Учебное пособие для вузов М.: Аспект Пресс, 2002 - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Учебное пособие для вузов М.: Аспект Пресс, 2002 - страница №1/10

Смирнов В.В.

ЖАНРЫ РАДИОЖУРНАЛИСТИКИ

Учебное пособие для вузов

 

М.: Аспект Пресс, 2002.

 

Учебное пособие представляет собой комплексное исследование, в котором изучены вопросы теории жанра, становление и функционирование системы жанров радиожурналистики, формообразующие и выразительные средства вещания. В книге на богатом практическом материале рассматриваются творческие проблемы работы журналиста в эфире, психология общения у микрофона.

Книга предназначена для преподавателей, аспирантов и студентов университетов и других учебных заведений, готовящих радиожурналистов.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ

 

ГЛАВА I. РАДИОКОММУНИКАЦИЯ, ЕЕ СПЕЦИФИКА, ЖАНРЫ, ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА

 

Особенности радиовещания и его формообразующие средства Понятие о жанре



Система жанров радиожурналистики

 

ГЛАВА II. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ЖАНРЫ РАДИОЖУРНАЛИСТИКИ

 

Новости на радио

Информационное радиосообщение

Радиообзор печати

Информационное радиоинтервью

Информационный радиорепортаж

Радиоотчет

Информационная радиокорреспонденция

 

ГЛАВА III. АНАЛИТИЧЕСКИЕ ЖАНРЫ РАДИОЖУРНАЛИСТИКИ

 

Аналитическое радиоинтервью

Аналитическая радиокорреспонденция

Аналитический радиорепортаж

Радиорецензия

Письмо. Обзор писем

Радиобеседа

Радиокомментарий

Радиообозрение

Дискуссия на радио

Радиоречь

Журналистское расследование на радио

 

ГЛАВА IV. ДОКУМЕНТАЛЬНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ЖАНРЫ РАДИОЖУРНАЛИСТИКИ

 

Радиоочерк

Радиозарисовка

Радиорассказ

Радиофельетон

Радиокомпозиция

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА


ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Как-то однажды – было это несколько лет назад – услышал я от моего младшего коллеги довольно расхожее, но почему-то врезавшееся в память суждение. «Да ведь не учителя, – сказал он, – выбирают себе учеников, а ученики – своих Учителей». Может быть, потому в тот раз врезалось в память, что точно совпало с моим уже немалым тогда «ученическим» опытом.



Никто не выбирал, не назначал меня ни в школе, ни в университете в свои ученики. Моих любимых Учителей, и сегодня живых в моей душе, – Владимира Геннадиевича Карцева в незабываемой московской школе № 61 Киевского района и Бориса Дмитриевича Грекова на истфаке МГУ, лекции которого по истории Киевской Руси слушал в большой аудитории на Моховой, – выбрал на всю жизнь я сам. Выбрал не только как педагогов, ученых, как великих мастеров своего дела, но и как людей.

Позволяю себе это «лирическое отступление» только потому, что, взявшись по просьбе редакции и автора написать небольшую вступительную статью к учебному пособию о системе жанров радиожурналистики, нахожусь в деликатном положении, которое очень близко к только что описанной мной ситуации. Недавно автор этой прекрасной, долгожданной, полезной книги Владислав Вячеславович Смирнов, смущаясь, в полувопросительной манере, сказал мне, что считает меня своим учителем. Не скрою (не буду лукавить!): меня такое признание спустя много лет после нашего знакомства очень обрадовало. Примерно так, как обрадовало бы признание в любви женщины, которую ты сам давно любишь.

С автором пособия мы знакомы уже около тридцати лет. И познакомились, замечу к слову, именно на почве жанров радиожурналистики. Он тогда приехал в МГУ и пришел к нам на кафедру, чтобы представить московским коллегам, а затем и официально утвердить у нас тему своей будущей кандидатской диссертации. В 1978 г. (кажется, осенью) она была с большим успехом защищена на заседании специализированного Совета при МГУ.

Не могу здесь не назвать (лыко в строку!) тему диссертации; она была сформулирована совершенно точно, абсолютно адекватно замыслу и содержанию работы. Вот ее название: «Радиоочерк в системе жанров радиожурналистики». Обратим внимание – предметом исследования стал не сам по себе радиоочерк, жанр, конечно, интереснейший, не радиоочерк как таковой, как один из многих жанров радиожурналистики (такие диссертации уже были!), а как составная, неотъемлемая часть сложившейся, взаимодействующей, развивающейся, целостной, стройной системы жанров радиожурналистики.

Идею о системном характере жанров, функционирующих в сфере радиовещания (как общественно-политического, так и художественного), автор той давней кандидатской диссертации, а сейчас автор прекрасного обстоятельного учебного пособия не придумал, не сочинил. Такая система совершенно объективна, она существует в жизни. Знать эту систему, а главное – учитывать ее в далеко не идеальной современной практике необходимо каждому радиожурналисту. Особенно часто грешат этим незнанием молодые радиожурналисты.

Вспомним, как определяется понятие «система» в современной науке. Как говорится в словаре иностранных слов, система – это множество закономерно связанных друг с другом элементов (в данном случае – жанров радиожурналистики. – В.Р.), представляющее собой определенное образование, единство.

Моя небольшая вступительная статья не претендует на то, чтобы коротко изложить содержание учебного пособия. Тем более это не рецензия на книгу. Некоторые мысли и предложения я высказал, читая в свое время рукопись. Автор и редакция отнеслись к ним внимательно.

Хочу и считаю уместным привести здесь фрагмент из моей большой статьи «О современном радиовещании» (1985). Он, по-моему, убедительно говорит о том, что наши «поиски и решения» с автором учебного пособия в течение уже многих лет развивались параллельными курсами. Итак, цитирую статью:

 

«...о жанрах. Несомненно, сложные проблемы их функционирования и развития заслуживают того, чтобы их рассмотреть специально и подробно. Однако ни в рамках нашего сборника, ни, тем более в пределах данной статьи эта задача со многими неизвестными неразрешима. Поэтому попытаюсь только назвать несколько проблем, по-моему существенных. Это проблемы системности жанров, их взаимосвязи и взаимодействия; функциональной избирательности, уникальности каждого жанра; присущей каждому жанру особой, специфической формы контакта с радиослушателями; соотношения жанров с адекватными им методами освоения жизненного материала.



 

При всей своей генетической и функциональной близости к другим жанровым системам радиожанры обладают ярко выраженной звуковой уникальностью. И задача состоит в том, чтобы в полной мере использовать ее для усиления эффективности вещания. В этой связи особенно важно учитывать, что каждый жанр представляет собой не просто определенную, устоявшуюся форму (как обычно принято говорить), а живой процесс, который возобновляется в каждом новом радиопроизведении. Этот сложный творческий процесс включает в себя три основные стадии: во-первых, познание конкретного факта, явления, события – фрагмента действительности, в том числе его звуковой стороны; во-вторых, отображение познанного фрагмента (для этого используются все средства звуковой выразительности); в-третьих, передачу полученного знания радиослушателям.

Использовать в современном радиовещании весь арсенал жанров – это значит оптимально задействовать все многообразие его познавательных и выразительных возможностей, его связей и контактов с аудиторией. Следовательно, широта жанрового диапазона радиопублицистики и радиоискусства – это не столько вопрос разнообразия их форм, сколько вопрос полноты и глубины их жизненного содержания».

Как ветеран темы «жанры радиожурналистики» свою задачу вижу в том, чтобы обозначить и прокомментировать несколько проблем и мыслей о жанрах радиожурналистики, которым посвятил пособие В.В. Смирнов. Много лет занимаюсь этим кругом проблем как автор, редактор книг и статей, и как рецензент, как преподаватель радиожурналистики.

Жанры, которыми оперирует радиовещание, – один из наименее обжитых искусствоведением и другими науками участков бескрайнего жанрового поля. Причин тому немало. Среди них и относительная молодость самого радиовещания, и нетрадиционность его жанровой системы по сравнению, например, с жанрами драмы или музыки, художественной прозы или публицистики. И незавершенность процессов формирования этой сравнительно молодой жанровой системы. И, тем более, новизна и незавершенность радиоведения – науки о радиовещании, в предмет которой жанровые проблемы радиожурналистики и радиоискусства входят непосредственно.

Между тем эти проблемы уже много лет в высокой степени актуальны. От их постановки, от их теоретического высвечивания зависит сегодня многое как в области практики (совершенствование профессионального мастерства радиоработников, усиление связей с аудиторией, повышение эффективности вещания), так и в области теории, исследующей гносеологические, эстетические, социальные, психологические и другие аспекты феномена радиовещания.

Однако, несмотря на свою большую актуальность и значимость, эта проблематика пока не привлекла давно уже заслуженного внимания исследователей. И не то, чтобы о жанрах радио ничего не написано. Такие статьи и книги, хотя и в малом числе, написаны. Но по существу поставленных и реализованных авторами задач они, как правило, весьма локальны.

Это – или обобщения творческой жанровой практики мастеров радиожурналистики (Лазарь Маграчев, Матвей Фролов, Георгий Зубков, Юрий Гальперин, Аркадий Ревенко). Или методические пособия для студентов (В.Н. Ярошенко). Или теоретические работы, касавшиеся пусть и важных, но все же только отдельных аспектов жанровой теории радиожурналистики, например классификации жанров.

Вот почему так необходимо и своевременно появление работы комплексного, обобщающего характера, где рассматриваются сложные и актуальные жанровые проблемы, которые давно уже поставлены бытием нашего вещания и «стучатся в дверь» его теории.

У автора учебного пособия к этим проблемам интерес многолетний. На дальних и ближних подступах к задуманной книге были книги и статьи, опубликованные во многих изданиях, многолетняя педагогическая работа в университете Ростова-на-Дону и в других вузах, наблюдения и раздумья относительно жанрового хозяйства нашего радио.

Книга представляет собой учебное пособие и рассчитана в первую очередь на студентов факультетов и отделений журналистики. Но я думаю, что адресат книги будет значительно более широким. Это, во-первых, профессиональные работники радиовещания и телевидения, многие из которых стремятся глубже заглянуть в природу вещания, познать «своенравие» его жанров. Во-вторых, многочисленной категорией читателей, полагаю, будут непрофессионалы (по отношению к вещанию), проявляющие интерес к проблемам искусства и прилежащих к нему радиовещанию и телевидению. В-третьих, надеюсь, учебное пособие, богато оснащенное примерами из истории и современной практики, привлечет внимание научных работников и преподавателей, специализирующихся в радиожурналистике и смежных дисциплинах.

Учебное пособие, что прямо следует из самого понятия, – это книга, призванная помогать, пособлять тем, кто учится, – в данном случае студентам, готовящимся стать молодыми радиожурналистами. Но особо подчеркну, что книга В.В. Смирнова помогает овладеть не ремеслом изготовления радиопередач в различных жанрах. Автор ставит перед собой более сложную и более высокую задачу: научить студентов, работая на радио, системно мыслить, т.е. понимать, что их творчество в определенных жанрах и формах происходит в пространстве системы жанров, что надо хорошо делать свое дело – тогда дело будет успешным и радостным.

Автор хорошо справился с этой задачей и далеко, я думаю, превзошел намеченное, решив или хотя бы поставив многие серьезные проблемы теории современной отечественной радиожурналистики.

Только что я высказался вполне определенно о необходимости системного мышления о жанрах. Я имею в виду, конечно, студентов и молодых радиожурналистов, которым надежно поможет учебное пособие В.В. Смирнова. Хочу, однако, чтобы мое высказывание – оно существенно и принципиально – не было истолковано превратно.

Думаю и давно убежден, что не только (и даже не столько!) журналист по своему разумению и хотению выбирает для себя одни жанры и отказывается от других, сколько сами жанры очень требовательно, строго «выбирают» своих исполнителей. Говорю это на основании многолетних наблюдений, с одной стороны, за муками и радостями творчества асов радиожурналистики, а с другой – за работой и производственной практикой нескольких поколений студентов.

Не верю в возможность существования и подготовки радиожурналистов-универсалов, «многостаночников», одинаково всеядных, например, к событийному репортажу и аналитическому комментарию, к беседе и остросатирическому фельетону.



