Вадим Панов Все оттенки черного Тайный город – 4 - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Вадим Панов Все оттенки черного Тайный город – 4 - страница №15/15


* * *
— Я приехал! — сообщил Артем в телефонную трубку. — Высылайте танковую бригаду!

Наемник отключил мобильный телефон и вышел из «Круизера», потянулся, вздохнул: надо торопиться, и открыл заднюю дверцу автомобиля.

Проклятый сверток оказался гораздо тяжелее, чем предполагал Артем. Разумеется, хитрые навы таскали его вдвоем, а ему приходится надрываться в одиночку! Проклятая конспирация! Наемник, кряхтя, вытащил из джипа куклу, взвалил ее на плечо и подошел к дверям «Заведения Мрака».

— Открывай калитку! Не видишь — руки заняты!



Гориллообразные настороженно смотрели на наемника:

— Я к Зоричу!

— Мы знаем. Оружие есть?

— Нет.



Один из громил тщательно обыскал Артема:

— Он чист!



«Гюрза» мирно висела в кобуре прямо перед носом охранника, но это была особая кобура, защищенная чарами, поэтому и увидеть, и нащупать ее мог только маг.

— А это что? — Громила подозрительно посмотрел на сверток.

— Подарок для Зорича, — хмыкнул наемник. — Не бойся, не бомба.

— Вроде бы чей то труп? — Ротвейлеры, обнюхивающие сверток, жалобно заскулили.

— Может, развернем внутри?

Охранники переглянулись:

— Проходи!



Эти двое остались на посту, а вот собаки последовали за Артемом.

«Только этого не хватало! — Внутри его встретили еще три охранника. Плечистые, недружелюбные и также смахивающие на горилл. — Из одного инкубатора, что ли?»

Артем поставил сверток на пол — кажется, головой вверх, а впрочем, какая разница? — и вытер лоб:

— Где Зорич?

— Идет. — В руках ближайшего громилы сверкнули наручники.

А вот оказаться скованным в планы наемника не входило. Пришлось форсировать события.

— Лови!



Сверток стал заваливаться на охранника.

— Держи!

— Этого хватай!

Артем отскочил к стене, выхватил «гюрзу» и расстрелял вертящихся под ногами собак.

— У него пистолет!!



«Блестящая наблюдательность!»

В полумраке клуба Артем был не самой лучшей мишенью. Он перепрыгнул через барную стойку и послал в сторону громил еще пару пуль. В ответ они открыли огонь по бутылкам. Из угла доносилось затухающее скуление ротвейлеров.
* * *
— Как называется клуб? Понятно. Кто сейчас находится в нем? Хорошо, поддержка будет в течение десяти минут. — Сантьяга отключил мобильный телефон, и его черные глаза весело обежали нетерпеливо ерзающих в креслах масанов.

— Где? — не выдержала Шарлотта. — Что за клуб?

— «Заведение Мрака», — улыбнулся комиссар. — Он находится совсем недалеко отсюда, так что не проскакивайте на красный свет — вы успеете.

— Она там?

— Да. И Артем тоже.

— А он что там делает?

— Анна похитила его девушку, и наемник не стал ждать.

— Едем! — Грегуар уселся за руль и завел двигатель.

— Все челы, которые будут в клубе, за исключением наемников, разумеется, — Сантьяга снова оглядел вампиров, — все челы принадлежат семье Масан. Такова воля Темного Двора.

— Не ожидал от вас такой щедрости. — Захар Треми нехорошо улыбнулся, обнажив иглы. — Вы с нами, комиссар?



Сантьяга отрицательно покачал головой:

— Уверен, вы справитесь без меня.

— Не сомневайтесь!

Комиссар подошел к дверце, но остановился: Шарлотта взяла его за рукав.

— Сантьяга, спасибо!



Непроницаемо черные глаза нава были очень внимательны.

— Не стоит, Шарлотта. — Комиссар помолчал. — Я очень уважал Лазаря.



И вышел на улицу. Двигатель фургона взревел. Нав проводил взглядом машину вампиров и снова взялся за телефон:

— Служба утилизации? Это Сантьяга.

— Я вас слушаю, комиссар.

— Через десять минут в клубе «Заведение Мрака» начнется операция масанов. Ожидаются жертвы среди челов. Пожалуйста, пришлите своих сотрудников и по окончании акции ликвидируйте все следы нашей активности.

— Все понятно, комиссар. Кто будет оплачивать услуги службы?

