Учебное пособие по литературе. Омск: Омгкпт, 2006 -74 с. Учебное пособие рекомендуется как для преподавателей литературы, так и для - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Учебное пособие для студентов отделения Лечебное Дело, Сестринское... 1 312.29kb.
Учебное пособие Ставрополь 2005 (075. 8) Бкк 28. 072 Я 73 Б63 1 271.35kb.
Практикум по английскому языку: учебное пособие / О. В. Гаврилова; 6 1255.42kb.
Учебное пособие историко-культурные туристские ресурсы Северного... 2 663.73kb.
Учебное пособие издательство Санкт-Петербургского государственного... 7 3709.73kb.
Практикум по стилистике английского языка: учебное пособие / О. 5 1432.97kb.
Учебное пособие (для студентов I-II курсов) Издание Омск Омгу 2004... 1 239.31kb.
Учебное пособие для I курса факультетов иностранных языков Балашов... 14 1035.74kb.
Учебное пособие для студентов и преподавателей Биохимия. Краткий... 1 45.22kb.
Учебное пособие для студентов и преподавателей. Акимов В. Н. 1 242.17kb.
Учебное пособие. М.: Альфа-М, 2006 Серия 1 45.23kb.
Образ идеального правителя 1 411.49kb.
- 4 1234.94kb.
Учебное пособие по литературе. Омск: Омгкпт, 2006 -74 с. Учебное пособие рекомендуется - страница №4/5

ДОКУМЕНТ ПЕРВЫЙ





III отделение

собственной

его

императорского



величества

канцелярии

С-Петербург

22 апреля 1849 года

№ 675

г. Майору

С-Петербурского

жандармского дивизиона


Чудинову

По высочайшему повелению предписываю Вашему высокоблагородию завтра, в четыре часа пополуночи арестовать отставного инженер – поручика и литератора Федора Михайловича Достоевского… При сем случае вы должны строго наблюдать, чтобы из бумаг Достоевского ничего не было скрыто…

Ежели при опечатании бумаг и книг Достоевского он будет указывать, что некоторые из них принадлежат другому какому-нибудь лицу, то не обращать на такое указание внимания и оные также опечатать.

При возлагаемом на вас поручении вы обязаны употребить наистрожайшую бдительность и осторожность под личною вашей ответственностью…

Генерал – адъютант граф Орлов

ДОКУМЕНТ ВТОРОЙ


Приговор

Военный суд находит подсудимого Достоевского виновным в том, что он получил в марте месяце сего года из Москвы от дворянина Плещеева (подсудимого) копию с преступного письма литератора Белинского – читал это письмо в собраниях: сначала у подсудимого Дурова, потом у подсудимого Петрашевского… Достоевский был у подсудимого Спешнева во время чтения возмутительного сочинения поручика Григорьева под названием «Солдатская беседа». А потому военный суд приговорил его, отставного инженер – поручика Достоевского, за недонесение о распространении преступного о религии и правительстве письма Белинского и злоумышленного сочинения поручика Григорьева, - лишить… чинов, всех прав состояния и подвергнуть смертной казни расстрелянием.



ДОКУМЕНТ ТРЕТИЙ


Отставного поручика Достоевского… лишить всех прав состояния и сослать в каторжную работу в крепостях на восемь лет.

Заключение генерал – аудитора

Резолюция Николая I: «На четыре года, а потом рядовым».

ДОКУМЕНТ ЧЕТВЕРТЫЙ


Письмо к брату (отрывок)

«Брат, любезный друг мой! Все решено! Я приговорен к четырехлетним работам в крепости (кажется Оренбургской) и потом в рядовые. Сегодня. 22 декабря, нас отвезли на Семеновский плац. Там всем нам прочитали смертельный приговор, дали приложиться к кресту, переломили над головой шпаги и устроили наш предсмертный туалет (белые рубахи).

Затем троих поставили к столбу для исполнения казни. Вызвали по трое, следовательно, я был во второй очереди, и жить мне оставалось не более минуты.

Я вспомнил тебя, брат, всех твоих, в последнюю минуту ты, только один ты, был в уме моем, я тут только узнал, как люблю тебя, брат мой милый! Я успел тоже обнять Плещеева, Дурова, которые были возле, и проститься с ними. Наконец ударили отбой. Привязанных к столбу привели назад и нам прочли, что его императорское величество дарует нам жизнь.

Затем последовали настоящие приговоры.

ДОКУМЕНТ ПЯТЫЙ


Статейный список

О государственных и политических преступниках, находящихся в Омской крепости в каторжной работе 2-го разряда.


