другие, оказались стойкими у нас к морозу не потому, что были акклиматизированы, а лишь потому, что на родине эти сорта обладали свойством особой выносливости), иностранного происхождения, если он не имел еще на родине скрытую способность выдерживать подходящие к климату нашей местности условия, не может акклиматизироваться путем переноса готовых уже растений, и все попытки в этом роде по большей части не достигают своей цели.



 

Случается, что подвергнутый акклиматизации какой-либо сорт и просуществует год — другой, а иногда несколько лет, но в конце концов погибает. И если в особенно благоприятные годы такой насильственно водворенный у нас сорт и приносит урожай, то плоды его представляют своим вкусовыми качествами только жалкое подобие того, чем они были на родине.

 

Многих еще часто вводило в заблуждение то, что при прививке у нас нежных иностранных сортов некоторые из них случайно попадались на подвой с особенно выдающимися индивидуальными свойствами, способными отчасти изменять строения привитого на нем сорта, придавая ему несколько большую устойчивость к морозу. Такое дерево выживает у нас довольно долго, но если владелец вздумает воспользоваться этим ложно акклиматизированным сортом для размножения, то ошибка тотчас же выяснится, потому что вновь привитые деревца вскоре поголовно вымерзают.


Всякое растение имеет способность изменяться в своем строении, приспособляясь к условиям новой среды, лишь в молодом возрасте, и эта способность проявляется, начинаясь с первых дней после всхода из семени в большей мере, с течением времени постепенно слабеет и затем совершенно исчезает при полной возможности дерева. 

 

После этого новый сорт плодового дерева становится очень устойчивым но отношению к изменению в смысле выносливости, и уже никакие способы акклиматизации не могут изменить его. Поэтому убеждаю не обманываться ложной надеждой акклиматизировать тот или другой сорт, раз уже заявивший свою невыносливость в нашей местности, ибо в результате будут одни лишь напрасные потери труда и времени.


Конечно, для дополнения сортимента плодовых растений в нашей местности мы не должны отказываться совершенно от испытания у себя новинок иностранного происхождения, но, предупреждаю, этим путем мы приобретем очень немного уже по одному тому, что климатические условия родины таких сортов крайне неподходящими к нашим.

 

Повторяю, что будут годны для нашей местности лишь те сорта, которые уже на родине обладали способностью преодолевать значительные падения температуры, равные таковым же в нашей местности, довольствоваться меньшей суммой тепла для вызревания плодов, без ущерба здоровому развитию сносить гораздо большую сухость воздуха, свойственную всем континентальным местностям и удовлетворяться менее продолжительным вегетационным сроком для окончания всех функций роста.


Вникните, читатели, во все мною изложенное, и вы убедитесь, что нам давно бы следовало радикально изменить свои устаревшие и неправильные понятия о садоводстве в наших краях, и сколько бы этим мы устранили препятствий к развитию и процветанию дела садоводства в России.


Обратите внимание на возрастающую с каждым годом потребность борьбы с массой расплодившихся различных вредителей растений, из которых многие, и в сущности самые злейшие, привезены к нам вместе с выписанными растениями из-за границы. Какое изумительно быстрое размножение этих вредителей наблюдается за последнее время!

 

Предполагаю, что нам лучше выяснить причину такого явления. Сваливают всю вину на отсутствие у владельцев садов должной энергии к уничтожению врагов. растительности, по меньшей мере, неблагоразумно. Припомним состояние наших садов лет 50 тому назад. Кто тогда имел понятие об известных в настоящее время средствах борьбы с вредителями плодовых растений?



 

А ведь сады гораздо менее подвергались нападению врагов. Конечно, косвенной причиной, пожалуй, тут является заметное изменение климата и уменьшение количества лесов; но главными-то виновниками такого положения являемся бесспорно мы сами, создавая благоприятную почву для размножения врагов растительности.


За последние 50 лет, с развитием сети железных дорог, явилась возможность легко приобрести растения из других, даже самых далеких от нас стран, и мы, как любители всего заграничного, во всю ширь воспользовались такою возможностью.

Кроме прямого ввоза вместе с растениями еще небывалых у нас видов вредителей, мы буквально сплошь засорили свои культуры привозными заграничными сортами растений, которые, попадая в непривычные им климатические условия новой среды, не в состоянии были успешно развиваться, слабели, хирели, заражали своими болезнями местную растительность, и в результате явилось общее ослабление сил большей части наших садовых растений, что и составило благоприятную почву для быстрого размножения вредителей.


В каждой борьбе одна сторона развивается на счет ослабления сил другой. Так и в данном случае становится очевидным, что наши культурные растения слабеют с каждым годом все более и более; они не в состоянии уже вынести натиски различных вредителей, хотя бы в той степени, какую мы наблюдаем в наших лесных диких растениях, и все это лишь потому, что разновидности последних выработались веками, путем естественного подбора сильнейших и способнейших к борьбе за существование.

 

Вот этого-то подбора мы совершенно не применяли в деле разведения наших садовых растений, да и не могли применять потому, что никогда не старались выводить свои собственные сорта растений естественным путем полового размножения семенами, при котором только и возможно было бы широко применить способ подбора.


Мы всегда пользовались тем, что нам давали другие или что случайно попадало нам под руку, да еще нас, русских, вообще довольно трудно заставить расстаться с тем, к чему привыкли исстари. Мне, например, не раз приходилось слышать советы наших рутенеров, что лучше бы держаться испытанного старого, чем стремиться к неизвестному новому. На это нахожу нужным сказать, что крайне неблагоразумно, да в сущности и бесполезно держаться на одном месте в каком бы то ни было деле, цепляясь за часть, когда целое стремится неудержимо вперед.