Системное мышление в области жанров – это фактор профессионального мировоззрения, показатель кругозора и интеллектуального уровня. С журналистской практикой они соприкасаются. Но такое мышление и жанровая всеядность на практике не только не равнозначны, но и абсолютно исключают друг друга. Секрет этой нестыковки, впрочем, как и все подобного рода секреты, лежит в самой глубине каждой личности. Проникнуть в эту глубину очень трудно, а скорее, даже невозможно. И все-таки умное, тонкое, честное пособие способно облегчить наши усилия.

Одним словом: старайся и учись мыслить широко, системно и берись только за то, на что по-настоящему способен!

Теперь о некоторых попутных мыслях, возникших у меня при чтении книги.

Автор подробно рассмотрел и объяснил тот факт, что с появлением радиопублицистики и радиоискусства «резец жанра» впервые в истории вошел в совершенно новый для него материал – сферу нефиксированного звучащего слова, обращенного к небывало огромной и рассредоточенной на гигантских пространствах аудитории. Так древняя категория жанра обрела совершенно новую, дотоле неведомую ему среду обитания, – стихию звучащего слова, звуковой материи. Этот факт надо постоянно и предметно растолковывать молодым радиожурналистам, так как сегодня особенно заметна тенденция, подменить все богатство выразительных средств радиовещания, например, естественные и искусственные шумы, звуковую атмосферу событий, бесконечным говорением у микрофона, к тому же говорением в «пулеметном темпе». Такое говорение, по сути дела, – грубое насилие над исторически сложившимся естественным восприятием речи.

Жанровый арсенал радиожурналистики образовался не в вакууме и не самопроизвольно, а в окружении и под воздействием уже существующих жанровых систем многих предшественников радиовещания. Как и почему это произошло? Науке еще предстоит обстоятельно ответить на эти вопросы. Утвердившаяся точка зрения выводит жанры радиовещания из системы газетных жанров. Это не противоречит истине, но и не открывает ее полностью. На самом деле процессы жанрообразования в сфере радио были много сложнее. Новичок среди средств массовой информации и среди искусств – радио испытывало влияние жанровых систем ораторского искусства, и искусства устного рассказа, и устной агитации и пропаганды, и в какой-то мере – жанровых систем театра, музыки, кино, эстрадного искусства. Хотелось бы особо подчеркнуть, перефразируя М.М. Бахтина, что жанры радиожурналистики живут настоящим, но всегда помнят о своем прошлом.

Генеральная идея, стержень всей книги – проблема системности жанров радиожурналистики, их взаимосвязи, «взаимопомощи». При всем нынешнем своеобразии жанры радиожурналистики неизменно «хранят память» о своем прошлом, о своем начале. Конечно, это только гипотеза. Чтобы ее подтвердить или опровергнуть, необходимы специальные исследования. Но для выдвижения такой гипотезы история и теория уже накопили достаточно материала. Это прекрасно демонстрирует В.В. Смирнов во всех частях книги. При всем своем многообразии жанры радиожурналистики служат «одному богу» – звучащему слову.

Вместе с тем, стремясь постичь природу жанров радио, необходимо всегда помнить диалектическую взаимосвязь системы жанров с функциональной специфичностью, уникальностью, с неповторимостью каждого жанра как особого инструмента освоения действительности. Каждый жанр «облюбовал» свой сектор действительности. Каждый факт, каждое проявление действительности останавливает свой выбор на определенном жанре.

Большое методологическое значение имеет проблема структуры жанра. Где начинается жанр и где он завершается? С этой точки зрения сделаны и делаются попытки определения понятия «жанр радиожурналистики» (удовлетворительного общепринятого определения пока нет); автор отважился наметить пути подхода к построению такого определения. Анализ этой проблемы весьма важен как для практики вещания, так и для теории. В частности, такой анализ существенно помогает построению научно обоснованного специального университетского курса по теории жанров радиожурналистики.

Проблема контакта между журналистом и слушателем в процессе восприятия слушателем произведения журналистики отмечена во многих работах искусствоведов, теоретиков публицистики. Автор настоящей вступительной статьи впервые в научной литературе выдвинул тезис о том, что каждый жанр обладает своей, специфической, только ему присущей формой контакта. Для радиорепортажа, например, такой особой формой контакта является «эффект присутствия», подмеченный практиками и теоретиками вещания еще в 20-е годы прошлого века. Особой формой контакта обладают и все другие жанры радиожурналистики – беседа, интервью и др. Эту точку зрения разделяет и автор учебного пособия.

В связи со сложными проблемами современного радиорепортажа необходимо обратиться к одному из новых терминов современной теории радиожурналистики – «абсолютной оперативности». В специальной и научной литературе бытуют его синонимы – «сиюминутность», «одномоментность». Термин определяет способность радио передавать информацию слушателю одновременно, синхронно с происходящим событием. Эта уникальная способность в высшей степени присуща прямому радиорепортажу. Тщательный анализ радиорепортажа и его проблем имеет для теории радиожурналистики универсальное значение, так как позволяет понять самые существенные стороны радиожурналистики в целом, в частности, существенные свойства ее жанровой системы. Наблюдения и выводы, сделанные относительно радиорепортажа, могут быть экстраполированы на другие жанры.

Теорией радиожурналистики выдвинута гипотеза о том, что каждый жанр обладает основным, адекватным ему методом освоения и организации жизненного материала (репортажный метод, интервью как метод); что, более того, возможно как бы отделить, вычленить этот метод из жанра, использовать его за пределами жанра (репортажно построенная передача или передача, включающая элементы репортажа, может и не быть по своему жанру радиорепортажем). Мне представляется очень продуктивной сама эта идея. Она заслуживает активной теоретической разработки и широкого практического применения.

Идея о существовании «пограничных жанров» была выдвинута А.М. Горьким в 30-е годы прошлого века, когда он охарактеризовал очерк как жанр, находящийся на границе между документальными жанрами и литературным рассказом. Эта весьма плодотворная идея сегодня с полным основанием может быть отнесена к жанрам радиотелевизионной журналистики. Она позволяет выявить и описать взаимосвязи и взаимодействие между жанрами как внутри одной жанровой системы (например: радиорепортаж – радиорассказ – радиоочерк), так и между жанрами, функционирующими в различных жанровых системах (например: газетный репортаж – радиорассказ, или радиорепортаж – телерепортаж).

И последнее. Автор учебного пособия в главе о документально-художественных жанрах не обошел молчанием такой боевой и испытанный в разное время жанр, как радиофельетон. А мог бы обойти! Ведь многие современные радиостанции и редакции давно отправили «ветерана» на заслуженный отдых. И слава его тускло светится сегодня из уже далекого прошлого.

Вспомним, однако, некоторые блестящие страницы прошлого. 23 ноября 1924 г. в первом номере знаменитой «Радиогазеты РОСТА» (1924–1926) прозвучал радиофельетон Валентина Катаева о радиозайцах. В той же программе вышли в эфир острые радиофельетоны Михаила Кольцова. Один из них был посвящен актуальной и сегодня теме порчи русского языка.

В «Радиогазете РОСТА» и в «Рабочей радиогазете» с 1926 по 1930 г. много раз звучали сатирические стихи и пьесы великого Маяковского. В годы Великой Отечественной войны соратник Маяковского поэт Семен Кирсанов посвятил свой произведение «Заветное слово Фомы Смыслова» разоблачению попыток вражеской пропаганды «разложить» Красную Армию.

Фельетон оставался в боевом строю нашей радиопублицистики и после войны. Сколько острых, ярких, талантливых радиофельетонов прозвучало в программах Всесоюзного радио: «Веселый спутник», «С добрым утром!», «Сатирический микрофон», «Современник»!

И еще один примечательный факт. В 1979 г. в специализированном Совете при МГУ имени М.В. Ломоносова защитил кандидатскую диссертацию о радиофельетоне тогда молодой казахский ученый и преподаватель университета Намазалы Омашев.

В наши дни житейского материала для радиофельетона хоть отбавляй. Но почти нет фельетонов, фельетонисты молчат. Говорят, молчание – знак согласия. Поскольку автор учебного пособия не умолчал в своей книге об огромных возможностях этого жанра, о его великом потенциале, не знак ли это несогласия с таким молчанием?

Жанровая система радиожурналистики находится в постоянном движении. Ко многим другим факторам, влияющим на ее развитие и формирование, прибавился новый мощный фактор – телевидение. Под его воздействием происходит новая, существенная перенастройка жанровой системы радиожурналистики, как, впрочем, и последняя, в свою очередь, влияет на становление жанровой системы телевидения. Попытаемся разобраться в содержании и направлении этих процессов. Это необходимо для совершенствования подготовки молодых радиожурналистов и повышения профессионального уровня самого вещания.

Февраль 2002 г.

 

В.Н. Ружников,

доктор филологических наук,

профессор МГУ имени М. В. Ломоносова,

почетный радист СССР

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Каждый день радио приносит нам новости, рассказывает о важнейших событиях, произошедших в нашей стране и за рубежом. Оно знакомит нас с интересными людьми, сообщает немало полезных сведений, расширяет наш кругозор, советует. Мы можем слушать разные радиоканалы, отдавая предпочтение оперативной информации, анализу актуальных событий, компетентному мнению специалиста, музыкально-развлекательным передачам. В эфире всегда можно найти программу на любой вкус, интерес, пристрастие.



Радио – временная коммуникация, поэтому программы – естественная форма фиксации, отражения и трансляции звукового материала. Существует много типов программ, и все они собирают конкретный материал в определенное целое. Программа одновременно выражает концепцию вещательного канала, отношение радиоорганизации к событиям, а также ожидания, запросы, интересы аудитории. Программа – своего рода «мозаика», состоящая из определенных речевых и музыкальных элементов. Все многообразие жизни радиожурналистика представляет с помощью разных жанров. Жанр является той структурной единицей программы, в которой воплощается конкретное произведение.

Когда мы говорим о структуре программы, целесообразно различать «формы радиовещания» и «жанры радиожурналистики». По мнению известного исследователя радиожурналистики В.Н. Ружникова, форма радиопередачи лежит в сфере программной деятельности, а жанр относится к творческому процессу создания конкретного произведения1[1]. По сравнению с жанрами формы радиовещания более подвижны, так как чаще изменяются их функции. Жанр – более консервативен, особенно в своей структуре, жанровых признаках и способах использования выразительных средств. Жанры в этом отношении – первичны, программа – вторична; она состоит из жанровых образований. Ее можно сравнить с газетной полосой, вмещающей различные произведения.

Изучение жанров, их возможностей, характерных признаков особенно важно для журналистов, так как именно жанры определяют во многом своеобразие их творчества и профессиональной деятельности. В жанрах проявляется содержание вещания, его тематика, проблематика, методы работы журналиста, формы общения с аудиторией, приемы и средства воздействия на слушателей. Жанр – своеобразный «инструмент», с помощью которого автор создает и оформляет свое выступление в эфире по законам публицистического творчества.

Жанр – это «мостик», с помощью которого журналист вступает в речевое общение с невидимым слушателем и общается с ним с определенной целью, воплощенной в произведении.

Некоторые профессиональные журналисты иногда пренебрегают теорией, игнорируя знание специфики жанров, они сосредотачивают свои усилия на том, чтобы то или иное выступление было интересным. Но сделать передачу интересной возможно лишь благодаря осмыслению лучшего опыта, его обобщению, знанию основ, на которых строятся жанры. Важно овладение методикой журналистской работы, а метод всегда связан с жанром, обусловлен им, подчинен той творческой задаче, которую решает журналист в данный момент. Особенно важно знание истории, теории и практики жанров для начинающего журналиста. Начинать творческую деятельность нужно не вслепую, каждый раз «изобретая велосипед» и набивая себе шишки на неудачах, вызванных пренебрежением к теории и опыту на пути овладения ремеслом. Да, мы говорим о ремесле. В лучшем смысле этого слова. Не о ремесленничестве, а о ремесле, как подчеркивал А. Ревенко, один из мастеров радиоэфира. Начинать свой путь в радиожурналистике, одной из самобытнейших и интереснейших сфер творчества, лучше с опорой на теорию, проверенную временем.

Жанр – категория историческая. Он видоизменяется, эволюционирует, осваивая новое творческое пространство с изменением условий творчества, определяемых возможностями коммуникационного канала, а также общественно-политическими задачами.

Жанр – категория и политическая. Жанры публицистики, а именно ими оперирует журналистика, опираются в первую очередь на опыт, традиции, поэтику литературы, как родственного вида творчества. Еще Дамон, учитель Софокла и Перикла, говоря о тесной связи словесного творчества с жизнью общества, утверждал, что «изменения в литературе всегда вызываются изменениями в государственной системе»2[2]. Такая связь не только явственно просматривается в литературе и публицистике, она доминирует в их развитии, определяет их общественно-политическое значение и формы воплощения – жанры.