Июнь, 19 дня, 1850


Федор Достоевский,

28 лет
наружные приметы и недостатки-

какого телосложения-
из какой губернии родом и кому принадлежит-

когда поставлены на работу-


за что осуждены на работу-
какое получил при ссылке в работу наказание-

на какой именно срок прислан на работу-


какого вероисповедания-
какое знает мастерство-
и умеет ли грамоте-

Лицо чистое, белое, глаза серые, нос обыкновенный, волосы светлые
На лбу, под левой бровью небольшой рубец
Крепкого
Бывший отставной поручик
1850, января 23
за принятие участия в преступных замыслах, распространение письма литератора Белинского, наполненного дерзкими выражениями православной церкви и верховной власти и покушение вместе с прочими по распространению сочинения против правительства посредством домашней литографии.
Лишен всех прав состояния
В каторжную работу в крепостях на четыре года, с определением потом на службу рядовым
Православного
Чернорабочий
Грамоте знает

Омский комендант

полковник де Граве Подпись:_______


Задание:

  1. Из прочитанных документов, каким вы видите Ф. Достоевского?

  2. Почему он был признан крайне опасным для властей?

  3. Какие детали в документах показались вам особенно интересными?

Опираясь на прочитанные документы, попробуйте создать живой, образный рассказ о данном периоде жизни Достоевского.

«ИЩУ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ В ЧЕЛОВЕКЕ»

Ф. ДОСТОЕВСКИЙ

У Достоевского боль именно доминирующее чувство. И возникает от всепроникающего зла, существующего в трех сферах: в обществе людей, социальное зло в «Бедных людях», в «Униженных и оскорбленных» и в других произведениях, в человеческой природе, «Двойник», «Записки из подполья», «Кроткая», во всем мироздании «Сон смешного человека». Почти каждая страница Достоевского заставляет читателя мучиться и страдать, заставляет его буквально болеть. Что за этим стоит? «Бессмысленная жестокость», «сладострастие злобы и жестокости» автора, как утверждает современник Достоевского критик Н. Михайловский в статье «Жестокий талант» У автора низкая цель показать, как ничтожен, низок и гадок человек, или иная, высокая? Какая именно? Прав ли Раскольников, когда в беседе с Порфирием Петровичем скажет: «Страдание и боль обязательны для широкого создания и глубокого сердца. Истинно великие люди… должны ощущать на свете великую грусть». Попробуем ответить на эти вопросы, осмыслив те чувства, которые вызывает у читателя первый сон Раскольникова, «безобразный сон», одна из самых потрясающих сцен в романе, когда пьяный Миколка и озверевшая толпа на глазах у семилетнего мальчика забивают до смерти «бедную лошаденку». Все ученики говорят о пронзительном чувстве жалости к «савраске» и к «бедному мальчику», который «обхватывает её мертвую, окровавленную морду и целует её глаза, в губы…» Разные ответы вызывает вопрос об отношении читателя к Миколке и к пьяной хохочущей толпе. Одни ученики говорят о чувстве ненависти им, о желании отомстить убийцам и вспоминают ветхозаветный принцип: око за око, зуб за зуб; и эта позиция сближается с чувством мальчика, который «вдруг вскакивает и в исступлении бросается со своими кулачками на Миколку», с чувством Раскольникова, который, восстав против всепроникающего зла и безобразия, пойдет убивать старуху - ростовщицу, с чувством автором в «Печальном детективе» В.Астафьева (злость, ненависть, желание возмездия для всех преступников и насильников). Другие ученики говорят о своей близости к позиции «седого старика с седою бородой, который качает головой и осуждает все это», говорят о скорби автора как доминирующем чувстве, об острой, невыносимой боли автора за каждого человека, за всех людей, за весь мир, вспоминают скорбь Гоголя в «Мертвых душах» «И до такой ничтожности, мелочности, гадости мог снизойти человек!», говорят о чувстве, которое можно сравнить с болью матери за своего ребенка, с болью Христа за всех людей на земле. Отблеск этого чувства, этой боли есть и в Раскольникове, что сразу заметил Мармеладов: «… в лице вашем я читаю как бы некую скорбь». И это очень важно для понимания главного героя романа. Эта скорбь за человека сближает Достоевского и Некрасова: «Надрывается сердце от муки…». О сущности одной из главных особенностей этого чувства очень точно сказал Александр Солодовников, русский религиозный поэт XX века, проведший десять лет концлагере на Колыме:



Скорбью сердце открывается,

Скорбь любви волшебный ключ.

то Достоевский открыл двойственность души, т.е. показал, как, в душе человека идет постоянная борьба между добром и злом, любовью и низким, и безверием. Здесь необходимо оговорить, что под открытием «двойственности» человеческой природы понимается открытие не просто мысли, понимания и осознания двойственности человеческой природы, о чем в предшествующей Достоевскому мировой и русской литературе в течение многих веков в самой разнообразной форме сказано достаточно много.