 

Ведь, в результате таких напрасных потуг получится полное уничтожение удерживаемой части, потому что все, что сдерживается искусственно на одном месте, неизбежно вычеркивается жизнью. Да, наконец, если нам и удалось бы удержаться за старые наши сорта, они все-таки со временем потеряют свою цену уже в силу того, что требование рынка с течением времени изменяется, являясь совершенно другим, и то, что удовлетворяло прежде, легко может стать негодным в будущем.



 

А это послужит только к более широкому ввозу к нам иностранных продуктов садоводства, что, конечно, крайне нежелательно уже в виду того, что каждый иностранный ввоз пищевых материалов влечет за собой неизбежное убавление денежных средств страны.


Из всего мною изложенного становится очевидным, что для лучшего развития нашего отечественного садоводства мы должны настойчиво стремиться к улучшению сортиментов наших плодовых растений, но этого улучшения должны достигать не путём внесения иностранных сортов, а исключительно только снабжением каждой местности своими собственными сортами плодовых растений, которые должны быть выращены из семян в той же местности под постоянным воздействием ее климатических влияний, причем необходимо применение строгого отбора из новых сортов лишь тех, которые будут отличаться лучшими вкусовыми и видовыми качествами своих плодов, ежегодной продуктивностью и безусловно полной выносливостью к местным климатическим невзгодам.


К сожалению, среди наших деятелей по садоводству издавна укоренилось убеждение, что от посева семян культурных сортов плодовых деревьев могут получаться сеянцы лишь дикого вида, и если их не привить культурным сортам, то они дают деревья, приносящие никуда негодные плоды-кислицы.

 

Хотя, действительно, на практике результаты таких посевов подтверждают правдивость этого убеждения, но тем не менее смею уверить моих читателей, что тут кроется глубокое заблуждение, которое при более правильном освещении дела становится вполне очевидным. В настоящей моей статье я постараюсь выяснить причину этого ошибочного убеждения. Предупреждаю, что, излагая свои мнения, я нисколько не имею желания навязывать свои доводы как непреложную истину, я не прошу веры, — напротив, я желаю от читателей настойчивой и внимательной проверки моих заключений.


Согласитесь со мной, что вопрос о возможности разведения культурных сортов плодовых деревьев естественным путем полового размножения семенами составляет для нас слишком большой интерес, слишком назойливо мозолит глаза, чтобы не интересоваться выяснением ошибочного его разрешения.

 

И поэтому смею надеяться, что мой труд и посильное стремление к выяснению истины не будут истолкованы в какую-либо дурную сторону потому, что мною руководит лишь искреннее желание принести пользу развитию любимого дела садоводства.



 

Описывая способы, употребленные мною для выведения новых сортов растений из семян, я нисколько не желаю выдать все это за какое-то новое открытие, я только стараюсь выяснить способы осмысленного выведения новых сортов, а не случайного получения их, как это было у нас до настоящего времени; при этом я совершенно не имею ни малейшего намерения рекламировать выведенные мною сорта.

 

Напротив, я всех убеждаю, что обзаводиться новыми сортами надо осмотрительно; их необходимо предварительно испытать в каждой новой местности и уже затем, судя по их пригодности, можно приступить к размножению в широких размерах. (Между тем, после появления в печати каждой моей статьи о новом сорте, меня осаждают требованиями деревцев описанного сорта, а у меня нередко в наличности имеется лишь одно маточное дерево выведенного сорта, от которого я могу уделить лишь черенки для прививки в самом небольшом количестве).


Разыскивая причину выхода из семян культурных сортов сеянцев дикого вида большая часть наблюдателей сваливают всю вину исключительно на одно влияние атавизма. Но такое определение не выдерживает последовательной критики. В самом деле, при чем тут атавизм?

 

Ведь, если бы деревцо, выращенное из таких сеянцев, воспитывалось бы в той же среде и при тех же условиях, при которых случайно вышел тот культурный сорт, семена которого были взяты для посева, и все-таки уклонилось бы в своем строении, и уклонилось, действительно, в сторону предков, — тогда другое дело, можно остановиться на таком решении вопроса.



 

Но не забывайте, что при всех таких посевах нисколько не заботятся дать сеянцам при их воспитании те условия среды и привести в действие факторы, под совместным воздействием которых они могли бы развить в себе свойства и качества культурных сортов, а между тем в этом-то и есть главная причина неудачи в деле.


Кроме того, так называемый дикий вид деревцов, выращенных из сеянцев, в своем строении уже совершенно не представляет уклонения в сторону своих предков, так как строение каждого из таких сеянцев является в сущности совсем новой комбинацией признаков и свойств, полученной под воздействием случайно проявивших свое влияние новых факторов, при чем, конечно, выдающуюся роль играет перекрестное переопыление с различными сортами, пыльца которых случайно была занесена насекомыми на цветы дерева, давшего семена, употребленные для посева.


Вот во всем этом-то нам и предстоит разобраться, чтобы выяснить и возможно ближе подойти к правильному решению интересующей нас задачи.. (При этом прошу тов. читателей снисходительно отнестись как к слогу самой книги, так и к встречающимся в тексте недомолвкам потому, что заботиться о более правильном изложении у меня решительно нет свободного времени).


Правда, природа — для нас закрытая книга, и для того, чтобы понять и изучить одну из страниц этой книги, требуются целые столетия времени и труд многих людей. Усилия же одного человека слишком слабы, а результаты труда почти всей его жизни способны внести сравнительно очень небольшую лепту в сокровищницу знания человечества, но тем не менее эти вклады в общей сложности в течение известного времени составят значительный запас сведений для науки. Поэтому нам, практическим деятелям, относиться небрежно к результатам своих трудов и не стараться принести их на алтарь общественной пользы было бы прямо преступлением.


