Виктор Ефимович Ардов (1900-1976) Русский советский писатель-сатирик, драматург, сценарист, карикатурист - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Виктор Ефимович Ардов (1900-1976) Русский советский писатель-сатирик, драматург, - страница №1/1

Виктор Ефимович Ардов

(1900-1976)



Русский советский писатель-сатирик, драматург,

сценарист, карикатурист.

Родился в 1900 году в Воронеже в семье инженера-железнодорожни­ка. В 1918 году окончил Первую мужскую гимназию в Москве. Работал актёром и конферансье в кабаре «Нерыдай». В 1925 году окончил эконо­мический факультет московского Института народного хозяйствй имени Г. В. Плеханова. С 1921 года начал публиковать собственные ка­рикатуры с сопроводительным текстом в журнале «Зрелища» и впо­следствии иллюстрировал свои сатирические сборники сам. Регулярно печатался в сатирических изданиях «Крокодил» и «Красный перец», писал комедии, монологи для эстрадных артистов. С 1927 года заведо­вал литературной частью Ленинградского театра сатиры.

В 1942 году ушёл добровольцем на фронт, в звании майора служил в армейской печати, награждён орденом Красной звезды.

Виктор Ардов — автор более 40 сборников юмористической прозы (рассказов, фельетонов, театральных скетчей, очерков), киносцена­риев к фильмам, теоретических работ по технике разговорного жанра на эстраде и в цирке. Посмертно была издана книга воспоминаний «Этюды к портретам».

Виктор Ардов был дружен с рядом литераторов и деятелей россий­ской культуры, которые подолгу жили в его квартире 13 в доме №17 на. Большой Ордынке. В их числе И А. Бродский, А.И. Солженицын, М.М. Зощенко, БЛ. Пастернак, М.И. Цветаева, А. А. Тарковский, Ф.Г.Раневская и другие. Особенно близка с семьёй Ардовых была А. А. Ахматова, которая останавливалась в их доме во время своих ви­зитов в Москву в 1934-1966 годах. Теперь во дворе дома Ардовых в Мо­скве установлен памятник Анне Ахматовой.

Умер в Москве в 1976 году.




Текст

С товарищем Сугубовым С. К. впервые я встретился, когда поступил на работу в союз потребительских обществ. Сугубов С. К., сладострастно кряхтя, что-то писал в течение четырех часов кряду.

—После обеденного перерыва Сугубов поправил на носу пенсне и вы­сокомерно обратился к машинистке: Сейчас я вам подиктую.,. Так. Пишите прописными и в разряд­ку. «Докладная записка». Так. Теперь с абзаца идет текст.

Голос Сугубова обрел какие-то умиленные нотки, и на лице его вновь появилось давешнее сладострастие. Он диктовал — также кряхтя:

—«Согласно имеющимся распоряжениям запятая указывающим точные нормы запятая долженствующие быть задерживаемыми запя­тая а также регулирующими взаимоотношения с вышестоящими орга­низациями запятая ставящими себе целью происходящую ныне дезориентацию запятая дезориентирующую дисциплинирующие фак­торы...»

—Товарищ Сугубов, — робко сказала машинистка, — а когда же будет точка?

—Точки не будет. Пишите. Точка будет завтра, когда я допишу вто­рую половину этой докладной записки. Пишите: «озабочивающие нас встречающиеся противоборствующие течения запятая представляющие собой...» — Написали? — «...собою устаревающие формы запятая во­площающиеся ...»

... Через некоторое время после моего ухода со службы я встретил на бульваре Сугубова:

—Ну, как у вас в потребительском союзе? Все по-прежнему?

—Понятия не имею, — небрежно ответил Сугубов. — Я уже давно там не работаю...

—Что так?

—Неинтересно. Простору нет в работе. Отклика не чувствуешь. Я написал одну докладную записку, другую... Прочитали их разные председатели да заведующие и — под сукно...

На лице Сугубова появилось самолюбивое выражение, умеряемое, впрочем, скромностью артиста. Он сказал:

—Нет, брат. Уж если писать, так писать — для масс... Вот не угод­но ли: мое творчество...

И, обернувшись к газону, Сугубов щелкнул пальцами по жестяной доске, прибитой к дереву. На доске черными буквами по зеленому фону было написано:

О ПОВЕДЕНИИ НА БУЛЬВАРАХ И В СКВЕРАХ.

Лица, ходящие по траве, вырастающей за отделяющей решеткой, ломающейся и вырывающейся гражданами, а также толкающиеся, приставающие к гуляющим, бросающие в пользующихся произра­стающими растениями, подставляющие ноги посещающим, плюющие на проходящих и сидящих, пугающие имеющихся детей, ездящие на велосипедах, вводящие животных, загрязняющих и кусающихся, вы­рывающие цветы и засоряющие, являются штрафующимися.

Сугубов вслед за мною шепотом читал все объявление, и знакомое мне кряхтение сопровождало его шепот...

Следующая — правда, заочная — моя встреча с Сугубовым про­изошла через много лет. Я читал специальную газету, посвященную вопросам искусства. На видном месте в газете этой была помещена ста­тья, которая начиналась так:

«Художник, остро чувствующий, осмысливающий и выражающий громыхающую, зовущую, подымающую и кипящую современность только зажигающими, обобщающими, запоминающимися и волную­щими образами, опаляющими, подымающими, украшающими его за­мысел, облекающий в подкупающие, охватывающие, всепроникающие формы, то остро чувствующееся, осмысливающее и выражающее гро­мыхающую, зовущую, подымающую и кипящую...»

До точки нельзя было прорваться никак.

—Сугубов! — вскричал я. — Вот кто теперь пишет об искусстве...

И точно: под статьею значилось: «К. С. Сугубов».

Недавно я опять встретил Сугубова. Он шел, неся в руках сверну­тый трубкою картон. Мы остановились и пожали друг другу руки.

—Где вы теперь? — спросил я.

Вместо ответа Сугубов с треском развернул картон. Это был рек­ламный плакат с изображением повара, который на плакате был обло­жен следующим текстом:

«Гражданам, желающим иметь восхищающий и питающий суп, рекомендующийся специально изучающими этот вопрос учеными, счи­тающими, что наш суп № 718/Щ 44, являющийся укрепляющим и об­легчающим...» и т. д.

—Рекламу пишете? — спросил я Сугубова.

Он утвердительно кивнул головой и стал рассказывать о своих ус­пехах...

Вскоре мы расстались, но я долго еще думал о том, как много места занимают у нас Сугубов и его сотоварищи по ордену суконного языка и как была бы облегчена жизнь в стране, если вышел бы закон, запре­щающий Сугубовым пользоваться своим дарованием где бы то ни было, кроме их частной переписки. Закон, запрещающий, карающий и стро­го разделяющий...



Тьфу, черт!.. (По рассказу «Суконный язык» ) 1936г.
1. Сформулируйте проблему (проблемы), поднятую (-ые) в данном тексте.

2. Сформулируйте позицию автора по каждой из найденных проблем.

3. Сформулируйте свою позицию по каждой из найденных проблем.

4. Запишите названия произведений (и имена их авторов), которые можно использовать в качестве аргументов для подтверждения своей позиции по каждой из найденных проблем.