Например, у Омара Хайяма:

Мы – источник веселья и скорби рудник,

Мы – вместилище скверны и чистый родник,

Человек, как в зеркале мир, многолик,

Он ничтожен и он же безмерно велик.

Или у Державина: «Я царь, я раб, я червь, я бог». Можно вспомнить и лермонтовского Печерина: «Во мне два человека; один живет в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его». Под этим открытием понимается, прежде всего, описание процесса внутренней борьбы человека, исследование закономерностей и законов духовного и душевного мира человека. Если Толстой совершил свое открытие уже на первой странице своего первого произведения, повести «Детство» 1852, то Достоевский начал исследовать раскол человека в своем втором произведении, в «Двойнике» 1846, причем сам осознавал это так: «Серьезнее этой идеи я никогда ничего на проводил». Сегодня многим становится ясно, что Толстой и Достоевский, художники-пророки, предвидели трагическую ситуацию, в которой оказались человек и современный мир. Долгое время бытовало мнение, что Толстой и Достоевский гениальные художники, они слабые, реакционные мыслители. Только сегодня мы подходим к пониманию того, что публицистическое и философское слово их так же бездонно и многозначно, как и художественные образы. Только сегодня, когда наше государство и весь мир оказались на краю пропасти, когда стало ясно, что насилие в любой форме может привести только к катастрофе, к уничтожению жизни на Земле, для нас открывается пророческий смысл теории Толстого о непротивлении злу насилием и истинная глубина идеи-формулы Достоевского: «Смирись, гордый человек!». Сегодня без понимания истин, открытых Толстым и Достоевским, человечеству не выжить на Земле.

По существу, Толстой и Достоевский исследовали два процесса, доминирующие в жизни микрокосма и макрокосма: процесс развития, постепенного изменения, логических причинных связей разных явлений и процесс неожиданно происходящих, непредсказуемых кризисов и катастроф, процесс, отражающий, по словам Ю.М. Лотмана, «закон наименьшей вероятности». Этот процесс внутренних изменений героя Достоевского и определяется понятием двойственности души. В первой главе романа «Преступление и наказание» двойственность героя реализуется во многих образах, в том числе и в диалогическом сочетании «безобразная мечта», причем здесь диалогично, двухголосо и каждое слово в отдельности. В слове «мечта» выражено стремление Раскольникова сделать добро всем людям, изменить этот безобразный мир. Но безобразие не только вызывает безобразное средство для осуществления цели, но и проникает внутрь мечты.

Именно в этом чувстве ключ к пониманию Достоевского. Только испытав и пережив это чувство и осознав, что оно значит, студенты смогут найти верный путь к открытию и постижению загадочного и бездонного мира художественных произведений Достоевского. И помочь в этом школьникам может учитель, так прочитав на уроке (желательно наизусть) первый сон Раскольникова, чтобы муку автора и собственное потрясение передать слушателям. Не случайно сам Достоевский в последние годы, выступая перед читателями с чтением своих произведений, часто выбирал именно первый сон Раскольникова. В центре внимания многих исследователей, изучающих роман «Преступление и наказание», находится вопрос о мотивах преступления Раскольникова. И здесь можно выделить три концепции: есть идея «многослойности», когда находят до пяти мотивов, объясняющих преступление; концепция двойственности мотивов основана на столкновении двух главных идей – Наполеона и Мессии; есть однозначная концепция, ставящая во главу угла одну идею – идею Наполеона, идею власти. Кто из исследователей прав, кто ближе к истине? Это можно определить уже при анализе первых страниц романа, если мы согласимся с утверждением, что надо изучать, не только мысли, идеи и теории Раскольникова, но в первую очередь развитие художественной идеи романа, которая реализуется в каждом образе, во всей структуре произведения. Итак, перейдем к анализу первой главы романа, причем оговоримся, то здесь предлагается не целостный анализ главы, осмысление главы и отдельных её фрагментов и образов, необходимы, чтобы сказать что-то новое, и работающих на создание концепции всего романа. Перед учениками ставится задача найти в тексте ключевое слово главы, характеризующее мир, в котором живет главный герой, слово, объясняющее причину неразрешимого, трагического конфликта его с этим миром, слово, определяющее внутреннее состояние героя, наконец, его мечту, которая зародилась в «углу», в коморке, «похожей на шкаф». Таким словом будет слово «безобразный». Безобразен Петербург с его улицами, «страшной летней жарой», «духотой», «вонью из распивочных», безобразны пьяные люди, «поминутно попадавшиеся, несмотря на буднее время», и самая отвратительная из людей старуха – процентщица, «с вострыми и злыми глазками», «с тонкой и длинной шеей, похожей на куриную ногу». Все это безобразие отталкивает от себя умного, гордого и красивого Раскольникова «углубился в себя и уединился от всех» и вызывает в его душе безобразные чувства: «чувство глубочайшего омерзения» и «злобное презрение». Из этих чувств и рождается «безобразная мечта». В словосочетании «безобразная мечта», как в зерне, заключено одно из открытий Достоевского. Толстой и Достоевский, гениальные русские писатели, открыли и художественно исследовали бездонную глубину человеческой души, беспредельность, и безмерность этой души.