Приемы выведения новых сортов из семян распадаются на два рода. При первом из них сеянцы выращиваются из семян отборно хороших плодов, завязавшихся от естественного опыления с другими, неизвестными садоводу, а при втором роде для выращивания сеянцев берутся семена исключительно из плодов, происшедших от искусственного оплодотворения, посредством скрещивания сортов, избранных по желанию садовода. Как в том, так и в другом случае садовод-оригинатор может получить новые сорта с прекрасными качествами плодов, но все-таки во втором способе, при применении искусственного скрещивания, шансов на успех в деле больше, процент выхода отборных сеянцев значительно выше, и качества сортов, получаемых при этом способе, могут получиться много ценнее.


При моих работах выращивания из семян плодов, полученных без применения искусственного скрещивания, оказалось, что большая часть подвергнутых мною испытанию культурных сортов плодовых деревьев, при условии должного питания материнского растения, проявила способность давать в числе своих сеянцев часть экземпляров со свойствами хороших культурных сортов.

 

Но размеры процента таких сеянцев из общего числа всходов и их качества почти всецело зависели от соблюдения тех или других условий, требуемых каждым отдельно взятым сортом, как в помощи питанием материнскому растению для лучшей формировки строения семени, с предварительным ограждением цветов этого дерева от влияния пыльцы диких сородичей, так и в целесообразном воспитании самих сеянцев и затем деревцов из них до поры полной возмужалости их.


В этом деле иногда значительную роль играет устранение вредных и привлечение полезных влияний сторонних факторов, зачастую принимающих сильное активное участие в формировке построения различных частей воспитываемых растений, что будет видно из последующих описаний. Что же касается так называемого влияния атавизма, то, вопреки установившемуся мнению теоретиков, оно очень мало мешает делу потому, что является неустранимым во всех без исключения сеянцах различных видов и разновидностей растений только в начальных стадиях развития их из семян, выражаясь тем, что все они в молодости имеют в своем наружном виде кажущееся сходство с дикими формами родоначального вида.

 

Но в дальнейшем развитии роста растений такое влияние легко устраняется, и строение растений, смотря по размерам заложенных в семени начал культурных качеств, постепенно более или менее облагораживается и изменяет вид своих частей в лучшую сторону. Такое изменение в молодом растении тянется во все время до полной его возмужалости, после чего качества и свойства растений остаются почти неизменными на всю остальную жизнь его.


Из всего только что сказанного видно, что садоводу, при отборе лучших по наружному виду сеянцев, необходимо принимать в расчет упомянутое строение их в молодости, чтобы не забраковать ошибочно на самом деле хороших экземпляров.


Повторяю, надо помнить, что растения во всех своих частях и во всех функциях отправления своего организма, под воздействием целесообразного ухода, совершенствуются в желательном для человека направлении лишь постепенно, в продолжение всего времени, пока они войдут в пору полной возмужалости.

 

Поэтому не следует разочаровываться, если, например, у какого-либо из отборных сеянцев первые цветы окажутся неспособными к оплодотворению и завязи не дадут плодов в первый год цветения, или первые плоды будут недостаточно крупны, или вкус их будет неудовлетворителен. Такое явление еще нельзя считать указанием негодности молодого растения, потому что каждый из таких недостатков, при наличности остальных достоинств растения в последующие годы может легко исчезнуть.



 

Наклонность к такому исправлению садовод может заметить но улучшению качеств плодов во второй и третий год плодоношения, и только при отсутствии следов такого изменения растение можно забраковать окончательно. Что же касается вопроса о продолжительности времени, нужного плодоводу для окончательной формировки качеств различных растений, то нужно заметить, что оно слишком разнообразно, так как зависит, во-первых, от индивидуальных свойств каждого растения, а, во-вторых, от его воспитания.

 

Иногда играет роль тормоза неподходящее строение каких-либо отдельных частей растения; например, случалось наблюдать, что прекрасный по наружному виду надземных частей сеянец упорно удерживает в себе какой-либо недостаток или вдруг останавливается в своем росте, несмотря на лучший уход; причиной такого явления часто является неподходящее строение корневой системы у растения, которую в таких случаях необходимо заменить на более подходящую по своему строению для целей, преследуемых садоводом.



 

Более всего такие случаи приходится наблюдать у сеянцев, выращенных из семян, взятых с растений, привитых на дикие виды, а еще более на подвоях, не принадлежащих к одному виду с привитым на них растением. Такое же явление наблюдается у некоторых сортов растений, которые в течение долгих веков размножались исключительно только путем отводов и корневой поросли.

 

Например, большинство сеянцев известной желтой махровой персидской розы дают очень слабо развитую корневую систему; без прививки этих сеянцев на сильные подвои, нельзя вырастить почти ни одного сеянца этого сорта роз и многих ее гибридов, без прививки они чахнут и в конце концов совершенно погибают. Такие явления встречаются у других растений, например, у груш, слив и вишен.


Вообще нужно знать, что наследственно передаются потомству не одни свойства и качества, присущие растениям-производителям, но передаются также во многих случаях, и притом в довольно резких формах, и те насильственно произведенные человеком изменения в строении организма растений, которые так часто применяются нами в садовом деле, поэтому в некоторых сеянцах легко заметить иногда такую копировку привитого места и дикое сложение корней, как это было у одного из производителей этого сеянца.