— Семья Масан, разумеется, — улыбнулся Сантьяга. — Это их операция.


* * *
— Выстрелы? — Зорич вздрогнул и посмотрел на Ингу.

Девушка задумчиво изучала ногти.

— Кавалерия подошла, старик, я тебя предупреждала.

— Это Артем? — Он схватил Ингу за волосы. — Это Артем?!

«Врезать ему сейчас?»

— Почему ты не удивилась, когда я рассказал про очки?

— А почему я должна удивиться? — расхохоталась ему в лицо девушка. — Я даже знаю, кто их тебе сделал!

— Черт! Черт! Зачем вы к нам привязались? Мы ведь не лезли к вам! Никому не говорили о вас!! Мы просто хотели жить!

— Теперь без вариантов, старик! Вы нарушили все законы, какие только можно, и с вами разберутся!

— Посмотрим! — Зорич выпрямился, расправил плечи. — Посмотрим!!



Он нажал на один из драгоценных камней, украшавших медальон, и деревянная панель отошла в сторону, открыв проход в потайную комнату. Инга, уже собравшаяся было скрутить старика, внезапно почувствовала идущий из комнаты поток магической энергии.

И услышала тихий жалобный стон.

— Побудешь пока здесь!



Зорич грубо толкнул девушку в потайную комнату, вернул панель на место и вытащил из ящика стола пистолет.
* * *
— Ты слышал? — Звякнув колечками, Урбания поднялась с кровати. — Что за звуки?

— Да ничего я не слышал, — пробормотал волосатый Головио.

— Сколько сейчас времени?

— На что тебе?



Урбания огляделась: после утренней вспышки веселья все вновь отключились, и рабы, и гости. Исчезла лишь красноволосая толстуха, но этому все только обрадовались, особенно Пелевио, ее раб: жирная нимфоманка выдавливала из него все соки.

«Кажется, она меня душила сегодня. — Урбания подошла к зеркалу, дотронулась до синяков на шее. — Да, точно душила. Нет, не она. Вот этот костлявый мужик из гостей, кажется Костя».

Рабыня вспомнила перекошенное лицо мужчины и вздрогнула.

«А он вообще дышит? — Урбания присела рядом с Куприяновым. — Дышит».

— Не разбуди его, — буркнул Головио. — У него, похоже, крышу сорвало. Слышала, как он выл утром?

— Нет.

— А, это было после того, как он тебя душил. — Головио потянулся. — Мы его еле оттащили. Хорошо, что остальные гости спали и охраны не было, никто нам не помешал. А то он бы точно тебя убил.



Урбания с отвращением посмотрела на Куприянова.

В баре шла вялая перестрелка. Идиоты охранники, укрывшись за перевернутыми столами, палили в сторону стойки, но более активных действий не предпринимали. Приглядевшись повнимательнее, Зорич понял, почему: один из громил раскинув руки, лежал на полу, вокруг его головы растекалось темное пятно. Видимо, шел в атаку.

— Сколько нападавших? — крикнул старик.

— Зорич! — немедленно отозвался из за стойки знакомый голос. — Я один!

— Артем?! Не думал, что наша встреча будет столь горячей!

— Я принес тебе кое что! Разверни посылку!

Зорич с беспокойством посмотрел на длинный сверток, лежащий посреди бара.

— Сам разверни!

— Не бойся, Зорич! Я не буду стрелять! Я в общем то и приехал, чтобы передать тебе эту посылку!

— А что там?

— Намекну! — В голосе Артема скользнули веселые нотки. — Я сегодня все утро провел с Верой Куприяновой! Теперь понял?

«Анна!»

Забыв обо всем, старик бросился к свертку, упал на колени, могучим рывком разорвал плотную ткань:

— Анна! — Черные глаза девушки смотрели на Зорича безо всякого выражения. — Что они сделали с тобой, девочка?

— Меня зовут Анна, — сообщила кукла.

— Любимая моя, любимая! — Она была ужасно холодна! Старик прижал куклу к груди. — Что они сделали с тобой?



Громилы неуверенно выбрались из за столов. Артем, воспользовавшись моментом, тихонько проскользнул в служебный коридор.

Дверь, ведущая к выходу из клуба, содрогнулась под тяжелым ударом.

«А вот и танковая бригада!»

Несмотря на то что фургон подъехал почти вплотную к дверям «Заведения Мрака», им все равно пришлось надеть защитные комбинезоны: достаточно было одного мгновения под проклятым солнцем, чтобы заработать болезненный ожог.