Но если Толстой открыл диалектику души, т.е. показал, как, по словам Чернышевского, «одни чувства и мысли развиваются из других», рождая желание «стать Наполеоном», подняться над людьми, получить власть над всеми. Красота (стремление к добру) и безобразие (стремление к власти) борются, противостоят друг другу в слове «мечта». Опираясь на проделанную работу и на знание учениками текста всего романа, мы уже можем назвать основные этапы развития художественной идеи в романе. Истоки преступления лежат в преступном, безобразном состоянии мира, который вызывает у Раскольникова разнообразные, главным образом, отвратительные, чувства; из этих чувств рождаются самые разные мысли (концепция «многослойности»), каждая из которых тяготеет к одному из двух полюсов (идея двойственности мотивов); затем в результате борьбы двух противоположных идей побеждает идея Наполеона, идея власти. Таким образом, мы выяснили, что исследователи, о которых речь шла раньше, объективно не спорят друг с другом, не противостоят друг другу, а просто своими концепциями отражают разные этапы развития художественной идеи романа. Мы восстановили недостающие звенья и выстроили всю цепочку. Рассмотрев связь «мотивов» преступления (т.е. мыслей, идей, теорий Раскольникова) с одной из главных художественных идей романа, попробуем выяснить основные причины преступления и их взаимосвязь. Почти все причины названы уже на первой странице романа.

Во втором абзаце особое значение имеет следующая фраза: «И каждый раз молодой человек, проходя мимо, чувствовал какое-то болезненное и трусливое ощущение, которого стыдился и от которого морщился». Разберемся, какие чувства испытывает герой. Первое («болезненное и трусливое ощущение») – это не что иное, как подсознательный голос совести, так как «он был должен кругом хозяйке и боялся с нею встретиться». И этого ощущения Раскольников стыдился, то есть стыдился своей совести. Здесь звучит голос гордого человека («Ужасно высоко себя ценит», - скажет о Раскольникове Разумихин).

Если у Толстого мы видим процесс изменений, происходящих во внутреннем мире героя, мы видим, как из чувства рождается мысль, которая, в свою очередь, вызывает новое чувство и т.д., то у Достоевского мы видим столкновение и борьбу противоположных чувств (совесть – гордыня), причем в основе второго чувства лежит мысль, «безобразная мечта» («На какое дело хочу покуситься и в то же время каких пустяков боюсь!»). Таким образом, в цитируемой фразе обнаруживается один из главных конфликтов романа: конфликт между умом, сознанием, идеей, теорией и чувством, совестью, натурой, природой человека. За этой мучительной внутренней борьбой героя и стоит одна из причин преступления – нравственная.

В третьем абзаце называем еще две причины: психологическую и социальную. «Он до того углубился в себя и уединился от всех, что боялся даже всякой встречи, не только встречи с хозяйкой». С точки зрения психолога, в этом одиночестве «главный внутренний корень преступления» (Ф.Василюк). Но есть и социальная причина: «Он был задавлен бедностью».

Разные исследователи в качестве главной причины преступления называют свою: литературовед В.Кожинов – нравственную, психолог Ф.Василюк – психологическую, критик-публицист Д.Писарев – социальную. Для создания самостоятельной научной интерпретации произведения учитель и ученики должны знать все концепции и уметь соотносить их друг с другом. Сама последовательность раскрытия причин преступления уже на первой странице романа определяет их (на телеге, запряженной огромной ломовой лошадью, крикнул ему вдруг, проезжая: «Эй ты, немецкий шляпник!» и заорал во все горло, указывая на него рукой, - молодой человек вдруг остановился и судорожно схватился за свою шляпу»).