И на самом деле, если бросить беглый взгляд на историю становления и развития отечественного вещания, то можно увидеть, что весь этот сложный, многофакторный путь отмечен заметными изменениями в жизни жанров. Подчинение публицистики интересам политической жизни общества, зависимость от них намного сильнее, чем это свойственно литературе, так как оно составляет внутреннюю сущность публицистики, поскольку она непосредственно воздействует на общественную жизнь с определенными политическими, идеологическими целями (подробнее об этом будет идти речь в разделах о системе жанров радиожурналистики).

Жанр, коль скоро он является продуктом творческой деятельности, – категория творческая. Его обновление, самосовершенствование зависят от творческих установок журналиста, его нацеленности на поиск новых возможностей, на творческое самораскрытие через исследуемый и воплощенный в текст материал.

Изучение жанров радиожурналистики – это своеобразное постижение истории нашего отечественного вещания. Более того, это звуковой срез прошлой эпохи, запечатленный в акустических формах и проявляющий в себе всю сложность и драматизм общественного бытия.

Надо заметить, что радиожурналистика изучалась и изучается до сих пор не адекватно тому месту и той роли, которую она играет в жизни общества. Это относится в первую очередь ко времени существования тоталитарного государства.

Заметные изменения в сфере изучения специфики, жанров радиовещания произошли в 60–80-х годах, когда были изданы десятки книг, брошюр, посвященных теории и практике вещания.

Работы о жанрах радиожурналистики базировались на разных подходах. В большинстве из них учитывалась предметная основа. За аналог брались газетные жанры. И это понятно: печать была главным инструментом идеологии, особенно в советское время, когда ее традиции, идущие еще от ленинской «Правды», от большевистской печати («боевое оружие партии»), довлели и над радио, и над телевидением.

Предпринимались попытки учитывать и радиоспецифику – форму звучания. Издавались брошюры, статьи об информационных, аналитических жанрах. Наиболее полно жанры радиожурналистики описывались в учебниках «Основы радиожурналистики» (1984) и «Радиожурналистика» (2000), изданных в МГУ.

Очень мало издавалось переводной литературы, особенно по методике работы и психологии общения у микрофона. С порога отметался опыт «буржуазной журналистики», пропагандирующей западный образ жизни. В то время как в Соединенных Штатах Америки и в странах Европы были изданы сотни крупных работ по психологии творчества, по изучению аудитории, учебников и учебных пособий. И до сих пор лучшие книги по радиожурналистике, изданные за рубежом, еще не переведены на русский язык.

Жанр – понятие общее. Никто никогда не встречался с жанром вообще, каждый из нас читал в газете или журнале, слышал в эфире, видел на экране конкретные журналистские произведения, подготовленные в определенном жанре. «Колебания» одного и того же жанра в различных единичных проявлениях бывают довольно значительными. И они особенно заметны, как уже говорилось, на историке-политическом фоне своего существования. Поэтому, обращаясь к теории жанра, его специфике, нельзя игнорировать не только историческую среду его обитания, но и то, как проявляется время в творчестве журналиста, как оно влияет на его профессиональное поведение. Поэтому стоит сделать краткий экскурс в прошлое, чтобы показать, как исторические условия определяют методику работы журналиста, его психологию. То, что было десять лет назад, тоже уже история, и современный эфир есть продукт развития сложнейших общественных процессов.

Журналистика в советское время строилась на основе партийной идеологии. Такая работа, естественно, создавала штампы, шаблоны, клише, особенно в подборе новостей, в их подаче. Там, где гуманистические идеалы воспитания нового человека совпадали с образовательными, познавательными задачами, наше отечественное вещание добилось немалых успехов. По радио шла пропаганда лучших образцов мировой, отечественной классики (литература, музыка, театр), создавались прекрасные программы для детей и юношества, воспитывающие патриотизм, любознательность, интерес ко всему новому, романтическое восприятие и отношение к жизни. Значительное место в эфире занимали документально-художественные и художественные передачи: радиокомпозиции, радиоспектакли, очерки о выдающихся ученых, писателях, деятелях отечественной истории, ее героях.

Объективно оценивая негативные стороны однопартийной журналистики, следует не забывать о том, что в прошлом остался и значительный опыт настоящих мастеров эфира, немало образцовых передач, забывать о которых – значит отказаться от лучших традиций.

Прошлое нужно помнить и изучать еще и потому, что все, что переживает общество сегодня, есть результат ушедшего времени, так как история – это единый и неразрывный процесс, обусловливающий тесную связь всех его проявлений. Все процессы, происходящие в радиовещании, не имели жестких, ярко выраженных границ, так как общественные явления вызревают внутри совершающихся событий. Основы тоталитарной пропаганды начали понемногу размываться со времен хрущевской оттепели. Во времена «застоя» те журналисты, которые хотели говорить «своим голосом», получили некоторую возможность самовыражения, естественно, не в политической, а в художественно-публицистической сфере.

Большим шагом вперед в радиовещании, как и в целом в обществе, стали годы плюрализма и гласности, когда все заметнее зазвучали голоса журналистов, высказывающих свое мнение.

Кардинальные изменения произошли во всей нашей журналистике после 1991 г. Глубокое реформирование всех сфер жизни, в первую очередь политической, поставило средства массовой коммуникации в совершенно новые условия. Была создана многопартийная система, отменена цензура, появилось большое количество коммерческих радиостанций, работающих в прямом эфире. Был значительно расширен круг тем и проблем, которые раньше не освещались в эфире. Журналисты получили долгожданную свободу слова и могли высказывать любые оценки происходящих событий, глубоко и всесторонне анализировать текущие процессы в политической, экономической, культурной жизни.

Но явственно проявились и негативные явления. На коммерческие радиостанции пришли работать в основном молодые люди, без достаточной профессиональной подготовки, отказавшиеся от прежнего опыта работы с текстами. К сожалению, сотрудники некоторых радиостанций поняли свободу слова как свободу «дурного» самовыражения. Им не хватает культуры, вкуса, нравственной ответственности, уважения к аудитории.

Работа в бесцензурном эфире проявила и положительные тенденции, высветила актуальные проблемы современного вещания. Активно идет диалогизация эфира, отказ от программ, подготовленных по заранее написанному тексту, т.е. радио приближается к прямому общению со слушателями, распространяется интерактивное начало, вовлекающее аудиторию в непосредственное участие в передачах. Одновременно стала все заметнее зависимость радиостанций от крупных финансовых компаний. Политические пристрастия в подходах к событиям, в отборе фактов, в их освещении стали проявляться не так явно, как раньше. Они видоизменились, стали гибче, тоньше, а это значит – изощреннее при воздействии на аудиторию. Заметное влияние на работу радио, особенно коммерческого, зависящего от объема рекламы больше, чем государственные каналы, оказали доктрины и практика зарубежного вещания, в первую очередь – американского.

Сыграла свою роль и «американизация» телевидения. Значительной деформации подверглись выпуски новостей. Если раньше они содержали в основном сообщения о достижениях трудовых коллективов, о жизни партийных организаций, о делах в промышленности, сельском хозяйстве, культурной жизни, то сейчас идет явная «криминализация» новостей. Информационные выпуски переполнены сообщениями из горячих точек о различных преступлениях, катастрофах, авариях, скандалах. По сути дела информационные программы не дают панорамы событий, замалчивая или недостаточно подробно сообщая о разных сторонах социальной жизни особенно в регионах России.

Такие трансформации вызваны также и изменениями в самой аудитории – в ее ожиданиях, предпочтениях, возможностях выбора того или иного канала, в самом отношении к вещанию, что несомненно повлияло на обращенность разных передач к различным группам слушателей. Аудитория стала активным элементом системы массовых коммуникаций, оказывающим на их работу непосредственное влияние. Эти важнейшие качественные изменения не могли не сказаться на подходах к формированию программ, на организации и психологии журналистского творчества, представленного в многообразии жанров.

Это еще раз убеждает в том, что система жанров в целом и функционирование отдельных жанров во многом зависят от политической жизни страны, от тех идеологических задач, которые открыто провозглашены властными структурами или решаются без их декларирования. Начала деформироваться структура социальных функций вещания. Усилилась роль информативной и развлекательной функций. Образовательные, воспитательные задачи начали отходить на второй план.

С пониманием все большего значения новостей изменились объемы информационных программ: они стали динамичнее, короче (в сравнении с прежними 15–30-минутными выпусками) и звучат в современном эфире 4–5 минут. Усилилась их формообразующее начало в программе дня. Многие радиостанции передают новости в конце каждого получаса и даже 15-минутных отрезков. Стали заметно доминировать разговорные жанры: интервью, беседы, опросы, ответы на звонки, дискуссии и всевозможные публичные обсуждения актуальных вопросов, которые ставит перед обществом сама жизнь. Возросло значение аналитики, а значит, комментарии, обозрения занимают все более заметное место в структуре программ.

Одновременно значительно реже стали звучать в эфире документально-художественные жанры, играющие большую роль в распространении литературных, исторических, научных знаний, в повышении образовательного, культурного уровня аудитории. Это объясняется общими «сдвигами» радиовещания в сторону разговорности, утратой культуры работы с документально-художественными текстами, требующими высокой профессиональной подготовки и определенного художественного опыта. А также и тем, что журналисты, работающие на коммерческих станциях, не имеют ни финансовых возможностей, ни времени, ни желания, ни умения создавать радиорассказы, радиоочерки, радиокомпозиции. Радио пошло как бы по легкому пути, приобретая на нем новые контакты с аудиторией и теряя классические, если так можно сказать, формы опосредованного воздействия с помощью литературных текстов и полноценного использования акустических выразительных средств.

Эти изменения в функционировании жанров и их составе продолжаются. Но это вовсе не значит, что они исчезают, как иногда утверждают некоторые горячие головы. Речевые жанры вообще не могут исчезнуть, так как это – организованная форма высказывания. Пока существует речь, будут существовать и жанры. Наоборот, в условиях их активной модификации, развития, использования речевых возможностей в новых условиях – возрастает значение их изучения, обобщения накопленного опыта работы в свободном бесцензурном эфире.

Особенно это опыт полезен студентам, начинающим журналистам, тем, кто только овладевает секретами микрофона, стремится постичь азы звучащей публицистики. Одного только прослушивания современного эфира явно недостаточно, поскольку сейчас он находится в процессе поисков, освоения новых форм вещания и может дать несколько искаженную картину о богатейших возможностях радиопублицистики.

В данной книге автор ставит перед собой задачу: посмотреть на жанры радиожурналистики системно, в их движении, саморазвитии. Одновременно с этим возникает и цель: дать начинающим журналистам определенную сумму теоретических и практических знаний, необходимых и полезных в их будущей профессиональной работе.

Поставленные задача и цель определили структуру книги: жанры рассматриваются в контексте специфики радиокоммуникационного канала, который определяет их формообразующие элементы и выразительные средства. Отдельный раздел посвящен теории жанра, выявлению его характерных признаков. Жанры составляют систему – определенную целостность, функционирующую при решении общих публицистических задач. Эта важная проблема рассматривается и автономно, и в процессе описания отдельных жанров.

В каждом разделе содержится краткий исторический и теоретический материал, на основе которого раскрывается специфика жанра, его возможности и ресурсы. Значительное место уделено анализу примеров, подобранных и из современных радиопрограмм, и тех, которые звучали в эфире в прошедшие десятилетия. Некоторые из них записаны на пленку, другие взяты из печатных источников. Автор старался приводить примеры в максимальном текстовом объеме, чтобы показать структуру, сюжет произведения, взаимодействие всех его речевых компонентов и звуковых выразительных средств. Опытные журналисты любят повторять: учиться надо на образцах. Это действительно так, но еще более полезно сочетать теорию с анализом этих образцов.

Автор надеется, что такой анализ подобранных радио примеров сам по себе представляет интерес для студентов. Ибо анализ – один из краеугольных камней журналистского творчества: и в осмыслении происходящих событий, и в отборе необходимой информации, и в ее отражении средствами разных жанров.