 

Копируется даже форма, искусственно приданная дереву материнского производителя, как это имеет место в настоящее время у меня в питомнике на одном экземпляре груши, выведенной, из семян от дерева иностранного сорта, растущего в шпалерной форме.


Все сорта плодовых деревьев и ягодных кустарников, по их свойствам при тех или других условиях передавать своему потомству в большей или меньшей степени свои культурные качества, можно распределить на три группы. К первой из этих групп я причисляю те сорта, которые дают сеянцы с хорошими культурными качествами лишь при условии, исключающем возможность перекрестного опыления их цветов с дикими разновидностями того же вида.

 

Для примера возьмем известный наш сорт яблони антоновка обыкновенная, очевидно, происшедший в ближайших генерациях от семян диких лесных разновидностей яблони, вследствие чего женские органы цветка этого сорта при процессе оплодотворения охотнее реагируют на действие пыльцы с цветов дикого вида яблонь, как своих ближайших родичей, а потому, если по близости от дерева антоновки находятся дикие яблони, то от посева семян такого дерева антоновки получаются одни лишь дички.



 

Наоборот, если найдется возможность устранить от растений подобных сортов нежелательное влияние пыльцы диких разновидностей того же вида, то в числе сеянцев уже получается значительное количество экземпляров культурного качества.

 

Такое явление, но еще в большей степени, происходит при искусственном оплодотворении цветов таких растений пыльцою культурных сортов с применением защитных приспособлений, в виде тюлевых мешочков, от занесения ветром или насекомыми пыльцы с нежелательных сортов растений.



 

Конечно, в таких случаях количество сеянцев с хорошими культурными количествами зависит еще от величины индивидуальной силы сорта, с деревцев которого была взята пыльца для оплодотворения, в смысле преодоления действия такой же силы опыляемого сорта, о чем более подробно будет сказано ниже.


К первой группе, но моим наблюдениям, можно отнести следующие сорта: из яблонь —Антоновка и многие ее вариэтеты (за исключением Антоновки каменички и Антоновки-полуторафунтовой), Анисимовка, Ананасное белое, Ананасное красное, Лимонное, Мирон ржевский, Мирон сахарный, Мускатный, Остряковская склянка, Скрут, Пудовщина, почти все крупноплодные китайки, многие из кавказских полукультурных сортов, в том числе известная краснолистная яблоня НедзвецкианаИз груш — Тонковетка, Вощанка, Лимонная мелкаяИз вишен — Грушовка, Шубинка, Кентская, Гриот северный и все гибриды степной дикой вишни.

Из сортов слив к этой группе не следует причислять ни одного сорта потому, что все сеянцы культурных сортов слив при хорошем уходе дают плоды, вполне годные к употреблению, и в крайнем случае отличаются от культурных сортов лишь меньшей величиной, сравнительно несколько измененным вкусом плодов и размером урожайности. При моих довольно значительных посевах косточек культурных сортов слив не приходилось получать таких растений, плоды которых были бы так плохи, как это бывает среди сеянцев яблонь, груш и вишен. Про все культурные сорта смородины и малины приходится сказать то же, что и про сливы: сеянцы этих растений, при надлежащем уходе во время выращивания их, дают ягодные кустарники с хорошими культурными качествами.

 

Что же касается крупноплодных сортов крыжовника, а также и винограда, то они всецело принадлежат к этой группе. Из сортов земляники и клубники только гибриды, происшедшие от непосредственного скрещивания с дикими лесными видами, принадлежат к этой группе, остальные же крупноплодные сорта очень мало поддаются влиянию пыльцы диких видов.


Ко второй группе я отношу сорта, имеющие, по-видимому, малоустойчивую способность передачи потомству своих культурных качеств, вследствие чего некоторые даже случайно и на короткое время действующие в отрицательную сторону факторы значительно ослабляют эту способность.

 

Особенно ярким примером в данном случае может служить то, что, например, корни диких подвоев плодовых деревцов, привитых сортами этой группы, преодолевая своим влиянием силы привитого сорта, значительно уклоняют строение семени в сторону дикого вида, и потому здесь результаты посева обыкновенно бывают крайне неудовлетворительны.



 

Но если оригинатор устранит такое влияние, например, приобретет или выведет деревцо на собственных корнях, то семена с него дадут сеянцы хорошего качества. Тут необходимо заметить, что качество сеянцев, в смысле культурности вообще всех садовых сортов плодовых деревьев и ягодных кустарников, всегда значительно повышается в тех случаях, когда для посева берутся семена с растений, имеющих собственные благородные корни, а не привитых на дичках.


Очень редко исключения в этом случаются лишь тогда, когда подвоем служит сеянец, имеющий самое хорошее культурное качество, или когда в качестве подвоя случайно попадает дичок, имеющий слишком слабую индивидуальную способность влияния на привитый на него сорт.


Из яблонь к этой группе можно отнести следующие сорта: Бабушкино, Боровинка, Грушовка, Коричневое, Розенапфель, Черное дерево и т. п. Из груш — Царская, Сапежанка и другие. Сливы во многих сортах, отводочные на своих корнях, дают лучшие сеянцы. К этой же группе принадлежит большая часть молодых, недавно выведенных из семян сортов яблонь, груш и слив, не успевших еще выработать в себе устойчивое сопротивление к изменению своих свойств под тем или другим посторонним влиянием. Общая принадлежность молодых сортов растений к этой группе лишь временная, а затем, когда растения новых сортов возмужают и сделаются устойчивыми в своих свойствах, они распределяются ко всем трем группам.