Помня о том, что у Некрасова многие русские герои его произведений имеют русые волосы (например, в стихотворении «Размышления у парадного подъезда»: • Раз я видел, сюда мужики подошли, деревенские русские люди, помолились на церковь и стали вдали, свесив русые головы к груди…), а Некрасов, по признанию самого Достоевского, оказал на него огромное влияние, можно предположить, что через детали «темно-рус» и «немецкий шляпник» раскрывается одна из главнейших идей романа – идея раскола, который произошел и в отдельном человеке (Раскольникове Родионе Романовиче), и во всей русской нации. За этими деталями обнаруживается противопоставление души русской нации, ее природы, ее характера (в основе которого лежит такая нравственная категория, как совесть) уму и сознанию, которые опираются на идеи, теории, философию, пришедшие с Запада, из Германии. Деталь «темно-рус» для современного читателя в контексте «большого времени», русской культуры, создаваемой и творчеством Л.Толстого («русское, доброе, круглое»), и творчеством О.Мандельштама («русское, детское, домашнее»), наполняется огромным смыслом и как бы является отдаленным предвестием будущего воскресения Раскольникова, его перехода от «злобного презрения» (I глава) к «бесконечной любви» (последняя глава). Как верно отметил современный исследователь, в романе Достоевского «символистические параллели к эмпическим образам включают их в глобальные мировые связи, дают им этико-философское объяснение… Диалектика реалистического символа у Достоевского базируется на его полисемии, уводящей в глобальный охват бытия». Переходя к анализу второй главы, мы ограничимся поиском ответов только на два вопроса. Первый: почему погибает Мармеладов? Вот примеры объяснений в литературоведческих исследованиях и в методической литературе: «Мармеладов стал как бы символистическим образом, обобщенным выражением опустошения личности в обществе денежных отношений» (А.Белкин);

«…ему некуда пойти, как человеку, поднявшемуся над бессмысленным существованием штифтика в бюрократической машине» (В.Кожинов);

«…и на службе нет места человеку, там человек всего лишь «штифтик» бюрократической машины» (Л.Волкова);

«…трагедия маленького человека заключается в том, что он сознает свою ненужность в капиталистическом мире, не видит выхода из существующего положения, чувствует полное безразличие к себе, ощущение гнет несправедливого социального строя» (В.Василовский);

«…пьянство – это не только проявление отчаяния, это еще и судорога слабого, но не способного привыкнуть к страданиям, к несправедливости, к отсутствию сострадания» (В.Кирпотин).

Внимательное чтение второй главы показывает, что о «штифтике в бюрократической машине» у Достоевского ничего нет («его превосходительство Иван Афанасьевич» для Мармеладова есть «божий человек»), что все объяснения, связанные с социальными причинами и слабостью характера, являются слишком общими и не раскрывают внутренние причины падения Мармеладова. Как в разговоре с Раскольниковым сам Мармеладов называет себя, кем он себя чувствует и почему? «…не можете ли вы, а осмелитесь ли вы, взирая в сей час на меня, сказать утвердительно, что я не свинья?», «Я звериный образ имею…я подлец…», «…а я прирожденный скот!».

Уже в начале своей исповеди Мармеладов говорит о принципиальной разнице между бедностью и нищетой: «…бедность не порок, это истина… нищета – порок-с. В бедности вы сохраняете еще свое благородство врожденных чувств, в нищете же никогда и никто. За нищету даже и не палкой выгоняют, а метлой выметают из компании человеческой, чтобы тем оскорбительнее было; и справедливо, ибо в нищете я первый сам готов оскорблять себя. И отсюда питейное!». Из дальнейшего рассказа мы узнаем, что Мармеладов стал пить не потому, что стал нищим, а, напротив, из категории бедных перешел в категорию нищих именно из-за пьянства, из-за собственного порока. Возникает вопрос: почему Мармеладов оказался во власти этого порока, почему он не может вырваться из замкнутого круга: нищий, потому что пьет, а продолжает пить, потому что нищий? Как понимать его слова: «Пью, ибо сугубо страдать хочу!»? Выдающийся историк Е. Тарле в 1901 году в письме Анне Григорьевне отметил: «Достоевский открыл в человеческой душе такие пропасти и бездны, которые и для Шекспира, и для Толстого остались закрытыми». Чтобы понять суть трагедии Мармеладова, необходимо обратиться к поразительному открытию, которое сделал Достоевский в «Записках из Мертвого дома»: «Есть люди как тигры, жаждущие лизнуть крови. Кто испытал раз эту власть, это безграничное господство над телом, кровью и духом такого же, как сам, человека, так же созданного, брата по закону Христову; кто испытал власть и полную возможность унизить самым высочайшим унижением другое существо, носящее на себе образ божий, тот уже поневоле как-то делается не властен в своих ощущениях… Кровь и власть пьянят; развивают загрубелость, разврат; уму и чувству становятся доступны и, наконец, сладки самые ненормальные явления» (ч.2, гл.3). По существу здесь Достоевский вскрывает одну из главных внутренних причин многих преступлений, совершаемых людьми разного возраста, в разных ситуациях, при разных обстоятельствах. Если хотя бы один раз человек, толкаемый даже любопытством (это особенно опасно в детском возрасте), испытывает радость, наслаждение, мучая какое-нибудь живое существо, то в подсознании это чувство, желание испытать его еще раз будет долго в человеке жить, и в какой-то момент в состоянии «затмения» (вспомним главу «Затмение» в «Отрочестве» Толстого) оно выходит на поверхность и реализуется в поступке, в преступлении. Если это повторяется несколько раз, человек «делается не властен в своих ощущениях».