Первую, железную дверь Шарлотта открыла с помощью черной пластиковой карточки Артема, которую получила от Сантьяги. Охранники не успели среагировать на появление перед объективом видеокамеры трех фигур: в случае необходимости масаны умеют двигаться очень быстро, и их перемещения выглядели на мониторах размытой картинкой, случайной помехой.

— Лазарь с нами! — Шарлотта ворвалась в тамбур, отбросила одного из громил к стене, сорвала с головы шлем, взмахнула длинными кудрявыми волосами. — Лазарь с нами!



Дверь за ее спиной захлопнулась, и ни один луч солнца больше не проникал в «Заведение Мрака».

— Охота! — Грегуар подбросил перепуганного охранника вверх и разорвал ему живот. Горячая кровь хлынула на Малкавиана. — Охота!!



Захар Треми, первым полностью освободившийся от комбинезона, подбежал ко второй двери и нанес по ней сильнейший удар. Дверь содрогнулась.

— Как она открывается?

— Вот так!

Шарлотта разобралась с управлением, и масаны прыгнули в полумрак клуба.

— Охота!

— Пища!!

— Лазарь с нами!!!



Их было всего трое, но шансов у находящихся в «Заведении Мрака» челов не осталось: масаны быстрее, масаны сильнее, масаны наводят ужас...

Пуля взвизгнула, задев плечо, но Шарлотта не чувствовала боли, и стрелявший тоже перестал ее чувствовать. Навсегда. Грегуар, рыча от ярости и наслаждения, рвал на части охранников, упиваясь потоками крови.

— Охота!!

— Лазарь с нами!!

«Малкавианы, безумцы! — Захар торопливо окутывал клуб ментальным покровом, беря под контроль находящихся в нем челов. — Договорились же: сначала пересчитать пищу, поделить, а уж потом высушивать ее!»

— Лазарь! — Покрытая кровью Шарлотта вскочила на стол и раскинула руки. — Это все для тебя!!



«Сумасшедшая!».

— Инга! — Артем снес очередную дверь, заглянул в комнату. Никого. — Инга!!



В конце коридора мелькнула чья то тень.

«Мелькнула, значит, боится, а если не боится, то пусть приходит!»

В правой руке по прежнему была «гюрза».

— Инга! — Наемник вышиб следующую дверь.



Из бара доносились отчаянные вопли челов и рычание пирующих масанов.

«У кого то праздник, а мне приходится искать свою взбалмошную девчонку!»

Наемник ворвался в очередную комнату, видимо, кабинет: письменный стол, компьютер, большое кожаное кресло, в котором сидела грустная рыжеволосая девушка.

— Инга! — Огромное облегчение, наконец то! Артем убрал «гюрзу» в кобуру, подошел к девушке:

— Ты почему не отзывалась? — Снова насторожился. — Что то случилось?

Инга отрицательно покачала головой:

— Со мной нет, но там... — Она смахнула с глаз слезы. — Там.



Одна из панелей была сдвинута в сторону, и Артем вошел в потайную комнату.

Не очень большая, метров шестнадцать, в центре стоит клетка с прочными стальными прутьями. Длина такая, чтобы взрослый человек мог лечь только свернувшись калачиком или свесив руки и ноги сквозь решетку.

Она так и поступила.

Существо? Нет, женщина! Девушка, лет двадцати! Истощенная, грязная, длинные нечесаные волосы свалялись, через разорванную ткань платья виднеется покрытое шрамами и язвами тело. Лежит навзничь, худенькие руки и такие же — точно такие же в обхвате! Что же они с ней делали? — ноги свешиваются через прутья решетки, черные глаза безжизненно смотрят вверх. Не дышит.

— Когда я пришла, она еще была жива, — прошептала Инга, прижимаясь к спине Артема. — Умирала. Кажется, она была безумна. Все повторяла: «Анна, сестра!»

— Сестра?

«Может, зря мы так взъелись на Анну? Если она со своими так, то чего же ждать от нее по отношению к другим людям?»

— Меня привлек магический фон, — продолжала тем временем девушка. — От нее фонило, как от Источника! — Инга всхлипнула. — Я поняла, Темка, это симбиоз! Одна из сестер родилась метаморфом, но без энергии не могла развить свои способности. А потом родилась вторая сестра, которая стала для Анны Источником. Вот и вся тайна, Темка. Вся тайна!