К третьей и последней группе я отношу исключительно только те сорта, которые не требуют строгого соблюдения особых условий при сборе семян и дают хороший процент сеянцев с культурными качествами. Сорта этой группы более подходящи для первоначальных опытов любителей, пожелавших заняться делом выращивания из семян новых сортов растений, так как семена их можно брать из отборных плодов, купленных на рынке. К таким сортам принадлежат из яблонь: Скрижапель и все его вариэтеты, почти все разновидности Аниса.

 

Затем следует: Репка пурпуровая волжская, Воргулек, Крымская, Челеби, Ранет зеленый и т. п. Прекрасные сеянцы выходят от отборных круглой формы семян из плодовАпорта, Боровинки, Челеби, Глотеровки, Эйзера, Зеленого Ранета, также хороший процент типичных сеянцев получается от Кандиль и Сара, синапов. Из груш почти все сорта с плодами бергамотообразные круглой формы дают хорошего качества сеянцы.



 

Из вишен — Владимирская, Избылецкая, Королевка берлинская, Плодородная (выведенная мною). Из сортов слив могу указать на выведенный мною новый сорт ренклода под именем «Реформа», дающий сеянцы почти сплошь все с хорошими культурными качествами. Затем все вообще разновидности ренклодов дают большой процент прекрасных, в смысле хорошего вкуса, плодов сеянцев.

 

Смородина, многие сорта малины и гибридная крупноплодная клубника и земляника, а также и большая часть месячной земляники хорошо удерживают в своих сеянцах как крупноту, так и вкусовые качества. В особенности смородина Неаполитанская и малина Мальборо при условии хорошего ухода дают почти все количество сеянцев, вполне годных даже для коммерческих насаждений.



 

К третьей группе я отношу китайские, японские и сродные с ними американские разновидности слив, с культурой которых у меня вышла полнейшая неудача и поэтому не могу привести никаких полезных сведений о них.

В общем нужно сказать, что сеянцы хороших сортов слив, и в особенности гибриды таких сортов, при отборе в молодом возрасте, нужно как можно менее браковать, оставляя оценку до первого плодоношения, потому что из них очень редко выходят растения, уже совсем негодные. По крайней мере, мне не приходилось встречать таких, за исключением только сортов со слабой выносливостью и малоплодных.


В пору плодоношения сеянцы слив, входят разно. Одни из них начинают плодоносить с четвертого года, между тем как другие приносят первые плоды лишь на пятнадцатом году. Средний возраст начала плодоношения семенных слив в большинстве выпадает на 8—10 год роста. Сорта низкорослые и те, в происхождении которых участвовал терн или тернослива, входят в пору плодоношения ранее различных венгерок.


Из старых культурных сортов слив, косточки которых более всех пригодны для посева с целью выведения новых выносливых сортов, рекомендую следующие: Ренклод зеленый, Ренклод Помбриан, Ренклод черный, Ренклод Альтана, Вашингтон, Джефферсон, Анна Шпет, Яичная желтая, Королева Виктория, Мирабель желтая. Из полукультурных, отличающихся большой выносливостью и поэтому более всего пригодных для гибридизации с перечисленными выше нежными иностранными сортами слив, обращаю внимание любителей на повсеместно растущую в наших садах терносливу, с мелкими, круглой формы, черными плодами, называемую в некоторых местах неправильно черешником или крупным терном; также пригоден для целей гибридизации и наш настоящий терн, в особенности — крупноплодные его разновидности. Из новых выведенных мною сортов, совершенно выносливых в нашем климате, особенно рекомендую гибриды зеленого Ренклода с терносливой, из которых первое место занимает прекрасный во всех отношениях крупноплодный ренклод, названный мною «Ренклод Реформа» и затем, как ежегодно урожайный — Ренклод золотистый. Из особенно крупноплодных слив с овальной формой плодов укажу на выведенный мною сорт под названием «Терн сладкий», происшедший от скрещивания зеленого ренклода с терном, затем «Мирабель русская» от скрещивания Мирабели желтой с терном.


В сеянцах вишни и черешни главными хорошими признаками будут: тучное развитие всего растения, большая толщина побегов, частое расположение почек, большая толщина и величина листовой пластинки, и ее черешка, величина сосцевидных шишечек при соединении листа с черешком и большое их количество. Последние признаки имеют в вишнях еще большее значение, чем в сливах. Но не все эти признаки можно применять при отборе ко всем разновидностям вишен и черешен потому, что такие признаки, как, например, величина листа и толщина побегов, имеют значение только у разновидностей с тучным развитием роста у морелей, черешен и их гибридов, а у сортов, в происхождении которых принимала участие известная наша степная дикая вишня, эти признаки мало применимы. В этих сортах зачастую встречаются прекрасные и очень урожайные сорта с мелкими листьями и очень тонкими побегами. Для наглядного примера укажу на два новых выведенных мною сорта гибридных вишен, из которых первый под названием «Княжна Севера» не имеющий себе соперников во всех существующих у нас сортах различных вишен как по крупноте плодов, так равно и по их окраске и вкусу, произошел от скрещивания вишни Владимирской ранней (известной в г. Владимире под названием Бель) с черешней Белая Винклера. А второй сорт, отличающийся изумительным плодородием, произошел от скрещивания вишни, описанной в «Вестнике Садоводства и Огородничества» еще в 1889 году, под названиям «Мичуринской карликовой» с вышеупомянутой степной, дикой вишней, названной мною «Мичуринская плодородная». Вот первый из этих гибридных сортов является образцом тучного роста вишен, а второй имеет мелкие листья и до того тонкие побеги, что его довольно трудно размножать прививкой и окулировкой.


Повторяю, что все перечисленные мною признаки нужно принимать в расчет лишь при сравнения с близко родственными, т.е. принадлежащими к одной и той же разновидности сеянцами и их производителями, и ни в каком случае нельзя включать каждый признак в общее правило для всех родов сеянцев.