В той же главе Достоевский говорит беспощадную правду о человеке: «Свойства палача в зародыше находятся почти в каждом современном человеке. Но не равно развиваются звериные свойства человека». Какое отношение это имеет к Мармеладову? Все дело в том, что человек может выступать «палачом» и «тираном» не только по отношению к другим, но и к себе. Мармеладов уже «не властен в своих ощущениях», чувствует наслаждение в своем пороке, в своем падении («…а я прирожденный скот!»), мучая себя, испытывает сладость в состоянии «свиньи», «подлеца», «скота». Порок безобразен и сладостен одновременно. «Пью, ибо сугубо страдать хочу!».

Теперь необходимо понять, почему Мармеладов стал пить, с чего началось его падение. Он «руку свою предложил» Катерине Ивановне, оказавшейся «в нищете безнадежной» с тремя маленькими детьми, «ибо не мог смотреть на такое страдание». Дальше послушаем Мармеладова: «И целый год я обязанность исполнял благочестиво и свято и не касался сего (он ткнул пальцем на полуштоф), ибо чувство имею. Но и сим не мог угодить; а тут места лишился, и тоже не по вине, а по изменению в штатах, и тогда прикоснулся!». Итак, главная причина – не собственная вина, не то, что места лишился, это только подтолкнуло, главное – «не мог угодить» Катерине Ивановне, «даме хотя и великодушной, но несправедливой». Оказавшись в Петербурге, Мармеладов снова «место достал… Достал и опять потерял», но уже по собственной вине, ибо «черта наступила». Что же произошло? Как только Мармеладов поступил на службу, в семье все изменилось: «Только что узнали они обе, Катерина Ивановна и Сонечка, Господи, точно я в царствие божие переселился. Бывало, лежишь, как скот, только брань! А ныне: на цыпочках ходят, детей унимают: «Семен Захарыч на службе устал, отдыхает, тш!» Кофеем меня перед службой поят, сливки кипятят!» Казалось бы, все прекрасно: есть служба, есть забота и внимание в семье, можно выбраться из нищеты и жить по-человечески, но «черта наступила» и срыв происходит после «райского дня жизни», когда он приносит первое жалованье, а Катерина Ивановна его даже «малявочкой» назвала. Мармеладов, видимо, со всей отчетливостью и невыносимым чувством боли понимает, что все заботы, внимание со стороны Катерины Ивановны объясняются только тем, что он теперь приносит деньги, что это плата только за его деньги, что его самого Катерина Ивановна не любит, не жалеет. «А между тем… о, если б она пожалела меня! Милостивый государь, милостивый государь, ведь надобно же, чтоб у всякого человека было хоть одно такое место, где бы и его пожалели!». Дальше мармеладов как будто себя и опровергает: «Но нет! Нет! Все сие внутре, и нечего говорить!…ибо и не один уже раз бывало желаемое и не один уже раз жалели меня, но…такова уже черта моя, а я прирожденный скот!». Но это мнимое противоречие. Здесь по существу Достоевский открывает главный психологический закон семейной жизни, основное условие благополучия, спокойствия, счастья в семье. Мармеладову надо не изредка, не по праздникам, не от случая к случаю, а ежедневно, постоянно, каждую минуту чувствовать к себе жалость, сострадание, внимание и заботу со стороны жены. Семья для него – главная опора в жизни, она дала бы ему силы и терпение вынести все.