«Живой Источник! — Наемник с сожалением посмотрел на мертвую девушку. — Темный Двор предложил бы за тебя, бедняжка, втрое, а то и вчетверо больше, чем за твою сестричку метаморфа».

— Тогда почему она в таком виде?

— Я могу только подозревать. Видимо, когда она испытывала страдания, выход энергии увеличивался. — Инга вздохнула. — Ничем другим объяснить это зверство нельзя.

Артем медленно обвел взглядом развешанные на стенах и лежащие на полках приспособления для пыток. Чего здесь только не было! Все самые грязные средства, изобретенные людьми с целью доставить максимальную боль себе подобным, были собраны в потайной комнате. И не просто собраны, а, судя по потертости, неоднократно применялись против несчастной.

— Бедная девочка. — Наемник повернулся к Инге и нежно поцеловал ее в лоб. — Не волнуйся, моя маленькая, эти звери заплатят за все.



Высокий, мускулистый, обнаженный до пояса, он медленно шел по коридору, глядя прямо перед собой. На его руках уютно устроилась красивая девушка, ее темноволосая голова доверчиво склонилась к шее старика.

— Это искупление, Анна, это искупление, — тихо повторял Зорич. — Это наше искупление, любимая.



По его телу, с той стороны, где к шее прижималось лицо девушки, стекали струйки крови. Иногда кукла отрывалась от своего занятия и блаженно запрокидывала голову, и тогда между окровавленных губ были отчетливо видны длинные иглы.

— Я виноват перед тобой, моя Анна! Я очень виноват перед тобой!



Его шаги становились медленнее, но могучие руки по прежнему крепко прижимали к груди пьющего кровь вампира.

— Прости меня! Прости, моя любимая, моя девочка.



Силы покинули его. Зорич остановился и, не выпуская из рук девушку, медленно опустился на колени.

— Это наше искупление.

— Это твое наказание, тварь.

Старик поднял голову. Прямо перед ним стояла высокая женщина с длинными кудрявыми волосами, одетая лишь в короткие джинсовые шорты и сапоги до колен. Все тело женщины было выпачкано кровью.

— Лазарь с нами, старик, и всегда будет с нами! — Она присела на корточки. — А ты исчезнешь! И твоя дочь тоже!



Крупное лицо Шарлотты вплотную приблизилось к Зоричу. Он видел ее сросшиеся брови, красные зрачки, полные окровавленные губы, иглы... Он чувствовал запах крови, но в голове стоял плотный туман, и старик не мог понять, пахнет ли это от вампира или он ощущает запах собственной крови.

Кукла подняла голову, облизнулась и посмотрела на Шарлотту. Улыбнулась, протянула руку.

Малкавиан коснулась ее плеча, откинула густые черные волосы, погладила шею, нащупав бьющуюся под холодной кожей вену, улыбнулась в ответ.

«Комиссар был прав: ты действительно красива, Анна».

— Иди ко мне!



Кукла отстранилась от Зорича, встала на ноги. Шарлотта нежно обняла ее за талию, кукла рассмеялась, прижалась к масану, зрачки Малкавиан превратились в малюсенькие ярко красные точки.

— Убей ее! Просто убей! — простонал стоящий на коленях Зорич. — Умоляю, просто убей!

— Это было бы слишком легко, старик.

Зорич повалился на бок, и последнее, что он увидел, был искривившийся от боли рот куклы, когда иглы Шарлотты Малкавиан пронзили ее шею. Взрослый масан способен высушить за один присест не более трех челов, даже если его мучает Жажда. Что делать, физиология!
* * *
— Выстроились вдоль коридора, повернулись лицом к стене и дружно повторяем: мы ждем автобус!

— Мы ждем автобус! — хором повторили челы: рабы, гости, охранники. Лица оплывшие, глаза пусты.

— Хорошо!

Захар Треми, сытый, слегка сонный, не спеша прошелся мимо замерших челов, небрежно поигрывая найденными где то крупными черными четками. Белоснежная рубашка и идеальные брюки епископа были перепачканы кровью. У стены пристроилась Шарлотта, голова на коленях, длинные волосы, мокрые от крови, рассыпались по плечам, скрывая фигуру женщины кудрявым пологом. Вроде спит.

— А теперь повторяем: автобус придет через сорок минут!

— Автобус придет через сорок минут!