В пору первого плодоношения низкорослые сорта вишен начинают входить с четвертого года, а высокорослые, и в особенности черешни, начало плодоношении замедляют до 10-го и до 15-го года. Средним сроком вообще можно считать период от 8 до 10-летнего возраста.


Степная дикая вишня и ее гибриды приносят плоды ранее всех других разновидностей вишен, вместе с тем эта вишня и ее сибирская разновидность под именем «Степная Курганская» (растущая открыто в г. Омске) отличаются самой большой выносливостью к морозам северных местностей России и являются самыми урожайными сортами, и притом их ягоды обладают таким сильным ароматом, какого положительно нельзя встретить ни в каком другом сорте различных разновидностей вишен, за исключением разве известного по своей ароматичности сорта, под названием Горькой черешни. Вообще на достоинства только что описанной вишни необходимо обратить серьезное внимание каждого оригинатора новых сортов вишен для нашего края.

Из старых культурных сортов для целей гибридизации отмечу следующие вишниГриот Остгеймский, Лотовую, Любскую, Нат двойной, Родителевку, Королевку, Берлинскую, Избылецкую. А из новых сортов — замечательно крупноплодный «Вишня Подбельского» и мною выведенные сорта — Княжна Севера, Рогнеда, Плодородная, Миндальная и др.Из черешен удачнее всех для гибридизации оказалась Дрогана желтая и Белая Винклера.


Легкая, песчаная, достаточно питательная почва, супесчаный чернозем с примесью мергеля можно считать лучшим грунтом не только для всех разновидностей кислых вишен, но и для черешен нашей местности. Последние, т.е: черешни с их гибриды, хотя и лучше развиваются на богатых суглинках, но зато урожайность их, а главное выносливость на таких почвах в наших местностях значительно убавляются. Полезно в хорошо обработанные и достаточно удобренные гряды для воспитания вишневых сеянцев прибавлять известь в гашеном виде, но такая прибавка не должна превышать 1 % количества земли верхнего слоя в одну четверть аршина глубиною (~)(т.е. еще менее, чем указано было выше о дозе известкования почвы под взрослыми деревьями материнских растений при сборе семян); в противном случае тут известь еще сильнее вызывает разращение косточек в плоде, что, конечно, является большим ущербом в достоинстве плода во всех косточковых плодовых и ягодных растениях. Не вполне разложившийся навоз, а также и излишнее количество вообще всякого удобрения вишни плохо переносят: в них развивается от этого камедетечение, поэтому с внесением в почву различных удобрений нужно быть крайне осторожным.




Персики и абрикосы. Простые сеянцы этих видов плодовых растений в наших местностях почти все без исключения вымерзают, а гибридов более или менее выносливых может быть очень значительное количество, следовательно о каком-либо отборе из сеянцев до плодоношения не может быть и речи. Их гораздо лучше воспитывать несколько лет до плодоношения, тем более, что и плохого качества плоды этих растений имеют для каждого оригинатора наших местностей средней России большую ценность, потому что только из числа выращенных сеянцев из косточек плодов, созревших на деревцах, растущих в открытом грунте у нас, могут получиться более выносливые к морозам экземпляры. Обращаю внимание любителей на этот единственный путь, при котором можно скорее надеяться акклиматизировать персики и абрикосы в местностях центральной России.

Персики входят в пору плодоношения вообще с четвертого года, а сеянцы абрикосов начинают плодоносить гораздо позднее. Средним сроком начала их плодоношения можно считать: на песчаных почвах 8—10-й год роста, а на суглинистых, более или менее тяжелых почвах абрикосы замедляют плодоношение до 15 года, а иногда и гораздо долее.


Для целей акклиматизации сеянцы персиков и абрикосов в наших местностях лучше всего воспитывать на легкой супесчаной почве с примесью небольшого количества мергеля. Тучных, сырых и вообще низменных холодных почв нужно решительно избегать. Также с внесением в почву различных удобрений нужно быть крайне осторожным и без большой необходимости лучше совсем не употреблять их. В отношении выносливости к морозам должен сказать, что из сеянцев персиков и абрикосов в первой даже генерации, в особенности выращенных из косточек наших кавказских и туркестанских сортов, получается до 5 % экземпляров, которые очень мало или даже совершенно не страдают от зимнего мороза, но накануне года первого плодоношения (что видно но заготовке еще с осени плодовых почек) такие экземпляры большею частью гибнут весной от кольцеобразного повреждения коры ствола близ самой почвы. До сих пор все примененные мною способы к ограждению деревцов от такого повреждения остались без успеха. Прививка же в крону местных подвоев косточковых пород лишает устойчивости и самые ветви, и привитые побеги вымерзают в первую зиму. Только в последнее время гибриды персика с амигдалюсом «Посредник», выведенным мною от скрещивания амигдалюса монголика С.А. Давидиана, дают большую помощь в деле, но полный успех пока еще — вопрос будущего; требуется воспитание нескольких генераций.




Виноград. Прежде всего нужно сказать, что из всех видов и разновидностей винограда для целей выращивания новых выносливых сортов в нашей местности оказались более подходящими полукультурные разновидности Витис рипария (или Витис вульпина) из Канады, а затем следуют среднеазиатские сеянцы от растущих там разновидностей Витис винифера, хотя последние гораздо слабее в смысле выносливости, чем первые. Европейские же разновидности Витис винифера почти все без исключения оказались у нас совершенно негодными для целей акклиматизации. От посева Канадского и Среднеазиатского винограда я получил несколько вполне выносливых без всякой искусственной защиты на зиму сортов, ограничиваясь одним лишь пригибанием к земле их лоз, а некоторые зимуют даже без пригибания.