Только жалостью и состраданием Катерина Ивановна могла спасти Мармеладова, и тогда он спас бы её и её детей. Если этого нет, тогда все теряет смысл, тогда «всему конец», тогда лучше в кабак, а потом под колеса брички. В распивочной Мармеладов ищет сострадания у всех, и в Раскольникове он искал «чувствительного и образованного человека» и почти без надежды спрашивал: «Ну, кто же такого, как я, пожалеет? Ась? Жаль вам теперь меня, сударь, аль нет? Говори, сударь, жаль, али нет?». И последняя надежда остается на Христа: «… а пожалеет нас тот, кто всех пожалел и кто всех и вся понимал, он единый, он и судия… И прострет к нам руце свои, и мы припадем… и заплачем и все поймем! Тогда все поймем!… и все поймут,… и Катерина Ивановна… и она поймет… Господи, да придет царствие твое!». Об особом значении обращения Мармеладова к Христу, верно, сказал С. Аскольдов: «Ключом к пониманию Достоевского могут служить слова, вложенные им в уста Мармеладова о прощении Богом падших в различных отношениях людей… Все художественное творчество Достоевского есть как бы предварение этого Божьего суда. Оно обращено… к изображению и своего рода оправданию… падших в широком смысле слова». Итак, подводя итоги, можно назвать три причины гибели Мармеладова: социальную (бедственное материальное положение семьи), нравственно-психологическую (отсутствие сострадания в семье, «некуда пойти») и философскую (двойственность человеческой природы, «я прирожденный скот!»). Теперь перейдем к другому главному вопросу второй главы: как соотносятся между собой два образа – Катерина Ивановна и Соня? Обычно исследователи на философском уровне противопоставляют двух героев с точки зрения выбранного ими пути: Раскольникова (путь бунта) и Соню (путь смирения). Это противопоставление бесспорно, но бытовой уровень романа дает нам еще одну контрастную пару: Катерина Ивановна – Соня. Как характеризуется Катерина Ивановна в исповеди Мармеладова?

«… особа образованная, сердца высокого и чувств облагороженных воспитанием исполнена».

«А Катерина Ивановна дама хоть и великодушная, но несправедливая…», «… дама горячая, гордая и непреклонная. Пол сама моет и на черном хлебе сидит, а неуважения к себе не допустит»;

«Да и горда была, чересчур горда…»;

«А тем временем возросла и дочка, моя, от первого брака, и что только вытерпела она, дочка моя, от мачехи своей, возрастая, о том я умалчиваю. Ибо хотя Катерина Ивановна и преисполнена великодушных чувств, но дама горячая и раздражительная, и оборвет…»;

«Ибо Катерина Ивановна такого уж характера, и как расплачутся дети, хотя бы и с голоду, тотчас же их бить начинает».

А вот что мы узнаем о Соне:

«Воспитания, как и представить, можете, Соня не получила»;

«… и слышу, говорит моя Соня (безответная она, и голосок у ней такой кроткий…)»;

«Пришла, и прямо к Катерине Ивановне, и на стол перед ней тридцать целковых молча выложила. Ни словечка при этом не вымолвила…»;



«Тридцать копеек вынесла, своими руками, последнее, все, что было, сам видел… Так не на земле, а там… о людях толкуют, плачут, а не укоряют! А это больней-с, больней-с когда не укоряют!».

Из этих цитат можно выделить ключевые определения: «гордая» и «раздраженная» Катерина Ивановна и «кроткая» и «безответная» Соня. Гордость Катерины Ивановны ведет к протесту, бунту против всех и вся, к постоянной ругани, раздражению и упрекам в адрес мужа и Сони, к нежеланию мириться с судьбой и обстоятельствами; она постоянно бьет маленьких детей и пьяного мужа. Как верно заметил А.В. Чичерин, «слово «гордость» в применении к Катерине Ивановне обозначает крайнюю степень оскорбленного болезненного самолюбия», ведь она, как рассказывает Мармеладов, «в благородном губернском дворянском институте воспитывалась и при выпуске с шалью танцевала при губернаторе и прочих лицах, за что золотую медаль и похвальный лист получила». Катерина Ивановна, подтолкнув Соню на улицу, фактически поступает по арифметической теории Раскольникова: можно пожертвовать одним человеком, Соней, чтобы спасти трех маленьких детей («А что ж, - отвечает Катерина Ивановна, в пересмешку, - чего беречь? Это сокровище!»). О внутренней близости Катерины Ивановны и Раскольникова говорят и следующие портретные детали: «Это была ужасно похудевшая женщина, довольно высокая и стройная, еще с прекрасными темно-русыми волосами…». К тому же и взгляд у неё был «неподвижен» и «она была в каком-то забытьи». Неподвижность взгляда и состояние «забытья» затем в романе будут свойственны Раскольникову. Например: «Мать испугалась его взгляда. В этом взгляде просвечивалось сильное до страдания чувство, но в то же время было что-то неподвижное, даже как будто безумное» (ч.3, гл.1); «Войдя к себе, он бросился на диван, так, как был. Он не спал, но был в забытьи» (ч.1, гл.7). Эти детали («неподвижность», забытье») говорят о болезни, о безвыходности и безнадежности положения бунтующих героев, обреченности на поражение, на гибель. Катерина Ивановна предстает бунтующей и протестующей и в сцене смерти Мармеладова, и во время выхода ее с детьми на улицы города за подаянием, и перед смертью она не смиряется, отказываясь от священника. Она, как и Раскольников, восстает не только против людей, но и против Бога, отказываясь перед смертью от покаяния: «Бог и без того должен простить… Сам знает, как я страдала!.. А не простит, так и не надо!..» В отличие от Катерины Ивановны и Раскольникова, в Соне совсем нет гордости, если брать это слово в прямом, корневом его значении: гордый отгорожен от всех, своеволен и одинок. Только кротость, только смирение. Ни единым словом Соня не упрекает ни Катерину Ивановну, прямо толкавшую ее на улицу («Пришла, и прямо к Катерине Ивановне, и на стол перед ней тридцать целковых молча выложила»), ни спившегося отца, которому «тридцать копеек вынесла, своими руками, последние, все, что было», и который «тридцать-то этих копеек и оттащил себе на похмелье». Ключевым словом второй главы является слово «некуда». Катерина Ивановна пошла за Мармеладова, «плача и рыдая, и руки ломая, - пошла! Ибо некуда было идти». Соня пошла на улицу торговать собой ради маленьких детей, а Мармеладов – в кабак: «А коли не к кому, коли идти больше некуда!