Треми взял пленных под полный ментальный контроль и теперь развлекался в ожидании эвакуации принадлежащей ему пищи.

— Балдеешь? — Артем сплюнул.

— А, это ты! — Захар погладил сытый живот. — Скучно, Артем. Но все таки согласись, я веду себя куда приличнее, чем этот псих Малкавиан.

Наемник покосился в сторону бара, откуда доносилось рычание Грегуара.

— А что он там делает?

— Даже тебе лучше не знать, — махнул рукой Треми и галантно склонился в сторону Инги: — И уж тем более вам, барышня.

Девушка потянула наемника за рукав:

— Куприянов!



У стены ничком лежал костлявый темноволосый мужчина. Артем посмотрел на епископа:

— Захар, отдашь чела?

— Этого? — Треми брезгливо посмотрел на Куприянова. — Он настолько обдолбался, что даже под моим управлением не может стоять на ногах! Хотел его прямо на месте высушить, да не смог. — Захар рыгнул, улыбнулся, снова склонился. — Извините, барышня. — Озабоченно пощупал пальцами десну. — Даже иглы уже не вылезают.

— Зачем тебе этот чел, Артем?



Сидящая у стены Шарлотта подняла голову, с уголка рта стекает струйка крови, длинные волосы слиплись, в глазах — тоскливая пустота, как у подконтрольных Захару челов. Только теперь наемник заметил, что Малкавиан держит в руках оторванную голову куклы.

— Собственно, его жена и навела меня на Анну, — осторожно произнес наемник. — Без ее помощи мы бы не один год искали убийцу епископа Гангрела.

— Лазарь не с нами, — тихо сказала Шарлотта. — Он ушел. Он ушел.

Она поднялась и, держа за волосы голову куклы, пошла по коридору.

— Не была бы она Малкавиан, я бы сказал, что у нее это пройдет, — пробормотал Треми, снова рыгнул, посмотрел на наемника. — Забирай своего чела, Артем, а то еще отравимся этим торчком!



Епископ повернулся к пленным:

— Отдохнули? А теперь повторяем...

— Снова приходится взваливать на плечи тяжкий груз! — Остановившись на пороге клуба, Артем горестно вздохнул и переложил Куприянова на другое плечо.

— Не кряхти так сильно! — усмехнулась Инга. — Тебе еще меня всю жизнь на руках носить!

— Разве я обещал?

— Достаточно того, что я так решила! — задорно тряхнула рыжими волосами девушка.

— Слушай, может, сказать масанам, что ты не со мной?

— Только попробуй! Испепелю взглядом! Ведьма, она и есть ведьма.



Они вышли на улицу и, обойдя черный фургон вампиров, направились к «Круизеру».

— Артем!



Наемник обернулся, голова Куприянова безвольно прочертила в воздухе дугу. К молодым людям торопливо приблизился плечистый мужчина в темном костюме.

— Артем, меня зовут Володя. Я телохранитель Константина Федоровича.

— Хочешь его донести?

— Да. — Володя вздохнул. — Вера Сергеевна позвонила и сказала, что я должен отвезти Константина Федоровича домой. Он пьян?

— И еще под кайфом. — Артем с облегчением переложил груз на плечи Володи. — Будь здоров, привет Вере Сергеевне.

— И что она будет с ним делать? — пробормотала Инга, глядя на отъезжающий от клуба «Мерседес». Наемник зевнул:

— Придумает что нибудь. Она умная женщина.

— Откуда ты знаешь? — Инга подозрительно посмотрела на Артема.

— Мне так кажется, — прищурился наемник.

— Смотри у меня! — Девушка прижалась к своему мужчине: — Я так устала! Поедем поужинаем куда нибудь? И потанцуем! Поехали в «Ящерицу»!



Артем крепко сжал узкие плечи Инги и закрыл ей рот долгим поцелуем.

У «Заведения Мрака» остановился серый фургон службы утилизации.
Эпилог
Дни рождения мадам Пупырышкиной всегда напоминали шумный восточный базар. Разношерстная толпа многочисленных гостей блуждала по модному ресторану, вежливо «удивляясь» дивному размаху празднества и Дарьиному богатству. Специально приглашенная группа — кто нибудь из известных, разумеется, чтобы хоть один клип по телевизору был, а то люди засмеют — наяривала приевшиеся хиты и собственные опусы. Сама мадам Пупырышкина, прикрыв жировые складки приобретенным в известном бутике «эксклюзивным» платьем, порхала, если можно так выразиться, среди гостей. Это был единственный день, когда все «охотно» слушали ее сплетни, и Дарья пользовалась случаем.

