Верховный суд отменил приговор осужденным за убийство нотариусов - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Верховный суд отменил приговор осужденным за убийство нотариусов - страница №1/1

Верховный суд отменил приговор осужденным за убийство нотариусов

Автор: Алина Михалева

За убийство руководителей подмосковных нотариусов свободы лишились четверо. Одного из них судили в особом порядке, свое наказание он не обжаловал, а трое на этой неделе добились отмены своих приговоров, которые вкупе потянули на 57 лет заключения. На заседании в Верховном суде 5 февраля адвокаты осужденных указывали на многочисленные процессуальные нарушения в первой инстанции, в суде присяжных: фальсификация доказательств, нарушение права обвиняемых на защиту, давление судьи на заседателей.

3 июля 2008 года произошло убийство президента Московской областной нотариальной палаты Владимира Челышева и исполнительного директора организации Олега Петринского. Их расстреляли в подъезде дома Челышева в Солнечногорске.

Следствие обвинило в организации убийства главу ООО "Правовое бюро "Корона" бывшего адвоката Владимира Орлова. По версии следствия, Орлов вместе с ранее судимым Владимиром Садовниковым организовали вооруженную группу и "крышевали" нотариусов городов Пушкино и Ивантеевки. В банде также состояли Эдуард Белобородов, Андрей Зотов и Сергей Сараев. Члены группировки занимались вымогательством, заставляли нотариусов совершать незаконные действия, принуждали их к сложению полномочий и впоследствии назначали на их должности "своих" людей.

О совершенных бандой Орлова преступлениях узнали Челышев и Петринский и обратились в правоохранительные органы. По мнению следствия, именно это "стоило  главе нотариальной палаты и его коллеге жизни". 

В 2009 году были задержаны Зотов, Садовников, Белобородов и Сараев, а летом 2010 года – Орлов. Непосредственными исполнителями убийства подмосковных нотариусов были признаны Садовников и Зотов. Один из участников банды – Сараев – признался в инкриминируемых ему преступлениях, а именно: в участии в банде (ст. 209 ч. 2 — до 15 лет лишения свободы); в незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке и ношении оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 ч. 3 — до восьми лет лишения свободы); в незаконном производстве и сбыте наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228.1 ч. 3 п. а — до 15 лет лишения свободы); в вымогательстве (ст. 163 ч. 3 п. а, б — до 15 лет лишения свободы). Он заключил сделку со следствием и дал показания против остальных задержанных. Его дело было выделено в отдельное производство, а 24 августа 2011 года Мособлсуд приговорил Сараева к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Дело в отношении предполагаемого заказчика убийства нотариусов Орлова также было выделено в отдельное производство, но уже в связи с плохим состоянием здоровья обвиняемого.

11 марта 2013 года Мособлсуд с участием присяжных заседателей вынес обвинительный приговор остальным членам банды — Садовникову, Зотову и Белобородову. Садовников был признан виновным по ст. 209 ч. 1 (бандитизм — до 15 лет лишения свободы); ст. 222 ч. 3 (незаконное приобретение, передача, хранение, перевозка, ношение огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов – до восьми лет лишения свободы); ст. 163 ч. 3 п. а, б (вымогательство — до 15 лет лишения свободы); ст. 112 ч. 2 п. б, г (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью — до пяти лет лишения свободы); ст. 105 ч. 2 п. а, б, ж, з (убийство — до пожизненного лишения свободы); ст. 162 ч. 4 п. а (разбой — до 15 лет лишения свободы); Зотов – по ст. 209 ч. 2; ст. 222 ч. 3; ст. 112 ч. 2 п. б, г; ст. 163 ч. 3 п. а; ст. 105 ч. 2 п. а, б, ж, з; ст. 228 ч. 2 (незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств - до 10 лет лишения свободы); Белобородов — по ст. 209 ч. 2; ст. 222 ч. 3; ст. 163 ч. 3 п. а; ст. 126 ч. 3 п. а (похищение человека – до 15 лет лишения свободы).