Из других же различных разновидностей винограда, не исключая даже уссурийских и северно-китайских видов, несмотря на довольно значительные по количеству посевы, мне не удалось получить ни одного выносливого сеянца. Затем все считающиеся в Северной Америке самыми выносливыми сортами культурного винограда из вида Витис Лябруска и его гибридов, не исключая известного по выносливости в наших юго-западных губерниях сорта Изабелла, оказались у меня малоустойчивыми, и без засыпки их лоз на зиму землей все без исключения отмерзают до корня.


Отбор сеянцев винограда первый раз производится в однолетнем возрасте по прошествии первой зимы, по степени их выносливости к морозу; в течение следующего второго лета отмечаются сеянцы, лозы которых ранее других начинают вызревать, что обыкновенно видно по бурению и одеревенению лоз, начинающемуся всегда с самого низа от корневой шейки и затем идущего постепенно по лозе кверху. По времени начала и по длине пробега по лозе этого вызревания можно безошибочно судить и о будущем сроке вызревания ягод нового сорта, так как вообще у винограда всех разновидностей оба эти явления всегда происходят одновременно. Этот отбор по степени раннего вызревания имеет большое значение в деле выведения новых сортов выносливого винограда, годных для культуры в открытом грунте местностей Центральной и Северной России, потому что, во-первых, все те сорта, у которых рано вызревает древесина лоз, оказываются и самыми выносливыми к морозу; во-вторых, самые ранние сорта, более гарантированы в том, что плоды их не будут захвачены ранними осенними заморозками, и, в третьих, только самые рано созревающие сорта винограда могут иметь значение на наших рынках, в смысле более выгодного и ходкого сбыта, который будет обеспечен лишь для сортов, могущих поступить в продажу раньше появления на наших рынках привозного с юга винограда, конкуренция с которым для наших северных молодых сортов пока еще не под силу. Но смею утверждать, что такое положение только временное явление, и зависит оно не от климатических условий наших местностей, а исключительно лишь от недостатка подходящих к этим условиям сортов винограда и что в будущем такие дефекты легко будут устранены, выведением из семян новых сортов с лучшими достоинствами. Теперь же пока разрешена одна из главных задач в этом деле: получены рано созревающие сорта, обладающие высокой степенью выносливости к морозам, без всякой защиты на зиму в наших местностях. Этим сортам, несмотря на то, что они во многом уступают южным культурным сортам, предстоит в будущем сыграть важную роль производителей выносливых в наших местах сортов винограда. Два первых сорта винограда, приведенные мною, названы Северный белый, Северный черный.


Про виноград вообще нужно сказать, что, несмотря на то, что он — растение теплых стран, сеянцы некоторых разновидностей его могут приспособляться к таким климатическим условиям, при которых даже простые сорта наших яблонь не могут успешно развиваться, а, как бы ни казалось невероятным такое мое сообщение, на деле это — неопровержимый факт. Например, в г. Белебее, Уфимской губернии, у доктора Сафатерова без всякой защиты в открытом грунте растет и плодоносит сеянец винограда, выведенный из семян Ташкентского винограда Храмовым в Казани, уже несколько лет. Далее в г. Барнауле, Томской губ. также в открытом грунте растет уже несколько лет выведенный из семян Павловским виноградный куст. Тормозом к развитию виноградной культуры у нас послужила бесспорно одна лишь грубая ошибка садоводов, делавших до сих пор опыты только с сортами, выведенными в странах с теплым климатом, а потому всегда терпевшими полную неудачу. Этому обстоятельству еще способствовало то, что если кому и удалось вырастить из семян виноград севернее границы его культуры, то, по незнанию, куст оставляли расти без необходимой обрезки, без которой и лучшие культурные сорта дают мелкие ягоды и кисти, не применялся также отбор черенков для размножения и улучшения каждого нового сорта, и т. д.


В пору первого плодоношения сеянцы Витис-рипария вступают по большей части на 3—4 год роста. Среднеазиатские — несколько позднее, а европейские приходят с плодом позднее всех, иногда бесплодный период тянется свыше 10 лет.


Для достижения возможно раннего вступления лоз в нору плодоношения, нужно стараться выращивать возможно более сильные лозы, оставляя расти не более двух побегов на каждом экземпляре. Остальные побеги от корней шейки нужно своевременно прищипывать еще при начале их развития, причем рост главной лозы должен быть не менее 6 аршин (~) вследствие чего побег продолжения не следует прищипывать; его, напротив, надо оберегать от всякого повреждения до осени, и уже тогда, после опадения листков, обыкновенно убиваемых первыми сильными заморозками, лозу следует укоротить обрезкой, оставляя длину ее не более 11/2 — 2 аршина (~); затем лозу следует пригнуть на зиму к земле, а весной поднять и подвязать ее к жердям в стоячем положении. При первых 2 — 3 годах плодоношения производится последний отбор лучших из сеянцев уже по качеству плодов. Необходимо заметить, что сеянцы винограда часто имеют очень важный недостаток, заключавшийся в неполном развитии половых органов в их цветах: так, у некоторых экземпляров совершенно не имеется пестиков, т.е. женских половых органов, реже наблюдается и отсутствие тычинок. Иногда такие недостатки при втором или третьем цветении исчезают, и цветы являются сложенными вполне правильно, но в большинстве такие экземпляры остаются без изменения и, конечно, совершенно не приносят плодов. Затем такие недостатки иногда встречаются на некоторых новых и даже старых сортах не на всем растении, а лишь частично на отдельных разветвлениях лоз, и вот, при размножении черенками каждого нового сорта, надо строго следить, чтобы такие неправильно развитые части лоз не попадали для размножения черенками, в противном случае экземпляры, выращенные из них, будут бесплодны. Точно такой же отбор нужно применять для устранения и других недостатков, например, неправильного сложения или малой величины кистей или самых ягод, неравномерной величины последних или неполного их развития и т. п. Бракуются также сеянцы, склонные к заболеванию корневой гнилью, хлорозом и другими болезнями. При отборе уже плодоносящих сеянцев надо обращать внимание, кроме раннего созревания ягод, и на особенно позднее начало сокодвижения и более позднее цветение; такие экземпляры имеют большую ценность для наших местностей потому, что легче избегают порч от запоздалых утренних морозов, бывающих часто не только в наших местностях, но и в более южных странах, где виноградники сильно страдают от них.