— Марта, радость моя, ты потрясающе элегантна! — Мадам Пупырышкина увлекла Волкову под какую то пальму. — Ты уже слышала о новой моде?

— Какой моде, дорогуша?

— Как? — округлила глаза Дарья. — Экстремальный туризм! Он творит настоящие чудеса! Мой Эдуардик побывал всего в одной поездке, но как он окреп! Марта, это просто чудо! Он повзрослел, стал настоящим мужчиной! Представляешь, захожу к нему в спальню, а он лежит на полу! Я сначала испугалась, а он говорит: мамуленька, на жестком спать гораздо удобнее и полезнее для здоровья! Я говорю: Эдуардик, но ведь тебя продует! А он отвечает: мамуленька, здесь очень жарко! Марта, уверяю тебя, мальчик выглядит просто потрясающе! Как ты думаешь, может, в следующую поездку они с Ингой отправятся вместе?



Волкова взглядом нашла в толпе дочь, держащую под руку Артема, и улыбнулась:

— Не думаю, что Инге понравится эта идея.


* * *
— А что он ел?

— Откуда я знаю? — пожал плечами Артем. — Мы ему дали с собой буханку хлеба, банку тушенки и перочинный нож. И одеяло.

— Это жестоко, — засмеялась Вера.

— И где его нашли? — поинтересовалась Инга.

— Как раз около скалы, которая служила ему первоначальным ориентиром. На половине пути. Он ползал по кустам и пытался грызть какие то ягоды. Пилот сказал, что Эдуардик вцепился в его руку и не выпускал ее всю обратную дорогу. — Наемник улыбнулся. — И все время молчал.

— За настоящих мужчин! — Инга подняла бокал. — Я, кстати, знаю одного такого.

— Я тоже, — тихо добавила Вера.

Наемник пригубил шампанское и посмотрел на Куприянову.

— Как ваш особняк? Новую дверь вставили?

— Я решила его продать, — негромко ответила Вера. — Пока мы с детьми живем в Москве, но собираемся строить новый дом.

— Понимаю.



Инга прикоснулась к плечу Веры.

— Ты развелась с Константином?

— Нет. — Вера грустно усмехнулась. — Так я все таки замужняя женщина, приличная, да и бросить его было бы нечестно. — Она помолчала. — Он в клинике профессора Талдомского. Юрьев, мой адвокат, добился, чтобы Костю признали недееспособным, и оформил опеку над ним.

— Он действительно сломался?



Вера покачала головой:

— Да. — Ее ореховые глаза были полны грусти. — Костя никого не узнает и все время твердит о каких то убийствах, в которых он принимал участие, о Дьяволе и об Анне, королеве Луны.

— Бредит, — буркнул Артем.

— Я тоже так думаю, — грустно улыбнулась Вера. — Видите, я не задаю вопросов. — Она поставила пустой бокал на стол. — Так что сейчас у меня много дел: руковожу строительством, ругаюсь с архитекторами, управляю компанией...

— А еще дети, — вставила Инга.

— И дети, — согласилась Вера.

— Тяжело?

— Я справлюсь. — Вера улыбнулась. Уверенно. — Я сильная!


* * *
— Как вы себя чувствуете, Анна? — Сантьяга дружелюбно посмотрел на сидящую в кресле женщину.

— Спасибо. Хорошо. — Грудной, с легкой хрипотцой голос безразличен.



«Зорич, любимый Зорич умер. Этот франт даже не скрывает, что лично отдал приказ на его уничтожение. Я тоже умру».

— Умирают все, но вам не стоит обольщаться — у вас впереди большая жизнь. — Комиссар мягко прошелся перед Анной. — Вам предстоит многое узнать. И мы много узнаем благодаря вам. Нас ждет большая работа.

— Зачем? — Потухшие черные глаза поднялись на Сантьягу. — Все кончилось.

— Это распространенная ошибка, Анна. Ничто не кончается, пока вы в силах что то изменить. Пока вы живы.



— Я мертва.

— Я сумею доказать, что это не так. — Комиссар присел на корточки рядом с креслом, сжал тонкие кисти Анны. — Все только начинается, поверьте, все только начинается. — Две пары черных глаз встретились. — Вы наконец то оказались дома, Анна.
<< предыдущая страница