При написании книги автор опирался на базовый материал теоретических исследований по радиожурналистике, собственную десятилетнюю практику в эфире и 30-летний учебный опыт работы со студентами в аудитории. Лекции о жанрах радиожурналистики он читал в Москве, Киеве, Ростове, Краснодаре, Ставрополе. Использован также опыт стажировки в Нью-Йоркском университете. Работа наших коллег в американских вузах представляет интерес в первую очередь подходом к преподаванию журналистики, во главу угла которого положена нацеленность на практический результат. Такое акцентирование внимания на практической деятельности и методики его реализации в учебном процессе нельзя сводить к чисто утилитарному подходу в ущерб теории. Однако в определенной степени эти методики применяются в данном пособии, особенно в разделах, посвященных информационным жанрам.

Каждый раздел пособия завершают вопросы, задания и упражнения, рассчитанные на самостоятельную работу, призванные закрепить полученные теоретические знания и помочь развить некоторые профессиональные навыки.

Автор с благодарностью примет пожелания, советы, замечания опытных журналистов, которые помогут ему в дальнейшей работе.

ГЛАВА I

 

РАДИОКОММУНИКАЦИЯ, ЕЕ СПЕЦИФИКА, ЖАНРЫ, ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА

 

Особенности радиовещания и его формообразующие средства

Понятие о жанре

Система жанров радиожурналистики

 

ОСОБЕННОСТИ РАДИОВЕЩАНИЯ И ЕГО ФОРМООБРАЗУЮЩИЕ СРЕДСТВА



 

Эфир, по представлению древних греков, – верхний, лучезарный слой атмосферы. Там они поселили своих богов. Изобретатель радио, А.С. Попов, еще обучаясь в университете и мечтая о новых способах передачи информации, записал в своем дневнике характерные, можно сказать, пророческие слова: «Греческая мифология, так правдиво обожествлявшая силы природы, подчинила ветер, воду, огонь второстепенным божествам и только молнию вручила Зевсу. Современная промышленность завоевала мало-помалу силы ветра, воды и огня. И вот современная наука делает последнее усилие и вырывает молнию из рук Зевса»3[1].

Г. Маркони, много сделавший для развития радио, назвал заговорившее радио, «голосом Бога». Скорость – главный фактор в покорении пространства с использованием электрических волн – превратила радио (а вскоре телевидение) в планетарные массовые коммуникации. Если бы по мановению волшебной палочки можно было вдруг увидеть звучащее околоземное пространство, то наша планета предстала бы перед нами окутанной плотной «паутиной» звуковых нитей – «продукта» неисчислимого множества работающих радио- и телестанций. Эти сигналы, посланные в эфир (одно из величайших изобретений и достижений человечества), – электронная революция, изменившая не только информационный лик планеты, но и активно влияющая на самого человека.

Ноосфера в конце XX столетия приобрела новое качество: космическое пространство, окружающее нашу планету, наполнилось не только продуктами его материально-технической деятельности, но и самой мыслью, летящей в эфире со скоростью электромагнитных волн. «Оседлав» их, человек неизмеримо расширил освоенное им пространство и с помощью стремительного развития техники прорвался в Космос.

Все эти радиосигналы, окутавшие землю, несут огромное количество звучащей информации. Радиовещание, с одной стороны, есть естественное продолжение наработанного человеческого опыта в отражении и организации социальной информации. Радио – канал для трансляции других звуковых, речевых искусств, передачи огромных массивов собственной творческой деятельности. С другой – это создание новой речевой реальности, языкового существования в эфире.

Всепроникающая способность, огромная скорость в передаче информации, массовость и в то же время единичность обращения к слушателю определили масштаб распространения радиокоммуникации и ее значение в жизни людей. В нашем случае раскрытие специфики радиокоммуникации нужно для лучшего понимания природы ее жанров.

Радиокоммуникация связана со временем, поэтому она необратима, одномоментна, линейна в своем движении. У слушателя нет возможности остановить ее (если, конечно, не брать в расчет отключение радиоприемника). Сведения усваиваются непрерывно в потоке поступления все новых фактов, мыслей. Поэтому радиоинформация действует в значительно большей степени на эмоции слушателя и обращена к его чувствам. Она активизирует его фантазию, зрительное представление. «Радио чрезвычайно удобно для создания именно эмоционального состояния. Непрерывный поток информации, поток высказываний, оценок, мнений, с одной стороны, чрезвычайно усложняет логическое мышление, с другой – способствует созданию определенного эмоционального настроения»4[2]. Как сказал Б. Пастернак: «Слух – это глаза души». Общие функции журналистики начинают реализоваться в радиовещании с использованием его специфики. Радиожурналистика – звуковая коммуникация. Ее главные особенности определяются природой звука, его возможностями, психологией восприятия. «Звуковой конвейер» определяет необходимость учета и смысловой, и стилистической, и тональной организации звучащего материала, знания психологии его восприятия на слух.

Радиовещание открывает огромные возможности воздействия на аудиторию. Логика материала, внутренние взаимосвязи между фрагментами литературного текста, система аргументации должны строиться по законам звучащей речи. Ибо преимущества радиокоммуникации могут обернуться большими потерями, сослужить роль «бумеранга», если пренебречь психологическими особенностями восприятия.

На радио важно не только то, что сказано, но и то, как сказано. Вариации тональности, логические и эмоциональные ударения, паузы, усиления и понижения силы звучания, темп, ритм – все это является приемами обращения к слушателям, факторами воздействия на аудиторию.

Известна пометка У. Черчилля в тексте одной из его речей: «Довод слаб – усилить голос». Характер звучания может быть дополнительным аргументом в речи выступающего у микрофона. И, наоборот, вызвать антипатию у слушателя к самому человеку, а значит, и к тому, о чем он говорит. Прослушивание радио часто не требует активного внимания. Его можно слушать, занимаясь другими делами, работая на кухне, убирая квартиру, обедая, передвигаясь в автомобиле и т.д. Поэтому радиовещание называют вторичным видом деятельности.

На восприятие радиопрограмм накладывает отпечаток не только жизненный опыт человека, его образование, профессия, представления о мире, но и опыт общения с радиоканалом, его отношение к передачам. Ожидания слушателя, его эмоциональный настрой на программу тоже важны для эффективности контакта.

Итак, физическая природа коммуникационного канала, его возможности в передаче информации предопределяют способы ее обработки и интерпретации, трансформации и восприятия аудиторией. Специфика канала обусловливает и особенности жанров, методику работы журналиста, формы общения со слушателями.

Речевой жанр, по определению М.М. Бахтина, есть «типовая модель построения речевого целого»5[3]. Построение (процесс создания), структура (архитектоника) жанра определяются многими факторами, но все они находятся в состоянии соподчиненности между собой и образуют определенную целостность на базе внутреннего единства всех формообразующих компонентов.

Создание целостного акустического радиопроизведения есть творческий процесс. Работа журналиста над тем или иным материалом, с точки зрения природы и особенностей радиотворчества, определяется возможностями, которыми он располагает, а они связаны со звуковым отражением действительности, поэтому все его формообразующие средства – это компоненты проявления действительности в звуке.

Главными формообразующими и выразительными средствами радиопублицистики являются звучащее слово, музыка, шумы и монтаж. Все они подчинены решению задачи, которую ставит перед собой журналист и которую он воплощает в творческом процессе. Форма и тип связи всех компонентов могут быть полифункциональными. В конкретном произведении они определяются идейно-творческим замыслом, стилистическими особенностями, профессиональной подготовкой журналиста и режиссера.

 

Звучащее слово. Все звуковые средства являются компонентами акустической целостности, в которой слово играет ведущую роль. Хотя нужно отметить, что в документально-художественных жанрах, таких как радиоочерк, радиокомпозиция, – музыка и шумы могут выполнять не только вспомогательную, но и самостоятельную функцию. В таком случае они «играют» на смысловое, эмоциональное раскрытие темы, идеи.

Слово в радиопублицистике представляет собой исходный материал и продукт целенаправленного речевого общения, подчиненного законам эфира. Звучащая речь несет в себе и смысловую, и эмоциональную нагрузки. Эти две функции звучащего слова неотделимы одна от другой, так как слово, по глубокому замечанию Л.С. Выготского, одновременно является формой проявления мысли и чувств.

Основу всех жанров радиожурналистики составляют речевые тексты в виде огромного разнообразия письменных (предварительно написанных) и элементов импровизированной речи. Каждый жанр организует их в речевую целостность, в звуковое единство. Базу такого формирования составляет внутренняя взаимозависимость элементов, соподчинение их решению общей задачи.

Язык обладает неисчерпаемыми выразительными ресурсами. Риторические приемы, метафоры, сравнения, гиперболы, литоты, оксюмороны и т.д. демонстрируют богатство языка, его возможности воздействия на слушателя. Эти фигуры и элементы подробно описаны в учебниках по литературоведению, в пособиях по использованию выразительных средств в газетной публицистике, в методических разработках по практике ораторской речи. Мы же обратимся к звуковым выразительным средствам живой речи.

Характеризуя ее выразительные возможности, следует в первую очередь выделить интонацию. В речевом общении она играет огромную роль. Многие лингвисты определяют интонацию, как главное средство, создающее своеобразие речи. Причем, она передает не только эмоциональное состояние говорящего, но и несет значительную содержательную, смысловую нагрузку. Предприняты даже попытки выразить количественное соотношение информации, передаваемой содержанием текста и его произнесением. Так, Е.А. Ножин говорит о том, что интонация может нести до 40% общего объема информации, заключенного в устном сообщении.

Речевая интонация – это форма эмоционально-волевого отношения говорящего к предмету речи и слушателю, выраженная в физических характеристиках звука и обусловленная видом общения, целью, характером, особенностями речевого контакта и ситуацией коммуникативного акта.

Еще Гегель указывал на значение голоса в отражении духовного мира человека, полагая, что он «представляет собой главный способ, посредством которого человек может обнаружить свое внутреннее существо»6[4].

В речи отражаются цели и задачи речевого воздействия, его характер, направленность общения, психологическое состояние говорящего, своеобразие его личности и темперамента. Голос человека индивидуален: он уникален подобно отпечаткам его пальцев. Голос, а это заметил Т. Готье, труднее всего поддается описанию. Тончайшие оттенки звучания почти невозможно перенести на бумагу. И это действительно так: голос передает чувства, а чувства описываются литературным текстом лишь приблизительно. Поэтому молодому радиожурналисту надо знать не только особенности своего голоса, его сильные и слабые стороны, но и постоянно работать над развитием речи, дикцией, умением говорить искренне, заинтересованно, накапливая по крупицам опыт общения у микрофона в разных жанрах.

В обычной жизни можно «видеть» речь, т.е. видеть говорящего человека. Жесты, поза, мимика, ситуация общения, настрой на конкретный разговор – дают немало дополнительной информации. Кроме того, а это очень важно, возможно активно воздействовать на ход беседы, которая, собственно, является продуктом этого воздействия (активного или пассивного).

На радио же слышится слово, отделенное от человека, который его произносит. При таком асимметричном общении теряется какая-то часть значения слова – на это тоже обращали внимание ученые, так как контактная речь – есть производное от взаимного общения. Более того, и сама интонация говорящего рождается в процессе восприятия речи и реакции на нее собеседника.

Однако голос, отделенный от человека, живет самостоятельной жизнью. Он заставляет вслушиваться в глубину звучания и это, естественно, повышает его собственную информативную ценность. Если заметное влияние на восприятие и оценку «видимого» звука оказывает зрение, а оно напрямую связано с работой мозга, то на только слышимый звук – душа, воспринимающая мир в первую очередь эмоционально. Восприятие речевой информации обогащается работой воображения, которое заметно активизируется механизмами слухового восприятия. На эту психологическую особенность восприятия звучащего слова, отделенного от человека, обратил внимание Б. Шоу, прекрасный оратор, часто выступавший по радио. Писатель говорил о микрофоне как «беспощадном сыщике», проникающем во внутренний мир человека без его «ведома» и «контроля», так как от своего голоса в речи нельзя «спрятаться». Он всегда будет выражать больше, чем мы хотим сказать. Поэтому голос можно назвать внутренним звуковым автопортретом личности.

Б. Шоу писал о том, что при прослушивании речи на радио усиливаются, оттеняются интонации голоса, которые остаются без внимания при контактном речевом общении. «Интонации вашего голоса, которых не услышишь невооруженным ухом, отлично слышны через микрофон. А это любопытно: микрофон фактически переносит вас в исповедальню, он делает вас совершенно другим человеком»7[5]. Не случайно, многие мастера микрофона, актеры, режиссеры, писатели, журналисты говорили о его огромных, ни с чем не сравнимых возможностях раскрывать душу человека, его внутренний мир.