Ведь надобно же, чтобы всякому человеку хоть куда-нибудь можно было пойти. Ибо бывает такое время, когда непременно надо хоть куда-нибудь пойти! Когда единородная дочь моя в первый раз по желтому билету пошла, и я тоже тогда пошел…» И Раскольников пойдет убивать, ибо «некуда больше идти». Не случайно эти слова Мармеладова вспоминает Раскольников, когда «мысль…явилась вдруг не мечтой, а в каком-то новом, грозном и совсем незнакомом ему виде, и он вдруг сам сознал это…» (ч.1, гл.4). Если Катерина Ивановна, «протестуя», губит и Мармеладова («о, если б она пожалела меня»), и себя, то Соня своей любовью, жалостью и состраданием, своим бесконечным терпением и самопожертвованием, своей верой в Бога спасает Раскольникова.


СЕМИНАР:

«СОДЕРЖАНИЕ И ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РОМАНА

Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО «ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ»?
(Задания)

1. История преступления и наказания Родиона Раскольникова (день за днем):

день первый – ч. I, гл. 1, 2

день второй – ч. I, гл. 3-5

день третий – ч. I, гл. 6-7

день четвертый – ч. II, гл. 1, 2

день восьмой – ч. II, гл. 3-7 и ч. III, гл. 1

день девятый – ч. III, гл. 2-6 и ч. IV, гл. 1-4

день десятый – ч. IV, гл. 5-6

день тринадцатый – ч. VI, гл. 1-6

день четырнадцатый – ч. V, гл. 7-8

спустя полтора года – эпилог

2. Петербург Достоевского:

а. Пейзажи – ч. I, гл. 1 («отвратительный и грустный колорит» городского дня);

ч. II, гл. 1 (подчеркнутое повторение предыдущей картины);

ч. II, гл. 2 («великолепная панорама» Петербурга);

ч. II, гл. 6 (вечерний Петербург);

ч. V, гл. 5 (вид из окна комнаты Раскольникова);

ч. VI, гл. 6 (грозовой вечер и утро накануне самоубийства Свидригайлова);

б. Сцены уличной жизни – ч. I, гл. 1 (пьяный в телеге, запряженной огромными ломовыми лошадьми);

ч. II, гл. 2 (сцена на Николаевском мосту, удар бича и подаяние);

ч. II, гл. 6 (шарманщик и толпа женщин у «распивочно-увеселительного» заведения);

ч. II, гл. 6 (сцена на …ском мосту);

ч. V, гл. 5 (смерть Катерины Ивановны).

в. Описание – интерьеры – ч. I, гл. 3 (каморка Раскольникова);

ч. I, гл. 2 (кабак, где Раскольников слушает исповедь Мармеладова);

ч. I, гл. 2 и ч. II, гл. 7 («проходной угол» Мармеладова);

ч. IV, гл. 4 (комната – «сарай» Сони);

ч. VI, гл. 3 (трактир, в котором исповедуется Свидригайлов).

3. Фронтальное задание

Составьте схему опорных положений «Основные проблемы романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание».

Дайте ее описание.
ПОДГОТОВКА К СЕМИНАРУ
1. Пересказ романа «по дням» осуществляется для определения наиболее важных социальных и нравственных проблем, содержащихся в произведении.

2. Пересказ «по дням» должен занять 25 – 30 минут, т.е. каждому рассказчику дается не более 3 – 4 минуты на выступление. Для того чтобы рассчитать время, сначала составьте план из цепи событий, которые происходит в течении дня.



<< предыдущая страница   следующая страница >>