По совокупности совершенных преступлений Садовников был осужден к 24 годам лишения свободы, а Зотов и Белобородов — к 19 и 14 годам соответственно. Отбывать назначенное наказание они должны были в колониях строгого и особого режимов. 

На приговор Мособлсуда Садовников, Зотов и Белобородов подали апелляционные жалобы в Верховный суд. Первое слушание по этим жалобам состоялось 29 января 2014 года.

На судебном заседании в ВС адвокат Зотова Мария Оранская подала ходатайство о приобщении к материалом дела постановления о привлечении Зотова в качестве обвиняемого от 1 марта 2011 года. По ее мнению, были нарушены требования статьи 252 Уголовно-процессуального кодекса: судебное разбирательство может проводиться только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, а изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. "Уголовное дело рассматривалось по обвинению, которое моему подзащитному не предъявлялось", – заявила Оранская.

- 26 апреля 2012 года судья первой инстанции обнаружил, что в материалах дела отсутствует постановление о привлечении Зотова в качестве обвиняемого, и предложил следователю восполнить этот пробел. 27 апреля недостающий документ был представлен и приобщен к материалам дела, — поясняла Оранская в ВС. — Однако следователи представили не реальное постановление от 1 марта 2011 года, а новое, большее по объему. Они забыли про то реальное постановление, но про него помнили мы. Оно у нас сохранилось. В нем указаны другие сроки, другие обстоятельства. Мы просим приобщить его к материалам дела.

- Само обвинение в приобщенном постановлении такое же? – поинтересовался председательствующий судья Алексей Шурыгин.

- По статьям да, но по объему преступных деяний совершенно другое, гораздо больше, – ответила адвокат Оранская.

Прокурор Юлия Федченко возражала против приобщения оригинального постановления. "Мособлсуд постановил приговор на основе всех документов, которые имелись в материалах дела, в том числе на основании постановления о привлечении в качестве обвиняемого, — обосновывала свою позицию Федченко. — С данными материалами и подсудимые, и их защитники в суде первой инстанции знакомились и никаких замечаний не делали".

Суд постановил истребовать из первой инстанции оригинал постановления от 11 марта 2011 года, а слушание отложил.

На следующем заседании 5 февраля 2014 года коллегия судей по уголовным делам ВС ходатайство о приобщении исходного постановления о привлечении Зотова в качестве обвиняемого все-таки удовлетворила.

На судебном заседании другой осужденный Белобородов рассказал, что при рассмотрении дела в Мособлсуде были нарушены его права по ознакомлению с материалами дела. "Я буквально сутки просил, чтобы ознакомиться с делом", — заявил он. Также Белобородов указал, что его адвокат в суде первой инстанции недостаточно хорошо защищала его права (в частности, не заявляла ходатайства, не приходила к нему в следственный изолятор).

- Белобородов, тот адвокат был плохой, а сейчас адвокат [Юлия] Осипова хорошая? А то потом в следующей инстанции скажете, что адвокат Осипова такая же плохая была.

- Мне кажется, что хорошая.

Зотов также пожаловался на своего адвоката Зыкову, которая представляла его интересы в суде первой инстанции.

- Она меня обманула. Она вышла меня защищать по уголовному делу, по которому мне могло быть назначено пожизненное лишение свободы, без ознакомления с материалами дела. Она просто находка, бриллиант для прокурора, — заявил он.

- Таким образом, плохой адвокат – бриллиант для прокурора, да? – переспросил Шурыгин.

- Находка, ваша честь, находка, – продолжал свою речь Зотов. — Начиная с предварительного заседания нам отказывали в ознакомлении с материалами дела…

- Белобородов вот написал ходатайство: "По вторникам и четвергам в следственном изоляторе проводится банный день. Прошу не вызывать меня на ознакомление с материалами дела. Буду париться". Вы тоже такое ходатайство писали? – прервал Зотова судья.