Формы проявления личности в звучащей речи необычайно разнообразны. Они зависят от темы выступления, отношения к ней говорящего, от его эмоционального состояния, от стремления раскрыться в речевом выступлении. Жанр тоже многое определяет в направленности этих эмоций и состояний, в их качестве. Жанровая тональность – тема, о которой мало говорят в теории и практике радиожурналистики. А ведь это – конечная форма воплощения текста, его реализация в эфире: от чтения хроникального сообщения в выпуске новостей до импровизированного публицистического выступления в прямом эфире.

Векторы функционального проявления разных жанров включают в себя широкий спектр варьирования интонацией, обусловленного задачами конкретного материала, программы и психологическим состоянием человека, выступающего у микрофона, особенностями его голоса.

Поэтому радиожурналисту нужно знать как можно больше о возможностях микрофона, звукозаписи – именно через них проявляются все эти особенности. Микрофон не простое механическое устройство для фиксации речи. Этот прибор выводит вас на площадь для публичного выступления, одновременно это и «лот», опускающийся в тайники вашей души. Это и способ освоения звучащего мира, определяющий ваше творческое поведение и мышление.

Еще раз подчеркнем: контактная (симметричная) речь и асимметричная имеют свои особенности и преимущества. Их нужно знать и максимально использовать в своей работе.

В современном эфире звучит много диалоговых передач: ведущий беседует с гостями, приглашенными в студию, отвечает на телефонные звонки, журналист берет интервью на самые разные темы и в самых разных местах, проводит дискуссии, обсуждения острых вопросов. Таким образом, повышается роль журналиста в общении с невидимой аудиторией. Он должен фокусировать в себе интересы слушателей. С точки зрения общения у микрофона, он создает ту атмосферу общения с выступающим, которая помогает ему проявить себя в контактной регулируемой речи. Эта атмосфера общения и воспринимается слушателем, который как бы становится участником разговора.

Открытость, раскованность современного эфира несут в себе и новые интонации. Таким образом, радиовещание активно формирует новую аудиторию не только содержанием своих передач, но и их эмоциональным, интонационным настроем.

 

Музыка. Музыка – это вид искусства, отражающий действительность в звуковых художественных образах и активно воздействующий на психику человека, по своей природе очень близка временному характеру радиокоммуникации. Музыка так же, как и звучащее слово, в большей степени воздействует на эмоции слушателя. Гегель различал в ней две разновидности: а) музыка как сопровождение и б) самостоятельная музыка8[6]. «Самостоятельная в ее собственной сфере» музыка выражает целый мир мыслей и переживаний человека, отраженный в разных формах и жанрах. Она играет огромную роль как формообразующий фактор радиопрограмм. Не случайно на Западе говорят об одной из функций вещания: «Музыка как вода из крана».

«Музыка как сопровождение» широко используется в других видах искусства: театре, хореографии, телевидении. Под музыкальным сопровождением в радиопублицистике понимается не механическое следование за текстом, а активное участие музыкального материала в формировании произведений разных жанров. Музыка выполняет разнообразные функции и используется в виде:


      •       разбивок между информационными блоками в одной пере­даче;

      •       музыкальной «шапки» программы (характерных звуковых фраз), предназначенных для узнавания той или иной передачи в эфире;

      •       звуковой декорации, помогающей представить место действия, характеризующей историческую обстановку;

      •       звукового фона, подчеркивающего ритм звучания речевого текста (в настоящее время этот прием используется часто в новостных программах);

      •       передачи звуковой атмосферы, помогающей журналисту описать ситуацию, состояние героя, а слушателю представить их;

      •       определения темпа и ритма текстовых отрывков, которые пишутся с учетом музыкального сопровождения;

      •       художественного средства для создания целостного звукового образа.

 

Жанры радиожурналистики, включающие различные литературные средства для формообразования и внутренней организации текста с использованием музыки получают огромные дополнительные возможности, в первую очередь – художественные.

Значительна композиционная роль музыки. Обрамление текста (его начало и конец) одной музыкальной фразой, фрагментом музыкального произведения, отрывком песни – создает единую музыкальную тему, выражающую отношение автора к событиям, героям. Музыка может соединять различные временные и пространственные отрезки, являться композиционным стержнем всего материала. Музыка и предполагаемый литературный текст начинают взаимодействовать на самых разных этапах – уже в замысле автора. В таком случае характер материала, его тон определяют конкретную тему музыкального отрывка, а он в свою очередь влияет на стиль литературного текста.

Рассмотрим, как, например, закладывается в текст сценария радиоочерка для дальнейшей режиссерской разработки авторское чувство ритма, звуковой детали, которая обусловлена материалом и будет определять тональность всего литературного текста.



 

1-й ведущий. Олимпийский характер.

2-й ведущий. «Шаг в другую жизнь». Радиоочерк Валентина Скорятина.

 

Музыка. Скорее всего это даже одна музыкальная фраза, по характеру напоминающая музыку, которую играют во дворцах спорта, когда остановлена хоккейная игра. Музыку захлестывают аплодисменты, и тут же звучит голос диктора – информатора.



 

Информатор. За особые заслуги в развитии мировой гимнастики Ольга Корбут награждается Почетным золотым Знаком Международной федерации гимнастики...

 

Аплодисменты.



 

Вручает награду Президент Международной федерации гимнастики, заслуженный мастер спорта Юрий Титов.

 

Аплодисменты.



 

Динамичный ритм, очерченный в самом начале («Музыкальная фраза... захлестывается аплодисментами, и тут же звучит голос...»), поддерживается шумом аплодисментов, которые всегда ритмичны, энергичны в своем звучании. Авторское начало подхватывает предложенный ритм.

 

Журналист. Зрители ждали появления этой героини. Помните девочку-подростка? Косички стянуты бантом. Перед подходом к снаряду – выдохнет вверх, на лбу подпрыгнет непокорная челка. Помните, как внутри ее комбинаций неожиданной блесткой вдруг ослепит глаза и судьям, и зрителям какой-нибудь головоломный трюк? Слезы ее, размазанные по щекам, злые, непритворные, настоящие слезы – помните?

 

Троекратный повтор-обращение к слушателям («помните?»), троекратный эпитет («злые, непритворные, настоящие») в конце высказывания, усиливают ритм, развивают акустическую ритмичность средствами текста.



Этот настрой сохраняется во всем рассказе журналиста, в котором преобладают короткие фразы. Выбор сравнений, эпитетов, метафор как бы подчинен энергичному ритму гимнастического выступления – вот она ведущая амплитуда темы («Резкая, угловатая девочка», «Она как та спичка, чиркнешь которую и не знаешь, в какую сторону полетит горячая искорка», «...сломя голову, она бросилась на очередной снаряд», «Корбут – озорник по натуре, один ее эмоциональный жест – и зал взорван»).

Радиоочерк «Шаг в другую жизнь» рассказывает не о спортивной биографии гимнастки, а о том особенном творческом почерке выступлений Ольги Корбут, цель которых, по ее же словам, была «Не побеждать, а удивлять». Ритм музыки, всех звуковых элементов, передающих атмосферу спортивного зала, помогает журналисту рассказать об особенностях выступлений Корбут: резкости, смелости в сочетании с фацией, экспрессией и высочайшим мастерством, и через этот индивидуальный почерк создать образ юной гимнастки.



На этом примере можно убедиться, каких возможностей может достигать музыка, взаимодействующая с шумами.

 

Шумы. Под шумами в радиожурналистике обычно понимается звуковое проявление (в живой и неживой природе), противопоставленное речи и музыке как компонентам, самостоятельно и организованно звучащим в эфире. Так, неразборчивая речь, шум толпы, обрывки музыкальных фраз, случайно попадающие в микрофон, являются в данном случае шумами.

Шумы выполняют также важные функции:


      •       служат звуковой характеристикой ситуации, действия, обращения или описываемой журналистом, или случайно попадающей в зону фиксации, записи на магнитную пленку. Документальный шум, записанный синхронно с речью, в таком случае передает звуковую характеристику действительности, несет дополнительную конкретизирующую информацию;

      •       составляют звуковой фон, выполняя роль своеобразной акустической иллюстрации. Они оттеняют наиболее характерные детали обстановки, действия;

      •       приобретают символику в литературном контексте, используются журналистом для образной характеристики. В таком случае они решают самостоятельную эстетическую задачу, являются художественной деталью, его звуковой «краской».

 

Шумы проявляют выразительные и изобразительные оттенки радиотекста. Радиожурналисту и радиорежиссеру необходимы тонкий натренированный слух, способность не только запоминать голоса, музыку, шумы, но и профессионально анализировать их, собирать их новые сочетания, комбинации, создавая единую тональность из набора звуковых компонентов.

Радиожурналист использует шум в разных жанрах: репортаже, очерке, радиорассказе в том или ином его качестве в зависимости от задачи, которую он перед собой ставит, выбирая также и прием использования шума, обусловленный характером материала. Шум, записанный синхронно с речью, составляет с ней неразрывное целое, часть ситуации общения. Информация, которую несет такой шум, поясняет, углубляет речевой текст, делает его более объемным в звуковом отношении.

В радиорассказе «Уважаемые люди» А. Ревенко знакомит слушателей с людьми, встретившимися ему на корреспондентских дорогах – шоферах из Якутии, рыбаками Белого моря, старым мастером из города Ворсма Горьковской области А. Ананьевым.



В незатейливом разговоре автора с Ананьевым вырисовывается образ настоящего русского Левши, смастерившего почти в 80-летнем возрасте перочинный ножичек с 53 предметами. Прежде чем обыграть выразительную звуковую деталь, отражающую самую глубинную черту героя – трудолюбие, А. Ревенко создает конкретный образ, используя для этой цели интервью. И когда у слушателей сложилось впечатление об удивительном мастере-самоучке, журналист приводит второй фрагмент беседы, которую он записал во время работы Ананьева за верстаком.

 

Тихая песня старика, стук молотка, скрежет напильника.



После приветствия журналист обращается к герою:

 

– Знать, все у Вас в порядке?



– Все ничего! Пока живой. А что, надолго – не знаю только.

– Смотрите, и все за работой...

– Привычка... с восьми лет. Не могу никак: не работаю – болею.

Корреспондент. Поговорили мы еще, простились... И снова застучал Алексей Васильевич молотком, снова заработал напильником и продолжал напевать.

 

Песня, стук молотка.



 

Долго, видно, век свой буду помнить я эту тихую песню старого мастера.

 

Снова песня – на микшер.



 

Здесь журналист выводит свою оценку работы мастера за рамки рассказа, предоставляя слушателям возможность самим убедиться в правоте своих слов. Запись такой беседы усиливает документальную основу радиорассказа, повышает его достоверность. Ключевая фраза в ответах героя («Не работаю – болею») в контексте записи на шуме работы становится деталью, характеризующей его подвижническое отношение к труду. Стук молотка, скрежет напильника являются одновременно звуковым фоном, передающим обстановку разговора и в синтезе со словом – «говорящими» деталями. А пение старого мастера за работой вместе с авторской ремаркой о том, что он век не забудет эту песню, превращается в своеобразный гимн труду.

Однако шумы, попадающие на пленку во время проведения записи в заводском цехе, на улице могут служить и помехой разговору, если они звучат слишком громко. Поэтому радиожурналисту нужно предварительно знакомиться с местом записи, выбирать его, учитывать расстояния от механизмов, работающих с грохотом, сильным скрежетом. Нужно учиться слышать и слушать звучащий мир, отбирая звуковые краски для того, чтобы умело применять их в своей работе.



Многообразные выразительные сочетания этих формообразующих средств достигаются с помощью монтажа.

 

Монтаж. Радиовещание оперирует временным материалом и поэтому естественно использует прием «распоряжения» им – монтаж.

Слово «монтаж» в переводе с французского имеет два значения. Чисто техническое – «сборка и установка сооружений, конструкций, оборудования машин из других устройств, из готовых частей по определенному плану, проекту, чертежам». И второе – «подбор и соединение отдельных частей чего-либо для создания единства, законченного произведения, например, в кино – подбор и соединение заснятых кусков фильма в требуемой по сценарию последовательности»9[7].