Хотя виноград нельзя вообще считать прихотливым на состав почвы, но тем не менее она все-таки имеет большое влияние на развитие самого растения и его плодов как своими физическими свойствами, так и своим химическим составом. Вообще почвы легкие или средней плотности, легко нагреваемые, задерживающие только необходимые для жизнедеятельности растения количества воды, хотя и дают посредственной силы рост, но зато на них получаются лучшего вкусового качества ягоды. Почвы прохладные, глубокие, плодородные, наоборот, обусловливают буйный рост, обильное плодоношение, но продукты получаются посредственного качества.


Рассматривая влияние физических свойств почвы, замечаем, что черный, красный или бурый цвет почвы, способствующий быстрому поглощению тепловых лучей, а потом их излучению (ночью), усиливает развитие почек и дает ягодам возможность в период дозревания сохранять все время сравнительно возвышенную температуру; поэтому ягоды достигают более сладкого вкуса. Почвы беловатые нагреваются весной медленно, так как отражают большую часть падающих на них тепловых лучей. Почки на таких почвах развиваются поздно, и часто являются ожоги. Ягоды получаются мельче, но зато более сахаристые. Присутствие камней или, что еще лучше, битого кирпича, является важным фактором, меняющим свойства почвы: они способствуют ее нагреванию, так как поглощают больше тепловых лучей, увеличивая ее водопроницаемость, препятствуют излишнему испарению влаги, и качество плодов при них улучшается. Химический состав почвы точно также оказывает сильное влияние на растение и его плоды. Делянки гряд в моем питомнике, снабженные минеральным калийным удобрением дали средний прирост лоз и небольшой величины ягоды, а удобренные азотистыми веществами (чилийской селитрой) дали сильный прирост лозы и более крупные ягоды, но водянистого вкуса. Прибавка извести в почву дает во всех отношениях хорошие результаты, но, видимо, располагает к заболеванию растений хлорозом. Сухость почвы увеличивает сахаристость ягод и, наоборот, места очень влажные дают вкус ягод водянистый.


Виноградная лоза для быстрого и роскошного развития своего роста требует глубокую от 1 до 11/2 аршин (~) обработку почвы хорошо смешивающим частицы почвы перевалом, что вполне сообразно с естественной и насущной потребностью лозы. С удобрением органическими веществами и в особенности недостаточно разложившимся навозом нужно быть крайне осторожным потому, что виноград плохо их переносит, и сеянцы часто только от такого удобрения заболевают корневой гнилью, да и качества ягод много теряют от этого.


Лучшие результаты я получил от суглинисто-дерновой земли с прибавкой песку, торфа и битого кирпича от старых построек, при поливке жидким удобрением из хорошо перебродившего, очень жидкого раствора дешевых сортов столярного клея. Особенно сильное действие к роскошному развитию молодых сеянцев винограда производит электризация гряд, но и тут я должен повторить, что напряжение тока не должно превышать нормы в 1,5 вольта, более же высокого напряжения токи, по моим наблюдениям оказывают вредное действие на здоровое развитие растений.

Ягоды первого плодоношения обыкновенно не достигают того объема численности, до которых могут дойти впоследствии.


Тщательной селекцией (отбором) черенков, повторением отводки лучших частей лозы, сравнительно короткой обрезкой и посадкой на лучшую почву следует способствовать развитию лучших качеств.


Лучшие семена для посева, в смысле выносливости будущих растений, дают полукультурные сорта винограда из Канады, принадлежащие к виду Витис рипария; затем сравнительно более выносливыми оказываются сеянцы, выращенные из семян культурных сортов, растущих в наших среднеазиатских владениях и на Кавказе. По относительно большей выносливости (конечно с применением засыпки лоз на зиму землей), и скороспелости, из сортов западного происхождения укажу следующие: Маленгр, Мадлен Анжевин, Шасля испанский красный, Скороспелый из Сомюра. Из американских сортов — Зеленый горный, Ранний Кэмбеля, Ранний Мура, Ранний Виктора. По выдающейся крупноте плодов Блек-де файнс и наш Кавказский Дорделяби. Сеянцы последнего оказались у меня гораздо выносливее европейского Гро-Кольман, считающегося одним и тем же сортом с Дорделяби. Самым выдающимся по урожайности считается известный сорт под названием Арамон, но, к сожалению, плоды его не отличаются хорошим вкусом. Затем, для целей гибридизации также хороши сорта из наших среднеазиатских владений: Озбек Ольдирен, Акиш-Кирек, Паизи, Чарасу, Фусайне, Паркент и др. Конечно, выведенные мною сорта выносливого винограда, а такжеБелебейский Сафатерова, Барнаульский Павловского, Козловский Гетч и Козловский Шилкина в смысле выносливости стоят в первом ряду.


следующая страница >>