- Да, ваша честь, это мольбы о том, чтобы людям дали помыться. Я с детства люблю мыться.

Садовников также заявил о нарушении его прав в ходе судебного разбирательства. По его словам, в процессе не использовались очные ставки и не проводились экспертизы. "В суде заявили о моей судимости, хотя она была погашена. Они из нас сделали монстров", — подытожил он.

Адвокат Оранская в защиту Зотова указывала, что по делу имели место процедурные нарушения. По ее словам, Зотов был удален из зала суда, но суд не обосновал необходимость его удаления и не обеспечил фактическую возможность обжаловать принятое решение.

- Мособлсуд вообще не мог рассматривать это дело. Потерпевший по данному делу Смирнов являлся бывшим заместителем Мособлсуда. Лица, занимавшие такой пост, бывшими не бывают. Это был человек, в подчинении которого находилась целая судебная коллегия, — заявила также Оранская.

В свою очередь, адвокат Белобородова Осипова указала на то, что вердикт присяжных заседателей постановлен с существенными нарушениями Уголовно-процессуального кодекса. "При первоначальном обсуждении вердикта присяжные указали, что причастность Зотова к совершению преступлений не доказана, — поясняла она. — Однако после того, как председательствующий судья указал на противоречие данного ответа другим вопросам, заседатели, не проводя повторного голосования, изменяют ответ и указывают, что виновность Зотова доказана". По ее словам, под давлением судьи был изменен вердикт присяжных и Зотов признан виновным в совершении преступления, по которому изначально присяжные хотели его оправдать.

Адвокат Садовникова Константин Федин с доводами своих коллег согласился и обратил внимание, что у его подзащитного есть алиби на момент совершения убийств подмосковных нотариусов (Садовников в то время находился в штрафном изоляторе и сбежать оттуда никак не мог).

В апелляционных жалобах адвокаты осужденных также указывали на то, что обвинение опирается на недопустимые доказательства. Так, в основу обвинительного заключения положены показания Сараева, которые он дал в ходе предварительного расследования. Во время судебного разбирательства последний отказался от них и указал на то, что давал их под давлением сотрудников полиции. Однако показания, данные Сараевым и впоследствии опровергнутые им в суде, были оглашены присяжным заседателям. В жалобах также было сказано о том, что органы предварительного следствия проводили все экспертизы без уведомления обвиняемых и их защитников, что в соответствии с Постановлением Пленума ВС №28 от 21 января 2011 года признается существенным нарушением. В ходе судебного разбирательства в первой инстанции было нарушено право подсудимых на защиту: суд не рассматривал ходатайства, направленные на установление фактических обстоятельств по делу, и не не выносил по ним процессуальных решений.

- Все доказательства, которые предъявлялись присяжным заседателем, были получены с соблюдением норм Уголовно-процессуального кодекса и являлись допустимыми. Стороны в предоставлении доказательств не ограничивались, — резюмировала прокурор. — Суд также не ограничивал обвиняемых в ознакомлении с материалами дела. Им было предоставлено для этого разумное время.

По ее словам, довод защиты, что в присутствиии присяжных заседателей оглашался приговор, вынесенный Сараеву, не соответствует действительности. Она также заявила, что "вопреки доводам жалоб Зотов правомерно был удален из зала суда, так как систематически нарушал порядок, а факт нахождения Садовникова в изоляторе в момент совершения преступления не был установлен".



В своих последних словах осужденные просили суд прислушаться к доводам защиты и отменить приговор. Белобородов также обратил внимание судей на то, что "человек, лишенный права на защиту, стопроцентно будет признан виновным". Коллегия судей удалилась в совещательную комнату и через полтора часа отменила приговор Мособлсуда в отношении Садовникова, Зотова и Белобородова, а дело направила на новое рассмотрение. Меру пресечения в отношении заявителей коллегия судей постановила оставить в виде заключения под стражей.

http://pravo.ru/court_report/view/101506/