В нашем случае рассмотрим второе значение слова и добавим, монтаж – не только сам по себе является творческим процессом в литературе, искусстве, публицистике. Он обусловливает характер всего процесса, определяет и создание структурных форм, так как человек, работающий над фильмом, спектаклем, романом, оперой, очерком, представляет себе назначение всех отдельных элементов будущего произведения и их места в его композиции. Это представление, конечно же, приближенное (оно может меняться и меняется в процессе работы), но оно существует в голове автора в первоначальном варианте.

Составление плана радиорассказа, радиокомпозиции, перечень вопросов для будущего интервью, беседы – тоже уже первоначальная форма монтажа, влияющая на ход дальнейшей работы – отбор материала и мысленная компоновка будущих фрагментов.

Монтажно само наше восприятие окружающей жизни, наше мышление, общение, речевое поведение. Так что монтаж можно понимать и воспринимать в широком смысле: все программы радио (и конкретные сборные передачи журнального типа) и вся радиопрограмма дня монтируются из отдельных элементов. Самым показательным может служить композиция программы новостей. Обычно в таком случае под операцией «сборки» понимается общий монтаж, где в значительно большей степени учитываются внешние связи компонентов целого. И монтаж как средство создания отдельных радиопроизведений – сочетание внутренних связей.

Эти возможности монтажа в организации внутреннего единства разных жанров разноплановы и многообразны. Их спектр: от простейшей организации текста – освобождение от длиннот, неудачных фрагментов, технически бракованных записей – до создания звукового образа.

Именно монтаж лежит в основе создания звукового образа, который, по определению А.А. Шереля, представляет собой «совокупность звуковых (речевых, музыкальных, шумовых) элементов, создающих посредством ассоциаций в обобщенном виде представление о материальном объекте, явлении, характере человека»10[8].

Выделим формы назначения и использования монтажа:


      •       сокращение текста;

      •       композиционное перемещение фрагментов документальных записей в их сочетаниях с авторским текстом;

      •       уплотнение времени;

      •       использование звуковых выразительных средств в виде фона, декорации согласно замыслу автора и характеру материала;

      •       создание различных временных и пространственных планов, характеристика через них времени и места действия, показа событий с разных точек звуковой записи;

      •       использование контраста разных выразительных средств, как приема сталкивания различных смысловых, психологических ситуаций, сцен, планов;

      •       использование ассоциативного, последовательного, параллельного приемов при движении сюжета;

      •       создание целостной композиции радиопроизведения.

 

Технические приемы осуществления монтажа также весьма разнообразны. В числе первого и наиболее простого следует назвать монтаж встык, когда формообразующие элементы звуковые выразительные средства следуют друг за другом без пауз.

При монтаже используются в разных вариантах сила звучания (повышение, понижение, контраст), пауза, наложение одного выразительного средства на другое (слово на музыку, шумы в различных вариантах их сочетаемости, продолжительность звучания того или иного средства).

Набор различных способов монтажа позволяет добиться в каждом конкретном случае наибольшей выразительности и правдивости звукового изображения. Поэтому при выборе варианта монтажа необходимо руководствоваться его целесообразностью с точки зрения достоверности, выразительности, сочетаемости фрагментов литературного текста и звуковых средств, художественным замыслом. Удачно подобранный способ монтажа может создавать дополнительные нетекстовые образы и эффекты воздействия на эмоции слушателей.

В каждом из жанров монтаж сочетает формообразующие элементы сообразно его задаче, сложности структуры, объема и характера материала. Спектр применения монтажа определяется особенностями и возможностями жанров: функционально-предметными, стилистическими, акустическими.

В информационном радиособщении встречается монтаж в его самых простейших, но и самых значительных формах: отборе фактов и их изложении, а также расположении в структуре программы, ее верстке. В радиорассказе, радиокомпозиции монтаж используется как одно из главных средств создания звукового образа. Монтаж подчинен функции жанра, его нацеленности на решение конкретной задачи и в свою очередь предопределяет архитектонику жанра, внутренние связи и тем самым реализацию этих самых задач. Такова диалектика творческого процесса, в котором замысел «ведет» весь этот процесс, а готовое произведение раскрывает своим содержанием путь движения и его результат.

Таким образом, все выразительные формообразующие средства радиовещания помогают отразить звуковую картину действительности под определенным углом зрения, конкретным жанром, с помощью различных творческих методов. Взаимодействуя друг с другом, соподчиняясь друг другу, они создают содержательное и акустическое единство целостного произведения.

В работе над сложными документально-художественными радиожанрами большую помощь журналисту оказывает радиорежиссер и звукорежиссер. Но и журналист должен представлять возможности звукового материала, изучать особенности и приемы использования музыки, шумов, возможности студийного монтажа. Это поможет ему эффективнее проводить документальные записи на месте, представлять сферу использования звуковых выразительных средств при написании сценария будущего произведения, его литературного текста.

 

Контрольные вопросы к разделу главы

 


  1. 1.        В чем состоит специфика радиокоммуникации?

  2. 2.        Какова природа выразительных средств радиовещания?

  3. 3.        В чем заключаются психологические особенности слухового восприятия?

  4. 4.        Какова роль музыки в радиовещании? Опишите ее функции в журналистских текстах.

  5. 5.        Как взаимодействуют слово и музыка?

  6. 6.        Назовите функции документальных шумов в звучащей радиопублицистике.

  7. 7.        Какова роль монтажа (техническая, композиционная, художественная) в структуре радиотекста?

  8. 8.        Что такое звуковой образ в радиопублицистике и как он создается?

  9. 9.        Запишите сложную в структурном отношении радиопередачу. Рассмотрите монтажные «стыки». Чем они оправданы, как выполнены, с какой целью использованы различные компоненты?

в начало

 

ПОНЯТИЕ О ЖАНРЕ



 

В переводе с французского слово «жанр» обозначает «вид», «род». В каждом виде искусств существуют свои подходы к определению этого понятия, но они базируются на общей основе – практике функционирования этих видов искусств на протяжении определенного времени. Специфика же различных видов искусств вносит свои коррективы в толкование жанров.

Жанр есть родовая память творческих сфер деятельности (литературы, музыки, театра, кино, изобразительного искусства и публицистики, в том числе). Это тип отражения действительности и организации собранного материала для решения конкретной задачи средствами, предоставленными автору видом творчества, его особенностями и возможностями.

Публицистика ближе всего стоит к литературному творчеству, так как имеет дело со словом. Основа журналистских жанров – речевая, и поэтому их следует отнести к речевым жанрам, хотя в радиовещании широко используется и музыка.

В литературе «жанр – это исторически складывающийся тип литературного произведения, в теоретическом понятии о жанре обобщаются черты, свойственные более или менее обширной группе произведений какой-либо эпохи, данной нации или мировой культуре вообще»11[9].

Как видим, здесь в подходе к жанру положены временные признаки (исторические), содержательные (обобщающие признаки произведений определенной группы) и статистические. Это довольно общее определение. Но надо заметить, что внутри литературоведения существуют разные толкования понятия «жанр». Так, одно из них считает публицистику тоже жанром.

Музыкальный жанр описывается как «многозначное понятие, характеризующее исторически сложившиеся роды и виды музыкальных произведений в связи с их происхождением и жизненным назначением, способом и условиями (местом) исполнения и восприятия, а также особенностями содержания и формы»12[10]. Здесь уже просматриваются более конкретные жанровые признаки, из которых обратим внимание на «назначение» произведения.

В определении жанров в журналистике, особенно в последнее время, в большей степени учитывается их функциональная направленность, так как журналистика – такой вид творческой деятельности, который связан с задачами открытого публицистического воздействия на общество.

В основе любой деятельности лежит удовлетворение человеком его потребностей. Социальные потребности в информировании аудитории, государственном, идеологическом управлении массами и вызывает к жизни журналистику как средство отражения и формирования общественного мнения, воздействия на умы и чувства людей с определенными целями. Потребность рождает задачу, цель, которые осуществляются, материализуются с помощью функции, предмета и метода.

Главное в понимании жанра, его признаков – функция, но она не существует сама по себе. Как только появляется задача, возникает и предмет, который она предопределяет, на который она направлена, чтобы воплотиться. Поэтому речь идет о функционально-предметном подходе к жанру.

А теперь «анатомируем» творческий процесс журналиста и уясним, как каждый этап его творческого труда влияет на природу жанра.

Итак, потребность общества определяет задачу и цель, которая ведет к ее решению и удовлетворению потребности: в таком случае все действия будут подчинены поиску необходимых материалов, набору «инструментов», способов работы, выполнению определенных операций.

Задача – это набор представляемых операций, которые должны воплотиться в творческом действии для удовлетворения определенных потребностей, обусловленных путем их достижения.

Цель – рубеж, фокусирующий в себе потребность и обозначающий путь ее достижения.

Функция, в переводе с латинского «исполнение» – это возможность данного «механизма», устройства, приспособления, органа, с помощью которого выполняются целевые действия, овладеть необходимыми средствами для решения поставленной задачи. Это – задача в действии, в процессе достижения цели, это обязанности, созданные потребностью, отношение между тем, что надо выполнить, выполнением и результатом.

Предмет – конкретный материал для изучения, воплощающийся в журналистское произведение, это информационная база, необходимая для решения журналистской задачи: факты, события, явления, ситуации, отношения между ними, процесс их развития, это сведения, порождающие мысли человека.

Метод – набор способов, приемов для решения задачи, овладения предметом (наблюдение, изучение, осмысление и т.д.), написание материала.

Содержание и форма – творчески воплощенная задача в определенном тексте, готовый результат, выраженный в законченном журналистском произведении. Под текстом понимается не «газетный фрагмент», а принятое в современной науке воплощенное в форму содержание (музыкальный текст, телевизионный текст и т.д.). Функция, предмет, метод, содержание и форма находятся в теснейшем взаимодействии, так как создание произведения есть творческий процесс.

Жанр обладает набором признаков, которые опять-таки определяются его задачей и характером материала. Каждый жанр имеет внутренний вектор для воплощения материала. Он также обусловливается вектором функции, ее колебаниями в каждом конкретном случае. И эти функциональные колебания зависят от задач, стоящих перед журналистом, от традиции редакции, от места произведения в программе.

Любая задача требует для своего решения определенных средств, формообразующих, композиционных, лексических, акустических. Каждый жанр призван отражать действительность с необходимой глубиной, охватом документального материала, поэтому жанры отличаются между собой и масштабом отражения и обобщения. Решая разные по сложности задачи, журналист оперирует разным временем и пространством. Объем материала – тоже одно из существенных качеств жанра. Чем больше объем произведения, тем сложнее его композиция, внутренние связи всех его компонентов.

В жанре проявляется не только отраженный материал, но и сам автор, его отношение к фактам, событиям, явлениям. Поэтому каждый жанр имеет разную степень самовыражения автора.

Особенности жанров радиожурналистики обусловливаются, как уже подчеркивалось, спецификой радиоканала и формой воплощения речевого общения. Они оперируют живым словом. Многие жанры радиожурналистики, призванные решать полифункциональные задачи воздействия на слушателей, пришли в эфир из обычного бытового общения. Они видоизменились под влиянием литературного творчества, стали сложнее, многограннее, потеряв непосредственный контакт со слушателем, который является мощным саморегулирующим фактором речевого общения. Но направленность на аудиторию, обращенность к слушателю в радиожанрах остались в опосредованной форме и проявляются разными способами: от прямого обращения до введения в текст различных регулятивных приемов. Жанры речевого общения на радио приобрели и новое качество – художественные средства организации текста.

Ранее уже говорилось о том, как важно интонационное проявление в живой речи. Векторы функционального проявления разных жанров включают в себя широкий спектр варьирования интонацией, обусловленного задачами конкретного материала.

В информационных жанрах тональность радиосообщения, интервью, репортажа определены задачей: сообщить новость, рассказать о событии, быть посредником между человеком, владеющим актуальными сведениями, компетентным мнением и аудиторией. Но даже в этих, казалось бы жестких рамках, вариации колебания тональности могут быть существенными: от сухого чтения официальной новости до яркого, «объемного» исполнения информационного сообщения, касающегося всех слушателей. Образцом такого чтения были сообщения о важнейших событиях в жизни страны, передаваемые в эфир Юрием Левитаном, спортивные репортажи Вадима Синявского, Николая Озерова.

Время всегда определяло общую тональность вещания, и это сказывалось в информационной журналистике. О том, как это ощущение времени переплавлялось в работу у микрофона в 30-е годы, вспоминает Ю. Левитан: «Сама атмосфера тех лет – напряженный ритм строек, массовый энтузиазм, трудовые рекорды – накладывали отпечаток на нашу работу. Роль диктора мне виделась тогда не только публицистической, но и торжественной: казалось, что лишь так и можно было передать величественный размах происходящих в стране событий, гордость за нее, причастность каждого к делу строительства социализма». Это чисто историческая цитата. Она любопытна тем, что показывает нам, как понималась и использовалась роль диктора в чтении информационных материалов.

Интонационный спектр более широк в аналитических жанрах, так как они призваны открыто воздействовать на слушателей. Отсюда вытекают и особенности тонального обращения к аудитории. Хорошо известно воздействие ораторской публицистики – оно было одним из составляющих радиопрограмм еще на заре становления отечественного вещания. Оно определяется не только смыслом, содержанием текста, приемами полемики, риторики, но и в значительной степени тем, как произносится речь: темпераментом личности, артистизмом, знанием психологии аудитории и конкретного настроения тех ее групп, к которым обращено выступление.

Не меньшими возможностями активного воздействия на радиослушателей располагает и интонация интимности, на которой строятся некоторые типы бесед и разговоры по душам со слушателями.

Документально-художественные жанры, включающие разнообразные элементы разных текстов, обладают огромным спектром тональности. Интонации речевых фрагментов, зависящие от множества факторов конкретного высказывания в контексте определенного общения, практически безграничны в своих эмоционально-смысловых проявлениях.

Чем сложнее задачу выполняет речевой жанр, чем объемнее его внутренняя структура, тем ярче и разнообразнее проявляются возможности интонационного раскрытия личности в речевом общении.

Итак, эта несколько упрощенная схема помогла понять механизмы жанра, его внутреннее устройство и отразить его главные характеристики и признаки.

Весь творческий процесс, который был описан выше, един. Деление его на этапы произведено нами было условно, чтобы теоретически осмыслить работу журналиста.

Следует еще раз подчеркнуть особенность жанров. Они очень подвижны и зачастую не имеют четких границ, что ставит иногда в затруднение при жанровом определении конкретного материала. Такая динамика и размытость очертаний объясняются спецификой публицистического творчества, разнообразием его методов и индивидуальными подходами журналистов к созданию произведения.

Для более глубокого понимания жанра требуется еще одно существенное дополнение: жанры функционируют не изолированно, а в системе. Каждый жанр в процессе своего развития проходит определенную эволюцию в соседстве с другими жанрами. И это взаимодействие жанров накладывает свой отпечаток на их развитие и внутреннее устройство. Многообразие задач, обусловливающее многообразие жанров, объединяет их в некую целостность – систему, которая регулирует их взаимозависимость, их внутренние и внешние связи.

 

Контрольные вопросы к разделу главы

 


  1. 1.        Что такое «жанр»?

  2. 2.        В чем состоит особенность речевых жанров?

  3. 3.        Каково взаимодействие функции и предмета в процессе работы журналиста?

  4. 4.        В чем заключается специфика жанров радиожурналистики?

  5. 5.        Перечислите основные категории жанра, определяющие творческий процесс создания произведения.

  6. 6.        Послушайте различные передачи по радио. Охарактеризуйте их жанровую принадлежность.

в начало

 

СИСТЕМА ЖАНРОВ РАДИОЖУРНАЛИСТИКИ



 

Система по самому общему определению – есть целостность, все элементы которой составляют некое единство и подчинены выполнению общей функции.

Радиожурналистика входит в систему средств массовой коммуникации, поэтому для более панорамного представления особенностей жанров на радио рассмотрим некоторые системные взаимосвязи на более широком и в то же время сравнительном уровне.

Генезис и эволюция жанров – сложный процесс, он зависит не только от исторических условий, закономерностей внутреннего развития жанра, но обусловливается и жанровым окружением в своем канале коммуникации, а также воздействием других, соседних каналов. Ибо любое взаимодействие в публицистике осуществляется не только по вертикали, но и по горизонтали, а пространство этих горизонталей может быть довольно широким.

Жанры в печати, на радио, телевидении родственны. Их объединяет общность основной функции журналистики – отражение и формирование общественного мнения, которую каждая из систем передачи информации решает своими средствами, определенными природой и спецификой коммуникационного канала.

Так, в печати это – написанное слово и запечатленное изображение (фотография, рисунок, репродукция живописной картины), на радио – звучащая действительность (речь, музыка, шумы), на телевидении – звукозрительное отражение действительности. Но в каждом коммуникационном канале некоторые жанры приобретают свои характерные особенности: оперативность, достоверность, выразительность и т.д., которые обусловлены техническими возможностями канала и их творческим использованием.

Система жанров в каждом коммуникационном канале складывалась исторически. Их эволюция была тесно связана с политической жизнью общества, т.е. теми задачами, которые решали журналисты в различные периоды жизни страны. В электронных средствах они во многом зависели от развития техники. Так, появление звукозаписи в начале 30-х годов было настоящей революцией в радиовещании. Возможность записи передачи на пленку, консервирование ее, монтирование оказало благотворное воздействие на жизнь жанров, появление среди них новых жанров и их разновидностей. Именно в это время стал в полной мере применятся монтаж в самых разных его проявлениях, в первую очередь в художественной организации текста. Изобретение и использование видеозаписи имело не меньшее значение для телевидения.

Жанры и формы вещания на радио развивались под влиянием самых разных факторов: устной пропаганды, эстрады, речевых форм общения, газетных текстов, читаемых в микрофон, освоения собственной специфики. Сыграли свою роль кино и театр. Но все-таки наибольшее влияние на вещание, особенно на первых порах становления радиопрограмм и жанров, в 20–30-е годы оказала газета. В.Н. Ружников характеризует эволюцию радиожанров, как процесс движения «от газетных жанров, через радиогазетные – к жанрам современной радиожурналистики»13[11].

К этому следует добавить: определенное воздействие на становление, развитие системы жанров радиожурналистики оказали и «живые» передачи (лекции, беседы, доклады общественных деятелей, выступления у микрофона писателей, ученых, специалистов), а позже – внестудийные формы (радиомитинги, радиособрания, радиопереклички).

Развитие внестудийных передач, как отмечал Ю.А. Летунов, объяснялось не только поиском наиболее действенных форм и жанров вещания, поиском, который определялся внутренним законом развития радиожурналистики: «Внестудийные передачи были вызваны к жизни и общественно-политическими причинами, надо было добиться высокой оперативности и главное – максимальной убедительности передач»14[12].

Предметом нашего рассмотрения не является художественное вещание, но оно также оказывало заметное влияние на документальную радиопублицистику.

Таким образом, в периоды становления регулярного и массового вещания система жанров вбирала в себя и перерабатывала сообразно политическим задачам и своим внутренним возможностям несколько потоков: газетные тексты, устное речевое общение и формирующиеся собственные жанры. Позже радиовещание испытывало влияние и телевидения. Наличие параллельного, родственного по природе канала коммуникации, работавшего на одну и ту же аудиторию – со своими средствами, способами отражения действительности, способствовало более активному использованию радиовещанием своих возможностей.

Целостную систему современных жанров радиожурналистики можно охарактеризовать как совокупность жанров, динамические связи которых (как внутренние, так и внешние) определяются:


      •       потребностями отражения социальной жизни с целью информирования, воздействия на общественное мнение;

      •       функционированием радиожурналистики в системе массовых коммуникаций;

      •       единым типом творчества – публицистическим;

      •       функциями жанров, внутренними закономерностями их развития, их взаимодействием.

 

Система жанров – подвижная, гибкая, меняющаяся структура. Для нее характерно взаимодействие, взаимовлияние, взаимопроникновение жанров, их модификация, сообразно постоянно меняющимся задачам отражения жизни общества.

Журналистика решает триединую задачу, выражающуюся:


      •       в сообщении фактов;

      •       в оценке, анализе, интерпретации фактов, событий, явлений;

      •       в изображении фактов, событий, явлений.

 

Эти три основные задачи формируют и три группы жанров:

 


    •      информационные;

    •        аналитические;

      •        документально-художественные.

 

По функционально-предметным признакам, в основе которых лежит рассмотрение содержания журналистского произведения, жанры распределяются по группам так:

 

Информационные жанры:

 


      •          радиосообщение;

      •          радиообзор печати;

      •          радиоотчет;

      •          информационная корреспонденция;

      •          информационное радиоинтервью;

      •          информационный радиорепортаж.

 

Аналитические жанры:

 


      •          аналитическое радиоинтервью;

      •          аналитическая радиокорреспонденция;

      •          аналитический радиорепортаж;

      •          радиорецензия;

      •          письмо;

      •          радиобеседа;

      •          радиокомментарий;

      •          радиообозрение;

      •          дискуссия на радио;

      •          радиоречь;

      •          журналистское расследование на радио.

 

Документально-художественные жанры:

 


      •          радиоочерк;

      •          радиозарисовка;

      •          радиорассказ;

      •          радиофельетон;

      •          радиокомпозиция.

 

Жанры в своей совокупности представляют собой некую условную «цепочку», свернутую в «спираль». Расположение жанров в каждой из названных групп определяется движением от более простых форм к более сложным в структурном отношении, постепенным обогащением своего фактического материала и приобретением в связи с этим иного функционально-предметного качества. Особенно ярко эти свойства проявляются в группе информационных жанров. Так, например, радиокорреспонденция, радиоинтервью, радиорепортаж, жанры в своей основе информационные, тяготеют к аналитической группе и при определенном насыщении элементами оценок переходят в соседнюю группу.

По форме звучания в эфире жанры делятся на следующие, группы.

 

Монологические жанры:

 


      •          информационное радиосообщение;

      •          радиообзор печати;

      •          радиоотчет;

      •          радиокорреспонденция;

      •          письмо;

      •          радиорецензия;

      •          радиокомментарий;

      •          радиобеседа;

      •          радиоречь;

      •          радиозарисовка.

 

Диалогические жанры:

 


      •          радиоинтервью;

      •          радиобеседа;

      •          радиодискуссия.

 

Синтетические жанры:

(в них используются все звуковые средства вещания)

 


      •          радиоотчет;

      •          радиокорреспонденция;

      •          радиорепортаж;

      •          радиорецензия;

      •          радиообозрение;

      •          радиоочерк;

      •          радиозарисовка;

      •          радиорассказ;

      •          радиофельетон;

      •          радиокомпозиция.

 

Как мы видим, некоторые жанры не закреплены жестко в своих групповых «гнездах». Эта подвижность определяется, как уже подчеркивалось, изменением задач выступления, смещением функциональных акцентов: на информационное отражение фактов или их анализ, или их изображение.

Форма звучания тоже варьируется: некоторые жанры бытуют в монологическом варианте, а с включением звучащих элементов в радиоотчет, звуковых иллюстраций в радиорецензию, радиообозрение – переходят в группу синтетических жанров.

Вообще между жанрами нет жестких границ. Элементы одних жанров могут входить в другие, более сложные в структурном отношении жанры. Это связано с тем, что при решении конкретной задачи журналист сталкивается с необходимостью обращения к разным методам, которые чаще используются в других жанрах – так «распоряжается» творческая задача жанра. Видоизменение задачи трансформирует методы, их практическое применение. Вообще взаимоотношения функции, предмета и метода подвижны, многообразны и взаимообусловлены.

И, тем не менее, каждый жанр в системе суверенен. Вступая в определенные отношения с другими жанрами, он дифференцирует среду отражения и проявляет динамику отношений между жанрами по своим законам. М.М. Бахтин, говоря о взаимодействии жанров, подчеркивал характер влияния одних жанров на другие: «Никогда новый жанр, рождаясь на свет, не отменяет и не заменяет уже существующих жанров. Всякий новый жанр только дополняет старые, только расширяет круг уже существующих жанров. Ведь каждый жанр имеет свою преимущественную сферу, по отношению к которой он незаменим.

Но в то же время каждый существенный и значительный жанр, однажды появившись, оказывает воздействие на весь круг старых жанров: новый жанр делает старые жанры, так сказать, более сознательными, он заставляет их лучше осознать свои возможности и границы»15[13]. Кроме того, появление нового жанра влияет на связи между старыми жанрами.

Однако «живая» жизнь жанров настолько подвижна, что требует рассмотрения второго, внутреннего плана их взаимодействия. Все категории жанра находятся в диалектическом взаимодействии, которое подчинено динамике решения определенной задачи, воплощению замысла всеми необходимыми публицистическими и художественными средствами в ходе творческого процесса.

Рассмотрев теорию жанра и его категории (функция – предмет – метод – содержание – форма) в общем плане, теперь подробнее остановимся на трансформации жанров, происходящей во время создания произведения, т.е. межжанровом взаимодействии.

Предмет, который предопределяет функция, являет собой предлежащий материал, базу для изучения, осмысления, творческого освоения. Содержание и форма – готовый продукт творческой деятельности. Метод – центральная категория, воплощающая в себя процесс творчества и превращение «сырого» материала в произведение. Поэтому взаимоотношения метода и жанра проявляют самые существенные стороны этого процесса. «Выбор жанра для публикации диктует журналисту определяющие методы сбора материала. В свою очередь вариации методов познания, исследования действительности не остаются бесследными для эволюции жанров»16[14], – пишет В.В. Ученова. Естественно, выбор жанра и характер собранного различными методами материала влияют и на использование в литературной работе разнообразных методов.

Функция и предмет носят объективный характер. Использование же и воплощение творческих методов более индивидуально, субъективно.

Рассмотрим трансформацию фактического материала под воздействием изменяющейся функции в разных группах жанровой системы.

Информационное сообщение, отвечающее первостепенной задаче – сообщение фактов, лежит в основе всей журналистики. Информационные жанры «насыщаются» фактическими сведениями в зависимости от конкретного жанра. Отчет, репортаж подчиняют факты (отбор, элементы комментирования, подача, обрисовка) своей задаче: рассказать о событии. Методы наблюдения, повествования, обобщения диктуют условия отбора фактов, их монтаж, их сцепление, сюжетное движение. В интервью, оперирующем одноименным методом (опроса), факты подчиняются логике раскрытия темы, проявляются в ином движении, монтаже вопросов, внутреннем развитии мысли.

Уже в этих жанрах, информационных в своей основе, начинают проявляться элементы оценки (отбор фактов, их характеристика, акценты) и элементы описания (места действия, времени ситуаций), портретные характеристики.

В аналитических жанрах, естественно, присутствует фактическая основа, но факты выстраиваются в иной связи между собой. Они подчинены основной функции этих жанров: анализу, интерпретации. Оценка выходит на передний план, она – сердцевина авторских размышлений, умозаключений. Методы работы: подбор фактов, осмысление событий подчинены наиболее полному, всестороннему, глубокому взгляду на предмет публицистического исследования. Аналитические жанры базируются на информационных. Они существуют и необходимы только потому, что о событии уже заявлено средствами информационных жанров.

Документально-художественные жанры также включают в себя факты, анализ, но уже на ином уровне. Их главная функция – показать факты, события, явления, исследовать их документально-художественными средствами – определяет трансформацию творческих методов и связей всех структурных элементов текста. Наблюдение, интервью, описание, повествование, размышления подчинены не сообщению этих сведений, не их прямой публицистической оценке, а раскрытию социального характера, проблемы, изучению явлений, представляющих значительный социальный интерес для аудитории.

Таким образом, жанры, объединяясь в систему, соотносят свои задачи и возможности их решения с задачами и возможностями жанров самых различных групп.

Другой важной составляющей структуры системы жанров является использование одними жанрами элементов других, смежных. Такое взаимодействие опять-таки обусловлено разновидностями функций и их естественным «переплетением» в рамках одного текста при решении конкретной задачи и тем самым – использовании различных методов для их решения. Однако следует подчеркнуть: мозаичность сложного в структурном отношении жанра подчинена его основной функции, его назначению. Поэтому органичное сцепление элементов – непременное условие для создания полноценного текста. Каждый элемент в структуре соподчинен общей задаче. Если этого не происходит, жанр «рассыпается», теряет свое «лицо», не производит ожидаемого воздействия на слушателя, так как слушатель психологически приготовился к восприятию заявленного жанра, и эти ощущения у него сложились на основе предыдущего опыта общения с радиопередачами. Начинающему радиожурналисту нужно обратить на это особое внимание и не увлекаться, скажем, элементами интервью в репортаже, описанием в интервью и т.д.

Межжанровое взаимодействие начинает проявляться уже в жанрах информационных – в радиоинтервью и радиорепортаже. В них могут присутствовать элементы комментария, зарисовки, обозрения.

Особенно разнообразна структурная палитра документально-художественных жанров. Они могут вбирать в себя элементы почти всех других жанров (даже элементы жанров художественного вещания). Но это вовсе не значит, что их использование является непременным условием. Они присутствуют только в том случае, когда в них возникает творческая необходимость.

Обратим внимание на важную деталь: к использованию других методов и элементов смежных жанров прибегают жанры, решающие более сложные задачи. Так, элементы зарисовочного описания в начале интервью дают возможность слушателям представить обстановку общения. Элементы комментария – оттенить оценочную сторону материала. Элементы интервью в репортаже помогают точнее, интереснее нарисовать картину происходящего события, вносят речевое разнообразие в текст.

Мастерство радиожурналиста состоит в том, чтобы овладеть всеми творческими методами, уметь использовать богатейшие возможности звучащего слова и всю палитру акустических красок для эффективного воздействия на слушателей.

Таким образом, функционально-предметная основа служит надежным теоретическим инструментом и для уяснения специфики отдельных жанров и их разновидностей.

Каждый жанр имеет свой диапазон, в котором действует журналист, решая творческую задачу. Эти диапазоны могут быть более узкими или более широкими в зависимости от задач и особенностей конкретного жанра. Они и предполагают использование всего, что может пригодиться тому или иному жанру, дают творческий простор на всех стадиях работы: от сбора материала до его воплощения. В этих диапазонах и проявляются разновидности жанров.

Их появление вызвано «колебаниями» основной задачи жанра. Жанр всегда сохраняет свою функционально-предметную основу, остается самим собой, но исследование материала, его осмысление, использование жанрового потенциала смещаются в зависимости от того, что выходит на первый план: факты, события, человек, проблема, время, социальные ситуации. Функциональные колебания могут зависеть и от угла зрения на предмет, степени журналистского изучения, масштаба обобщения, глубины анализа. Жанровые разновидности определяются также качеством применения творческих методов, их направленностью на предмет изучения.

Границы между разновидностями того или иного жанра также бывают размытыми. Разновидности делают систему жанров еще более подвижной, гибкой.

Тональность, характерная для каждого жанра, как уже говорилось, понятие не постоянное, а колеблющееся, зависящее от объективных обстоятельств, творческих предпочтений журналиста, его голосовых данных.

Каждый из жанров по-своему отражает время и пространство. Причем, следует различать время самого события, время звучания материала в эфире и время, сфокусированное в тексте произведения. Поэтому важным фактором является объем произведения. В жанрах, обладающих значительным объемом, а он обусловлен функциями жанра и его предметом, а также местом в радиопрограмме, автор получает возможность по-иному использовать все элементы, наполняющие его произведение: документальные записи, собственный текст, музыку, шумы.

Функции и предмет журналистского отражения предопределяют и степень проявления личности автора в произведении: от отбора фактов в информационном сообщении, интерпретации фактов, событий, явлений в аналитических жанрах, их монтаже в программах новостей до присутствия автора в качестве лирического персонажа в радиоочерке или радиорассказе.

Жанры функционируют в контексте вещательной программы, и это также накладывает свой отпечаток на их взаимодействие.

В конкретной программе происходит, как правило, внешнее сцепление жанров. И это взаимодействие зависит от типа передачи, от ее обращенности к своей аудитории, от ролевого поведения ведущего, от того, что наполняет программу.

Простейшие примеры. В выпусках новостей часто звучат актуальные сообщения, требующие детализации, оценки. Самый распространенный прием монтажа, обусловленный необходимостью развития фактического материала: информационное сообщение дополняется радиокорреспонденцией, небольшим комментарием, радиоинтервью с экспертом, кратко, но компетентно анализирующим происшедшее событие. В сложных в структурном отношении передачах сборного типа эти взаимосвязи разнообразнее и сложнее.

Публицистика как вид творчества соседствует с наукой и художественной литературой. Их сферы не только соприкасаются, но в определенной степени проникают друг в друга на своем «пограничье». Объективность, точность, документальность, к которой стремится журналистика в сообщении новостей, смыкается с научным изложением фактов. Жанры документально-художественные соприкасаются с художественной литературой. Поэтому очерк, фельетон – жанры пограничные. И степень их художественности, которая органично соединяется с документальной основой (образность выражения, показ типических, ярких фигур) зависит от степени таланта и мастерства автора.

Ранее шла речь о художественности в самом прямом смысле, но все жанры публицистики в той или иной мере имеют отношение к художественной организации текста. В информационном сообщении элементы художественной организации текста присутствуют лишь в начальном состоянии. По мере усложнения задач и способов их воплощения увеличивается использование художественных приемов. Композиция не только жанрообразующий элемент формы, структурирующий материал, но и способ отношения к материалу. В документально-художественных жанрах элементы художественности проявляются открыто – в использовании всего арсенала выразительных средств.

Уже отмечалось, какие изменения происходят с жанрами в современном эфире. Испытывает воздействие времени и вся система жанров. Среди главных особенностей ее модификации – преодоление письменных текстов и обращение к естественной разговорной речи. Еще в начале 30-х годов В. Шкловский, призывая к использованию живой речи, имеющей важные преимущества для слухового восприятия, писал: «...преодоление письменной речи – это одна из задач радио. Радио только восстанавливает настоящую речь. Нужно освободить слово от графики! Ведь та грамматика, тот синтаксис, которые созданы в речи – это условность. В живой речи ее не существует. В живой речи существует диалог и диалог с несуществующей фразой, которая держится на интонации. А мы пользуемся вот этими мертвыми, графическими, литературными фразами. Мне кажется, что на радио основной задачей является – бросить читать»17[15].

Естественно, этот призыв не был услышан и не мог быть услышан в то время. И только в 90-е годы радио стало обретать естественность общения со слушателями с помощью живой импровизированной речи.

Да, радиожурналистика долгие годы была в основном «письменной», и это проявлялось в обращенности не к конкретному слушателю, а ко всей аудитории сразу или к ее значительным группам. Но дело не только в письменной основе жанров нашего прошлого радиовещания. Эти письменные тексты строились к тому же на жестко организованной политической основе. С переходом на свободный бесцензурный эфир во главу угла стало ставиться непосредственное общение со слушателями, иные задачи воздействия стали менять формы высказываний и содержание жанров.

Отход от прямого решения идеологических задач, пропагандистски-агитационно-организаторских функций вешания сказался на принципах внутренней организации текста, проявляющейся не только в содержании, что само собой разумеется, но и на иных лексических, грамматических, стилистических, тональных связях между его внутренними компонентами.

Все активнее проявляется разговорная природа речевых жанров, их нацеленность на непосредственного слушателя, на участника диалога. Формы диалогизации становятся разнообразнее: к прямому диалогу с участием двух и более собеседников добавляется диалог «разыгранный» (грамматически, стилистически, тонально). Диалогизируется и такой жанр как радиоочерк, в нем все больше звучит разговоров. И комментарий – когда ведущий беседует с человеком, приглашенным для оценки актуального события.

Итак, становление, функционирование системы жанров радиожурналистики представляет собой сложный исторический процесс, зависящий от политической жизни общества, совершенствования техники, собственного внутреннего развития. Он характеризуется динамикой всех его компонентов. Этот процесс тесно связан с ролью радио, которую оно играет в системе массовых коммуникаций и в жизни людей, трансформацией радиожанров в ходе освоения возможностей радиожурналистики в контексте меняющихся отношений с аудиторией.

 

Контрольные вопросы к разделу главы

 


  1. 1.        Что объединяет жанры радиожурналистики в систему?

  2. 2.        Чем предопределяется деление жанров на три основные группы?

  3. 3.        Перечислите признаки жанров, входящих в информационную группу.

  4. 4.        В каких случаях журналист обращается к элементам анализа, работая над информационными жанрами?

  5. 5.        В чем состоят особенности аналитических радиожанров? Как используются в них факты?

  6. 6.        Как соотносится факт, анализ, художественное изображение в текстах документально-художественных жанров?

  7. 7.        Что такое разновидности жанра? Чем обусловлено деление жанра на разные виды?

  8. 8.        Проанализируйте программу передач крупной радиостанции (к примеру, «Радио России»), опубликованную в газете, с точки зрения жанрового наполнения. Обратите внимание на то, как она формируется, какие принципы положены в основу использования разных жанров в ее контексте?



следующая страница >>